Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Профессор Снейп был доставлен в больницу, и после оказания помощи помещен в палату.
- Не справились с метлой? - поинтересовался сосед.
- Нет, опечатка в учебнике по Алхимии.



Список фандомов

Гарри Поттер[18462]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12655 авторов
- 26943 фиков
- 8595 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 57 К оглавлениюГлава 59 >>


  Год, какого еще не бывало

   Глава 58. Отец
        Гарри нервно расхаживал по отцовскому кабинету — от стеллажей с книгами к камину и обратно. Он понятия не имел, чем Снейп объяснит Драко неожиданную перемену настроений, но не слишком беспокоился. Не слишком его беспокоило и то, как отец без спроса прочел его мысли, хотя поступок был, мягко говоря, сомнительный.
        Нет, его тревожил только предстоящий разговор.
        Гарри вдруг захотелось сбежать; он уставился в камин. Искушение было велико. Он теперь мог пользоваться каминной сетью, ничто его тут не держало насильно.
        Но побег был бы верхом трусости, да и отец не заслужил такого отношения. Пусть даже разговор вряд ли выйдет приятным, Снейп должен знать правду.
        — Сядь, — распорядился зельевар, едва закрыв дверь и защитив ее чарами.
        Он занял кресло напротив и для начала глубоко вдохнул. Потом встретился с Гарри взглядом; в его угрюмых глазах по-прежнему полыхал гнев.
        — Не могу представить, — наконец процедил он, — чего этот изворотливый старый пень надеется достичь своим последним гамбитом.
        Гарри даже не сразу понял, о ком речь.
        — Кто, Дамблдор? Он тут вообще ни при чем.
        — В самом деле? — с издевкой произнес Снейп. — Вероятно, ты обдумывал взаимное отречение безо всякой на то причины?
        Казалось, в горле застряло что-то твердое. Гарри сглотнул, но это не помогло.
        — Не без причины, — начал он, не в силах подобрать слова. — Послушайте...
        — Я думал, ты понимаешь мою точку зрения на этот вопрос, — перебил Снейп, — но, по-видимому, нет. Позволь разъяснить ее, в таком случае. Мне нет никакого дела до возникших трудностей, каковы бы они ни были; я никогда не отрекусь от контракта, Гарри. Никогда. Во всяком случае, выражение «даю слово» обычно означает именно это. Так что какая бы глупость у тебя ни случилась, я разберусь с ней как твой отец! Теперь ты понимаешь, или мне повторить еще несколько тысяч раз?!
        — Понимаю, — пробормотал Гарри, поднимая взгляд.
        — Хотелось бы надеяться! — Снейп вскочил, и его лицо помрачнело еще больше: — И поскольку я ни на мгновение не поверю, что это не Альбус навел тебя на эти абсурдные мысли, придется и до него тоже кое-что донести!
        — Он просто скажет вам вернуться и поговорить со мной! — воскликнул Гарри. — Он тут ни при чем. Это все я! И простите, но пусть вы хоть сто раз крикнете, что ничего не случилось, это ничего не изменит, — у него сорвался голос. — Потому что случилось.
        Снейп снова опустился в кресло.
        — Я не говорил, что ничего не случилось, Гарри; я сказал, что мы разберемся. — На его лице вдруг отразилась крайняя усталость. — То есть Альбус не пытался склонить тебя к мысли, что лучше всего будет расторгнуть наш контракт?
        — Нет. И я так тоже не думаю, между прочим!
        Снейп явно опять его не понял, но Гарри даже не удивился: он сознавал, что объясняется невнятно. Отец пристально глядел на него, но больше не пытался применить легилименцию.
        — Возможно, в таком случае, ты мне просто скажешь, почему ты желаешь аннулировать усыновление, Гарри. Я думал, мы вполне ладим, учитывая обстоятельства.
        — Так и есть, — твердо согласился Гарри. — Послушайте... — Он кашлянул, пытаясь смягчить удар. — Я счастлив, что я ваш сын. Правда. Эти последние несколько месяцев... у меня никогда не было семьи, и я всегда с ума сходил от зависти, что у всех остальных она есть. — Он отвел взгляд. — И я очень ждал лета. Я думал, может быть, нам удастся еще побыть в Девоншире, вместе с Драко, и... в общем, когда не будет уроков, ни у нас, ни у вас, мы сможем больше времени проводить вместе. Ну, я вроде вас уже неплохо знаю, но иногда думаю, что совсем не так хорошо, как сыну положено знать отца. Так что я ни за что не хочу от этого отказаться.
        — Тогда что заставило именно эту мысль вертеться у тебя в сознании?
        Странно, как трудно оказалось произнести всего два слова.
        — Вещий сон, — наконец выдавил он.
        В кабинете повисла тяжелая тишина. Снейп не сводил с него напряженного взгляда; Гарри ждал. Он был не в силах произнести больше ни слова, пока отец не ответит.
