Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Хагрид, проходя мимо Кабаньей головы, обращается сам к себе:
- А, ну-ка, друг, есть ли у тебя сила воли?
- Есть! - отвечает он сам себе и твердо идет вперед. Через десять метров останавливается.
- Молодец! Есть у тебя сила воли! - и возвращается назад к пивной.

Список фандомов

Гарри Поттер[18420]
Оригинальные произведения[1215]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[458]
Блич[260]
Звездный Путь[253]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[217]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[172]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[50]



Немного статистики

На сайте:
- 12567 авторов
- 26921 фиков
- 8529 анекдотов
- 17568 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Увязший

Автор/-ы, переводчик/-и: Джонни
Бета:нет
Рейтинг:PG-13
Размер:миди
Пейринг:Алан-А-ДейлГай Гисборн
Жанр:Angst, Drama, Romance
Отказ:герои и легенда принадлежат Англии и дяденькам с ВВС, а бурная фантазия - мне х))
Фандом:Робин Гуд
Аннотация:Жизнь и смерть Алана-А-Дейла под углом призмы слэша.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2010.04.04 (последнее обновление: 2010.04.04 15:04:12)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [2]
 фик был просмотрен 1470 раз(-a)



***
День, когда смерть забрала меня

Одна стрела в ногу! Ничего, Алан может ещё бежать и добежит! Давай, давай, Дейл, тебе надо предупредить усомнившихся в тебе друзей, что к Ноттингему движется огромная армия! Беги же, беги! Шевели ногами, пока можешь! Беги быстрей! А стрелы снова свистят, догоняя тебя, и вот – раз! два! три! – и ты упал! Больно…, чёрт возьми, как же больно, но надо двигаться вперёд! Ползи же, раз не можешь уже бежать, ползи! Не уступай боли, ползи! Может, они ещё далеко и ты успеешь добраться до укрытия. Но силы оставляют тебя… Уже тяжело дышать, задыхаешься… Но так ещё хочется жить! И твоим глазам предстаёт край плаща. Ты поднимаешь голову и испытываешь последний шок в своей жизни, впиваясь в знакомые до ужаса глаза: он! Вейзи! Жив?!
Это лицо человека, такое бесстрастное и даже какое-то скучающее, который не даст пощады. Рука уже заносит над тобой меч, и тебе приходит в голову мысль, что ты прощаешь своих друзей, они ошибались, с кем такого не бывает, но больше всего ты жаждешь простить, его, Гая, потому что ты и он – родственные души. Ведь Гисборн такой же одинокий, запутавшийся и дикий зверёк, как и ты сам. Оба ничего не имеющие и всё потерявшие. Потому что ты, Алан-А-Дейл, всё-таки признаёшь, что любишь его…

***
До дня смерти ещё больше года

Видеть их изумлённые лица было удивительно, но нет времени на пространные объяснения! «Либо они слушают и помогают мне во имя короля Ричарда, либо… либо нет, и я буду умирать у них на глазах… надеюсь, что смерть будет быстрой», - решение было простым, но единственно правильным, Алан это понимал. Веры их не вернуть, но выслушать они должны.
- У меня плохие новости! И я клянусь, чем хотите, что не вру. Король в опасности, Мэриан в беде! Шериф сейчас в порту и собирается на Святую землю. Робин, надо что-то делать. У меня есть план. Либо вы верите мне, либо мы не успеем спасти Ричарда и дело нашей… вашей жизни будет напрасным! А Мэриан, Робин, станет женой Гисборна! А со мной за всё вы можете и потом расквитаться, - видя гнев на лицах Маленького Джона и Мача, Дейл на какое-то время теряет всю свою уверенность, но, смотря в чистые глаза Робина, он понимает, что тот готов поверить и поверит, уже верит. Прочь из сарая, и в голове бьётся, как прежде, спасительный звонкий колокольчик: «Мы – Робин Гуд! За Англию! За Ричарда Львиное Сердце!»

***

Снова оказавшись в лесу, Алан решил, что не покинет его несколько дней. Всё это время он отлёживался и отсыпался, лишь изредка принимая участие в охоте на белок и зайцев в компании с Уиллом или Мачем. Когда он мог остаться один на один со своими мыслями, к Дейлу приходили вспоминания о том, что он видел в комнате Гисборна. Странно, что они приходили так часто, но отделаться от этих мыслей не получалось. Алан никак не мог поверить, что для такого алчного, грубого и безжалостного человека существует что-то дорогое помимо денег и власти. Но увиденное говорило, что всё-таки существует, и Гисборн бережен с этим. Есть, есть какой-то кусок его жизни, видимо, очень светлый и очень далёкий, о котором он хранит добрую память в глубине своей души.
Но чей же подарок вызывает в нём такой трепет? И ещё это имя – Роджер Гисборн… Да вроде ничего особенного, а оно всё равно не давало Дейлу успокоиться. Кто это был? Отец? Брат? Любимый и заботливый дядюшка?
Что самое интересное, Алан никогда прежде не слышал ничего ни о Гисборне как таковом, ни о том, как он появился в этих краях. Значит, вряд ли кто-то в деревне или в городе может знать что-то о нём или его семье. Но у кого тогда узнать об этом? Не самого же Гисборна спрашивать…
Мысли, кто такой Роджер Гисборн, не оставляли Дейла. Он всё чаще и чаще задумывался над этим таинственным человеком. И в один из дней, когда разбойникам не надо было никуда спешить и никого грабить, и каждый занимался своим делом – Мач готовил на импровизированной кухне обед, напевая себе под нос, Джак вместе с Джоном ушли в лес за травами для отваров, Уилл в это время мастерил что-то неподалёку, а они с Робином делали наконечники для стрел, - он случайно озвучил свои мысли при Робине.
Дейл на секунду замер, испугавшись, что не сможет найти оправдания собственной оплошности. Но его успокаивала мысль, что их главарь пока не может и не должен ничего заподозрить, хотя в следующий раз следует крепче держать язык за зубами.
- Алан, в чём дело? Почему тебя интересует Роджер Гисборн? – Робин смотрел на своего товарища с некоторым недоумением.
Дейл улыбнулся и, пытаясь выглядеть как можно беззаботнее, проговорил, подняв глаза от наконечников и перьев:
- Да вот, слышал я это имя где-то на базаре в городе. Привязалось оно ко мне. По фамилии, вроде родственник «нашего» Гисборна, но он никогда тут не появлялся. Вот я и думаю, а не стоит ли нам ожидать второго такого, - пожал он плечами.
- Странно. Столько лет прошло, а его всё ещё помнят, – похоже, Робин был поражён услышанным. Взгляд его голубых глаз был светел, казалось, что он смотрит не на Дейла, а куда-то ещё, в воспоминания далёкого прошлого. – Алан, Роджер Гисборн не появится, он мёртв уже очень давно. Также как и Гислейн. Это родители, как ты выразился, «нашего» Гисборна. Когда-то давно они здесь жили, но так получилось, что они погибли, и Гисборну пришлось скитаться долгое время по свету, прежде чем вернуться в эти края, – криво усмехнувшись, Робин, вновь опустил голову. Кажется, его что-то связывало с гибелью родителей Гая, но Алану не хотелось лезть ему в душу. Будет время, Робин сам расскажет, а нет, значит, хватит и того, что Дейл узнал сегодня.

