Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

-Почему тайная комната под женским туалетом?
-Идиоты! Просто василиск- самочка.

Список фандомов

Гарри Поттер[18491]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12706 авторов
- 26963 фиков
- 8628 анекдотов
- 17688 перлов
- 678 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>


  Before a storm

   Глава 6. Бэллатрикс
Малфой-Мэнор. Азкабан. Зима, 5й курс.

Мои пальцы летали над клавишами клавесина, собирая из множества нот мелодию задумчивую, но насыщенную звуками. Я всегда любил музыку, заполнявшую слух в полной мере, без пауз и приглушенной тишины между мотивами.
В большой зале не было никого, кроме огоньков свечей, дрожащих в серебряных подсвечниках на стенах. Но я продолжал играть. Клавесин успокаивал и временно отгонял тянущее душу ощущение, сочетающее в себе немного обиды, немного страха и угнетающее осознание того, что решение нависшего вопроса еще не найдено.
Малфой-Мэнор, мой изящный белоснежный особняк, полный свежего воздуха, душистых ароматов и уюта, не терявшегося из-за вымеренной эстетики каждого уголка и каждого находящегося внутри предмета, был всегда тем местом, которое укрывало от чего угодно, оставшегося за его стенами. Здесь всегда было тихо – даже музыка и голоса членов моей семьи не мешали, а вплетались в тишину, ощутимую не физически, а, скорее, не имеющим названия душевным восприятием. Это была не та тишина, что может угнетать и сводить с ума, а та, которой желает человек в минуту усталости или романтичного порыва, да и вообще всегда, когда по своей воле на мгновение отходит в сторону от шумных людей и ежедневной суеты.
Увы, на этот раз в идеальную тишину вкрался диссонанс и остался в ней, не давая шанса спрятаться или избавиться от него.
Виной всему были напряженные отношения с отцом. Со времени памятного разговора о моем вступлении в Круг Огня прошло уже почти три месяца, и в беседах мы к той теме больше не возвращались – но заодно прекратились вообще все обсуждения Упивающихся Смертью и всего с ними связанного. Конечно, из-за учебы и того, что подозрительная Амбридж ухитрилась перекрыть в школе все камины, включая слизеринский, я не появлялся в Мэноре до самых рождественских каникул и, соответственно, с отцом не говорил иначе, чем в переписке. Но вот уже несколько дней я находился дома, и мне ни разу не удалось завести разговор о Тёмном Лорде. Каждый раз отец будто невзначай уходил от этой темы с присущим ему изяществом.
При этом он начал учить меня создавать ложные воспоминания для легилименторов, и на занятиях мы внешне общались как ни в чем ни бывало – если не учитывать, что, вопреки обыкновению, исключительно по делу.
Я ощущал, что отношения натянуты и атмосфера накалена, и чувствуя себя неуютно ещё и от неопределенности – внешне отец был предельно спокоен – невольно старался спровоцировать если не скандал, то хотя бы выяснение отношений. Несколько раз я нарочно нарывался на спор или отвечал на что-то с раздражением – чего никогда не позволял себе раньше - но все равно проявляемых на это отцом эмоций было слишком мало, чтобы меня удовлетворить.
И только один раз мне удалось добиться сомнительного успеха.
Получилось это так. Отделаться от однажды надуманной гениальной мысли о том, что отец считает меня ни на что не способным, у меня упорно не получалось. Обида накрепко засела в голове и показывала коготки каждый раз, когда отец снова демонстрировал мне любезное равнодушие и нежелание распространяться на опасные темы. Мне было совсем не сложно додумать, что в пятнадцать лет я уже вполне взрослый человек, а отец не хочет этого замечать, и что он оценивает меня намного ниже, чем я того заслуживаю.
Я злился и обижался так, как это умеют только подростки, в своей категоричности напрочь забывающие обо всех сопутствующих основной проблеме обстоятельствах. И конечно, мечтал о том, как однажды отец своими глазами увидит, насколько жестоко он ошибался.
Со злости я наколдовал на левой руке рисунок в виде черепа со змеёй и ходил, пряча под рукавом эту импровизированную метку от отца с чувством своего тайного превосходства. Это мое ребячество сослужило мне однажды дурную службу.
