Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Я ничего не знала о докторе Хаусе до прочтения местных анедотов о нем. Исходя из всего делаю вывод, что это некая смесь Снейпа и Грюма, что отбивает всякое желание что-либо о нем узнать.

Список фандомов

Гарри Поттер[18458]
Оригинальные произведения[1235]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12640 авторов
- 26929 фиков
- 8587 анекдотов
- 17658 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Стриктус Снайп и выход из творческого кризиса.

Оригинальное название:Strictus Snipe and a Cure for Writers
Автор/-ы, переводчик/-и: rowen_r
пер.: Ольга
Бета:нет
Рейтинг:PG
Размер:мини
Пейринг:Remus/Severus
Жанр:Humor
Отказ:
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Увлекательные, романтичные и совершенно безвкусные книги таинственной Гертруды Перкинс очень популярны в Хогвраце. И вот наконец тайна автора оказывается раскрыта.
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:слэш
Статус:Закончен
Выложен:2005.06.03
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [6]
 фик был просмотрен 5069 раз(-a)



- Вот как. Ромул Вулпин. Мы снова встретились.
- Так и есть, Стриктус Снайп.

Повинуясь внезапному безрассудному порыву, Ромул наклонился и впился в невероятно притягательные губы Стриктуса.

- Ты рад меня видеть? - Требовательно спросил Вулпин, когда они заставили себя оторваться друг от друга. Сердце сразу же заныло от потери.
В черных глазах Стриктуса больше не было гнева - только любовь. - Конечно. Но после того, как ты покушался на мою жизнь…

- Это было всего лишь досадное недоразумение! Я всю жизнь любил только тебя, Стриктус!
- Это правда?
- Истинная правда. А теперь, позволь мне снова поцеловать тебя.
И они слились в исступленном поцелуе, как два атома соединяются горниле бурной химической реакции. Из горла Стриктуса вырвался тихий стон, он обессилено запрокинул голову. У Ромула внезапно ослабли колени. Он еще сильнее прижался к любовнику и пробежал жадной, нетерпеливой рукой…


- Черт побери, - Рем Люпин раздраженно отшвырнул перо. - Чушь полнейшая!


- Та-а-ак. И что это у вас, разрешите полюбопытствовать?
Две девочки испуганно вздрогнули и виновато опустили глаза.
- Ничего. - Это была отчаянная попытка одной из них, Парвати Патил.
- Да что вы? - Снейп изобразил удивление. Сторонний наблюдатель обязательно захотел бы узнать, как голос Снейпа ухитряется не сорваться под весом собственного сарказма. - Это… - он небрежно кивнул на книгу в мягкой обложке, лежащую на парте, - … это по вашему "ничего"?
- Это книга, - пискнула Лаванда Браун.
- Я так и понял, мисс Браун. И просто мечтаю узнать, какая именно книга показалась вам настолько интереснее урока зелий. Дайте ее сюда.
Лаванда неохотно подчинилась, глядя при этом не на Снейпа, а в пол, как будто надеясь провалиться сквозь него. (А возможно - если в столь критической ситуации она была способна мыслить логически - надеясь, что сквозь пол провалится Снейп.)
Снейп позволил себе легкую ухмылку - чисто для разогрева, чтобы размять лицевые мышцы и подготовиться продемонстрировать нечто действительно впечатляющее - и начал разглядывать книжку.
- "Влюбленность в Лаборатории", - прочитал он, насмешливо растягивая слова. - Название подходящее, посмотрим теперь, что нам обещает аннотация. "Когда элегантная золотоволосая Селенити Файерстар начинает работать в исследовательской лаборатории под руководством гениального и загадочного Стриктуса Снайпа, между ними сразу вспыхивает чувство. Но что получится, если соединить столь неустойчивые ингредиенты - взрыв или любовное зелье? Проникновенный рассказ о любви, сметающей все препятствия!" - Прочитав это, Снейп пару секунд молчал, как будто был настолько впечатлен, что потерял дар речи. - Так-так.
На этот раз весь класс вздрогнул от сочувствия к провинившимся. Сами преступницы, судя по их виду, всерьез подумывали, не покончить ли с собой, пока не случилось чего похуже.
- В высшей степени занимательное чтение, не правда ли?
Гермиона Грейнджер подняла руку.
- Это был риторический вопрос, - рявкнул Снейп, не поворачивая голову в ее сторону. - Десять баллов с Гриффиндора за то, что вы все понимаете буквально!
Гермиона с убитым видом опустила руку.
- Я, естественно, не верну вам эту… мерзость, - продолжил Снейп, буравя взглядом двух перепуганных девочек, - и обязательно поговорю с профессором МакГонагалл о вашем весьма сомнительном выборе книг для чтения. А пока - по десять баллов с каждой за
продемонстрированное вами полное отсутствие художественного вкуса.

Он взял книжицу двумя пальцами и швырнул на свой стол с таким отвращением, будто был вынужден взять в руки невообразимую гадость.
- И на будущее: если кому-нибудь взбредет в голову захватить с собой на урок что-нибудь из легкого чтения, - продолжил он, обращаясь на этот раз ко всему классу, - учтите, что я не хочу больше видеть дешевых изданий в глянцевой розовой обложке, ароматизированной чем-то приторным. Особенно это относится к писанине, вышедшей из-под пера личности, которая называет себя Гертрудой Перкинс. Надеюсь, я ясно выразился.
Ученики дружно закивали.
- Ну что ж, прекрасно. - Снейп одарил аудиторию мимолетной улыбкой артиста, довольного своей игрой. - Тогда, полагаю, мы можем вернуться к свойствам белладонны.

