Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Рон говорит Гарри:
- Наверно нам будет очень тяжело потерять Гермиону.
- Конечно тяжело! Практически невозможно!

Список фандомов

Гарри Поттер[18508]
Оригинальные произведения[1242]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12712 авторов
- 26897 фиков
- 8629 анекдотов
- 17693 перлов
- 681 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Per aspera ad astra

Автор/-ы, переводчик/-и: tigrjonok
Бета:kasmunaut, Jenny
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:ЛМ/РБ, намек на ЛМ/НБ
Жанр:Drama
Отказ:Чёрный – не значит злой, белый – не значит святой. Отказываемся от всего, включая предрассудки
Вызов:«CHESSтная игра»
Цикл:"Черные" [6]
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Сделанная ошибка - не конец, а только начало. Абсолютного выигрыша не будет. Чем-то придется пожертвовать, и потерь не избежать.
Комментарии:Примечание 1: Мнение автора и мнение героев фика – не одно и то же.
Примечание 2: Фик написан на турнир «CHESSтная игра» на «Астрономической башне», тема: «Шахматы – сказка тысячи и одной ошибки» (С.Тартаковер)
Каталог:Книги 1-7
Предупреждения:слэш, смерть персонажа
Статус:Закончен
Выложен:2009.11.28 (последнее обновление: 2009.11.28 16:37:47)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [3]
 фик был просмотрен 2337 раз(-a)





Зима 1978-1979 гг.


У него были удивительные глаза. Глаза ребенка, спешащего познать все радости, которые сулит этот мир. Глаза старика, видевшего слишком много закатов. Глаза ученого, внимательно следящего за интересным экспериментом. Глаза поэта, поглощенного исключительно своим собственным внутренним миром. Даже спустя много лет Люциус так и не смог ни понять, ни описать то, что увидел в тот вечер.

– Регул Блэк, – представились «глаза» и на секунду вобрали в себя холодное зимнее солнце. Люциус машинально пожал протянутую руку. – Рад знакомству, – улыбнулся собеседник и моментально растворился в толпе гостей.

Наваждение пропало. Люциус мысленно чертыхнулся и схватил первый попавшийся бокал с шампанским. Надо хоть иногда высыпаться, чтобы, упаси Мерлин, не начать реагировать подобным образом на каждое эстетически привлекательное лицо.

Малфой-менор светился огнями, переливался, как рождественская елка, окутывал ароматом дорогих духов и бесшабашного веселья. Слишком давно этого не было. Со смерти матери дом больше напоминал могилу, причем могилу заброшенную. Черный цвет, траурные лица, приглушенные голоса. А Люциус хотел жить, и сейчас даже больше, чем когда бы то ни было прежде. Сегодня настроение ему не испортит ни Снейп, вместо приветствия отчетливо проворчавший «пир во время чумы», ни отец, так и не соизволивший явиться, ни…

– Ты уже познакомился с моим кузеном?

В голубой мантии, с высокой, строгой прической и элегантным браслетом на обнаженной руке, Нарцисса была головокружительно хороша. И почему такая женщина до сих пор одна?

– Кузеном? – Люциус, улыбаясь, подхватил красавицу под руку. С Нарциссой было удивительно легко: никаких тайн, никаких игр, никаких подвохов и уловок.

– Ну да, с Регулом, – она кивнула в сторону окна. Люциус проследил за ее взглядом и увидел давешнего незнакомца, беседовавшего с высоким волшебником в темной мантии.

– Ах ты черт, это твой кузен? Он назвал имя, но как-то очень неразборчиво.

– Ну, он вообще странный.

– А кто в вашей семейке не странный? Прости, – моментально спохватился Люциус.

– Да нет, ты прав, – Нарцисса на секунду помрачнела. – Ему, вообще-то, не положено здесь быть, он ведь еще студент, но тетя Вальбурга…

Люциус скривился. Миссис Блэк он не переносил на дух.

– Я понял, – кивнул он и тут же поморщился от легкой боли в левой руке. Еще не вызов, а, скорее, напоминание.

– Что случилось? – моментально отреагировала Нарцисса.

– Все в порядке. – Он был не прав: одна тайна все-таки есть. – Ты же знаешь, из меня ментор, как из кентавра пегас. Но я постараюсь за ним присмотреть.

– Спасибо. – Красавица улыбнулась и тут же умчалась в сторону танцующих пар.

Люциус прислонился к стене и попытался снова окунуться в атмосферу праздника, но затея с треском провалилась. Мерлин и Моргана, ну почему в Рождество?! Разочарование и какая-то детская обида были такими острыми, что он сам себе удивился.

Когда через час Люциус вошел в потайную комнату, куда дозволено было попасть лишь избранным из избранных, он уже успел справиться с собой. Некоторые мысли и эмоции опасны для здоровья. Значит, долой и мысли, и эмоции.

