Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Последняя мысль Сириуса Блэка:
- Что-то пол в министерстве скользкий...

Список фандомов

Гарри Поттер[18434]
Оригинальные произведения[1224]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[175]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]



Немного статистики

На сайте:
- 12610 авторов
- 26930 фиков
- 8563 анекдотов
- 17632 перлов
- 654 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

 К оглавлениюГлава 2 >>


  Я, зверь...

   Глава 1. День первый
Пролог
Зайца он добыл на вторые сутки — когда брюхо уже не просто прилипло к позвоночнику, а, казалось, сроднилось с ним навек. Даже желудок перестал бурчать и только изредка жалобно вздыхал, прощаясь с хозяином. Впрочем, хозяин так просто сдаваться не собирался.
Поначалу он честно пытался вынюхивать этих серых подлецов, норовивших запутать и обмануть лесного собрата. Ну и что, что зубы у собрата не чета заячьим? Лап — четыре, ушей — два, хвост — в наличии… Хвост, кстати, досаждал ему больше всего: цеплялся за пеньки и быстро оброс гирляндами из репьёв. Но не отгрызать же его! Тем более что владелец хвоста быстро понял: с ним гораздо проще не рухнуть на бок, когда в азарте погони заячий след коварно виляет в сторону.
Но свежеобретённые навыки помогали пока плохо. Пяток следов привели в никуда, а ещё парочка ушастых гадов вообще испарились прямо из-под носа. Через ручеёк ушли, догадался он потом. Но от догадок легче не становилось, а живот всё настойчивее намекал на необходимость плотного обеда. Можно — одновременно с завтраком и ужином.
Ночь он провёл под огромным выворотнем; корни образовали славную пещерку, в которой можно было не опасаться, что к тебе незаметно подкрадётся хищная лесная тварь. О том, что он теперь сам даст фору любой хищной твари, периодически забывалось. И лучше бы не вспоминалось заново.
Наутро он решил, что идти на поводу у зайцев — идиотизм. Пусть всякие шавки ищут эти чёртовы следы, а он пойдёт другим путём! Как по заказу, в буреломе мелькнул хвост — и он бросился следом, изо всех сил стараясь не упустить из виду маячившее впереди белое пятнышко…
На второй час погони, когда лапы присоединились к брюху и его жалобной прощальной песни, несчастный заяц сдался. Он отродясь не встречал волков, на которых не действовали бы его уловки: здоровенный хищник нёсся как заведённый, да ещё и… Свирепое рявканье вперемешку с ругательствами зайца добило. На очередном «Убью-у-у-у-у!!!» он запнулся за чью-то нору и кубарем полетел на землю. Откуда ж бедолаге было знать, что сцапавший-таки его волк в последние четверть часа уже готов был отказаться от мясной пищи не только на время поста, но и на всю оставшуюся жизнь…
Заячье сердце бешено колотилось, грозя разорваться. Если бы он мог, то, наверное, мысленно умолял бы не тянуть, а сожрать его поскорее. Но волк медлил, разглядывая свою добычу и совсем по-человечьи склоняя голову то к одному, то к другому плечу. Потом по-человечьи же вздохнул — и убрал лапу. Заяц замер, а потом порскнул что есть духу прочь.
Хищник печально помотал головой и плюхнулся в траву, чихнув от плавающей в воздухе шерсти — своей и заячьей, выдранной неловкой лапой.
— Не очень-то и хотелось, — проворчал Гай Гизборн и сердито стукнул по земле чёрно-серым хвостом.

День первый
…Между прочим, он был не так уж и виноват… Совсем даже не виноват, если уж на то пошло! Эта вертихвостка подло бросила его прямо у алтаря, ещё и по физиономии врезала — куда там какому-нибудь Гуду! Что, надо было спустить такое?.. Ну… он спустил. Зато когда милорд позволил (да что там позволил — приказал!) взять под стражу леди Мэриан Найтон (и её отца тоже) он ничуть не усомнился, что это правильно. За всё хорошее. За побег. За шрам. За обманутые наде… Нет, не так. За предательство! Она предала Англию и Ноттингем! Чем ещё был её побег, как не мерзким преда…
Тьфу ты.
Короче — за дело!
Так ей и надо.
…и милорд приказал.
В общем, Ноттингем и сэр Гай были оскорблены и жаждали мести. Вернее, сэр Гай и Ноттингем. А ещё вернее — собственно сэр Гай Гизборн. Поэтому «Я умоляю вас!» прозвучало нежнейшей музыкой для чуткого уха вышеупомянутого сэра — пускай мольбу пришлось выдавливать из упрямой леди насильно.
…И всё было отлично: Найтон-Мэнор разгорался, леди брыкалась и рыдала… Только вот торжество от сладости свершившейся мести почему-то вдруг обернулось пустотой. Может быть, потому что в горящем доме увиделся другой, давний и почти забытый пожар?..
И он разжал руки.
А потом…