*

- Черт побери, - повторил Рем. Не успел он дойти примерно до половины последнего из своих романов, "Притяжение между Преподавателями", как столкнулся с серьезной проблемой.
Понятие "творческий кризис" доныне было ему не знакомо. Он писал книгу за книгой с регулярностью, радовавшей издателя и читателей. Ведь они были весьма популярны, эти романы: легкие, увлекательные, романтичные, толщиной с кирпич каждая, в которых на каждую главу приходилось примерно по девять целых шесть десятых сексуальных сцен разной степени напряженности. Рема (под псевдонимом Гертруда Перкинс) хорошо знали и любили в магической Британии, и ему не приходилось жаловаться на прибыль от литературной деятельности.
И тем не менее, своей карьерой писателя он не гордился. Более того - этот секрет оберегался гораздо тщательнее, чем то, что Люпин был оборотнем. Оно и понятно - в отличие от писателя-романиста, оборотень сравнительно безвреден и представляет относительно малую угрозу для общества. Для очистки совести Рем время от времени публиковал научные статьи, но полностью избавиться от стыда за писанину "Гертруды" не получалось.
Ему пришлось заняться этим в старые недобрые дни, когда денег перестало хватать даже на еду и у него просто не осталось другого выбора, кроме как продать свой ум и способности, чтобы обеспечить себя самым необходимым (шоколад, удобные шерстяные кофты без воротника и подписка на "Vogue"). И даже сейчас, когда Рем вернулся в Хогварц, получал жалование несколько выше среднего и был обеспечен комнатами и питанием, он продолжал писать, потому что оказалось, что от этой привычки не легко избавиться. Слишком уж хорошие деньги платили за романы.
Но была и другая, более важная, причина не бросать литературу.
Стриктус Снайп.
Его величайшее творение. Герой, благодаря которому книги расходились с такой впечатляющей скоростью. Герой, в которого были влюблены все читатели.
Герой, в которого со временем влюбился и сам Рем, что становилось заметнее с каждой книгой.

Конечно, он сам был во всем виноват. Персонаж-то и создавался для того, чтобы покорить всех вместе и каждого в отдельности. Стриктус был из тех мужчин, которым каждая женщина хочет понравиться, и которого каждый мужчина хочет… просто хочет. Высокий и худощавый, он всегда носил только черное, и если не усмехался, то был погружен в глубокую задумчивость. Он был очень умен, читал на латыни, шутил на древнегреческом, разрабатывал новые зелья и заклинания и свободно цитировал классиков, будь они магглами или колдунами. К тому же он неплохо фехтовал, редко проигрывал в шахматы и виртуозно играл на скрипке. Он был способен соблазнить одним только голосом, его манеры отличались сдержанностью, но в то же время утонченностью, которая не могла не очаровать. Ни одно живое существо (да и некоторые из неживых тоже) не могло устоять перед его исключительным обаянием. За внешним цинизмом он прятал нежное сердце страстного любовника, под маской мрачного затворника - душу поэта. Он не любил вспоминать о своем темном, мучительном прошлом, и надеялся, что любовь светлой, доброй женщины (или мужчины), поможет ему залечить шрамы, которые оставили на сердце те страшные годы.

Таков, в двух словах, был герой, вокруг которого вращался сюжет всех книг Рема. И количество этих книг лучше всяких слов доказывало его популярность.
Серию открывал роман "Шашни в Шалмане", в котором Стриктус и его старый враг Канис Нуар наслаждались короткими, случайными романтическими встречами, в промежутках между которыми соревновались в остроумии. В следующем - "Ухаживание в Учительской" - Стриктус налаживал отношения со своим решительным коллегой Афиной Мак-Дональд. Из романа "Влечение на Взыскании" читатели узнавали о тайной связи Стриктуса с его непослушным учеником Харви Кеттлером. Самому Рему больше всего нравилось "Обольщение в Особняке", повествующее о мимолетном увлечении Стриктуса неприступным аристократом Танталусом Малфором. Затем Стриктус покорил сердце очаровательной жены Танталуса, Дэффодил. Подробности читатели могли узнать из книги "Амуры с Аристократами". Роман "Влюбленность в Лаборатории" рассказывал, как Стриктусу удалось очаровать своего ассистента, загадочную красавицу Селенити Фаейрстар. В последнем произведении Рема "Связь в Стане Врага", у Стриктуса завязались весьма непростые отношения с темным магом Лордом Волавентом.

( Прим. переводчика: как Рем придумывал имена героев понятно и без объяснений. Отмечу только, что Канис Нуар - это "собака черная" (кажется, латынь и французский), Дэффодил в переводе с английского - нарцисс, а Волавент можно перевести, как "унесенный ветром").
Все книги он писал без особого труда, каждая сразу становилась бестселлером и доход от литературной деятельности был впечатляющим. И естественно, начиная работать над "Притяжением между Преподавателями", Рем не ожидал никаких проблем. Да и откуда взяться проблемам, если сюжет у всех романов был, в принципе, одинаковым. В свое время Рем лично разработал универсальный сюжет из десяти пунктов, аккуратно написал на листе пергамента и прикрепил над столом, чтобы он всегда оставался перед глазами.
1. Стриктус встречает будущий объект любовной страсти. Какое-либо недоразумение или несчастный случай (возможно, подстроенный) бросает их в объятия друг к другу.

2. Они встречаются несколько раз при различных обстоятельствах и пытаются справиться с взаимным влечением.

3. Друзья и знакомые говорят им, что они должны держать себя в руках и не делать глупостей.

4. В то же время друзья, знакомые и незнакомые занимаются сексом, чтобы как-то занять время.

5. Стриктус и объект его страсти ведут Разговор, Имеющий Огромное Значение.

6. Некоторое драматическое событие еще больше сближает Стриктуса с объектом его страсти.

7. Постельная сцена.

8. Постельная сцена.

9. Постельная сцена.

10. Хэппи-энд.

