Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Шестой курс. Поттер как-то вечером поднимается в Гриффиндорскую башню. Смотрит вниз, видит внизу у входа в подземелья Стоит Дафна Гринграсс в коротком платье и туфлях на каблуках.
- Поттер! - она ему снизу... - Я ведь слизеринка!
- Это я уже пять лет знаю, Гринграсс.
- А ты гриффиндорец!
- Ты делаешь большие успехи.
- Поэтому я тебя боюсь.
- А вдруг ты меня изнасилуешь?
- Да как же я до тебя доберусь-то?
- А я сейчас к тебе в Гриффиндорскую башню сама поднимусь...

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26942 фиков
- 8623 анекдотов
- 17685 перлов
- 676 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 8 К оглавлению 


  Один из тысячи

   Глава 9. Эпилог
Суббота, 14 июня

Пробуждение получилось мягким. Сознание и тело медленно приходили в гармонию, пока Майкрофт не осознал себя полностью ― лежащим на кровати на левом боку, и понял, что Шерлок, как и вчера, обнимает его. Он открыл глаза и сразу встретил обеспокоенный взгляд брата.
— Доброе утро. А ты так и не заснул? ― спросил Майкрофт, глядя на его утомлённое лицо.
— Доброе, — голос звучал тихо. — Как ты себя чувствуешь?
— Хорошо, даже больше чем хорошо. Я же сказал вчера... сказал? ― Он определённо помнил, что говорил с Шерлоком. — А ты? Как ты?
— Ты сказал, что всё будет хорошо, но это как-то не очень вязалось с твоим состоянием. Что это за чашка, чай сладкий?
— Я расскажу ― обязательно. Прости, я заснул вчера. Не волнуйся только.
Шерлок наконец-то смог пошевелиться ― он так всю ночь и не решался разжать руки, боясь, что брату станет плохо или он опять проснётся от кошмара, а сейчас откинулся на спину.
— Может, встанем? ― предложил Майкрофт. ― Я кофе сварю.
— Лучше чай мне завари, — выдавил Шерлок и встал с постели. – Извини, я умоюсь.
Майкрофт проводил его взглядом и тоже поднялся. На кухне, поставив греться воду, он первым делом подмёл осколки кружки, потом позвонил доку и наскоро отчитался.
Когда Шерлок приплёлся из ванной, он уже успел накрыть к чаю на двоих. Не возиться же с кофе только для себя?
— Голоден? ― спросил он на всякий случай.
— Ничего я не хочу, не суетись. Надеюсь, что ты мне всё-таки объяснишь про вчерашнее. – Шерлок добавил в чай молока.
Майкрофту стало немного не по себе, когда он увидел, как брат обхватил чашку ладонями.
— Вчера я вспомнил, что значил тот сон, откуда он взялся и почему так меня пугал, — сказал он, глядя на его руки. — Больше он не приснится. А всё остальное... ты меня прости, мой мальчик, за бред про наркотик. Я сейчас даже представить себе боюсь, о чём ты думал два часа на лестнице...
Шерлок раздражённо мотнул головой.
— Так откуда? Откуда сон с чашкой? ― не унимался он. — Что прямо так ― сам собой исчез? Но ты и раньше не видел его со мной. Откуда ты знаешь, что всё закончилось?
— Раньше я не понимал, что он значит и откуда взялся. Сейчас знаю. В нём больше нет смысла. Было бы нечестно после всего не объяснить тебе. Но я не хочу, чтобы ты нервничал. Сначала просто прими сам факт — всё закончилось, плохое ушло. Это ведь самое главное?
Шерлок нерешительно взял брата за руку.
— Да, конечно. Не сочти меня эгоистом, но ты вёл себя так странно этот месяц и всё, так или иначе, было связано со мной. Я имею право знать, нет?
— Ты имеешь право знать. Просто это долгий разговор. И я прошу тебя сначала мне поверить… — Майкрофт тянул время, пытаясь наметить хоть какой-то ход рассказа, но чтобы и не соврать и не вызвать у брата, не дай бог, чувства вины.
— Я верю ― в том смысле, что ты веришь. Желательно ещё понимать.
— Всё началось много лет назад, когда ты первый раз попал в клинику. Ты помнишь что-то из тех событий?
Шерлок убрал руку и насторожился.
— Помню. Не всё, конечно. А кое-чего, возможно, и не было. ― Он схватил чашку и торопливо осушил её до половины.
