Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Люциус вечеpом устpоился у камина с «Ежедневным Оракулом», потягивает чай. Вбегает Добби:
- Сэp, у вас в гостиной оpудует гpабитель!
Малфой (не отpываясь от газеты):
- Хоpошо Добби, пpинеси мне pужье и костюм для охоты, лучше в клетку.

Список фандомов

Гарри Поттер[18458]
Оригинальные произведения[1235]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12640 авторов
- 26929 фиков
- 8581 анекдотов
- 17649 перлов
- 659 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Что важнее: форма или содержание?

Автор/-ы, переводчик/-и: Galit
Бета:Venom_VR
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:ГП/СС
Жанр:Drama, Romance
Отказ:Гарри Поттер, характеры, имена и названия принадлежат J. K. Rowling и Warner Bros. Коммерческая прибыль не извлекается, ничьи права не нарушаются.
Цикл:"Философский" [7]
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:В одну и ту же реку дважды не войти, а вот в одну и ту же лужу сесть…
Комментарии:
Каталог:Пост-Хогвартс, Книги 1-7, Обмен телами
Предупреждения:слэш, OOC
Статус:Закончен
Выложен:2010.03.08 (последнее обновление: 2010.03.08 15:36:46)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [5]
 фик был просмотрен 10304 раз(-a)


Я не знаю, может быть, совсем неверно
С твоей стороны – да и с моей, наверно, —
Говорить слова, которые не нужно
Говорить равнодушно...

(Елена Ваенга, «Внутри»)

Едва открыв глаза, Гарри сразу об этом пожалел и, глухо застонав, снова зажмурился: мало того, что ощущения были слишком уж сходны с сильнейшим похмельем, так ещё и рассмотренная действительность резко усугубила его страдания. Пары секунд вполне хватило на то, чтобы оценить ситуацию и расстроиться по этому поводу. Нет-нет, ничего особо страшного вокруг не было – ни Тёмных Лордов и Пожирателей смерти, ни подземелий с кандалами, – но и в знакомом с детства помещении для Гарри Поттера тоже ничего хорошего не наблюдалось.

Называть этот вариант Выручай-Комнаты собственно комнатой было катастрофическим преуменьшением: мало ли, что где-то там, чуть ли не на линии горизонта, высились исполинские стены, отграничивающие это пространство от окружающего мира! Воплощение детских представлений о сказочном королевстве Потерянных Вещей, целый город, где настоящие улицы и проулки сложились из спрятанных и забытых в этой, с позволения сказать, комнате… и как же Гарри был бы счастлив оказаться там по-настоящему. Но знакомая уже размытость стен, непроглядный, клубящийся «туман» за окнами и отсутствие видимого выхода мгновенно разочаровали его, подсказав, что окружающая мегасвалка – не желанный Хогвартс, а всего лишь снова его, Гарри Поттера, собственный внутренний мир, «сотканная из его сущности психофизическая матрица, в силу непостижимых причин проецируемая подсознанием именно в виде такого хаотичного нагромождения хлама», как авторитетно выразился некий сведущий в предмете специалист.

«Хотя, наверное, это и характеризует меня не с лучшей стороны. Просто позор – взрослому солидному джентльмену, главе столь серьёзного департамента, как британский аврорат, иметь вместо головы этакий бардак… – печально вздохнул он, но тут же пожал плечами, решив: – А, можно подумать, от меня здесь что-то зависит. Если бы я не соответствовал занимаемой должности, то не задержался бы на ней, несмотря на громкое имя и славу: доблестный заместитель первый и подсидел бы, причём из благороднейших соображений – общественное благо и всё такое… Поэтому надо просто смириться с тем, что не в моей власти изменить, и принимать себя таким, как есть. Со всеми недостатками... и бардачной «внутренней организацией». Главное ведь – как это всё действует, а не как выглядит, не так ли? И действует достаточно неплохо для того, чтобы сообразить: весьма посредственные познания в ментальных искусствах не позволяют мне устраивать здесь смелые эксперименты в попытках выбраться самому. А это означает что? Это означает, что мне надо добраться до того, прежнего места, чтобы упомянутому заместителю было проще меня отсюда спасать… Чёрт, почему же мне так плохо, ведь в прошлый раз перенос сработал не в пример легче?!»