…Волк тяжело вздохнул, умащивая голову на лапы. Каким-то чудом удалось отыскать тот выворотень, что дал ему приют прошлой ночью. Под выворотнем было сыровато, зато почти уютно. И думалось легче. Особенно если свернуться калачиком и прикрыть задние, натруженные в погоне за зайцем лапы пушистым хвостом. Откровенно говоря, хвост был не так уж и пушист — чай, на улице не зима… «Зато на шкуру никто не польстится…» Волк нервно зевнул. «Нашёл чему радоваться. Эх, и дубина ж ты, Гизборн!»

…Утро в Локсли началось паршиво, как и следовало после паршивой ночи. И даже хуже. Потому что вчера, сбежав из Найтона, сэр Гай чуть ли не первый раз в жизни надрался как свинья — пойло, которое оставалось в погребах после помолвки с леди Мэриан, кому-нибудь, кроме свиней, предлагать было совестно. Ему, впрочем, сгодилось. Какая разница, чем заливать своё поражение? Хоть бы и той дрянью, что варят втихомолку бедные крестьяне… Бедные... У бедных остатки зерна, между прочим, идут не на пропой души, а на прокорм семейства! Тем более в конце весны.
Так что нынешний владелец Локсли не чувствовал ни малейших угрызений совести, когда, приговорив остатки вина из погреба, тряхнул управляющего, и тот, запуганный до полусмерти, немедля приволок ему огромный кувшин с какой-то доморощенной отравой. Гай в жизни не осилил бы его целиком, если бы не мысль о том, что завтра придётся ехать к шерифу и докладывать о неисполненном приказе. Вот если бы ехать не пришлось... В общем, мрачное осушение кувшина до дна и последующее падение под стол можно было смело списывать на попытку самоубийства…


…Волк попытался потянуться: от полусна-полудрёмы жутко затекли лапы. Но яма была маловата — и как это ему удалось пережить прошлую ночь? Впрочем, прошлой ночью он не столько спал, сколько прислушивался, не идёт ли кто по лесу. Гай не знал, хочется ему встретить этого «кого-нибудь», или лучше забиться поглубже. Но никто так и не появился. Ни солдаты, ни шериф — да и что им делать в Шервудском лесу? Робин Гуд, впрочем, коему в указанном лесу было самое место, не появился тоже…

…Пожалуй, утром он был не в своём уме. Иначем чем можно объяснить то, что Гай Гизборн, морщась и стараясь держать голову прямо, взгромоздился на коня и отправился не куда-нибудь, а к Матильде?
Про Матильду слухи ходили разные. За глаза её называли ведьмой, в глаза спасительницей… и то, и другое звучало двусмысленно, но Матильде было наплевать. Она лечила страждущих (не за так, само собой, хотя всякое бывало), принимала роды, в одиночку воспитывала дочь — мужа у неё отродясь не было, — и терпеть не могла людей. Почти всех. Что не мешало, однако, брать с них мзду за исцеление от разных болячек, и не только… О, про Матильдино «не только» как раз слухи и ходили. Но чем именно знахарка занималась по ночам, толком никто не знал. А те, кто знал, молчали мёртво.
Впрочем, Гаю Гизборну особые умения Матильды были совершенно без надобности. Его волновала то ли отваливающаяся, то ли разваливающаяся голова и огромная шишка на затылке: похоже, падение под стол даром не прошло. Правда, падал он, помнится, носом вперёд… но мало ли что подзабудешь от усталости и переживаний?
Матильда встретила помощника шерифа неласково, и даже разговаривала через дверь. Однако когда Гай страдальческим голосом пообещал спалить домик вместе с хозяйкой, дверь всё-таки отворилась.
Что именно влила в него Матильда, страдалец не знал, да и знать не хотел: во-первых, пахло совершенно отвратно, а во-вторых, помощника шерифа всегда больше интересовал результат. Результат был налицо. То есть на голове — голова прошла сразу, а шишка вроде как начала уменьшаться в размерах. На радостях Гай отдал знахарке серебряную монетку и уже собрался было уходить, но тут Матильда заговорила. До этого она только бурчала что-то себе под нос, и Гай не вслушивался, не сомневаясь, что ничего приятного не услышит.
— А есть средство и получше…


Волк заскулил, прикрыв нос обеими лапами — отчасти потому, что было невыносимо стыдно за свою доверчивость, отчасти потому, что злое весеннее комарьё так и норовило впиться в нежную кожу… «Хоть бы подумал, дурак: ну на кой тебе это надо? Прошла голова — и ладно. Ехал бы к шерифу, принимал бы заслуженный разнос… Так нет же. Развесил уши…»

…Слушая Матильду, Гай прямо-таки ощущал, как у него начинает стучать сердце, ноют кости, поясницу скручивает тянущая гадкая боль, и даже в правой пятке (аккурат под шпорой) что-то стреляет… Ведьма. Как есть ведьма!..