        — Вещий сон, — наконец повторил Снейп.
        Гарри неохотно кивнул.
        — Когда?
        — Недели полторы назад, или около того. В ночь после той ужасной ссоры.
        — Так это тот самый кошмар, о котором ты упоминал? — фыркнул Снейп с плохо скрытым отвращением. — Ты испугался, что я захочу от тебя избавиться, а потом тебе именно это и приснилось? Неужели тебе это ни о чем не говорит?
        — А почему, по-вашему, я раньше молчал? Я тоже думал, что это обычный сон, хотя он развивался по той же схеме, что и пророческие. Но потом понял, что это не просто дурацкий сон. Я прошлое тоже видел, и оказалось, что это правда! Чудо-крем, — бессвязно прибавил он. — Неважно. Сон был вещий, это точно. И с тех пор я начал читать на эту тему и пытался разобраться, обязательно ли все сбудется!
        — Что именно сбудется?
        — Что вы меня разусыновите, вот что! — вскричал Гарри. — Я видел, профессор! Сюда опять пришла Тислторн и говорила про ужасные обстоятельства, а вы сказали, что кто-то против, но это все к лучшему, и вообще... — он умолк и попытался отдышаться, сознавая, что иначе заревет, а это уже совсем никуда не годилось.
        Снейп покачал головой.
        — Я не собираюсь тебя... разусыновлять, что бы, по твоему мнению, ни предсказывали твои сны. — Он помолчал, сверля Гарри взглядом, который словно пронзал душу насквозь. — На самом деле тут все очень просто. Ты не просто какой-то мальчик, которого я взял в свой дом, чтобы защитить. — Он продолжил еле слышно: — Ты мой сын, потому что я этого хочу, а не потому, что кому-то что-то должен. Когда я сегодня думал, что потерял тебя... я решил, что следует тебе об этом сказать.
        — О том, что я ваш сын? — переспросил Гарри, слегка растерявшись.
        — Нет. Ты, возможно, и без того понимаешь, но... — Снейп откашлялся. — Гарри... я не мог бы любить тебя больше, будь ты даже моим по крови.
        Гарри сморгнул. В каком-то смысле признание не удивило его; Снейп, в конце концов, и раньше не скрывал, насколько сильно к нему привязан. Если бы не это, Гарри просто не перенес бы увиденного в пророческом сне. Однако то, что Северус признал это вслух... Северус, который вообще не любит выказывать чувства... это много значило. Ужасно много.
        Гарри потянулся, взял отца за руки и легонько сжал — так же, как тот делал много раз.
        — Я вас тоже люблю, сэр, — сказал он, чуть улыбнувшись, когда зельевар удивленно распахнул глаза. — Господи, как по-дурацки это звучит, когда я говорю «сэр» и «вы» в такой фразе! Наверное, пора все-таки перейти на «ты»... отец? — Он резко перевел дыхание. — Можно?
        — Я, безусловно, не возражаю, — ответил Снейп, серьезно кивая, хотя в его глазах по-прежнему была неуверенность.
        Гарри тоже кивнул.
        — Хорошо. Отец. Да, так лучше. Мне нравится. Не знаю, почему раньше это казалось так трудно. Гм, может быть, даже «папа»? — он поднял взгляд и улыбнулся. — Я сказал тогда Дадли, что вы... ты не очень папа, но, знаете... знаешь, по-моему, очень даже.
        Снейп, что совсем неудивительно, спешно переменил тему:
        — Итак, твой сон. Ты наверняка ошибаешься. Он просто не может сбыться.
        — Дамблдор сказал, вещие сны всегда сбываются, — признался Гарри, нервно ломая пальцы. Стоило вспомнить жестокую правду, и вся его эйфория испарилась, как не было.
        — Ты предпочел обратиться к нему, — вдруг осознал Снейп вслух. Он не столько сердился, сколько был... разочарован, кажется.
        — Нет, — возразил Гарри. — Я читал книги про вещие сны, чтобы во всем разобраться. Я не хотел говорить с вами... с тобой, пока сам не пойму, в чем дело. Но книги, которые мне прислала мадам Пинс, оказались почти совсем бесполезными, и я...
        — Да? — мрачно поинтересовался Снейп, поднимая брови.
        — Ладно, снимайте баллы, если хотите. Только тогда уж и с Гриффиндора, и со Слизерина, — пробормотал Гарри. Потом добавил громче: — Я попросил кое-кого достать мне книги получше из Запретной секции. Только ее... или его, в общем, застукали. Вот почему Дамблдор позвал меня поговорить, сэр... то есть, отец.
        По лицу Снейпа пробежала еле заметная тень улыбки, если только Гарри не почудилось.
        — Если мисс Грейнджер застали на месте преступления при попытке вынести литературу из Запретной секции, полагаю, логичнее было бы сообщить Главе ее Дома, а не впутывать Альбуса.