— Я понимаю, — кивнул Майкрофт. — Мне было тогда очень страшно. Я не только за твою жизнь боялся, но потом ещё и за твой мозг… Ты пришёл в себя, оказалось, что осложнений нет, но мне не стало легче. Меня мучило чувство вины перед тобой. Ты меня посчитал предателем, но я и сам чувствовал себя предателем, понимаешь? Самыми важными для меня стали две вещи — чтобы врачи тебя вытащили и чтобы ты меня простил. Мама всё время пыталась убедить меня, что я не прав, когда обвиняю себя, но меня это только убеждало в обратном.
— Но мама была права…
— Тогда-то я считал иначе. С Кейтлин мы расстались, как мне казалось, временно. Честно говоря, я вообще не задумывался об отношениях с ней, мне было не до того... Ещё вчера я мог бы сказать, что этот последний месяц был самым ужасным в моей жизни. Но не сейчас, когда я помню своё тогдашнее состояние... Не знаю, почему ко мне были так снисходительны на службе, но первые две недели меня не трогали, и я жил у тебя в клинике, иногда мне удавалось поспать. Но потом мне пришлось ещё и работать. Я приезжал вечером, но по ночам ты почти не спал — и я не мог спать, а утром опять ехал на службу. Потом вдруг объявилась Кейтлин — позвонила и сказала, что выходит замуж. Помню, я спросил её, хорошо ли она подумала. Она ответила: «Ты никогда не будешь любить никого, кроме своего брата. Я не хочу быть вечно второй». Я не нашёл, что ей возразить. К сожалению, ты вышел из палаты как раз в тот момент, когда мы закончили разговор.
— Я помню этот день, — нахмурился Шерлок. — День моей выписки, да? Я ещё поехал вечером к матери…
— Если бы я стоял не лицом к окну, то заметил бы тебя раньше и прекратил разговор. Но я обернулся только, когда ты рассмеялся.
— Да, ты разговаривал с Кейтлин по телефону. Кажется, я ещё подумал, что теперь ты от меня отделался и опять займёшься личной жизнью. То есть опять кинешься совершать ту же глупость.
Майкрофт кивнул и потянулся к ящику за спиной. Достав сигареты, он положил на стол всю пачку и поставил рядом пепельницу.
— Я приехал тебя увезти из клиники, поэтому меня отпустили днём... мы с мамой договорились тогда, что ты будешь жить у меня, но не поставили тебя в известность. Мы даже официально оформили опеку, чтобы не было проблем… — Он закурил. – Ты помнишь, что было дальше?
Шерлок выудил из пачки сигарету и покачал головой.
— Я только помню, что мы в тот день ещё раз поругались.
— Не поругались... Я воспринял случившееся, как наш разрыв. Правда, если бы ты пришёл хоть на пятнадцать минут позже, я бы успел справиться с собой. А тогда я даже отца вспомнил ненароком. Странно, но вчера ситуация повторилась до какого-то момента один в один. Я попросил помочь мне. Ты спросил, как? Я стоял и думал — как ты можешь помочь? Никто не может помочь. Мне вдруг захотелось просто сочувствия. Я сказал: «Обними меня». А ты ...опять засмеялся. И сказал: «Нет, не хочу». Повернулся и ушёл. Конечно, ты же связал всё с Кейтлин… — Майкрофт в паузах выдыхал дым и пытался подобрать нужные слова. Вспоминать и теперь было тяжело, и он боялся сказать лишнее. — Ты шёл по коридору, а я не мог сдвинуться с места, мне казалось, что ты уходишь навсегда... А когда я пришёл к тебе в палату минут через десять, ты заявил, что мне тут нечего делать, ты не желаешь меня видеть, и вообще едешь домой один и незачем тебя провожать. Вот тогда мы, можно сказать, поругались... я заставил тебя сесть со мной в одну машину и привёз к маме. Я даже не сказал, что собирался везти тебя к себе...
— Я помню, как уходил по коридору… Погоди… Я всё-таки не совсем понимаю. Доктор говорил, что он с тобой тогда работал. А как именно? Твоё состояние как-то с этим связано?
Над столом уже зависли облака дыма, и Майкрофт открыл настежь окно.
— Связано. Я пытался как-то достучаться до тебя, но ты сказал, что… не хочешь со мной общаться... Кончилось тем, что на службе... в общем, мой тогдашний начальник департамента взял меня за шиворот и притащил к доктору Эртону. Тот потратил много времени, чтобы убедить меня, что я не прав. Что моя... что я нужен и матери, и стране, и даже тебе, хоть ты этого и не признаёшь. Мы с ним встречались несколько раз, и он разговаривал с тобой один раз, если ты помнишь... ― Шерлок кивнул. — Доктор меня, наконец, убедил, что есть обязанности, которые я не могу бросить... я справился с отчаянием, но впал в полный ступор. Я совершенно не мог работать. И тогда Леон предложил мне... стереть память обо всей этой истории с просьбой о помощи, и о том способе решения проблемы, который мне пришёл в голову. Он мне сказал: «Майкрофт, я поставлю вам блок на любые… нежелательные мысли»…
— Стой! Какие мысли? – перебил Шерлок.