…Холодало. Переменчивый майский день клонился к вечеру, и даже в яму под выворотнем начал пробираться зябкий ветерок. Прошлогодний сухой лист спланировал на затылок — туда, где ещё вчера красовалась шишка, защекотал ухо… Волк лапой смахнул надоеду и замер: на краю ямы мелькнула зелёная тень…

...Не-е-е-ет, нет-нет-нет! Было, ох, было в зелье Матильды что-то эдакое! Иначе зачем бы он терпеливо выслушал её речь, полную недомолвок и оговорок? Почему сразу не взял старую ведьму за шкирку и не отволок в подвал к шерифу? Той, что занимается богопротивным колдовством, там и место...
Да вот не взял и не отволок.
Дослушал до конца.
И отправился прямиком в лес.


…На краю ямы сидела лягушка. Волк потянул носом…
«Мясо».
«Чего?!!»
«Да точно, мясо!»
«Заткнись, Гизборн!»
«Сам заткнись… Гизборн!»
Волк зарычал, пытаясь унять два голоса, нагло спорившие в его голове о съедобности мелкой поскакушки. Увы, голод оказался сильнее разума. Клыки нечаянно щёлкнули, волк облизнулся… и тут же начал отплёвываться. Но было поздно. Лягушка пошла как по маслу.
— Я. Это. Съел?!!

…Робин Гуд, с чувством вспоминавший нахальную даму, которую они так неудачно пытались ограбить вчера, прервал себя на полуслове и вскинул голову. Где-то в северной чаще горестно выл волк.
---------------

Занавеси пропахли гарью, и, сколько Мэриан ни пыталась их оттереть, запах не исчезал. А в одной — той, которая попалась под факел сэра Гая Гизборна первой, — вообще зияла такая огромная дыра, что самая искусная штопка не могла поправить ущерба.
Мэриан скомкала погибшую занавесь и произнесла сквозь зубы пару слов, которые приличной леди знать не полагалось. Легче, увы, не стало. Дочь Эдварда Найтона прекрасно понимала, конечно, что могло быть гораздо хуже (и, скорее всего, ещё будет), но вид полуразорённого дома вызывал злость и тоску. Да ещё кто-то из солдат уволок плащ Ночного Дозорного, в спешке забытый на полу, и когда только успели? Хорош сэр Гай, нечего сказать: взял и сбежал куда-то, бросив изумлённых солдат на произвол судьбы. Правда, она — не судьба, разумеется, а Мэриан, — не растерялась и заставила их тушить дом, благо, огонь не успел сильно разойтись… Всё же странно, что солдаты не попытались довести дело до конца. Ни один даже не заикнулся, чтобы взять Найтонов под арест. Таскали вёдра как миленькие, а потом ещё и перекошенную дверь на место ставили. Похоже, без начальства они и шагу ступить не смеют. А начальство…
— Мэриан!
Мэриан вздрогнула и тут же досадливо поморщилась: уж конечно, голос батюшки ничем не напоминал голос сэра Гая, но кричать-то так зачем?
— Леди Мэриан, спуститесь к нам!
…А вот это гораздо хуже призрачных голосов. Шериф. Неужели приехал завершить то, что не вышло у его помощника?..
— Миледи, мы ждём!
Мэриан поддала ногой ни в чём не повинную занавесь и, гордо выпрямив спину, двинулась вниз по лестнице. Пусть арестовывают! Лишь бы отца не тронули — но, может, Вейзи не будет стараться ударить побольнее, а прислушается к голосу разума? Он, конечно, негодяй, но совсем не дурак.
— Леди Мэриан, вы не видели моего помощника? — озабоченно спросил шериф, когда Мэриан, подобно римской христианке, вошла в клетку со львами — то есть в комнату, где удобно устроился в отцовском кресле милорд. — Леди Мэриан?
Мэриан замерла. Он что, издевается?
— Пропал куда-то, — не менее озабоченно продолжил Вейзи. — Третьего дня отправился к вам — и с той поры ни слуху, ни духу. Вы его тут не убили, часом?
Сэр Эдвард возмущённо открыл рот, но шериф замахал руками:
— Шучу я, шучу! Экий вы, Эдвард, серьёзный!
— Никого мы не убивали, — твёрдо сказала Мэриан, не дожидаясь, пока отец возмутится по-настоящему. Вряд ли, конечно, но дразнить шерифа не стоило. — И сэра Гая не видели.
— Вообще не видели? — Вейзи слегка прищурился. Мэриан чуть пожала плечами.
— С… с того дня, как он был здесь! — всё-таки чуть запнувшись, сказала она.
Вейзи кивнул сам себе.
— Ну, хорошо. Миледи, не сочтите за труд: если Гизборн объявится, передайте ему, что я беспокоюсь.
— А если не объявится? — осторожно спросила Мэриан. Шериф в самом деле выглядел обеспокоенным, но не верила она ему ни на грош. Куда мог пропасть этот сумасшедший? В очередной раз отправился в Святую Землю? Ну да, конечно. Вспомнил, что не убил его величество в прошлый раз, и сорвался как на пожар… то есть с пожара. Темнит милорд, определённо темнит…
— Я скажу, — пообещала вежливо Мэриан. — Обязательно скажу, что вы волнуетесь...
— Беспокоюсь.
— …беспокоитесь. Милорд, а…
— Ну и славно. — Шериф неожиданно вскочил и резво кинулся к двери. — Мне пора! — обернувшись с порога, сообщил он Найтонам. — Дела, дела!..