А если проблема была не в сюжете, оставалось одно - искать ее в объекте любовной страсти.
Что нисколько не удивило Рема. Он с самого начала сомневался в своем новом персонаже. Этот Ромул Вулпин только и делал, что жевал шоколад и советовался со всеми подряд. А потом слушал, кивал с умным видом и время от времени предлагал собеседнику чашечку чая. Одеваться он совершенно не умел - все эти шерстяные кофты и костюмы из твида, можно подумать, что он покупает свое барахло в магазинчике благотворительной организации. Рем просто не мог заставить себя сопереживать этому зануде.

Но редактору Рема, гоблину по имени Карл, по каким-то необъяснимым причинам очень уж хотелось, чтобы в следующем романе был именно такой герой, а с Карлом Рем старался не спорить. Конечно, преимущество в росте и весе было за Ремом, но Карл прекрасно владел не только палочкой, но и огнестрельным оружием. К тому же у него в кабинете вечно стояли подносы с едой, обожаемыми им бифштексами, приготовленными на доске, и после неприятного инцидента, произошедшего лет двенадцать назад, Рем твердо решил больше никогда не выводить редактора из себя.
Он вздохнул и встал из-за стола, чтобы налить еще чашечку кофе.
Приготовив кофе и плюхнувшись в свое любимое, самое удобное кресло, Рем решил, что с этим пора завязывать. Последняя книга - и все. Быть Гертрудой Перкинс позорно. Недостойно. Неподобающе. Неправильно.
Но до чего же забавно!
К тому же, приходилось считаться со Стриктусом. Как мог Рем расстаться со своим любимым героем? С обаятельным, загадочным, соблазнительным, притягательным, неподражаемым…
- Снейп! - Воскликнул Рем, подпрыгнув в кресле и удивленно уставившись на коллегу, который неожиданно появился в дверном проеме. - Что ты здесь делаешь?
- У тебя не заперто, - вежливо сообщил Снейп.
- Ты что-то хотел?
- Я пришел за твоим журналом успеваемости. Он зачем-то срочно понадобился Альбусу.
Рем озадаченно нахмурился.
- Директор не объяснил, зачем ему журнал?
- Я поинтересовался было, но Альбус начал бормотать что-то о носках, судьбе и требованиях сюжета, так что я поспешил оставить нашего милейшего директора наедине с его умопомешательством.
- Понятно. Журнал на столе, можешь взять.
Рем поставил чашку на стопку книг, наблюдая, как Снейп неторопливо идет к столу.
К столу, за которым Рем только что работал.
К столу, который он даже и не подумал привести в порядок.
К столу, на котором лежала рукопись последнего романа Гертруды Перкинс. Да какое там "лежала"! Небрежно валялась, не замаскированная ни чарами, ни заклинаниями, ни хотя бы вчерашним "Пророком".
Ой-ей.
Эта ужасная мысль заставила Рема вскочить из кресла.
- Подожди, Северус, у меня там такая свалка, я найду его сам….
Но было уже поздно.
- А это что такое? "Притяжение между Преподавателями"…?
Снейп начал перебирать листы пергамента.
- Северус, я сейчас все объясню! - Воскликнул Рем, и тут же нахмурился. Кажется, он начал разговаривать фразами из собственных идиотских книг.
- Так-так… это же просто…. очаровательно!

Рем поморщился. - Я… вычитывал его. Да. Один приятель попросил меня проверить, нет ли в тексте ошибок. Вот и все. И ко мне эта рукопись не имеет никакого отношения.
Снейп улыбался. Что было верным предзнаменованием несчастья. Вернее не придумаешь. Ну, если только вода в озере около замка превратится в кровь.
- Ты - Гертруда Перкинс, так ведь? - Рем впервые в жизни видел ликующего Снейпа. Профессор продолжал с чертовски довольным видом перелистывать рукопись.
Рем рухнул в кресло и вздохнул, признавая свое поражение.
- Мне были нужны деньги.
- И чтобы спасти свою никчемную шкуру, ты опустился до… до такого.
- Я - оборотень. У меня не было денег. Я голодал. Как еще я мог заработать?
Снейп как-то странно закашлялся - Рему показалось, что сквозь кашель он услышал слово "Проституцией". Потом, к удивлению Люпина, Спейп взял перо и начал методично просматривать текст, вычеркивая отдельные фразы и делая пометки.
- Северус? - Не выдержал Рем после пяти минут озадаченного молчания. - Ты что… редактируешь мою рукопись?

Снейп поднял голову и ухмыльнулся. - Мне кажется, что кто-то должен этим заняться. У тебя кошмарный стиль, Люпин. Или мне лучше называть тебя мисс Перкинс? Мои ученики регулярно таскают на уроки жалкие плоды твоего издевательства над литературой. Я очень рад найти виновника этого безобразия и, признаться, не был удивлен, узнав, кто это. Текст с таким количеством глаголов в неопределенной форме может создать только такое воплощение беззакония, как ты.
- Что ты намерен предпринять? - Спросил Рем, у которого внезапно пересохло в горле.
Снейп отложил перо, сложил рукопись вчетверо и сунул в карман.
Потом он медленно, будто с ленцой, подошел к креслу и наклонился к Рему так, что они чуть не касались друг друга носами.
- Подожди и узнаешь, - вкрадчиво ответил он.
Ухмыльнулся, развернулся и ушел.
Рем допил кофе и прислушался к собственным ощущениям. На душе было неспокойно.

*

Гром грянул на следующий же день, за завтраком.