Он в сердцах ткнул только что прикуренной сигаретой ― второй или третьей ― в пепельницу и сломал её.
— Погоди, успокойся, — Майкрофт схватил брата за запястье. ― Послушай… Я же говорил, что не мог работать. Разные мысли… Когда случился тот разговор, мы сидели с Леоном и пили чай. Вернее, я чай выпил давно, но я держал чашку в ладонях и пытался согреть их, почему-то они очень замерзли... нервное… и я сказал, что мне всё равно, что со мной будет дальше, потому что моя жизнь теперь — как эта чашка: совершенно пустая и холодная. Леон предложил убрать у меня из памяти самые травмирующие воспоминания, потому что блок ― это и так вещь довольно тяжёлая, но от мыслей-то не спасает.
Резко выпрямившись, Шерлок испытующе посмотрел в глаза брата, погладил его ладонь и осторожно высвободил руку.
— Погоди…
Графин так и оставался пустым со вчерашнего дня ― пустым и совершенно высохшим. Шерлок встал и налил себе воды в стакан из-под крана от водяного фильтра.
— Значит, доктор поставил блок, но оставил лазейку? ― спросил он, осушив стакан.
— Да, он сказал, что даже если у перемен к лучшему есть один шанс из тысячи, он хочет, чтобы этот шанс у меня был. ― Майкрофт нерешительно поднялся и подошёл к Шерлоку. — И если наши с тобой отношения станут прежними, если я почувствую, что могу просить тебя о помощи и сочувствии, если у меня получится попросить тебя… обнять, если я скажу об этом… а ты обнимешь меня в ответ, то блок разрушится и я всё вспомню. Последнюю фразу я помню дословно: «Вспомните и поймёте, что чашка снова не пустая. Что в ней чай ― горячий, крепкий, сладкий».
— Про чашку я понял. ― Шерлок тронул брата за плечо. — На что ставился блок? Мысли бывают разными. Что значит: «жизнь пуста»? Не имеет смысла, что ли? ― Он на ощупь попытался поставить стакан на рабочий стол. — И что ты молчишь? ― спросил он. ― Нет, не отворачивайся. Раз ты начал рассказывать, то говори всё, как есть.
— Мысли о самоубийстве…
— Мысли… — произнёс Шерлок, и взгляд его был обращён скорее внутрь себя, — Не просто мысли, раз такое понадобилось. Ты… — он криво усмехнулся, потом оскалился и, развернувшись, ударил Майкрофта кулаком в грудь. ― Ты! Как ты мог?! Как ты мог со мной так носиться, зачем?! Зачем ты строил из себя непрошибаемого старшего брата? ― после второго ощутимого удара Майкрофт схватил брата за руки. Стакан не удержался на краю стола и осколки тут же захрустели у них под ногами. — Я тогда шёл по коридору, я мечтал, чтобы ты догнал меня, встряхнул как следует и надавал по морде! ― кричал Шерлок. — Я же знал, что виноват! Майкрофт, зачем? Десять лет, десять лет! Ты позволил сопливому мальчишке украсть у тебя десять лет жизни! Господи! ― Он пытался не заплакать, лицо его зло исказилось, но усталость последних суток всё-таки добила его.
— Тише, тише... мальчик мой, послушай меня, эти годы никуда не делись, — торопливо заговорил Майкрофт, хватая рыдающего брата за плечи и прижимая к себе. — Мы всё равно были рядом. И все эти десять лет я не переставал любить тебя, и я теперь знаю, что и ты тоже меня любил. Послушай, — заговорил он тише, — пусть жизнь сложилась именно так, но в результате она нас привела к сегодняшнему дню. Совсем недавно твой племянник сказал, что нельзя жить, глядя напрямую в прошлое, что надо смотреть в него через призму настоящего. Это были трудные десять лет, но я не отдам из них ни одного дня. Даже этот последний месяц я не согласен вычеркнуть из памяти. Рядом с самым плохим всегда есть то, ради чего стоит жить.
Шерлок успокоился, а, может быть, просто вымотался. Он позволил увести себя в спальню и уложить. Ему было стыдно за свою истерику, и когда брат лёг рядом, он, не зная, куда себя деть, уткнулся брату в плечо.