***

Ещё несколько дней спустя после очередного провала банды(кажется, Робин начал уже догадываться о предателе, хотя ни с кем не делился своим предположением, а, может, Алану это просто казалось) Гисборн в одобрение похлопал Дейла по плечу. И по телу разбойника пробежала странная судорога, причин которой он не мог для себя объяснить. Это было какое-то необычное чувство. Он лишь натянуто и криво улыбнулся, когда Гисборн убрал руку, и отвел взгляд.
В последнее время Алан всё больше казалось, что пора бы заканчивать работать на два фронта, и стоит вновь вернуться в стан разбойников и давать Гисборну оплеухи и пинки, как и прежде. Теперь накопленных денег должно хватить хотя бы на толику того будущего, о котором он мечтал. А остальное он будет зарабатывать честным путём потом.
Но странное состояние, в которое Дейл приходил при последних встречах с помощником шерифа, мешало сделать ему такой шаг. Он вздрагивал от случайных прикосновений, он чувствовал, что какая-то странная краска смущения разливалась по щекам в моменты, когда Гисборн ему улыбался или говорил что-то в его адрес.
А однажды, когда Гисборн начал перед ним переодеваться, это вообще на какое-то время вывело разбойника из привычного состояния. Алан глупо таращился на полуголого помощника шерифа. Во рту мгновенно пересохло, по щекам разлился предательский румянец, хотелось отвести взгляд и заговорить о чём-нибудь постороннем…
Он никогда прежде не видел такого тела, каким мог похвастаться Гисборн. Такие сильные плечи, такие крепкие руки, такая широкая грудь, это было неожиданным открытием для Дейла. Они вызывали уважение и внушали некоторый трепет. Отчего-то появилось влекущее желание прикоснуться и почувствовать под пальцами все рельефы этого сильного тела. Дотронуться кончиками пальцев до шрамов на руках, животе и спине, под лопатками, и ощутить их шероховатость…
«Что за мысли, Дейл?! На кой чёрт тебе это?! Ты же в своём уме, дружище!» - одёрнул себя Алан, с какой-то потаённой жалостью следя за тем, как Гисборн вновь облачается в свою кожаную робу. Дейлу показалось, что Гай уловил в его взгляде нечто такое, что насторожило его, но, улыбнувшись, разбойник попытался сгладить момент неловкости. Гисборн – хозяин, он платит деньги, и неплохие деньги, Алану этого должно быть достаточно, чтобы относиться к нему если не с уважением, так со свойственной ему смиренностью.

***

Терпению и силам приходил конец. Нервы были уже на пределе. Сновидения теперь приходили к Алану реже, но они стали ещё более откровенными, чем были прежде, они не давали покоя и заставляли просыпаться среди ночи в холодном поту. А Гай был всё также омерзительно холоден с ним.
Дейл искал выход. И выход, казалось, был очевиден. Чтобы не нарваться на непреодолимую скалу равнодушия Гисборна, надо его заменить на кого-то, кто имел бы некоторую внешнюю схожесть и вообще смог бы повторить повадки Гая, только понаблюдав за ним со стороны.
И такой человек нашёлся. Это был приезжий артистишка. За хорошую плату он был готов изобразить кого и что угодно. Договорившись с ним о встрече, Алан был уверен, что всё получится…
Закрывая глаза и целуя этого типа, Дейл без труда представлял на его месте Гая. Воображение было столь послушным, что оно безропотно выполняло все приказы мозга. До определённого момента. А потом оно взбунтовалось. И перестало рисовать перед внутренним взором такой желанный образ Гисборна. Сколько бы ни заставлял его Алан, всё равно перед ним был мужчина, чем-то отдалённо похожий на Гая, но не он сам. И все жаркие слова, что шептал «почти-Гисборн», все поцелуи, которыми он пытался вернуть в форму своего любовника, не действовали на Дейла. Огонь мнимой страсти потух, оставив вместо себя выгоревшие обломки.
- Пошёл вон! – в отчаянии и злобе рявкнул Алан, отталкивая его от себя. Когда за этим человеком закрылась дверь, Дейл мыслями был уже не здесь. Неужели теперь действительно ничто не способно ему помочь? Сколько же ещё он сможет противостоять этому адскому влечению?!

***

И, наконец, настал тот день, когда Робин догадался о предательстве. Всё было сделано очень аккуратно: выглядело естественно и не вызывало никаких сомнений, что да, это Алан предал банду. Как Иуда Христа за тридцать серебряников, так и он за пригоршню золотых монет согласился на это «сотрудничество» с Гисборном. Других причин для Гуда и разбойников не должно было существовать.
Алан хотел уйти достойно, чтобы обида не сильно терзала ребят. В таверне он был почти честен перед Робином, ведь он хотел уже оставить Гисборна и снова вернуться в банду. Но потом решение пришлось изменить, слишком сильной была тяга, она перевешивала все дружеские чувства, что жили в Дейле.
Потом наступил пик! Сил больше не было находиться среди разбойников в лесу! В город, к Гаю под крыло, быть рядом и чувствовать его – это всё, чего хотел Алан. Пусть бьёт, пусть относится с презрением и отвращением, но только пусть будет рядом! Рядом! Рядом!!
И, может быть, Гисборн совсем скоро узнает несколько важных тайн, которые касаться не только планов банды и их секретных лазов.

