Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

У флешмобу по "Алисе":
Вы знаете, а ведь и Амбридж тоже изменилась за лето!И цвет лица у нее какой-то странный...

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12698 авторов
- 26940 фиков
- 8619 анекдотов
- 17682 перлов
- 676 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>


  Один из тысячи

   Глава 2. Врачебные тайны
2 июня, понедельник


Занятия в школе у Майкла закончились. Пока семья готовилась к его поездке в Париж, он посещал последние консультации у Леона. Обычно мальчика забирал с сеансов Грегори, и Майкрофт почувствовал, что он уже пренебрегает отцовскими обязанностями, да и у доктора могли возникнуть вопросы к нему.
После того, как Майки, довольный, вылетел из кабинета, Майкрофт попросил сына немного подождать и пошёл сдаваться. Леон поприветствовал его довольно сухо.
― Наконец-то я вас вижу, Майкрофт, ― заявил он, чуть только посетитель уселся в кресло. ― Две недели вы меня усиленно избегаете.
― Я вас уверяю: это не намеренно. Я слишком загружен на работе, да и Грегори мне передавал всё, что вы говорили о Майкле лично ему.
― У меня есть вопросы к вам, мистер Холмс.
― Как официально… ― пробормотал Майкрофт.
Леон уселся в своё любимое кресло и сложил пальцы домиком.
― Скажите, если у вас на работе случается, скажем, конфликт интересов между двумя вашими… доверенными лицами, как вы поступаете?
― Стараюсь поступать справедливо.
― Майкрофт?
― Ну… исходя из обстоятельств, Леон. Но я действительно стараюсь быть справедливым — насколько это реально в моём положении. К чему вы клоните?
― Как врач вашего сына я должен был бы сейчас отругать вас… но конфликт интересов…
― Всё плохо? — встревожился Майкрофт. ― Но Грегори…
― Не напрягайтесь. Всё, в общем, не так плохо, и я уже готов был похвалить вас обоих, но последние дни… что с вами происходит, Майкрофт?
— Поверьте, Леон, просто много работы. Я очень устаю, и почти не успеваю пообщаться с сыном. Что с ним не так?
— Скажите, дорогой мой, — док сменил гнев на милость, — почему вы решили отправить его в Париж и сообщили ему об этом, не дождавшись конца сеансов и не поговорив предварительно со мной?
Майкрофт почувствовал неприятную волну страха — она ощущалась физически, накатывала внезапно, как всегда в последнее время, когда он думал, что опять сделал что-то не то.
— Последние дни я старался поменьше общаться с сыном, — признался он. — Дело даже не в усталости, а в том, что я стал слишком раздражительным. Для меня это означает — практически неадекватным. Но Грегори говорил, что вы с ним обсуждали возможность отправить мальчика отдыхать на время моих сеансов.
— Что ж, это и моя вина, — сказал Леон. — Надо было начинать с вас. Мальчик подождал бы.
— Конечно, нет! — возмутился Майкрофт. — Я никогда не допустил бы этого. И поверьте, не всё так мрачно. На работе моё состояние не сказывается. Мозг пока функционирует нормально. Вот нервы расшатались сильно, да.
— Мозг… — хмыкнул доктор. — Скажите, друг мой, почему именно Париж?
— Это как раз просто, — Майкрофт почувствовал облегчение. — У Майкла столько книг про Париж, и в Интернете он смотрит всякие виртуальные экскурсии, у него даже на рабочем столе компьютера Эйфелева башня. Он давно бредит этим городом и, конечно же, хотел побывать там.
— Насколько давно?
— Давно, думаю, не первый год… — тут Майкрофт замолчал, в груди что-то опять неприятно дёрнуло, и он посмотрел на Леона почти умоляюще.
— Вот именно, — кивнул тот. — Вы поняли.
— Господи. Где была моя голова?
— Вот поэтому я и говорю, что начинать надо было с вас.
— Что теперь делать? Я не смогу сейчас уехать с ними, никак. Это совершенно невозможно… Отменить поездку? Поменять город?
— Ничего не нужно делать. Майкрофт, — покачал головой док. — Я уже поговорил с мальчиком, и он спокойно поедет в Париж. Но вам надо понимать — вы не допустили бы такого промаха, будучи полностью адекватны. Это может сказаться и на работе. Что с вами происходит? Рассказывайте уже.
Доктор обычно никогда не торопил его с ответами, но за дверью ждал сын, и Майкрофт собрался с духом.
— Я плохо сплю. Практически совсем не сплю, — признался он. — Меня замучили сны — я просыпаюсь от них, и потом не могу заснуть снова. Кажется, я даже стал бояться их заранее. Грегори не всегда просыпается, и я стараюсь его не беспокоить — ему с утра тоже на службу, а вытирать мне сопли — занятие не из приятных.
— В каком смысле, «вытирать сопли»? — переспросил Леон. — И что за сны?
— В буквальном… Скорее, один и тот же сон. Не могу понять, что меня в нём так пугает — объективно, в нём нет ничего страшного. Он просто непонятный.
Доктор сделал приглашающий жест, и Майкрофт продолжил.
— Я вижу себя в какой-то комнате. Вижу как бы изнутри и со стороны. Я сижу на стуле и грею руки о кружку, то есть пытаюсь согреть. Я вижу свои руки, как они обхватывают эту кружку. Я знаю, что они у меня мёрзнут, почти физически это ощущаю — само по себе это не может испугать, но почему-то появляется страх, даже отчаяние. Кружка пустая, совершенно чистая изнутри — об неё руки согреть не получится. Но во сне, Леон, я знаю, что всё кончилось, что больше вообще ничего не будет. — Это «ничего не будет» заставило Майкрофта замолчать и перетерпеть новую волну страха. — Конец всему — и ничего нельзя поделать. Я не могу понять, почему этот сон доводит меня до такого состояния, что я просыпаюсь и плачу. Я за всю мою жизнь не плакал столько, сколько за эти последние недели… Это совершенно ненормально, я понимаю. Я ведь не впервые так много работаю, но раньше таких реакций и близко не было.
— Как давно это началось? Этот сон?
— Я думаю — недели две. Хотя иногда мне кажется, что я его вижу вечность, — не выдержав, Майкрофт провёл ладонями по лицу. — Простите… я совсем разучился сдерживаться. Понимаете, это стало постоянным. Каждый раз, когда я закрываю глаза, я вижу этот сон.
— Ничего, друг мой, — мягко сказал Леон. — Не было ни одной ночи без этого сна?
— Нет… Хотя два дня тому назад случился один казус. Майкл решил устроить у нас дома званый ужин, сам все приготовил, даже не разрешил Грегори ничем помочь, кроме мытья посуды. Были гости — моя мать с другом и Шерлок с Джоном. Они сели за стол без меня, я приехал около десяти вечера. Честно говоря… я освободился в тот день раньше, но не мог заставить себя поехать домой. Такой приятный повод, казалось бы, но я просто боялся испортить всем настроение. В конце концов, я всё-таки приехал домой и сел со всеми за стол. Они о чём-то разговаривали, я никак не мог сосредоточиться на разговоре, больше всего мне хотелось встать и выйти, может быть, даже хлопнуть дверью. Я понимал, что этого делать нельзя, и что Майкл ни в чем не виноват, а я сам разрешил ему устроить семейный ужин, но чувствовал напряжение. Ещё у меня ужасно разболелась голова. Я даже стал пытаться придумать повод, чтобы уйти, когда вдруг Шерлоку пришло сообщение на телефон. Он прочитал его и сказал что-то вроде: «Майкрофт, мне срочно нужен совет, можно тебя на пару слов? Простите». И мы ушли ко мне в кабинет — это на другом конце квартиры. Я помню, что был даже благодарен тому, кто прислал смс, хотя чувствовал, что вряд ли смогу дать какой-то совет брату, настолько сильно болела голова. В кабинете я сел в кресло, ожидая, что скажет Шерлок, а тот вдруг взял со стола книгу и сел напротив меня, как ни в чём не бывало принялся её перелистывать. Тогда я, наконец, спросил, о чём он хотел посоветоваться. Он посмотрел на меня, как… ну как мать на несмышлёного ребенка, и сказал, что ни о чём. «Ты же мечтал унести оттуда ноги? Просто посиди и отдохни». И он показал мне мобильник. Смс оказалось от Джона, со смайликом. Первым побуждением было встать и уйти обратно, я даже рот открыл, чтобы его отругать… и не смог. Голова просто разламывалась. И я мог думать только о том, что ни в коем случае нельзя разрыдаться перед братом. — Леон вопросительно приподнял брови, и Майкрофт пояснил. — Я не хотел его пугать, как тогда, в Торонто. Шерлок спросил, что со мной, и я ответил, что у меня болит голова. Тогда он пересел на подлокотник моего кресла и принялся массировать мне голову. Мне понемногу становилось легче, я расслабился, успокоился. Помню, что подумал, что ещё немного посижу так — и вернусь к гостям. И я сказал: «Спасибо, мой дорогой. Надо идти». А он спросил: «Куда? Третий час, Майкрофт!» Представляете? Я проспал часа четыре, а мне казалось — прошло минут десять, от силы четверть часа….