Оглядываясь назад, Рем думал, что должен был ожидать именно такого развития событий. Так ведь нет, не ожидал. На следующее утро он пришел на завтрак (с небольшим опозданием), сел за стол и начал есть, испытывая, разве что, легкое беспокойство. Предчувствия серьезной угрозы уж точно не было.
- Ты что-то припозднился сегодня, - улыбнулась ему Минерва. - Проспал?
- Прошу прощения, - Рем отчаянно пытался придумать подходящее оправдание, - я….
- Тост? - Перебил его Снейп, сидевший на другом конце стола.
- Извини? - Рем уставился на него, пытаясь понять, о чем речь.
- Я всего лишь хотел предложить тебе парочку тостов, Рем.
Все пропало. Снейп назвал его по имени.
В разговоре образовалась недолгая пауза, вызванная появлением овсянки. Хогварцкой овсянке не было равных - ходили слухи, что эта густая, вязкая, зловещая на вид субстанция несколько лет назад проглотила зазевавшегося первоклассника. Ее просто невозможно было есть, не сосредоточившись на процессе, поэтому незаконченные разговоры пришлось отложить на несколько минут.
- А Рождественский бал в этом году будет? - Поинтересовался Флитвик, покончив с овсянкой.
Все дружно подняли брови, закачали головами, и изобразили на лицах разную степень недоумения.
- А почему, Мерлина ради, ты заговорил про Рождественский бал? - Спросила Вектор. - Мы ведь не проводим Тремудрый Турнир. Какой тогда смысл организовывать бал?
- Я знаю… просто… я купил красивую парадную мантию, а если не будет бала - куда еще я ее одену? И жена так мечтала… да еще эта война.

- Рождественский бал устраивается только по случаю Тремудрого Турнира, - напомнила ему Минерва весьма недовольным тоном. - И его нельзя организовывать только потому, что кому-то так захотелось.
- Зато мы можем устроить бал в честь дня Святого Валентина, - предложил Дамблдор. - Конечно, мы ни разу так не делали, но мне кажется, праздник пойдет всем на пользу. Поможет не терять духа в трудные времена. К тому же, до февраля у нас еще много времени на подготовку.
Учителя разулыбались и закивали. Похоже, идея директора показалась всем присутствующим великолепной. Всем, за исключением, разумеется, Снейпа, который зевнул напоказ и налил себе еще чашечку чая.
- А ты что скажешь, Северус? - Не оставил его в покое неугомонный Дамблдор. - Как тебе мысль о том, чтобы присматривать за детишками на очередном балу?
Снейп поставил чашку на стол. Не шарахнул, а именно поставил - она только чуть-чуть звякнула.
- Мне кажется, что бал - это замечательно.
Учителя обменялись недоуменными взглядами. Рем сполз по стулу, не в силах совладать с внезапным приступом ужаса.
- Ты серьезно? - Недоверчиво переспросил Дамблдор, разглядывая странного, нетипичного, улыбающегося Снейпа.
- Абсолютно. И еще я предлагаю поручить организацию бала Люпину. Это же его конек, в конце концов.
- Ты о чем?
- О всякого рода романтике. - Пояснил Снейп, поморщившись на последнем слове. - Написав столько любовных романов… Ох, прости. Я так виноват. Не знаю, как у меня вырвалось. Ты же не хотел, чтобы я упоминал об этом, правда, Рем?
- Книги? - Заинтересовалась Минерва Мак-Гонагалл. - Понятия не имела, что ты писатель, Рем. Почему мы до сих пор не слышали о твоих произведениях?
- Ну… - замялся Рем, не зная, как вести себя, оказавшись в настолько дурацком положении, - я издавал их под псевдонимом.

- И под каким же?
- Я предпочел бы оставить это в тайне.

- Да ладно, Люпин, к чему лишняя скромность, - Снейп улыбнулся. - Для меня большая честь преподавать в одной школе со знаменитой Гертрудой Перкинс.
На какое-то время за столом воцарилось молчание.
- Гертруда Перкинс? - Минерва явно не верила ушам своим и боролась с дурнотой.
- Ты написал… эти книги? - Поразилась Поппи Помфри.
Рем кивнул, не поднимая глаз.
- Я немедленно отправляюсь собирать вещи, Альбус.
- Зачем это? - Улыбнулся Дамблдор. - Не подумал же ты, что я собираюсь тебя уволить?
- А… а вы не собираетесь?
- Боже упаси, Рем, конечно же, нет. Да, твои книги слегка… специфичны, насколько мне известно. Сам-то я, естественно ни одной не читал и даже не знаю, как они называются. Я даже "Связь в Стане Врага" не читал, и уж конечно я не могу сказать, что это самая любимая… впрочем, я отвлекся. Я хотел сказать, что меня не касается, чем ты занимаешься в свободное время. К тому же, если бы на меня нашла блажь увольнять каждого, кто пробовал писать малопристойные рассказы, в школе, боюсь, не осталось бы ни одного компетентного специалиста.

(Флитвик и Мак-Гонагалл изо всех сил делали вид, что сказанное не имеет к ним никакого отношения).

- Вы уверены? - Не успокоился Рем. - Я не хочу, чтобы у вас были проблемы…
- Какие проблемы, Рем? Передай мне, лучше, кофе. Думаю, до занятий мы успеем выпить еще по чашечке.
И постепенно возобновился обычный утренний разговор ни о чем.
- Извини, что разочаровал тебя, - пробормотал Рем Снейпу, который несколькими минутами позже поднялся, чтобы уйти.
- О чем это ты?
- Должно быть, ты очень расстроен. Меня же не уволили.
Снейп улыбнулся.
- Напротив, я чрезвычайно доволен.
Ошеломленный Рем уставился на своего непредсказуемого коллегу.
- Чем?
- Скоро поймешь, - ухмыльнулся Снейп. (Рему ни с того, ни с сего пришло в голову, что у Снейпа, должно быть, что-то не в порядке с мышцами лица. Поэтому-то у него такая противная ухмылка. Или он просто пытается улыбнуться, не показывая зубы?)
Пока эти, в сущности бесполезные, мысли проносились в голове Рема, Северус развернулся и пошел к двери, не оглядываясь назад. Он рассекал толпу галдящих студентов как острый нож мясника - масло.
Рисуется, - раздраженно подумал Рем. - Фланирует туда-сюда, как… корабль с большим черным парусом. Но он не отводил взгляда, пока Снейп не исчез из поля зрения.

