Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Как-то мадам Помфри уехала, и замещать её в больничном крыле оставили профессора Снейпа.
Приходит Дамблдор.
-Значит, директор, вы говорите, что пришли ко мне потому, что остальных преподавателей беспокоит ваша любовь к шерстяным носкам?
-Да, все верно.
-Но ведь это совершенно нормально. Многие предпочитают шерстяные носки. Я тоже люблю шерстяные носки.
-Правда, Северус? А как вы их любите? С маслом и уксусом или просто с лимоном?

Список фандомов

Гарри Поттер[18458]
Оригинальные произведения[1235]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12640 авторов
- 26929 фиков
- 8581 анекдотов
- 17649 перлов
- 659 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Так ли уж хорошо смеётся последний?

Автор/-ы, переводчик/-и: Galit
Бета:Venom_VR
Рейтинг:PG
Размер:мини
Пейринг:ГП/СС
Жанр:Drama
Отказ:Гарри Поттер, характеры, имена и названия принадлежат J. K. Rowling и Warner Bros. Коммерческую прибыль не извлекаю, ничьих прав своими действиями не нарушаю.
Цикл:"Философский" [8]
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Согласно крылатому выражению, хорошо смеётся исключительно тот, кто смеётся последним. Но насколько хорошо при этом чувствует себя сам «последний»... да и весел ли его смех?
Комментарии:
Каталог:Пост-Хогвартс, Книги 1-7, Обмен телами
Предупреждения:слэш, OOC
Статус:Закончен
Выложен:2010.06.21 (последнее обновление: 2010.06.21 23:19:45)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [8]
 фик был просмотрен 8022 раз(-a)


Сколько с ним было бед,
Сколько с ним было слёз,
Он мне беду принёс,
А на суду да не держал ответ!

(Елена Ваенга, «Бережок»)

Ловушка, которую Деннис устроил, собираясь заняться выведением затерявшегося «Я» босса в реальность из лабиринтов его же подсознания, была довольно хитроумной: судя по вполне достигшим своей цели проклятиям, ему противостоял некто опытный, изобретательный и хладнокровный, и никакие предосторожности не являлись чрезмерными. Криви не мог, не имел права позволить противнику заподозрить неладное, и поэтому наложенные им на входную дверь Охранные чары были весьма сложными, многослойными, реагируя лишь в том случае, если пытающийся пройти обладал достаточными силой и знаниями, чтобы распознать и решить снять слой за слоем.

И вот здесь-то и начиналась более коварная часть плана: побившись над распутыванием достаточно сложных запирающих чар, затратив немало усилий, непрошенный визитёр на каком-то этапе «справлялся» с ними… не подозревая, что тем самым приводит в действие («Тебе только сценарии для квестов писать», — вполголоса буркнул посвящаемый во все тонкости Гарри) последний «уровень сложности». Насколько Криви мог судить из своего опыта, охваченный закономерным удовлетворением от подтверждения своих талантов и упивающийся чувством превосходства над аврорами гость должен был пройти внутрь… а вот уже там повстречаться с непосредственно ловушкой и попасться, «словно глупая самодовольная мышь, ловко утянувшая кусочек лакомства из мышеловки лишь затем, чтобы благодаря собственной хитроумности и изворотливости за первым же поворотом оказаться в лапах поджидающей кошки». Комбинация Незримых Пут и Высшей Справедливости, соподчинённых плетений, каждое из которых само по себе замысловато совмещало обездвиживающие и смущающие заклинания, в сочетании с несколькими вариациями Безмолвия, оставляла подвергшегося ей человека полностью парализованным, не лишая сознания, но и не позволяя снять сковывающих его чар ни голосом, ни невербально — что и произошло с сегодняшним пленником.

Первоначальный шок довольно быстро сменился злостью, и с обездвиженным Перси Уизли не церемонились: конфискация волшебной палочки, накапанный в рот Веритасерум, сменившие полное оцепенение Кандальные чары, равнодушно отбитая попытка нападения, а в результате — скулящий, жалкий, с трудом узнаваемый комок на дорогом поттеровском ковре. Большой опыт, бесспорный профессионализм и мрачная решимость допрашивающих — и всё, через некоторое время действие зелья Правды закончилось. Но признание уже прозвучало — банальная, по сути, история: жажда власти и сопутствующего ей благосостояния, «хроническая язвенная болезнь самолюбия с недержанием желаний и опущением морали», по выражению обозлённого Денниса.