Он обвел ленивым взглядом собравшихся. Майкнер, Эйвери, Каркаров, Лейстранджи, – слава Мерлину, Беллы нет, – Долохов, Руквуд. В углу, нахохлившись, сидит Снейп, лишь недавно получивший – и за какие такие заслуги? – право бывать на этих заседаниях. По правде говоря, несмотря на его скверный характер и ощутимые пробелы в воспитании, присутствие приятеля успокаивало. А рядом… Что?! Он же студент, неопытный мальчишка, зеленый юнец!

Хлопнула дверь. Люциус привычно склонился в низком поклоне, изо всех сил стараясь прогнать из сознания вопрос: «Что здесь делает Регул Блэк?»

***

Сказать, что Регул Блэк вел себя вызывающе, означало бы погрешить против истины. Белла, конечно, при каждом удобном случае шипела на кузена, словно Нагини, но, по правде сказать, обвинить его было особо не в чем. Кроме того, что в его глазах никогда не появлялось заискивающее выражение, на кого бы Блэк ни смотрел – на Беллу, на старших коллег или даже на самого Лорда. Новоиспеченная миссис Лейстрандж, крайне ревниво относившаяся к любому, кто мог похвастаться хоть малейшим знаком расположения или особого доверия Темного Лорда, сходила с ума от бешенства, а Люциус просто смотрел и не понимал.

Вот и сейчас он в который раз наблюдал за Регулом Блэком и предавался ощущению полного и абсолютного непонимания.

Люциус не выносил поместье Лестранжей и с удовольствием сбежал бы в тот самый миг, как только за Лордом и, как всегда, увязавшейся за ним Беллой закрылась дверь. Но когда долгожданное событие произошло, Регул спокойно опустился в ближайшее кресло и предложил Снейпу партию в шахматы. И вот теперь Люциус стоял все на том же месте и потягивал все то же вино, просто потому что не мог позволить мальчишке увидеть собственное бегство. Он не знал ни того, откуда взялся этот дурацкий азарт, ни с чего ему вообще в голову взбрело, что Блэк воспримет это именно как бегство, но уйти не мог. Он покинет зал только после Регула Блэка, иначе… Впрочем, что – «иначе», Люциус тоже не понимал.

– …Это очевидно любому здравомыслящему человеку, – говорил между тем Блэк, лениво рассматривая доску. – У грязнокровок совершенно другое отношение и к миру, и к магии. Их привычный образ жизни слишком отличается от нашего, более того, они вообще не совместимы. Это война мировоззрений, если хотите, и идет она уже очень давно.

– Это очень смелое заявление, юноша, – приподнял бровь Игорь Каркаров, не далее как два месяца назад в этой же комнате высказывавший то же самое, причем почти теми же словами.

– Отнюдь, – спокойно улыбнулся Блэк. – Всего лишь констатация факта. Северус, по-моему, это бесполезно. Предлагаю закончить ничьей.

Каркарова перекосило.

Не терпевший напыщенного и самодовольного болгарина Люциус мысленно усмехнулся и, одним глотком допив вино, протянул:

– Я всегда говорил, что ты отстал от жизни, Игорь. Вот видишь, то, что для тебя – смелое заявление, для современной молодежи – всего лишь констатация факта.

Надувшийся Каркаров уже давно гордо удалился, Руди, пару раз заглянув для проформы к гостям, завалился спать, наконец и Снейп умчался к своим ненаглядным котлам, а Люциус все стоял на том же месте, допивая третий или четвертый бокал вина.

– Так чем вам так не угодил мистер Каркаров? – буднично поинтересовался Блэк, по-прежнему не отрывая взгляда от шахматной доски.

– Прошу прощения?

– Не стоит, мистер Малфой. Это только слепой не заметит.

– Вы летите навстречу бладжеру, мистер Блэк**, – заметил Люциус, опускаясь в покинутое Снейпом кресло. – Я не о вашем вопросе, конечно, это мелочи. Но Игорь – очень влиятельный человек в нашей... гм, организации. И он, и, кстати, остальные – они не забудут и не простят.

– Называйте меня Регулом, – улыбнулся мальчишка. – А то всякий раз, как я слышу «мистер Блэк», начинаю искать глазами своего отца. Что до этих господ, то для того, чтобы работать вместе, любить друг друга не обязательно. И притворяться – тоже. Высокомерие – единственная причина того, что мы так дерзко заносимся перед низшими и так постыдно пресмыкаемся перед высшими***.

– Вот это – определенно, очень смелое заявление, – приподнял бровь Люциус.

Регул рассмеялся:

– Не стану оспаривать это утверждение, хотя я с ним и не согласен. – Дотянувшись до бутылки каберне, Блэк налил себе вина и приподнял бокал: – На брудершафт?

– Извольте.