*

Очень скоро Рем понял, чем был доволен Снейп.
Началось все с перешептываний. И хихиканья. Потом начались полушуточные просьбы об автографе, вопросы о творческих планах Гертруды Перкинс и о сроках выхода следующего романа. Непристойные намеки за спиной. Анонимные подарки - в основном кружевное белье и дешевый шоколад.
И это только учителя!
Ученики были еще хуже. Гарри теперь смотрел на него исключительно как на душевнобольного. Гермиона никак не могла отойти от шока. Рон выглядел так, будто в присутствии Рема его постоянно тошнило. Лаванда и Парвати, напротив, таскались за ним по пятам, как собачки.
Рем заперся в своих комнатах, выходя только на уроки и педсоветы. Запас шоколада таял на глазах, он начал дергаться от каждого звука, и каждое утро совы пачками таскали ему письма от поклонников, которые были счастливы узнать настоящее имя своего кумира и теперь забрасывали его просьбами прислать автограф, фотографию или даже прядь волос. Через неделю такой жизни - точнее, существования - Рем превратился в бледную, запуганную, несчастную тень прошлого Люпина.

Книга тоже не продвигалась. Лишенный рукописи (у него так и не хватило смелости попросить Снейпа вернуть ее), Рем пришел к выводу, что вдохновение покинуло его окончательно.
Даже Стриктус Снайп был плохим утешением. Рема начали раздражать вечные ухмылки любимого героя и его непомерная притягательность. Высокопарные речи Стриктуса и его манера одеваться исключительно в черное, теперь напоминали Рему что-то… он не мог точно сказать - что, но что-то малоприятное. Похоже, Люпин устал от собственного творения. Теперь его симпатии были целиком и полностью на стороне несчастного Ромула Вулпина, который сидел себе тихонько и горевал об ошибках прошлого, в то время как Стриктус принимал эффектные позы, демонстрировал очередную черную, как ночь, мантию, растягивал каждое слово. Словом - выпендривался.
И в один из бесконечных несчастных дней Рему в очередной раз пришло в голову что это, наверно, знак свыше, и с писательской карьерой пора покончить. Он уже час царапал пером по пергаменту. Результат ужасал.
- Почему тебе доставляет такое удовольствие досаждать мне? - Воскликнул Ромул. Его золотисто-русые волосы разметало ветром, рубашка прилипла к телу, промокнув под проливным дождем. - Почему ты постоянно опекаешь меня, и в то же время - держишь на расстоянии?
- Я держу тебя на расстоянии? - Черные, как ночь, глаза Стриктуса запылали от возмущения. - Ты напал на меня, ты постоянно издевался надо мной и расстраивал мои планы. Я надеялся, что смогу, наконец, вздохнуть спокойно вдали от тебя, и тут ты возвращаешься, чтобы продолжить мучить меня! Почему ты не хочешь оставить меня в покое?
Ромул отвернулся, чтобы скрыть выступившие на глазах слезы. - Потому что… потому что я люблю тебя, Северус. Люблю! Я полюбил тебя в день нашей первой встречи. Я старался забыть тебя, но не смог. Ты оскорблял меня, выводил из себя, постоянно уринижал… но я так и не смог выкинуть тебя из головы! Ты - единственный в моем сердце, без тебя моя жизнь бессмысленна! Потому-то я и не могу оставить тебя в покое, невыносимый ублюдок!


В последнем абзаце было что-то очень неправильное. Рем сам не понимал, откуда у него такое ощущение. Причем дело было не в стиле… какая-то серьезная неточность, а вот найти ее никак не удавалось. Рем еще раз внимательно перечитал написанное.
И вдруг его как будто молнией ударило: Северус.
Рем пару минут смотрел на пергамент, не веря собственным глазам.
Это всего лишь описка, повторял он себе, ожесточенно вымарывая весь абзац. Описка и ничего больше. Он задумался, он был слишком зол на предателя Снейпа, и случайно написал "Северус" вместо "Стриктус". Вот и все.
Он вскочил, не зная, как справиться с эмоциями. Он слишком долго просидел, не выходя из кабинета. В этом-то все и дело. В этом, а не в том, что мужчина, подвигам которого Рем посвятил несколько романов, не случайно оказался черноглазым и постоянно ухмыляющимся. Не в том, что за долгое время литературный персонаж смешался в сознании Рема со своим прототипом. И вообще - все это ровным счетом ничего не значит.
Рем замер, уставившись на пергамент с несколько раз зачеркнутыми словами "Я люблю тебя, Северус".
Проклятье.

*


- Рем? - Альбус Дамблдор осторожно заглянул в дверь гостиной Люпина. Вид у директора был озабоченный. - Все в порядке?
Рем поднял голову. - Да, все хорошо, спасибо, Альбус. А почему вы спрашиваете?
- Ну… ты бился головой об стол и стонал. Я подумал, что ты, должно быть, чем-то расстроен.
- М-м-м. Нет. Все в порядке. Это… э-э-э… я осваиваю новый способ медитации. Несколько радикальный, но говорят, прекрасно помогает сосредоточиться.
- Да что ты? И как успехи?
- Пока похвастаться нечем. Чашечку чая?
- Нет, спасибо, Рем. Я заглянул на секундочку - напомнить, что этим вечером тебе нужно принимать зелье. В последнее время столько всего произошло, ты мог забыть, какое сегодня число.
- Ох. Спасибо. Я и правда чуть не забыл. Сейчас же отправлюсь за зельем.
- Вот и замечательно.
Рем колебался пару секунд, но все же не выдержал.
- Альбус?
- Да?
- Почему у вас такой довольный вид?
- Довольный?
- Как будто вам известно что-то… эдакое. - Объяснил Рем. - Или у вас появился какой-то коварный план.
- Мне? Известно? У меня? План? - Дамблдор пытался сделать вид, что не понимает, о чем речь, но актер из него был никакой. - Да что ты, Рем! Ничего подобного.
Рем вздохнул, но спорить не стал - он вообще отличался редким терпением. Дамблдор улыбнулся.
- Мне нравится твой настрой, дорогой мальчик. А теперь поспеши, потому что сюжет должен развиваться.
- Извините? - Нахмурился Рем.
Но Дамблдор уставился на свой левый сапог и начал мычать под нос нечто бравурное - любому идиоту стало бы понятно, что он ничего не слышит.