Гудящая от боли, кружащаяся голова, назойливая тошнота и нетвёрдое чувство равновесия по-прежнему пытались убедить его в излишне бурно-весело проведённом времени накануне, но Поттер не поддался искушению принять наиболее напрашивающееся объяснение. Ночь, бесспорно, была замечательной, жаркой, страстной (и, как следствие, практически бессонной), но если он сейчас находился внутри своего сознания, то физические ощущения не мог испытывать по определению, верно? Следовательно, прелести псевдопохмелья принадлежали телу метафизическому, иными словами, являлись страданиями души, – как бы затрёпанно ни звучало такое определение, а нынешнее положение вещей оно отражало наиболее точно.

«Хм. В последний раз этот… самобытный дизайн я разглядывал из-за проклятия, прикреплённого к одному из служебных документов. Происходило всё так же, как и сейчас: внезапно навалившаяся усталость, прикрываешь на секунду глаза и… всё, провал. Однократное заклинание, без остатка израсходовавшее себя, не оставившее следов на несущем предмете и, соответственно, не давшее никаких зацепок насчёт личности отправителя. Так сказал Дэн, проводивший расследование, и у меня нет повода сомневаться в его отчёте… А точно нет? – Внезапная мысль ударила, как пощёчина, наотмашь: – Может, я минутой раньше, расфилософствовавшись, как раз и пришёл нечаянно к правильному выводу?! Что он мгновенно сместит меня, если решит, что я не отвечаю должностным критериям?.. Да тьфу на тебя, Поттер! Что за неуместный всплеск профессиональной паранойи?» – резко одернул он себя, рассердившись, отчего в голове застучало совсем уж часто, пришлось даже опереться о ближайший предмет повыше – развороченную мраморную тумбу, стараниями чьих-то шаловливых ручек и неизвестных трансфигурационных экспериментов раскрывшуюся от центра, подобно жутковатому каменному цветку.

Отстранённо рассматривая остатки Скрепляющих заклятий (неизвестный умелец явно пытался реставрировать пострадавший предмет обстановки, прежде чем, отчаявшись, запрятать его здесь), Гарри отругал себя за излишнюю подозрительность:

«Если бы Деннис хотел моё место, то не провел бы столько лет, довольствуясь ролью помощника, и сам отлично об этом знает. А если вспомнить, кем на самом деле является мой дорогой друг, то всякие сомнения и вовсе теряют смысл. Дэн меня любит! Только поэтому оказался в аврорате и столько лет терпит мой идиотизм. А задерживается только потому, что… что-то его задержало!»

Пыхтя, путаясь в подоле мантии и делая остановки для отдыха через каждые три шага, мужчина пробирался к «прежнему месту», но, немного не дойдя до цели, упал, споткнувшись о какую-то огромную металлическую… кх-кхм, железку, откликнувшуюся низким пустотным гулом. Громко и нецензурно высказался об этакой незадаче, с трудом сел, придерживая рукой разрывающуюся от боли голову. По размышлении отказался от дальнейших перемещений и уселся прямо на вставшем ему на дороге препятствии, благо оно подходило для этих целей и по высоте, и по площади: старинный доспех, кираса или нечто вроде того, богато украшенный насечкой из золота и серебра, рельефами и чеканкой рунными символами. Он протестующе заскрипел под попирающим его поттеровским седалищем, но выдержал, не развалился.

«Интересно, чем являются эти… латы или как их там? – в действительности? Каким-нибудь боевым заклятием? Помню, в аврорской школе проходили мы что-то такое, пятисотлетней давности. Хотя нет: доспехи, броня – это ведь предназначено для обороны, а не для ведения наступательных военных действий, не так ли? Стало быть, это одна из моих Защит. – Гарри даже немного развеселился, пытаясь вычислить: какие именно из охранительных чар так решительно оборвали его скорбное шествие по закоулкам собственного рассудка: – Не Щит, это точно, вон их тут сколько валяется. Может быть… – Догадка возникла, как и полагается, спонтанно и непредсказуемо: – Уж не моя ли это убогая окклюменция?! Ха, было бы забавно – и с полным на то правом! – сообщить Дэну, что я на неё буквально «положил задницу». Хотя он, наверное, не удивится, скажет только: «Признался в конце концов! Я с самого начала это подозревал». Сам-то он во всём этом мозгокопании просто гениален… Если бы ещё не пытался добиться от окружающих того же совершенства, ему бы вообще цены не было. – Поттер тепло улыбнулся: – Зануда моя. Перфекционист проклятый…»