— Папа? — Мэриан наконец-то заметила, что до сих пор держит в руках щётку, которой пыталась отскрести сажу, и бросила её на пол. — Зачем он приходил? Что с нами будет?
Сэр Эдвард мудро предпочёл не отвечать.
---------------

— И всё-таки — что у неё там было в ящике? — слегка присвистывая, в очередной раз протянул Алан: в пылу бегства от красивой дамы с большим ящиком и кучей охраны он не заметил неожиданно возникшую перед носом ветку и теперь осторожно трогал языком пошатывающийся зуб. — Большой ящик-то. Небось, добра мно-о-ого…
— Небось, — задумчиво согласился Робин, разглядывающий массивный серебряный перстень, который Э’Дейл изъял у дамы.
— Может, там серебро было? — От возбуждения Алан присвистнул особенно громко и тут же с опаской схватился за челюсть. — Вот ведь скверная баба! Нет чтобы тихо-мирно отдать нам всё. Ещё и в драку полезла. Дикость!
— Если тихо-мирно, то десятая часть, — наставительно уточнила Джак. — И почему дикость? Ты что, считаешь, что леди не может драться?
Но Алана на мякине было не провести.
— Может! — с энтузиазмом согласился он. — Но ящик жалко!
— Жалко, жалко… — Робин крутил перстень так и эдак, вглядываясь в печатку в виде ястреба. Даже серебряная, птичка выглядела препогано. Так же, как владелец герба. — Вот интересно: кто она Вейзи?
Мач, как раз переворачивавший над костром вертел с тощим зайцем, чуть не уронил жертву своего кулинарного искусства в огонь.
— Ты что, думаешь, это его жена?
— Какая ещё жена? — Робин с недоумением уставился на бывшего слугу и друга. — А… эта красотка… Вряд ли. Но если она носит знак Вейзи, значит, что-то общее между ними определённо есть. Выяснить надо.
— Выясним, — буркнул Уилл, который, сидя на чурбачке у входа в пещеру, корпел над какой-то деревяшкой. — Мач! Готово или нет?
— Ага, — поддержал его Алан. — Жрать хочется!
— Почти. — Мач потыкал палочкой тощий после зимы заячий бок. — Эх, жирку бы ему немножко. Заморенный какой-то…
---------------

Ну почему лягушки такие маленькие? Вот если бы они были размером с… с косулю, например!
Волк облизнулся, потом представил себе лягушку размером с косулю, и верхняя губа невольно поползла вверх: чудище получалось то ещё… зато мяса много!
К ночи потребность положить что-нибудь на клык — и чем больше, тем лучше, — так усилилась, что мысль о съеденной квакушке перестала вызывать тошноту. Напротив: перед внутренним взором сэра Гая проплывали одна за другой зелёные лапки размером со свиные окорока. А если ещё и поджарить… Волк мечтательно потянул носом и замер — где-то совсем неподалёку жарили мясо.
С трудом отогнав видение насаженной на вертел зелёной туши с четырьмя перепончатыми лапками, волк поднялся и деловито потрусил на запах: он не сомневался в том, кто готовит в чаще Шервудского леса — Гуд, больше некому. Значит, незаконно. Значит, можно его…
«Загрызу!» — с ожесточением подумал Гай. — «Всех! И съем… Мясо съем, в смысле! Которое жарится. И пусть только попробуют сопротивляться!»
---------------