В бутылке еще осталась примерно половина. А Руди всегда знал толк в винах. Не оставлять же.



***


Остаток каникул Регул почти безвылазно проторчал в Малфой-меноре. Люциус учил его ездить верхом и разбираться в винах (непростительные пробелы в образовании волшебника!). Изредка играл с ним в квиддич (великий Мерлин!) или, заглянув в библиотеку, застревал в разговоре часа на два. Пару раз захватил с собой в один развеселый дом в Лютном переулке из числа самых респектабельных среди такого рода заведений (Нарцисса узнает – убьет!). С мальчишкой было на удивление интересно. Как с младшим братом, которого, к сожалению, у Люциуса никогда не было. И, что самое удивительное, с мальчишкой было легко. Большую часть времени. Но иногда – случайный взгляд, небрежный жест, – и Люциус вспоминал, что этот юнец – самый молодой, гиппогриф ему в задницу, член внутреннего круга. И снова впадал в состояние полного непонимания.



***

весна 1979 года

– Но к цели мой подходит пилигрим, и время кончить строфы путевые****, – продекламировал Руквуд, салютуя Люциусу бокалом.

Вот скотина!

Люциус с трудом удержался от резкого замечания. Он только что вернулся из Франции, куда ездил по финансовым делам организации, а также по своим собственным. Настроение было препаршивым, и тратить силы на то, чтобы поставить на место зарвавшегося выскочку, не хотелось до одури.

– Видимо, нам следует это понять в том смысле, что у Августа закончились аргументы и он хочет сменить тему.

Блэк?! Откуда? Ах, ну да, пасхальные каникулы.

– Ни в коем случае, – моментально переключился Руквуд. Мордред и Моргана, да этот мальчишка кого угодно доконает. – Просто, мне кажется, наш спор зашел в тупик.

– Согласен, – легко сдал позиции Рег. Люциусу стоило большого труда не расхохотаться при виде физиономии Руквуда. – Может быть, вернемся к первоначальной теме нашей дискуссии?

– Перед экзаменационной комиссией тебе отвечать только через два месяца, – ехидно проворчал Снейп. – Расслабься.

Глаза Блэка полыхнули изумрудом:

– Если ты, Северус, хочешь напомнить мне о моем чрезмерно юном возрасте, то не стоит утруждаться: я на память пока не жалуюсь.

Мерлин, да что этот мальчишка делает? Люциус так и не понял, в чем суть спора – точнее, простите, дискуссии, – но Регул в любом случае нарушал все конвенциальные нормы общения, проговаривая вслух то, о чем было принято умалчивать. Зачем? И уже в который раз нахлынуло ощущение непонимания, прогоняя сонную одурь и снимая раздражение.

– Все люди участвуют в создании истории, – спокойно продолжал между тем Регул Блэк, – стало быть, каждый из нас, хотя бы в самой ничтожной доле, обязан содействовать ее красоте и не давать ей быть слишком безобразной. А в картинах современности прекрасного мало. И теперь уже не важно, почему так получилось…

– Это все ерунда! – вдруг завопил изрядно набравшийся Долохов. – Консерваторские бредни! Интеграция-дезинтеграция, какая разница. Главное – волшебники должны перестать играть в унизительные прятки с этими низшими существами. Мир принадлежит нам!

– Безусловно, – кивнул Регул с самым серьезным выражением лица. – Так будет лучше для всех. И для магглов в том числе. Наши способности и наши знания налагают на нас определенные обязательства. Разумеется, мы будем применять силу, но не более чем это необходимо для общего блага.

– Ты чрезмерно увлекаешься идеологией, Регул, – спокойно заметил Руквуд. Из всех Упивающихся он был, пожалуй, самым трезвомыслящим. И самым безжалостным. – А это не твоя задача.

– Я помню…

– …Что до силовых акций, то они необходимы для встряски, иначе общество зарастет ряской, как болото. Не говоря уже о нуждающихся в хорошем уроке магглолюбцах, которые оскорбляют собственную кровь и вообще недостойны ходить по земле.

Люциусу стало противно. Послеобеденные разговоры на тему «мы все в белом, а все вокруг в дерьме» набили оскомину уже давно, но энтузиазм таких, как Рег, привносил в эти беседы подобие смысла, напоминая о том, что было и чего уже никогда не будет, оправдывая… ну да, оправдывая весь этот, и не только этот, балаган. А такие, как Руквуд, своим трезвомыслием способны заморозить даже пламя ада. Такие, как Руквуд, перебежчики, завербованные агенты, никогда не задумываются над тем, что кто-то может искренне верить.

Люциусу почему-то и в голову не пришло спросить себя: «А с каких это пор он сам испытывает сочувствие к тем, кто искренне верит?».



***

– Порядочные студенты в эту пору сидят в библиотеке и зубрят конспекты. Не боишься завалить ТРИТОНы?

