Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Рон очень плохо отвечает на экзамене по трансфигурации. МакГонагалл не выдерживает:
-Рон, ну почему ты не учишься? От знаний ещё, между прочим, никто не умирал.
-Знаю, профессор, но лучше всё же не рисковать.

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26942 фиков
- 8623 анекдотов
- 17685 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  Один из тысячи

   Глава 3. Ушёл в увольнительную, вернусь не скоро
4 июля, среда

Слава богу, Грегори не проснулся. Стиснув зубы, Майкрофт осторожно встал с постели, выскользнул из спальни и прокрался в кабинет. Он посидел в кресле, вцепившись в подлокотники и кусая губы. Обошлось без рыданий на этот раз. Вытерев щёки, он кое-как отдышался и посмотрел на часы — два ночи.
Стоило немного поработать с документами, раз уж днём он проспал всё на свете.
Майкрофт, стараясь производить как можно меньше звуков, прошёлся по квартире, выпил воды на кухне, опять заглянул в спальню и забрал свой телефон.
Но вместо того, чтобы открыть сейф и достать папку с бумагами, он уселся с сотовым в кресле.
«Что я делаю?» — подумал он, посылая брату сообщение «спишь?»
"Нет, тоже не спится. Читаю в гостиной".
И Майкрофт позвонил.
— Доброй ночи. Почему не спишь?
— Не знаю, — ответил брат. — День какой-то странный был, будто надвое разделённый. А ты, когда писал, надеялся, что я сплю и не увижу твоё сообщение?
У Майкрофта не было ощущения разделённости дня. После сеанса его встретил Грегори, пожаловавшись на то, что дома одному ужасно пусто. Они прошлись пешком, потратив на дорогу минут сорок. Раз Майкрофт уже успел поужинать, по дороге Грегори купил какую-то ужасную пиццу, которую потом и съел, читая почту и просматривая новости в сети. Сам он тоже устал за день и жаловался на интенданта, отымевшего ему мозги в конце рабочего дня.
— Я так — наудачу написал… — признался Майкрофт, удобнее устраиваясь в кресле.
— Сам-то что не спишь? Только не говори мне, что выспался за три часа у нас.
— Я и дома спал примерно столько же. Завидую тем, кому хватает четырёх часов. Но вообще-то у меня остались незаконченными кое-какие дела…
— Шести часов все равно мало, тем более не подряд. Я-то могу утром выспаться, а тебе ж, наверное, вставать рано? Как у доктора сеанс прошел? Сказал что-то... хорошее?
— Леон редко говорит что-то… не совсем хорошее. — Майкрофт пытался вспомнить, о чём конкретно шёл разговор, но почему-то не мог. — Но вообще я почувствовал себя легче. Вечером с Майклом поговорили в скайпе — завтра, то есть уже сегодня, они идут в Лувр.
— Ого, сразу в Лувр! А вообще правильно, чего тянуть? Майкл говорил, что хочет посмотреть места, где мушкетеры совершали подвиги и дрались на дуэлях, — Шерлок явно улыбался. — А мамуля, конечно, будет таскать его по музеям.
— Так Лувр — это тоже мушкетёрское место, всё правильно. И, наверное, они там одним днём не ограничатся.
— Кстати, я не был в Лувре.
— Что ж, компенсируем Берлином — вы же с Джоном присоединитесь к нам в начале осени?
— Обязательно. Хочешь показать нам с Майклом Пергамский алтарь? — Шерлок усмехнулся. — Значит, у меня есть два месяца, чтобы убедить Джона бросить работу в клинике... слушай, а Майки отпустят из школы?
— Куда же они денутся? — хмыкнул Майкрофт. — Погоди… Ты хочешь, чтобы Джон уволился?
— Ну а почему нет? — небрежным тоном спросил Шерлок, как будто речь шла о какой-то мелочи. — Не надо будет выпрашивать день за свой счёт у бывшей подружки всякий раз, когда я его куда-то тащу... да и вообще... ну что там интересного — в клинике этой? Правда, я пока не могу придумать благовидный предлог, чтобы ему это сказать. Нет идей на этот счет?
— Так ты из практических соображений? — улыбнулся Майкрофт. — А я думал, тебе его не хватает.
— Если мне его не хватает, я ему звоню, и он бросает клинику и бежит домой. А потом, якобы, я должен мучиться от угрызений совести, что оторвал его от дел. Но поскольку я не мучаюсь — он сердится... или делает вид, что сердится. Сначала это было забавно, но сколько можно играть в одно и то же? Да и вообще — если человека все время хочется видеть — разве это не романтические соображения?
— Вполне романтические. Ты же скажешь ему о том, что хочешь его постоянно видеть? Но если серьёзно, жаль, что Джон не может вернуться к своей основной специальности. Он был хорошим хирургом.
— Нет уж, хирургом не надо. Я его тогда вообще дома не увижу. Скажу... нет, не уверен, что скажу. Я скажу как-нибудь иначе. Например, что мне не нравится, что когда он работает в вечернюю смену, я должен сам заваривать чай. Ну, или что-то в этом духе. Это будет достаточно романтично?
Майкрофт рассмеялся.
— Это ужасно звучит. Ты стесняешься?
— Я поддерживаю имидж, — хмыкнул Шерлок. — И потом, а что он может ответить? Если я скажу про чай — можно отшутиться. А если про то, что хочу его видеть — представляешь, как он растеряется?
— И тебе совершенно не хочется посмотреть на растерянного от твоей романтичности Джона? Не верю. Надо будет ему как-то намекнуть, чем ты мечтаешь его удивить, — задумчиво протянул Майкрофт. ― Мне что-то кажется, что ты готов Джона отвести, так сказать, к алтарю?
— Эй! — закричал Шерлок в трубку, и тут же понизил голос почти до шёпота. — Ты что задумал?! Майкрофт! Не смей, слышишь? И вообще — хватит в нашей квартире и одного романтика!
— А что такого? — Холмс-старший уже просто блаженствовал. — Как говорится, «пока травка подрастёт, лошадка околеет».
— Если ты намекнёшь, он будет считать, что мне это обязательно, придётся ему себя заставить. А я могу и во грехе, так сказать, пожить.
— А почему бы тебе просто не спросить его? Как, мол, тебя устраивает больше? В общем-то я уверен, что он был бы более чем не против.
— Майкрофт, ну что ты, в самом деле? Если Джону что-то нужно, он прямо об этом говорит. Раз не говорит, значит — не нужно. Я не хочу делать то, чего он не хочет — во всяком случае, в этом вопросе.
— Шерлок, ты уже не первый год знаешь Джона и не понял, что он твои интересы ставит выше, чем свои? Серьёзно, ты это не понял до сих пор?
— А я не хочу навязывать ему свои интересы. В себе я как раз не сомневаюсь. И вообще — тебе легко говорить: ты-то был уверен, что Лестрейд этого хочет.
— Вовсе нет. Грегори сначала рассмеялся от неожиданности, а я обиделся, — усмехнулся Майкрофт. — Даже вещи пошёл собирать.
— Ничего себе! Ты герой, — хмыкнул Шерлок. — Сомневался и всё равно рискнул... Нет, я так не смогу. Вот откажет мне Джон, и куда мне пойти? К вам жить на коврик в прихожей?
— Никуда никому не нужно будет уходить. Вы же давно живёте вместе, а я был приходящим любовником какое-то время.
Разумеется, Шерлок больше подшучивал, но всё же за шуткой пряталась и настоящая неуверенность. Пришлось напомнить себе, что брат уже большой мальчик и сам разберётся.
— Ну, вот именно, у нас квартира общая, мы жить вместе начали задолго до того, как начали ...э... жить вместе. И когда Джон захотел что-то изменить — он так и сказал. И если бы захотел брака — тоже сказал бы.
— Как знаешь, мой дорогой. Слушай: ты говорил, что у вас там один романтик. Это ты Джона считаешь романтиком?
— Ну, не себя же. А что, ты не согласен?
— В нашей семье, кроме мамы, именно Джон — тот человек, который обеими ногами стоит на земле.
— Это не мешает ему быть романтиком, поверь. Как и тебе, кстати, — тихо рассмеялся Шерлок. — Интересно, твои подчиненные считают тебя романтичным?
— Мои подчинённые приучены не думать обо мне лишнего, — усмехнулся Майкрофт. — А что для тебя — романтик?
— Майкл недавно хвастался, что вы с Лестрейдом ходили курить кальян — как бы на свидание, и уговаривал меня пригласить Джона в кино. Ходить на свидание с человеком, с которым просыпаешься в одной постели каждое утро — романтично, наверное? Но пока Майк не спросил, я даже не задумывался об этом.