***
В тот день, когда он сделал свой первый шаг к смерти

Была середина осени. И обычные для этого времени года дожди шли практически каждый день. Немногочисленные дороги, что вели к Ноттингему, размыло настолько, что по ним нельзя было проехать ни карете, ни простой телеге. Повсюду стояли лужи, в которых в любой момент мог оказаться зазевавшийся прохожий.
Вот уже почти две недели не было солнца, и темнело быстрее обычного. Крестьяне и горожане предпочитали заканчивать все свои дела до того, как начнёт смеркаться, ведь по улицам в такое время бродить было небезопасно. И даже всемогущий и вездесущий Робин Гуд не всегда мог придти на помощь.
Однако так считали не все. Молодой мужчина, прикрываясь длинным плащом, пробирался в темнеющий замок. Он часто озирался по сторонам, замирая, как кролик, при виде человеческой фигуры. Сердце его колотилось где-то у самого горла, зубы были стиснуты и взгляд выражал полную решительность, хотя он не считал себя смельчаком. Этот человек был почти уверен в том, что делает. Его сотрудничество с Гисборном сперва было принудительным, но потом он начал видеть в этом и положительные стороны: ведь, когда вернётся король, у Робина и Мача будут свои земли, свой дом и свои слуги. У Маленького Джона была семья – жена и сын – и при желании он мог всё-таки к ним вернуться и снова зажить счастливо.
Что было у Уилла и Джак, он не знал, но у него-то, у Алана-А-Дейла, точно ничего не было, и даже по возвращении Ричарда ему светила только виселица за разбой и нападения на мирных граждан, пусть и жадных, набитых деньгами под завязку и угнетающих простой люд. В предательстве он видел выход для себя. К тому же Алан не собирался открывать этому дураку Гисборну местонахождение лагеря или все планы банды, только какую-то их часть, самую незначительную. Но и это могло позволить ему копить деньги на своё безбедное будущее где-нибудь вдали от Ноттингема.
Игра в шпиона-предателя нравилась ему, она заставляла усиленно работать мозг, она будоражила кровь почище любого вина или взгляда блудной красотки. Такого он не испытывал ещё никогда в жизни! Это было намного интереснее, чем просто сидеть в лесу. Он ловко лавировал между жизнью и смертью: первую берёг, как самый ценный дар, а второй изо всех сил старался не попадаться на пути.
И вот, наконец, пробравшись в замок, преодолев несколько коридоров, Дейл устремился к комнате, где должна была состояться встреча. Он уже сворачивал в том направлении, когда увидел Гая и остановился в нерешительности. Гисборн был чернее тучи и на ходу бросил ему:
- Не светись здесь! Прямо по коридору, третья дверь справа. Жди меня там. Но ничего не смей там трогать!
Алан послушно склонился в полупоклоне и пошёл туда, куда было приказано.
Это оказалась жилая, хорошо обставленная комната. По всей видимости, она принадлежала самому Гисборну. Дейл закрыл за собой дверь и принялся оглядывать её с большим интересом: вкус у Гисборна имелся, и довольно-таки неплохой. Тут были богато украшенные сундуки, два стола, несколько стульев, на стенах висели два щита и несколько мечей. Весело потрескивали поленья в камине, коптили свечи по стенам, было приоткрыто окно, пахло чем-то вкусным, и постель была неубрана. Осматривая гисборновские покои, Дейл завидовал, ведь он никогда не имел такой роскоши, такой жизни…
Бродя по комнате, вертя в пальцах мелкую монетку, он с интересом глянул на стол, но не смог различить в разбросанных там бумагах ничего полезного для себя. Была там и тарелка с обглоданными косточками. Кажется, они были куриными…
Продолжая оглядывать комнату, Алан отправился к кровати. Осматривая её, он ухмыльнулся: «Вот бы тоже иметь такое ложе! Сюда и девку привести не стыдно. А то всё по углам да закуткам приходится…»
Алан испробовал мягкость и остался ею доволен, действительно, стоило прислуживать Гисборну только чтобы спать на таких перинах и питаться такой пищей.
Отойдя от кровати, Дейл неловко перехватил монетку и не смог её удержать. Она упала на пол, покатилась и укатилась аккурат под кровать.
- Дьявол! – выругался Алан и полез под роскошное ложе, чтобы отыскать честно заработанный медяк. Первая попытка не принесла результатов: только пыль, невероятное количество пыли, от которой он начал чихать. Подвинувшись чуть вперёд, вновь шаря рукой под кроватью, Дейл нащупал какой-то странный предмет. Вытащив его на свет, он отодвинул эту вещь в сторону, продолжая поиск утерянной монеты. Какое-то время ещё ползая по полу и всё также собирая одеждой пыль, Алан безуспешно пытался её найти, но попытки так и не увенчались успехом. Возвращая на место странный предмет, разбойник не имел никакого желания смотреть, что это могло быть и почему Гисборн держал это под кроватью. Но Алан случайно задел тряпицу, прикрывавшую эту загадочную находку, и его глазам предстала… детская игрушка – деревянный меч.
Дейл был в недоумении. Он развернул материю и вытащил оттуда меч. Игрушка была небольшого размера, с крашеной, но потёртой от времени рукоятью, довольно грязной и старой на вид. Практически всё её «лезвие» было неровным, в дырках, и шероховатым на ощупь.
Но откуда это у Гисборна? Почему он всё ещё хранил этот грязный и старый кусок дерева? Неужели он был ему дорог?!
Повертев меч в руках, Алан увидел, что там было что-то высечено, но что именно, он никак не мог разобрать. Подойдя ближе к камину, чтобы света было больше, Дейл с трудом разглядел странные письмена: «Qui conque se sertde l'epee, perira part l'epee»1. Ниже было подписано ещё меньшим шрифтом «Роджер Гисборн».
И всё это на неизвестном Алану языке. Он повертел игрушку в руках, пытаясь припомнить, кто же такой Роджер Гисборн?! Но никто на ум не приходил, Дейл прежде никогда не слышал этого имени…
Но его мысли прервали шаги, они гулко отдавались в пустом коридоре. Это Гисборн! Алан вновь замотал игрушку и засунул её под кровать.
Когда дверь уже открывалась, Дейл сделал всё, чтобы Гисборн ни на минуту не усомнился в том, что разбойник не подходил к кровати и ничего под ней не находил.

*1 – Кто с мечом придёт, тот от него и погибнет. (фр.)

***

Сидя в маленькой комнатушке, выделенной ему по приказу Гисборна, Алан думал над тем, что с ним произошло. Он предал и продал друзей, и вряд ли они когда-либо теперь простят его. Но это ещё ничего по сравнению с тем, что он спит и видит, как бы затащить Гая в постель, и каждый из приходящих в голову способов нравится ему меньше предыдущего. Но они все такие дразнящие, столько сил приходиться тратить, чтобы где-нибудь в пустом коридоре случайно не наброситься на Гисборна, что это становится похожим на преодоление дистанций с барьерами. И с каждым разом становится всё труднее и труднее их преодолевать.
Но то первоначальное желание поиграть, бросить и забыть давно уже куда-то пропало. Теперь хотелось быть рядом с ним, дышать вместе одним воздухом, ощущать тепло его кожи, видеть его глаза, чувствовать его запах, наслаждаться его близостью… Кажется, люди это называют красивым словом «любовь». Но как такое возможно?! И почему он не смог вовремя противостоять этим чувствам?! Как получилось, что они так сильно увлекли его и он позабыл свой долг?
И Дейл не мог найти ответов на эти вопросы. Незаметно для самого себя, благодаря каким-то странным стечениям обстоятельств или, может, вообще каким-то высшим силам он, бывший разбойник Алан-А-Дейл, потерял голову от помощника шерифа Ноттингемского. Признаться в таком факте даже самому себе было страшно и до ужаса неловко. Никогда прежде Алан не слышал, чтобы жажда наживы рождала страсть, а потом и любовь в человеке. «И что же в итоге, Алан? – спрашивал он себя. – Ты потерял прежних верных друзей, но нашёл новых покровителей, которым нет дела до такой мелочи, как ты. Сейчас ты потерял свою свободу: как ни крути, а ты зависишь от Гисборна. Он тебе нужен. И ты сдохнешь, если останешься совсем один…»