– Боюсь. – Рег сказал это так просто, что Люциус в первую минуту растерялся. Когда настраиваешься на хитрости, недомолвки, полутона, подобная прямолинейность буквально выбивает из седла. – Люци, ты никогда раньше не задумывался над тем, что открытость – тоже своего рода тактический прием, которым надо уметь пользоваться и которому надо уметь противостоять?

Вот мерзавец!

– Нет, но теперь, конечно, это обстоятельство изменится.

Рег со смехом плюхнулся в ближайшее кресло, ухватив со стола увесистый фолиант. Люциус с сомнением покачал головой. Ремарка про «тактику ведения словесной баталии» его не обманула. Регул действительно был на удивление откровенен и прямолинеен. Он был… ну да, уверен в себе. И этим так не похож на всех остальных Упивающихся. Откуда это? Конечно, мальчишка верит Темному Лорду, верит в его лозунги и идеалы (если, конечно, таковые у Лорда вообще имеются, в чем Малфой последнее время сильно сомневался). Но сколько их, таких, верящих и гордых, Люциус повидал за прошедшие годы? Сотни. Это пройдет, всегда проходит, проверено на собственной шкуре. Уж кого-кого, а Люциуса Малфоя никто и никогда не обвинит в излишках совести, а, тем не менее, даже ему… И Рег тоже поймет, никуда не денется. И что тогда? Он не хотел признаваться сам себе, но ему было очень интересно, что же будет в этом самом «тогда».



***

лето 1979 года

Люциусу хватило одного взгляда на Регула, чтобы понять: что-то изменилось. Все тот же голос, те же жесты, по-прежнему гордо поднятая голова, тот же непонятный, но такой знакомый прищур глаз. И все же…

– Что случилось? – вырвалось у него раньше, чем он смог обдумать не то что уместность, а хотя бы цель вопроса.

– Все в порядке, – Блэк улыбнулся, и снова Люциусу почудилось в этой улыбке что-то незнакомое и тревожное.

– Как скажешь. Кстати, я слышал, в вашем выпуске первым стал какой-то грязнокровка.

– Тебя это удивляет? – фыркнул Регул. – Они и не были бы так опасны, если бы осваивали магию с меньшим энтузиазмом. У магглов есть очень забавное выражение: обезьяна с гранатой. Вот с этими самыми «обезьянами» мы и живем.

Так, пробный квоффл пролетел мимо колец. Впрочем, этого следовало ожидать.

– Гранатой?

– Северус говорит, это какое-то маггловское оружие. Как будто бы очень опасное.

– Ясно, – протянул Люциус и внезапно улыбнулся: – Как думаешь, может, Дамблдору и прочим магглолюбцам нравится ощущение риска? Не зря же почти все они гриффиндорцы.

– О сильных мира сего лучше всего молчать, – без улыбки откликнулся Регул. – Говорить хорошо – почти всегда значит льстить, говорить плохо – опасно, пока они живы, и подло, когда они мертвы.

– Ты слишком серьезен. Кроме того, ты Дамблдору уже льстишь…

Люциус нес какую-то чушь о Хогвартсе, министерстве и прочих конторах, с каждой минутой убеждаясь, что не ошибся. Регул уже давно должен был бы прервать этот разговор. Но он молча сидел в кресле, лишь изредка проводя кончиками пальцев по губам, словно удерживая готовое сорваться неосторожное слово. А это значит: что-то определенно не так.



***

Малфой редко принимал участие в рейдах, его ценность для организации была не в этом. Но иногда, в особо ответственных случаях, дергали и его. От сегодняшнего «ответственного» задания Люциуса воротило. Он вообще считал горы трупов бесполезной тратой человеческих ресурсов и дурновкусием. Нет, когда надо – тогда надо, тут и разговоров быть не может, но излишества в таких делах всегда выдают плохих стратегов и политиков. А сейчас речь шла о целой семье, мало того, о семье Эдгара Боунса... Впрочем, мнением Малфоя Темный Лорд, разумеется, не поинтересовался. Льющиеся по Британии кровавые реки вызывали у Люциуса резь в желудке, а ведь приходилось не то что спокойно на это взирать, а даже временами и принимать непосредственное участие. Впрочем, что уж о пролитом молоке, выхода все равно теперь нет: либо вперед, либо в могилу. А второй вариант, само собой, не подходил ни при каких условиях.

Люциус внимательно осмотрел боевую группу: маски не могли его обмануть. Уилкс, Розье и… А этот что здесь делает? Если на такие задания и посылают членов внутреннего круга, то, определенно, не в таких количествах.

– Проверьте периметр, – небрежный жест, и Розье и Уилкс растворились в ночной тьме. – Ты что здесь делаешь? – зашипел Люциус, обращаюсь к оставшемуся на месте Регулу.