И действительно, хоть шефа Поттера в аврорате уважали и побаивались, но вот заместителя его, Денниса Криви, за глаза все звали Серым Кардиналом – и не без оснований: этого симпатичного блондина, такого безобидного внешне, даже старослужащие предпочитали по возможности обходить десятой дорогой, а молодые авроры и вовсе боялись как огня. Соблюдая субординацию, признавая полноправие власти Самого, старший аврор Криви обладал немалым влиянием, оставляя начальнику внешние контакты департамента магического правопорядка, а на себя приняв контроль за делами внутренними. Немалый груз своих обязанностей он нёс с честью, но вот управлял, как говорится, «железной рукой в бархатной перчатке», дисциплину и внутренний распорядок насаждал безжалостно – равно как и искоренял выявляемые недостатки. Его печально знаменитые личные обходы здания аврората, регулярные, но бессистемные, «чтобы не расслаблялись», помогали Деннису неизменно быть в курсе мельчайших подробностей всего происходящего в аврорате, всех сплетен, слухов и происков, а заодно держали подчинённых в тонусе и постоянной рабочей готовности. Не гнушаясь банального подслушивания разговоров (и подавая затем коменданту аврорского корпуса внушительные списки обнаруженных минусов и недочётов, подлежащих искоренению), «господин адский заместитель» ухитрялся появляться в нужных местах, как чёрт из табакерки: внезапно, бесшумно и всегда не вовремя. Например, в самом разгаре спонтанного межколлегиального обсуждения «Рискнуть ли и сбежать с дежурства на полчаса раньше, или всё-таки не рисковать и отбыть отведённое на несение службы время… А-ам-пф, здравствуйте, мистер Криви, а мы тут… Есть, сэр, дисциплинарное взыскание. Разрешите идти?..»

Перед неизменно безукоризненным, ладным и подтянутым «кардиналом» уважительно-завистливо вытягивались в струнку бывалые авроры – и трепетал, словно перед строгим учителем, стажёрский молодняк. Его ненавидели бы – если б всё то, чего он требовал от других, не было для него самого нормой жизни: никто не стал бы отрицать, что нынешний начальник аврората – незаурядная личность, великий маг, Герой и прочая, прочая… но постоянно контактировать с ним было неизмеримо тяжело. А если учесть, что представительские интересы, Министерство и Уизенгамот частенько требовали от шефа Поттера вести вынужденную светскую жизнь, то на его помощника ложились весьма непростые и разнообразные обязанности, а также нелёгкий груз ответственности. Как бы ни скрипели зубами завистники, как бы ни шипели на Криви, мол, «всего лишь цепной пёс Мальчика-Который-Выжил, прихлебатель и подхалим», но почему-то мало кто из них всерьёз претендовал на его место… и ещё реже кто-то отваживался высказать претензии ему в лицо (а после одной из вошедших в притчи саркастичных отповедей «обвиняемого» повторно подставляться никто из этих смельчаков больше не рисковал).

«Да и не угроза они Деннису, впрочем. Не с его жизненным и интриганским опытом», – Гарри поймал себя на том, что снова улыбается мыслям о друге, полностью переключившись на них и даже частично забыв о болезненных ощущениях: что и говорить, думать о Дэне было гораздо приятнее, нежели о мигрени. Умостившись поудобнее на своём ненадёжном сиденье, мужчина целиком предался этим размышлениям – занятие, на которое обычно катастрофически не хватало времени. Не так давно друзья… развили свои отношения – стали любовниками, а осмыслить случившееся до конца Поттеру до сих пор не удавалось: слишком яркими и необычными были впечатления. И им явно ещё долго не грозило стереться или потускнеть...