        Что ж, Снейп безо всякого труда вычислил, кто ему помогал.
        — Ну, мадам Пинс же знала, что я интересуюсь этой темой. Возможно, из-за того, что это касается меня, она и пошла сразу к директору. — Гарри попытался собраться с мыслями. — Неважно, в общем, я ничего не сказал Дамблдору о том, что именно мне снилось. Я просто сказал, что видел еще один такой сон.
        — И?
        Гарри фыркнул.
        — А вы... ты как думаешь? Он настоял, чтобы я рассказал тебе, а я и так хотел это сделать, между прочим. Просто не собрался с духом. После этого он принялся талдычить, какой ты хороший отец! — Гарри покосился на него. — Кстати, странно, что ты подозреваешь, будто это он меня уговаривал отказаться от усыновления. Он пытался создать у тебя впечатление, что ты обо мне плохо заботишься?
        Снейп скривился.
        — Нет, напротив. Однако я не принимаю никакие его слова за чистую монету.
        Гарри вздохнул.
        — Ты просто везде видишь заговоры, вот и все... Неважно, он сказал, вы с ним пьете чай дважды в неделю. Это поэтому ты иногда совсем не ужинаешь? Ты наедаешься, пока вы с директором обо мне сплетничаете?
        — Мы говорим не только о тебе, — сообщил Снейп, игнорируя первый вопрос. — Итак, ты, по-видимому, убежден, что этот твой сон представляет собой нечто серьезное. Что ж, давай разберемся. Рассказывай, Гарри.
        — Я сейчас принесу дневник, — пробормотал Гарри. — Я его записывал, пока не вспомнил все до мельчайших подробностей.
        Снейп кивнул, а потом взмахнул палочкой, и дверь медленно отворилась.
        — Что происходит? — спросил Драко, едва Гарри вошел в спальню.
        Отвечать «ничего» не хотелось, но не хотелось и вдаваться в подробности.
        — Северус догадался, что мне надо с ним поговорить, — ответил он. — И вроде как настоял.
        — Ничего себе «вроде как», — отозвался Драко. — Я могу чем-нибудь помочь?
        — Не думаю, — пробормотал Гарри в ответ. — Но спасибо.

* * *

        — Я полагаю, ты ошибся, — произнес Снейп, изучив все записи вещего сна.
        Пока он читал, Гарри сидел ссутулившись и предаваясь мрачным мыслям, но теперь встрепенулся:
        — Да?
        Снейп смерил его взглядом презрительным и сочувственным одновременно.
        — Откровенно говоря, я по-прежнему склонен считать, что ты попросту лег спать, беспокоясь о моих намерениях в отношении тебя.
        — А как же тогда первая часть? — не уступал Гарри.
        Снейп положил ногу на ногу, обдумывая ответ.
        — В тот день в Девоншире, когда ты ушел гулять, между мной и Драко действительно состоялся этот разговор, — заметил он. — Однако это не означает, что вторая часть также верна.
        Гарри скривился.
        — Хотел бы я в это верить. Очень хотел бы, но, по-моему, это значит выдавать желаемое за действительное. Не хочу никого оскорбить...
        — Я знаю. — Снейп задумался. — Тогда на площади Гриммо ты видел целую серию пророческих снов, верно? Ты видел их почти всякий раз, когда засыпал, а затем они прекратились. Я прав?
        — Да, я целую вечность ни одного не видел.
        На сей раз на лице Снейпа появилось настоящее презрение.
        — Три месяца не «целая вечность». Если, конечно, тебе не шестнадцать лет. Так или иначе, нет никакой причины считать, что новая серия снов будет построена по той же схеме, что и предыдущая. Особенно если, как я подозреваю, серия прекратилась, поскольку была прервана. Скажи, Гарри, каков был последний твой пророческий сон перед тем, как ты стал жить здесь?
        Гарри задумался.
        — Гм... трудно сказать. То есть, может быть, тот, где я кричал на змееязе, но я могу только поверить вам... тебе на слово. Потому что я так и не смог ничего вспомнить.
        Снейп кивнул, размышляя.
        — Да, я тебя разбудил. Без сомнения, это было ошибкой, но что сделано, то сделано. Важно сейчас вот что: на этот раз твои вещие сны могут быть устроены совершенно иначе. Возможно, ты начал видеть будущее символически, а не буквально. Возможно, вторая половина лишь отражает и подчеркивает то, что тебя больше всего беспокоит. Ты действительно вообще не привык быть чьим-то сыном.
        — Может быть, — согласился Гарри, но только из вежливости. Отец явно не хотел верить такому сну, и вряд ли можно было его за это винить.
        Словно слыша невысказанное, Снейп продолжил:
        — Предположим, однако, что твой сон сбудется буквально. Даже в этом случае твоя интерпретация представляется мне, мягко говоря, несколько истерической.
        Истерической? Гарри решил, что это перебор.
        — Да что же еще это может значить?