— Брат так и сидел рядом с вами, когда вы проснулись? — улыбнулся доктор.
— Да, я не решился спросить, неужели он так и гладил меня всё это время по голове? Конечно, к тому времени мама с Патриком уже давно ушли, Майкл спал, а Грегори с Джоном сидели на кухне, разговаривали и пили пиво, старясь держаться в пределах разумного, — Майкрофт не удержался от улыбки. — Вот… это был единственный раз за последние пару недель, когда эта проклятая кружка мне не снилась.
— Что ж… — кивнул доктор, — всё правильно.
— Правильно? — не понял Холмс.
— Мальчик уезжает завтра днем?
— Да, мы так планировали.
— Вечером вы придете ко мне. И будете приезжать каждый вечер, включая выходные дни, ровно в восемь часов. Никакие государственные дела меня не волнуют, — отчеканил Леон. — Если вы опоздаете хотя бы раз, я вынужден буду поговорить напрямую… с вашими работодателями.
— Но…
— Идите, Майкрофт. Ваш сын ждёт вас в приемной. Завтра я жду вас в восемь. И не волнуйтесь за мальчика. С ним всё будет в порядке.
Леон попрощался с Майкрофтом и отпустил его на все четыре стороны. Хлопоты, связанные с отъездом сына, отвлекли и от мыслей о сеансах, и от беспокойства о ночных мучениях. Собирать вещи начали ещё позавчера, а после того, как вернулись домой от доктора, ещё раз проверили содержимое чемодана Майки. Созвонившись с матерью, Майкрофт вызвал такси и отвёз мальчика к ней, чтобы завтра заехать за ними обоими и отвезти в аэропорт. Майкл такой план полностью одобрил — намного веселее было провести полдня с бабушкой, чем сидеть одному дома и считать минуты до отъезда.
После заказанного на дом ужина Майкрофт провалялся весь вечер на диване под боком у Грегори, скорее слушая любимый им «Побег из Шоушенка», чем глядя на экран. Супруг с расспросами не лез, но, к большому облегчению Майкрофта, не обижался на его угрюмое состояние, судя по тому, как изредка ласково стискивал его плечо. Но, в общем-то, это служило своеобразной преамбулой, и в результате фильм они не досмотрели. Утомлённый и счастливо лишённый способности соображать, Майкрофт проспал часов до двух ночи и проснулся — правда, не от привычной медитации над кружкой, а от кое-чего пострашнее. Пробуждение получилось бурным, и напуганному Лестрейду пришлось хватать его за руки и прижимать к кровати.

3 июля, вторник

Придя в себя, Майкрофт успешно лгал, что не помнит содержание сна, сделал вид, что успокоился, а когда Грегори уснул, вылез из постели, надел халат и прокрался в кабинет, где просидел до шести утра за бумагами. Вернувшись в спальню, он попытался заснуть хотя бы на час, но ему удалось отключиться разве что минут на пятнадцать, и когда будильник запищал, Майкрофт готов был разнести его об стену.
Побывав с утра на работе и решив неотложные дела, в одиннадцать он заехал на служебной машине за матерью и сыном.
— Грег мне звонил, — сообщил Майкл, когда они тронулись. — Сказал, что ещё перед отлётом позвонит.
— Хорошо, — ответил Майкрофт и достал телефон, на который пришло смс. От Шерлока — он сообщал, что приедет в аэропорт, проводить племянника.
— Пап, а мы не опоздаем? Там же, наверное, много народу — вдруг нам не хватит мест?
— Не волнуйся, не опоздаем, — ответил Майкрофт, а про себя подумал, не опоздал бы Патрик. Про Шерлока он пока молчал — пусть будет сюрприз.
— Это тебе с работы уже смс пишут? Уже надо туда, да? — насупился Майкл.
— Нет, что ты. А, ладно. Это Шерлок — он приедет в аэропорт тебя проводить.
— Вау! Здорово! А мне он не написал! Ладно, я сделаю вид, что не знал, чтобы он не расстроился! Ба, ты слышала? Шерлок приедет нас проводить!
— Это замечательно! — обрадовалась Дебора. Как всякая женщина, она упорно перебирала в уме содержимое чемоданов — не забыли ли чего.
— Пап, а потом ты опять на работу? Ты во сколько дома будешь? Я тебе из Парижа позвоню.
— Потом опять на работу, — кивнул Майкрофт. — Но ты звони мне, как прилетите. А поговорим уже вечером в скайпе, часов в одиннадцать. — Он посмотрел на Дебору. Та кивнула.
— Ты в одиннадцать только придёшь? Это ты теперь ещё позже станешь приходить домой, пока меня нет? Пап, так нельзя, даже если тебе ужасно нравится на работе. И дома Грегу будет одному скучно. Приходи домой пораньше, ладно?
— Приходить я буду пораньше, но пока переоденусь, пока поужинаем… И потом вы же будете гулять — одиннадцать, чтобы уж наверняка.
— Гулять? — Майки не поверил своим ушам. — Вот здорово! Ба, мы будем гулять допоздна? Я хочу посмотреть, как подсвечивают Эйфелеву башню в девять вечера! По ней бегают огоньки, должно быть, очень красиво.
— Погуляем, конечно. У тебя каникулы — имеешь полное право, — подтвердила Дебора.
— Пап, но ты обещаешь приходить домой не очень уж поздно? А ещё напоминай Грегу, пожалуйста, что ему надо утром принимать витамины. Ну, те, которые ему выписали для глаз. Он всё время забывает, я напоминаю. Ты не забудь, хорошо?
— Буду стараться, — пообещал Майкрофт и поцеловал Майки в лоб. — Что бы я без тебя делал?
— Я думаю, тебе было бы немножко спокойнее без меня. Зато не так весело, правда? Пап, это уже аэропорт? Ба, ты поняла — не надо говорить Шерлоку, что мы знаем о его сюрпризе? Ты сможешь сделать вид, что страшно удивлена?
— Мне можно будет вручить Оскара за роль второго плана, — рассмеялась Дебора.
Майкрофт же только ещё раз чмокнул сына в макушку, но подумал, что надо взять себя в руки, а то словно не на каникулы провожает ребёнка, а в эвакуацию.
Приехав в Хитроу и подойдя к стойке регистрации, они обнаружили в очереди Патрика, а рядом с ним — Шерлока. Мало того, что эти двое оказались вместе, так они ещё о чём-то оживлённо беседовали — Шерлок даже жестикулировал одной рукой, потому что в другой он держал коробку конфет.
— Пап, смотри, вон они! Шерлок с конфетами стоит!
«Сам додумался или Джон подсказал?» — сразу же мелькнула мысль. Привычка.
— Привет. Мам, это тебе, — Шерлок протянул коробку. — Раз уж розы в самолёт нельзя. Майки, привет.
— Господи, Шерлок! Это же мои любимые! — Дебора обхватила сына за шею и растроганно поцеловала.
— Привет! — увидев эту картину, Майки засиял. — Классно, что ты приехал!
Майкрофт пожал Патрику руку.
— Ну, я тут утром подумал, что с тех пор, как мы с тобой познакомились, мы ещё никогда не расставались на целых три недели, — улыбнулся Шерлок, потрепав племянника по волосам. — И должен же я проследить, чтобы на обратном пути правительственная машина не застряла в пробке? Всё взяли, ничего не забыли?
Майки, спохватившись, поздоровался с «трубочником».
— Я ничего не забыл — у меня папа лично проверял, — хихикнул он. — По списку.
— О, тогда странно, что у тебя всего один чемодан. Давай его сюда. Кстати, пора сдавать багаж. Ах, нет, не странно. Тяжёлый.
Майкрофт хмыкнул — чемодан Майкла был ничуть не тяжелее чемодана Деборы. Насчёт Патрика он сказать ничего не мог, но тот был опытным путешественником и вообще сохранял олимпийское спокойствие. Майкрофт даже позавидовал. Не нервы, а канаты.
— Папа, смотри! — завопил вдруг мальчик. — Это же док! Смотри, вон, видишь?!
— Боже, правда…
Даже в толпе дока было трудно не заметить. Он помахал им рукой и прибавил шагу, ловко огибая пассажиров.
— Доктор Эртон! Вы тоже улетаете?! — удивился Майки.
— Добрый день всем. Мадам, — док галантно поклонился. — Нет, Майкл, я не улетаю, пришёл кое-что отдать. Мы вчера говорили о противобликовом фильтре. Вот, держите, молодой человек. Разберётесь, как пользоваться? — И тут Леон запнулся и удивлённо посмотрел на Патрика, который почему-то вдруг начал смеяться. — Боже мой!
— Да, мир тесен! — мистер Свил горячо пожал доктору руку.
— А вы знакомы? — удивился Майкл.
— Мы вместе учились в Итоне, — пояснил доктор.