***

Сегодня у него была ценнейшая информация: лесные братья собирались опять залезть в сокровищницу шерифа за деньгами от недавних сборов. За такую хорошую новость Гисборн должен будет отвалить ему кругленькую сумму. Эти мысли вызывали широкую улыбку, блеск в глазах, и подхлёстывали Дейла быстрее пробираться в замок, к комнатам, где они обычно встречались с сэром Гаем.
Алан, завёрнутый в плащ по самые глаза, ступал невероятно тихо, прячась в тени при любой возможной опасности. Но сегодня он избрал непривычный для себя путь: он решил самолично наведаться к Гисборну, чтобы вызвать того на разговор. В это время, как знал разбойник, его можно было найти в собственных комнатах. И вот, заглянув в щель от неплотно прикрытой двери, Алан, уже было открывший рот, остановился на полу-слоге, потому что его глазам предстала необычная картина: Гисборн сидел боком на краю кровати и в руках держал тот самый деревянный меч, что Дейл нашёл у него совершенно случайно в прошлый раз. На его всегда суровом лице сейчас играла такая мягкая, тёплая, грустная улыбка, что Алан непроизвольно залюбовался им и, не отдавая себе отчёта, в том, что делает, какое-то время рассматривал мужчину. Глаз Гая он не видел, но чувствовал, что сейчас там нет ни злобы, ни презрения, ничего такого, что могло бы хоть как-то осквернить воспоминания, связанные с детской игрушкой.
Дейл видел, что губы Гисборна двигаются, он что-то шепчет, но нельзя было разобрать ни слова, как бы сильно разбойник не напрягал слух. Сейчас всё, даже поза Гая – согнутая спина, полуопущенная голова – были такими непривычными для Алана, что он никак не мог решиться нарушить эту идиллию чужих воспоминаний. Но если он простоит так ещё немного, его засечёт стража, и уж тогда ему точно не сносить головы и не исполнить своей мечты. Дейл сделал шаг назад от двери и громко постучался. В комнате послышалось чертыхание, а через какое-то время в коридоре появился Гай, и в нём не осталось и следа чувств, владевших им минуту назад…

***

Сегодня впервые за всё время их работы Алан услышал от Гисборна похвалу, хотя и похвалой-то её назвать можно с трудом. Да, работа, что проделал Дейл, требовала большой концентрации и усердия. Но план сработал как нельзя лучше. Робин и банда в очередной раз были одурачены, и их едва не нашла смерть, чистая случайность в виде догадки Мача спасла Гуда и Маленького Джона от надвигавшейся гибели. Но им не удалось унести ни одного цента! И Гисборн сказал, что у него, Алана, почти получилось вывести Робин Гуда из игры. Сам же Дейл чувствовал себя странно: похвала эта была чертовски приятна, ведь не зря же он старался, и она настраивала на дальнейшее сотрудничество, но ведь эти люди – друзья, те, с кем он был так сильно повязан, едва не погибли. Алан был уверен, что если бы разбойникам грозило действительно что-то серьёзное, он бы им обязательно помог, а это было всего лишь детской забавой, из которой Робин и банда без труда смогли найти выход.
Когда они с Гисборном ночью встретились в трактире, чтобы обсудить следующие передвижения разбойников, помощник шерифа сказал, что он, Алан, почти не разочаровал его, и если бы не промашка с Мачем, то Гуд был бы уже схвачен и казнён. И плата сегодня была на диво высока. Что ж, Алан потрудился на славу, и в следующий раз, он, Гисборн, ждёт от своего агента более успешной операции, чем сегодня. Улыбка в ответ на слова вышла натянутой, но помощник шерифа не заметил этого. Он уже будто был не здесь, а где-то в другом месте. Они распрощались, назначив следующую встречу через два дня в таверне на окраине Ноттингема, там по ночам немноголюдно и можно будет обсудить все намечающиеся перемещения Робина и банды.
Возвращаясь поздно ночью в лагерь, Алан был точно уверен, что если бы друзьям угрожала действительно серьёзная опасность, то он бы не преминул разорвать сделку с Гисборном и помочь им выпутаться из проблем.

***

Вернувшись в лес, Алан тут же забыл о деревянной игрушке. Ну и что, что у Гисборна есть какая-то там тайна, у Робина, наверное, тоже есть что-то такое, из детства с приветом. И не стоит даже думать об этом! Вот у него, Алана, не имелось ничего подобного, потому что и родителей он никогда не знал. Только брат, но для него он никогда не был примером, к тому же брат пошёл своей дорогой, и в итоге его нашла виселица. Дейл же видел для себя другой, более счастливый конец. В достатке и в окружении семьи и слуг он представлял свою смерть, и неторопливо, но упорно шёл к исполнению этой мечты. Деньги – всему голова, даже если приходится иногда поступаться своими принципами и обманывать друзей. Фыркнув про себя, а затем спрятав полученное золото в тайник, Алан был полон надежд на своё светлое не разбойничье будущее и не желал больше ни о чём думать, кроме как о том, чтобы не выдать себя Робину и банде. Ведь Дейл накопил ещё так мало…

***
Год и сколько-то там месяцев до смерти

Мысль сменить костюм показалась ему очень заманчивой. Быть в одной цветовой гамме вместе с Гаем – это могло как-то повлиять на их отношения. Быть может, как-то сблизить их, или хоть чуть-чуть сократить разделяющую их пропасть.
К тому же в старой разбойничьей одежде Алан в последнее время чувствовал себя неудобно. Во-первых, он уже не был разбойником, а принадлежал к стану их врагов, во-вторых, его организм, так рьяно реагирующий на все прикосновения Гая, на его улыбки и даже иногда на какие-то едкие словечки в свой адрес, выдавал Дейла с головой. Если Гай по этому поводу был не особо наблюдателен, то шериф в любую минуту мог сказать какую-то колкость в адрес Алана. Поэтому приходилось прикрываться и неестественно зажиматься, а в новом наряде это будет менее заметно, и гораздо удобнее будет прятать реакцию своего тела.
Когда он предстал в нём перед Гисборном, тот лишь криво ухмыльнулся, и это, скорее всего, означало одобрение. Что ж, хоть в чём-то Дейл смог угодить своему работодателю…