        — Давай перечислим все существенные моменты. По-видимому, мы с тобой оказались в каких-то неприятных обстоятельствах. Чтобы исправить положение, я решился на некий шаг юридического характера. Кто-то возражает против моего решения, но я настаиваю. Тебя не поставили в известность касательно моих намерений заранее, хотя следовало бы. — Снейп мрачно улыбнулся: — Лично я, если бы верил в истинность твоего сна, предположил бы, что речь просто о смене фамилии.
        Гарри разинул рот.
        — О чем? О смене фамилии?!
        — Гарри Снейп, — насмешливо произнес зельевар. — Гарри Джеймс Снейп. Гм. Не могу сказать, что мне нравится. Возможно, от второго имени тоже придется избавиться.
        Гарри вспыхнул до корней волос.
        — Кажется, мы договорились...
        — Мы договорились, — прервал его Снейп уже без тени юмора. — И я не говорю, что собираюсь просить тебя об этом. Я просто хочу, чтобы ты осознал: данная интерпретация соответствует параметрам твоего сна не хуже предыдущей.
        Гарри прищурился.
        — Разве? — Забрав дневник, он перелистал страницы с записями. — Да, наверное, это объясняет, почему Тислторн назвала этот шаг неожиданным. Но почему она тогда сказала, что ты передумал?
        Снейп отряхнул с брючины какую-то пылинку.
        — Вопрос о твоей фамилии обсуждался во время нашего интервью. Она испытала явное облегчение, узнав, что я не возражаю против того, чтобы ты остался Гарри Джеймсом Поттером.
        Гарри сморгнул.
        — Ну... наверное, эта версия хорошо объясняет, почему Тислторн скорее против. Кажется, Дамблдор говорил, что она была в Ордене еще в прошлую войну. Наверное, ей кажется, что у моей фамилии есть... ну...
        — Полагаю, то, что ты хочешь сказать, называется «реноме», — вставил Снейп. — Твоя фамилия действительно обладает символическим значением, сейчас еще больше, чем прежде. С победителями Тримудрого турнира это случается.
        — Я не победил тогда, — пробормотал Гарри. — Не по-настоящему.
        — Какой же ты все-таки гриффиндорец.
        Но Гарри по-прежнему занимал сон.
        — Допустим, ты прав. Что за «ужасные обстоятельства» могут заставить тебя сменить мне фамилию? Чем вообще это может быть полезно?
        Снейп пожал плечами.
        — Кто знает? До недавнего времени у тебя были здравствующие родственники. Это ограничивало возможности Министерства в том, что касается тебя. Теперь ты в некотором смысле более уязвим. Представь, что угроза со стороны Волдеморта усилится. Страну охватит страх. Фадж пожелает воспользоваться тобой в политических целях, а я, разумеется, не позволю этого сделать. Поскольку мой статус твоего опекуна не основан на кровном родстве, они попытаются его оспорить. Я сделаю вывод, что смена фамилии поможет умерить пыл Министерства.
        — Как-то все это маловероятно.
        — Уверяю тебя, это куда более вероятно, чем твоя безумная интерпретация, — Снейп снова пожал плечами. — Гарри, существуют десятки возможностей, в самом буквальном смысле. Служба защиты семьи обязательно наносит визиты постфактум; они хотят быть уверены, что ты хорошо адаптируешься в новом качестве. Возможно, во время одного из них случится что-то неприятное. Честно говоря, я удивлен, что Тислторн до сих пор ни разу не явилась без предупреждения. Вероятно, Альбус вмешался, чтобы они не дышали нам в затылок.
        — Без предупреждения? — переспросил Гарри.
        Снейп только рукой махнул.
        — «Неожиданные инспекции в случайно выбранное время», — с кривой усмешкой процитировал он. — Они хотят видеть фрагменты «нормальной семейной динамики». Как будто таковая существует. — Зельевар нахмурился. — Возможно, «ужасные обстоятельства» — это нечто, что вскроется во время одного из таких визитов, и мне придется подписать документ о том, что наш статус подлежит пересмотру.
        — А как же тогда разговор о том, что кто-то против того, чтобы вы «сделали этот шаг»?
        — Кто знает? Это не единственный возможный сценарий, Гарри. Допустим, какой-нибудь поверенный найдет ошибку в документах об усыновлении и для ее исправления потребуются не слишком легальные маневры. Или, возможно, кто-то попытается оспорить усыновление. Нужно ли мне продолжать?
        Гарри помотал головой.
        — Нет, я понимаю, о чем вы... о чем ты, отец. Но ни одна из версий не подходит к сну точно. Ну, наверное, та, что про фамилию, подходит... но я даже представить не могу, чтобы я это сделал.
        — Именно поэтому, возникни такая необходимость, я сначала произведу необходимые изменения, а затем сообщу тебе. Видишь, все сходится.