— Ничего себе!
— Ты знал? — шёпотом спросил Шерлок у брата.
— Знал, в принципе, что они учились в Итоне в одно время, но что приятели — не знал.
— А вы давно не виделись? — продолжал допытываться Майки.
— На последней встрече выпускников, пять лет тому назад, — ответил Патрик.
— Вот это да! — Майкл открыл рот от удивления. — Прямо не знаю, что тут и сказать!
— Скажи спасибо за фильтр, — подсказал Шерлок, и все рассмеялись.
— Ой! Простите, док! Я от неожиданности! Спасибо за фильтр! Я теперь обязательно сфотографирую все витрины в Лувре!
После регистрации Патрик на минуту отозвал доктора в сторону, и они обменялись визитками. Когда закончилась суета прощания и щедро снабжённые в дорогу объятиями и поцелуями путешественники направились на таможенный досмотр, Майкрофт спросил Леона:
— Вас подвезти?
— Нет, мой дорогой, спасибо, я за рулём. А вас я жду в восемь вечера.
Он попрощался с Холмсами, и те остались вдвоём.
— Не хочешь выпить кофе? — предложил Майкрофт брату, глядя вслед уходящему доктору.
— Можно, — кивнул Шерлок. — Тем более я сегодня и позавтракать не успел.
— Правильно. Джон в первую смену — усадить за стол некому, — проворчал Майкрофт. — Пойдём в кафе.
— Не ворчи, видишь, я же заметил, что хочу есть. Уже прогресс. А ты уверен, что тебе нужен кофе? Такое ощущение, что ты его всю ночь пил.
— Ночью я как раз пытался заснуть. А кофе мне нужен сейчас.
— Ты расстроен? Я зря сказал про три недели, да? Вообще, радоваться надо, парень увидит Париж. Это же здорово. Он же наверняка никогда в жизни нигде не был. Не грусти, три недели — это недолго.
— Нет-нет. Конечно, пусть путешествует — что делать в городе? Я не расстроен. — Собственно, на это уже и сил-то не оставалось. — Снилась просто всякая… всякое.
— Расскажи, что снилось. Чтобы не повторялось. Помнишь, ты в детстве мне говорил, что плохой сон надо рассказать.
Майкрофт только кивнул, но заговорил, когда они уже сидели за столиком и сделали заказ.
— Сначала мне снился наш старый приятель — Мориарти. Я его то ловил, то почему-то отпускал. Но я так и не понял, как это было связано с тобой. Сон получился слишком запутанным. А потом мне приснился ты, как будто ты стоишь на краю крыши Бартса и собираешься прыгнуть. Ты наклонился вперёд, и я проснулся.
Описание пробуждения Майкрофт опустил по понятным причинам.
— Я? — иронично усмехнулся Шерлок. — Прыгнуть с крыши? Бред. Ты меня с кем-то спутал.
— Я тебя ни с кем не спутаю.
— Майкрофт, ну ты что? Ты можешь представить меня прыгающим с крыши? Это нереально.
— Если что-то снится, то во сне ты этому веришь, — горько усмехнулся Майкрофт.
— Ну, тогда давай считать, что это был не нормальный я, а я из какой-то альтернативной вселенной. В этой ты никогда не допустил бы, чтобы я шагнул с крыши. Поставь кофе, разольёшь. Дай мне руку. Майкрофт, это просто сон. Ты его рассказал — он больше не повторится. И в жизни никогда ничего похожего не будет.
«Он не сказал — «я бы никогда не прыгнул», — отметил про себя Майкрофт. — А я мог просто не успеть, я там мог просто не успеть — как тогда».
— С Парижем получилось нехорошо, — сказал он. — Надеюсь, что Майки успокоился и уже рад поездке.
— Он сказал тебе всё-таки, что не хочет? Он же не собирался… Ну, я думаю, он давно передумал. По-моему, ему даже нравится Патрик.
— Дело не в Патрике, если уж Майкл задумал этот званый ужин. Ему мать обещала поездку в Париж когда-то. Я кретин.
— Чёрт... похоже, я тоже кретин. Это он тебе сказал — про мать?
— Нет — Леон.
— И почему это такая проблема? — не понял Шерлок.
— Представь себе, — спокойно и мягко попытался объяснить Майкрофт, — что я обещал тебе что-то подобное, а потом умер, и тебе предлагает осуществление обещанного кто-то другой, практически навязывает…
— Мда, — протянул Шерлок и нахмурился. — С вашими примерами…
— Извини.
— Ничего. В общем-то, Майкл и не стал бы тебе говорить, конечно. А ведь мне он практически прямым текстом сказал. Да... плохой из меня старший брат получается.
Майкрофт заметил оговорку и тихо порадовался в душе.
— Нет, мой дорогой, — покачал он головой. — Тогда уж и я отец неважный. Просто, мне кажется, мы упорно игнорируем существование в прошлом Майкла его матери.
— Наверное, нам кажется, что так он быстрее её забудет... то есть, я хотел сказать, забудет то, что пережил в связи с её смертью. А может быть, дело ещё в том, что нам... ну, Майкл в общем-то мальчик не проблемный. И я, например, больше думал о тебе, чем о нём, когда уговаривал его ехать в Париж. Я вообще думал о чём угодно, только не о нём. О тебе, о маме... чёрт. Ты как раз отличный отец, он тебя любит и не хотел расстраивать...
— Да, нам неприятно о ней вспоминать, — кивнул Майкрофт. — Конечно, бывают прекрасные дети — сами по себе, вопреки обстоятельствам. Может быть, за год жизни с нами Майкл как-то заново раскрылся, но всё-таки он — плод её воспитания.
— И тебе не должно быть неприятно её вспоминать. Она тебя любила. И мальчик вырос добрый, потому что похож и на отца, и на мать. Знаешь, он меня когда-то спрашивал, как я к ней относился... надо было поговорить, а я сменил тему. Всё-таки не так я на тебя похож, как мне бы хотелось.
— Шерлок, мы в кафе, — старший Холмс крепко зажмурился. Он перехватил ладонь брата, крепко сжал её.
Казалось, что Шерлок чуть слышно вздохнул. Он накрыл руку Майкрофта своей и держал так какое-то время.
— Отпустило? — тихо спросил он. — Хочешь, поедем к нам? Тебе бы отдохнуть. Поехали? Я тебе чай заварю. Переживет твоя работа один день. Тебя док ждёт вечером, да? А уже час дня. Пусть обойдутся сегодня без тебя.
— Ох, искушаешь, — ответил Майкрофт, посмотрев на брата. — В принципе, я мог бы поехать домой и поработать с документами там. Всё равно — что дома, что в кабинете на службе. Но ведь заняться-то ими нужно.
— Тогда я с тобой. Будешь работать с документами, а я буду носить тебе чай вместо секретарши. Можно? Я не буду мешать, я буду сидеть тихо-тихо, — улыбнулся Шерлок, передразнивая себя самого в детстве, когда он торчал в комнате брата, а тот делал уроки.
Майкрофт уже запутался в себе и своих реакциях. Только что он готов был расплакаться прилюдно, потому что брат в очередной раз озвучил желание походить на него, а от мягких интонаций Шерлока, от его откровенной заботы вдруг расслабился. И работу вдруг захотелось послать куда подальше хотя бы на пару часов.
— Поехали к тебе, — он решительно тряхнул головой, подозвал официанта и полез за бумажником.
Где-то на полдороге до Бейкер-стрит Майкрофт перестал что-либо осознавать. Когда машина остановилась, он немного пришёл в себя, понимая, что уснул, кажется, но просыпаться ни сил, ни желания не было. Он ещё как-то умудрился подняться на второй этаж — кажется, шёл сам, а не Шерлок тащил его на себе. Он ещё раз дёрнулся от испуга, когда уже сидел на кровати в комнате брата, а тот расстёгивал на нём жилет, и пробормотал что-то насчёт кейса. Перед глазами, словно из тумана, выступала на стене в рамке таблица Менделеева.

***
— Тихо-тихо, твой кейс в гостиной.
Брат промычал что-то, и Шерлок еле успел снять с него жилет, когда тот повалился вбок на кровать. Разув, Шерлок осторожно приподнял ему ноги, уложил как следует, потом расстегнул ремень на брюках и ловко вытащил его из шлёвок. На цыпочках он метнулся в гостиную и принёс плед. Укрыв Майкрофта, собрал одежду, отодвинул немного дверь шкафа, сунул туда руку и нащупал пустую вешалку. Убрав пиджак и жилет в шкаф, предварительно стащив у брата телефон, он ненадолго вышел из спальни — предупредить миссис Хадсон, чтобы та не пускала к нему никаких клиентов.
Он отключил у обоих телефонов звук и оставил их в гостиной. Вернувшись в спальню, Шерлок внимательно смотрел на спящего брата, и ему решительно не нравилось то, что он видел. Майкрофт ещё больше подтянул ноги, скукожился под пледом, и ещё он как-то странно подвернул во сне кисти рук, как будто их свело судорогой. Он дышал беспокойно, и один раз даже тихо простонал на выдохе.