– Каркаров прислал для подстраховки, – равнодушно пожал плечами Блэк. – Ходят слухи, что Боунс связан с Дамблдором.

Люциус чуть не задохнулся от бешенства:

– Да будет тебе известно, что это не слухи, иначе нас бы здесь не было. И да будет тебе известно, что, учитывая эти самые слухи, присутствие вчерашнего студента мне может только помешать.

– Ты напрасно так думаешь, – монотонно откликнулся Регул. – Это не первая Авада в моей практике.

– Да хоть сто тридцатая! – Люциус еще кипел, но все же краем сознания уловил эту так не свойственную Блэку монотонность. И глаза… В последнее время Регул все чаще избегал Малфоя, да и редкие разговоры стали походить на привычные пляски на острие ножа, но не заметить и не «прочесть» этот потухший взгляд было просто невозможно. Люциус опустил руку Регулу на плечо и осторожно начал: – Послушай…

В эту секунду чуть в стороне послышались хлопки аппарации.

Благословив Мерлина за то, что они все-таки успели установить антиаппарационный купол, Люциус быстро наложил на себя дезиллюминационные чары.

– Уходим. Боунс подождет.

– А Розье и Уилкс?

– Не идиоты, сами сообразят, что к чему, – бросил Люциус, но очень быстро понял, что ошибся. Что-то где-то грохнуло, полыхнула череда ослепительных зеленых вспышек, – и над домом Боунса начала медленно подниматься Черная Метка.

Тотчас во все стороны полетели оглушающие заклинания. Чертыхнувшись, Люциус слегка пригнулся и начал пробираться к границе антиаппарационного барьера. Регул, секунду помедлив, последовал за ним. Неподалеку просвистела красная вспышка, послышалась отборная ругань. Мерлин и Моргана, и надо же было так вляпаться! Еще одно заклинание просвистело у самого уха. Люциус замер, не веря своим глазам. Зеленый луч! Этого не может быть. Авроры не применяют Непростительные…

– В сторону! – рыкнул Блэк, ухватив Малфоя за рукав. Там, где они стояли всего секунду назад, пролетела в темноту еще одна Авада.

«Каркаров, сволочь!» – пронеслось в голове. Слухи о том, что аврорам со дня на день разрешат пользоваться Непростительными проклятьями, ходили уже давно, но откуда он мог… Конечно, Руквуд! Вхожий в сферы, гиппогриф его раздери! Ничего, оба свое еще получат, только бы выбраться.

Добежав до границы барьера, Малфой, ухватив Блэка, аппарировал домой. В висках бешено стучала кровь, Люциус ухватился за решетку, пытаясь унять дрожь. Великий Мерлин, неужели живы?

Блэк шумно дышал над самым ухом. Люциус почувствовал, как его накрывает безумная волна, резко обернулся и наткнулся на взгляд, бешеный, сумасшедший, живой… Мгновение – и они упали на газон, над головой приплясывала полная луна, мелкие ветки царапали спину, ногти впивались в кожу, на губах перекатывался вкус крови, и сердце оглушительно стучало в такт растекавшемуся по венам адреналину.



***

Регул лениво развалился на подушках, потягивая вино из высокого бокала. Таким Люциус его раньше не знал. Мягким. Податливым. Бесстыдным. Трогательно беззащитным. Мальчишка окунулся в секс, словно пьяница в бутылку. Что ж, это тоже способ забыться. Не хуже прочих. А пожалуй, что и лучше.

Люциус и сам не знал, почему все не закончилось той же июньской ночью, но, по правде говоря, ему это было безразлично. Регул оказался на удивление хорошим любовником, изобретательным, отзывчивым, открытым, а кроме того, он начал оживать. Снова, не стесняясь, высказывал вслух то, о чем большинство обычно умалчивает, снова спокойно и насмешливо посматривал на преисполненных сознания собственной значимости петухов, снова улыбался все той же иронично-всезнающей улыбкой. Заметив благоприятные перемены, Люциус попытался поговорить с мальчишкой о Каркарове и Руквуде, а заодно напомнить о том, что говорил еще тогда, зимой, но Блэк только отмахнулся. Попытки постичь, чем занята его голова, казались делом безнадежным, и Малфой быстро их оставил. Сам расскажет. Это тоже было из прошлого: уверенность, что непременно скажет, как бы опасно или неприятно ни было.

Так и оказалось.

– Зачем тебе это?

В первую минуту Люциус даже не понял, о чем его спрашивают.

– Что?

– Я спрашиваю, зачем тебе это. Плащ, маска, рейды. Тебя ведь тошнит и от Лорда, и от большинства… наших, – на последнем слове Регул выразительно скривился.

– У меня нет выбора, – просто ответил Люциус и только потом понял, какую глупость сделал. Точнее, сделал бы, если бы его собеседником был кто угодно другой, кроме Регула Блэка.

– Это не ответ.