        — Нет, не сходится. Ни одна из этих версий не объясняет, почему там нет моих вещей, почему я собираюсь жить в другом месте и почему ты вернул мне мой ключ.
        — Возможно, это не твой ключ вообще. Возможно, это ключ Драко.
        Гарри фыркнул.
        — Драко не оставит ключ от своего сейфа валяться где попало. И зачем тогда запечатывать его в конверт? Почему-то я не думаю, что он соберется куда-то его посылать совой!
        — Возможно, это ключ от сейфа Блэка, и Альбус прислал его тебе.
        Гарри подумал, что это, пожалуй, возможно, но все-таки возразил:
        — А почему я тогда собрал все вещи?
        С некоторым нетерпением Снейп огрызнулся:
        — Гарри, я хочу, чтобы ты в конце концов собрал вещи. Я хочу, чтобы ты вернулся в Гриффиндор, где тебя ждут твои друзья. Я начинаю подозревать, что твою магию сдерживает именно изоляция. Ты мне сам говорил, что друзья тебе нужны; очевидно, это так и есть.
        Гарри тихо фыркнул.
        — Просто супер. Чтобы вернуть магию, мне нужно быть с друзьями, но я не могу быть с ними, пока ко мне не вернется магия? Это... я не знаю...
        — Парадокс, — предложил Снейп. — Антиномия. Противоречие.
        — Это не смешно!
        — Но и не так трагично, как тебе представляется. Магия к тебе обязательно вернется.
        Гарри покраснел.
        — Драко прав. Я совсем не так старался, как надо бы. Но я уже начал тренироваться каждый день. Должна же во мне быть хоть какая-то магия. Я же могу пользоваться камином. Но... — Он сглотнул, потом продолжил: — Я даже думаю, не перестать ли пытаться. А вдруг, когда я получу назад свою магию, это и спровоцирует события, из-за которых придется меня разусыновить? Я этого не хочу.
        Снейп откинул голову на спинку кресла и уставился в потолок.
        — Гарри, — сказал он через некоторое время, — тебе не придется выбирать между отцом и магической силой, потому что я не собираюсь тебя разусыновлять. У меня нет ни малейших сомнений в том, что ты снова обретешь полный контроль над своей магией, но я понятия не имею, когда это случится. Ты думаешь, что это произойдет к тому моменту, когда Тислторн принесет мне документы, но это лишь твое предположение, основанное на том, что ты не видел своих вещей. Возможно, это не так. Даже если сон сбудется, в чем я, между прочим, не уверен, мы только и знаем, что ты по какой-то причине упаковал вещи.
        — Но это невозможно, — запротестовал Гарри. — Они все не помещаются в сундук, вы не помните? А я точно видел свой сундук, а не какой-нибудь там новый и заколдованный.
        — Возможно, ты кому-то что-то одолжил.
        —Ага, как же.
        — Гарри, я не собираюсь тебя разусыновлять! — настойчиво повторил Снейп, повышая голос и подобрав ноги под кресло. — Я знаю, ты не веришь, что на взрослых можно положиться, но на меня ты можешь рассчитывать! Мне что, принести обет крови в дополнение к контракту, или ты все-таки начнешь мне доверять?
        Гарри вздрогнул.
        — Я доверяю. Правда! Но это ничего не решает... Слушай. Спорим, тогда, после операции, ты бы на весь мир поклялся, что никогда в жизни не станешь меня удерживать и раскрывать мне глаза насильно, чтобы Люциус Малфой мог тыкать туда иголки?! Но это было.
        Пальцы Снейпа скрючились, точно когти.
        — Я думал, ты меня простил, — хрипло выдохнул он.
        — Тут нечего прощать, — с нажимом ответил Гарри, наклоняясь вперед и пристально глядя на зельевара. — Нечего, честное слово! Иногда просто так складывается, и делаешь то, что раньше и в кошмарном сне не приснится. Собственно, этого я и боюсь. А вдруг меня придется разусыновить, потому что это меня как-то спасет? Вдруг случится что-то совсем ужасное, и я окажусь в Азкабане, если останусь связан с бывшим Упивающимся?
        — Это абсурд!
        — Да? А что бы ты сказал в октябре, если б я описал, что будет в Самайн? — с вызовом бросил Гарри.
        Снейп вздохнул.
        — В этом есть резон, как ни неприятно мне это признавать. Тем не менее, я не верю, что твой сон сбудется — по крайней мере, так, как ты предполагаешь. Я не в силах этого представить.
        — Я тоже не хотел верить, — признал Гарри. — Очень не хотел. Но потом понял... — Не зная толком, как объяснить, он спросил: — Помнишь тот вечер, когда ты здорово устал и решил устроить нам с Драко сеанс семейной терапии?
        Зельевар возмущенно фыркнул.
        — Я не делал ничего подобного. Полагаю, ты имеешь в виду тот вечер, когда вы оба получили давно заслуженный выговор.
        «Будто есть разница!» — подумал Гарри.