— Я расскажу тебе про кружку, которую вчера разбил, — зашептал Майкрофт ему на ухо. – Я купил её в Бремене, лет семь тому назад, и ни разу не использовал ― убрал в шкаф подальше, боясь разбить. Ты правильно говоришь, что я иногда впадаю в нелепый романтизм…
— Когда это я говорил такое? ― пробормотал Шерлок.
— Я вспоминал ту, старую кружку. Иногда даже меня тянет на метафоры… — Майкрофт погладил его по голове. ― Вчера я сказал, что вторая ― фальшивка. Но я был неправ. На самом деле, родной мой, важно было и прошлое, которое мне казалось утерянным, и настоящее. Понимаешь, что я хочу сказать? Это были вполне настоящие десять лет. И все десять лет мы делали вид, что они пустые, но очень боялись что-то разбить... а оно не бьющееся, на самом деле. Мы можем больше не бояться.
— Я не боялся, просто уже не верил, — отозвался Шерлок.
— Это моя вина, — сказал Майкрофт. — Я так и не смог сделать первый шаг. Всё время, с того момента, как Грегори тебя вытащил в квартиру Кейтлин, ты первым шёл ко мне. Ты первым позвонил, написал, сам предложил прийти к Майклу... и всё время потом... всё время мне помогаешь.
— Давай больше не будем думать о том, кто и в чём был виноват? Пожалуйста.
— Не будем. Ты прав, мой дорогой. Сейчас всё хорошо. И ты обещал подарить мне чашку — с попугаями. Помнишь?
Шерлок усмехнулся.
— Почему с попугаями-то? Ты сказал ― любую.
— А тебе уж прямо лень поискать? ― с облегчением рассмеялся Майкрофт. — Ты ещё скажи спасибо, что я не напоминаю про зелёные шторы. Я про них тоже слышал.
— Так ведь переселение к нам отменяется, а у тебя тут свои… зелёные, — сонно отозвался Шерлок.
— Что уж, нам просто так нельзя остаться у вас ночевать? О, да ты у меня уже спишь…
Майкрофт подождал немного, уверился, что брат и правда уснул, и осторожно высвободился.

***
Телефон он нашёл там, куда зашвырнул его вчера, — на тумбе для обуви. Он позвонил Джону и пригласил его прийти, не найдя ничего лучшего, чем предложив вместе приготовить ужин, хотя просто хотелось поговорить с кем-то, пока Шерлок спит. В ожидании Уотсона Майкрофт рискнул для очистки совести послать Грегу сообщение, понадеявшись, что тот отключил у телефона только звук, но ответа не последовало, да и Джон всё не шёл. Майкрофт во второй раз за утро подмёл с кухонного пола осколки. Сколько же посуды побили на счастье! Насчёт пирога он пошутил, но Джон пришёл через сорок минут, нагруженный пакетами, ворча, что чувствует себя вьючным животным.
Осведомлённость Джона о некоторых вещах радовала и освобождала от необходимости объяснять что-то и ещё раз повторять весь рассказ. Они возились на кухне. Джон подшучивал, язвил, гонял «поварёнка». Суета успокаивала, время летело незаметно, когда раздался звонок в дверь.
— Ты кого-то ждёшь? – спросил Джон.
— Нет. Антея бы позвонила, — Майкрофт пожал плечами и пошёл открывать.
На пороге стоял улыбающийся Леон.
— Так и знал, что застану вас дома. Возьмите это на кухню. ― И док вручил Майкрофту два увесистых пакета.
Новая порция продуктов настроила Джона на размышления в духе лошади фермера Джайлса: «А кто всё это будет готовить?» И некому было сказать: «Не грусти, голубчик».
Когда на кухне стало слишком шумно, а запахи просочились даже в щель под дверью спальни, Шерлок наконец-то проснулся и, еле продрав глаза, в одних носках приплёлся на кухню, застав там всю компанию, бурно спорящую насчёт картофельной запеканки.
— Добрый вечер, — пробормотал он, моргая, потом прибавил, ― всем. Джон, ты и тут уже пироги печёшь?
— Эксплуатируют! — пожаловался тот.
— О, кажется, пришла моя очередь делиться рубашками, — рассмеялся Майкрофт, подходя к младшему и обнимая его. ― Пошли, пошли, соня.
Когда Шерлок вернулся, баталии на кухне не угасали.
— Отлично выглядите, — усмехнулся Леон, увидев его в рубашке брата. ― Не хватает только жилета и часов на цепочке.
— Боже упаси, — пробормотал Шерлок. ― Я про жилет и часы.
— Вы окончательно проснулись? У меня к вам разговор.
— Конечно…
— Как вы смотрите на то, чтобы поработать на одного моего пациента? ― Леон доверительно взял Шерлока под руку. — Он обратился ко мне... впрочем, нет. Майкрофт, мы с вашим братом можем поговорить для начала приватно?