С детства Перси нравилось бывать в Министерстве, посещая отца на работе, его консервативному вкусу очень импонировали торжественная обстановка, тишина и чистота помещений, строгий и одновременно чуточку вычурный антураж, а также соответствующие ситуации опрятные одеяния присутствующих, их сдержанность и корректное поведение — всё то, что отличалось от казавшихся ему скотскими условий родного дома. Пришлись по душе постоянно проводящиеся там приёмы и праздничные мероприятия: с угощением, приготовленным и украшенным профессиональными поварами — вместо опостылевшей домашней стряпни, вкусной и сытной, но безыскусной и недорогой. С чинными танцами на сверкающем паркете просторного бального зала, под звуки вальсов Штрауса, исполняемых приглашённым оркестром — «взамен гнусавящего «Помешай в моём котле» радио и тех омерзительных обжиманий в тёмном углу гостиной, которые родители выдавали за медленный танец, перед тем как спешно отослать детей спать… чтобы через пару месяцев снова «обрадовать» известием о ещё одном ожидающемся братике-или-сестричке».

Но более всего в Министерстве юному мастеру Перси Игнациусу Уизли нравилось то влияние на судьбы простых смертных, которым обладали коллеги отца: люди, ничем не занимающиеся (с точки зрения мальчишки), кроме необременительного перетаскивания каких-то бумажек из стороны в сторону, из кабинета в кабинет, зачастую на бегу решали вопросы жизни и смерти. Даже Артур Уизли — мягкий, покладистый человек, которого собственные дети считали слабаком и подкаблучником — в своём Неправомочном Использовании Магии имел определённый вес и авторитет. Перед ним нередко кланялись и унижались посетители-провинившиеся, предлагая солидные суммы за сокрытие результатов следствия… «а старый идиот оставался верен своим идиотским принципам, предпочитая быть нищим, но честным».

Эти рассуждения о достойной нищете, чести, незапятнанной совести и спокойном сне по ночам вязли у Перси в глотке с самого раннего возраста, а самым большим желанием было заполучить какой-нибудь важный ведомственный пост, который дал бы ему возможность получать достойное жалованье (и ещё более приличные деньги — взятками, которые, несомненно, будут давать ему люди, чтобы он разобрался с их проблемами) и решить наконец свой имущественный вопрос, компенсировав нищее детство. Ещё до отправления в Хогвартс он знал: что будет изучать и к чему готовить себя. Заранее смирился с тем, что отправится не в полагающийся ему, представителю одной из старейших чистокровных семей Британии, Слизерин, где попал бы в заведомо невыгодные условия (тут тоже «услужили» общеизвестно магглолюбивые родичи), а в безалаберный, шумный и суетливый Гриффиндор, где будет гораздо проще воплотить задуманные планы. А именно: приложит все возможные и невозможные усилия, но станет лучшим учеником, старостой и примером для прочих студентов — чтобы должным образом открыть своё будущее резюме. Знал Перси и то, что будущую супругу тоже было бы неплохо присмотреть именно в школе (разумеется, он не собирался «уподобляться животному и бросаться в безудержное размножение, как велит семейная традиция», предполагая вначале занять то положение в обществе, которого, по его мнению, заслуживал, но предпочёл заранее создать о себе у избранницы хорошее впечатление)…

Он всё выполнил, что пообещал самому себе: прежде всего, устроился после учёбы в Министерство. Что было уже труднее, пробился на достаточно заметный пост — и удержался на нём при смене четырёх Министров магии, вовремя задействуя связи и меняя политические убеждения, как разменную монету, примыкая к лидирующим группировкам (в последний раз, правда, еле-еле успел, пожертвовав при этом дорого давшейся автономностью от своей семейки, но долгосрочность этого правления убедила Уизли-отступника в том, что жертвы того стоили). Женился и обзавёлся детьми, как только его состояние финансов это позволило. А попутно сделал — инкогнито, конечно — неплохую карьеру малефика-теоретика, специализируясь в создании комплексных новаторских проклятий.