        — Угу. В общем, ты тогда спросил Драко, не думает ли он, что семья — это бумажка со штампом от какого-то министерского идиота, кажется так. И... это прозвучит ужасно глупо, но, кажется, до того момента я и сам думал, будто моим отцом тебя делают документы. — Он очень серьезно посмотрел на Снейпа. — Ты был прав, когда сказал, что пятнадцать лет с Дурслями сделали свое дело. Я им был не нужен, и если бы не такой серьезный шаг, как подписанный контракт, я бы, наверное, ни за что не поверил, что кому-то нужен здесь. Но теперь... в общем, я так больше не думаю.
        — А конкретнее? — вопросил Снейп, приподняв бровь.
        Гарри постарался собраться с мыслями.
        — Нам не нужен официальный сертификат в рамочке. У тебя же нет такого для Драко, правда? Но он настолько же твой сын, насколько и я.
        — Безусловно, — протянул Снейп. Казалось, он доволен тем, что Гарри это понимает. — Тем не менее, я бы предпочел иметь официальное подтверждение наших отношений.
        — Угу, я тоже. — Гарри слабо улыбнулся. — Мне нравится, что это не просто договоренность. И что у тебя есть юридические основания послать Фаджа куда подальше. Я уверен: ты поступишь так, как будет лучше для меня, что бы ни говорило Министерство. — Он поглубже вдохнул, как перед прыжком в воду. — Но если что-нибудь случится и нас этого лишат... я думаю, мы все равно справимся. И ты все равно будешь моим отцом.
        — Весьма зрелый взгляд на вещи, — заметил Снейп. — Тем не менее, повторюсь: я уверен, что до этого не дойдет. Однако коли ты действительно так считаешь, хотелось бы поинтересоваться: откуда столь мрачные мысли?
        Гарри скривился.
        — Между прочим, будет лучше, если ты не станешь так подглядывать. Не хочу постоянно закрывать сознание в собственном доме.
        — Можно подумать, я то и дело применяю к тебе легилименцию.
        — А ее вообще не надо ко мне применять. По крайней мере, без предупреждения.
        — Кто, хотелось бы знать, здесь отец? — поинтересовался зельевар.
        Однако Гарри уже и правда видел его насквозь — в точности как сказал тогда в директорском кабинете. Снейп явно пытался переменить тему, а значит, прекрасно понимал, что нельзя было так влезать в мысли сына.
        — Ты, — легко ответил Гарри. — И ты становишься очень-очень хорошим родителем...
        — Становлюсь? — повторил Снейп.
        — Да, но некоторые вещи требуют усилий. Ты бы наверняка сказал то же самое обо мне, а? Но сейчас мы говорим о тебе, — прибавил он, прежде чем зельевар успел увести беседу в сторону. — Одно дело, если у нас учебная дуэль или еще какой урок. Ну или там если я болен или ранен и не могу говорить, наверное. Но в остальное время не применяй легилименцию. Это просто нехорошо! — На лице Снейпа появилось упрямое выражение, и Гарри неохотно прибавил: — Все равно что залезть к кому-то в думосброс, тебе не кажется?
        — Аргумент, достойный слизеринца, — буркнул Снейп.
        Пожалуй, хорошо, подумалось Гарри, что этот инцидент остался позади. Он немного опасался, что за одно упоминание о думосбросе заработает гневный взгляд, несмотря на все, случившееся с тех пор. Не желая испытывать судьбу, он решил оставить тему легилименции и продолжил: — В общем, ты спросил, откуда мрачные мысли. Это не просто так. В кабинете Дамблдора я начал думать, что такого ужасного могло случиться, чтобы вызвать разусыновление... Я уже понял тогда, что само по себе это не так важно. Но потом подумал: а вдруг уже после разусыновления тебе будет грозить опасность, если я просто приду поговорить? Что толку, если я и с неофициальным отцом просто не смогу видеться? И вот это было неприятно. Это даже хуже... — Гарри резко осекся.
        — Хуже, чем что?
        — Просто... — Гарри выдавил еле-еле слышным шепотом: — Когда я был маленьким, иногда я так мечтал хотя бы поговорить с отцом, понимаешь? Но я знал, что это невозможно. Да и не знал его по-настоящему, не знал, что такое иметь семью. Я на самом деле не знал, чего мне не хватает. А теперь... — он содрогнулся. — Если я потеряю тебя, я буду знать, что потерял.
        Снейп наклонился и положил ему руку на колено.
        — Ты меня не потеряешь, Гарри.
        Гарри сглотнул.
        — Я начал думать, а вдруг Министерство решит, что... ну, припомнит твое прошлое и отправит тебя в Азкабан. Такое может случиться. Ты же знаешь, какой Фадж несправедливый дурак.
        — Он не настолько дурак, чтобы провоцировать мятеж, — сухо отозвался Снейп, снова выпрямившись. — Я спас Мальчика-Который-Выжил от неминуемой смерти. Ты, возможно, не осознаешь, но события Самайна широко освещались прессой.