Их первый раз оказался совсем не таким, как представлялось. Он боялся, что не сможет… что у него не получится… несмотря на то, что он обожал поцелуи Дэна, не сумеет полноценно ответить… возбудиться с ним – с мужчиной! – когда дело дойдёт до постели. А того, что разочарует и обидит своей несостоятельностью партнёра – ещё больше. Но сомнения оказались напрасными: опытный и страстный, блондин без труда добился от него нужного отклика. А самый главный компонент, необходимый для удачи всего этого эксперимента – его искренняя, нескрываемая любовь – стал для Гарри самым мощным афродизиаком, который только могло породить воображение. Он пылко возвращал поцелуи, чувствуя, как стремительно нарастает возбуждение и нетерпеливый интерес, в порыве трогательного бесстыдства прижимался к горячему телу Денниса. Вдоль тела, лаская и познавая его, а заодно освобождая от одежды, двигались непривычно большие руки, и, забыв обо всех сомнениях и опасениях, Гарри отвечал с такой готовностью и жаром, что Дэну потребовалось всё его самообладание, чтобы столь пылкие объятия не нашли своё логическое завершение слишком быстро.

Не было долгой, томной любовной игры, не было робости и внезапных озарений. Не было и ожидаемой боли первого вторжения. Не было ничего, кроме яростно пульсирующей в венах крови и гула в ушах, сокрушительного напора двух мужских желаний и жадной страсти, которая росла, росла и росла… пока неожиданно упоительное ощущение тугой полноты не взорвалось в сладостной разрядке любовного напряжения. Пока самозабвенные стоны и бессвязные выкрики, содрогания двух слившихся тел на пике наслаждения не превратились в обессиленную дрожь с постепенным осознанием того, что не до конца снятые брюки, зацепившись, по-прежнему болтаются на одной ноге.

Что на поросшей густыми светлыми волосами груди Дэна неоднократно отпечатаны синевато-красные ямки: следы его зубов. Гарри Поттер, человек, проживший на свете без малого тридцать восемь лет, из которых тринадцать прошли в отнюдь не бесплодном браке, и до не слишком давнего времени убеждённый в нерушимости своих сексуальных предпочтений, настолько забылся в мужских объятиях, что в бесконтрольной страсти покусал своего партнёра по постели… Конечно, нельзя сказать, что тот был хоть сколько-нибудь огорчён этим обстоятельством, судя по блаженному виду, с которым разглядывал потолок над кроватью, лёжа рядом с Гарри... но собственная несдержанность по меньшей мере смущала. Если не сказать больше.

И оставалось только догадываться: были ли сказанные Деннисом слова правдой? Или же их породила горячка страсти? Он казался искренним, когда выдыхал их в промежутках между поцелуями, но…

«Тебе это нравится? – говорил он, ловя взгляд Поттера своими потемневшими глазами и без труда читая в нём ответ. – Тебе нравится всё, что я с тобой делаю? Не стесняйся меня, Гарри, не прячься. Не скрывай от меня ничего, – просил Дэн: – Мне нужно знать всё – каждое твоё ощущение, каждый страх, каждую прихоть. Чтобы и я мог разделить их… – И смеялся в ответ на сбивчивые признания и опасения: – Всё будет просто отлично! Отвращение? Откуда оно может взяться? Ничто в тебе не может вызвать во мне отвращения, дурачок: я люблю тебя. Слишком давно люблю… таким, какой ты есть…» И всё тело Гарри вибрировало в лад прикосновениям умелых рук. А потом диалог становился по большей части безмолвным, и в словах исчезала необходимость. Потому что рты обоих были заняты, на деле воплощая приходящие в голову фантазии вместо того, чтобы обсуждать их, а окружающий мир с его условностями на время переставал существовать…

– …Поттер!! – Размышления его были прерваны их объектом: лично и самым бесцеремонным образом. До умиления знакомые интонации – злость и беспокойство – звучали в доносящемся из соседнего «переулка» рыке: – Если тебя и здесь не окажется, я тебя лично прибью!

– Я бы посмотрел, как тебе это удалось, если бы меня и в самом деле здесь не было, – не удержавшись, фыркнул Гарри и тут же задохнулся от боли: оставленная без внимания мигрень мгновенно отомстила ему за опрометчивое поведение новым, особенно яростным «взрывом».