Как выяснилось, многие из изобретений Перси давно и хорошо были знакомы его собеседникам, зачастую приписываясь совсем другим магам, понёсшим уже за них наказание, и сейчас авроры весело переглядывались. Они заранее предвкушали продолжительный период, на который избавили себя от огромного количества проблем: имея прикрытием столь знаменитого родственника, как сам Гарри Поттер, мистер Уизли себя решительно ничем не стеснял. Созданные им заклинания многообразно, но неизменно вредили здоровью попавших под их действие людей, и суммарный срок в Азкабане, что грозил теперь «творцу», вполне мог избавить их от этой головной боли навсегда. Даже с учётом продолжительности жизни магов.

Действие Веритасерума давно закончилось, но Перси продолжал фонтанировать откровениями: то ли у него была аллергия на это зелье, выразившаяся в долгосрочном эффекте, то ли последовавшая за многолетним молчанием возможность высказаться так повлияла — никого не интересовало. Такое впечатление, что он и не заметил изменений в своём состоянии, вовсю пользуясь шансом излить душу. Но всё когда-то кончается, иссякла и говорливость «неизвестного гения», теперь он в основном сетовал на чёрствость и непонимание окружающих, неблагодарность, невежественность и равнодушие родственников. Общий смысл вырисовывался, как и предполагалось, такой, что виноваты все вокруг, исключая самого Перси Уизли.

— …Ты меня никогда не поймёшь, — старательно не замечая иронии происходящего, жаловался он бывшему зятю: — Ты из приличной семьи и рождён единственным ребёнком. А я с рождения зависел от прихотей старших братьев и низменных страстей родителей.

— Ты не представляешь, как мне больно это слышать, — фыркнул Гарри, понимая, что полезной информации больше не предвидится: «клиент» начинает соображать, в какие неприятности сам себя втянул, и принимается играть на публику. Он ткнул в бок внимательно наблюдающего за происходящим Криви: — А ты что об этом думаешь?

— Сейчас заплачу, — мрачно сообщил тот. — Вот послушаю ещё немного и обязательно зарыдаю. Всенепременно.

— Я же говорю: вы тоже меня не понимаете! — Перси патетически воздел руки: — У меня никогда не было ничего своего, мне постоянно приходилось угождать тем и этим, раболепствовать и пресмыкаться ради лишнего сикля, желая вырваться из клетки этого постоянного унижения!

— Тут тебе повезло, — известил его Поттер: — В эту клетку ты уже не вернёшься, у тебя будет другая — в Азкабане. — Перси вскрикнул, демонстрируя своё отчаяние, но под хмурыми взглядами авроров, видевших более чем достаточно похожих спектаклей и не горевших желанием просмотреть ещё версию (притом не самым лучшим образом себя чувствующих и уставших, что не добавляло сочувствия и приязни к арестованному), быстро замолк и перестал изображать невинную жертву. Словно вдруг постарев, его лицо исказилось бессильно-злобным выражением: диалог стал конструктивным.

— Ты был Пожирателем Смерти? — В ответ раздался невесёлый смех:

— Что меня всегда в тебе умиляло, Гарри, так это последовательность… Не весь свет зациклился на Пожирателях, знаешь ли. Нет, я — свободный художник. Создание проклятий было делом сугубо частным, для души: приятное хобби, приносящее к тому же небольшой, но достаточно регулярный доход. Вот, например, то, которое досталось тебе: своеобразный гибрид Portus и Legilimens, с двусторонней привязкой к физическому объекту. — Увлёкшись рассказом, Уизли настолько торопился поделиться с кем-нибудь своими достижениями, что снова воодушевился, загорелся, даже его рыжие волосы стали как будто ярче. — Когда объект берёт в руки зачарованный должным способом предмет, тот срабатывает как обычный портключ, но переносит не в какую-то заданную точку на карте, а внутрь твоего собственного сознания.