— Разумеется, Леон. Кабинет в вашем распоряжении.
— Спасибо. Пойдёмте, Шерлок. И да, Майкрофт, я настаиваю, что к телячьему языку нужен камберлендский соус, иначе пропадет весь смысл блюда. Джон, а вы следите пока за запеканкой. Показывайте, куда идти, Средний.
Шерлок сопроводил доктора в кабинет.
— Прошу вас, — сказал он, немного разворачивая кресло. ― Увы, оно не красное.
— Что ж, нет в мире совершенства, — крякнул Леон, усаживаясь. — Красное у них стоит в прихожей. И кактус вместо орхидей. И доктор Уотсон вместо Фрица. И пива никто не предлагает. Но ужин все равно будет на уровне. Итак, по делу.
Шерлок сел на диван, скрестил руки и приготовился слушать.
— У меня есть пациентка — милая дама, ходит ко мне уже лет двадцать. Недавно она попросила меня проконсультировать её мужа, она считает, что у бедняги развилась мания преследования. Эта пациентка из тех, кому невозможно отказать. Не потому что она так очаровательна, а потому что проще согласиться и не тратить время на попытки её переубедить. ― Шерлок усмехнулся. — В общем, я согласился побеседовать с супругом, и пришёл к выводу, что склонность к проявлению мании преследования у него конечно есть, но как говорится, если у вас есть мания преследования — это ещё не значит, что за вами не следят. Не подумайте, что я прошу вас только проверить — есть ли слежка. Я почти уверен, что она есть, вопрос в том, кому и зачем нужно следить за этим довольно безобидным преподавателем колледжа. Он горит желанием нанять частного детектива, а мне его рассказ показался загадочным. Как вы смотрите на это?
— Положительно, доктор, но почему такие тайны? ― спросил Шерлок. ― С вашим пациентом я встречусь, но это, наверное, всего лишь преамбула?
— Ну, пока мы беседуем с глазу на глаз... я не адвокат, но я врач, и мои разговоры тоже проходят как конфиденциальные. Пока вы не представляете интересов моего пациента... к тому же, я думаю, у вас тоже могли возникнуть ко мне вопросы, которые вы хотите задать без свидетелей?
К числу достоинств доктора, как Шерлок уже понял, относилось и то, что можно было не торопиться с ответом. Разумеется, поговорить хотелось, но в присутствии дока он чувствовал некоторое напряжение, как человек, привыкший видеть всех насквозь и сам оказавшийся «под рентгеном».
— Майкрофт мне, в общем-то, всё рассказал сегодня. У меня только один вопрос, лично к вам. Случись такая ситуация, если бы знали Майкрофта, как сейчас, вы бы воспользовались тем же методами?
— Вы ухватили самую суть. ― Леон удобно устроил руки на подлокотниках. — Это не такой простой вопрос, Шерлок. Скорее всего, я нашёл бы другой способ. Но ещё вернее — будь я знаком с ним на тот момент уже давно, он пришел бы ко мне со своей проблемой заранее, а не тогда, когда стало уже поздно. Тогда действовать пришлось быстро. Боюсь, что другого способа не было.
— Если бы Майкрофт был знаком с вами на тот момент, то, возможно, и я тоже. И я бы скорее прибежал… — Шерлок рассеянно потрогал ладонями обивку дивана.
— Мне жаль, что пришлось применить к Майкрофту такие жёсткие меры, и что ему пришлось пройти через всё это, чтобы снять блок. А вам тогда было всего восемнадцать. Разве за все эти годы, что я знаю вашего брата, вы делали попытки прийти ко мне — до самого последнего момента? А Майкрофт обращался ко мне не раз за это время. Думаю, вы пришли ко мне тогда, когда почувствовали необходимость. Раньше вам это было не нужно. Всему свое время.
У Шерлока мелькнули, по крайней мере, две мысли, которые он решил не озвучивать. Если бы тогда был человек, которому бы он мог доверять и с которым мог обсудить свои беды, возможно, это удержало бы его от идиотского поступка. Но мать всегда одобряла старшего сына, хотя и недолюбливала будущую невестку, а сам Майкрофт до последнего старательно избегал разговора о своих планах. И уж, конечно, зная, что брат изменился после общения с психотерапевтом, Шерлок шарахался от последнего как чёрт от ладана. Но что говорить? Жизнь сложилась так, а не иначе.
— Теперь всё наладится, — сказал он.
— Да, теперь всё будет в порядке. Как вы сами себя чувствуете? – поинтересовался Леон. — Честно говоря, вид у вас не очень.
