Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

она: а мы пойдем на новый фильм с Дэниэлом Рэдклиффом??
он: Гарри Поттер и женщина в черном?!

(с) башорга

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26942 фиков
- 8623 анекдотов
- 17685 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 42 К оглавлениюГлава 44 >>


  Команда

   Глава 43
Тематический окклюментивный щит в Азкабане не понадобился ‒ кушать и без того хотелось зверски. Видимо, дементоры голодны перманентно. Снейп с тоской проводил сенсорами ковыляющего по коридору коменданта. В восприятии дементора человек выглядит как сгусток тепла в центре веерами расходящихся эмпатических волн ‒ весьма аппетитное зрелище, только этот тортик был в упаковке: вокруг чиновника предупреждающе пульсировал защитный контур. Амулет носит, паразит. Что ж вы все такие жадные-то, а? Самим тех эмоций девать некуда, вон радуга какая богатая, слюнки текут. Ну лизну я чуток теплой палитры, голову же не откушу…
Сенсоры щекотнуло, словно сверчок усиками погладил ‒ откуда-то сбоку появился собрат-душесос. Он выразил Снейпу солидарность насчет жадюг-людей и пригласил на пятый уровень, куда утром доставили квартет оборотней ‒ свежачок! Дементор прямо-таки жаждал поделиться. Прав Поттер, наивные создания… или я самка.
Безжалостно подавив голодные инстинкты Образа, Снейп распрощался с гостеприимным собратом и, обогнув по широкой дуге цитадель*, где содержались заключенные, вылетел к южному кронверку*. Здесь, в ложбине между двумя полуобрушенными бастионами*, располагалось тюремное кладбище.
Могил за три с лишним века накопилось немало ‒ Азкабан редко покидали на своих двоих, и еще реже родственники востребовали тела умерших. Об архитектуре, планировке и геометрии дементоры слыхом не слыхивали, просто выбирали свободный пятачок земли, спешно закапывали покойника, бросали на холмик камень из осыпающейся куртины*, а комендант завершал церемонию небрежной надписью на импровизированном надгробии: имя, номер в тюремной картотеке и дата ‒ не смерти, не похорон, а приказа о списании. Вот уж над чем не властна дама с косой ‒ так это над бюрократией. В чиновники надо было идти, мистер Риддл, а не в темные властелины, тогда б об тебя любая Команда зубы обломала…
Потыкавшись наугад и насчитав на десяти футах семь камней с двухсотлетней разницей в датах, Снейп понял, что надеяться на удачу не стоит, отлетел к дальнему бастиону и, поминутно чертыхаясь, принялся методично обшаривать погост. Дело продвигалось медленно: могилы тут из экономии места копались вкривь и вкось, те, что посвежее, зачастую углом или зигзагом, надписи на камнях смотрели на все восемь сторон света, да и время их не щадило ‒ многие прочитать удавалось лишь с десятой попытки. Некоторые выглядели древнее самого Азкабана, и хотя целью поисков являлось относительно недавнее захоронение, победить собственное любопытство Снейпу удавалось через раз. Вот, к примеру, Глокус Флетчер, второго сентября тысяча семьсот какого-то года списания, а через три камня наискосок в зарослях дягиля ‒ Амбозия Флетчер, июнь девятьсот двадцать третьего. Династия, однако. Или Людвигус Фадж, середина девятнадцатого века ‒ кто бы мог подумать! А рядом… черт. Персиваль Дамблдор, девятьсот четырнадцатый. Дед? Отец? Дядя? Может, здесь найдутся и Вулфрик с Брайаном? Темна вода во облацех…
Два часа спустя любопытство поутихло, зато созрело желание наплевать на конспирацию, скинуть Образ, вытащить палочку и в пять минут обнаружить искомое. Надо же, оказывается, тихие покойники способны раздражать не хуже крикливых тупоумных студентов… Аллесандро Калиостро? Странно, он ведь вроде в Италии умер… Черт возьми, я в бешенстве! Тысяча баллов с каждого идиота-могильщика! Здесь смотрел или еще нет? Злодеус Снегг, второе мая нечитаемого года… не помню такого. Ага, травка прижухла, значит, тут я был. А здесь? Чертовы камни!.. Интересно, какой министерский умник изобрел накрыть остров сеткой Контроля? Если заключенный вдруг раздобудет палочку, это и без всяких сигналок будет заметно. Но имбецилам здравый смысл неведом, понатыкали заклятий для галочки, мучайся тут… ох. Анна Розье, июнь восемьдесят восьмого. Привет, красавица, надеюсь, вы с Барти сейчас вместе. Прости, что сдал твоего брата, но ты ведь не хуже меня знаешь ‒ он был редкий негодяй… Черт возьми, прогулки по Азкабану не только действуют на нервы, но и будят совесть. Ну кто меня за язык дергал? Сидел бы сейчас у камина, потягивал вино, разрабатывал гениальный план умерщвления Нагини, пока Финниган… стоп, может, позвать? В конце концов, его жребий, вдвоем быстрее… или втроем… нет, нельзя. Стайка порхающих над кладбищем дементоров гарантированно привлечет внимание ‒ что им тут делать? Кстати, погост замечательно просматривается с верхних уровней цитадели, как бы собратья не засекли ‒ налетят, опутают дружелюбием, забросают вопросами, потащат кормиться… ох, черт, не думать о еде, не думать…
Перелетев к восточной окраине кладбища, Снейп решительно забрался в самое крупное скопление камней у подножия бастиона и практически сразу обнаружил нужную могилу. Но оборачиваться землеройкой и лезть за костью не спешил. Избавившись от надоевшего Образа, зельевар отошел подальше в тень, сел на землю, сунул в рот травинку и уставился на торчащий в пятнадцати шагах камень. Надписи отсюда видно не было, но она все равно словно впечаталась в сетчатку: «Бартемиус Крауч, DSC-73-5-11, 19.10.1982».
Вот мы и встретились, тетушка Эйвис.


Воскресным утром по старинной багдадской улочке шел высокий араб средних лет в чалме и летнем костюме, взгляд его рассеянно скользил по вывескам и столикам открытых кофеен. Чуть позади семенила женщина в хиджабе. Судя по всему, она в жизни не видела ничего интереснее брусчатки.
«Уфф, жарища-то какая… И зачем, скажи, было влезать в Образ, если на мне все равно паранджа?»
«Слишком уж ты светлокожая для местных кровей, котенок, а туристам туда нельзя».
«Зато ты для местных кровей чересчур много глазеешь по сторонам. И по-арабски ни слова. А если спросят чего?».
«У меня большая чалма, красивая жена и жутко задумчивый вид. Не спросят».
«Не спросят, так попросят. Купи-ка мне мороженого, муж».
«И как ты собираешься его есть, в эдаком прикиде?»
«Эрни, я же растаю! Что за дурацкая идея ‒ идти пешком? Местных кровей тут не только люди, но и, например, воробьи».
«Угу, сядешь на ветку и поменяешь Образ. Это Багдад, котенок, укромных местечек днем с огнем. Потерпи, уже скоро».
«Изверг ты, Аллах тебя покарай. Хочу в Антарктиду…»