— А почему я-то, Перси? — тихо поинтересовался Гарри, стараясь не побеспокоить бывшего шурина, не спугнуть приступ откровенности. Взгляд его на секунду зацепился за странное выражение задумчивости на лице партнёра, но Дэн быстро отвернулся и, что-то для себя решив, бесшумно прошёл вглубь кабинета. Мельком отметив эту непонятность, главный аврор снова сосредоточился на допрашиваемом: — Почему? Да ещё и второй раз тем же способом? Ты ведь видел, что я выкарабкался тогда, зачем было так рисковать, повторяясь?

— Ничего ты не понимаешь в моем искусстве! — отмахнулся от него непризнанный «человек искусства». За его спиной Криви покрутил пальцем у виска, вопросительно кивая на пленника, на что Поттер мог лишь пожать плечами — вполне возможно, но откуда же ему было знать наверняка? А Перси, по-видимому, оседлал любимого конька: — Раз не подействовало, значит, надо работать дальше. И какой же это повтор?! Это было уже совершенно новое проклятие, значительно более усовершенствованное, другого убило бы на месте... а уж с ума-то свело бы гарантированно. Еще спрашиваешь: «Почему ты?!» А на ком мне еще было отрабатывать силу заклятий? Среднестатистический маг — слишком непрочное существо. Недолговечное.

— А в кабинет зачем полез?

— Думал, раз на двери такие мощные охранные чары, то внутри никого нет, можно наведаться, посмотреть, получил ты моё «послание», или результата ещё ждать придётся, — продолжал размышлять вслух Уизли. — Хм, хотелось бы знать: как ты догадался, что обратный перенос зависит от того, насколько полно ты представишь себе тот самый документ, на котором было заклятье? В этот раз там ещё и Impedimenta-компонент был…

— Понятия не имел ни о каком мысле-портключе. У меня нашёлся… другой способ покинуть те гостеприимные пределы, — заявил Гарри с беспечностью, которой отнюдь не чувствовал на самом деле: на сердце у него было тяжело, а благодарность Дэну стала ещё больше. Они с заместителем снова обменялись понимающими взглядами.

— Да? Ну, значит, я ещё чего-то не предусмотрел… — Провал его изобретения, казалось, волновал Перси гораздо больше, чем собственные неприятности. Или он считал, что Гарри спустит ему с рук эти проделки? Какое заблуждение. Двое высших чиновников аврората лично допрашивали его отнюдь не потому, что одного из них с Уизли связывали родственные связи. Но учёные — люди со своеобразным складом ума, возможность поделиться с внимательными слушателями своим открытием зачастую затмевает у них инстинкт самосохранения: — Ты вообще очень ненадёжный объект для исследований... хоть и живучий. Вот, казалось бы, — пустился он в воспоминания, — довольно сильное и несложное заклятие было, когда я пытался заставить Джинни выбить из тебя небольшую субсидию для моих исследований… Imperio на неё, комбинация Priapus и Imperius для тебя. Твой подчиняющий элемент активировался в момент оргазма, её — переставал действовать, неизбежная потеря сил маскировалась под любовную усталость, а первая же просьба жены должна была стать для тебя попросту обязательной к исполнению.

— А, помню такое! — даже обрадовался Поттер, наконец объяснив для себя так и непонятый в прошлом эпизод: — Я ещё удивился и обиделся на Джинни: она это попросила, не успев даже из-под меня вылезти, и я заподозрил её в попытке манипулировать мной через секс… Только я не понял насчёт «неизбежной потери сил»? — вопросительно обернулся он к заместителю. Тот подтверждающе кивнул:

— Каков механизм действия Imperius? Оттягивается на себя часть магической силы жертвы, на это место вкладывается императив, и дезориентированный внезапной сменой уровня магии человек легко воспринимает инородное воздействие. И так до тех пор, пока приказ не будет выполнен — либо организм сам не восстановит возникшую вдруг утечку силы.

— Нда? — Голос Поттера был как-то странно задумчив, и как тут же выяснилось, неспроста, потому что глава аврората, пожав плечами, заявил: — А я всегда, пользуясь Подчинением, вместе с приказом вкладывал частичку своей силы… и действие не прекращалось до того момента, пока приказ не выполнялся — либо я сам не снимал его.

— Чёртов супермен, — беззлобно выругал его друг. — Всё у тебя не как у людей.