И если в Торонто Шерлок просто волновался за брата, то теперь он готов был испугаться. Осторожно поправив ему руки, он лёг на вторую половину кровати и обнял Майкрофта. Наверное, он пролежал с ним рядом около часа, боясь пошевелиться, так что затекла шея, и только когда окончательно удостоверился, что брат спит спокойно и дышит ровно, он рискнул отодвинуться, потом едва ли не сползти на пол с кровати и не дыша выйти в гостиную, прикрыв до половины дверь.
Он сел на диван, скрестив руки, и стал думать, поглядывая на оба сотовых. Мысли крутились вокруг следующих тезисов: брат серьёзно болен, доктор начинает сеансы; брат ведёт себя странно, когда они вдвоём; это уже второй случай такого внезапного сна. Следовал логический вывод, что проблемы Майкрофта как-то связаны с ним, но причин Шерлок не понимал. Их отношения стали не просто хорошими, а прекрасными, в семье у брата тоже вроде бы всё слава богу — с Майки вот проблемы вроде бы решились, а с Лестрейдом вообще не может быть никаких проблем — у того чуть ли не нимб вокруг головы мерцает временами. В чём причина? Что он опять сделал не так?
Майкл позвонил, как и обещал, когда самолёт приземлился в Париже. Шерлок в полголоса рассказал ему, как у них дела, — исключительно факты, представив их в самом радужном свете, и ребёнок искренне обрадовался, что отец решил сбежать с работы и отдохнуть немного.
За одиноким бдением на диване Шерлока застал вернувшийся с работы Джон. Уже предупреждённый при входе миссис Хадсон, он заговорил шёпотом.
— Привет. Как он? Спит?
Шерлок кивнул.
— А с тобой что? — продолжал шептать Джон, садясь с Шерлоком на диван. Тот замотал головой.
Джон жестом указал в сторону кухни, и Шерлок кивнул.
Они прокрались туда, и Джон поставил чайник.
— Рассказывай, что стряслось? — продолжал шептать он. — Майкрофт давно спит?
— Два с половиной часа, — ответил Шерлок так же, шёпотом. — Ему в восемь к доктору Эртону на приём.
— Угу, тогда я готовлю ужин. — Он достал из холодильника телячью вырезку. — А ты рассказывай.
— Если ты ждёшь чего-то конкретного, то ничего такого не было. Мы проводили Майкла, доктор даже приезжал — передал мальчику фильтры для фотоаппарата. Потом Майкрофт предложил выпить с ним кофе, пожаловался на то, что плохо спал ночью.
— Насколько плохо? Только этой ночью или вообще? — уточнил Джон, подумав, что вряд ли психотерапевт решил поиграть в доброго самаритянина, а просто решил проверить, всё ли в порядке у его пациентов.
— Он сказал мне только о сегодняшней ночи. Но вид у него такой измученный, как будто он давно нормально не спал.
— Что ему снилось?
— Мориарти.
— Да ладно?
— Он так сказал. Вроде бы во сне Мориарти арестовывали, а потом опять отпускали зачем-то.
— Вообще-то это немного соответствует тому, что было, — сказал Джон, продолжая возиться с мясом, стараясь не шуметь. — Ну, когда Мориарти оказался на свободе и произошло несчастье с Лестрейдом. Во всяком случае, такой сон можно хоть чем-то объяснить.
— А чем ты объяснишь, что во сне Майкрофта я бросился с крыши? — скривил рот Шерлок.
— Это уже к специалисту. Я не могу сказать, откуда у Майкрофта такие идеи — тебе суицидальные наклонности не свойственны. И насколько я понял, к специалисту он и собирается.
— Ты, конечно, не психолог, а хирург, но всё-таки, что ты думаешь обо всём этом?
— Ты сам с доктором Эртоном разговаривал насчёт Майкрофта? — задал Джон встречный вопрос.
— Угу.
— И что он тебе сказал?
— Он сказал, что Майкрофт с трудом адаптируется к переменам, которые произошли в его жизни, и постоянно ждёт какой-то неприятности… хотя док сказал — катастрофы. Угу, ты сам понимаешь, кто у нас ходячая катастрофа…
— Не заводись. — Освободившись немного, сполоснув и вытерев руки, Джон подошёл к Шерлоку и положил ладони ему на плечи. — Успокойся.
— Я спокоен.
— Угу. Тебя не устраивает объяснение доктора Эртона? Тебе кажется, что он что-то скрывает?
— Нет… Я не думаю, что он что-то скрывал в разговоре со мной. Думаю, он пытался прочистить мне мозги. Меня пугает кое-что в поведении Майкрофта. Ты же помнишь ужин, который устроил Майкл? И как Майкрофт уснул в кабинете?
— Конечно.
— Мы сели с ним в машину, и он вырубился через пятнадцать минут.
— В смысле?
— Вдруг уронил мне голову на плечо — я даже испугался, подумал, что ему стало плохо, — а он спит.
— Получается, вы сидели совсем рядом друг с другом? Как тогда в кабинете? — Джон словно машинально провёл пальцами по волосам Шерлока.
— Но тогда я его по голове гладил. Да, вот так. Но в машине я его за руку не держал, только в кафе.
Джон кивнул своим мыслям.
— У тебя ведь есть телефон доктора Эртона? Дай мне его, пожалуйста.
— Вбей себе в сотовый — я его помню.
Джон так и сделал. Он заметил некоторую закономерность в приступах сонливости у Майкрофта, и решил, что лучше уточнить у специалиста, заодно прояснив ещё некоторые вопросы. В обоих случаях, как ему показалось, спусковым крючком служил тактильный контакт между братьями.
— Ты только не волнуйся, — сказал он Шерлоку. — В данном случае, действительно, лучше доверять доктору…
— Но сколько Майкрофт выдержит в таком состоянии?..
— А это опять же — забота врача, чтобы не дать ему сорваться и не допустить, чтобы проблемы отразились на физическом самочувствии.
Внизу резко задребезжал дверной звонок, и Шерлок дёрнулся, словно через него прошёл разряд тока.
— Последи тут, — шепнул Джон и поспешил вниз.
Слава богу, что миссис Хадсон впустила посетителя сразу, и тому не пришлось звонить дважды.
— Миссис Хадсон, отключите пока эту чёртову штуку! — в сердцах прошипел Джон.
— А как?
— Да там, на коробке, рычажок такой.
Низкорослый мужчина средних лет скромно стоял в стороне и ждал, пока на него обратят внимание. И когда Джон взглянул на него, он прочитал на его лице выражение, знакомое многим врачам со стажем — так смотрят безнадёжные пациенты, уже прошедшие стадию отчаяния. Придя к специалисту, они уже ни на что не надеются, а скорее делают это для очистки совести перед родственниками.

— У вас дело к Шерлоку Холмсу? — спросил Джон.
— Доктор Уотсон, верно? — спросил мужчина. — Добрый день.
— Добрый день…
— Я хотел бы посоветоваться с мистером Холмсом, но, кажется, пришёл не вовремя.
— Простите, но мистер Холмс плохо себя чувствует… — сказал Джон абсолютную правду и ничего, кроме правды. — Ничего страшного, но сегодня он принять вас не сможет. Вы можете прийти завтра с утра? Если у вас, конечно, не вопрос жизни и смерти, — прибавил Джон скорее из вежливости.
Мужчина не запыхался, никаких внешних примет нервозности не наблюдалось, одежда была в порядке, ботинки начищены. Жаль только, что он не мог определить род его занятий на глаз.
— Тогда завтра утром, спасибо, — сказал посетитель. — Передайте мистеру Холмсу, что заходил Джозеф Стэкер.
— Ок, — улыбнулся Джон, открывая перед мужчиной дверь. — До завтра, мистер Стэкер.
— Джон! — пронзительным шёпотом позвала миссис Хадсон.
Уотсон заглянул в её маленькую прихожую.
— Я тот рычажок опустила? — хозяйка уже слезла с табурета и показывала на коробку звонка, спрятанную в маленькой антресоли.
— Тот, миссис Хадсон, спасибо.
— Бедняжка Майкрофт! Шерлок его почти волок по лестнице. Разве можно так изнурять себя работой?
Джон улыбнулся и мягко тронул миссис Хадсон за руку, прерывая поток красноречия.
— Извините, у меня там мясо наверху… надо готовить ужин.
— На троих? — уточнила миссис Хадсон.
Уотсон кивнул.
— Джон, милый, а давайте это мясо сюда — я вам ужин приготовлю. Что вы будете на собственной кухне бояться вздохнуть? — Это, кажется, наиболее всего удручало миссис Хадсон.
Джон растрогано поцеловал хозяйку в щёку.
— Я всегда говорил, что вы святая женщина.
Когда он поднялся наверх, Шерлока ни на кухне, ни в гостиной не обнаружилось — значит, он ушёл в спальню, присмотреть за братом. Забрав нарезанное мясо, Уотсон отнёс его хозяйке, в душе радуясь возможности отдохнуть хоть раз от вечерней готовки.