*


- Снейп! - Закричал Рем пятью минутами позже, стоя под дверью в комнаты Снейпа.
Дверь приоткрылась сантиметров на десять. В щель было видно пару темных глаз и крупный нос. - Что тебе нужно?
(Герой Гертруды Перкинс ответил бы: "Тебя". Разговор быстро перетек бы в сексуальную сцену листа на четыре, наполненную страстью и нежностью и всеми возможными синонимами слова "чувственный". К счастью… или к несчастью - тут все зависит от вашей точки зрения… Рем ухитрился вовремя придержать язык).
- Ликантропное зелье, - ответил он. - А еще я хотел бы вернуть назад свою спокойную жизнь, но не надеюсь даже на то, что ты извинишься за "вылетевшие" у тебя слова.
Снейп предпринял слабую попытку изобразить раскаяние. - Несчастный случай, Люпин. Уверяю себя, это была случайная оговорка. Я очень переживаю думая о том, как ты страдаешь.
- Перестань. Я знаю, что ты… ты (не говори привлекательный не говори привлекательный не говори) ты… жестокий человек. - В конце концов Рему пришлось ляпнуть первое, что пришло в голову.
- Надеюсь, ты в курсе, насколько я ценю твои находчивость и остроумие, Люпин, - а вот Снейпу не приходилось мучительно подбирать слова для насмешек. - Тебе надо начать давать уроки. Подзаработаешь и сможешь бросить компрометирующую тебя литературную деятельность.
- Я бы посоветовал тебе дать мне зелье, пока я не превратился в волка и не перегрыз твою тощую шею, - рявкнул Рем, чувствуя, что обычный разговор раздражает его больше, чем можно было ожидать. К счастью, Снейп вроде бы ничего не заметил.
- Что ж, хорошо. Если ты начнешь буйствовать, у меня будет масса лишних забот.
Дверь распахнулась, и Рем осторожно вошел в комнату. Он неоднократно бывал в кабинете Снейпа, и каждый раз это место наводило на него уныние и ужас одновременно. Банки с отвратительными тварями, естественно, никуда не делись, а паутины стало еще больше. Похоже, Снейп относился к ней, как к элементу оформления интерьера. В углу дымился котел с ликантропным зельем. Единственными предметами с намеком на что-то личное были пыльный книжный шкаф и картина с подпрыгивающим носком (судя по всему, подарок Дамблдора).

- Зелье будет готово через пять минут, - буркнул Снейп. - Выпьешь и можешь убираться.
- Можешь не сомневаться, Северус - у меня нет ни малейшего желания здесь задерживаться, - Рем замолчал и принюхался. - Скажи, у тебя в кабинете всегда такой запах, или это из-за ликантропного зелья?
- Тебе повезло, что я… - Снейп замолчал на полуслове, потому что в дверь постучали. Как выяснилось, это был Драко Малфой, взволнованный, с человеческим черепом в руках.
- Что это? - Нахмурился Снейп.
Драко начал что-то рассказывать декану. Он говорил шепотом, и Рем смог разобрать только "крикет", "повидло" и "древнее проклятие". Оставалось лишь догадываться, во что на этот раз ввязался младший Малфой.

- Понятно, - Снейп повернулся к Люпину. - Оставайся здесь и присмотри за зельем. Ничего не трогай. Если я не вернусь через пять минут, сними котел с огня, налей себе полный бокал, выпей и убирайся. И ни в коем случае ни к чему не притрагивайся, понял?
Рем кивнул. - Я вот только хотел спросить, - начал он с надеждой, - нельзя ли мне…
- Люпин, я уже тысячу раз тебе повторил, что в это зелье нельзя добавлять сахар, - рявкнул Снейп и повернулся к Драко. - Пойдем. Надо успеть закрыть портал, пока не появились гигантские слизни.
- Гигантские слизни? - Заинтересовался Люпин, но дверь уже захлопнулась.
Некоторое время Рем ходил по кабинету, разглядывая заспиртованную гадость. Но такое зрелище настроение не улучшало, поэтому он переместился к книжному шкафу. Рем любил повторять, что о человеке можно многое узнать, посмотрев, что за книги стоят на его книжной полке. И вот теперь у него появился шанс посмотреть, что читает человек, кичащийся своим литературным вкусом.

Книжный шкаф был узким и высоким, забитым книгами по зельям и темным искусствам. А еще он был полон сюрпризов, что выяснилось, когда Рем взял с полки потрепанную "Жизнь П. Тедиуса Цезаря, Самого Забытого из Римских Императоров". Он раскрыл пыльную серую книгу (как ни странно, в суперобложке) и оторопел, увидев знакомую бумагу с сиреневым отливом.
"Влечение на взыскании" мисс Гертруды Перкинс.
Он моргнул.
Потом начал проверять остальные книги. "Самые обыкновенные грибы" оказались на самом деле "Амурами с Аристократами". "Сто самых скучных историй о поездах" - "Ухаживанием в Учительской", а под обложкой "Хогварц: История" (дополненное издание, теперь с еще более безынтересными фактами) скрывалась "Связь в Стане Врага". Через пять минут Рем обнаружил все, без исключения, свои книги. Их яркие обложки казались чем-то инородным, экзотическим в уныло-коричневом кабинете.