***

Шли дни, сны повторялись. И сны жгли изнутри. И желание затащить в постель превращалось в навязчивую, маниакальную идею. Алан пытался бороться. Но всё чаще и чаще он проигрывал в этой борьбе, и только случай мешал ему исполнить задуманное. К тому же, в последнее время Гисборн был близок к нему настолько, что, каждый раз упуская очередной шанс, Дейл корил себя за трусость. Из ночи в ночь он прокручивал в голове, как это будет выглядеть, и не оставалось сомнений, что обоим это должно понравиться.
Ждать больше не было сил. Только действие дало бы Алану противодействие. О реакции Гая он догадывался. Но ему необходимо было увидеть её…
Сегодня с самого утра Гисборн был в превосходном настроении. И, казалось, ничто не может его испортить. Целый день они вдвоём что-то делали, куда-то ходили и ездили, и Алан всё больше и больше нервничал. К вечеру Дейл был уже как на иголках.
Они расстались перед тем, как в последний раз пойти к шерифу и доложить ему обо всех сегодняшних передвижениях. Вместо того чтобы идти к себе в комнату, Дейл заглянул на кухню и стащил оттуда бутылку эля. Спрятавшись в коморке, он сделал несколько глотков и, кажется, немного успокоился.
Они встретились в коридоре и зашагали к кабинету шерифа. Алан почувствовал, что Гай был тоже немного пьян. Закусив нижнюю губу, Дейл притормозил и, набрав в грудь воздуха, выпалил:
- Сэр Гай, подождите минуту, - Гисборн повернулся к нему. Его брови поползли вверх в немом вопросе. - Я хотел спросить, - он подошёл ближе: - как…
Алан поймал его лицо и впился губами в чужие губы, пока Гай не соображал, в чём дело. Горячие, сухие и такие желанные губы, подумалось ему. Это продлилось несколько секунд, затем Гисборн, ошеломлённый и мгновенно отрезвевший, с силой отпихнул от себя Дейла так, что тот больно ударился спиной о стену. Гай подлетел к нему в один миг и, зажав его горло рукой, второй нацелив кулак ему в лицо, зарычал:
- Ещё раз такое повторится, Дейл, и ты покойник, понял меня?
Судорожным кивком Алан подтвердил, что он всё понял. Гай ослабил хватку и, скривившись, вытирая губы, приказал:
- Не смей больше повторять подобного! Шагай к шерифу! Ну, живо!

***

А потом появилась ещё и она. Ревность! И настолько сильная, что Алан с трудом мог с ней бороться. Впервые почувствовав её, когда Гай как-то заговорил о леди Мэриан с нежностью и обожанием, и он испугался: такого с ним не было ещё никогда! В нём поднялась такая невероятная волна злости на эту девушку, какой он прежде никогда не испытывал ещё ни к кому.
«Ты должен бороться с этим! – шептал Алан сам себе при вспышках гнева. – Ты. Не можешь. Себе. Этого. Позволить. Иначе. Гай. Выгонит. Тебя. – Твердил он мысленно при каждом новом приливе с трудом управляемой ревности. – Твоя глупая ревность когда-нибудь убьёт тебя, но ты должен бороться с ней, а если не поможет борьба, то и терпеть её, Дейл. ДОЛЖЕН!»
Алану всё больше и больше казалось, что он сходит с ума. Сколько же ему требовалось хладнокровия и сил, чтобы противостоять собственной ревности. Когда Гай заговаривал о Мэриан, или когда он требовал её привести, или когда пытался ухаживать за ней и что-то дарить – всё это вызывало в Дейле жгучее раздражение. Почему Гисборн настолько слеп? Почему он не видит очевидного, почему гонится за глупыми фантомами? Разве они лучше, чем правда, пусть и горькая?!
Размышляя, Алан пришёл к выводу, что чувства Гая были ещё горше, чем у него самого. Если он видел и страдал от того, что видел, то Гай на всё закрывал глаза, он не хотел замечать простых вещей, он верил всему, что могла наговорить ему Мэриан. И это было его большой ошибкой. Потому что эта леди знала все его слабые места, знала, где мягко нажать, а где можно и надавить, чтобы Гисборн был послушным и преданным.
Алан следил за этим исподтишка и завидовал. Он мечтал иметь хоть какую-то власть над Гаем. Сколько ночей провёл Дейл без сна, обдумывая сложившуюся ситуацию: он был готов отдать всё, что имеет, лишь бы Гисборн относился к нему чуть мягче, видел в нём друга, а не вечного слугу. А в то время леди Мэриан доставалась вся нежность и любовь Гая, которой она не заслуживала и которая была ей совсем не нужна. Ведь в её сердце давно жили чувства к другому мужчине.
Такие мысли не покидали его ни днём, ни ночью. Но Алан не мог ничего сделать. Его удел был молчать и ждать. А ещё терпеть и завидовать…

***

А потом Алану всё осточертело. Осточертело быть верным псом Гисборна, готовым ходить для него на передних лапах, осточертело скрывать от него свои чувства, осточертело ревновать, осточертело спать и видеть о нём эти отравляющие жизнь сны… Не видеть, не чувствовать, не желать! Избавиться раз и навсегда! Уцепившись за эту мысль, Алан был готов на всё и искал лазейку, как выбраться из этого замкнутого круга.

А боль от неразделённой любви пожирала его всё сильнее. Сердце каждую минуту просило видеть Гисборна, чувствовать подле себя, чтобы в любой момент можно было прикоснуться! Гай не шёл на сближение, он был всё так же холоден и недоступен. Алан искал способы бороться со своей необузданной страстью и желанием, противостоять им, но всё было напрасно! Ничто уже не могло помочь! Гай, сэр Гай, его и не его Гай, никогда не будет и не сможет принадлежать ему!
Но вот, наконец, ему представился способ предать её, эту свою ненавистную любовь. Подставить по всем законам жанра, ведь больше невозможно терпеть его унижения, боль от его присутствия, от его равнодушия! И он предал. Предал во имя удивительно красивой цели: ведь Англия и король Ричард так нуждались в нём в тот момент! Их защита куда важнее, чем никому не нужная любовь какого-то там предателя…