В квартире царила непривычная тишина, словно у них появился тяжело больной. Вздохнув, Джон заглянул в комнату к Шерлоку. Тот приподнял голову, выглянув из-за плеча брата, и Джон знаками показал ему, что вздремнёт на диване. Он, конечно, не заснул, а просто лежал с закрытыми глазами, прислушиваясь к звукам замершего дома. Он не знал, сколько прошло времени, когда в соседней комнате чуть слышно зашуршало покрывало на кровати, потом Шерлок подкрался к нему и присел на диван.
— Что ты такой удручённый? — спросил Джон, открыв глаза. — Всё будет хорошо.
— Дело во мне. Доктор говорил, что всё началось четырнадцать лет назад. — Шерлок сидел прямо, словно палку проглотил.
— Эй! Ты это брось, — Джон потянулся и взял его за руку. — Может, что-то там и началось четырнадцать лет тому назад, но думать надо о том, что у вас сейчас. А у вас прекрасные отношения. Проблемы Майкрофта — это его проблемы, это его личные реакции на что-то, и он собирается свои проблемы решать. Надо ему помочь, а не усугублять. То есть я хочу сказать, что при нём постарайся не нервничать. Знаешь, я бы тебе посоветовал не давать брату возможность раскисать — ты лучше… знаешь, подтрунивай над ним… слегка, по-доброму.
Шерлок усмехнулся и выразительно посмотрел на Джона.
— Ну, учись, — улыбнулся тот. — Слушай, а Майкл-то ведь должен был позвонить.
— Так он и звонил, я просто звук отключал.
— И мне тоже звонил. Кажется, он там доволен.
Шерлок кивнул и положил голову Джону на грудь.
— Тоже мне — две горошины из одного стручка. Ладно, ладно, проснётся — успокоим, дадим телефон, накормим и отправим к доктору в лучшем виде. — Он погладил Шерлока по голове, и тот завозился, устраиваясь удобнее.
— Майкрофт сказал мне, почему Майки расстраивался из-за Парижа. Ему доктор объяснил.
— И почему?
— Из-за матери. А я пропустил мимо ушей. То есть я не понял, из-за чего он делает проблему.
— Это, конечно, не то, что проблема, — скорее грустные воспоминания.
— Можешь не объяснять, — пробурчал Шерлок. — Майкрофт уже успел — на примере…
— В смысле? — не понял Джон.
— Говорит, представь себе, что я тебе что-то обещал, а потом умер…
— Мда. Оба вы хороши, я тебе скажу. Выброси из головы — это просто неудачный пример. А про мать я знаю — Майки мне вечером пожаловался по секрету, но раз уже все в курсе…
— Ты ему, конечно, посочувствовал, что у него дядя — идиот?
— Слушай, дядя и впрямь идиот, раз так думает.
Шерлок хмыкнул.
— И вообще лежи спокойно и лови кайф молча, — цыкнул на него Джон, прибавив к копошению в волосах ещё и поглаживания загривка.

***
Майкрофт проснулся около пяти. Шерлок услышал, как тот откидывает плед, садится на кровати, и метнулся в спальню.
— Который час? — старший Холмс ошалело посмотрел на брата. — Где мой телефон?! Майкл же должен был позвонить!
— Он и звонил, не волнуйся. Я сказал, что ты спишь. И, кстати, больше тебе не звонил никто, — Шерлок иронично поджал губы. — Так что Британия не рухнула тут без тебя.
Они принёс Майкрофту телефон. Тот проверил историю и, кажется, немного расстроился, что страна не заметила отсутствия героя. Потом позвонил сыну.
— Привет, мой дорогой. Да, проснулся. Чем вы там занимаетесь? Гуляете? Отлично. Погода? О, совсем прекрасно…
Майкрофт зачем-то закрыл глаза, но интонации его были такими мягкими, ласковыми, что Шерлок подумал, что он просто стесняется, и мог спокойно разглядывать брата. Рубашка помялась, брюки тоже, волосы встрёпаны.
— У меня есть ещё кое-какие дела, но в одиннадцать я выйду в скайп, как договаривались. Да, мой дорогой, я не забуду — повешу на холодильник напоминание. Поцелуй за меня бабушку. Патрику привет. И я тебя целую, мой мальчик, конечно. До вечера.
— А меня? — спросил Шерлок. — Что, мне поцелуй не полагается?
— И тебе, конечно.
— Ну? — Шерлок наклонился к брату, убрал чёлку и подставил лоб.
— Хотя за что? Повёз меня поработать, а в результате я всё проспал? — укорил Майкрофт, прижимаясь губами прямо по центру к двум горизонтальным морщинкам.
— Такой вот я коварный. И это ещё не всё. В душ — шагом марш. Я тебе выдам халат и пока приведу в порядок рубашку и брюки, а то поедешь к доку помятым. Хотя нет — рубашку возьмёшь мою. Что ты на меня так смотришь — и вообще поедешь после того, как поужинаешь с нами. Чего сидишь? Раздевайся и топай, давай.
Майкрофт немного попрепирался, но всё-таки отправился в душ, услышав, что Джон решительно загремел на кухне тарелками. В голове было на редкость пусто — непонятно, правда, к добру это или к худу. Когда Майкрофт, наконец, выглянул из ванной, Шерлок как раз заканчивал реставрировать стрелку на его второй брючине. На кровати лежала белая рубашка — отглаженная, но когда Майкрофт взял её в руки, запах подсказал, что она совершенно новая.
— Она под запонки, а я их не ношу, ты же знаешь, — пояснил Шерлок.
Одевшись, Майкрофт почувствовал себя значительно лучше.
— Хм, кого ты стесняешься вообще? — недоумевал брат.
— Да чёрт его знает? Просто это… как бы сказать, ваша с Джоном территория.
— Наша территория этажом выше, — невозмутимо ответил Шерлок, застёгивая Майкрофту запонки и критически его осматривая. — Практически как раз. Пол-Лондона не заметит, что рубашка не твоя, — особенно под пиджаком, а пол-Лондона промолчит.
На Майкрофта окончательно напала немота. Он послушно поплёлся за Шерлоком в гостиную, надеясь, что Джон как-то обозначит необычность ситуации, но взгляд доктора был спокоен и дружелюбен, как будто Майкрофт у них регулярно отсыпался и участвовал в общей трапезе. Правда, стол в гостиной освободили, но это потому, что ужин предназначался на троих. Такая вроде бы обычность намекала на постоянство и семейственность, и у Майкрофта тревожно засосало под ложечкой.
Миссис Хадсон торжественно вручила в дверях Джону большое блюдо с мясом в окружении гарнира. За столом Майкрофт послушно принялся за еду, считая секунды всеобщего молчания.
— Кто заходил? — спросил, наконец, Шерлок.
— Какой-то Джозеф Стэкер, — ответил Джон. — Он так сказал, будто ты его знаешь.
— Где-то слышал имя, но не помню — где.
— Это тренер покойного Ральфа Каррингтона, — пробормотал Майкрофт.
— Точно, вспомнил, — кивнул Шерлок. — В новостях было.
— Каррингтон? — переспросил Джон.
— Наша олимпийская сборная по конному спорту, — пояснил Шерлок.
— В его смерти есть что-то необычное? — спросил Джон.
— Скорее неожиданное, — ответил Майкрофт. — Неприятное для сборной, но не смертельное. Каррингтон собирался после Олимпиады уходить из большого спорта, а молодые уже наступали на пятки.
— И кого-то из наступающих поставили вместо него, значит? — уточнил Шерлок.
— Совершенно верно.
— Что-то Стэкера, видимо, беспокоит, — заметил Джон.
— Никакого скандала со смертью Каррингтона не было? — спросил Шерлок у брата. — Мы, конечно, посмотрим информацию…
Майкрофт отрицательно покачал головой. Шерлок не стал больше приставать с расспросами — не до того было. Брат выглядел спокойным, но только для того, кто его не знал. Отмалчивался, покладисто поглощал далеко не диетическую пищу, но вот взгляд — рассеянный, а брови чуть приподняты.
Джон пожалел, что у него нет возможности поговорить сейчас с Майкрофтом наедине — Шерлок сам взвинчен и от брата не отлипнет, пока не посадит в такси. Когда они закончили ужин, Джон отлучился под благовидным предлогом — отдать миссис Хадсон вымытое блюдо. Телефон он из кармана так и не доставал — с того момента, как добавил номер доктора Эртона.
Задержавшись в прихожей, он позвонил.
— Добрый вечер, доктор Эртон. Джон Уотсон. Простите, если отвлекаю вас.
— Здравствуйте, коллега. Как он себя чувствует? — Точно и по делу — отлично. Джон довольно кивнул.
— Боюсь, что оба себя чувствуют не лучшим образом. Майкрофт поспал, поужинал, но, кажется, он завязал себя в морской узел.