– А другого не будет. Это ведь правда, Рег, – Люциус плеснул вина и залпом выпил полный бокал. Пора с этим заканчивать, так и спиться недолго, даром что к огневиски он не притрагивается с того самого дня, когда понял, что харизматичный и могущественный Темный Лорд – на самом деле банальный садист, одержимый танатофобией. – С этой дорожки нет возврата, надо идти до конца. До победного конца. Тем более что в главном он все равно прав.

– А методы, Люци? – в глазах у Регула было столько тоски, что даже не без оснований считавший себя законченным циником Малфой содрогнулся. – К Мордреду грязнокровок и Дамблдора, мы ведь уже не с ними воюем.

Люциус как можно осторожнее накрыл своей ладонью руку любовника.

– Ты хочешь, чтобы я признал, что совершил ошибку? Хорошо, я признаю. Но какой в этом смысл? Ты можешь предложить какой-то другой выход из этой ситуации?

– Я не знаю, Люци. Да простит меня Мерлин, но я не знаю.



***

Люциус не любил бывать в доме Блэков. На площади Гриммо, казалось, требовал даже воздух. Соответствовать ожиданиям. Держать лицо. Быть лучшим. Малфой знал, что на него эти требования не распространяются, но все равно неуютно. Тем удивительнее был тот факт, что Регул вырос таким… спокойным. Уверенным в себе. Способным задавать вопросы и самостоятельно искать на них ответы. Впрочем, сейчас Люциусу казалось, что лучше бы этого умения у Рега не было.

– Спасибо, что пришел, – Нарцисса, как всегда, элегантная и грациозная, стремительно поднялась ему навстречу.

– Что-нибудь случилось?

– Это я у тебя хотела спросить. Садись. И рассказывай.

– О чем? – небрежно спросил Люциус, готовясь выслушать очередную светскую сплетню, в курсе которой он просто не может не быть. По мнению Нарциссы, естественно.

– О Регуле, разумеется.

Его хватило только на то, чтобы удивленно поднять брови. Это был удар ниже пояса.

– Послушай, – продолжила Нарцисса, снова поднимаясь и обхватив себя руками за плечи, – я не хочу знать никаких подробностей. Это не мое дело. Да мне и не интересно. Но я хочу знать, что с ним происходит.

В полной тишине Люциус лихорадочно соображал, что бы такое сказать, чтобы не подставить Регула и при этом не лгать сверх необходимого, потому что обманывать эту женщину он не умел и учиться не собирался. Но когда Нарцисса снова заговорила, он понял, что в очередной раз недооценил свою старую подругу.

– Я никогда не лезла в твои дела, – она смотрела в окно, словно в Омут памяти. – Возможно, я была не права. Сожалеть теперь поздно. Но ты взрослый человек и сам как-нибудь разберешься. А Рег… Он ребенок, Люци. Я не знаю, что произошло в прошлом году, и вряд ли когда-нибудь узнаю, но Рег… изменился. Ему очень плохо, Люци. И ему нужна помощь. А я ничего не могу сделать.

Он никогда не видел ее испуганной. Даже в раннем детстве, когда она, как большинство девчонок, еще боялась мышей и лягушек. Гордо вздернутый носик и презрительное выражение лица – вот и все, чего удавалось от нее добиться и приятелям, и противникам. Испуганная Нарцисса Блэк. Так вот как это, оказывается, выглядит.

– Цисси… – Он обнял ее, осторожно, словно хрупкую хрустальную статуэтку. – Ты просто переволновалась. Сейчас такое время. Я, конечно, постараюсь с ним поговорить, но…

Вот именно, что «но». Но они застряли в сумасшедшем замкнутом круге, из которого нет никакого выхода. Кто-то пытается жить с этим, ломая себя, а бывает, что и окружающих, но Рег не хочет и не умеет приспосабливаться. Он слишком живой для этих игр. И ты, как оказалось, тоже.

Люциус говорил слова утешения, чувствуя, что несет полный бред, но нужные фразы застревали в горле, рассыпаясь на междометия, буквы, звуки. Нужные фразы оседали пеплом на остатках сердца и практически незаметной ранней сединой в светлых волосах.

Что тут скажешь?



***

– Я уезжаю на несколько дней во Францию. Очередные финансовые проблемы. Слава Мерлину, не мои. И как можно доверять деньги таким остолопам? Они не воры, конечно. Эти «хаффлпаффцы» помрут от разрыва сердца раньше, чем вообще додумают до конца мысль о возможности украсть у Лорда хоть кнат. Ты меня слышишь?

Регул поднял глаза от очередного фолианта из малфоевской библиотеки. Настроение у Люциуса в кои-то веки было превосходным, поэтому он просто весело подмигнул:

– Для чрезмерно занятых могу повторить с самого начала.