***

Это произошло в одно мгновенье. Только что между ними был спор на повышенных тонах, и вот она уже лежит на песке, раненная, по её белому платью расползается алое пятно, а он бежит к лошади и вместе с шерифом исчезает за воротами города, даже не оглядываясь.
Гисборн ранил Мэриан! Когда Алан подбежал и опустился рядом, он тут же взглянул на Джак и понял по её испуганному взгляду, что нет никакой надежды. Леди Мэриан умрёт. Дейл был поражён. Он так долго ревновал её к Гаю, что теперь, видя, как она умирает, не мог не посочувствовать ей. Столь юна и молода, Мэриан могла бы ещё жить, но она захотела спасти короля. И ей это удалось. Многие испугались бы такого шага, но только не она. Смелая, сильная девочка…
Но что же теперь будет с Гаем? Столько раз он повторял, что у него нет никого дороже Мэриан, что он не сможет жить без неё… И теперь она исчезнет. Во что тогда превратится его жизнь?
И как теперь повернётся его, Алана, дальнейшая судьба? Ведь он снова совершил предательство. Возвращение короля и светлая добрая Англия – это прекрасно. Но что теперь будет с ним? Что ждёт его дома?..
Когда хоронили Мэриан, Алан смотрел на Робина и видел, как слёзы текут по щекам этого сильного и смелого человека. Дейл знал: едва они прибудут в обратно в Англию, Робин ни перед чем не остановится – он отомстит Гисборну за боль. Только друзья могли теперь удержать Робина от этого шага. После него обратного пути не будет.

***
Сто восемьдесят ночей до смерти

После всего случившегося на длительный срок сны прекратились. Их не было так долго, что Алан успел отвыкнуть от ночных видений, и казалось, что жизнь снова вошла в прежнее весёлое разбойничье русло, где все вновь жили будущим спасением Англии и грядущим возвращением короля. А в банде вместо оставшихся в Акре Уилла и Джак появились монах Тук и Кейт. Тук был славным малым, начитанным, сильным, его слова всегда казались правильными и мудрыми. А Кейт была дивной девочкой, смелой, весёлой, чистой, но как назло обществу Алана и Мача она предпочитала Робина, который будто бы нарочно увлёкся неожиданно откуда-то появившейся младшей сестрой Гисборна, Изабеллой. Едва она начала показываться в лагере, как к Алану вернулись его кошмары.
Вновь из сна в сон он видел себя и Гисборна, видел, что можно вытворять под действием возбуждённого сознания, и, как и прежде, ни в чём не находил себе спасения. Днями напролёт он вытачивал в себе злобу к Гисборну и шерифу, ненавидел их обоих, и это у него неплохо получалось, но ночью злоба на Гая пропадала. В своих сновидениях Алан расправлялся с шерифом и снова был под началом у Гисборна, снова был его слугой и предлагал себя, а тот соглашался…
А потом наяву, как из преисподней, появился принц Джон, этот смазливый разукрашенный петух, что действовал на нервы сильнее всех остальных. Он доставлял неприятностей ещё больше, чем в своё время Гисборн и Вейзи вместе взятые. Но было настоящим удовольствием срывать его гнусные планы.
Алан сразу проникся к брату короля какой-то личной неприязнью. Ему как можно быстрее хотелось выпроводить принца за границы Ноттингема и Шервудского леса. И он был безумно рад, когда тот несолоно хлебавши отчалил из этих краёв.

А через какое-то время в лагере появился и вовсе сам Гисборн. Алан застыл в шоке, когда увидел его перед собой. Сперва эта стерва Изабелла, теперь Гай, кто следующий? Оживший Вейзи? Или укативший принц?
Все молчали, а Робин рассказывал, что, оказывается, их с Гаем теперь связывает общий брат, который обитает где-то в Йорке. И Арчера, так звали этого неведомого родственника, нужно было спасать. Сомневаться в словах главаря не приходилось, и, собравшись, они тронулись в Йорк…

Жить с Гисборном в одном лагере было ещё хуже, чем в одном замке. Мучения Алана с каждым днём превращались в пытку. Он прикладывал титанические усилия, чтобы как можно меньше пересекаться с Гисборном за едой: приходилось есть либо одному из первых, либо самым последним. Чтобы не натыкаться на Гая и вообще меньше видеть его, Алан искал себе дела вне лагеря, пробовал что-то мастерить наподобие тех безделушек, что делал в своё время Уилл, но у Скарлетта был безусловный талант, а у Дейла он вовсе отсутствовал…

***
До смерти около двух лет

Первый сон Алану приснился через несколько дней после того, как очередная операция разбойников была сорвана по его вине. Это их сильно обескуражило. Робин был в полнейшем недоумении. Мач и другие не могли придти в себя, они до самой ночи разбирали продуманный план. Вдоль и поперёк они обсуждали каждую деталь, но не могли сойтись во мнениях, где же Робин и все остальные просчитались.
Алан ушёл спать несколько раньше, чем другие: ему было не по себе, что их сегодняшний план сорвался, но деньги, припрятанные в тайнике, его бодрили. Он, устраиваясь на лежанке, перевернулся на другой бок.
Закрыв глаза, Дейл через какое-то время погрузился в неспокойный сон. Сперва ему снилась всякая чушь, которую и запоминать было ни к чему, а потом…
Это Гисборн. Он полураздет. На его губах - та самая улыбка, которой он наградил Алана при последней их встрече. Гисборн идёт к нему. Гай останавливается совсем близко от него и что-то говорит. Дейл пытается понять, но то ли речь его невнятна, то ли говорит он очень тихо, что невозможно разобрать ни слова. А потом – резкий рывок вперёд – и Гисборн припадает губами к его губам, жадно, требовательно, вступая будто бы в борьбу. Крепко прижимает Алана к себе, начинает приподнимать кофту, его руки, такие тёплые и сильные, шарят по спине, опускаясь ниже, к ягодицам.
Сперва Алан удивлён такой реакции, он даже не сразу закрывает глаза. Но сложно удержать их открытыми, когда накатывает буря головокружительных эмоций, такого противоестественного желания к мужчине. Всё тело начинает ломить, будто бы от долгого неудобного сидения, хочется одного, чтобы он быстрее взял его, не издевался, не мучил одними поцелуями…

Алан глубоко вздохнул, выгнулся едва не колесом, закашлялся, и тут же проснулся. Он был весь в поту. Дотронувшись до губ, Дейл провёл по ним пальцами и понял, что ничего не было, это только приснилось ему. Сейчас он находится там, где и должен быть – в лагере разбойников. Чуть приподнявшись на своей лежанке, он приподнял шкуру и увидел, как штаны в области паха вздулись. Его возбудил сон, где он едва ли не занимается любовью с мужчиной?! Да ещё и с тем, кому продал своих друзей? Это бред! Этого не может быть! Он, верно, спятил, если может даже на секунду подумать, что его хоть сколько-нибудь занимают голые или полуголые мужики! Сколько раз он видел, как переодеваются его друзья, и ни один не снился ему в подобных снах! «Просто какой-то абсурд! - думал про себя Алан, переворачиваясь со спины на бок. – Всё очень просто, – убеждал он себя, - у тебя, парень, уже очень давно не было женщины, и все эти галлюцинации только поэтому! Тебе пора обратить внимания на какую-нибудь местную красотку… Да и зачем далеко ходить, если есть Джак! Она мила, в меру весела и хороша собой, домовита и деловита, к тому же - незаменимый член банды, настоящий друг!»
И улыбнувшись самому себе в знак полного с самим собой согласия, Алан снова погрузился в сон. На сей раз без подобных сновидений.