— Он будет у меня в восемь?
— Обязательно.
— Хорошо. Я посмотрю, что можно сделать. Вы хотите поговорить со мной?
Голос и интонации доктора производили приятное впечатление — Джон подумал, что у пациентов они должны вызывать ощущения спокойствия и надёжности.
— Да, если можно.
— Приезжайте к девяти. Возможно, вам придется немного подождать. Миссис Гейт впустит вас, я попрошу её вас дождаться. Посидите в приемной, пока я не выйду к вам, хорошо? И не берите с собой вашего друга. Я поговорю с вами тет-а-тет.
— Спасибо, доктор. Ровно в девять я буду у вас. До свидания.
— Жду.
Поднявшись наверх, Уотсон застал Майкрофта уже полностью одетым и пьющим чай.
— Извините, что занял ваше кресло, Джон.
— Нашли, за что извиняться. — Уотсон принял из рук Шерлока третью чашку — из белого сервиза тонкого фарфора, подарка Деборы.
Он сел за стол и поставил перед собой ноут.
— Посмотрю я этого Каррингтона? — спросил он у Шерлока.
— Точно, давай.
До отъезда Майкрофта оставалось уже не так много времени. Шерлок попытался поговорить с ним о следующей поездке в лес, о планах Майкла насчёт распределения по командам.
— И не забудьте о реванше, Майкрофт, — встрял Джон.
У Холмса-старшего даже получилось улыбнуться.
— Непременно. — Он посмотрел на часы. — Мне пора.
— Я вызову тебе такси, — Шерлок поспешил вниз, бодро топая по ступенькам.
— Спасибо за ваше терпение, Джон, — сказал Майкрофт.
— Скорее, вам за то же, — улыбнулся Уотсон. — Вы стоически выдержали наши неуклюжие попытки поухаживать за вами.
Майкрофт усмехнулся и протянул Джону руку, которую тот тепло пожал.
— Счастливо и до встречи, — сказал Уотсон.
— Счастливо.
Майкрофт забрал свой кейс и ушёл.
— Слушай, а он не забыл свой сотовый? — спросил Джон, когда Шерлок вернулся.
— Нет, не забыл.
— Мне тоже скоро уходить.
— Куда это? — Шерлок посмотрел через его плечо на экран ноута.
— К доктору Эртону. К девяти.
— Одному?
— Разумеется, Шерлок. И, надеюсь, ты понимаешь, что так надо.
— Но почему к девяти? Док выделил Майкрофту всего час?
— Вот я и выясню всё. А пока посмотри — как-то очень сухо пишут о чемпионе мира по конкуру, тебе не кажется?

***
Когда Джон приехал к доктору без десяти девять, секретарша усадила его в кресло и попросила немного подождать. Джон, поблагодарив, взял со столика журнал — почему-то по ландшафтному дизайну и цветоводству. Секретарша попрощалась и ушла. Джон не успел посмотреть и пару снимков, как дверь в кабинет отворилась и в приёмную выглянул сам доктор.
— Добрый вечер, — Джон положил журнал на место и встал.
— Проходите, доктор Уотсон. Присаживайтесь. У нас есть пятьдесят минут.

Оказавшись в кабинете, Джон только улыбнулся и слегка качнул головой.
— Красиво тут у вас. И так знакомо.
— Я большой поклонник Стаута. Устроил всё по образу и подобию. Верно, пациенты часто говорят мне, что кабинет им кажется знакомым, даже если они никогда тут не бывали.
Старшего Холмса в кабинете, разумеется, не оказалось. Наученный уже за время жизни с Шерлоком хоть какой-то наблюдательности, Джон заметил ширму, за которой вполне могла находиться вторая дверь.
— Ниро Вульф знал толк в том, чтобы расположить к себе клиентов, — сказал он, садясь в красное кресло. — Как себя чувствует Майкрофт?
— Думаю, вы вполне правильно охарактеризовали его самочувствие на данный момент. Он чувствует себя завязанным в узел. Сейчас он спит. Я, конечно, не Шерлок Холмс, но у меня есть свои методы, чтобы погрузить человека в сон.
— Не сомневаюсь, — кивнул Джон. — Хотя методы Шерлока скорее сводятся к тому, чтобы не дать человеку заснуть. Во всяком случае, до последнего дня я так и думал. Но у Майкрофта странная реакция на брата, точнее, если я не ошибаюсь, на его прикосновения. Вы, вероятно, слышали, как Майкрофт проспал семейный ужин?
— Да, слышал. Не могу сказать, что меня удивляет такая реакция. Она начала проявляться не так давно, я полагаю?
— Совсем недавно. Но они и общаются-то нормально не больше года. Я не могу сказать, было ли что-то подобное в Торонто — там это легко списывалось на стресс.
— Вы попали в точку. Простите, коллега, законы гостеприимства... кофе? Что-нибудь покрепче?
Подумав, что не стоит утруждать доктора Эртона варкой кофе, Джон согласился на второе.
— Есть ли причины опасаться за физическое самочувствие Майкрофта? — спросил он.
— Ммм... для начала, давайте определимся. Вы общаетесь со мной как родственник моего пациента, или это разговор двух врачей? Потому что, вы ведь понимаете, что есть вещи, которые не должен знать ни сам Майкрофт, ни его брат.
— Как врач я не имею возможности ориентироваться на что-либо, кроме внешнего впечатления. И уж, конечно, если Шерлок спросит, я скажу ему, что нет причин для беспокойства. Собственно, я ему это уже говорил.
Доктор Эртон откинул Северное полушарие глобуса и достал из своеобразного бара бутылку коньяка.
— Вы скажете ему, что в интересах пациента вы не станете разглашать профессиональную информацию, полученную от коллеги. Не думаю, что мистер Холмс-средний может помешать процессу по незнанию, — сказал он, протянув бокал Уотсону. — Даже уверен, что не сможет. А вот имея некоторые знания, он может случайно, из самых лучших побуждений, желая помочь брату, затормозить процесс или повернуть его в сторону. Так что я дам вам информацию, коллега, но я настаиваю заранее: вы должны дать мне слово, что она не станет достоянием вашего супруга, и вообще ничьим, пока ситуация не разрешится. Вас устраивает такая договоренность?
— Разумеется, доктор. Шерлоку пока что кажется, что он забыл что-то важное — из случившегося четырнадцать лет тому назад. Надеюсь, что завтрашний клиент окажется интересным, и это его отвлечёт. — Приняв бокал, Джон усмехнулся. — А я уже думал, что сейчас материализуется Фриц с бутылками пива.
— О, да, я пытался соответствовать, — улыбнулся Леон. — Пробовал пить пиво и сидеть на одном месте, но оказалось, что раз уж у меня нет своего Арчи Гудвина, то пиво не поможет. Чудесная всё-таки пара, вы не находите? Не главный герой и его спутник, а два равноценных персонажа, ещё подумаешь, кто там главный герой вообще... ваше здоровье, коллега.
— Ваше здоровье, сэр. Арчи — незаменимый человек, — улыбнулся Джон. — Если бы тогда существовал Интернет, он явно стал бы блогером. И наводнял бы сеть фотографиями Лили Роуэн. Необычный вкус, — заметил он, попробовав коньяк.
— Это армянский бренди. Именно такой любил сэр Уинстон, — заметил доктор с улыбкой, но тут же перешёл к делу. — Глобально всё началось именно тогда, четырнадцать лет назад. Спрашивайте, я понимаю, что у вас есть конкретные вопросы.
Итак, светская часть закончилась.
— Насколько я понял, и Шерлок это частично подтвердил, Майкрофт испытывает сильное беспокойство, опасаясь, что его отношения с братом могут опять ухудшиться? Мне показалось, он реагирует особенно остро, когда брат проявляет в отношении него заботу? Во время нашего семейного похода я ничего такого не заметил, во всяком случае.
— Не совсем так, доктор Уотсон. Сейчас проблема Майкрофта как раз в том, что он не боится, что отношения ухудшатся. Он чувствует, что брат его любит и готов принимать ответственность за него на себя. И именно это делает Майкрофта сейчас очень уязвимым.
— В чём же?
— Представьте себе мальчика семи лет. Он растет в очень благополучной, счастливой семье. Его родители любят его, любят друг друга, а еще, возможно опасаясь детской ревности, они настраивают своего и так очень доброго и отзывчивого, но очень ответственного сына на то, что ему дарят брата. Что вот этот пищащий комок — его младший брат, за которого теперь он, Майкрофт, несет полную ответственность наравне с мамой и папой. «Ты его всему научишь, ты будешь для него примером, вы будете друзьями всю жизнь» — и всё такое. Это было первое живое существо, за которое Майкрофт принял на себя личную ответственность, в силу своего тогдашнего возраста — практически полную. Сначала эта ответственность была полной только для него самого. Но жизнь семьи повернулась так, что отца не стало, а мать была очень и очень сильно занята... и ответственность стала совершенно реальной. А в силу сложившихся обстоятельств ни у младшего, ни у старшего Холмса не было по-настоящему близких друзей. Жизнь старшего была практически полностью посвящена заботам о матери и младшем брате, ну а про младшего вы и сами все понимаете...