И тут дверь распахнулась и в кабинет влетел Снейп.
- Я забыл предупредить тебя, Люпин, что тебе лучше держаться подальше от книжного…
Увидев счастливого Рема с пестрой стопкой книг в руках, Снейп застыл на месте.
- Черт, - вот и все, что он смог сказать. Рем еще ни разу в жизни не видел настолько смущенного человека.
- Так-так… это же просто очаровательно, - Рем надеялся, что Снейп припомнит собственные слова.
Снейп рухнул на ближайший стул и уныло спросил:
- Хочешь меня помучить, да?
Рем улыбнулся. Давно уже у него не было такого хорошего настроения. - Зачем же, Северус? Напротив, я польщен! Подумать только, такой умный, эрудированный человек, как ты, с такой репутацией - и оказывается любителем моих книг. А почему ты ни разу не попросил у меня автограф? У тебя же тут полное собрание сочинений.
Ему пришлось сделать паузу, чтобы набрать воздух, но Снейп, видимо, на время потерял дар речи. Рему пришло в голову, что он оказался единственным зрелища, за которое многие в Хогварце согласились бы выложить хорошие деньги.
- И все в твердых обложках, посмотри-ка… недешевые издания, Северус. Зря ты не попросил - я бы с удовольствием посылал тебе авторские экземпляры.
- Ты… - начал было Снейп, но заставил себя проглотить оскорбление. Очевидно, до него дошло, что в сложившейся ситуации ему лучше не злить Рема.
- Я всегда считал, что ты с отвращением относишься к подобной литературе… что же, это только лишний раз доказывает, что о человеке нельзя судить по поверхностному впечатлению. Хотя должен заметить, что для человека, пожертвовавшего столько денег и времени моим работам, ты довольно странно вел себя на прошлой неделе. Несколько… лицемерно, я бы сказал. Я не прав?
- Люпин, - по голосу Снейпа было понятно, что поражение им признано.
- Да? - Жизнерадостно откликнулся Рем.
- Что ты намерен предпринять?
Рем улыбнулся, подошел к Снейпу и повторил его недавний жест - наклонился так, что они чуть не коснулись друг друга носами. Снейп задержал дыхание. Почувствовав это, Рем едва сдержал удовлетворенную дрожь.
- Подожди и узнаешь, - мягко ответил он. После собственного спектакля за завтраком, Снейп будет уверен, что что-нибудь да произойдет. Приятно будет знать, что он мучается в ожидании.
А потом… Рем сам не совсем понимал, зачем он это сделал. Наверно, потому, что одержал верх, потому, что Снейпу очень шел ошарашенный вид, и по множеству других причин, которые ему сейчас не хотелось бы анализировать. Но Рем наклонился еще ближе и поцеловал Северуса в губы.
- Что… - Снейп обалдел окончательно.
- Спокойной ночи, Северус.
- Я ничего подобного не делал! - Возмутился Снейп, с трудом вспоминая, как дышать. - Так нечестно!
Рем взял кубок с ликантропным зельем, одарил Снейпа улыбкой, специально рассчитанной на то, чтобы выводить из себя, и вышел, успев спрятаться за дверь как раз вовремя - через миг бутылка чернил, которую в него запустил Снейп, разлетелась вдребезги. Впрочем, в броске Снейпа было больше ярости, чем точности, и он все равно бы промазал.
*

Вернувшись в безопасность собственных комнат, Рем подумал, что все получилось очень удачно. Более того - можно было сказать, что проблема Северуса Снейпа решена.
И тут его взгляд упал на смятый лист пергамента, оставленный на столе.
Тот самый, с зачеркнутым "Я люблю тебя".
Нет, еще не совсем решена.

*

К радости Рема, на следующее утро Снейп явился на завтрак как обычно. Люпин опасался, что его жертва предпочтет какое-то время отсидеться, не показываясь на людях. Хотя если подумать, такое поведение было не в духе Северуса. Снейп не прятался от опасности - он всегда смотрел ей в лицо, будь это Волдеморт, чувство вины, смертельный риск, или даже ежегодные Рождественские вечеринки персонала. Северусу Снейпу ни разу не изменял его фирменный мрачноватый стоицизм. Вот и на этот раз он пришел на завтрак и молча сел за стол. Рем улыбнулся ему, но Снейп упорно отводил взгляд. Он был бледнее, чем обычно, и несколько раз у него дергалась щека. Добрый Рем позволил ему спокойно выпить первую чашечку кофе и перешел в наступление.
- Знаете, Альбус, вчера я узнал о существовании еще одного своего поклонника.
- Да что ты? - Улыбнулся Дамблдор. - Должно быть, тебе было очень приятно.
- Да, конечно. Представьте себе: узнать, что в Хогварце есть человек, который уже несколько лет читал все мои книги, не зная, кто их пишет.
- А о ком речь? - Поинтересовалась Минерва. - Это студент?
- Нет, не студент, - гордо ответил Рем. - Профессор, один из наших глубокоуважаемых коллег.
- И кто же это? - Поддержала Минерву Синистра, откусывая кусок тоста. Снейп побледнел еще сильнее, а чашку он сжимал так, будто собирался ее придушить.
- Человек, который уже давно преподает в Хогварце и пользуется уважением студентов и учителей, - не успокаивался Рем.
- Да хватит уже загадки загадывать, - вмешалась Хуч. - О ком речь?
Рем помолчал еще пару секунд, чтобы убедиться, что полностью завладел вниманием аудитории.
- Это… Филиус, конечно! - воскликнул он, улыбаясь Флитвику, который сосредоточенно обмакивал тост в яйцо всмятку. - Ты же давно читаешь мои книги, правда?
- Истинная правда! - Просиял Флитвик. - Каждый день читаю по главе перед тем, как лечь! Я считаю, что у тебя талант, Рем. И жена со мной совершенно согласна.
- Ты слишком добр ко мне, - засмущался скромный Рем. - Хочешь бекон, Северус?
Снейп вздрогнул, но так и не поднял взгляд.
- Нет, благодарю. - Сухо ответил он.
- Но я выбрал этот кусочек специально для тебя…
- Нет, благодарю, - повторил Снейп, уставившись в стол так, будто никогда в жизни не видел ничего интереснее.
- Ну, если ты так уверен… - Рем с глубоко удовлетворенным видом переложил бекон в свою тарелку.