— Романтично? Хм. Приятно. Ходить куда-то вместе. Да вообще что-то делать вместе, не связанное с работой или… хотел сказать, бытом, но даже в этом можно найти приятное для обоих.
— А, по-моему, работать вместе — это лучше всего. Какая нужна ещё романтика? Хм... а интересно было бы попробовать поработать под твоим руководством.
— Конечно, ваши приключения вполне… в смысле, под моим руководством? — у Майкрофта пропал дар речи.
— В прямом. А что, думаешь, не потянул бы?
— Не знаю, мой мальчик. Я же люблю всё держать под контролем, а ты — вольный стрелок.
— Ну, тебе я мог бы и подчиниться в виде исключения. Ты когда-то предлагал... если возникнет такая идея в следующий раз — я не откажусь, учти.
— Спасибо. Я учту, — серьёзно ответил Майкрофт и обернулся, потому что в кабинет заглянул Лестрейд.
Он стоял в дверях и вопросительно смотрел на супруга. Но потом уверился, что причин для беспокойства нет, и разговор приятный.
— Солнце ты моё… — усмехнулся он, подойдя к креслу. — Полуночное.
— Э... за тобой пришли? Вот видишь, как романтично. А мой дрыхнет. Пожалуй, ты прав. У нас романтиков нет. Всё сконцентрировались в вашей квартире.
— Я тоже дрых, как ты выразился, — сказал Грег, наклоняясь к сотовому. Ему прекрасно было слышно, что говорит Шерлок. — Вот я сейчас романтично как… ладно, не скажу, — рассмеялся он, получив толчок в бок, а потом приложил ухо к аппарату с другой стороны.
— Ладно-ладно, не обязательно, у меня и так хорошее воображение. Идите уже... романтики.
— Спокойной ночи, — невнятно промычал Майкрофт, которого уже целовали.
— Сам иди, — добавил Грег, отбирая телефон. — И нечего там на Джона. Он, может, не романтик, но он тебя обожает. Пока. — И нажал «отбой».
Телефон тут же обиженно запищал. Грег открыл смс и показал текст Холмсу:
"Я тоже тебя люблю, Майкрофт. Ш.Х."

***
Шерлок посидел в кресле, отложил книгу, задумчиво покрутил в пальцах сотовый. А потом решительно поднялся в спальню, улёгся рядом с Джоном и потряс его за плечо.
— Ты чего? Что случилось? — промычал тот.
— Ничего особенного. Ты хочешь пойти в кино? Там темно и можно целоваться на задних рядах. Хочешь?
Джон помахал рукой у себя перед лицом, но оказалось, что он не спит и это не галлюцинация.
— Угу, хочу, — промычал он. Потом прыснул в подушку. — Изверг.
— Почему это я сразу изверг? — недовольно хмыкнул Шерлок, положив телефон на тумбочку. — Мне сказали, что это романтично. Значит, послезавтра пойдём. Закажешь билеты, ладно? А ты уже почти совсем проснулся.
— Угу. Относительно. Блестящая дедукция. — Джон продрал глаза и посмотрел на силуэт с растрёпанной шевелюрой. — А что, есть ещё какие-то предложения?
— Ещё два. Нет, три. Третьим будет — выпить чаю.
— Посреди ночи? У нас молоко есть. А первые два? — Джон полусонно принялся стаскивать с Шерлока халат.
— Ну, второе ты и так уже понял, — Шерлок энергично принялся помогать разоблачать себя. — А первое предложение я тебе озвучу… например, в день открытия Олимпиады... если всё сложится так, как я загадал.

***
С утра, после завтрака Джон занервничал. Время приближалось к одиннадцати, должен был прийти клиент, а сколько он просидит у них? Шерлок почувствовал, куда ветер дует, и начал издалека.
— Если дело окажется интересным, придётся побегать днём — на вечер у меня были планы.
— Ты же прекрасно знаешь, что мне на работу — я боюсь, что и со Стэкером не высижу, сколько потребуется, — Джон несколько виновато посмотрел на недовольную физиономию Шерлока.
— Вечером я собирался встретиться с Эртоном… мы договорились. Так что…
— Я могу, конечно, позвонить Саре… — начал Джон.
— Скажи ей, что ты увольняешься, — небрежно промолвил Шерлок с совершенно невозмутимым выражением лица.
Джон как-то уже подзабыл шутку доктора, поэтому воспринял заявление Шерлока, как и любое его безапелляционное.
— Да? Это кто ж так решил?
— Я так решил. Я что, не имею права?
«Прямо хоть конфетку ему предлагай», — усмехнулся про себя Джон.
— Ты бы хоть изложил аргументы, что ли. Для приличия.
— Легко. — Шерлок зачем-то обнялся со скрипкой. — Зачем тебе туда ходить? Денег нам хватает. У нас давно уже общий бюджет, если ты не заметил. И расследования приносят нам гораздо больший доход, чем твоя клиника. Это раз. — Он дёрнул струну.
— Заметил, — сказал Джон и опустился на диван, потому что вспомнил разговор с Эртоном. Общего бюджета и у иных супругов нет.
— Твоя клиника и эти дежурства всегда не вовремя — вот как сейчас. Это два. — Другая струна тренькнула. — Третье — мне не нравится, что ты работаешь под началом своей бывшей.
«Если он меня просто потащит без предупреждения в регистрационную контору, я упираться не буду», — подумал Джон, чувствуя, что в груди у него тоже что-то такое «тренькает» вслед за струнами.
— И четвертое — в конце концов, твои дежурства мешают нам ходить в кино тогда, когда мы этого хотим. Ты же хотел в кино, помнишь?
На лице Джона расцвета широкая, счастливая и немного глуповатая улыбка.
— Слушай… кхм… поцелуй меня, а?
Шерлок, отложив скрипку, довольно ухмыльнулся, не спеша встал с кресла и подошёл к дивану.
— Пожалуйста, — сказал он, наклоняясь.
«А, может, самому его… туда потащить?» — промелькнула более или менее связная мысль, прежде чем Джон запустил пятерни в волосы Шерлока, чтобы не дать тому отстраниться слишком рано.
— Чёрт, — пробормотал он, отдышавшись. — Ты меня убедил. Но мне всё равно надо съездить в клинику и написать заявление.
— Нет уж, напишешь завтра, а то они тебя припрягут — хотя бы сегодня отдежурить. Позвони, скажи, что не выйдешь. И вообще, нам некогда, у нас клиент вот-вот придёт.
—А? — переспросил Джон. — Уф! Я сейчас… — Он взял телефон. — Не смотри… — Он чуть не прыснул. — Я с бывшей разговариваю.
— Не буду смотреть, буду подслушивать, — рассмеялся Шерлок и довольно развалился в кресле. — Скажи ей — мы так решили.
— Сара, привет… — начал Джон, пытаясь вернуть голосу нормальное звучание. — Извини… я сегодня никак не могу. Ну, как всегда, да… И вообще, я завтра приеду и напишу заявление об уходе. — На том конце повисло молчание. — Эй, алло? Нет, это было общее решение. Нет, вот это я ему передавать не буду. Это вообще не то, о чём ты думаешь. В общем, до завтра… Пока.
— Какую гадость она мне просила передать?
— Почему же сразу гадость? — удивился Джон. — Пожелала счастья в личной жизни. — И тут он соврал, потому что Сара спрашивала, не сделал ли Шерлок ему, часом, предложения?
— Хм. Главное, учти, что завтра я пойду туда с тобой и буду ждать у ворот — чтобы у тебя не возникло желания задержаться...

***
Стэкер пришёл без опоздания — лишь немногим раньше одиннадцати. Шерлок его вживую видел впервые, а Джон смог лучше рассмотреть при свете дня. Увы, Шерлоку особо нечем было блеснуть — многое о тренере они вчера прочитали в сети. Он был хроническим холостяком, выглядел лучше и моложе своих сорока шести лет, на здоровье — на врачебный взгляд Джона — не жаловался, а на разочарованный взгляд Шерлока — не курил. Костюмы он носить явно не привык, судя по выбору рубашки и галстука — надел просто для приличия, а сам привык совсем к другой одежде. Но часы на руке говорили о деньгах, и обувь тоже ― хотя и не особо модный бренд.
— Извините, что не смогли выслушать вас вчера, — сказал Джон, пожимая Стэкеру руку и усаживая в кресло лицом к окну.
Шерлок только изобразил губами некоторое подобие улыбки.
— Рассказывайте, мистер Стэкер. Вас привела к нам смерть Каррингтона, или что-то иное?
— Ральф умер почти две недели тому назад, — сказал Стэкер. — Это должна была быть уже третья наша Олимпиада. Вы, наверное, читали, что он собирался оставить большой спорт и готовился уйти золотым призёром, чтобы закрепить свой прошлый результат.