— Алан, отстань! Тебе этого зайца вообще нельзя! — Мач изловчился и ткнул вьющегося около костра Э’Дейла палочкой в бок.
— Это ещё почему? — обиженно спросил Алан, отодвигаясь на всякий случай подальше.
— Зуб выпадет. Жёсткий он, наш косой. Жилистый. И будешь ты как Вейзи.
— Ох, сплюнь, Мач… Да не в костёр, дурень! Ещё в зайца попадёшь.
— Ничего, может, мягче станет, — пробурчал Мач. — Эх, сейчас бы телятинки. Или свининки...
— Или тот сундук…
— Дался тебе сундук!
— А вдруг в нём было золото?
— Ты ж говорил — серебро?
— Ну и что? Золото, серебро… когда целый сундук — без разницы!
— Там были её детки, — веско сказал Робин, прерывая перепалку. — Сама ведь говорила. Э… Слушайте, а это как?
— А так. — Мач вдохновенно махнул своей палочкой. — Она родила от Вейзи детей и возит их в ящике!
Робин осторожно принюхался:
— Вроде бы заяц как заяц... Чего ты чепуху-то мелешь, Мач? Ладно, потом подумаем. Давай сюда эту дохлятину.
---------------

…Волк вытянул шею. Сверху хорошо было видно и костёр, и зайца… и оружие, разложенное так, чтобы его легко было схватить. Особенно ему не нравился лук Гуда. Впрочем, оглобля Маленького Джона тоже приятных ощущений не вызывала. Волк чувствовал, что шерсть на загривке так и норовит встать дыбом…
---------------

Мач стащил вертел с огня и помахал им в воздухе. С зайца печально посыпались подгоревшие корочки. Алан потёр ладони.
— Не трогай. Сейчас остынет немножко… да не трогай же!
---------------

Нет, это просто невыносимо... Гай всё-таки не выдержал — и, одним прыжком достигнув разбойничьего костра, вырвал вертел из рук Мача. Разбойники остолбенели.
Гай рыкнул — осторожно, чтобы не выронить добычу из пасти, — развернулся и дал дёру.
Робин ошарашенно посмотрел ему вслед, перевёл взгляд на стоящего с растопыренными руками Мача...
— Волки совсем обнаглели, — сказал он наконец. — Куда катится мир?
— Вот ведь сволочь!
Алан судорожно начал рыться в куче оружия, разыскивая свой меч. Гуд понаблюдал за поисками и захохотал.
— Что, Алан, на охоту собрался? —выдавил он наконец сквозь смех. — Шкура была вроде ничего.
— Спёр же! Ужин спёр! — Возмущённый Э’Дейл бросил поиски и жадно уставился на лук Робина. — Неужели так и спустить?
— Так и спустить, — кивнул Гуд. — Мач, я двоих зайцев подстрелил. Тащи второго.
— А волк?!!
— А волк пусть катится на все четыре стороны. Мы благородные разбойники или нет? Значит, должны помогать людям… ну и животным тоже.
---------------