- А кстати, может мне кто-нибудь дать совет по поводу зачарованных предметов? - Спросила вдруг Вектор. - Кто-то зачаровал радио в моем кабинете. Теперь оно постоянно играет Вагнера. Я скоро с ума сойду.
Тут же началось оживленное обсуждение проблемы с радиоточкой, и про Рема на время забыли.
- Что за игру ты затеял, черт побери, - прошипел Северус десятью минутами позже, когда учителя начали расходиться, чтобы успеть подготовиться к урокам (что до Дамблдора, тот имел обыкновение по утрам играть в "Монополию" с Фоуксом и Шляпой-Сортировщицей).
- Не понимаю, о чем ты.
- Не знаю, зачем ты все это вытворяешь - по глупости или хочешь, чтобы я почувствовал себя виноватым. Но в любом случае могу заверить, что ты зря стараешься.
- Я воздаю добром за зло, Северус, - прошептал Рем ему на ухо. - И не сомневайся, это уже начало приносить плоды.

*

Как Снейп ни старался, его лучшая половина действительно начала подавать голос. Это было ужасно, Снейп этого стыдился и предпочел бы как можно дольше держать в секрете.
Но потом он хмуро напомнил себе, что Люпину уже известно столько его секретов, что одним больше, одним меньше - особой роли не играет.
*


В полночь, неделей позже, Рем услышал стук в дверь, открыл и увидел у порога маленький сверток.
Он с любопытством развернул находку и обнаружил собственную рукопись "Притяжения между Преподавателями" с замечаниями, нацарапанными сжатым почерком Снейпа и несколькими общими рекомендациями в конце. Рем облегченно вздохнул. Теперь он сможет закончить роман и Карлу не придется отправлять за запоздавшей книгой своих помощников. Рем был этому чрезвычайно рад.
К рукописи прилагалась короткая записка:
Опубликуй это и будь ты проклят. Я сделал все, что мог, пытаясь исправить твой ужасный стиль, но боюсь, что он безнадежен. В отличие от тебя, я никогда не писал художественных текстов (очевидно, просто не способен на такое злодеяние), но слышал, что алкоголь неплохо помогает побороть творческий кризис. У меня в кабинете есть бутылочка неплохого красного вина. Пишу об этом на случай, если тебя вновь покинет вдохновение.
Кстати говоря, я лгал, говоря, что ликантропное зелье теряет свои свойства при добавлении сахара. На самом деле сахар никак на него не влияет. Просто, чтобы ты знал.


- Вот ублюдок, - беззлобно прошептал Рем. К стыду своему, он поймал себя на том, что смотрит на запертую дверь и глупо улыбается. Он тряхнул головой, сел за стол и быстро начал писать.
- Ох, Ромул, - его бездонные черные глаза светились любовью. - Все это время я скрывал свое страстное влечение к тебе, потому что боялся, что моя любовь окажется безответной! Я ведь понятия не имел о том, какие чувства ты испытываешь ко мне.
- И я тоже, - прошептал Ромул ему в ответ.
- Теперь ничто не сможет разлучить нас!
- Ничто!
И они кинулись в объятия друг к другу, их тела и души слились воедино. Оба знали, что впереди у них долгая жизнь, наполненная счастьем и радостью, потому они, наконец, обрели друг друга.
Конец.



И вдруг Рему пришло в голову, что в реальной жизни герои не обязательно должны быть настолько образцовыми. Сплошь и рядом встречаются люди, которые не всегда умеют себя вести, да и внешне не без изъяна, и к тому же постоянно возятся с вонючими зельями. Такой человек время от времени может проявить мелочность, или сделать что-нибудь ужасно глупое или разозлить тебя, а потом отказаться извиниться, потому что хронически не способен признать свою неправоту. Но все это покажется не страшным и вполне нормальным, потому что это он, а ему ты можешь простить многое.

Роман с таким героем может развиваться очень медленно, постепенно, с запинками, без пылких речей и впечатляющих подарков. Вместо них будут ошибки, недопонимание, случайно вырвавшиеся слова. А в будущем ждут непредвиденные осложнения, разочарования, потери, и экзаменационные работы, которые никто не собирается проверять вместо тебя. И всегда остается риск, что все пойдет неправильно, и вы расстанетесь.

Рем, уверенный, что сейчас его никто не видит, позволил себе сплясать какой-то невообразимый и весьма эмоциональный танец. Его заплатанная мантия развевалась, подобно потрепанному ветрами парусу.

Но Счастье До Гробовой Доски больше не казалось ему обязательным условием сюжета.


...на главную...


апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

март 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.04.02 20:13:08
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


2020.03.29 20:46:43
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.03.27 18:40:14
Отвергнутый рай [22] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.03.26 22:12:49
Лучшие друзья [28] (Гарри Поттер)


2020.03.24 15:45:53
Проклятие рода Капетингов [1] (Проклятые короли, Шерлок Холмс)


2020.03.23 23:24:41
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.03.23 13:35:11
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2020.03.22 21:46:46
Змееглоты [3] ()


2020.03.22 15:32:15
Наши встречи [0] (Неуловимые мстители)


2020.03.21 12:04:01
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.03.21 11:28:23
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.03.15 17:48:23
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.03.14 21:22:11
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.03.11 22:21:41
Дамбигуд & Волдигуд [4] (Гарри Поттер)


2020.03.02 17:09:59
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.03.02 08:11:16
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.03.01 14:59:45
Быть женщиной [9] ()


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.