Следующий аналогичный кошмар приснился Алану где-то недели через три или четыре после первого.
Держа Алана за плечи, не давая ему развернуться, Гай вёл его куда-то, пристально глядя в глаза. В полоборота, по вырисовывающимся из мрака очертаниям Дейл понял, что Гисборн привёл его в свою комнату.
Как и в прошлый раз, помощник шерифа был без рубашки, но и на нём, Алане, сегодня тоже отсутствовала верхняя одежда. Лёгкая волна, было ли это от холода или ещё от каких чувств, разбойник не мог точно сказать, совершенно неожиданно пробежала по всему телу. Гай ощутил её и, приблизившись, прошептал что-то ласковое в самое ухо, щекоча своим дыханием шею, и эта дрожь оставила Алана. Когда они были уже рядом с кроватью, Гисборн одной рукой толкнул его, и Дейл послушно повалился на мягкую перину. Гай был сверху, но Алан ничего не имел против этого.
Гисборн поцеловал сперва губы, жадно прикусывая их, затем шею, не переставая оставлять свои «метки» и там. В это время его руки умело расшнуровывали на штанах разбойника узелки и верёвки, что были замотаны вокруг талии.
Алан трепетал под руками Гисборна, его будто лихорадило. По телу бежали мурашки от чужих прикосновений, руки судорожно сжимали простынь, сердце билось настолько сильно, что, казалось, оно сейчас выпрыгнет из груди и пустится по комнате в пляс. В глазах плясали огни в диком танце, казалось, что кожа готова расплавиться под руками Гая: но сквозь все эти чудесные безумные ощущения прокрадывалось нечто такое, отчего кровь в любую минуту могла прекратить свой бег по жилам. Это был страх, боязнь такой близости, ведь никогда прежде он не хотел мужчину, да ещё так сильно, как сейчас Гисборна.
- Не бойся, - услышал Алан тихо, и поцелуем Гай снова закрыл ему рот, не дав ничего ответить.
Дейл выгибался под ним и к нему навстречу, стонал, едва не метался по кровати от его прикосновений и поцелуев, но Гисборн будто издевался, он продолжал только целовать его, то опускаясь ниже, то вновь поднимаясь.
Штаны полетели в сторону, и вот он гол перед своим дьявольским растлителем и искусителем, когда тот всё ещё продолжает оставаться в своих кожаных брюках. Но Гисборн продолжает издеваться, он зацеловывает Дейла с нежностью и страстью, лаская руками.
А всё это время Алан пребывает в агонии. Его трясёт, стоны давно переросли в хрипы, он уже не просит, он молит Гисборна, не издеваться, а как можно быстрее воспользоваться правом хозяина и господина.
Поднимая глаза на Гая, Дейл видит в них усмешку. Что же ещё задумал Гисборн, чтобы продолжить муки своего слуги?!
Гисборн рукой дотрагивается до возбуждённой плоти Дейла, водит по ней пальцем вверх и вниз, а потом начинает ласкать её. Доводя Алана тем самым до ещё большего возбуждения, он, улыбаясь, обращается к нему:
- Не хочешь помочь? – и глаза опускаются к застёжкам на кожаных брюках.
- Хочу, - доносится хрипло, и с каким-то звериным придыханием.
Непослушными руками Алан с большим трудом справляется со шнуровкой. Сколько драгоценных минут ушло на расшнурование, Дейл не считал, но ему кажется, что их было слишком много. И, наконец, победа! Брюки на полу, Алан трепещет перед обнажённым телом Гисборна, о котором всё это время мог только мечтать.
Делая вдох, Дейл закрывает глаза и, выгибаясь, раздвигает перед ним ноги…
Алчное наслаждение вперемежку с адской болью окутывают Алана, и его хриплый стон разносится по комнате…

- АЛАН!!! В чём дело, Алан? – Дейла трясли изо всех сил, и ему поневоле пришлось открыть глаза: вокруг него толпилась вся банда, они были ещё полусонные, но неподдельный ужас на их лицах говорил, что они не на шутку перепугались, услышав крик.
Алан привстал на локте, и, стараясь казаться, как можно более испуганным, а не перевозбуждённым, незаметно от них прижимая сильнее к себе накидку, под которой спал, хрипло произнёс:
- Ребята… Ребята, вы чего всполошились? Мне приснился всего лишь кошмар. Всё нормально, со всеми такое бывает, парни. Спокойно… Ложитесь, этого больше не повторится, - твёрдо заверил он их, отворачиваясь от перепуганных лиц и укладываясь поудобнее…

Потом сны участились и стали безумно похожи на явь. От них Алан начинал стонать по ночам, как больной. Ребята иногда слышали эти стоны и наутро с пристрастием расспрашивали его об их происхождении. Дейл отнекивался и оправдывался, говоря, что его в последнее время мучают кошмары, связанные с прошлой жизнью, и это всё из-за них. Джак, к которой, ему казалось, он когда-то что-то питал, всё чаще и чаще с подозрением смотрела на него. Всё чаще и чаще в её глазах он видел немой вопрос «А правда ли, Алан, то, что ты говоришь?», и быстрее, чем обычно, он отводил взгляд, не желая отвечать на это предположение.
А сны продолжались, чего он только не делал, чтобы они прекратились! Но тело просило близости с Гаем, оно не воспринимало больше женского тепла и женской ласки, сколько бы Алан не старался себя заставить! Оно не воспринимало и зелий с настоями, которыми торговали в деревнях. Ничто не могло помочь, кроме одного…
Но позволить себе глупой выходки он не мог. Это же противоестественно! Да и Гисборн испытал бы только презрение к нему, узнай он о таком. А Дейла с каждым днём всё сильнее и сильнее тянуло оставить разбойников и уйти жить в город, ближе к Гаю…
В дальнейших своих снах, которые приходили к нему чаще обычного, он перехватил инициативу у Гисборна: зацеловывал лицо, каждую его чёрточку, шею, грудь, каждый мускул, руки, спину, член и ягодицы – жадно, прикусывая кожу, оставляя царапины на теле любовника. Используя разные позы, чтобы овладеть таким безмерно желанным и мускулистым телом Гисборна, Алан был наверху блаженства, но, дьявол его задери, наутро выяснялось, что всё это был сон! И тут же приходили муки: возбуждённый орган горел, в голове отвратительно шумело, и хотелось умереть от разъедавших душу страсти и тоски.