– Да-да, очень смешно… В чём дело?! – Появившийся из-за поворота «спасатель» собирался было брюзжать дальше, но оставил своё намерение после первого же взгляда на полуобморочного, с трудом удерживающего вертикальное положение Поттера. Вместо того, чтобы продолжать читать мораль, мужчина бросился к любовнику и, упав на колени подле него, дрогнувшей рукой коснулся бледной щеки: – Что с тобой?

– Голова. Болит. Очень сильно, – приоткрыл слезящиеся глаза тот. Если бы Гарри пребывал в не столь плачевном состоянии, он, без сомнения, заново бы оценил то, как сюрреалистично выглядела эта встреча: коленопреклонённый Северус Снейп (ведь именно его душа обитала нынче в теле Денниса Криви – заместителя, друга, а с недавних пор и любовника, – и проникающая в чужое сознание проекция этой души по-прежнему выглядела так, как полагалось от природы), искренне переживающий о здоровье Гарри Поттера, – такая картина совершенно точно заслуживала кисти кого-либо из великих живописцев. Но несчастному руководителю аврората сейчас было решительно не до мыслей об искусстве и о том, кто именно окажет ему необходимую помощь: – Сделай что-нибудь, Дэн, – сдавшись, попросил он приятеля.

– Голова? И это здесь, изнутри, так сказать… Понятно. Ну-ка, давай попробуем, – не стал медлить бывший учитель. Волшебной палочки у него не было, поэтому он просто положил ладонь на лоб Гарри, произнося: – Finite Incantatem!

Боль исчезла внезапно, можно сказать, по волшебству, обессилевший Поттер, обмякнув, упал в объятия партнёра, уютно уткнувшись носом в чёрное сукно знакомой с детства мантии. «Иди знай, почему все ощущения здесь кажутся такими материальными… Даже запах донника как раньше, в классе. Вот только в детстве меня паралич бы накрыл от мысли обняться с обладателем этой мантии! Как всё-таки восприятие зависит от возраста и жизненного опыта! Сейчас, например, когда у меня ничего не болит, а его руки крепко держат меня, не давая осесть на пол, я искренне счастлив… не хватает лишь ма-аленького дополнения».

– Лучше? – Излишний вопрос: результат был налицо, бессмысленно-блаженная ухмылка с головой выдавала охватившую Гарри эйфорию, схожую с эффектом снятия долговременного Пыточного проклятия или принятием наркотического зелья. Бережно, как младенца, усадив друга ровнее, старший мужчина в бешенстве скрипнул зубами: «Дайте только привести его в себя и вернуться в действительность самому, и кому-то сильно не поздоровится!»

– Просто прекрасно! – пьяненько заулыбался любимый босс. – А теперь ты меня поцелуешь, и станет совсем замечательно.

– Я породил чудовище, – пробормотал… Снейп. – Поттер, ты придурок. И сексуальный маньяк к тому же! Нам надо срочно отсюда выбираться, а ты мне про поцелуи толкуешь. Придём домой, и я с наслаждением поцелую тебя, куда только скажешь, а пока… Я, конечно, зарегистрировал нам «расследование особой важности» у дежурного и запер твой кабинет изнутри, но всё же хотелось бы вернуться до того, как кто-то вломится туда… и обнаружит наши практически бездыханные тела.

– С места не сдвинусь, – упёрся «пострадавший», разваливаясь поудобнее и безмятежно сияя на собеседника улыбкой: – Пока несколько вопросов не проясним – остаёмся на месте. Ты так рвёшься сбежать отсюда только потому, что выглядишь здесь по-прежнему и стесняешься... Ну что ты так удивился? Можешь считать меня придурком, но на кое-какие вещи даже я не могу не обратить внимания. Ты ведь уверен в том, что я сплю с тобой-Деннисом из-за одной только смазливой внешности и того удовольствия, которое ты доставляешь мне в постели, а о тебе-Северусе, который в это время находится внутри, стараюсь в это время не думать, правда? Так я и знал... Ну и кто тут придурок… сексуальный?! Я люблю тебя! Вас обоих люблю, если можно так выразиться… А Деннисом называю исключительно по твоей же, мистер Паранойя, просьбе! Хочешь, начну Северусом звать? При всех? Будет весело… какое-то время. Пока за мной колдомедики не придут.