        — Рон что-то такое говорил...
        — Меня воспели как героя, — сообщил Снейп с некоторой долей отвращения. — В Министерстве даже сочли нужным упомянуть, сколько лет я шпионил... глупцы! И это при том, что я работал не на них, а на Орден. — Он покачал головой. — Так или иначе, арестовать человека, который спас тебя, а затем взял тебя в свой дом... человека, которого ты зовешь отцом? Даже Фадж не настолько кретин. Ты можешь в одно мгновение повернуть общественное мнение против него.
        — Будь у меня такое влияние, — слабо возразил Гарри, — разве «Пророк» мог бы месяцами печатать обо мне столько вранья?
        — Жалкие попытки Фаджа притворяться, будто Волдеморт не вернулся, пошли прахом, — отмахнулся Снейп. — Теперь он знает правду, а значит, ты ему очень нужен. Даже не подозревая о пророчестве, он, без сомнений, это сознает. И не осмелится предъявить мне какие-либо обвинения, так что перестань себя терзать, Гарри. Я уже сказал: ты меня не потеряешь.
        — Надеюсь, — прошептал Гарри.
        — Не потеряешь, — пообещал Снейп. — Я даже не думаю, что понадобятся какие-либо юридические маневры. Надеюсь, это тебя успокоит.
        Гарри кивнул, хотя по-прежнему несколько угрюмо. Он не мог забыть, что впереди подстерегают какие-то ужасные события, которые грозят все разрушить. Но обсуждать дальше это было бесполезно. Снейп знал его мнение, как и он знал мнение Снейпа, а остальное... придется просто ждать и смотреть, как будущее становится реальностью.

* * *

        За ужином в тот вечер царило некоторое напряжение. Драко то и дело косился на Гарри, словно пытаясь угадать, что произошло днем в кабинете зельевара. Гарри не желал больше обсуждать разусыновление. Хватило и того, что пришлось говорить о нем с Северусом.
        И уж точно он не собирался затрагивать этот вопрос при Роне.
        Тот обычно ел быстро и немедленно принимался за домашние задания — иногда еще прежде, чем остальные покончат с ужином. Снейп обычно на удивление снисходительно относился к подобной невежливости, если не сказать грубости, однако сегодня у Рона хватило ума вести себя осторожнее. Он даже ничего не сказал о том, что разговор велся на сей раз совсем не об уроках, хотя, кажется, поглядывал на всех троих с любопытством. Десерт Рон ел медленно, отложив вилку лишь после того, как Гарри доел, и еле слышно вздохнул с облегчением, когда Снейп поднялся из-за стола и направился к себе в кабинет.
        Дождавшись, пока закроется дверь, Рон наклонился через стол и шепотом спросил:
        — Что случилось?
        Гарри поджал губы.
        — Ничего.
        — Не вешай мне лапшу, — прошипел Рон. — У тебя такой вид, будто у тебя умер лучший друг!
        — Ну, ты же живой, правда? — слабо пошутил Гарри.
        Рон почти вздрогнул, покосившись на Драко, потом снова посмотрел на Гарри.
        — Ты по-прежнему считаешь меня лучшим другом?
        — Да. Хотя в этом году дело было хуже, чем на четвертом курсе.
        Драко, который до сих пор ужинал молча, предпочитая просто слушать и наблюдать, наконец не выдержал:
        — А что случилось на четвертом курсе?
        — Тримудрый турнир, — сухо пояснил Гарри.
        — И что?
        Рон сжал кулаки, потом быстро сунул руки под стол.
        — Я думал, Гарри умудрился пропихнуть свое имя в кубок, вот что.
        Драко усмехнулся не без злорадства.
        — Ну так это же не преступление, правда? Мы же все тогда считали его тщеславным маленьким засранцем?
        — Я-то должен был знать, что это не так, — буркнул Рон. — И меня тошнит от мысли, что я хоть на минуту мог думать то же, что и ты.
        — Гм. Тогда тебя будет тошнить довольно долго, — легкомысленно отозвался Драко, вставая. — Я намереваюсь стать аврором и вступить в Орден, ну и все такое прочее, так что если ты не собираешься менять сторону... — он насмешливо приподнял брови, выжидая реакции на этот вызов.
        — Ты, может, и наплел тут Гарри невесть чего... — вспылил Рон.
        — Хватит, — вмешался Гарри.
        — Хватит? — буркнул Рон.
        — Да, хватит. Пускай Драко тебе не нравится. И ты точно не обязан ему доверять. Я-то знаю, сколько мне понадобилось времени, а мы общались двадцать четыре часа в сутки. Я тебя прекрасно понимаю. Но прекрати затевать ссору!
        — Я затеваю? — возмутился Рон. — Это он начал!
        — А он перестанет, — сказал Гарри, смерив Драко суровым взглядом. — Верно?