— Но я накладывал это проклятие в последний раз двадцать лет назад, во время войны! — стал оправдываться Гарри: — А на экзаменах здесь, в аврорате, меня спросили только, умею ли я его применять, и велели никогда не использовать!

— Вот-вот, именно об этом я и говорил, — Деннис преувеличенно удручённо вздохнул. — Потому-то любые Imperio — неважно, цельные или фрагменты в сочетаниях — слетают с нашего Золотого Мальчика, как с гуся вода. Просто захлёбываются той силой, что неосмотрительно пытаются из тебя вытянуть…

— Издеваешься? — уныло спросил босс, даже не рассчитывая на какой-то ответ, кроме положительного, но мягкий баритон Криви, подошедшего к камину и зачерпывающего летучий порох из широкой вазы, звучал предельно серьёзно:

— Нет, просто пытаюсь тебя немного приободрить перед предстоящим нам скандалом и неизбежным налётом журналистов… Ну что, господин начальник, я вызываю дежурных, пусть заберут этого в камеру?

— Угу, сделай милость. — Тот проводил напарника задумчивым взглядом: — А знаешь, всё сложилось даже неплохо. Если слишком долго не давать прессе повода написать какую-нибудь гадость, они начинают их из головы выдумывать, а тут такой шикарный пово…

— К-как в камеру?! — вдруг подскочил Перси. — Я же всё вам объяснил, почему вдруг камера и журналисты?

— Объяснил, молодец, — недоумённо поднял брови Гарри: — И куда, ты думал, тебя после этого посадят — в министерское кресло? Чистосердечное признание к делу подошьют, не беспокойся, я лично прослежу, чтобы все процессуальные нормы по отношению к тебе были осуществлены в полном объёме.

— Но ты же не позволишь отправить меня под суд, Гарри? Члена твоей семьи? — Тот пренебрежительно хмыкнул, услышав это притязание, и хотел что-то сказать, но арестованный не унимался: — Ну хорошо, с Джинни вы развелись, но ведь я остаюсь дядей твоих детей! Какими глазами ты будешь смотреть на них, если посадишь меня за решётку только потому, что так захотелось твоему любовнику?! А-а-а, я всё понял, — непристойно осклабившись, протянул он: — Вы хотите кинуть журналистской своре кость, чтобы отвлечь внимание от самих себя, мерзкие гомики! Поня-атно, — Перси что-то лихорадочно обдумывал, приговаривая: — Значит, годами напролёт покрывать грешки других членов нашей семейки, папашины изыскания да выходки «Умников» — это ты мог, а когда зашла речь о так невовремя засыпавшемся мне, то пожелание любовничка, естественно, перевесило… Ну, конечно, что же здесь непонятного… Только зря ты надеешься, что репортёры ничего не узнают. — Глаза его зажглись злобным торжеством: — Уж я-то об этом позабочусь!..

Говоря, Уизли потихоньку обретал прежний апломб — видимо, не встречая видимой агрессивности, постепенно уверил себя в том, что выкарабкался сам и даже захватил контроль над ситуацией в свои руки. Низкое злое шипение от камина более чем радикально сбило спесь с зарвавшегося правонарушителя:

— Мис-с-стер Уиз-с-сли! Я попросил бы вас держать при с-себе свои гнусные инсинуации! — Перси так и не смог впоследствии объяснить самому себе странное и страшное ощущение, что само собой вздёрнуло его по стойке «смирно», заставив почему-то чувствовать себя провинившимся школьником. Воспоминание разряда «что-то из детства, забытое слишком давно и надёжно»: суровые интонации угрожающе нависшего над ним блондина, обычно столь доброжелательного и уравновешенного, отрезвили получше вылитого на голову ведра воды со льдом. Такой ужас он испытывал лишь однажды в жизни: во время учёбы в Хогвартсе, когда профессор Снейп поймал его — отличника, старосту, гриффиндорский идеал и пример для подражания — на краже дорогих ингредиентов из своего личного хранилища. То унижение долго ещё снилось «гордости семьи Уизли» в кошмарах: сжигающий стыд, выедающий душу страх, неотвратимость грядущего разоблачения с позором, огласки и краха всех надежд... Собственный дрожаще-задыхающийся лепет, какие-то невнятные мольбы... Стремительно сменяющие друг друга в воображении картинки, убийственные в своей чёткости: материнский Громовещатель, исходящий криком посреди Большого зала, над удивлённо-ехидными лицами однокашников, — и сотни, тысячи прикреплённых к их мантиям значков с надписью «Все Уизли — нищие ворюги!» Пылающее лицо, очки, постоянно затуманивающиеся от кипящих на глазах слёз и сползающие на кончик потного носа ...