— Давайте считать, что мы ничего не знаем. В Интернете пишут столько чуши, что опираться на эти сведения я не стал бы. Рассказывайте подробно. Раз вы тут, я так полагаю, вас что-то не устраивает в заключении врачей или дознавателей? Его смерть была признана естественной, как я понимаю?
— Ральфу стало плохо вечером в баре. Он пошёл с кем-то выпить, но без меня… Мне позвонили уже после полуночи и сообщили, что он скончался. В баре ему стало плохо — он потерял сознание, а потом перестал дышать. Среди посетителей врачей не оказалось, но пока скорая ехала, кто-то там пытался делать ему искусственное дыхание и массаж сердца…
— И что показало вскрытие? — спросил Джон.
— Острый панкреатит и… в заключении было сказано, что это панкреатическая кома.
— Он до этого жаловался на здоровье? Вот так всерьёз? Панкреатит, в конце концов, не возникает за вечер. Он много пил? Это вообще норма для спортсмена его уровня во время подготовки к Олимпиаде — пить в баре? — Джон продолжал наседать с вопросами.
— Он мог себе позволить немного, — ответил Стэкер, — я уверен, что и в тот вечер он выпил совсем немного — чисто символически. У Ральфа были проблемы со здоровьем, но про это никто не знал, кроме его эндокринолога и меня. У него не так давно нашли диабет. Среди спортсменов есть диабетики — не все виды спорта противопоказаны при этой болезни.
— Он принимал таблетки? — спросил Шерлок. — Диета? Что значит — не так давно? Его желание уйти из спорта было связано с этим?
— Ральф колол себе инсулин трижды в день, за пятнадцать минут до еды. У него начались некоторые проблемы с весом, но он и так постоянно соблюдал диету, поэтому сел на инсулин.
— То есть, он вообще не пытался пить таблетки? — удивился Шерлок. — Сразу начал использовать инсулин? Хм. Даже я понимаю, что это ненормально. Кто его эндокринолог? Это он ему такое посоветовал, или ваш Ральф поступал вопреки советам врача?
— Доктор Филипс настаивал, конечно, на нормальном лечении, но Ральф упёрся. До игр оставалось всё меньше времени, и он дожал врача, — Стэкер упорно разглядывал свои руки. — Ральф обещал… потом сразу лечь в госпиталь.
— А когда ему диагностировали диабет? — спросил Джон, разглядывая посетителя. Совершенно ничем не примечательный тип — не урод, конечно, но какой-то тусклый, невыразительный.
— Месяца четыре тому назад.
— Если там не было врачей, то, конечно, никто бы не смог определить гипогликемическую кому, — сказал Джон. — Но ведь это мог быть несчастный случай. Мистер Каррингтон мог что-то напутать с инсулином, не поесть нормально, выпить лишнего.
— Дело в том, что он скрывал от всех, как я уже сказал, проблемы со здоровьем. Он всегда был... дамским угодником, если вы понимаете, что я имею в виду. И считал, что если слухи про диабет пойдут, то это повредит ему в этом смысле. Ну, вы понимаете, диабет же дает осложнения определенного рода, и он боялся не столько импотенции, сколько слухов по этому поводу... Но я следил, старался следить, чтобы он не забывал сделать укол и поесть. Он не хотел измерять сахар при свидетелях, говорил, что ему достаточно симптомов, которые он ощущает. Зуд, сухость во рту...
— Он пользовался ручками или готовил шприцы сам? — спросил Джон.
— Шприцы, — ответил Стэкер. — Он делал укол утром дома, перед завтраком. Но потом ехал на тренировку, поэтому он держал у меня в офисе при конюшне запас шприцов и ампулы. Обычно утром, приезжая, он привозил уже заряженный шприц на день и отдавал мне. Потом улучал момент перед ланчем и незаметно делал укол в живот. Зря я пошёл у него на поводу — не надо было скрывать.
— Что же, он вообще уровень сахара не измерял? — недоумевал Джон. — Хотя бы дома-то должен был.
— Значит, кроме утреннего, шприцы хранились у вас? Где именно вы их хранили? — спросил Шерлок.
— Измерял. Натощак было двенадцать единиц... Когда не забывал про уколы — держалось на уровне пяти-шести. Я хранил запас шприцов в сейфе, но те, что он приносил мне утром — обычно держал просто во внутреннем кармане. Он ведь для того мне и отдавал, чтобы не надо было тратить время на то, чтобы забрать шприц, наполнить — быстро сделал укол и всё. Иногда он забывал приготовить шприц заранее, тогда я шёл в офис и там наполнял ему шприц.
— Вы сказали "те"? — переспросил Шерлок. — Он отдавал вам несколько?
— Да, и на вечер тоже — ведь иногда тренировки затягивались. Мистер Холмс, помогите... Понимаете... он был моим другом на протяжении четверти века.
Джон подумал, что занятные были друзья — блестящий спортсмен, знаменитость, бабник — и его тихий, незаметный тренер — пусть и отличный профессионал, раз воспитал олимпийского чемпиона.
— Мы понимаем, — кивнул Шерлок, — а ещё понимаем, что у вас по логике не было поводов желать его смерти. И дело тут не в сантиментах.
— Нет, что вы... дело и в сантиментах, как вы говорите, тоже. Он очень не хотел, чтобы правда про диабет выплыла. И я растерялся — когда сделали вскрытие и ничего не сказали про диабет, я не знал, что и думать. Вдруг диабета не было, а он колол инсулин? И из-за этого... а я молчу... и в полиции не сказал ничего... В тот день Ральф не забыл шприцы. Я забрал их, они были у меня в пиджаке... потом я отдал ему один, он сделал укол ровно в полдень — первый был утром, в семь. Вечером он собирался уколоться перед ужином, около семи, как обычно. Я этого уже не видел.
— При вскрытии вам никто не определит инсулиновый шок, — сказал Джон. — А если про диабет не было известно — тем более. Сахар несколько ниже нормы, ну так не поел. Зато панкреатит даёт очень выразительную картину.
— Они никогда не жаловался ни на поджелудочную, ни на что подобное вообще — он и про диабет-то узнал случайно. Начался зуд... ну, вы понимаете, доктор?... и он решил, что подхватил что-то — он не всегда пользовался презервативами. К своему врачу пойти постеснялся и пошел к анонимному венерологу. Там сделали анализы и сказали, что ничего такого, но вот сахар... и тогда он пришел ко мне. Он мало кому доверял, хотя казалось, что он очень открытый человек, весь на виду.
— А вы уверены, что Каррингтон больше никому не говорил про свой диабет? Например, какой-нибудь очередной подружке? — спросил Шерлок.
— Подружке — ни за что! Я совершенно уверен! Именно этого он и боялся как огня. Что пойдут слухи... вы же понимаете, диабетики часто страдают понижением потенции, а он очень гордился славой плейбоя. Даже врач команды ничего не знал. Только я и его эндокринолог. Ральф был немного бесшабашным, но при этом очень недоверчивым. Я понимаю, что все это звучит странно...
— Тогда ваше дело плохо, мистер Стэкер, — сказал Шерлок и довольно потёр ладони.
— Да что уж хорошего... Простите, а чему вы так рады, мистер Холмс?
— Шерлок радуется интересному случаю, не обращайте внимания, — сказал Джон. — Но вообще-то вы должны понимать, что настаивая на том, что ваш друг был убит, становитесь первым подозреваемым. И вы же в полицию-то не пошли.
Стэкер сидел, подавшись вперёд и опираясь локтями о колени. Он посматривал то на Джона, то на Шерлока исподлобья — и, судя по взглядам, всё больше раскисал.
— Да, я понимаю... потому и пришел к вам. Шприц был у меня, но ведь никакого яда в крови не нашли. Полицейские всё же приходили, и я утаил от них факты — о болезни Ральфа. Я не хочу, чтобы меня арестовали, особенно перед Олимпиадой. У меня есть и другие подопечные, конечно, они не претендуют на золото, но я же отвечаю за них и не хочу подводить... и к тому же Ральф не хотел, чтобы о его болезни стало известно, но всё же мне не дает покоя вопрос — почему он умер?! Почему?! Он каждый день делал эти уколы, я старался напомнить ему... Он сделал укол вовремя в ту пятницу!
— Очень просто, — сказал Шерлок. — Зачем нужен яд, когда есть инсулин?