Первую свою встречу с Эйвис Принц Северус помнил смутно ‒ ему было тогда не больше четырех. Произошло это, скорее всего, в Косом переулке. Память сохранила яркие пятна витрин, гомон толпы, хвойный запах, ощущение праздника. А еще ‒ очень четко ‒ жесткое, почти болезненное объятие матери и надменную брезгливость в лице красиво одетой женщины. Кажется, он ревел от обиды. Кажется, мама тоже плакала. Кажется, с тех пор он не любит Рождество.
Вторая встреча состоялась на платформе девять и три четверти девять лет спустя. Затащив в вагон чемодан Лили, Снейп вышел на перрон попрощаться с матерью. Он терпеливо позволял держать себя за руку, наблюдая краем глаза за скачущими неподалеку Мародерами, когда пальцы Эйлин вдруг конвульсивно сжались. Благодаря этому судорожному захвату Северус почти сразу узнал подошедшую к ним невысокую ухоженную даму.
- Скажите пожалуйста, он все-таки маг! - Тетушка сморщила нос. - Твой муж наверняка прыгал от радости.
- Здравствуй, Эйвис. - Льда в голосе матери хватило бы на заморозку Темзы. - Мой муж, по крайней мере, умеет здороваться. Или, может, пока я прозябала среди маглов, в высших кругах отменили этикет?
- В высших кругах не принято желать здоровья отступникам… - Тетка нахмурилась, нервно скомкала перчатки. - Хотя тебе целитель бы не помешал. Плохо выглядишь.
- Благодарю за заботу. У тебя все?
- Кто-то говорил об этикете? Прозябать вредно, сестра, ты деградируешь…
- Мама?
Выражение лица Эйвис мгновенно изменилось. Она с улыбкой приобняла за плечи светловолосого мальчугана в новенькой мантии.
- Да, милый?
- Мы с Рейби… - мальчик замолчал и с любопытством уставился на Снейпа. - Привет. Я Барти. Ты мой брат?
Улыбка тетушки померкла. Рука Эйлин сжалась так, что у Северуса начали неметь пальцы.
- Я не ослышалась? Ты рассказала сыну о своих позорных родственниках?
- Он умеет читать, - сквозь зубы объяснила Эйвис. - Барти, кто разрешил тебе трогать гобелен Принцев?
- Ты учила, нужно знать свои корни, но я же не только Крауч. Папа говорит, глупо ссориться с родственниками, когда других нет. А вы моя тетя? Здравствуйте, я Барти.
Мальчик протянул Эйлин ладошку, которую та растерянно пожала. Снейп с облегчением спрятал руки за спиной и принялся разминать затекшее запястье. Барти ему подмигнул.
- Я всегда хотел старшего брата. - Оглянулся на громкие вопли Мародеров и сморщился не хуже матери. - Нормального старшего брата, имею в виду. Мне точно повезло больше, чем Рейби. Увидимся в поезде? До свидания, тетя Эйлин. До свидания, мама.
И унесся к соседнему вагону. Северус смотрел ему вслед, тщетно стараясь подавить симпатию. Младший брат. С ума сойти.
- У тебя замечательный сын, - нехотя признала Эйлин.
- Да. - Тетка взглянула на Снейпа и скривила губы. - Хотела бы ответить тем же, но не могу. Исправь ему нос, этот магловский крючок его уродует.
Северус не выдержал.
- Почему бы вам не исправить характер? Он вас тоже не красит.
Эйвис широко распахнула глаза и расхохоталась.
- Гордый! Наша порода.
- Я ‒ Снейп, - отрезал он. - Всего хорошего, мэм. Пока, мама, вечером напишу.
Влетев в вагон, Северус сразу приклеился к окну. Через пять минут Хогвартс-экспресс дернулся, перрон поплыл вбок, в соседних купе завопили дети, провожающие махали им, шагая вслед за поездом по платформе, и только две сестры, не замечая ничего вокруг, продолжали шипеть друг на друга. Он смотрел, не моргая, пока они не скрылись из виду.
- Твоя тетя? - тихо спросила Лили.
- Откуда знаешь?
- Они похожи. - Налила ему сока в бумажный стаканчик, развернула пакет с выпечкой. - И ты на них похож…
Следующая встреча случилась там же, на вокзале. Лили отошла поздороваться с подругами, а Снейп примеривался к двум чемоданам, прикидывая, сумеет ли затащить их в вагон в один присест, когда над ухом раздался ненавистный голос.
- Что, Нюнчик, твоя мамаша так устала от тебя за лето, что не пошла провожать?
Оба чемодана с грохотом приземлились на платформу. Северус выхватил палочку, но был остановлен властной рукой тетушки Эйвис.
- Сириус Блэк и Джеймс Поттер. Как скоро, однако, Гриффиндор превратил отпрысков благородных фамилий в злобные ничтожества. Будьте уверены, я сей же час отправлю сову в Хогвартс. Насколько знаю профессора МакГонагалл, ваш факультет лишится баллов еще до начала семестра.
Яростное разочарование на физиономиях врагов немного успокоило Северуса, но любви к тетке не прибавило. Подождав, пока Мародеры уберутся, он преувеличенно вежливо поклонился.
- Благодарю, мэм, я сам могу о себе позаботиться.
- Вижу. Не останови я тебя, дело наверняка закончилось бы исключением из школы. Где Эйлин?
Горло спазматически сжалось, и протолкнуть сквозь него ответ удалось далеко не сразу.
- Мама… умерла… весной…
Тишина. Когда Северус смог наконец взглянуть на тетушку, она недвусмысленно вытирала глаза смятой в комок перчаткой.
- Что смотришь? Женщины иногда плачут. - Встряхнула перчатку и тут же скомкала ее опять. - Я забыла платок. По правилам этикета, ты должен предложить мне свой.
- Он магловский, - огрызнулся Северус. - Вдруг вас стошнит?
- Нахал, - усмехнулась Эйвис. - Вылитый Принц. Принц-полукровка… Барти рассказывает, ты отлично колдуешь. Спасибо, что взял его под крыло.
- Я только помогаю с зельями, остальное у них с Регулусом и так идет хорошо.
- Послушать его, так он шагу без тебя ступить не может… - Смутившись, тетушка опустила взгляд. - Почему чемодана два? Еще кого-то опекаешь? - Она близоруко сощурилась. - Лили… Эванс. А-а-а… твоя подружка-магла.
Вспыхнувшее в глазах тетки презрение мигом смело проклюнувшийся было в душе Северуса росток.
- Я тоже магл, - напомнил он. - Что, уже затошнило?
- Прекрати дерзить! - Эйвис на секунду зажмурилась, проглатывая гневную тираду. - Магл или нет, ты мой племянник. Мы с Эйлин не ладили, но я… не хотела пропустить ее похороны. Надеюсь, ты придешь на мои.
Не прощаясь, она торопливо зашагала прочь. Северус смотрел вслед, пока на плечо не опустилась легкая ладонь.
- Снова поругались?
- Ты все видела?
- Пряталась в вагоне, не хотела мешать. Думала, вы помиритесь.
Добрая, светлая, наивная Лили.
- Вряд ли.
Он резко подхватил оба чемодана и, стараясь не пыхтеть, поволок их к поезду.


В полдень воскресенья высоко в небе над Северным морем летели три совы.
«Ханна, вы с ней что, издеваетесь? У меня сейчас крылья отвалятся! Давай потише».
«Куда уж тише, и так скорее висим, чем летим. Хедвиг злится, я тоже. Ты другого филина, пошустрее, подобрать не мог?»
«Этот красивый, солидный…»
«Он старый! Меняй Образ, иначе мы до утра к Люпину не доберемся».
«Как менять? Я же упаду».
«До воды далеко, сто раз успеешь обернуться».
«Э-э-э…»
«Боишься?»
«Я боюсь???!!!»
Черный филин вдруг на ходу превратился в человека, замахал руками и камнем ухнул вниз. Две другие совы ‒ белая полярная и маленькая пестрая неясыть ‒ рванули следом.
«Драко!!!!!!!»
«Вау… - Им навстречу поднимался молодой сыч. - Клево!»
«Мамочки, я чуть не… Прости, идиотский совет. Ты в порядке?.. Фффух, думала, сердце выпрыгнет…»
«Ради тебя, моя королева… прикажи еще что-нибудь!»
«Дурак».
«Зато молодой и резвый. - Сыч описал восьмерку вокруг неясыти. - Какие у тебя милые перышки».
«Весна? Гормоны?»
«Любовь. Свадьба…»
«Малфой, не начинай опять…»
Белая сова громко ухнула и полетела дальше на восток.