И всего хуже — холодный отчитывающий голос Мастера Зелий, его «Прискорбное материальное положение вашей семьи не является оправданием для столь опрометчивых поступков, мис-стер Уизли. Тем более, что вы даже не можете не попасться в процессе совершения таковых…», в котором отсутствовал даже гнев на пойманного гриффиндорца — только какое-то брезгливое понимание... Снейп тогда никому не пожаловался, ограничившись стандартным снятием баллов и двумя неделями отработок… но это его невиданное великодушие лишь заставило Перси чувствовать себя ещё более ничтожным — и ненавидеть профессора с нарастающей силой…

— Точно, — поддержал друга Гарри, присевший на краешек письменного стола и с нескрываемым удовольствием наблюдающий за разыгранной перед ним сценой. — Стыдись, Перси, я был лучшего мнения о твоих умственных способностях. При чём здесь наши с Дэном отношения? На работу они не влияют, начались уже после моего развода — и мы оба это под любым Веритасерумом подтвердим, — а слухи о нас ходят самые разные и так давно, что никто уже ничему не удивляется, по-моему. Твои слова просто примут за клевету и попытку отомстить. Журналисты будут слишком заняты, ругая меня за то, что пропустил тебя мимо глаз, пригрел на своей груди этакую змеюку. И им будет мало дела до моих постельных интересов, пока эта сенсация не исчерпает себя. Зато ты сам, о-о... — Он восторженно закатил глаза: — Во-первых, ты занимался созданием заведомо «опасных и вредоносных заклинаний», что, как известно, подлежит уголовной ответственности. Ты, разумеется, мог бы сочинять в суде сказки о сугубо теоретической направленности своих исследований, но что-то этих «экспериментов» многовато ходит в активном пользовании для простого совпадения, ты не думаешь?

— А… Их украли! Да-да, кто-то забрался ко мне в кабинет и украл мои записи… м-м, три года назад, — постарался Уизли отодвинуть воспоминания поглубже: — Не мог же я заявить вам о похищенном…

— Неплохая попытка, — скрестил руки на груди его бывший зять, устроившись поудобнее. — Я и говорю: могло получиться. Но! На этом этапе появилось «во-вторых»: нынче ты забрался в мой кабинет. Совершив при этом покушение не на частное лицо Г. Дж. Поттера, «отца твоих племянников», как ты выразился — хотя и за это тебя по головке не погладили бы, — а на одного из высших министерских чиновников. При исполнении тем прямых служебных обязанностей… О-о, вижу: дошло? Ты весь как-то позеленел… нехарактерно для живого человека.

— Зато покойник так не трясся бы, — пренебрежительно скривил губы отряхивающий с ладоней последние крупинки летучего пороха Деннис. — Ты забыл упомянуть, что весь Магический мир был бы крайне расстроен попыткой уничтожения такой его реликвии как Золотой Мальчик и самым суровым образом расправился бы с убийцей Героя… этаким Геростратом от малефицистики.

— Я скромный, — с комично ханжеским видом потупил глаза его начальник: — Зачем говорить такое вслух… когда все и так это знают. Но вернёмся к нашему «гостю»: маленькое «в-третьих», относительно его бездарной попытки шантажировать нас оглаской, и мы закончим на сегодня… Перси, разве кто-то говорил, что с прессой будешь общаться ты? Размечтался. Не-ет, с журналистами предстоит мучиться нам, ты же увидишь их только на судебном процессе — а до тех пор мы им можем десяток разных версий скормить… если не больше. Ты излишне внимательно слушал разглагольствования Гермионы о всяческих правах и свободах… а мы здесь обсуждаем отнюдь не столь дорогой её сердцу маггловский мир, с его либеральными поблажками… И в конце-то концов, что я перед тобой распинаюсь?! — внезапно ожесточился он и, перекинув ноги через стол, опустился в своё кресло: — Дэн, вызывай дежурных: пусть уберут отсюда эту мразь. У меня, как подумаю, сколько людей погибли либо стали пускающими слюни идиотами из-за этого… изобретателя, опять голова болеть начинает… И душа тоже.