— Но инсулин был ему полезен! — от волнения Стэкер забыл, что в комнате находится ещё и врач. — У него был очень высокий уровень сахара, это действительно так, мистер Холмс! Он не мог бы тренироваться без этих уколов. Он сделал инъекцию утром — я спросил его, когда он приехал. Я... старался контролировать, как мог... он сделал укол днём на моих глазах. Когда мы закончили около шести — он сказал, что поедет в бар, звал меня с собой, но у меня были дела в офисе, и потом назначена встреча на вечер... и я напомнил ему перед тем, как он уехал, чтобы не забыл перед ужином сделать уколы. Он засмеялся, обозвал меня нянькой... но сказал, что не забудет. Он забрал у меня шприцы и уехал. И больше я не видел его живым... Если бы он сделал лишний укол... но он не делал, я гарантирую: он весь день был у меня на виду, а в баре... алкоголя в его крови было не очень много. Бармен сказал, что он выпил две порции водки по пятьдесят граммов. Он мог иногда... и он собирался поужинать после этого.
Джон переглянулся с другом.
— А Ральф вообще любил водку? — спросил он. — Или в тот раз такой выбор спиртного был исключением?
— И, кстати, вы ведь должны хорошо помнить тот день — какая была погода? Жарко? — добавил Шерлок, соединяя кончики пальцев вместе.
— Погода... Он вообще очень редко пил, и если уж что-то покрепче, то виски — и обязательно разбавлял. Последние месяцы он не пил, насколько я знаю. И он был не из тех, кто заливает проблему алкоголем. Наоборот, он пил немного — и только под хорошее настроение. День был жарким, даже очень. Животных старались все время поставить в тень, но к вечеру стало, конечно, лучше. Думаю, когда он был в баре, ему уже не было так жарко, как днем.
— У Каррингтона, кажется, была квартира в Лондоне? — уточнил Шерлок. — В Челси, если не ошибаюсь? И кому она отошла по завещанию?
— По завещанию — нашей конюшне. У него не было родных. Я его душеприказчик. Он хотел написать завещание на меня. Он, собственно, составил его совсем недавно, когда вот узнал про болезнь, но я сказал, что мне не нравится эта идея, и я не хочу ничего слушать про его смерть... Уже после смерти юрист показал мне завещание. По нему всё отошло конюшне, как организации. Я практически хозяин конюшни, ещё два мелких акционера... Опережая ваши вопросы — у меня нет финансовых затруднений, и я гораздо богаче его.
— Мне просто любопытно, — начал Джон, — а что ваше маленькое акционерное общество станет делать с этой квартирой? — Он хотел задать уже следующий вопрос, но Шерлок, чьи ладони перекочевали на подлокотники кресла, предостерегающе приподнял указательный палец.
— Я не думал об этом. Вы простите меня, доктор, но мне пока тяжело туда ходить. Я был там один раз за это время, брал костюм для похорон... Думаю, мы ничего не станем делать с квартирой.
Шерлок довольно ухмыльнулся.
— Мы с вами свяжемся, мистер Стэкер. В самое ближайшее время. Мне нужны ключи от квартиры Каррингтона.
— Да, конечно. Я пришлю вам их через час, — ответил клиент. — Простите, что не догадался взять с собой. Значит, вы берётесь за дело? Спасибо, мистер Холмс, доктор. Вот чек, я подумал... это задаток и на расходы, — он достал из кармана пиджака бумажник и вынул оттуда листок. — Думаю, этого пока достаточно?
Чек попал в руки к Джону, он посмотрел на сумму, сглотнул и молча передал его Шерлоку.
— Если понадобится... и вне зависимости от результатов, я готов как минимум удвоить, — поспешил пообещать Стэкер. — Я хочу знать, что случилось с моим другом. Если никто не виноват — я буду только рад. Но я хочу знать правду!
— Поспешите с ключами, мистер Стэкер, — сказал Шерлок.
Джон пожал клиенту руку и проводил до двери, а потом посмотрел на Шерлока.
— Этот твой, банкир… как его тогда не раскорячило от пяти-то тысяч! — выдавил он из себя. — А этот… он что, миллионер? Там точно мне лишний ноль не померещился?
— Не может же нам обоим померещиться. Ха, а ты говоришь — клиника! Так, Джон... узнай всё про бар. И про его врача — тебе придется встретиться с ним. Спросишь его мнение... ну, ты сам сообразишь. Но сначала вместе поедем на место смерти.

***
Джону пришлось переодеваться, потому что в баре «Сохо» действовал дресс-код. Заведение начинало работать с полудня, немногочисленные посетители пока что терялись в полумраке большого зала.
— Джон, как думаешь, вон тот бармен с рыжими усами — ирландец?
— Откуда я знаю, пока он не начал говорить, — пожал плечами Уотсон. — А все рыжие автоматически становятся ирландцами?
— Не все. Но мне нравятся рыжие — внушают доверие почему-то. Пошли, начнем с него.
— Может, потому что Дебора в молодости была рыжей? — предположил Джон. — Давай с него начнём.
Усы — это было сильно сказано. Скорее, усики и рыжая щетина, которая изображала наличие бородки. И вообще бармен был ещё совсем молодым — вполне подходящим для такого места работы.
— Что будете пить, джентльмены? — спросил он с характерным смягчённым «эль».
Из-под воротника рубашки у него посверкивала цепочка.
— Есть хорошая водка? — спросил Шерлок.
— Есть. «Svedka», «Absolut». «Smirnoff» у нас настоящий, из России. Простите, сэр, — обратился тут бармен к Джону. — Мне кажется, я видел вашу фотографию в сети. Вы ведь тот самый доктор Уотсон?
— Вообще-то, да… Только тут «тот самый» скорее не я, а мой друг.
Томас — судя по бейджику — уставился на Шерлока.
— Н-да, вот что значит популярность, нас уже узнают в барах, ― сказал тот. ― Тогда водку не обязательно. Давайте виски. Томас, вы работаете тут каждый вечер? Собственно, мы ищем человека, который работал в тот вечер, когда умер жокей.
Томаса распёрло от гордости. Значит, работал — и прямо жаждал поделиться сведениями.
— Работал, — ответил он, наливая обоим виски. — Я понимаю, про кого вы говорите, но только он подсел к моему напарнику — чуть дальше. Но кое-что я видел.
— Отлично. Вы раньше встречали его здесь? Он был завсегдатаем, или пришел впервые?
— Иногда заходил. Нечасто, но обычно мы запоминаем повторяющиеся лица. Раньше он даже чаще к нам наведывался, а потом вдруг пропал. Но вообще-то мы тут знали, что он известный спортсмен. Наверное, тренировался усиленно перед Олимпиадой — поэтому и стал реже появляться.
— Он бывал один или с кем-то? Приятели? Девушки?
— С девушками я его тут не видел ни разу. Всегда с мужчинами. И в тот вечер он тоже был с мужчиной.
— Опишите его, Томас. Молодой, старый? Вы его видели хоть раз до того вечера?
— Так бы я его, конечно, не запомнил, но из-за несчастья… Он же скорую-то вызывал. Напугался — трясся весь. Особенно когда... как его звали?
— Каррингтон, — подсказал Джон.
— Да, когда мистеру Каррингтону один из посетителей стал делать искусственное дыхание.
— То есть, помощь оказывал кто-то другой, не спутник жокея? Очень интересно... ― кивнул Шерлок, ― а спутник — что можете вспомнить о нём? Подумайте, Томас? Внешность, возраст...
— Молодой. Ростом как доктор Уотсон. Волосы тёмные. На глаза я не обращал внимания — не до того было. Вот нос его запомнил. Такой заметный нос, выдающийся, — усмехнулся Томас. — Как у французского актёра, который ещё в «Багровых реках» снимался. Они пришли, сели за стойку. Мой напарник их обслужил. Пили они водку, кстати. Пропустили по одной, потом решили повторить. Я на них особого внимания не обращал — у меня тут свои клиенты сидели. А потом вдруг раздался грохот — упал табурет. Я тогда уже посмотрел ― а мистер Каррингтон лежит на полу. Его приятель сразу кинулся к нему, потом стал звать на помощь, вытащил телефон, стал звонить. Менеджер наш стал просить остальных, чтобы не толкались. Когда тот, второй, носатый, закричал, что мистер Каррингтон не дышит, один из посетителей стал пытаться… реанимировать? — Томас посмотрел на Джона. Тот кивнул.
— Так... а не заметили, сколько времени прошло между моментом, когда они пришли, и его обмороком? И ещё — они всё время сидели вместе? Никто их них не вставал, не выходил?
— А вот погодите, мистер Холмс. Я сейчас позвоню кое-кому. — Бармен достал из кармана телефон. — Слушай, Пол, — сказал он в трубку, — меня спрашивают насчёт того жокея, который у нас тут загнулся две недели назад. Нет, не полиция — Шерлок Холмс. — Тут Томас прикрыл телефон ладонью. — Пол там в шоке и спрашивает, не хотите ли вы с ним поговорить лично?
— Это тот бармен, что обслуживал их?
— Он самый. Вообще он не так уж далеко отсюда живёт.