Следующие семь лет они с тетушкой старательно обходили друг друга стороной, даже столкнувшись нос к носу, делали вид, будто не знакомы. Снейп всех богов возблагодарил за эту традицию, когда на одном из первых своих собраний у Лорда заметил, как невысокий Упивающийся нервно мнет в руках перчатки. Черные капюшоны, а позже созданные им самим маски позволили юному зельевару и дальше не узнавать ни тетки, ни двоюродного брата, ни его лучшего друга Регулуса Блэка, ни невесты Анны Розье. Через два года, перечисляя Дамблдору известных ему Упивающихся, Снейп легко пропустил несколько имен.
После рокового Хэллоуина, двухдневной депрессии и визита МакГонагалл, которая принесла затворнику свежие новости, нейтралитет пришлось нарушить ‒ Снейп послал тетушке записку с просьбой сидеть тихо. Подписался Принцем-полукровкой. Вместо ответа на Спиннерс-Энд явился Барти.
- С ума сошел? - накинулся на него Северус, заперев дверь. - А если за мной следят?
- Нет там никого. - Гость оглядел пыльную гостиную, рассыпанные по полу книги, бутыль огневиски на столе и с размаху плюхнулся на диван. - Собираешься надраться?
- Хотел, не получилось. Зачем пожаловал?
- Анна в Азкабане.
- Знаю.
- Помоги мне ее вытащить.
- Совсем сбрендил?! Азкабан!
- Ты там работаешь.
- Уже нет, но даже если б работал… Азкабан, Барти! Легче на Луну слетать.
- Я тебя не узнаю. Сел ж…ой в пыль и лапки расслабил. Соберись! Не все потеряно!
- Да ну? Лорд сгинул, идет тотальный аврорский чес, наших хватают пачками ‒ это тебе как, мелкие неурядицы?
- Лорд не сгинул! Я был у отца, видел секретный отчет. Нашли только одежду! Одежду, понимаешь, Сев? Он жив! Одевайся, идем.
- Куда?
- Искать. Наш Лорд где-то там, в Годриковой лощине ‒ может, застрял из-за проклятия, может, болен… Мы его найдем, выручим, вылечим, он нас наградит…
- …и вернет тебе Анну? Ты идиот, Барти. - Снейп смахнул с кресла на пол ворох грязного тряпья и сел. - Я еду в Хогвартс.
- Зачем?
- Дамблдор берет меня на работу.
Лицо брата окаменело.
- Дамблдор. Берет. Тебя. На работу.
Снейп закатил глаза.
- Не будь дураком, это не плата за предательство. Слагхорн решил, что угроза миновала, попросился на пенсию, а на свое место рекомендовал меня.
- Откажись.
- Мерлина ради, Барти, включи мозги! Это удача!
- Конечно, удача ‒ к старикашке под теплый бочок! Пока другие рискуют жизнью во имя…
- Другие не умеют думать! Почитай газеты, Анна подставилась сама! Никто не собирался ее арестовывать, зачем было хвататься за палочку?
- Моуди убил ее брата!
- О да, это, конечно, достойный повод геройски загреметь к дементорам! У Лорда много верных сторонников, но какой, скажи, от нас будет прок в Азкабане? Когда он вернется ‒ а он вернется! ‒ я окажусь единственным его слугой, который сможет приносить пользу.
Барти открыл рот, потом закрыл, потом снова открыл… и вдруг заплакал. Горько, искренне, не таясь, всхлипывая и размазывая кулаками слезы по щекам ‒ совсем как на первом курсе в каморке для швабр, когда девочка Анна задразнила веснушчатого, стриженого под горшок одноклассника «шерстепухом в крапинку».
- Она же там… погибнет… Сев… дементоры… пожалуйста… я не смогу без нее…
Я не смогу без нее… Словно кто проклял нас, последних отпрысков Принцев. Но тебе все-таки легче, брат. В том, что случилось с Анной, нет твоей вины.
- Мне жаль, Барти. Азкабан неприступен.
- Придумай что-нибудь! Ты же всегда придумываешь.
- Не в этот раз. - Снейп скрестил руки на груди, загораживаясь от чужого горя. Своего через край. - Послушай. Анне сейчас нелегко, но она, по крайней мере, жива, и худшее, что ты можешь для нее сделать ‒ это устроить идиотскую диверсию.
- А лучшее?
- Затаиться. Использовать то, что имеешь, не лезть на рожон. - Снейп вскочил и зашагал по комнате, отпинывая в углы пыльные книги. - Твой отец без трех секунд министр, ты ‒ перспективный сотрудник, молодое дарование, блестящий администратор, что там еще лизоблюды блеют? Задай карьере правильное направление ‒ и через год уже сможешь явиться в Азкабан на законных основаниях, понимаешь? С инспекцией или для допроса кого-нибудь особо опасного. С официальным пропуском побег станет делом техники. Поймаем магла, вольем в него Оборотное, заавадим, трансфигурируем в носовой платок, протащишь его туда и подменишь…
- Анну тоже в платок?
- Я сварю зелье, которое превратит ее в лягушку. Спрячешь в карман, а дома приведем в порядок… не пфекай, план пока выглядит по-дурацки, но уж всяко лучше твоего.
- Целый год!
- Анна не неженка, выдержит. Зато Темному Лорду по возвращении не придется вытаскивать из Азкабана двух принципиальных олигофренов, напротив, твои карьерные успехи обязательно ему пригодятся. Вот тогда будет награда, Барти. Пойми ты, наше дело сейчас не лозунги с Биг-Бена орать, а сохранить организацию в боеспособном состоянии ‒ такую тактику хозяин оценит куда выше, чем гордое приземление твоей задницы на тюремные нары. А что об этом думает тетушка Эйвис?
Барти отчаянно грыз костяшки пальцев.
- Считает, надо спросить тебя.
- Во-от, слушайся маму. В Кругу вас мало кто знал, а кто знал ‒ не выдаст, есть все шансы отсидеться без особой нервотрепки. - Снейп схватил брата за плечи и изо всех сил тряханул. - Ты понял, Барти? Ведите. Себя. Тихо. Ну?
- Хорошо.
- Молодец. Теперь катись домой, ближайшие месяца три мы не знакомы. Поутихнет буча ‒ я с тобой свяжусь. Привет маме.
Получила ли Эйвис его привет, Северус так и не узнал ‒ приказ не высовываться Краучи выполняли четко. Но только до начала декабря. Утром третьего числа, взяв в руки «Пророк», Снейп забрызгал кофе передовицу: «Арестованы палачи супругов Лонгботтом! Маска сорвана! Решится ли отец судить сына?» С колдографии испуганно лупал глазами Барти. И-ди-от. Боги, что ж теперь делать-то, а?
Пометавшись по подземельям, с полсотни раз достав и спрятав обратно амулет Алекто, Снейп пришел к единственно верному ответу: ничего. Раз уж пожираемый тоской по невесте братец отказался внимать голосу рассудка и ради удовольствия угодить в соседнюю с Анной камеру не придумал ничего лучше, чем спалиться в обществе Лестранджей, любая попытка спасти и оберечь дурака заранее обречена на провал. По крайней мере, в одиночку точно не справиться. В отчаянии он написал Люциусу. Ответ походил на чиновничью отписку: «сожалею, в настоящее время наша встреча не может состояться по известным тебе причинам…» Что ж, минус брат и минус друг…
В тот день он впервые открыто продемонстрировал свое особое отношение к Гриффиндору, лишив ненавистный факультет семидесяти восьми баллов и в прах разругавшись с Минервой. А вечером в дверь еще не обжитых толком подземельных апартаментов постучала тетушка Эйвис.
Выглядела она так, что Снейп вместо приветствия первым делом понесся в лабораторию за свежесваренным укрепляющим. Следующим этапом экстренного лечения стала рюмка коньяка, и лишь после перехода мертвенной теткиной бледности в обычную фамильную он решился начать разговор.
- Как вы сюда попали?
- Я в Совете попечителей. Не знал?
- Нет. Нужно было вызвать меня совой.
- Я устала от игр.
- В нашей ситуации без игр никуда. Дамблдор знает, что вы здесь, и знает, зачем. Вы понимаете, как это опасно?
- Для меня или для тебя?
- Для дела. Темный Лорд не обрадуется, если все его верные сторонники…
- К боггарту Лорда! - За неимением перчаток Эйвис принялась трепать и выкручивать полу мантии. - Хватит врать. Ты ‒ шпион Дамблдора.
- Что за…
- Старик объявил это во всеуслышание на повторном заседании по делу Игоря Каркарова ‒ у жены председателя Визенгамота, знаешь ли, есть кое-какие… Северус! - Она торопливо плеснула в рюмку коньяку и сунула ему под нос. - Пей! Не хватало еще дамских драм с обмороками и нюхательными солями.
- Благодарю.
- Это твой коньяк.
- Безусловно. Но до сего момента я сомневался, знаете ли вы мое имя. - Снейп залпом осушил рюмку. - Так вот почему Барти связался с Беллатрикс…
- Нет. Он потерял Анну, я не могла отобрать еще и брата.
- Очень благородно.
- Не язви. Ты не выдал ни его, ни Анну, ни меня. Значит, семья для тебя кое-что значит.
- Или Дамблдор ошибается, считая меня своим шпионом.
- Он сказал, ты переметнулся к нему год назад ‒ как раз когда Темный Лорд начал охоту за Поттерами. Я наблюдала за тобой на Кингс-Кросс и помню, как ты смотрел на эту свою подружку. - Ткань в ее руках затрещала. - Мне жаль, что она умерла.
- Замолчите!
Эйвис грустно покивала.
- Проклятие Принцев. Мы никогда не бываем счастливы в любви.
- Если верить Барти, ваш муж до сих пор от вас без ума.
- Я сказала, проклятие Принцев, а не Краучей. Тот, кого любила я, предпочел другую…
Она потянула измятую полу мантии к глазам. Снейп вытащил платок ‒ слава богам, чистый.
- Надеюсь, не стошнит?
Тетушка усмехнулась сквозь слезы.
- Нахал.
- Это правда проклятие?
- Не знаю. Может, просто не везет… - Пальцы ее скрутили платок в тугой жгут. - Помоги мне.
- Как? Барти поймали с Лестранджами, Дамблдор и слушать ничего не станет, молчу про Аврорат. Я сам под поручительством…
- Знаю и не прошу тебя лезть в бутылку. Барти рассказал мне про твой дурацкий план с маглом и лягушкой…
- Боги, я просто хотел его успокоить!
- …думаю, в этом есть капля смысла. Я умираю.
- Ради Мерлина, тетя…
- Заткнись. Я умираю, а муж, как ты верно заметил, от меня без ума. Кресла министра ему теперь не видать, но связи и кое-какой авторитет сохранится. Разрешение навестить сына он получить сумеет.
- Вы сумасшедшая.
- Я велела тебе молчать. Понадобится Оборотное зелье, много ‒ не знаю, когда уговорю мужа и как долго протяну в камере. В Министерстве столько не украсть, а на Дрян-аллее авроры. Понимаешь?
- Ччерт…
- Пожалуйста, Северус.
- Нет нужды унижаться, я сварю все, что захотите, но… черт…
- Спасибо.
Она встала, пошла к двери, но с полпути вдруг вернулась ‒ почти бегом подлетела к его креслу, обняла за шею, стиснула, прижала к груди голову, целуя в немытую макушку.
- Прости меня, мальчик, прости…
- Те…тя…
Но тетушка уже пятилась, не сводя с племянника мокрых глаз.
- Когда увижу Эйлин, скажу ‒ она молодец, что не тронула твой нос.
- Постойте! Так нельзя, дайте мне хотя бы неделю, я…
- И еще скажу ‒ она воспитала прекрасного сына.
- Тетя! Не надо…
- Прощай, Северус. Надеюсь, у тебя все сложится хорошо. - И уже с порога хулигански подмигнула. - Голову только помой.
Коньячная рюмка вдребезги разлетелась, ударившись о закрытую дверь.