– Не нужно, я все слышал, – мальчишка с серьезным видом захлопнул книгу. – Никогда бы не подумал, что тебя радуют такие «командировки».

– Шутишь? Провести несколько дней вдали от «дорогих соратников», да еще и занимаясь интересным делом. Естественно, я рад.

– Прячешь голову в песок, – беззлобно поддел его Регулус. – Полезный навык, должен признать.

– Ох, Рег, – Люциус вздохнул и уселся на диван рядом с любовником, внимательно вглядываясь тому в глаза. И заметил, что в глубине изученных до малейшей крапинки зрачков дремлет мрачная решимость. – Если тебе не дано изменить ситуацию, надо менять что-то другое. Например, отношение к ней. Другого пути все равно нет.

– Ну да, – грустно улыбнулся Блэк. – Знаешь, мне иногда интересно, сколько в организации таких, как мы, совершивших однажды ошибку и продолжающих ошибаться только для того, чтобы не признавать и не исправлять ее. Ничто так не походит на искреннее убеждение, как тупое упрямство. А это, знаешь ли, не мой диагноз. Возможно, к счастью, возможно – нет.

– Я уже говорил тебе, что нужно уметь видеть в жизни светлые стороны. Иначе ты станешь похож на Снейпа, – пошутил Люциус, пинками загоняя подальше дурное предчувствие. – Постарайся не наделать слишком много глупостей, пока меня нет, хорошо? – добавил он уже серьезно.

– Когда ты должен быть в Париже? – невпопад спросил Блэк.

– К вечеру. А что?

Вместо ответа Регул ловко оседлал бедра Люциуса, запустив руку ему под рубашку.

Они занимались любовью там же, на полу в библиотеке, не в силах потратить даже несколько секунд на пробежку до спальни. И в эти минуты Люциусу казалось, что какой бы случайной или несерьезной ни была эта связь, более острого, яркого, настоящего момента в его жизни никогда уже не будет. Лаская податливое тело, упиваясь гортанными стонами, он краем ускользающего сознания успел подумать, что вот такие мгновения – они, наверное, и есть счастье.



***

В библиотеке, несмотря на середину лета, царил почти арктический холод. Поежившись, Люциус с веселой злостью швырнул на стол стопку пергаментов. Идиотизм французов превзошел все ожидания, а резвиться на костях заслуживших такое обращение остолопов Малфой любил и умел очень хорошо. Особая прелесть состояла в том, что подбирал этих сотрудников Каркаров, с которым давно пора поквитаться за историю с нападением на Боунсов.

Регул, наверное, у себя, но оно и к лучшему: боевой настрой надо беречь и использовать в полную силу. Предвкушавший несколько приятных часов Люциус собрался было потянуться, когда сильный порыв ветра разбросал аккуратную стопку пергаментов по комнате. Чертыхнувшись, Малфой захлопнул окно и достал палочку.

Incendio в направлении камина почему-то не сработало. Библиотечный камин «хандрил» постоянно, им давно уже следовало заняться. Ну да ладно, это не к спеху.

Accio пергаменты.

Люциус уселся на диван и принялся быстро просматривать документы, чтобы разложить их в нужном порядке. А это что? Немного обгоревший лист, судя по размеру, изначально бывший письмом. Сжигать какие бы то ни было документы в библиотечном камине – занятие бесполезное, но никто, кроме хозяина, этого не знал. Надо Регу сказать, а то он в Малфой-меноре все равно проводит больше времени, чем на площади Гриммо. Люциус хотел было отложить чужое письмо, но глаза зацепились за обращение.

Люци,

Большинство из нас недостаточно долго живет, чтобы извлечь пользу из своих ошибок. Но я не могу и не хочу ошибаться и дальше. Ты всегда говорил: если меня что и погубит, то это моя прямолинейность. Наверное, ты в итоге оказался прав. И тот «другой выход», который неприемлем для тебя, для меня остался единственной возможностью. Единственной возможностью выжить, как ни парадоксально это звучит. Умереть исправленным – вот вся польза, которую можно извлечь из своих постоянных ошибок. До смешного высокопарно, но это все, что мне осталось.

Я бы попросил тебя никому не говорить о том, что ты сейчас читаешь, но в этом нет смысла: все, что здесь написано, можешь понять только ты. Так уж сложилось. Но я не жалею. А подробности не нужны никому. Кроме тех, кому они нужны, но это совсем другая история. Не твоя. И уже не моя.

Я не хочу умирать, но сейчас с особой ясностью даже не вижу – чувствую, что у меня просто нет другого выбора.

Про




***

Люциус сидел в полумраке, не в силах даже поднять палочку, чтобы зажечь еще несколько свечей. Такого он не ожидал. Все, что угодно, но только не это. Регул… Спасший ему жизнь. Засыпавший, уткнувшись носом ему в подмышку. Единственный человек на всей земле, которому он мог сказать все что угодно. Которому доверял больше, чем самому себе. Яркий, улыбчивый, энергичный. Мягкий, нежный, искренний. Дерзкий, прямолинейный, неуправляемый. Надежный, обязательный, серьезный. Такой… живой.