***
Шестьдесят семь минут до смерти

Когда Тук и Джон принесли весть из Ноттингема, что он, Алан-А-Дейл, помилован, а всех остальных ждёт виселица, Алан сперва ничего не понял. Как это? Почему? И вновь эти жалящие слова – ты опять нас продал! Трус! Паршивый предатель!
Едва ноги начали подкашиваться, он успел схватиться за столб, что поддерживал крышу над их головами, иначе бы не выдержал такого известия. Как это? Как такое вообще возможно? Он не имеет никакого отношения к этому, и тем более к Изабелле! Ведь у Робина были с ней отношения, ведь это он водил её сюда! А он, Дейл, был только сторонним наблюдателем! У них не было никогда ничего общего с этой стервой!
- Ребята, да вы что? – Алан растеряно смотрел в лица своих друзей, ища слова оправдания. Тук, Мач, Джон, Робин и даже Гай… Ни в чьих глазах он не видел ни сострадания, ни понимания, никаких чувств, кроме неприкрытой ненависти. Он безвольно опустил голову, и в воспоминаниях появился образ Джак… Той единственной, кто понимала его. Единственной, в ком он всегда чувствовал поддержку. И в нём неожиданно проснулась злоба ко всем этим людям, каждого из них он сейчас сам люто ненавидел и презирал. Он поднял голову и заговорил, размахивая руками:
- Да вы с ума сошли, ей верить! Я не виновен! Я изменился! Я не предавал вас! Я всегда был с вами! На виду! Как вы вообще можете такое подумать? Да и кому вы верите, чёрт возьми? Этой дряни Изабелле, у которой зуб на всех нас, и особенно на тебя, Робин, или мне, человеку, прошедшему и огонь и воду плечом к плечу с вами? – и тут силы упрекать закончились, ведь они всё равно не поверят. Он выдохнул и замолчал, не опуская глаз и желая выслушать их обвинительные речи.
Робин, Джон и Мач разуверились в нём, каждый из них приводил с десяток доводов, что на Алана нельзя больше рассчитывать, что он не изменился, что такие, как он не меняются, и его пустые оправдания хотят только запутать их.
Он слушал их и не мог поверить своим ушам. Они, сами того не подозревая, предают его, ведь он не делал ничего подобного! У него и в мыслях такого не было! Все эти люди готовы поверить какой-то позорной, пустой клевете, а не ему. Алан взглянул на Гая: его лицо оставалось бесстрастным, он почти не смотрел в сторону Дейла, хмыкнул что-то и безразлично пожал плечами, когда Робин обратился к нему за советом. Гисборн тоже не верит… Алан взглянул на Гуда с болью, и заговорил с невероятным отчаянием в голосе, которое, как он надеялся, должно было достучаться хотя бы до главаря:
- Робин… Поверь мне, Робин и вы, ребята! Я ни при чём! Я не имел никаких дел с Изабеллой! Я уже был в шкуре предателя, и тогда получил сполна за это. Какой смысл сейчас мне повторять пройденное, если мне дороже наша дружба? Почему ты отказываешься мне верить сейчас, как поверил тогда, когда принял обратно в банду, Робин? Разве я не доказывал после этого много раз, что, наконец, изменился, что вы – моя единственная семья, что ради вас я готов на всё! – он сорвался на крик и последние слова скорее адресовал Гаю, с которого теперь не сводил глаз: «Ты же знаешь, что особенно для тебя, Гисборн! Тебе это хорошо известно! Отвёл глаза… Посмотри же на меня! Подними глаза и посмотри, это ведь совсем не сложно. Посмотри, как сейчас будут распинать последнего любившего тебя человека! Посмотри! Не хочешь? Не смотришь и не веришь… Может быть, даже презираешь сейчас меня вместе с ними?! И готов плюнуть в лицо, как они! Плюй, чего же ты ждёшь? Пинай, поноси, разорви в клочья, но посмотри на меня сейчас! Сию минуту, Гисборн! Господи, ну посмотри же на меня! Неужели, это так сложно, если ты уверен в моей вине? Как же мне хочется крикнуть тебе о своей боли, но ты опять не услышишь, как не слышал никогда и не стремился даже заметить. Всё, что я хочу – это видеть твои глаза сейчас! И твою презрительную усмешку. Тогда мне точно будет ясно, что ты отрекаешься от меня! Отрекаешься от всего того, что я тебе предлагал! Давай же, ГИСБОРН!» – но Алан так и не увидел взгляда Гая, тот лишь отвернулся, не желая смотреть в сторону заклеймённого. Дейлу ничего не оставалось, как закрыть глаза и крепко сжать кулаки, желая унять бьющую его дрожь. Сердце стучало громко и гулко в груди, перед глазами были их лица, и было его полуравнодушное лицо, даже в голове проносился странный гул чужих голосов. В последний раз, перед тем, как его привяжут, Дейл взглянул на спину отвернувшегося Гисборна и мысленно обратился к нему: - «Так кто же из нас предатель, Гай?..»
...на главную...


июль 2019  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

июнь 2019  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2019.07.21 22:40:15
Несовместимые [9] (Гарри Поттер)


2019.07.19 21:46:53
Своя цена [18] (Гарри Поттер)


2019.07.18 15:56:05
Ноль Овна. Астрологический роман [10] (Оригинальные произведения)


2019.07.16 23:04:47
(Не)профессионал [2] (Гарри Поттер)


2019.07.15 23:05:30
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2019.07.13 22:31:30
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.07.12 17:10:13
Очки для Черного [0] (Дом, в котором...)


2019.07.03 12:27:11
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2019.06.28 22:27:47
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2019.06.28 21:53:49
Янтарное море [6] (Гарри Поттер)


2019.06.28 01:41:29
Быть Северусом Снейпом [247] (Гарри Поттер)


2019.06.23 18:21:14
Список [8] ()


2019.06.11 11:37:37
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2019.06.09 22:41:12
Нейсмит, Форкосиган и все-все-все [2] (Сага о Форкосиганах)


2019.06.08 15:03:20
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:56:18
Поттервирши [16] (Гарри Поттер)


2019.06.07 23:45:12
Сказки нашего блиндажа [4] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 23:42:54
Город Который [1] (Оригинальные произведения)


2019.06.07 14:46:09
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2019.05.24 12:13:50
Ненаписанное будущее [16] (Гарри Поттер)


2019.05.20 09:35:56
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.05.16 17:46:12
В качестве подарка [68] (Гарри Поттер)


2019.05.09 15:49:02
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.05.07 12:03:51
Двуликий [41] (Гарри Поттер)


2019.05.04 16:19:41
Отвергнутый рай [17] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.