Дорога в Локсли была нахожена давно, ещё когда хозяином был не мрачный голубоглазый помощник шерифа, а такой же голубоглазый, но очень жизнерадостный парень, в котором только при богатой фантазии можно было с ходу узнать самого графа Хантингтона. Иногда Мэриан казалось, что это было не пять лет назад, а все десять или двадцать…хотя двадцать — это, пожалуй, слишком. Двадцать лет назад её ещё и на свете-то не было. Хорошие, кстати, были времена, если верить отцу, не то что нынче, когда не живёшь, а выживаешь… Мэриан отцепила старенький плащ от очередного сучка, нашедшего дырку в поле, и досадливо вздохнула: уж конечно, её плащ Ночного Дозорного был гораздо лучше этой тряпки, ради которой пришлось перерыть два сундука. Она уж и забыла, когда в последний раз его надевала… три года назад? Четыре? А всё отец с его запасливостью: «Не выбрасывай ничего, солнышко, на чёрный день пригодится…» Пригодилось, в самом деле. Но, вернувшись в Найтон, она возьмёт этот плащ и с наслаждением отправит в огонь. И тот гобелен, пострадавший от бешенства Гая Гизборна, — тоже! Не будет она ничего зашивать! Надоело!
Плащ, как будто предчувствуя свою печальную судьбу, зацепился за пенёк у тропинки — и треснул по шву аж до середины. Мэриан остановилась и топнула ногой. Мало того, что ничего полезного в Локсли не узнала, так ещё и последняя тряпка против неё. Надоело, надоело, надое-е-е-ело-о-о-о!!!
Шериф вроде бы не соврал: сэра Гая в Локсли действительно не было. Ни живого, ни мёртвого — хотя за последнее Мэриан, конечно, не поручилась бы. Гизборна в бывшем поместье Робина не любили и боялись. И даже если бы он ненароком помер от… от… не от чего было умирать сэру Гаю. Впрочем, не очень-то и хотелось! Она — не он. И желать смерти врагу не будет. Пусть даже враг и покушается на самое дорогое, что у неё было, — на дом и здоровье отца. Свою честь Мэриан тоже ценила высоко, но что-то ей подсказывало: уж чести-то, после того, что она учинила по осени, ничего не грозит… Минуточку. О чём она?.. А! Так вот. Если бы сэр Гай умер, или, скажем, сильно заболел, слуги могли и побояться его тревожить — пока не стало бы совсем поздно… Ох, а вдруг правда? Заболел — и лежит там, в бывшей спальне Робина, на бывшей кровати Робина…
Глупости. Всё с ним прекрасно — как обычно. Просто иногда даже зверям в облике человеческом требуется отдых от других зверей, ещё более хищных и опасных. Таких, как милорд Вейзи Ноттингемский. И в Локсли тихо и темно потому, что окружающие наконец-то получили возможность отдохнуть от помощника шерифа, а не потому, что он всех поубивал и сбежал в лес…
Мэриан мысленно дала подзатыльник неумеренно разыгравшемуся воображению. Вот спрашивается — зачем вообще её понесло в Локсли? Чтобы обойти по кругу дом и заглянуть в пару окошек? И что она там увидела, кроме Торнтона, корпящего над записями? А могла бы, между прочим, залезть внутрь и унести что-нибудь эдакое. Что-нибудь ценное, наверняка пригодившееся потом, когда пришло бы время навестить очередную нищую деревню, подчистую ограбленную шерифом и его помощником. Правда, последний визит такого рода подарил ей шрам на животе… но что с того? Шрамов на душе гораздо больше, пусть их и не видят люди… Леди поморщилась. Нет уж, пафос пусть остаётся Робину. А она будет делать своё дело тихо, незаметно — и не обращая внимания на то, угрожают ей шериф и Гай Гизборн или нет!