— Прекрасно, мы поговорим с ним чуть позже. А пока с вами. Томас, напрягитесь. Не выходил ли один из них из бара? Вы должны были всё время краем глаза видеть их. Хоть вас и не интересуют скачки, но вы ведь профессионал, так? Вы следите за посетителями автоматически. Постарайтесь вспомнить, как развивались события с самого их появления в баре. А ваш напарник пусть пока подходит сюда, у нас будут вопросы к нему.
— Минуту, — Томас опять вернулся к разговору с Полом. — Слушай, ты давай подгребай сюда, ага. Давай, быстро… Мне, конечно, хотелось бы забрать себе всю славу, — усмехнулся парень, — но я мало что видел. Кажется, Каррингтон выходил в туалет. Мне кажется, что в какой-то момент носатый сидел один.
— Этот носатый — он, получается, раньше тут не бывал? А потом, когда всё произошло, куда он девался? Ведь когда приехала полиция — его уже не было, так?
— Не было. Точно, не было.
На соседний табурет взгромоздился тучный мужчина, и Томас виновато посмотрел на них.
— Может быть, вы пока присядете за столик?
А куда деваться? Забрав свои бокалы, они сели за столик — поближе к стойке.
— Подозреваешь гипогликемическую кому, коллега? — спросил Джон.
— Ну, версию с панкреатитом теперь уже не проверить, тело кремировали. Но совпадение, конечно, слишком странное, — Шерлок задумчиво покрутил бокал. — Так что, имея тайный диабет в анамнезе, примем версию про инсулиновую кому. Тем более — симптомы ведь похожи, так? Для тупого полицейского врача — есть шанс спутать?
— Почему же полицейский врач окажется обязательно тупым? — возразил Джон. — Труп к нему попал далеко не сразу — к тому времени в организме уже практически не осталось никаких следов, которые бы указывали на инсулиновый шок. Смерть наступила быстро, никаких врачебных наблюдений не велось. А вот поджелудочная дала очень красноречивую картину.
— Потому что полицейские — тупые по определению. За некоторым исключением — хорошо. Но эксперты там... ладно, ладно. Не в этом дело. Скажи, а водка может сильно понизить уровень глюкозы?
— Может. И потом Каррингтон приехал в бар сразу после тренировки, он был уставшим. Это могло усугубить.
— Угу. А скажи мне, если бы, предположим, человек ввёл себе инсулин, но на самом деле то был бы не инсулин, а какие-то витамины... я хочу сказать — он понял бы, что лекарство не получил? Что уровень сахара остался высоким? Не меряя его? По симптомам? Допустим, он бы пропустил дневной укол — он это заметил бы по состоянию?
— В принципе — да. Повышается температура кожи, она становится сухой. Хочется пить, во рту тоже сухость. Если не пить, то состояние начинает ухудшаться. Это где-то одиннадцать единиц — или с небольшим.
— Но интенсивная нагрузка на тренировке могла повлиять, и уровень сахара снизился бы, скажем, до десяти единиц и без инсулина? — уточнил Шерлок.
Джон кивнул.
— Некоторые недоделанные культуристы употребляют инсулин кратковременного действия вместо стероидов. И после тренировки у них уровень глюкозы нормализуется сам.
— Стоп, это ещё что за ерунда? Они понижают уровень глюкозы в крови, а потом понижают его ещё сильнее нагрузкой? Что им это дает?
— Они делают вот что: принимают много углеводов накануне тренировки, потом ещё подзаправлются — чаще всего это растворы глюкозы и фруктозы. Когда они потом принимают инсулин, тот начинает перебрасывать сахар в мышечные клетки.
— Ага... понял. Погоди... Так. Где этот Пол — или как его там? Я хочу знать, кто заказывал водку. И ещё, Джон, мне надо, чтобы ты поговорил с эндокринологом этого дурака. Узнай у него, насколько Каррингтон сам умел разбираться в своём состоянии. Мог ли определить навскидку, какой у него уровень глюкозы, или всё-таки нет. Только не дави на него, хорошо? Так, между делом...
— Если он станет со мной разговаривать на эту тему. Но через Стэкера, думаю, это можно устроить. А вот и Пол…
Томас подвёл к их столику своего приятеля — симпатичного парня, прямо ходячую барную вывеску для привлечения клиентуры.
— Здравствуйте, джентльмены! — он широко улыбнулся. — У меня просто слов нет…
Слова, видимо, правда, кончились.
— Садитесь, Пол, — пригласил Джон.
— Томас мне сказал, что вас интересует тот случай, мистер Холмс?
— Интересует, — подтвердил Шерлок. — Расскажите всё, что вы запомнили — всё, что угодно, самые мелкие детали.
— В общем, дело было так. Пришёл мистер Каррингтон с каким-то парнем. Да, я знал, что это за посетитель — что олимпийский чемпион, жокей, и всё такое. Парня того я раньше тут не видел. Описать внешность? Тёмные волосы, большой нос, но вообще-то он не был уродом, ничего так — нормальный. Ростом такой же, как и чемпион. Худее немного. Они сели у стойки, парень спросил, что мистер Каррингтон будет пить, и предложил взять по пятьдесят водки. Мистер Каррингтон согласился. Они выпили. Я не прислушивался к разговору специально, у меня ещё клиенты были, но вроде бы они говорили о серебре — может, шансы на медали обсуждали? Потом мистер Каррингтон вышел в туалет. Точно туда — я проследил его взглядом. Отсутствовал он минут десять. Потом, когда он вернулся, они заказали ещё по пятьдесят.
— А дальше, пожалуйста, попытайтесь описать всё как можно более точно, — попросил Джон. — Нас очень интересует, как менялось состояние Каррингтона.
— Я ещё подумал, что его слишком быстро развезло, — признался Пол. — Сто граммов водки даже на голодный желудок и за такое короткое время не всякого доведут до того, что язык начнёт заплетаться. А его приятель ещё сказал ему об этом: «как, мол, тебя накрыло быстро».
— Каррингтон его называл по имени? — перебил Шерлок.
— Если и называл, то я не расслышал. Потом мистер Каррингтон ещё промямлил, что надо срочно что-то заказать поесть, а сам уже сидел бледный, и на лбу у него пот выступил, хотя у нас кондиционеры хорошо работают. Потом он вдруг повалился на бок, упал с табурета на пол и задёргался, как будто у него припадок. Парень кинулся к нему, стал развязывать галстук. В общем, началась суматоха. Скорую вызвали сразу, это точно. Этот парень ещё поддерживал мистеру Каррингтону голову, а другой рукой полез за телефоном и сразу стал звонить. А дальше, наверное, вам Томас рассказывал.
Говоря, Пол от волнения делал из салфетки что-то вроде оригами.
— Тот парень когда ушёл? — спросил Шерлок.
— Как только скорая приехала, мистера Каррингтона погрузили на носилки и понесли, он сразу пошёл за санитарами. Наверное, решил с ними в больницу ехать.
— Что ж, спасибо, Пол, — сказал Джон, когда Шерлок кивнул, показывая, что у него вопросов больше нет.
— Не за что. Эмм… можно попросить у вас автографы? — выпалил он, помявшись.
— Ни в коем случае! — Шерлок, казалось, оторопел от такой наглости. — У доктора Уотсона можно, а мой почерк — это государственная тайна.
Джон рассмеялся.
— На чём расписаться? Мой почерк государственной тайной не является. Я на каждом рецепте автограф ставлю.
Пол достал блокнот и ручку, Джон чиркнул ему пару слов.
— Только не пишите у меня в блоге ничего по этому делу, — предупредил он. — Сразу удалю комментарий.
— Нет-нет! Я же понимаю — расследование.
— Ну, вот ты уже и автографы раздаёшь, — хмыкнул Шерлок, когда они вышли на улицу. — Вовремя я тебя из клиники уволил.
Когда они вернулись домой, миссис Хадсон передала им ключи от квартиры Каррингтона, которые оставил, как и обещал, Стэкер.
— На квартиру сегодня или завтра? — уточнил Джон.
— Завтра. Сегодня мне нужно будет кое-что уточнить по поводу тренера, да и вечером встреча с Эртоном.
— Ок, тогда я найду, чем себя занять на вечер.

***
Шерлок соврал, что у него на вечер была договорённость о встрече. Может быть, он и съязвил бы в другое время по поводу того, что у Джона вдруг проснулись родственные чувства и тот решил навестить сестру, но сейчас ему это было только на руку. Так что, оставшись один, он позвонил Леону.
— Добрый вечер, доктор, — поздоровался он вполне спокойно. — Мы можем сегодня встретиться и поговорить?
— Можем, мистер... средний. Приезжайте через час после него и ждите в приемной. Простите, сейчас я разговаривать не могу.