Гермиона зачерпнула плоской ложкой немного основы и вылила обратно в котел.
- Густовато.
Невилл заглянул в рецепт.
- Свойства вереска за последние шестьсот лет слегка изменились, спасибо климату и маглам с их экологией. Попробуй добавить донник.
Гермиона оглядела плотно уставленные банками и контейнерами стеллажи.
- По-моему, его здесь нет.
- У профессора нет донника?!
- Мотыльковые, как ни странно, редко используются в зельях, а лаборатория не безразмерная. Джин, смотаешься на базу?
Джинни отложила пестик и высыпала толченый уголь в плошку со спиртом.
- Через полчаса обед, а у нас полкоманды в разгоне. МакГонагалл что, одной всех отмазывать? Придумайте замену.
Невилл пожал плечом, вышел в гостиную и вернулся с бутылкой красного вина.
- Это подойдет.
- Шато Петрюс?!? - Гермиона отобрала у него бутылку. - Семьдесят третий… лизнуть и умереть… Поздравляю, Нев, ты таки нашел повод для Снейпа тебя заавадить. Попроще там ничего нет?
- Прости, не разбираюсь. Я даже не знаю, что мы такое варим.
- Проявитель для журавлика. Если не напортачим, к утру субботы будет готов.
- Интересно. А если он проявит череп с костями, мы отменим операцию?
- Мы будем знать, чего ждать. - Она сунула ему бутылку. - Иди, осторожно поставь на место и возьми другую. У Снейпа там, кажется, Нюи Сен Жорж прошлого года есть…