---------------
Луна уже скрылась за деревьями, и тропинка тонула в темноте, когда волк неожиданно обнаружил, что луна ему не нужна, и даже решил поначалу, что причиной тому сытный ужин. Хотя ерунда, конечно, много ли того зайца было — на один укус, да ещё и подгорел он порядком, этот тощий заяц… Но с голодухи, после двухдневного поста (лягушка не в счёт!) даже обугленное мясо остаётся мясом. И хватило его — в самый раз, чтобы заморить червячка, но не утратить бдительности, отяжелев. И сил прибавилось. И даже появилась новая мысль, пусть и глупая, но хотя бы посвящённая не поискам, чего бы сожрать, а делам почти духовным: сэр Гай порешил отправиться к тому самому пню, с которого начались рыцарско-волчьи злоключения — если, конечно, не считать оным началом паршивую ведьму Матильду... Опоила, как есть опоила! И послала — неведомо куда, неведомо зачем. Что она, не знала, чем дело кончится, когда советы давала? Мол, иди, сэр, воткни ножик, кувыркнись, сэр, как следует… и будет тебе, мать её, счастье, удача и прочие блага, так что сам милорд от зависти удавится, а Гуд вообще обратно в Святую Землю сбежит!..
Как же.
Размечтался.
Ох, и ликование приключится в Шервуде, когда разбойники прознают, что помощник шерифа носится по лесу за зайцами и ночует в ямах, укрываясь собственным облезлым хвостом!
...А Матильда, ясное дело, всё знала. И неплохо бы оную Матильду… Гай щёлкнул клыками, представив, как затряслась бы старая крыса, увидев его обаятельную белозубую улыбку у себя на пороге. Со всем остальным, разумеется, — взъерошенным загривком, горящими глазами и длиннющими когтями. Правда, вряд ли она открыла бы дверь…
«Можно в окно».
«Слушай, зараза, без тебя знаю!»
«Ну и что? Напомнить не вредно, вдруг забыл. Скребёшься, значит, когтями в окно… или просто запрыгиваешь — если протиснешься, конечно. А потом набегают мужики с рогатинами…»
«Ещё про собак вспомни».
«А что собаки?»
«А что рогатины?»
«Узнаешь. Ещё можно вилы. Вилы и рогатины — хорррошо! И прощай, сэр Гай. Requiescat in pace. Как тебе?»
«Не очень… Сгинь, нечистая сила!»
Волк помотал головой. Наглый внутренний голос достать его ещё не успел, но всё шло к тому. Впрочем, в данном случае он был прав: Матильда наверняка настороже, так просто до неё не доберёшься. А и доберёшься — что, зубами её грызть? Гадость какая…
«А ты в Найтон сбегай», — предложил внутренний голос осторожно.
«В таком виде? Я иду к пню! И отвяжись!»
«Ну, как знаешь…»
Достопамятный пень, через который так хорошо кувыркнулось третьего дня, был на месте. А что ему сделается? И пень стоит, и осинка рядом шелестит молоденькими листочками, и кусты помяты — как сиганул по ним после пенька, так и не выпрямились по сию пору…
А кинжала нет.
И, к слову… заботливо припрятанной одежды тоже нет…
Ну, сволочи!
Когда давеча Гай, пробежавшись по лесу в волчьей шкуре, вернулся к пню — язык набок, лапы ободраны, злости и тоски как не бывало, — кинжала уже не было. Если б был, может, он и не мечтал бы придушить Матильду. Но кинжал исчез, и как ни кувыркался свежеиспечённый волк через пенёк, снова человеком не стал. И краешек чёрной куртки, высовывшейся из-под прошлогодних листьев, выглядел чистой насмешкой, так и хотелось разодрать его когтями. А уж когда поблизости треснул сучок…
А теперь ещё и одежду спёрли!
Волк вздохнул, решительно развернулся и потрусил от пня к тропинке. Чего уж там, раньше надо было думать, а не улепётывать очертя голову от какого-то треска. Испугался, что увидит кто… Ну и увидели бы. Ну и пусть. Какая разница…
Треск ветки и на сей раз застал его врасплох. Убегать было уже поздно. Волк метнулся вправо, влево… рухнул на живот и распластал лапы крестом — в надежде, что в темноте его примут за кочку или небольшой холмик. Или вообще не заметят — мало ли всякой дряни в лесу валяется?
Человек, показавшийся на тропинке, даже головы не повернул. Зато волк чуть не вскочил, забыв притворяться кочкой-холмиком.
Ну надо же…
«Никогда не знаешь, где повезёт», — промурлыкал сэр Гай Гизборн про себя — и, осторожно поднявшись, на мягких лапах двинулся следом за знакомым силуэтом.
Ночной Дозорный.
Вот и посмотрим, куда он идёт.
Вдруг пригодится?
Когда-нибудь.
Потом.
Должно же ему хоть в чём-то повезти!

…Ну и куда торопится этот мерзавец, который пятый год портит ему жизнь не хуже, а то и получше Робина Гуда? Волк трусцой, то и дело сбивающейся на галоп, поспешал за мелькавшей впереди тенью... Точно не в Локсли. Значит, хоть его деньги сегодня будут в целости и сохранности… Ох ты ж!.. Сейчас-то не в Локсли! А вот ОТКУДА он бежит? Гай прибавил ходу, вглядываясь в окутанную плащом фигуру. Нет, вроде бы никаких мешков не видно…
Волк резко остановился — потому что, наконец, выяснил, куда нёсся Ночной Дозорный, и, надо сказать, результат ему совершенно не понравился. Найтон-Мэнор. Неужели эта дрянь решила ограбить Найтонов? Если уж кому-то это и позволено, то только ему, Гаю Гизборну. И, между прочим, даже он никогда не собирался грабить Мэриан и сэра Эдварда. А этот… Вор-р-рюга!
«Будем грызть?» — деловито осведомился внутренний голос. Волк помотал головой и опрометью кинулся за Ночным Дозорным. Тот, ничуть не скрываясь, уже подходил к воротам. Вот ведь наглец.
«Грызть будем, спрашиваю?»
«Рано», — рассеянно сообщил волк самому себе. — «Вот сейчас подойду поближе…»
«Умнеешь на глазах».
«Заткнись».
«Ты ещё мордой об землю постучи».
«Заткнись, я сказал!»
---------------