— То есть в девять? Хорошо, — покладисто — до зубовного скрежета — согласился Шерлок.
Опять час на брата — замечательные сеансы, что и говорить! Какого чёрта Джону приспичило именно сегодня встречаться с сестрой?
Шерлок час терзал бедный инструмент, так что миссис Хадсон не выдержала и заглянула к нему, спросив, не поссорились ли её мальчики.
Накрученный до предела, Шерлок в девять уже сидел в приёмной.
— Входите, Холмс, — пригласил Леон, выглядывая из кабинета. — Прошу меня простить, я был не один во время вашего звонка. Присаживайтесь. Что вас привело?
Шерлок посмотрел на кресло, усмехнулся и сел.
— Объясните мне… пожалуйста, — прибавил он, и угол рта его дёрнулся, — что происходит с Майкрофтом? Кстати, где он? Опять спит?
— Спит. Но вы можете и не понижать голос, он вас не услышит, если, конечно, вы не станете кричать "помогите". Тогда, действительно, есть вероятность, что он проснётся.
— Вы не ответили на мой вопрос, доктор, — сказал Шерлок ещё тише.
— На который? Что с ним происходит, где он, и не спит ли? Да, он спит. Ах да — где. В соседней комнате. Хотите взглянуть?
— На первый, — но услышав, что он может посмотреть на брата, Шерлок тут же вскочил с кресла и указал на ширму. — Там?
— На первый ответил как раз. Что с ним происходит — он спит. Там, прошу вас.
Шерлок открыл дверь и заглянул в маленькую затемнённую комнату. На кушетке спокойно спал Майкрофт. Почему-то от этого зрелища стало жутко, и хотя кушетка не напоминала больничную койку, он вспомнил о Торонто.
— Если просто разговаривать — он не услышит, даже вас, — сказал Леон, подчеркнув это «даже».
Иногда Шерлоку удавались особенно цветистые любезные фразы.
— Вы не могли бы, если вас не затруднит, перестать надо мной издеваться, доктор Эртон?
— Я и не собирался, кстати. Если он сейчас и может услышать хоть кого-то, кроме меня, то только вас, и только если вы будете обращаться непосредственно к нему и звать на помощь. Но вы второй раз приходите ко мне заранее настроенным враждебно. Мне это не нравится.
— Прошу прощения, доктор, — почти пропел Шерлок и поклонился. — Разумеется, вы правы: мне стоит знать своё место. Лестрейд, конечно, в курсе, что происходит с Майкрофтом. И я уверен, что и Джон — тоже, хотя он вчера просто виртуозно мне врал. Такой талант пропадает. Хотя я не в претензии ни к Лестрейду, ни к Джону. Я уверен, что вы с ним разговаривали как с коллегой, и тот теперь связан врачебной тайной. Но, может быть, вы будете так любезны и объясните мне — я всё-таки отдалённо прихожусь Майкрофту родственником — что, чёрт возьми, с ним творится такое? — последнюю фразу он прошипел сквозь зубы.
— О, я наводил справки о вашем друге, — спокойно ответил Леон. — Он умеет хранить врачебную тайну, несомненно. Вообще чудесный человек. Жаль, что он не психиатр, я бы его взял ассистентом. Как у вас с памятью, мистер Холмс? Помнится, я уже объяснял вам, что творится с вашим братом. Ничего нового не случилось.
— Я не жалуюсь на память. Вы сказали мне, что четырнадцать лет тому назад из-за моего поведения у моего брата начались серьёзные проблемы — вы не уточнили, какие именно — и вы… поработали с ним — опять же, не сказали, что это было. Джон вчера фактически повторил мне ваши слова про стрессы, про перемены к лучшему, про ожидание катастрофы… Но я никогда не поверю, что Майкрофт не может с этим разобраться сам. Я могу поверить в стрессы. Был очень сильный, связанный с Лестрейдом. Он это преодолел. И, кажется, счастливее итога трудно себе представить. У Майкрофта был стресс, связанный с сыном… Вы сказали мне, чтобы я дал почувствовать брату, что мы — одна семья. Только почему-то ему становится от этого хуже.
Шерлок, как загипнотизированный, опять уставился на брата.
— С чего вы взяли, что ему становится хуже? Вы всё делаете правильно, и вы правы, опять же, что он может и должен справиться с ситуацией сам. Ваш брат — совершенно уникальный человек, мистер Холмс. Очень сильный мозг, редчайший. Конечно, он справится, с вашей помощью в том числе. Ничего непредвиденного не происходит. Ему и сеансы-то наши нужны только потому, что организм должен иногда отдыхать. Кстати, я не предупредил вчера доктора Уотсона, что лучше не расспрашивать Майкрофта о происходящем на этих сеансах. Он не помнит, что спит. Ему кажется, что мы все два часа разговариваем.
Шерлок наконец отошёл от двери и сел в кресло.
— С чего я взял? А почему он не спит?.. Если спит, то… Вы говорите — мозг. Он ведёт себя, как больной ребёнок. Это, по-вашему, нормально, если речь идёт о Майкрофте? — Он вцепился в подлокотники. — Слушайте, я не псих. Я не собираюсь ни о чём расспрашивать брата. У вас есть сигареты?
Доктор поставил на стол пепельницу и положил рядом пачку сигарет и зажигалку.
— Конечно, ненормально. Но, например, повышенная температура для организма — тоже ненормально. Но она помогает организму справиться с болезнью. Он не спит, потому что боится своих снов.
Шерлок прикурил и жадно затянулся.
— А что ему снится? Я слышал только о своём полёте с крыши. — Немного успокоившись, он посмотрел на доктора. — Вы ничего не сказали о проблемах Майкрофта четырнадцать лет тому назад. И ничего не сказали о том, в чём именно заключалась ваша помощь. Судя по тому, что когда я опять стал соображать и увидел, что брата у меня как будто подменили, проблемы были — хуже некуда?

— Знаете, в чём разница между Майкрофтом и вами в данном случае? Он мне доверяет, а вы нет. Поверьте, молодой человек, если бы в интересах Майкрофта было рассказать вам всё, я бы с этого начал. Я не садист, Шерлок. Мне вовсе не доставляет удовольствия вас дразнить. Я просто действую в интересах своего пациента. Понимаю ваше желание понять... но будет лучше, если вы просто будете вести себя естественно. Говорю же — вы всё делаете правильно.
— Когда я веду себя естественно, мне чаще всего и говорят, что я псих. Я боюсь сделать что-то не то, отчего Майкрофту станет хуже.
— Вы не псих, поверьте специалисту с именем и стажем. Вы такой, какой есть, и именно такого вас любит ваш брат. Так что ведите себя так, как ведёте, и всё будет в порядке.
Шерлок почти был готов капитулировать, но не признать это вслух, тем более что ему стало холодно — довольно противное ощущение.
— Само собой? — переспросил он. — Вы хоть что-то Майкрофту говорите? Хоть что-то? Или просто помашете чем-то блестящим перед носом — и пусть себе спит?
— Господь с вами, для чего размахивать? — удивился Леон. — Шаманство какое-то. Всё это проще делается. Давайте покажу — заодно успокоитесь и перестанете зябнуть. Что вы так недоверчиво смотрите? Не верите, что и вас можно усыпить?
— Так заметно, что мне холодно? — усмехнулся Шерлок. — Попробуйте.
— Ну, не вы один тут гений в своём деле. У вас есть часы? Снимите с руки. Посмотрите на них. Сколько на циферблате?
Шерлок, хмыкнув, сделал то, что велел док, и посмотрел, который час.
— Девять сорок.
— Хорошо. Положите их себе... сядьте на них, — усмехнулся Леон.
— Цирк, — фыркнул Шерлок, но сел на часы, благо кресло было мягким.
— Закройте глаза.
И тут Леон положил ему руку на лоб.
— Откройте глаза и посмотрите на часы… — услышал Шерлок голос доктора через секунду — так ему показалось, во всяком случае.
Он открыл глаза, усмехнувшись, привстал и взял часы.
— Не может быть.
На часах было девять пятьдесят.
— Правда, так не бывает, — он вдруг весело рассмеялся, как обычно смеялся только на пару с Джоном. — Такое ощущение, что вы в меня влили немного алкоголя. Тепло.
— Вот то же и он чувствует, когда просыпается тут. Тепло, всё в порядке. Жаль, конечно, что эти ощущения у него ненадолго — пока не выйдет за порог. Но он хоть немного отдыхает... Я даже не буду вам говорить, чтобы вы не нервничали так. Конечно, вы будете нервничать. Вы ведь любите его. Мне, правда, жаль, Шерлок. Я очень ему сочувствую. Но он должен справиться сам. Я мог бы поступить проще, поймите, опять что-то внушить ему... я могу, но нельзя вторгаться в такой разум, как у него. В прошлый раз у меня не было выбора, но сейчас выбор есть. И я уверен в Майкрофте и в вас — вы оба справитесь.