Известие о смерти тетки пришло в сентябре. Снейп долго пялился в некролог, прежде чем пляшущие строчки обрели наконец смысл: «С прискорбием сообщаем… Эйвис Дороти Крауч, урожденная Принц… Похороны состоялись…» Состоялись… Состоялись?!? Стоп, Северус, это не те похороны… или те? Но почему так скрытно? Крауч не хотел дразнить журналюг? Черт, лучше сто Круциатусов, чем неизвестность…
Три дня прошли под знаком черного кошмара, не помогали ни зелья, ни выпивка, ни снятые с Гриффиндора баллы. Вестей от Барти не было. Амулет Кэрроу перекочевал из тайника в карман мантии, на волне адреналиновой горячки Снейп без конца ощупывал его и беззвучно шептал: «Если только Барти дома… к черту Альбуса, к черту дементоров, к черту все!.. Если Барти дома…»
На четвертый день он явился по вызову директора, но вместо Дамблдора в кабинете его встретил безупречно одетый, невозмутимый и совершенно зеленый Крауч-старший. Измученный Снейп так и впился в долгожданного визитера взглядом: «Ну?» Однако тот явно не собирался ни приветствовать родственника, ни разрешать его сомнения.
- Вот. - На директорский стол легли два альбома в кожаных переплетах, официального вида свиток и гринготский ключ. - Это теперь принадлежит вам. Сейфа я не видел, но моя жена была небогата, так что не советую рассчитывать на многое.
Свиток оказался копией завещания. Все, что имела, Эйвис оставила племяннику.
- Но… как же Барти?
- Вряд ли моему сыну когда-нибудь понадобятся деньги. Хорошего вам дня, мистер Снейп.
Северус растерянно кивнул, раскрыл верхний альбом. На первом листе колдография: две молоденькие девушки ‒ сплошь локоны и рюшки ‒ обнявшись, корчат в объектив рожицы и весело хохочут. Под снимком подпись: «Сестры Принц. Биарицца, 1951г». Похожи-то как, чертовки. Которая мама, а которая тетя? Тетя…
Опомнившись, он захлопнул альбом, вылетел из кабинета, через три ступеньки одолел грифона, пронесся по пустому коридору и уже на лестнице нагнал Крауча.
- Мистер… Крауч!
Тот остановил его концом вытянутой трости и, быстро оглянувшись, припечатал негромко и твердо:
- Я отказался, молодой человек. Понимаете? Отказался. Моя жена умерла, а сын сгниет в Азкабане. Всего вам наилучшего.
Вот и все. Прямая, как палка, черная спина вдруг раздвоилась вместе со ступеньками, перилами и лестничной площадкой, рука в кармане отпустила бесполезный амулет. Прости, тетя, я все-таки не пришел на твои похороны…
Альбомы Снейп, не открывая, спрятал вместе с ключом и завещанием в дальний угол кладовой. Потом налил себе коньяку из початой ‒ той самой ‒ бутылки, сел у неразожженного камина и попробовал осознать: он остался один. Нет, людей он не любил и редкое общество мог вынести больше двух часов кряду, но в жизни его всегда был кто-то близкий: мама, Лили, Барти, Люциус. Как-то незаметно в эту компанию вошла и тетушка Эйвис, хотя связывали их лишь четыре короткие встречи и разделенная на двоих скорбь. А теперь не осталось никого. Пропасть между одиночеством добровольным и вынужденным оказалась столь глубока, что вызвала боль почти физическую. Сейчас Северус был бы рад даже отцу ‒ господа черти, подкиньте ему там угольков погорячее…
Коньяк закончился, в ход пошла отобранная у шестикурсников-слизеринцев бутыль огневиски. Отчаяние лишь нарастало. Снейп все чаще поглядывал на дверь лаборатории и под конец даже сделал несколько шагов на заплетающихся ногах, но тут зазвенел камин. С трудом сменив траекторию, пьяный вусмерть зельевар дотянулся до каминной полки, с седьмой попытки разблокировал камин и свалился в объятия директора.
Последовавший разговор он помнил крайне смутно, но именно с него началась новая и единственная на долгие годы привязанность.
Утром Снейп буквально за волосы стащил себя с кровати и поплелся в лабораторию. Равнодушно проигнорировав полки с богатейшей коллекцией ядов, он выдул полный флакон антипохмельного и окинул взглядом свои многочисленные отражения в надраенных гриффиндорцами котлах. Как там Альбус говорил? Долг? Что ж, будем жить ради долга. Сейчас умоемся, оденемся, позавтракаем и пойдем учить лоботрясов тонкому искусству зельеварения. Оштрафуем Гриффиндор, запугаем Хафлпафф, собьем спесь с Райвенкло, а своих заставим чистить без магии общую гостиную, чтоб в другой раз не подсовывали декану суррогатный огневиски. Хорошая штука ‒ долг.
Понемногу жизнь наладилась. Жесткий школьный распорядок помог Снейпу собрать себя в кучку, он все реже просыпался от кошмаров, перестал видеть в каждой встречной фигуре знакомые черты, научился восполнять душевный вакуум чужими эмоциями, в основном, конечно, негативными. Слезы и яростное бессилие на лицах студентов приносили удовлетворение, отпор взрослых магов давал возможность безнаказанно хамить дальше. В результате желающие составить мрачному мизантропу компанию мигом теряли к нему интерес. Исключением стали бывшие учителя, а ныне коллеги ‒ им, слава богам, не нужно было ничего объяснять.
Накануне Рождества восемьдесят второго домовик Малфоев принес приглашение в мэнор. Северус провел приятнейший вечер и вернулся в замок с твердой уверенностью в том, что дружбу уже не воскресить. Люциус, очевидно, тоже это понял ‒ больше приглашений не поступало.
Освоившись с должностными обязанностями, Снейп с головой ушел в науку, авторитет Дамблдора в Совете попечителей помог найти средства на достойное оснащение лаборатории. Благодаря таланту, одержимости и полному отсутствию личной жизни имя молодого Мастера уже через несколько лет вошло в список ведущих зельеваров мира.
Получив первую премию Гильдии за Антиликантропное зелье, Снейп долго таращился на дату в наградном свитке: тридцать первое июля тысяча девятьсот девяносто первого года. Что-то она означала, что-то крайне болезненное и чреватое большими неприятностями. И вдруг как драконьим хвостом по темени: Гарри Поттеру одиннадцать лет. Через месяц сын Лили приедет в Хогвартс. Снейпу изо дня в день предстоит смотреть в зеленые глаза своей самой страшной вины. «Прошу вас, Альбус, это невыносимо!» - «Ты поклялся. Все не так плохо, Северус, Гарри милый мальчик…»
Слава богам, Поттереныш ожиданий не оправдал ‒ вылитый папаша, и снаружи, и внутри. «Ленивый, наглый, самодовольный выскочка!» - «Ты видишь лишь то, что хочешь видеть». - «Не-ет, это вы видите то, что хотите!» - «Возможно. Всем нам свойственно обманываться, Северус, и последствия наших ошибок порой стоят жизни дорогим нам людям… Конфетку?»
Он честно старался держать себя в руках, но каждый раз при виде круглых очков, встрепанной шевелюры и непокорной физиономии палочка сама скользила в ладонь, а с языка рвались проклятия. Негодник до того походил на Джеймса, что Снейпу иногда казалось, он двинулся умом. «Альбус, ради богов, давайте хоть очки с него снимем! Есть один древний рецепт, я не пожалею Пыли Одержимого, в конце концов, паршивец сам ее изготовил». - «Вряд ли Гарри захочет утратить сходство с отцом, он им очень гордится. Не стоит отбирать у мальчика то немногое, что ему осталось в память о родителях…» - «…которых у человека по определению двое. Черт возьми, Альбус, он хоть знает, что у него была еще и мать? Самоуверенный, наглый идиот, на уме сплошь квиддич, безрассудные выходки и игра на публику. Я того гляди уверую в переселение душ».
Но бывали моменты, когда ненависть отступала перед чувством, весьма похожим на уважение. Под страхом смерти Северус не признался бы даже себе, что восхищается отпрыском Джеймса Поттера, потому после каждого общешкольного ЧП градус снейповой нетерпимости к Надежде Всея Магического подскакивал впятеро против нормы. И все-таки, удерживая в небе бешеную метлу с болтающимся, будто тряпка на флагштоке, подростком, или соскребая с камней драгоценные крупицы Пыли, или стоя над трупом Короля змей, или наблюдая в полубеспамятстве, как звездно сияющий Патронус-олень расшвыривает рогами дементоров ‒ он ловил себя на желании заавадить не Поттера, а Альбуса Дамблдора. Чертов старик с поистине лордовой безжалостностью подвергал детей очень взрослым испытаниям. «Тысячелетний василиск! Вы до такой степени уверены в правдивости Пророчества? Может, оно и гарантирует жизнь Поттеру, но уж точно не тем балбесам, что лезут в пекло вместе с ним!» - «Ты себя имеешь в виду?» - «Вы отлично знаете, кого я имею в виду. Девочка едва не погибла, ее недоумок-братец помчался к черту на рога со сломанной палочкой, Поттер не нашел помощника лучше Локхарта, а на финише вместо молодого полутораметрового экземпляра пятидесяти лет от роду их, оказывается, поджидал василиск самого Салазара!» - «Гарри справился». - «Нереальное везение, один шанс из миллиарда. Честное слово, Альбус, иногда мне хочется вас убить».
Нет, бунтовать он не думал, напротив, честно исполнял данную директору клятву: круглосуточно был начеку, без конца сканировал окрестности, ходил за мальчишкой по пятам, изводил придирками и прощупывал разворошенное обидой и злостью сознание, цеплял на гриффиндорские мантии прослушку, не жалел сил на След. Но спроси его кто, зачем он так старается, Снейп не сумел бы ответить. Его маниакальное стремление уберечь свою лохматую Немезиду от всех мыслимых угроз ‒ недобитых упиванцев, гипотетических недоброжелателей, происков Дамблдора и метеоритного дождя ‒ давно перестало умещаться в рамках понятия долга или вины перед Лили. Просто паршивец должен был выжить. И победить.
Этот трансцендентный инстинкт наседки и привел его однажды глубокой ночью на цокольный этаж к подножию потайной лестницы. Истошные русалочьи вопли вкупе со взломанной дверью кабинета недвусмысленно указывали на очередные неприятности, а где неприятности, там и Поттер, к Сивилле не ходи. Он почти поймал мальчишку (исключенный из школы студент не может представлять ее интересы в Турнире, не так ли?), когда странная интонация в голосе Моуди заставила его замереть в полушаге от цели.
- Дамблдору не вредно знать, кто на Поттера точит зуб. Да и мне хотелось бы кое-что прояснить…**
«Я всегда хотел старшего брата… нормального старшего брата, имею в виду».
Силы небесные…
Располосованная шрамом щека едва заметно дрогнула. Моуди, не мигая, сверлил оппонента живым глазом, отвернув волшебный вбок, и Снейп решился ‒ запустил тоненькую иголочку невербальной легилименции. Внутренне сгруппировался, готовясь к жесткому отпору, но посыл прошел легко. Его явно ждали.
Солнечное сентябрьское утро на Кингс-Кросс. По платформе громыхают тележки, суетятся родители, детвора штурмует вагоны, паровоз громко шипит, выпуская клубы густого белесого дыма. Светловолосый паренек улыбается от уха до уха, протягивает ладошку: «Привет, я Барти. Ты мой брат?» Невозможно, невероятно, не может быть…
Затем Снейпа аккуратно вытолкнули вон, но еще целую минуту он торчал истуканом, жадно вглядываясь в изуродованное лицо. Не может быть, не может быть, не может… Крауч, лживая харя… тетушка… Барти. Где ж тебя носило столько лет?
- Пойду-ка я спать.
- Лучшая мысль за всю ночь. **
Поттер шумно пыхтел совсем рядом, но Снейпу в кои-то веки было не до него. Молча спустившись с лестницы, он добрел до кабинета и, оставив дверь открытой, сел на диван. Поднялся, запер шкаф и снова сел. Значит, это Барти таскает ингредиенты для Оборотного. Поттер наверняка увидел его на Карте, принял за Крауча-старшего и помчался тешить свое геройское любопытство. Хорошо, не добежал, а то тут бы и сказке конец… хотя… Барти ведь не от скуки вырядился старым параноиком, если цель игры ‒ Поттер, до поры его не тронут. Знать бы еще, когда наступит эта самая пора…
Клак… клак… клак…
Подволакивая искусственную ногу, мнимый Моуди перевалил через порог, дошкандыбал до Снейпа и грузно опустился рядом.
- Привет, Сев.
- Еще в щечку меня чмокни.
- Любишь сюр?
- Кошмаров точно не люблю. Откуда ты взялся?
- Из дому, вестимо.
- О, да. А настоящий Моуди спит сейчас в профессорских апартаментах на третьем этаже.
- Почему бы нет?
- Потому что шкура бумсланга из этого шкафа пропадает не впервые. Рассказывай.
- Не могу.
- Зачем тогда спалился?
- Чтобы отодрать тебя от Поттера. Чем тебе мальчишка не угодил? Тем, что физией в отца?
- Тем, что идиот. - Помедлив, Снейп задрал рукав. - Видел? Она оживает.
Мальчишеская улыбка на развороченном шрамами лице Грозного Глаза и впрямь отливала сюрреализмом. Северус почему-то вспомнил Беллатрикс. Гость расстегнул свой рукав, погладил чистое предплечье.
- Он возвращается. Ты прогадал, Сев, вы все прогадали. Темному Лорду не нужны трусы и приспособленцы…
- Заткнись!
- … награда ждет лишь тех, кто был верен до конца.
- О, награда! Анне на том свете она, безусловно, пригодится.
Улыбка «Моуди» стала шире, здоровый глаз полыхнул натуральным безумием.
- Лорд победил смерть. Он сумеет вернуть Анну.
- Ты спятил. Почем Беллатрикс берет за урок?
- Не смей сомневаться! - Забыв про протез, Барти вскочил и захромал по кабинету от стены к стене. - Отец тринадцать лет держал меня под Империо! Называл матереубийцей, рассказывал про твое предательство, про смерть Анны, говорил, я никогда не выйду из дома! Оставлял ножи на видном месте, вешал в ванной петлю, приказывал Винки не мешать! В каждом шкафу на каждой полке стоял пузырек с ядом! Знаешь, почему я выжил? Потому что верил: однажды все это закончится. И оно закончилось! Мой Лорд вернул мне свободу! - Барти рухнул на диван и схватился за культю. - Проклятая колченогость… Не смей сомневаться, брат. Не смей.
- Смею или не смею ‒ теперь уже без разницы. Твой отец назвал меня предателем, а после пришел Лорд. Я труп.
- Он не знает.
- Неужели? Какая избирательная преданность.
- Думай, что думается, но я не чокнутый. У Темного Лорда нет семьи, ему не понять… Я лишь хочу снова увидеть Анну.
- Как же ты согласился покинуть Азкабан без нее?
- Империо. Папочка не церемонился. Ты и вправду предатель?
- Нет.
- Мда, глупый вопрос. Давай по-другому: ты меня сдашь7
- Снова нет, но это не важно. Зуб даю, Дамблдор с первого дня знает, кто ты такой.
- Знает и молчит?
- Альбус тот еще гроссмейстер.
- Воистину. И о чем я только думал, соглашаясь на это безумие? Лорд велик, но он крупно ошибается, считая всех вокруг дебилами. Сев, обещай, что не дашь им вернуть меня в Азкабан.
- Обещаю.
- Мама говорила, ты единственный, кому можно верить. Впрочем, я и без нее знаю. Поможешь с Оборотным?
- Куда денусь. Чем еще могу быть полезен?
- Перестань шпынять Поттера. Что ты к нему прикопался?
- Привычка. Четвертый год добиваюсь его отчисления.
- Зачем?
- Клятва преподавателя не распространяется на отчисленных.
- Что за клятва?
- Непричинение студентам физического вреда. Ты не в курсе? Странно.
- Контракт подписывал настоящий Моуди.
- Боюсь спросить. Он жив?
- Пока да.
- И что ты с ним сделал?
- То же, что он с Анной ‒ посадил в каменный мешок. Жаль, дементора туда не засунуть. - Барти поднялся. - Пойду, утро скоро, у меня первой парой дурдом с Хафлпаффом. - Протянул руку. - Даже рад, что так получилось, Сев. Загляну в пятницу после педсовета? Посидим, повспоминаем.
- Хорошо, только мимо портретов не ходи. Встретишь привидение ‒ сразу назад… слушай, лучше я к тебе. И прекрати хихикать!
- Вот с чем мне по жизни повезло, так это со старшим братом. Не поверишь, но я все-таки вырос, Сев.
- Да ну? Как встревал в дурацкие авантюры, так и продолжаешь встревать. Лорд прав, мы все дебилы. Иди спать, Барти, да смотри, в ступеньке не застрянь.