— Я проторчал два часа на лестнице, а потом всю ночь не спал… — уклончиво ответил Шерлок. — Ступеньки у них тут холодные.
— Я вам кое-что объясню. Когда я ставил этот блок, было гораздо проще поступить по-другому — не оставлять этой лазейки, якоря с объятиями и чашкой. Я сознательно пошёл на это, понимая, как трудно будет выходить из ситуации. Все эти годы я ждал, пока бомба замедленного действия рванёт. Но я не жалею, что дал ему и вам этот шанс. И сделал я это только после того, как пообщался с вами. Так что я благодарен вам, что тогда в вас не ошибся, и что вы выдержали и справились.
— Мне? ― Шерлок пожал плечами. ― Нет, я всё понимаю, доктор. Просто у меня в голове кое-что не укладывается. Опять же… это было в прошлом, просто… Майкрофт говорил — мысли, но если уж дело до такого дошло, то это должно было стать уже навязчивой идеей. Но разве так можно?
От волнения он говорил немного невразумительно, но доктор его понял.
— Навязчивой идеей? Нет, Шерлок. Это было решением, которое он принял. А вы лучше других знаете, насколько нереально отговорить Холмса от уже принятого им решения.
Шерлок закрыл глаза и поиграл желваками.
— В этом Майкрофт ― страшный человек, — проговорил он.
— Блок стоял много лет. Насколько мне известно, он сработал за эти годы всего дважды. Теперь он больше не нужен.
— Дважды? О, нет… — Шерлок подумал, что речь идёт об обоих случаях, когда он опять подсаживался на наркотики.
— Дважды, — подтвердил доктор. — Один раз давно, прошло уже несколько лет. Причин я не знаю, а он, конечно, не помнит. Второй раз совсем недавно, буквально на днях.
На днях ― значит, дело не в наркотиках. Даже дышать стало легче.
– Майкрофт сказал вчера, что всё будет хорошо. Всё, правда, будет хорошо, доктор?
— Я не могу вам дать гарантию на всю его оставшуюся жизнь. От вас всех, его близких, это зависит куда больше, чем от меня. Но сейчас вы ведь спрашиваете не об этом? Нынешняя ситуация благополучно разрешилась, за несколько дней он полностью восстановится. Блока у него больше нет, но без этого блока живет подавляющее большинство людей, как вы понимаете.
— Я хотел спросить… То, что Майкрофт выбрал четырнадцать лет тому назад именно такой… способ уйти от проблемы, — это связано только со мной, или это… как бы сказать, свойственно ему вообще?
— Только с вами. ― Леон встал и подошёл к бару. — Не потому, что кроме вас для него нет значимых фигур, сейчас это уже не так. Но вы единственный, в ком он полностью уверен. Не просто в... лояльности, а именно полностью — скажем так, вы единственный, кого он полностью признает равным. ― Он налил в бокал бренди и протянул Шерлоку. — Как бы объяснить... если есть проблема, он уверен, что сможет её решить. Если проблема связана с вами — полной уверенности в возможности решения у него нет. Если же вас беспокоит возможная склонность к суициду у брата ― её нет, иначе блок срабатывал бы куда чаще. Вы же понимаете.
— Уже жить легче. — Шерлок сделал пару глотков для видимости. — Сигареты бы подошли лучше, но тогда Майкрофт скорее впадёт в панику.
— Всегда считал, что лучше курить, чем нервничать по этому поводу. В меру, конечно.
— Вы действуете развращающе, доктор, — усмехнулся Шерлок. ― Майкрофт пироги начал есть, я курить начну. Бренди вот спаиваете.
— Я страшный человек — как все психоаналитики, — улыбнулся Леон. — Думаете, почему нас все так не любят? Зато Майки в восторге — он получил от меня противобликовые фильтры и ни одного вредного совета.
— Майклу простительно ― он ещё ребёнок, — улыбнулся Шерлок в ответ. ― Когда можно будет связаться с вашим пациентом?
— Вы берётесь? В самое ближайшее время, в любом случае. Но это будет зависеть от погоды над Ла-Маншем. Я тут же дам вам знать.
Шерлок ничего не понял насчёт Ла-Манша, но он любил загадки.
Пока они беседовали, Майкрофт с Джоном быстро пришли к единогласному решению по поводу ужина и уже накрыли в гостиной ― тот самый памятный стол, что перекочевал в новую квартиру ещё из прежнего жилища Лестрейда. Как раз на четверых ― уютно и без излишней помпы. Трое из присутствующих, по крайней мере, успели проголодаться и сначала отдали дань мясу и запеканке. По торжественным случаям принято произносить тосты, но никто не решался начать ― в том числе и Майкрофт, которому бы положено, как хозяину дома. Леон-то уж точно решил оставить себе последнее слово.