Отвернувшись к окну, Гарри не промолвил больше ни слова, утомлённо массируя переносицу, пока его заместитель связывался с дежурным постом через камин, и мгновенно выскочившие оттуда слегка ошалевшие подчинённые, вытянувшись в струнку, выслушивали указания относительно размещения и содержания задержанного, а после выводили того наружу. Возникшая в дверях непонятная заминка снова привлекла внимание шефа Поттера: подойдя почти вплотную к Уизли, аврор Криви «добил» его, доверительно сообщив:

— Вот мне архивы профессора Снейпа и пригодятся, давно уже жду удобного случая. Знаешь, о чём говорю? Зна-а-ешь, — удовлетворённо кивнул он. — Ну, а теперь иди: ведь у тебя впереди достаточно времени, чтобы обдумать совершённые ошибки.

Конвой увёл Уизли, хлопнула закрывшаяся дверь, и Поттер шутливо упрекнул приятеля:

— И зачем было так откровенно врать? Не было у тебя никаких архивов, после твоей «смерти» всё тщательно обыскивали и не обнаружили ничего похожего. Да и что там такого могло быть на Перси, какие-нибудь мелкие детские грешки, школьные провинности... Он, конечно, не в ладах с объективной реальностью, это видно, но ведь не настолько же, чтобы переживать из-за этого на фоне того, что вменится ему в вину. Захотелось оставить за собой последнюю реплику?

— Не было, — согласился Дэн. — Ни архивов, ни жутких преступлений... в прошлом. Зато он теперь ещё долго будет трястись и думать: какой же период охватывают эти «архивы», только ли его учёбу или после неё тоже? Профессор Снейп славился своей осведомлённостью о всевозможных тщательно скрываемых пороках окружающих, а мистер Уизли-средний не всегда дружит со здравым смыслом, как ты уже заметил. — Он мерзко ухмыльнулся: — Мои слова не позволят ему придти в равновесие и почувствовать излишнюю уверенность в себе. И «Да, захотелось» по второму пункту обвинения. Ты-то должен меня понимать — постоянно это делаешь.

— Когда я такое… — возмущённо начал Гарри, но, увидев ехидное выражение лица партнёра, понял, что делает именно то, в чём его обвиняют, запнулся и умолк.

Спустя несколько секунд отзвуки согласного смеха двух мужчин эхом прокатились по коридорам опустевшего здания. Не слишком весёлого, впрочем: больше желания разрядки, чем настоящей радости, звучало в нём. Желания поставить точку в завершённом деле, прочувствовать освобождение от долгое время угнетавшей обоих проблемы.

Нынче им снова повезло — смеяться последними…
...на главную...


март 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

февраль 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.03.26
«Л» значит Лили. Часть I [4] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


2020.03.29 20:46:43
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.03.27 18:40:14
Отвергнутый рай [22] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.03.26 22:15:23
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.03.26 22:12:49
Лучшие друзья [28] (Гарри Поттер)


2020.03.24 15:45:53
Проклятие рода Капетингов [1] (Проклятые короли, Шерлок Холмс)


2020.03.23 23:24:41
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.03.23 13:35:11
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2020.03.22 21:46:46
Змееглоты [3] ()


2020.03.22 15:32:15
Наши встречи [0] (Неуловимые мстители)


2020.03.21 12:04:01
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.03.21 11:28:23
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.03.15 17:48:23
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.03.14 21:22:11
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.03.11 22:21:41
Дамбигуд & Волдигуд [4] (Гарри Поттер)


2020.03.02 17:09:59
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.03.02 08:11:16
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.03.01 14:59:45
Быть женщиной [9] ()


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.20 14:29:50
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


2020.02.07 12:11:32
Новая-новая сказка [6] (Доктор Кто?)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.