Рон поднес к глазам витой черный гвоздик с крестообразным вырезом на головке и с опаской покосился на пластиковый кофр с надписью «Бош».
- Слушай, а без этого никак? Мы все-таки маги…
- Бестолочь ты чистокровная. - Симус вынул из кофра шуруповерт, ковбойским жестом защелкнул аккумулятор. - Настоящий волшебник должен уметь все, иначе грош ему цена в глазах будущей тещи. Держи.
- Кажется, я раздумал жениться…
- Не боись, тут всего две кнопки. Щелкаешь сюда ‒ крутит по часовой…
- Мама!
- Я те брошу! Он, между прочим, денег стоит. Нажимай. Сильнее! Во-от… молодец. Теперь берем биту под саморез ‒ тут стандартная, пи-аш-вторая ‒ закрепляем в патрон, ты садишься на метлу, летишь к балке и прикручиваешь крепеж для камеры согласно разметке.
- Блин… А ты чем займешься?
- Буду стоять внизу, руководить, слушать твои матюги, подбирать падающие саморезы… Рон, ну по-другому никак. Вдвоем там не разместиться, балка мешает, а один я на метле без рук ни за что не удержусь.
- Настоящий волшебник должен уметь все, иначе Чжоу так и останется ему только другом. Гвоздь сюда вставлять?
- Соображаешь, только это не гвоздь, а…
- По барабану. Матрас подстели на всякий случай ‒ вдруг мы с шупровертом уронимся, а он денег стоит.
- Любой каприз. Скажи еще спасибо, стены тут деревянные, сверлиться под дюбеля не надо...


После смены объекта опеки Поттер с его турнирными проблемами отошел на десятый план. Нет, понятно, ради кого Барти торчит в Хогвартсе, но Снейп ограничился лишь предупреждением: отругал мальчишку за кражу жаброслей, потыкал в очки пузырьком с Веритасерумом («Гляди в оба, идиот!») и забыл. Все время, все силы тратились теперь на попытки убедить брата сойти с дистанции. В ход шли любые аргументы, от открыток с австралийскими пейзажами до обещания воскресить Анну с помощью зелий. Барти стоял на своем.
- Не верю я в эти твои древние рецепты. Пока сидел взаперти, всю нашу немалую библиотеку перечитал, кроме философского камня, никаких зацепок. А он мертвых не возвращает.
- Много ты понимаешь! Я ‒ Мастер.
- Что ж тогда свою Эванс не воскресил?
- Она б мне на шею не кинулась. Слушай…
- Все, Сев, замяли тему. Давай лучше в шахматы. Помнишь, Рейби однажды тебя сделал?
- На двенадцатой партии, иначе от него было не отвязаться.
- Ха-ха, уже поверил. Чур я белыми…
Во что все это может вылиться, Снейп не думал. Точнее, запрещал себе думать, упорно концентрируясь на мантре «Еще есть время». Почему и сколько его есть, он тоже не думал, просто старался оттянуть неизбежный конец.
- Мне надо видеть профессора Дамблдора! Там… в лесу… мистер Крауч. Он просит…
Черт, только этого не хватало.
- Что за чушь вы несете, Поттер?
- Мистер Крауч, из Министерства! Он болен, а может… Он в лесу, он хочет увидеть Дамблдора! Скажите пароль…
Ну и что прикажете делать? Соврать, будто Альбуса нет дома, нельзя, ложь моментально откроется. Посиделки с Барти еще реально объяснить шпионскими играми, но противодействие встрече Дамблдора с важным свидетелем ‒ тут открутиться удастся вряд ли. А если встреча состоится, старик сам уже не сможет изображать слепоглухонемого, придется звать авроров. Думай, Северус, думай.
- Директор занят, Поттер. - Вот так, я просто не поверил и теперь хочу поиздеваться. Вполне в моем стиле, правда, Альбус?
- Мне надо сказать Дамблдору!
Да не ори ты, придурок, он же услышит! Черт, надо было сразу Обливиэйтом, самому бегом в лес, найти, оглушить, вызвать Барти…
- Вы что, не слышали, что я сказал? - …может, все-таки рискнуть?
- Да послушайте же вы!.. Крауч не в своем уме… говорит, что хочет о чем-то предупредить…
И предупредит, если я сей секунд не уберу идиота от горгульи. Время, время, Северус, решайся быстрее…
Потайная дверь в стене со скрежетом отъехала в сторону.
- Что тут такое? ***
Поздно. Черт бы побрал мое тугоумие, поздно!
Едва парочка скрылась за углом, Снейп наложил на себя Дезиллюминационное и неслышно рванул следом. Альбус с его чутьем наверняка заметит хвост, но… плевать. Если Крауч выдаст сына, у Барти не будет выбора, придется бежать. И не к Лорду на Аваду за проваленное задание, а в Австралию, Северусу бешеных денег стоил незаконный портал. Заартачится ‒ оглушу и отправлю силком, хватит сюсюкать, тетушка Эйвис наверняка бы одобрила…
Сорок минут спустя он снял маскировку и сел рядом с братом на поваленный ствол. Тот вертел в пальцах палочку с Люмосом и незряче таращился здоровым глазом в темноту.
- Я соврал Альбусу, что это ты меня сюда направил. Подтвердишь?
- Не понадобится. Он все знает.
- Зачем тогда велел мне искать папу?
- Лучший способ найти труп ‒ поручить поиски убийце. Он послал за тобой Хагрида, чтобы выяснить, есть ли у тебя алиби, но ты явился сам, чем, считай, подписал признание.
- Я идиот.
- Точно. В Австралию поедешь?
- Нет.
- Тогда вдвойне идиот.
- Вдвойне конченый идиот… - Палочка в кривых узловатых пальцах завертелась быстрее. - Я только что убил своего отца, Сев. Столько лет мечтал это сделать, а радости никакой. Почему? Он же был подонок.
- Потому что ты не Беллатрикс. Нормальные люди не в восторге от убийств.
- Ты любил своего отца?
- Ненавидел. Но он умер своей смертью.
- Осуждаешь?
- Не могу. Мой старик был жестокой, эгоистичной скотиной, но он не держал меня годами взаперти и не науськивал на суицид. Что сделано, то сделано, Барти. Куда ты его дел?
- Закопал на огороде у Хагрида… нет, сначала трансфигурировал в кость. Получилась медвежья. Представляешь, мой хлипкий, рафинированный папа́ по натуре, оказывается, медведь…
- Ох, только не реви, утирать сопли Моуди выше моих сил.
- Я не реву. - Барти украдкой вытер тыльной стороной ладони бугристую щеку. - Что теперь делать? Он все-таки Крауч. Нельзя оставить потомка древнего рода тыквам на удобрения.
- У Хагрида есть Клык, умнейший пес. И хозяин его не такой дурак, каким прикидывается. - Северус поднялся. - Иди к себе. Зелье от бессонницы прислать?
- Обойдусь. - Барти тоже встал. - Братский совет, Сев. Уезжай.
- Что?
- Бери свой австралийский портал и мотай к черту на куличики. Лорд не прощает предательства.
- Мне казалось, мы это уже выяснили.
- Извини, нет. - Барти вперился в лицо брата обоими глазами, искусственный зловеще отсвечивал. - Больше всего я ненавижу тех, кто продал убеждения в обмен на свободу и безопасность. Хозяин обещал покарать отступников, но ты, в отличие от них, спасал не свою шкуру, а Эванс. Ты рисковал жизнью ради любимой женщины, и это, я считаю, правильно. Но Темный Лорд думает иначе.
- Так он все-таки знает?
- Знает Каркаров.
- Игорь трясется от страха, он не вернется в Круг.
- Мне приказано доставить к Лорду тебя и Игоря, если вы не откликнетесь на вызов.
- Я откликнусь, а он ведь может бежать еще до начала действия. Или случайно умереть…
- И ты думаешь, я дам ему уйти безнаказанным, а тебе ‒ шпионить дальше?
- Мерррлин, Барти, шевельни извилиной! Альбус держит тебя под колпаком, до поры позволяя играть в неуловимого резидента, но едва запахнет жареным, шутки кончатся! Моргнуть не успеешь, как окажешься в Азкабане!
- Зачем ему…
- Чтобы Поттера поднатаскать, идиот! У нас тут не бывает игрушечных врагов и дуэльных манекенов, все всегда всамделишное ‒ и злодеи, и василиски, и дырки в организме! Так что если не хочешь вновь угодить к дементорам, бери портал и катись в Австралию!
- Да не хочу я никуда катиться! - вдруг заорал Барти. - Почему все вечно учат меня жить? Сделай то, скажи это, пойди туда, поклонись здесь! Мне тридцать шесть лет! Мама села в Азкабан, отец начинал утро с Империо, ты который месяц достаешь своим гребаным порталом, а меня кто-нибудь спросил? Лорд единственный видит, что я не ребенок! Позволяет самому решать! Дает выбор!
- Какой, к чертям, выбор, шерстепух ты крапчатый! Круцио или Авада? Твоя мать добровольно скормила себя дементорам, лишь бы придурок-сын жил! А ты ее жертву книззлу под хвост, да еще верещишь, что взрослый! Где взрослый, где? В каком месте… Барти! Ну вот, что и требовалось доказать…
Тело «Моуди» менялось: исчезли шрамы, густая нечесаная грива превратилась в короткую стрижку, лицо вытянулось, грудь потеряла в объеме, протез соскочил и нелепым довеском закачался на отросшей голой голени. Пока Снейп пытался справиться с внезапным спазмом в горле, Барти оглядел себя, поправил мешком повисшую мантию и стыдливо задвинул голую пятку за правый сапог.
- Забыл. Часы сигналили, еще когда отца закапывал… Как, сильно я изменился?
- Нисколько. Все тот же тощий, конопатый, упрямый инфантильный имбецил…
С минуту они молча стояли в обнимку, похлопывая друг друга по спинам и тщетно стараясь не хлюпать носами. Потом долго ползали в траве, разыскивая заговоренный от Акцио волшебный глаз. Вместе вернулись в замок под Дезиллюминационным. До утра спорили в подземельях, впихивая друг другу злополучный портал. Барти босиком скакал по ковру, размахивая протезом, Снейп совал ему под нос унаследованные от тетки альбомы и требовал сей секунд поумнеть. Утром оба отправились на уроки, оставшись каждый при своем. Ничего не изменилось.