— За всю свою жизнь я так и не научился произносить застольные речи, — признался Майкрофт и вздохнул.
— А ты без протокола, — подбодрил Джон.
— Жаль, что семья сегодня не в полном составе. Правда, никто не мешает повторить праздничный ужин ещё раз. Я хочу просто поблагодарить свою семью, то есть всех присутствующих.
— И тех, кто за морем, — улыбнулся Джон, посмотрев на доктора.
Шерлок, уловив аналогию, одобрительно кивнул.
— Я бы мог сказать, что абсолютно счастлив, — продолжил Майкрофт, — но это неправильно. Мне кажется, что счастье и любовь не терпят эпитетов в превосходной степени ― это лишает их движения. Но вот что я чувствую себя удивительно свободным ― это я с радостью могу признать. – Он окинул взглядом сидевших за столом и улыбнулся. ― Меня ещё не пытаются остановить? Когда-то я сказал Грегори, что меня стало слишком много для меня самого, и что одиночество больше, чем человек. Удивительно, каким я был кретином. Спасибо, что заставили меня поумнеть.
— Джон, давай ты, — предложил Шерлок. ― Тем более что у тебя есть ценная мысль.
Уотсон рассмеялся.
— Я пытался сделать неуклюжий комплимент, — он покашлял. ― Но вообще-то я нахожу сравнение справедливым. И не только потому, что все эти события познакомили меня с замечательным человеком, — он поднял бокал и посмотрел на Леона, — и не только потому, что наши отношения с Майкрофтом перешли в новое качество. Но и потому, что вы двое научились говорить ― друг с другом. И понимать друг друга. Вот за это я выпью. Я не думаю, дорогие мои Холмсы, что вы и дальше будете исполнять всякие пируэты, и скоро ваш темперамент даст о себе знать. Да, Майкрофт, и твой темперамент тоже, не усмехайся. Но я уверен, что вы не утратите способности друг друга понимать.
— Прекрасный тост, Джон, — тихо сказал Майкрофт.
Все трое обернулись к Шерлоку.
— Что вы все так на меня смотрите? – усмехнулся он. ― Я, конечно, мог бы выпить за попугаев, за зелёные шторы. Джон, я не сошёл с ума. И вообще ― смотри, мой брат научился у тебя твоему любимому жесту. ― Майкрофт трясся от смеха, закрыв лицо ладонью. ― Брат, я тебя люблю. Джон, пока я смелый, я тебя люблю. Доктор, я готов признаться, что вас я, кажется, тоже люблю, хотя это и безответно, видимо… А вообще я выпью за Олимпиаду!
— Почему за Олимпиаду-то? ― удивился Уотсон.
— Узнаешь.
Леон хитро улыбнулся и поднял свой бокал.
— Ну, что ж, я предлагаю выпить за то, чтобы вы, мой дорогой Майкрофт, чувствовали себя счастливым, принимая любовь своих близких. Вы, Шерлок, чувствовали себя счастливым, отдавая любовь всем, кого любите. Вы, коллега... у вас и так всё с этим в порядке — просто оставайтесь сами собой, и тогда будут счастливы и вы, и ваши близкие. И ещё я предлагаю выпить за несправедливость мироздания. ― На него уставились три пары округлившихся глаз. — Да, что вы так удивляетесь? Вы не верите, что оно несправедливо? Вот смотрите: сколько часов мы готовили этот прекрасный ужин? А за столом нам удалось посидеть от силы минут пятнадцать, а теперь нам немедленно придется встать и поехать встречаться с вашим, уважаемые сыщики, новым клиентом. А всё благодаря двум вещам: хорошей погоде над Ла-Маншем и тому, что именно я сижу лицом к двери.
Все, как по команде, повернулись, и только Майкрофт вскочил с места, грохнув бокал и опрокинув стул, и кинулся к Лестрейду, который стоял, прислонившись к косяку, и улыбался, разглядывая сидящих за столом.
— Отступаем через кухню, — шёпотом скомандовал Джон, — реквизируем половину пирога.
Даже когда они, выйдя через столовую, прошли позади Грега, тот ничего не заметил, а Майкрофт ― тем более. Звук захлопнувшейся двери минут через десять заставил обоих лишь на мгновение приоткрыть глаза и сообразить, что они одни в квартире, и Грег, и так уже оторопевший от такой бурной встречи, совершенно потерял голову от счастья, когда Майкрофт с внезапной решимостью потянул его в сторону дивана.