«Почему нам нужно было сделаться любовниками, чтобы стать, наконец, друзьями?» Регул спросил это в тот, последний вечер, спросил не с горечью, а с мягким недоумением. Друзьями… «Я знаю, зачем ты написал это письмо, Рег. И я знаю, зачем ты хотел его сжечь. Не надо меня оберегать, я этого не заслуживаю. А Нарцисса будет в безопасности. Не обещаю, но – все, что смогу. Я могу не много, ты знаешь. Но если так сложилось, что тебе не к кому больше обратиться…»

Люциус понимал, что продолжает мысленно разговаривать с Регулом, словно с живым, стараясь как можно дольше оттянуть тот момент, когда придется осознать случившееся. Смешно. Ведь предполагалось, что это он будет помогать молодому Блэку. А получилось наоборот. И вот теперь… Люциусу всегда казалось, что он сможет справиться с чем угодно, но это…

– Люци…

Нарцисса, бледная, с воспаленными глазами и запавшими губами. Сейчас красавицей ее не назвала бы даже родная мать, но Люциус смотрел и смотрел на ее родное лицо, не в силах отвести взгляд хотя бы на секунду.

– Люци, где Регул? Я знаю, что ты это знаешь.

Вот так и начинаешь верить в женскую интуицию. Люциус встал, незаметно убирая письмо в карман мантии. Регул не просил никаких обещаний, но это ничего не значит. Люциус Малфой все равно поклялся, и это первая клятва, которую он намерен сдержать, чего бы это ни стоило.

Люциус открыл было рот, чтобы ответить на так и повисший в воздухе вопрос, но слова, как это уже бывало прежде, застряли в горле. Женщина секунд пять всматривалась в его лицо, а потом без сил опустилась в кресло.

– Мне очень жаль, – наконец выдавил из себя Люциус. Очень – это мягко сказано. Быть может, когда-нибудь он найдет слова, чтобы объяснить хотя бы самому себе, что он сейчас чувствует.

Нарцисса не забилась в истерике, не закричала, не заплакала. Она просто окаменела. Он ощущал исходившую от нее волну почти физической боли даже с противоположной стороны комнаты. Сделав над собой титаническое усилие, Люциус сдвинулся с места, с каждым шагом ощущая, как спадают защитные барьеры, делая и его уязвимым для осознания этой потери.

Но сейчас, в эту конкретную минуту, он тоже чувствовал, что у него просто нет другого выбора.

Люциус осторожно обнял застывшие плечи. С каждой секундой дышать становилось все труднее, но рядом находился близкий человек, нуждающийся в его помощи. И это было именно то, единственное, что заставляло его держаться.

– Все будет хорошо, – еле слышно шептал Люциус, поглаживая белокурые локоны. – Все будет хорошо. Все будет…



Fin


____________________
прим.
* Сквозь тернии к звездам
** Маггловский аналог: играть на грани фола
*** здесь и далее цитаты из «Характеры» Жана де Лабрюйера
**** Г. Байрон, «Паломничество Чайльд-Гарольда», строфа 174, перевод Левика
...на главную...


январь 2021  

декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2021.01.20
В качестве подарка [71] (Гарри Поттер)



Продолжения
2021.01.23 00:05:33
Наследники Гекаты [11] (Гарри Поттер)


2021.01.22 17:42:54
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.22 12:30:42
Наперегонки [6] (Гарри Поттер)


2021.01.22 00:03:43
Ненаписанное будущее [19] (Гарри Поттер)


2021.01.19 16:38:13
Вы весь дрожите, Поттер [1] (Гарри Поттер)


2021.01.18 21:27:23
Дочь зельевара [199] (Гарри Поттер)


2021.01.18 09:54:54
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.15 22:42:53
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.01.15 22:23:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2021.01.10 22:54:31
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2021.01.10 15:22:24
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.09 23:38:51
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2021.01.08 13:40:40
Глюки. Возвращение [240] (Оригинальные произведения)


2021.01.04 17:20:33
Гувернантка [1] (Гарри Поттер)


2021.01.04 10:53:08
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2021.01.02 18:24:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [62] (Гарри Поттер)


2021.01.01 21:03:38
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.01 00:54:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.12.26 12:25:17
Возвращение [0] (Сумерки)


2020.12.20 18:26:32
Леди и Бродяга [5] (Гарри Поттер)


2020.12.15 20:01:45
Его последнее желание [6] (Гарри Поттер)


2020.12.13 15:27:03
Истоки волшебства и где они обитают [4] ()


2020.12.10 20:14:35
Змееглоты [10] ()


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [8] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.