– Сдаётся мне, один из нас начинает заговариваться, – строго заметил ему партнёр, но сразу неохотно добавил, отведя глаза: – Гарри, ты мне ничего не должен, в том числе и таких заявлений, не надо делать их только потому, что думаешь: я хочу это услышать. То, что мы неплохо подходим друг другу в постели, ни к чему тебя не обязывает… И обманывать себя тоже не нужно.

– Ну, что я говорил?! – возмутился Поттер: – Недоверчивый упрямец! Я тебя люблю – целиком и полностью, душу и тело... даже если они от разных комплектов. И уже достаточно большой мальчик, чтобы не разбрасываться такими словами! То, что ты старше на целую жизнь, не даёт тебе права обвинять меня в легкомысленности и не имеющей смысла болтовне. Пора бы уже понять, что я всегда отвечаю за свои слова и, если уж произношу что-то вслух, то именно это и подразумеваю!

– Но ты же не станешь отрицать, что поверить в такое довольно сложно? – Снейп упорно прятал лицо за свисающими прядями волос, не желая встречаться с любовником взглядом, но в голосе его против воли звучала надежда.

– Я понял: ты хочешь, чтобы я тебя убедил, да? И наверняка, с приведением кучи аргументов в пользу вышесказанного, – догадался Гарри, потерев висок. – Нда… Не подумай, что я против, только у меня как раз голова работает с трудом… – Он постепенно приходил в себя, но отголоски перенесённой боли всё ещё мешали сосредоточиться: – Э-э… Ну… Что же… А! Мне, между прочим, тоже трудно было поверить в то, что ты любишь меня, а не живое воплощение моей матери! – вдруг ляпнул он первое, что пришло в голову. – Но я же с этим справился!

– Что?! – Шокированное выражение быстро метнувшихся к нему чёрных глаз удовлетворило гриффиндорскую душу Поттера настолько, что тот снова пришёл в хорошее расположение духа, больше не испытывая трудностей с объяснениями:

– А что ты думал? Ты мне тогда на много лет вперёд комплекс обеспечил своим «Посмотри на меня», – пожаловался Гарри. – Знаешь, как страшно думать, что в тебе ценят только зеленоглазость?.. Напоминание о покойной матери? Не личные качества и достоинства, а случайно доставшуюся расцветку?

– Могу представить, – медленно кивнул Снейп и бережно обвёл костяшками пальцев контур его лица. – На самом деле… я почти никогда не воспринимал тебя «сыном Лили», если тебя это успокоит. Да, когда ты явился учиться в Хогвартс, первое время было дико видеть «её» глаза на лице «Джеймса», ты наверняка неоднократно слышал что-то похожее ото всех, кто был знаком с твоими родителями… Но поверь: ты довольно быстро заявил о себе как самостоятельная личность, и я никогда не отождествлял тебя с матерью. Заботился по мере возможностей, чтобы сын небезразличного мне человека оставался в живых – но не испытывал никакого физического влечения. А когда… – он слегка замялся: – Когда умирал и попросил посмотреть… Я просто хотел убедиться напоследок, что мои старания не были напрасны. Что вот он ты: живой, здоровый, сидишь возле меня и не испытываешь ненависти… хотя и особой благодарностью тоже не горишь! – Шутливо щёлкнув Гарри по носу, он оборвал зарождающийся у того протест: – Не было у меня тогда ни сил, ни времени, чтобы проводить аналогии и сравнивать твои и её глаза, понял? Не забивай себе больше голову всякими глупостями. Настоящая любовь пришла ко мне уже в новой жизни. Представления не имею: то ли мои эмоции так повлияли на тело, в котором я очутился (это с подростковой-то гиперчувствительностью!), то ли в «памяти» этого тела изначально была склонность к мужской любви, но какие-либо эротические мысли на твой счёт стали посещать меня только в Криви-ипостаси… Для которой Лили Поттер была лишь старым, размытым воспоминанием о далёком детстве, странной дружбе и первой влюблённости, потерянных возможностях и искуплённой вине. Хочу я только тебя, не сомневайся.