Джону оставалось только кивать.
— Да. И все понимают, что младший брат очень нуждался в старшем, — продолжил доктор, — но отчего-то не думают о том, насколько старший нуждался в младшем. И когда произошло то, что произошло, ему самому в како-то момент понадобилась поддержка брата. И вот тогда Шерлок ему отказал. Думаю, что он сам не помнит той ситуации. А сейчас её не помнит и Майкрофт. Хотите знать конкретно?
— Конечно.
Надо было бы смотреть на вещи с точки зрения врача, отстранённо, но не получалось. Джон отставил бокал в сторону и, нахмурившись, внимательно слушал доктора Эртона.
— Шерлок почти не общался с Майкрофтом в больнице, хотя брат проводил там сначала по двадцать четыре часа в сутки, а потом всё время после работы и до утра. В какой-то момент Майкрофт и сказал брату, что ему очень плохо. Попросил — «помоги мне». И на вопрос «чем же я могу тебе помочь?» сказал — «обними меня». На это брат рассмеялся, повернулся спиной и ушёл. Понимаете, коллега, это был практически симбиоз и, потеряв симбиота, организм Майкрофта отказывался нормально функционировать. Ко мне обратились за помощью позже, чем это было нужно. К сожалению, да… Тогда я ещё не знал Майкрофта настолько хорошо, как сейчас. Мне была поставлена задача — во что бы то ни стало сохранить молодого человека работоспособным, сберечь для нации уникальный мозг. Мне пришлось заблокировать его самые травмирующие воспоминания, которые запустили процесс... скажем, процесс подготовки к суициду. Я честно предупредил Майкрофта, что буду делать с его памятью. Мне удалось к этому моменту убедить его, что он нужен своему брату, и что какими бы ни были их отношения — его смерть повлечёт в самом скором времени и смерть его брата. Я хорошо помню, как он сидел передо мной в этом кресле и грел руки о чашку с чаем. Чай закончился, а он всё пытался согреть руки... и сказал мне: «Док, я никогда больше не смогу повторить это ему, я никогда не смогу опять произнести это «обними меня». Моя жизнь стала похожа на вот эту старую пустую чашку. Совершенно пустую и холодную. Я не могу работать, не могу сосредоточиться ни на одной мысли, кроме той, что моя жизнь стала абсолютно пустой на всё оставшееся мне время. Вы убедили меня, что я должен жить. Но я с ужасом думаю, какой будет эта жизнь». И тогда я предложил ему... сделку. Я сказал ему, что заблокирую это воспоминание, мало того, я наложу табу на саму эту фразу. И что до тех самых пор, пока он не захочет произнести её настолько сильно, что переступит через мой запрет, он ничего не вспомнит. Когда же он попросит брата обнять его, и в случае, если брат сделает это, блок будет снят, и он вспомнит этот разговор, эту чашку, и поймёт, что в ней снова есть чай: горячий, крепкий и сладкий.
Джон наконец-то смог нормально вздохнуть.
— Майкрофт сегодня сказал Шерлоку такую фразу: «Представь себе, что я умер…» Он вам говорил о своём сне, сэр?
— Объяснял ему что-то по поводу сына, я так полагаю? — уточнил Леон, слегка подавшись вперёд в кресле.
Джон кивнул.
— Да... я могу только посочувствовать Шерлоку в такой ситуации. К сожалению, Майкрофт сейчас не совсем адекватен, и это проявляется в том числе и в том, что он говорит фразы, которые не позволил бы себе произнести, будь он в норме. Почти то же самое произошло в отношениях с мальчиком — Майкрофт упускает детали... это очень прискорбно, но его нельзя винить, коллега. Его состояние сейчас... он сильно выбит из равновесия. Понимаете, когда их отношения начали слишком бурно улучшаться, у Майкрофта наступили сложные времена. Реальность для него стала расходиться с той установкой, которую я ему когда-то очень плотно внушил. И когда в Торонто Шерлок взял на себя не просто заботу о брате, но как бы функции старшего по отношению к нему, когда он нажал кнопку на этом аппарате и отключил, вместо брата, он запустил процесс... выздоровления. Но это долгий и трудный процесс. Слишком я тогда поставил глубокий блок. Сегодня он рассказал мне о своем сне. Но это разовый сон. Такого больше не приснится. А вот пресловутая чашка наверняка будет сниться ему, судя по всему, постоянно, пока всё не разрешится.
Джон как-то осторожно сделал глоток из бокала и подумал, что в Афгане было легче.
— Мозг этого человека совершенно уникален, и я не могу и не хочу вмешиваться те глубинные процессы, что там происходят. Я буду очень осторожно разговаривать с ним в эти вечера, а чаще — просто давать ему поспать. Должен же он спать хоть несколько часов в сутки. Он засыпает, когда брат рядом и, как вы верно заметили, обнимает его или хотя бы просто входит в близкий тактильный контакт, не потому что у него завязка на такие прикосновения, — Леон мягко улыбнулся, — всё гораздо проще: он очень хочет спать. Он ужасно устает. Его мозг борется сам с собой. Но находясь рядом с братом, он элементарно успокаивается. Брат рядом, и подсознательно Майкрофт чувствует, что может обратиться к нему в любой момент. Он не помнит с чем, но ощущение правильности происходящего у него есть — и он успокаивается, а успокоившись — просто тут же засыпает от усталости. Всего этого Шерлоку знать не надо, чтобы не попытался подтолкнуть брата к правильному поступку. Майкрофт должен справиться с этим сам. И он обязательно справится.
— А что стоит знать Шерлоку? — уточнил Джон. — Ведь он станет меня расспрашивать. И если я правильно понимаю, Майкрофт должен оказаться в такой ситуации, когда он сможет повторить свою просьбу, а пока что Шерлок первым идёт на контакт с ним.
— Я думал над этим. Даже думал, не сказать ли ему... но решил, что не могу быть в нем настолько уверенным. Его сильная привязанность к брату может заставить его постараться помочь, подтолкнуть... этого делать нельзя. Но если Шерлок вдруг перестанет идти на контакт первым — это приведёт только к еще большей панике у Майкрофта. Пусть всё идёт естественно. Пусть Шерлок ведёт себя так, как ведёт. В какой-то момент мы с вами уберём из Лондона инспектора, как уже убрали мальчика. Будьте готовы через какое-то время провести пару дней в одиночестве, «уступив» Шерлока брату, я думаю, что пары дней братьям хватит. Но это произойдёт ещё не сегодня. Ближайшие две-три недели вам всем придется перетерпеть.
— Надеюсь, что две-три недели здоровье Майкрофта выдержит, — заметил Уотсон.
— Доктор... Джон? — попросил Эртон разрешения, называть его по имени.
— Конечно, — улыбнулся тот.
— Я рассказываю вам это потому, что я знаю вашу репутацию. И понимаю, что строй вы догадки и предположения — подошли бы к истине очень близко. Для всех будет лучше, если вы будете точно знать, что происходит, и в том числе как врач и как друг проследите за его здоровьем. Я, например, не исключаю, что ослабленный организм подхватит и инфекцию, и просто простуду какую... тут уж вам виднее.
— Не дай бог. Меня сегодня так и подмывало пощупать у него пульс, но Шерлок бдел. Не дай бог даже простуды — Майкрофта же придётся к постели привязывать.
— Да, не хотелось бы, конечно... ну тем более следите. Кстати, Джон, могу я дать вам совет? Не касающийся предмета разговора?
— Разумеется, — ответил Уотсон, хотя немного удивился.
— Подозреваю, что у вас уже некоторое время возникает мысль оставить клинику и посвятить себя только работе с Шерлоком. Сделайте это заранее, прежде чем ваш друг предложит вам брак. Иначе это может быть расценено коллегами в несколько юмористическом ключе, вы понимаете?
Джон растерянно заморгал, глядя на Леона. Может, его ввели незаметно в транс, и ему всё это чудится?
— Чёрт… Простите… Что предложит?
— Брак, Джон. И нет, я вас не гипнотизирую.
— Шерлок? — усмехнулся Уотсон. — Тогда точно наступит конец света… Вы меня… что, простите?… О, боже, мало мне Холмсов, доктор, и вы туда же?
— Я не обсуждал этот вопрос с Шерлоком, нет. И не собираюсь. Но я разбираюсь в людях, вы ведь не сомневаетесь, коллега? — Леон едва ли не подмигнул. — Когда это произойдет, обещаете, что позвоните мне первому и скажете, что я как всегда оказался прав?
— Обещаю, — рассмеялся Джон, недоверчиво качая головой.

***
Он посчитал слова доктора Эртона шуткой, но она направила его мысли в другое русло и помогла справиться с нервозностью, поэтому домой Джон вернулся спокойным и готовым к допросу.
— Ну что, что там? — Шерлок поднял глаза от экрана ноута. Значит, работал — и это радует.