        Драко беспечно пожал плечами
         — Поскольку ты пока что решил перейти на лепешки, пожалуй, могу и перестать.
        — Что?!
        — Неважно, — отозвался Гарри, выждав, пока Драко уйдет в спальню и закроет за собой дверь. — Он имеет в виду, что постарается.
        — Вы тут все чокнутые.
        — Кому ты об этом рассказываешь! — Гарри откинулся на спинку стула. — Но, наверное, во всех семьях так.
        Рон посмотрел на него с сомнением, потом достал палочку, убрал со стола и призвал заклинанием свою сумку.
        — В семьях?
        — Ну, Снейп же мой папа, — заметил Гарри.
        Рон принялся доставать учебники, перья и пергамент. С кривой усмешкой на физиономии он несколько воинственно поинтересовался:
        — Раз уж он твой папа и вообще, ты не мог бы у него спросить, почему Пятый постулат Ингрид не относится к погодным чарам? Потому что до меня не доходит.
        Гарри хотел было согласиться, но потом ему в голову пришла другая мысль.
        — А почему бы тебе не спросить его самому?
        — Ага, как же. Да стоит мне на него глянуть не так, и он мне взыскание назначит!
        — Когда он последний раз назначал тебе взыскание, если не считать того, которое ты отрабатывал тут? — не отступал Гарри.
        Рон нахмурил брови.
        — Гм... Не помню. Задолго до того, как началась вся эта фигня со строчками.
        — Ты наговорил кучу гадостей, — заметил Гарри. — Слушай, я знаю, что он не очень хорошо отреагировал, но сам подумай, что ты сказал. Если бы кто-то взял и обвинил тебя, что ты... ну... с Джинни?
        — Это другое! — взвился Рон. — Джинни моя сестра!
        — Да, а я его сын, — пытался убедить его Гарри.
        — Это не по-настоящему.
        — Нет, по-настоящему.
        — Да ну тебя.
        Гарри решил пока что оставить тему.
        — В общем, по-моему, ты бы пошел просто да и спросил его про пятый постулат. Между прочим, ты сюда приходишь, чтобы он с тобой занимался, разве не так?
        Рон упрямо надулся, скрестив руки на груди.
        А Гарри-то думал, что дела пошли на лад... Впрочем, пожалуй, так оно и было, хотя Рон еще явно не совсем дозрел. Увы, пожалуй, его придется подкупать, чтобы заставить обратиться к зельевару. В конце концов, Гарри не желал быть между ними посредником. Рон должен был сам понять, что Снейп не такое уж чудовище. Может, тогда наконец он смирится.
        — Помни, чем раньше он решит, что ты догнал класс по всем предметам, тем раньше ты сможешь перестать сюда приходить, — заметил Гарри. — Давай, просто спроси его, и все. Честное слово, он не кусается.
        Разумеется, трюк удался. Да, Рон в самом деле не понимал тонкостей.
        Отпихнув стул, его друг поднялся и направился к двери кабинета с таким видом, будто шел в логово дракона. Подавив желание погромче вздохнуть, Гарри собрал свои учебники и прочие вещи и устроился за столом.
        Сколько он ни пенял Драко за подслушивание, сам Гарри в общем-то тоже не гнушался такими вещами... иногда. Вот, скажем, сейчас.
        Рон постучал — сперва робко, а потом резко, словно от волнения.
        — Войдите!
        В голосе Снейпа звучало сильное раздражение. М-да, может, это была и не очень блестящая идея... Однако в результате Гарри почувствовал, что гордится отцом. Правда, тот бурчал и отвечал довольно резко, но таков уж у него был характер. Он не старался оскорбить Рона, хотя довольно сардоническим тоном поинтересовался, все ли гриффиндорцы пренебрегают дополнительной литературой.
        — Я ее читаю, — обиделся Рон.
        — Внимательно? — протянул Снейп.
        — Ну... нет, — признал Рон.
        — Обратитесь к ней еще раз, — посоветовал зельевар. Рон уже почти шагнул за порог (дверь он оставил настежь, и Гарри поспешно отвернулся, стараясь скрыть, что подслушивал), когда Снейп добавил: — Если у вас после этого останутся вопросы, приходите.
        Рон плюхнулся на стул напротив и вытащил из сумки какие-то смятые свитки.
        Наверное, следовало промолчать, но Гарри попросту не сумел сдержаться.
        — Вот видишь, все нормально, — заметил он.
        — Угу. Хотя он мог бы и ответить на мой вопрос, — проворчал Рон, а потом прибавил тише: — Ну хоть баллов не снял, так что да... все нормально.
        Улыбнувшись, Гарри занялся изучением погодных чар.

просмотреть/оставить комментарии [646]
<< Глава 57 К оглавлениюГлава 59 >>
май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.23 00:46:57
Наши встречи [1] (Неуловимые мстители)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [353] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.28 16:00:26
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.