В порыве гнева на себя, Робина, папу, Гая Гизборна, шерифа Ноттингемского Вейзи и вообще на весь свет скопом Мэриан долетела до Найтона так быстро, что даже плащ, медленно, но верно превращающийся в ленточки, не мог её остановить. Поворот, кусты, ещё поворот, колючие кусты, поваленное дерево… Боже, ну когда его уберут? Надо сказать папе… нет, не папе. Надо приказать — и сделают… О-о-о-ой! Больно, между прочим! Ну кто, кто бросил камень прямо у ворот?!
…Мэриан отряхнула колени и, слегка прихрамывая, пошла к двери. Похоже, всё сегодня было против неё, даже родной дом. Да, она говорила, что неплохо бы заменить совершенно истёршийся упор для ворот. Но зачем укладывать его ровнёхонько между столбами? Теперь о том, чтобы влезть в свою спальню на втором этаже, нечего было и думать.
— Папа, почему ты не спишь? — укоризненно спросила Мэриан. Сэр Эдвард клевал носом, сидя у камина, но, услышав голос дочери, встрепенулся и поднял голову.
— Я волновался, — с достоинством ответил он. Мэриан вздохнула. — Да, волновался. Я всегда волнуюсь, когда ты надеваешь этот ужасный костюм и убегаешь из дома неведомо куда.
— А откуда ты знаешь, что я… надела и убежала?
— Когда наверху стукают ставнями, а потом кто-то пролетает мимо окна… Мэриан, неужели ты думаешь, что твой старый отец совсем выжил из ума?
— Нет, конечно! Папа, но волноваться-то зачем? Я же Ночной Дозорный, что может со мной случится?
— Тебе напомнить? — Сэр Эдвард даже привстал в кресле, вцепившись руками в подлокотники.
— Не надо, — поспешно сказала Мэриан, снимая маску и сбрасывая надоевший плащ. — Но всё равно…
---------------

Волк подкрался к двери, в которую так по-хозяйски вошёл Ночной Дозорный, и припал глазом к дырке от сучка. Вздрогнул. Заглянул другим глазом… Картина, открывшаяся его взору, была настолько невероятной, что впору было не в дырки заглядывать, а…
Гай сел и взялся лапами за голову, позабыв, что волчье тело для трагических поз приспособлено мало. От удара о землю зубы звонко лязгнули. Короткий подвыв прозвучал очень выразительно, и если бы поблизости нашёлся кто-нибудь, способный перевести с волчьего на английский, он бы не задумался ни на минуту. Но таковых полиглотов в окрестностях, увы, не было. А членораздельных слов у оборотня поневоле не нашлось.
— Не верю! — вот что, собственно, хотел сказать сэр Гай Гизборн, вновь и вновь прокручивая в своей лохматой голове только что увиденный кошмар: Мэриан Найтон, стаскивающая с лица маску Ночного Дозорного.

просмотреть/оставить комментарии [4]
 К оглавлениюГлава 2 >>
декабрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

ноябрь 2019  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2019.12.06
Учась говорить [2] (Гарри Поттер)



Продолжения
2019.12.10 02:47:42
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2019.12.08 02:07:35
Быть Северусом Снейпом [251] (Гарри Поттер)


2019.12.04 12:55:38
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2019.11.28 21:36:33
Дамбигуд & Волдигуд [3] (Гарри Поттер)


2019.11.28 17:37:03
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2019.11.21 21:49:25
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2019.11.21 19:12:28
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2019.11.17 21:35:03
Работа для ведьмы из хорошей семьи [0] (Гарри Поттер)


2019.11.16 23:22:58
Змееносцы [11] (Гарри Поттер)


2019.11.10 08:05:26
Список [8] ()


2019.10.31 15:09:33
Солнце над пропастью [107] (Гарри Поттер)


2019.10.30 18:08:31
Страсти по Арке [9] (Гарри Поттер)


2019.10.28 13:36:46
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.10.24 00:56:13
Правила ухода за подростками-магами [19] (Гарри Поттер)


2019.10.21 15:49:12
Бессмертные [2] ()


2019.10.15 18:42:58
Сыграй Цисси для меня [1] ()


2019.10.11 09:05:17
Ходячая тайна [0] (Гарри Поттер)


2019.10.10 22:06:02
Prized [4] ()


2019.10.09 01:44:56
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.10.06 19:23:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [57] (Гарри Поттер)


2019.09.15 23:26:51
По ту сторону магии. Сила любви [2] (Гарри Поттер)


2019.09.13 12:34:52
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2019.09.08 17:05:17
The curse of Dracula-2: the incident in London... [28] (Ван Хельсинг)


2019.09.06 08:44:11
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:27:16
Тот самый Малфой с Гриффиндора [0] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.