— Я всегда любил Майкрофта. — Шерлок встал и посмотрел на дверь в соседнюю комнату. — Кажется, мне уже пора уходить… Спасибо, доктор.
— Идите, мальчик, — мягко напутствовал док. — В следующий раз приходите без желания меня покусать, хорошо?
— Вряд ли у меня опять возникнет такое желание, — Шерлок по-доброму усмехнулся. — Только не называйте меня «мальчик» — меня так даже мать не называет. Только брату можно. И, пожалуйста, из-за некоторого расположения к Джону не учите его этой штуке с часами. А то у него у него может возникнуть соблазн слишком часто ею пользоваться, чтобы меня заткнуть.
— Не стану учить, — рассмеялся Леон. — Но действительно сожалею, что он отдал предпочтение хирургии, а не психиатрии, у него бы получилось, да. — Он взял листок, написал на нем что-то и заклеил в конверт. — Вскроете, когда доктор Уотсон позвонит мне при вас и скажет, что я был прав. Это не касается Майкрофта. И не гипноз, клянусь. Просто я тоже экстравагантный человек и люблю производить впечатление.
— Хорошо, — удивлённый Шерлок сунул конверт в карман пиджака. — А насчёт психиатрии я Джону передам. До свидания, доктор.

***
Джон долго раздумывал, чем задобрить Гарри, и купил торт. После развода и раздела имущества сестра переехала в квартиру на втором этаже в доме по Уайт-Лайон-стрит. Гарри открыла дверь, но так и осталась стоять на пороге — она, видимо, спала, но, кажется, не по причине возлияний, а просто — мало ли, по какой причине.
— С ревизией пришёл? — спросила она, протирая глаза.
Дома она ходила в мешковатых джинсах и футболках со всякими провокационными надписями. На сей раз на груди было написано: «Ищешь сиськи? Обломись, чувак!»
— Я просто так зашёл, — сказал Джон, помимо воли глядя на надпись, и протянул вперёд руку, защищаясь тортом.
— Заходи! — фыркнула Гарри.
Джон с облегчением констатировал, что она вроде бы выглядит неплохо — не похудела, цвет лица не испортился.
— Чего это ты такой добрый сегодня? — спросила сестра, оборачиваясь на Джона в дверях маленькой гостиной. — Со своим поругался?
— Нет, совсем нет. Даже наоборот.
— Что там может быть наоборот? Садись, я пока чайник поставлю.
Джон послушно сел и осмотрелся. Когда-то, разглядывая бывший телефон Гарри, Шерлок сделал вывод, что она пьёт. Вообще-то, вывод правильный, но это если ограничиться отверстием для подзарядки. А царапины на корпусе объяснялись просто вечным бардаком у хозяйки в сумке, но в квартире у неё всегда был относительный порядок. Её гостиная была похожа на гостиную, в отличие от их с Шерлоком.
Чёрный чайник и чёрные чашки остались у Гарри на память о бывшей. Они вместе их покупали.
Поставив поднос на столик, сестра бросила перед ним на пол подушку и уселась, скрестив длинные ноги. Ноги были хороши — они как-то компенсировали почти полное отсутствие бюста и задницы.
— Рассказывай, давай, — добродушно предложила она, отковыривая ложечкой кусочек торта, — что там у вас, какие новости?
— В общем, я завтра увольняюсь, — ответил Джон, тоже принимаясь за торт.
— Мда? Давай-давай, рассказывай дальше, — подбодрила Гарри. — Решил окончательно стать частным сыщиком?
— Получается так. Мне всё равно приходится Шерлоку помогать, и я, если честно, с ног иногда валюсь. А он вроде обрастает клиентами всё больше.
— Погоди, сигареты возьму, — сказала Гарри, вставая. — Ты же не против?
— Кури, — пожал плечами Джон.
Вернувшись уже с зажженной сигаретой, Гарри поставила пепельницу рядом с собой на пол.
— Ещё немного, и твоего пробьёт, — сказала она.
— Не понял…
— Чего не понял? Сделает тебе предложение.
— Посмотрим, — улыбнулся Джон. — Мне уже вчера предсказали.
— Что ж… Везунчики вы оба. Правда, случайно познакомился с мужиком — просто из-за жилья, и вот тебе. Мне бы так.
— А у тебя как на личном фронте?
— Да как сказать… — Гарри успешно чередовала затяжки, торт и чай. — Секс есть. С отношениями сложно. Но секс чумовой.
— Верю,— кивнул Джон. — Ты хорошо выглядишь.
— Я же в состоянии активной охоты, — усмехнулась Гарри.
— А что с отношениями? Она не хочет ничего серьёзного?
— Да она замужем.
— Как же тебя так угораздило? — невольно посочувствовал Джон.
— Почему же угораздило? Муж в курсе, он не возражает. Она же не собирается от него уходить ко мне. Он, правда, всё пытается соблазнить на тройничок, но мне как-то не хочется смотреть на его… части тела, и потом я сама с ней — мужик. Пошёл он в задницу со своими фантазиями.
— М-да…
— Да я не переживаю. Это просто секс. Надоест мне с ней — найду другой вариант, может быть, даже повезёт — как тебе. Просто после Клары мне пока не хочется ни с кем постоянных отношений.
— Ты с ней после развода так и не виделась? — спросил Джон.
— Нет, она пыталась звонить — зачем только, я не поняла. Не нравилось ей со мной — разбежались.
— А зачем всё-таки звонила?
— Намекала, что жить нам вроде как некомфортно, но мы можем встречаться просто так. Плакалась, что у неё ни с кем такого хорошего секса не было, как со мной. Я её послала. — Гарри затушила окурок.
Джон только вздохнул.
— Да перестань! — Сестра похлопала его по колену. — Хорошо, что ты зашёл и рассказал, как дела. Не бойся, я твоё семейное счастье не спугну. Мальчишка-то к вам заходит?
— Он сейчас в Париже, с бабушкой. Каникулы начались.
— О! Отлично отдыхает! А вы все, значит, в работе? Ты же, получается, тоже, раз клиника стала мешать?
— Угу. Сегодня только клиент был — отвалил задаток с четырьмя нулями.
Гарри присвистнула.
— Что ты вообще на своей работе тогда делал? На пациенток пялился? Я бы на месте твоего Шерлока уже давно поставила вопрос ребром. Так что он молодец. Я его одобряю.
— Я ему передам, — засмеялся Джон. — Сара сегодня тоже… пожелала нам семейного счастья.
— Жалко, что она по мужикам, — мечтательно протянула Гарри. — Какая красивая женщина! Я бы за ней приударила, честное слово.
— Увы, — усмехнулся Джон.
— Да? Ты знаешь поговорку? Все они гетеро до первого буча.
— Гарри!
— Ой! Ты только не покрасней, смотри! — Гарри покатилась со смеху.
— Ну, к тебе-то это не относится!
— Так и поговорка уже старая. А твой знает, куда ты пошёл? Обычно он уже начинает тебя по телефону доставать.
— Я полностью свободен до десяти вечера, — ответил Джон.
— А ты вообще сегодня ужинал?
— Нет…
— Так чего ты мне мозги пудришь? — Гарри вскочила. — Надо было сразу сказать, что не ел нормально. Так, торт пока оставь. Сейчас я что-нибудь быстро приготовлю. Останешься на ужин?
— Останусь.
Издав довольное, но нечленораздельное мычание, сестра чуть не задушила его на радостях.

***
Войдя в прихожую, Майкрофт сначала удивился, что никто к нему не вышел — по обыкновению. Потом услышал голоса с кухни. Шерлок. Пройдя немного по коридору, Холмс-старший приостановился: голос Грегори звучал раздражённо.
— А я тебе говорю: твои коллеги лопухнулись! — заявил Шерлок.
— Хорошо, хорошо, лопухнулись, ради бога. А что ты от меня теперь хочешь? Тело кремировано.
— Вот именно, и кто позволил кремировать тело, когда я на него даже не взглянул?
— Побойся бога, Шерлок! — Грегори повысил голос. — Две недели прошло. Смерть была признана естественной. По-твоему, надо было подержать его в морге пару недель на всякий случай, вдруг ты заинтересуешься?
— Почему ко мне сразу не обратились?
— Знаешь что, ко мне тоже не обратились! Я вообще знаю об этом деле только то, что по ящику показывали. Ну, умер человек, да, жалко, тем более — знаменитый спортсмен. Но все, знаешь ли, умирают. Криминала не было.