— Да всё в порядке, — ответил Джон. — Всё с Майкрофтом будет в порядке.
— Ты видел Майкрофта? Он был там? Почему всего час — доктор объяснил? Что он вообще объясняет? Что значит — будет? Само не станет в порядке — что делать нужно? — вопросы выстреливали, как из автомата.
— Не волнуйся так. Майкрофт спал в смежной комнате. Насколько я понимаю, это что—то вроде глубокого транса, который перешёл в обычный сон. Доктор работал с ним час, а потом оставил отдыхать и выкроил время для меня.
— Не думал, что Майкрофт поддается гипнозу. Штучки... Ладно, допустим. Что тебе конкретно сказал доктор?
— Транс — это не совсем гипноз. — Джон сел на диван. — Доктор сказал, что надо последить за физическим состоянием Майкрофта, потому что он очень много работает. Ничего ужасного, не думай — просто в стрессе мы более подвержены всяким респираторным заболеваниям. Ещё он говорил, что Майкрофт в твоём присутствии расслабляется, чувствует твою поддержку, поэтому и засыпает.
— Интересное дело, а поддержку Лестрейда он не чувствует что ли? — взвился Шерлок. — Ерунда какая-то, не может быть дело в этом.
— Шерлок, я же не в курсе подробностей твоего разговора с доктором, я всего лишь повторил то, что он сказал мне. Насколько я понял, дело в стрессе, даже в нескольких стрессах, которые Майкрофт пережил последовательно.
«Посмотри в мои честные глаза», — словно говорил Джон, и Шерлок должен был констатировать, что глаза у того всегда честные, и он совершенно не может определить, говорил ли Джон правду, или что-то скрывает.
— То ли Леон темнит, то ли, что вероятнее, ты темнишь, — буркнул он. — У Майкрофта вся жизнь состоит из стрессов, но чашками он не кидался, и уж точно не... у него сейчас всё хорошо, и я не понимаю, почему у него сдают нервы, а еще больше не понимаю, почему он так на меня реагирует.
— Все мои знания по психологии ограничиваются курсом в университете. Но я помню, как нам приводили однажды пример, как психика человека приспосабливается к определённому виду стресса и не может справиться, когда обстоятельства меняются к лучшему. Это, конечно, очень радикальный пример — потому итог там был трагический. Но такое возможно и при меньшем давлении. Нам рассказывали, как люди, пережившие лагеря Третьего Рейха или репрессии в сталинской России, совершенно терялись в мирной жизни. С одной стороны, они не могли приспособиться к новым условиям, но с другой — при первом же намёке на возвращение старого, впадали в совершенное отчаяние. Опять же — это крайний случай. Я хочу сказать, что для Майкрофта перемены к лучшему в семейной жизни стали более сильным переживанием, чем постоянные проблемы в ней.
— Вы с ним друг друга стоите. Один говорит — умру, другой про концлагеря... ты еще стокгольмский синдром вспомни. Я, наверное, мазохист, если люблю таких садистов. И что, он теперь до конца жизни будет видеть ночные кошмары? Что Леон говорит конкретно, что можно сделать? — Шерлок забарабанил пальцами по столу.
— Слушай, если бы Майкрофт сейчас работал не так интенсивно, то и реагировал бы не так болезненно на перемены. А так ему хочется и сыну больше времени уделить, и тебе, и Грегу — а тут труба трубит, Британия рулит. Вот он и разрывается. Что тебе делать? Ничего особенного, Шерлок. Просто любить брата и помогать ему по мере возможности.
— Да как помогать-то? Приходить укладывать его спать? Боюсь, что Лестрейду это не понравится. Не нравится мне всё это... что-то тут не так. Получается, что мы его бросаем — плыви сам, мы-то его как бы страхуем, но он об этом не знает, а ну как от страха утонуть судорогой сведет?
— Ты всё время ищешь излишнюю конкретику, — усмехнулся Джон. — Думаю, что Грег его и сам прекрасно спать укладывает. Ну, вот нужна тебе конкретика… Взять сегодняшний день. Грег был на службе, а Майкрофт расстроен из-за сложностей с сыном. Ты составил ему компанию, привёз к нам, дал возможность отдохнуть. Это более чем помощь. Он же не остался один на один со своими мыслями. И не забывай о докторе — он тоже работает.
— В транс вводит? Работа...
— Шерлок, я не думаю, что ты настолько невежественен. Так что хочешь поворчать на доктора — выбери пример получше. Лучше уж трансовая методика, чем химию жрать, — в сердцах ругнулся Джон.
— Лучше просто спать. Какого чёрта он не спит тогда с супругом под боком? Почему я могу, а Лестрейд нет? Док говорил мне... сказал, что мы все — одна семья, что я тоже... но не вместо. Джон, ты же врач. Ты веришь в интуицию? Моя интуиция говорит мне, что дело конкретно во мне. Но что я могу сделать и как изменить происходящее — я не понимаю.
Шерлок вскочил, пробежался по гостиной и плюхнулся в кресло.
— Я думал, что ты обычно руководствуешься логикой, — сказал Джон. — Кто тебе сказал, что Майкрофт не засыпает рядом с супругом? Но его мозг перевозбуждён, пойми. В нормальном состоянии, при нормальном режиме, без такого прессинга ответственности, он бы спокойно реагировал на многие вещи. У тебя никогда не бывало бессонницы?
— Засыпает он. А потом ему снятся кошмары. И тут... я вышел из комнаты, а когда вошел... ему явно снилось что-то такое... и когда я лег рядом, он успокоился сразу. И спал потом несколько часов. А дома он не спит ни черта. Ты же видел его. Он будто неделю не спал. Да и Майкл говорил... Бывала у меня бессонница, но она вызывалась не тем. Там всё... иначе.
— Что Майкл говорил? Он же не сидит с часами у отцов под дверью и не засекает, кто сколько спит?
— Ты такой же наивный как они? Считаешь, что парень в тринадцать лет не слышит, что в квартире происходит по ночам? Джон, не хочешь говорить — не говори, только не делай из меня дурака.
— Шерлок, из тебя никто не делает дурака, но параноишь ты знатно. Тебе говорят, что ничего катастрофического не происходит и всё под контролем, а ты так реагируешь, как будто от тебя скрывают чью-то смертельную болезнь. Нельзя же так, в самом деле! — Джон начал терять терпение.
— А как можно?! Я смотреть на это не могу! У меня всего один брат, знаешь ли! И ты мне предлагаешь смотреть, как он загибается? Да я все понял, было плохо — стало хорошо... и что, теперь это вот так с ним на всю жизнь? При стрессе или перенапряжении будет вот такое выплёскиваться? Да у него вся жизнь — стресс, с его работой! И он всегда был совершенно невозмутим, а тут срывается из-за ерунды! А я должен ждать — чего? Что он опять сам со всем справится? Да или ты к чёрту с такими советами вместе со своим доктором Эртоном!
— Ты вообще меня слушаешь? — невозмутимо спросил Джон. — Кажется, нет. Кто тебе сказал, что Майкрофт загибается? У него даже депрессии-то нет в классическом варианте! Ест нормально, сексом занимается — да, имеются нарушения сна. Тебе говорят — над этим работают. И без всяких таблеток, что немаловажно. Кто тебе сказал даже о месяце таких проблем, а? Ты чего себя накручиваешь почём зря?
— Я, конечно, эмоционально тупой, — желчно сказал Шерлок, — но Майкрофта я просто чувствую, мне не надо, чтобы мне кто-то что-то говорил о его состоянии. Не знаю, как у тебя это с сестрой... может быть, ты просто не понимаешь.
— Вот только не надо Гарри сюда приплетать, — промолвил Джон, понизив голос, и Шерлок почувствовал, что немного переборщил.
— Я... не в плохом смысле. Сестра всё-таки не брат… Ладно, извини… Я сам с Леоном поговорю. Пусть мне объяснит, почему я должен ждать чего-то. В прошлый раз он со мной разговаривать не хотел, пока я не спросил, что я могу сделать, чтобы помочь. А теперь я должен ждать, пока всё само может быть наладится...
— Сексист несчастный, — усмехнулся Джон, встал и подошёл к креслу, где сидел Шерлок. — Вот и поговори. Если док что и имеет тебе сказать, то через вторые руки такие вещи не передают. — Наклонившись, Джон поцеловал Шерлока. — Ты что-то нашёл про Каррингтона, пока меня не было?
— Кое-что нашёл — хотя бы какая-то информация. Давай сюда ноут, я тебе покажу.
«Аллилуйя!» — мысленно возблагодарил Джон. Он для порядка поворчал, заставил Шерлока пересесть на диван и следующие полтора часа читал о спортивных достижениях и светских победах Каррингтона, слушая язвительные замечания о фотографиях, где низкорослый конкуровец появлялся с очередной моделью на аршинных каблуках.

просмотреть/оставить комментарии [18]
<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.14 23:59:57
Работа для ведьмы из хорошей семьи [8] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.