Лодка с тихим стуком причалила в берегу подземного озера. Фред толкнул в спину задумчивого Колина и вслед за ним шагнул через борт.
- Порядок?
- Да… А где Джордж?
Из воды на камни выполз труп, встал, медленно отряхнулся и порыжел.
- Мерзковато там, я вам доложу. Холодно, сыро и ни одной симпатичной девчонки.
- Мои соболезнования. Держи свои штаны.
- Палочку дай, я мокрый. Колин, ты как?
- Нормально.
- По тебе не скажешь. Фредди, где наша фляжка?
Колин послушно глотнул из горлышка и снова уставился на озеро.
- Джордж… а много их там?
- Много. - Отобрав у него фляжку, Джордж влил в себя сразу половину ее содержимого, отдал остатки Фреду и взялся за брюки. - Очень много. Почти целый Хогвартс.
- И что, Волдеморт всех… сам?
- Наверное, это ж его секрет.
- Жаль.
Братья переглянулись, нахмурились.
- Чего именно тебе жаль, Колин? - мягко спросил Фред.
- Жаль, не я Избранный. - Он изо всех сил ударил кулаком о кулак. - Хочу. Его. Убить.
- А-а-а… - Джордж застегнул рубашку. - Вообще-то ты тоже избранный. Мы все избранные. Команда, понимаешь?
- Пророчество про Гарри.
- Гарри крайний, базару нет, только без нас он дырка от бублика. Когда Волди окочурится, ты с полным правом сможешь поставить галочку в своем списке выполненных миссий.
- Это вы сможете. А я буду развлекать директора.
- Я бы с удовольствием поразвлекал его вместо тебя, только в каждом конкретном деле свой избранный. Здесь, в пещере, это ты, никому другому не справиться.
- Да любой справится, лишь бы чары пропустили!
- Тогда пойди и позови Дэнниса.
Колин обалдело заморгал. Подумал и еще поморгал.
- Я дурак, да?
- Не парься, мы все через это проходили. - Фред хлопнул его по плечу. - Когда закончим, слей воспоминание про то, как Дамблдор искал Карнифициум, в думосбор и бери по сиклю за просмотр. Озолотишься.
- Ой.
- И не забудь отстегнуть мне процент за идею.
- А мне ‒ за то, что не дам ему тебя ограбить. - Джордж одернул мантию. - Пошли отсюда, ужин скоро, нам по-хорошему еще окклюменцию надо покатать…