Запись в блоге Джона Уотсона
27 июля, пятница

Честно говоря, те, кто смотрит церемонию открытия игр по телевизору, теряют немногое в плане зрелища. Не считая, конечно, салюта в финале и возможности помахать всякими флажками и посветить фонариками. Вообще, когда я смотрю такие трансляции по ящику, то становлюсь жутко сентиментальным ― не к месту, а так хоть Шерлок своими комментариями отвлекал. Зато я слышал, как он поёт. Ха! Он, конечно, эту запись прочтёт, но я всё равно скажу ― он стесняется петь.
Побывали дружной компанией ― всей семьёй, можно сказать.
Описывать не буду ― все смотрели, и все видели, что организаторов всё-таки дожали с интернет-голосованием, хотя, возможно, участие Теннанта было заранее запланировано.
Майкл орал на всю ложу: «Это Доктор!» Но вы и сами слышали: орали все. Если бы ещё скандировали, то чего-нибудь бы рухнуло от резонанса.
В общем, было весело.

***
Джон ограничился в блоге таким незначительным сообщением и потом получил кучу комментариев от недовольных читателей, что он мог бы рассказать и подробнее. Но подробнее Джон написать не мог, не желая афишировать некоторые перемены в личной жизни.
Доктор его, конечно, предупреждал, но он всё-таки не думал, что Шерлок заговорит между появлением на арене команд Аргентины и Армении.
— Вот видишь, летом многие носят белые костюмы. Это создает хорошее настроение для окружающих, — вдруг сказал он.
Джон рассмеялся.
— Ну да, особенно как олимпийскую униформу.
— Костюм на один раз, ну и что? Ты свой тоже можешь один раз надеть, например десятого сентября. Тебе нравится число десять?
— А что у нас десятого сентября? – Джон покосился поверх головы Майки на сидевшую слева Дебору и толкнул Шерлока в бок. ― Мама замуж выходит?
— Почему мама? Ты замуж выходишь. Я думаю, десятое сентября — вполне подходящий день. Тепло ещё будет, можно без пальто...
Джон ничего не ответил, пытаясь сохранить серьёзное выражение лица.
— Если тебя не устраивает десятое, — сказал Шерлок, — можно перенести, но вообще я подумал, что начинать новую жизнь правильнее с понедельника.
Джон поднял на него взгляд, слегка наморщил лоб, хмыкнул, но опять промолчал.
— И за кого же я выхожу? ― спросил он, наконец, потому что Шерлок тоже как в рот воды набрал.
— А у тебя что, есть варианты? ― проворчал тот.
— А… — Джон сделал вид, что упорно думает. ― Я бы предпочёл пятницу – всё-таки выходные впереди.
— А чем ты со вторника собирался заняться? Если ты помнишь, мы обещали нашим, что двенадцатого летим вместе в Берлин? Ну, в общем, если хочешь, давай пятницу. Решай ты.
— Но можно же и накануне. Седьмого, — Джон не выдержал и рассмеялся.
— Договорились. Седьмого. Наденешь как раз белый костюм, — довольно ухмыльнулся Шерлок. — Тогда вечером, попозже. Надо узнать, какой там самый поздний вариант.
— А почему попозже?
— Так твой шафер-то в отпуске только с понедельника. То есть, я не говорю, что выбрал шафера за тебя, это уж ты сам, конечно, но вряд ли я ошибся.
— Точно, — кивнул Джон. – Твой-то тоже ― с понедельника. ― Он взял свой телефон и набрал номер дока, но сигнал глушили. Обернувшись к Майкрофту, он попросил телефон у него.
— Что ты делаешь? ― спросил Шерлок.
— Звоню Эртону, — ответил Джон, деловито набирая номер.
— Ты с ума сошёл? Он же сидит позади меня.
— Я обещал позвонить. ― Попытки оказались безуспешными, Джон повернулся в сторону доктора: — Я вам звоню! Чтобы сказать, что вы были правы!
Док показал двумя пальцами букву «V» и похлопал Шерлока по плечу.
— Ваша очередь.
Тот слегка опешил, но потом достал из кармана конверт, вытащил листок бумаги, прочитал и показал Джону. Там значилось всего лишь «счастья новобрачным!» и «с меня торт».
Посмотрев друг на друга, они прыснули, а потом долго смеялись, так что Майкл не выдержал и спросил, что смешного они нашли в одежде знаменосца команды Джибути.
— Ну, и кто будет кольца держать? ― спросил меж тем Грег, глядя на смеющихся.
— Это очень интересный вопрос, — задумчиво промолвил Майкрофт.

просмотреть/оставить комментарии [18]
<< Глава 8 К оглавлению 
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.14 23:59:57
Работа для ведьмы из хорошей семьи [8] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.