— Это твои тупые коллеги решили, что криминала не было! А теперь я должен…
— Ничего ты не должен! — Лестрейд в сердцах хлопнул ладонью по столу. — Хочешь расследовать — вперёд. Я тут при чём? Нужна помощь — так и скажи. А если ты просто тянешь время до прихода Майкрофта, то посмотри пока телевизор, а он уже скоро придет.
— Я не понял: ты со мной разговаривать не хочешь?
— Разговаривать — запросто. Хочешь, расскажу, как дела у Майкла? А ругаться по поводу тупости полицейских не хочу, это вчерашний день, даже позавчерашний.
Майкрофт решил, что самое время войти. На столе перед спорщиками стояли чашки с недопитым чаем и стояла корзинка с печеньем.
— И как же дела у Майкла? — спросил он.
— Привет! — Лестрейд вскочил со стула и подошёл к нему. — Извини, я не слышал, как ты вошёл.
— Ещё бы ты услышал, — для порядка поворчал Майкрофт, обнимая его.
— О, боже! — простонал Шерлок — но тоже, для порядка.
— Это тебя Майки научил? — поинтересовался Лестрейд, целуя супруга. — Майки сегодня не выйдет в сеть в одиннадцать. Они уговорили Дебору на пару с Патриком — и ребёнку покажут Мулен Руж. Он звонил тебе, но у тебя телефон был выключен.
— Чёрт, я выключил у Леона и забыл про это. — Майкрофт расстроился.
— Мы заметили, — поддакнул Шерлок.
— Не переживай, — сказал Грег, — с кем не бывает?
— Со мной не бывает… Не бывало раньше, во всяком случае.
— Не заводись, — миролюбиво промолвил Холмс-средний.
— У нас есть что-то посущественней печенья? — спросил Майкрофт.
— Ох… Сейчас. — Лестрейд метнулся к холодильнику.
— Вот что значит — ребёнка нет дома. Никто не приготовит петуха в апельсинах. Не рановато ли Майклу в варьете? — поинтересовался Майкрофт.
— Вообще я сразу позвонил Патрику, — ответил Грег. — У него там какой-то знакомый в оркестре. Патрик успокоил, что всё шоу они смотреть не будут, а только покажут Майклу канкан, раз уж ему рассказывали о Лотреке.
— И заодно танцовщиц за кулисами посмотрит? — вкрадчиво уточнил Холмс-старший.
— Да брось ты! — усмехнулся Шерлок. — Что такого? Это даже не стриптиз!
И тут отцы выказали стопроцентное единодушие.
— Ещё чего не хватало! — воскликнули они почти хором.
Шерлок рассмеялся.
— Откуда ты вообще знаешь, что там? — поинтересовался Майкрофт — В Лувре ты, получается, не был, а там побывал?
— А ты, получается, наоборот?
— Ну, поругайтесь ещё по этому поводу, — упрекнул Лестрейд, включая пароварку.
— Мы любя, — ответил Холмс-средний. — Майкрофт, ты или садись, или сходи уже — переоденься. У меня есть новости.
— Да, конечно…
Майкрофт сначала подошёл к брату и чмокнул его в макушку, а потом отправился переодеваться.
— Не нервничай так, — сказал тихо Шерлок инспектору. — Он заметит. О телефоне может забыть, но такое пока что видит.
— Угу, — кивнул Грег.
Когда Майкрофт вернулся в джинсах и пока ещё не растянутой футболке, стол уже был накрыт.
— Ты с нами будешь? — спросил Грег у Шерлока.
— Нет, буду смотреть, как вы едите.
— Так что за новости? — поинтересовался Майкрофт, пока Грегори раскладывал еду на три тарелки.
— Джон решил уйти из клиники. А еще нам дали задаток в пятьдесят тысяч, — ответил Шерлок.
— Ни хре... — начал Лестрейд. — Упс. Если бы мне дали такой задаток, я бы тоже…
— Ничего подобного! Мы сначала решили, что ему пора увольняться, а потом нам дали такой задаток!
— Вы взяли дело Каррингтона, — подытожил Майкрофт.
— Угу.
— Ну, Стэкер может себе позволить заплатить и больше.
— Что ты о нем знаешь?
— Немного. Не самый знатный род у отца, зато мать из двухсот семейств. В некоторой мере мезальянс, но она очень любила мужа. Трое детей — у твоего клиента две старшие сестры. Обе замужем. Сам он учился в Кембридже, но не закончил. С детства увлекался верховой ездой, вес не позволял выступать всерьез, однако он хороший тренер. Дружил с юности с жокеями. Родители дали ему денег — купить первую конюшню. Когда родители умерли — стал основным наследником. Ничего криминального, он младший сын — поздний, смерть родителей — была самая естественная, им было за восемьдесят. Сейчас ему принадлежит около двухсот самых породистых скакунов в Британии. Кроме того, в его конюшнях стоят лошади многих известных особ. Так что капитал он ещё и сильно преумножил. Ну, а сам до сих пор бредит спортом. Тренирует как любителей, так и профессионалов. Его ученики часто выигрывают и большие спортивные турниры, и коммерческие дерби… Тратит много денег на благотворительность, один из попечителей экологического фонда, Чарльз о нём высокого мнения. Говорят — спонсирует и сборную команду сам, но тут я не уверен. Надо проверять. Это навскидку, ты же понимаешь. Если нужны подробности — я завтра уточню.
— Для «навскидку» это просто… ну скажи честно, ты наводил справки? — спросил Грег.
— Ты меня недооцениваешь. Это я телефон забываю включать, а информацию помню… пока что.
Шерлок открыл было рот, чтобы задать следующий вопрос, но, поймав сердитый взгляд инспектора, замолчал, давая возможность брату поесть.
— В принципе вкусно, — милостиво бросил он через некоторое время инспектору. — Но Джон готовит лучше.
Майкрофт промокнул салфеткой губы, пряча улыбку.
— И вообще — бросай ты уже эти диеты! Лестрейд, вот скажи ему — сколько можно уже?
— У тебя больше нет вопросов по делу? — перебил Майкрофт.
— Хотел бы, конечно, услышать про Каррингтона…
— О нем я знаю ещё меньше. Они знакомы со Стэкером с юности, почти ровесники, Каррингтон сирота, рос у холостого дяди, который тоже давно умер, с детства увлекался конным спортом, конкур всегда любил больше выездки. Не женат, и вообще был… несколько легкомыслен в отношениях с женщинами, но они от него оставались без ума. Так что — никаких претензий. Детей нет, во всяком случае — про них ничего не известно. Легко заводил приятелей, но ни с кем сильно не сближался. К молодым относился хорошо, не брюзжал, охотно делился опытом. Постоянной подруги не было никогда в жизни. Весной заявил, что уходит из спорта и эта Олимпиада станет для него последней. Возможно, он собирался стать тренером, как Стэкер. А, может быть, просто набивал себе цену, такой рекламный ход… Говорили, он набрал за полгода несколько лишних килограммов. В пределах нормы, но для жокея, конечно, критично, так что он старался придерживаться диеты. Когда он умер, кое-кто высказывал предположения, что он просто заморил себя голодом. Но это не соответствовало действительности. Кажется, отказала поджелудочная? И очень низкий уровень глюкозы в крови на момент смерти. Пожалуй — всё, что я помню. Извини, я действительно не успел поинтересоваться, хотя ты вчера и говорил о нём… Если нужно…
— Пока не нужно, — ответил Шерлок. — Я тебе позвоню, если что, ладно?
— Это у нас называется знать ещё меньше, — промолвил Грег.
— Конечно, звони.
Они заканчивали ужин, когда Шерлоку пришло сообщение, и он быстро набрал ответ.
— Джон? — улыбнулся Холмс-старший.
— Угу. Спрашивает, куда я пропал. Он сегодня навещал сестру. — Телефон опять запищал. — О! Его тоже накормили. Беспокоится, что я останусь голодным.
На лице Майкрофта промелькнуло озабоченное выражение, и Лестрейд успел это заметить. Когда они проводили Шерлока, он спросил:
— Ты из-за чего-то расстроился?
— Да я подумал, что пока Джон работал, у него было время отдыхать от Шерлока, точнее от некоторых черт его характера. Не кончилось бы у него терпение.
— Кажется, оно у него неиссякаемое, — промолвил Грег. — Хотел тебя сегодня встретить, но меня Шерлок перехватил.
— Я бы не хотел… то есть, не мог бы ты не встречать меня после сеансов? Я себя чувствую от этого, как бы сказать… больным.
Лестрейд внимательно посмотрел на него и кивнул.
— Хорошо, не буду.
— Только не обижайся…
— И не собирался.
Но хотя Майкрофт больше не упоминал об этом, у Лестрейда всё же осталось впечатление, что тот весь вечер мысленно возвращался к их разговору и что-то прокручивал в уме.

просмотреть/оставить комментарии [18]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.