– Отлично, – удовлетворённо улыбнулся Поттер. – Но если уж у нас разговор пошёл на такие серьёзные темы, надо дообсудить ту, от которой, ты думал, успешно увёл меня в сторону. О твоём облике... и моём отношении к нему. Не хотелось говорить об этом, не люблю обычно разбирать чувства на составляющие. Думал, что ты, как всегда, сам всё понимаешь лучше меня, но... Нет уж, сиди теперь молча и слушай! Бывают вещи, которые говорятся один раз – и навсегда. – Помолчав, он немного собрался с мыслями и, резко выдохнув, «нырнул»: – Да, о том, что «внутри» старого друга, привычного и будничного Дэна Криви, на самом деле прячется душа Северуса Снейпа, вдобавок ещё и испытывающая ко мне отнюдь не платонические чувства, я узнал сравнительно недавно. Да, мне пришлось многое переоценить и пересмотреть кое-какие убеждения… Да, двадцать лет привычки так просто не пересилишь, и, понимая происходящее умом, я всё же продолжаю в целом воспринимать тебя Дэном, потому что ведёшь-то ты себя... как Дэн! Я сошёл бы с ума, если бы не переставая думал, что важнее: форма или содержание?

– Попав прямиком из своего «родного», взрослого мужского тела в тело подростка, я изменялся вынужденно, из соображений маскировки, но прожив в нём все эти двадцать лет, «приносив» новый образ, словно готовую одежду, постепенно свыкся с ним, можно сказать – прижился внутри него… – Оправдывающиеся интонации в голосе бывшего профессора Зельеварения звучали так... неестественно. Так неправильно! Гарри поскорее перебил, не желая привносить новые сложности в их отношения, наносить очередной удар по гордости друга, и так ежедневно страдающей в общении с ним, бесцеремонным:

– Вот-вот! Эта одежда давным-давно принадлежит одному тебе, настолько, что никому и в голову не придёт заподозрить, что она могла быть ещё чьей-то. Что-то осталось по-прежнему, а что-то изменилось. Ты всё тот же умница и педант, все знания и умения остались при тебе, но... у тебя джинсы под мантией, ты красиво причёсываешь свои чисто вымытые кудри, пользуешься современным сленгом, трепетно любишь мамочку и «строишь» подчинённых – вместо студентов, как в былые времена. А ещё дружишь с Гарри Поттером… давно привыкнув к его приступам детской непосредственности, поняв их и не принимая близко к сердцу какие-то, зачастую поистине идиотские, выходки.

– Даже дружить невозможно, если не принимать людей такими, какие они есть, а уж любя... Их прощать ещё легче.

– Я знаю, но всё равно спасибо. – В этот момент голос и взгляд Гарри были серьёзны, почти торжественны. Приподнявшись, он легонько поцеловал любовника в уголок рта. – Я просто пытаюсь объяснить, что в таких условиях сложно думать о тебе как о безусловном Снейпе – в тебе слишком много от Криви. Эти черты, привитые образом и новым жизненным опытом, заново сложились в непростой, противоречивый характер, который я полюбил – сначала невинно, на протяжении долгих лет, как верного товарища, почти брата, напарника, как незаурядную личность. Потом, благодаря случайности узнав о далеко не столь целомудренных ответных чувствах – научился не только любить душой и сердцем, но ещё и хотеть телесно. – На миг устало прислонившись лбом к виску Северуса, он тут же снова выпрямился, улыбнулся с чуточку напускной беззаботностью, показывая, что хочет завершить нелегкую для обоих беседу: – И здесь мы вернулись к тому, с чего начинали: целуй меня скорее и пойдём отсюда – жить счастливо и искать того мерзавца, который хотел меня убить!

Его пожелание было выполнено столь же быстро, как и буквально: к губам припали горячие губы, взгляд утонул во встречном, бархатисто-чёрном… и после краткого приступа головокружения Гарри обнаружил себя на диване в своём рабочем кабинете, а Денниса – сидящим рядом на полу, уперев запрокинутую голову в плечо любовника. Спустя несколько секунд он пошевелился, попытался встать, но, прошипев нечто непечатное, снова повалился обратно.