Прозрение пришло в день окончания Турнира. Снейп смотрел, как Альбус пытается оторвать Поттера от трупа Диггори, слушал горестные вопли, чувствовал жжение Метки и думал: «Боги, что же я натворил…» Плавая в тумане самобичевания, он поднялся на верхнюю трибуну. Здесь было пусто, только на лавке лежал брошенный плакат: «Седрик ‒ наш чемпион!» Теперь уже мертвый чемпион, господа хафлпаффцы, потому что его учитель оказался сопливым идиотом, дважды предателем и трусом. Не будучи в силах смотреть вам в глаза, он торчит сейчас под желтыми флагами, повернувшись спиной к вашему горю, любуется видами и размышляет, как здесь замечательно высоко. Можно слегка подтянуться, встать на барьер и… стоп. Кто это так знакомо хромает по дороге к замку? И не один ведь хромает…
Вихрем скатившись вниз, Снейп с разбегу влетел в толпу у входа в лабиринт, бесцеремонно растолкал рыдающих студентов, прорвался в центр и схватил директора за рукав. Тот, не убирая ладони с плеча Амоса Диггори, чуть повернул голову.
- Северус, сейчас не время…
- Он увел Поттера!
Альбус резко выпрямился.
- Давно?
- Они уже в замке.
- Идем. Минерва, за мной!
Дальше была бешеная гонка по тропинкам, коридорам и лестницам, развороченная Бомбардой дверь, пьяная эльфийка, Веритасерум, безучастное лицо брата, изматывающе монотонная исповедь, которая в любой момент могла отправить Северуса прямиком в Азкабан. Но Альбус не задавал опасных вопросов, а Барти, держась в отпущенных ему зельем границах, ни намеком не упомянул о сообщнике. Впрочем, от авроров вряд ли стоило ожидать подобной деликатности, и Снейп не обольщался по поводу своей дальнейшей судьбы. Вот и правильно, вот и хорошо, заслужил…
- Северус. - Непривычно жесткий тон директора хлестнул по натянутым нервам. - Пожалуйста, попроси мадам Помфри спуститься сюда. Нужно отправить Аластора Грюма в больничное крыло. - За простым приказом явно крылось нечто большее ‒ взгляд Дамблдора сверлил почти осязаемым напряжением, несколько секунд Снейпу казалось, будто Альбус находится в еще большем отчаянии, нежели он сам. - Затем найди Корнелиуса Фаджа и пригласи его сюда. Он, конечно же, захочет сам допросить Крауча. - Зрачки Альбуса расширились, превратив знаменитые голубые глаза в почти черные. - Если я ему понадоблюсь, скажи, что через полчаса я буду в больничном крыле. ****
Снейп молча кивнул и вышел вон. Так, поручение сбегать к Поппи ‒ это мне время на подумать и составить план. Директор явно не хочет бросать меня на съедение дементорам, равно как и я не хочу бросать Барти… «Сев, обещай, что не дашь им вернуть меня в Азкабан». - «Обещаю»… Хорошо, проехали. Мотивы Альбуса понятны: во-первых, он все знал и виноват ничуть не меньше меня. Во-вторых, Темный Лорд возродился, Ордену Феникса снова нужен осведомитель. В-третьих, выявление сразу двух Упивающихся среди преподавательского состава не лучшим образом скажется на репутации школы и ее директора. В-четвертых, я ему дорог… не о том думаешь, Северус. Итак, чего хочет Альбус? Я должен привести к Барти Фаджа. Фадж ‒ самодовольный трус, по уши влюбленный в свое кресло, допрашивать убийцу в одиночку он не станет, значит, мое дело ‒ внушить выбор охраны. Пусть забудет про авроров, которые наверняка носятся сейчас по лабиринту с палочками наперевес, и вызовет дементора. Второй Конфундус простимулирует фаджев страх и чувство собственной значимости, за чем неизбежно последует приказ на Поцелуй… Дальше Минерва обязательно устроит скандал, я подпою, Альбус завуалировано обзовет министра дураком, и тот окончательно укрепится в сознании своей правоты. Все в выигрыше, включая Барти. Бегом, бегом, пока он не очнулся…
Полтора часа спустя Снейп сполна получил наказание за глупость, малодушие и фактическое убийство брата. Корчась под ударами Круциатуса, он позволял Темному Лорду копаться в своей голове, хотя держать воспоминания в нужном ракурсе было зверски тяжело. Отвык, черт возьми… Хогвартс, урок, входит Каркаров… четкие линии Метки… физиономия Поттера в «Пророке»… Барти-Моуди над шахматной доской поднимает бокал с вином, смотрит на просвет… кипит в котле Оборотное … Поттер возбужденно подпрыгивает возле горгульи… тяжелый, полный недоверия взгляд Дамблдора… Минерва орет на Фаджа, Барти бессмысленно смотрит в угол, рядом колышется дементор… Снова директор: «Северус, ты знаешь, что я должен попросить…»*****
- Вот как? - Лорд отвел палочку в сторону. - Ты помогал Краучу?
- Мой… Лорд…
- Почему же он мне не написал?
- Не… знаю…
- Зато я знаю. Бартемиус нарушил мой приказ, доверился тебе, рискуя провалить операцию. Его счастье, что он мертв.
- Это… случайность…
- Больше никаких случайностей, Северус! Каждый, кто вызовет малейшие сомнения в своей преданности, умрет! Тебе я пока дарю жизнь. Посмотрим, кому ты верен на самом деле… Круцио!
В Хогвартс его доставил Малфой. На плече выволок из камина, свалил на диван и пошел шарить по полкам и ящикам.
- Дерьмо модредово, сколько хлама… Северус, твою черта в душу! Где релаксант?
- Не варил… давно…
- Идиот! Не знал, чем кончится? Лежи, я из дома принесу.
- Спасибо…
Едва опав, зеленое пламя взревело вновь, в комнату шагнул Альбус.
- Как ты?..
- Уходите! Он сейчас вернется…
Кивнув, директор скрылся в спальне, и тут же из камина вынырнул Люциус ‒ глаза больные, лицо и мантия перемазаны сажей, в каждой руке по флакону.
- От Нарциссы тебе привет.
- Я счастлив…
- Пей давай. Не знаю, что еще говорить.
- Ничего не надо. Иди, тебе, наверное, тоже досталось.
- Минимально. Хочешь, посижу с тобой?
Ну вот, Лорд вернулся, и друг тут как тут. Извини, Люциус, но кнат цена такой дружбе. Да и Альбус в спальне, не время откровенничать.
- Иди, Нарцисса там наверняка места себе не находит. Оклемаюсь ‒ навещу вас в мэноре, если ты не против.
- Буду рад.
Люциус ушел, вместо него появился директор. Черт, словно в карты играешь: валет-король-валет-король…
- Насколько все плохо? Может, привести сюда Поппи?
- Она ничем не поможет. Лучше раздобудьте мне кварту качественного релаксанта, пока я не в состоянии сварить его сам.
Альбус молча вынул из карманов четыре флакона и выстроил их на столике рядом с люциусовыми. Снейп усмехнулся дергающимся ртом.
- Смотрю, готовились?
Старик опустил голову.
- Дорого бы я дал, чтобы избавить тебя от этого…
- Где Барти?
- В Мунго.
- Его усыпят?
- Полагаю, уже. Мне жаль…
- Почему вы его… нас не остановили?
Седая борода свесилась еще ниже.
- Ты знаешь хозяина «Кабаньей Головы»?
- При чем тут…
- Он мой брат.
- О…
- Больше никого из семьи не осталось, а Аб меня на дух не переносит. Бартемиус молод и очень к тебе привязан. Я до последнего надеялся, что ты сумеешь его вернуть…


По Выручай-Комнате гулял ветер. Шевелил развешенные на потолке ленты ‒ сначала красные, потом синие, раскачивал маятник в напольных часах, по очереди вздувал тюлевые занавески на окнах. Легко дышал в лицо, а затем вдруг мощно толкал в спину ‒ и тут же подхватывал спереди, не давая упасть. Наконец он сдул горсть конфетти с ладони Луны, смерчом пронес его вдоль стен и аккуратной горкой сложил на столе.
- Нифига себе… - Гарри перевел взгляд с конфетти на довольную Чжоу. - И я за неделю должен это освоить?
- Особого ажура не надо, твоя задача ‒ организовать локальный ураган футов на двести в секунду.
- Мдась. Может, лучше Эверто Статум******?
- Любая магия, кроме природной, там запрещена, мы это тебе уже раз двадцать объяснили. О чем ты думаешь?
- Извини, о Снейпе. Он с таким энтузиазмом рванул в Азкабан…
- Ну и что?
- Да ничего, но как-то не по себе. Тюрьма, дементоры, могилы ‒ а он летит, будто на свидание. Время к вечеру, его до сих пор нету…
- Гарри. - Луна сотворила еще одну горсть конфетти и принялась мелкими кучками подбрасывать цветные бумажки к потолку. - Ты у нас вроде такой умный, но иногда, извини, тролль троллем. У Снейпа почти все друзья и знакомые угодили в Азкабан, и многие наверняка там и остались. Думаешь, ему не с кем поздороваться на местном кладбище?
- Да знаю я, просто… волнуюсь.
- Есть подозрение, что не волнуешься, а ревнуешь. - Чжоу подмигнула. - Прекращай. Они по-любому мертвы и в прошлом, а ты ‒ живой и сейчас.
- Понимаю, но…
- Заткнись и абстрагируйся. Давай для начала попробуем через ментальное поле…


Вечерело. Поднявшийся ветер завывал в развалинах крепостной стены, стелил волнами молодую кладбищенскую траву, и казалось, торчащие там и сям могильные камни плывут прочь от цитадели, к вожделенной свободе. Снейп выплюнул измочаленную травинку в кучку ее предшественниц и присыпал на всякий случай горстью мелких камней. Есть хотелось уже не по-дементорски, а вполне по-человечьи.
Поверил ли он тогда Альбусу? Конечно, да, у старика пунктик насчет последних шансов, уж Северусу ли этого не знать. Хотя вычислить мастерскую работу директора по реабилитации своего шпиона в глазах воскресшего Риддла можно было и без информации о втором Пророчестве Трелони ‒ не зря же Альбус почти весь год держал Северуса на расстоянии, изображая, будто сердится за Люпина, не зря приказал Барти обыскать кабинет… да и Поттер угодил ногой в ступеньку, скорее всего, не случайно. Однако Снейп предпочел не думать, а верить, потому что, усомнившись, он бы снова остался один. Смешно. Северус Снейп, известный мизантроп, всегда до смерти боялся одиночества…
Покопавшись в базе генкодов, он выудил Образ землеройки, вставил в формулу заклинания, но прежде чем призвать магию, не удержался ‒ взглянул на недалекую могилу еще разок. Когда-нибудь я осмелюсь рассказать Гарри, как предпочел жизнь брата безопасности сына Лили Эванс и в итоге поспособствовал смерти Диггори и возрождению Волдеморта. Будет стыдно. Но если я хоть что-нибудь понимаю в родном гриффиндорском обормоте, он никогда не поставит мне это в вину.



* Цитадель - внутреннее укрепление крепости с собственной системой обороны, убежище и последний оплот для гарнизона в случае падения внешних стен.
Кронверк - дополнительное укрепление перед основными стенами крепости. Как правило, имел три бастиона и сверху походил на корону.
Бастионы - пятисторонние укрепления, сооружаемые по углам крепостной стены.
Куртина - кусок стены между бастионами.
В фильме Азкабан представлен в виде башни посередь моря, но мой Муз нарисовал его средневековой крепостью, выстроенной на маленьком островке по всем правилам фортификации. Волшебная семья, которой он принадлежал, разорилась и выродилась примерно к середине семнадцатого века, а чуть погодя тогдашнее Министерство выкупило остров с крепостью у гоблинов и приспособило под тюрьму.


** «Гарри Поттер и Кубок Огня», гл. 25. Исправлено и дополнено фантазией моего неугомонного Муза.


*** Еще одна сцена из «ГПиКО», гл. 28, с заменой ремарок.


**** «ГПиКО», гл. 35. Ремарки снова из командной оперы.


***** Гл. 36. Тут и без ремарок все ясно…


****** Эверто Статум - в фильмах ‒ отталкивающее заклинание.

просмотреть/оставить комментарии [1471]
<< Глава 42 К оглавлениюГлава 44 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [9] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.