«Ну ещё бы: каменный пол отродясь не считался комфортным ложем, а ранней весной в Лондоне – в особенности... Хоть в комнате горит камин, и пол покрыт ковром, а у бедняги Дэна всё тело должно онеметь от многочасовой неподвижности. Меня-то он уложил поудобнее, и всё равно – спины не чувствую совершенно… а сам, значит, решил в аскета поиграть? Обойдёшься, мой дорогой, ты мне нужен здоровым и функционирующим. Ну-ка, Согревающие чары перво-наперво…»

Incalescero! – Светловолосый мужчина застонал от мгновенного облегчения и принялся энергично разминаться, цедя сквозь зубы проклятия. Такое же заклинание вернуло подвижность самому Гарри, и теперь ругательства раздавались уже на два голоса, в некой своеобразной гармонии…

За окном сгущались сумерки, день медленно угасал, в относительный порядок себя они постепенно привели и комнату исследовали, оставалось лишь выяснить: сколько времени отнял у них неизвестный злоумышленник. Мнения Поттера по поводу упущенных рабочих часов не выдержал бы самый прочный пергамент – настолько не обрадовали хозяина кабинета высветившиеся в сумраке цифры. Нецензурный комментарий, впрочем, был больше спровоцирован мыслью о безнаказанности посягнувшего на его жизнь, нежели действительной необходимостью соблюдать офисный регламент, а потому Гарри решил махнуть рукой на загубленный день и посвятить его остаток профилактике простудных заболеваний и избавлению от моральных терзаний (а именно: приёму горячей ванны, горячего Перечного зелья, горячего ужина и не менее горячей ночи – причём, принимать всё это он собирался отнюдь не в одиночестве).

Но предполагаемый компаньон по лечебным процедурам отчего-то не торопился покидать место происшествия, исследуя письменный стол начальника и пространство возле него: сложными взмахами волшебной палочки выписывая в воздухе серии замысловатых знаков, явно снимал какие-то чары и накладывал новые взамен. Поттер опознал жест-пароли для Незримых Пут и Высшей Справедливости (пребывающих ещё только в разработке у Отдела экспериментальных чар), пожал плечами, снова помянув мнительность партнёра, и направился было к вешалке забрать свою и Дэна уличные мантии, когда раздался торжествующий возглас:

– Попался, гад! – И воздух в углу комнаты вдруг помутнел, приняв очертания полупрозрачной человеческой фигуры.

Естественно, Гарри забыл о том, куда шёл, и метнулся, на ходу выдёргивая палочку из чехла, на помощь другу. Вдвоём они быстро выпутали из проявленной заклинаниями мантии-невидимки «посетителя» – человека, которому абсолютно нечем было оправдать своё присутствие в кабинете начальника аврората и который не мог быть никем, кроме их таинственного преступника. И сказать, что приятели менее всего готовы были обнаружить на месте преступления именно этого человека – значит не сказать ничего.
...на главную...


март 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

февраль 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.03.26
«Л» значит Лили. Часть I [4] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


2020.03.29 20:46:43
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.03.27 18:40:14
Отвергнутый рай [22] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.03.26 22:15:23
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.03.26 22:12:49
Лучшие друзья [28] (Гарри Поттер)


2020.03.24 15:45:53
Проклятие рода Капетингов [1] (Проклятые короли, Шерлок Холмс)


2020.03.23 23:24:41
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.03.23 13:35:11
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2020.03.22 21:46:46
Змееглоты [3] ()


2020.03.22 15:32:15
Наши встречи [0] (Неуловимые мстители)


2020.03.21 12:04:01
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.03.21 11:28:23
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.03.15 17:48:23
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.03.14 21:22:11
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.03.11 22:21:41
Дамбигуд & Волдигуд [4] (Гарри Поттер)


2020.03.02 17:09:59
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.03.02 08:11:16
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.03.01 14:59:45
Быть женщиной [9] ()


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.20 14:29:50
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


2020.02.07 12:11:32
Новая-новая сказка [6] (Доктор Кто?)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.