В тот день я сидел в Мэнорской библиотеке, делая вид, что усиленно пишу заданный на каникулы конспект по трансфигурации, а на самом деле в который раз перечитывая «Миры соседствующие» и выискивая там вопросы, которые намеревался задать Салазару. Стол передо мной был завален книгами и пергаментами, чтобы со стороны не было видно, чем я на самом деле занимаюсь.
В библиотеку зашел отец и задумчиво остановился перед одной из полок, видимо, решая, какую книгу лучше взять. В его присутствии я побоялся читать не имеющую отношения к учебе литературу и, чтобы как-то забить неловкую паузу, спросил, будет ли в этом году Новогодний бал в Мэноре.
- В Мэноре на сей раз нет, - не глядя на меня, отозвался отец. - Мы с Нарциссой подумываем принять приглашение на бал, который дает семейство Боунс.
- А почему не у нас? – с деланным равнодушием спросил я. Глядя на постоянное непробиваемое спокойствие отца, я со злости решил ему подражать.
- Твоя мать утомлена балами и гостями. Не появиться на новогоднем торжестве Малфои не могут, но хотя бы можно не заниматься организацией самим, - тем же тоном пояснил отец, пробегаясь пальцами по корешкам книг.
Неловким движением я спихнул «Миры соседствующие» со стола и сразу же рывком потянулся к ним. Увы, жест был столь резок, что мало того, что отец тут же оглянулся на меня, но вдобавок у меня отлетела пуговица на левом манжете, и рукав немного задрался. Достаточно, чтобы моя распрекрасная, старательно вырисованная «метка» на мгновение вполне узнаваемо выглянула из-под ткани.
Разумеется, отец успел заметить рисунок. Но он ничего не сказал по этому поводу и вновь вернулся к изучению книжных корешков, бросив через плечо:
- Ты не очень расстроен предстоящим балом у Боунсов? Не питаю привязанности к этому семейству, но вечера они устраивать умеют вполне достойные.
- Нет. Кстати, их дочь участвует в школьном заговоре, - с вызовом сказал я, невероятно бесясь на самого себя и дурацкий рисунок, который отец наверняка принял за очередное подтверждение моей моральной незрелости. С учетом, что он явно вознамерился молчать о своих догадках, мне не предоставляли даже возможности оправдаться. И я решил получить её во что бы то ни стало. – В том самом, о котором я рассказывал. Который называется Армия Дамблдора и собирается для борьбы с Тёмным Лордом.
Отец обернулся ко мне с легкой улыбкой на губах. Взгляд его при этом был совершенно холоден, что подтверждало мои худшие опасения.
- О, твой рассказ меня весьма позабавил. Конечно, как мы тогда смеялись, Тёмный Лорд жутко испугается такой армии. Что до девочки... это было ожидаемо, ведь ее мать сочувствует Дамблдору.
Я со злостью захлопнул книгу. Отец считал всех школьников ни на что не способными детьми. В случае с учениками Поттера я тоже так считал, но, похоже, примерно к подобным бездарностям относили и меня самого. Не выдержав, я довольно нахально поинтересовался, как же так меня не боятся подвергать смертельной опасности, беря с собой на бал в дом врага.
Сдержанность отца могла кого угодно вывести из себя. Если бы не подчеркнуто любезный тон, можно было бы вообще не догадаться, что мое высказывание достигло цели.
- Что ты, едва ли тебе что-то будет угрожать. Разве что ты станешь демонстрировать огрехи в одежде юным неопытным аврорам, - сказал он, холодя меня взглядом серебряных глаз.
Мое сердце бешено заколотилось, как только я осознал, что наконец добился разговора о «метке». Наконец-то я дал волю собственному возмущению:
- По-твоему, я совсем ни на что не гожусь?!
- Разве я это сказал? – прекратив улыбаться, тихо удивился отец.
- Я всё прекрасно понимаю, - кипя от злости, выпалил я. - Ты увидел у меня на руке рисунок. И теперь думаешь, что я не отличаю игру от жизни, так?
- Про этот рисунок я мог бы промолчать, - последовал спокойный ответ. - Но раз ты так настаиваешь, то отвечу. Стильная картинка. Ты играешь в то, что для меня - жизнь.
Я выдохнул и попытался объяснить, радуясь представившейся возможности:
- Я не играю. Я совершенно серьезен. Картинка - это так, глупость.
- Неужели? – поднял брови отец. - Забавно, как ты сумел перевести разговор о новогоднем бале на тему: "А не считает ли меня отец слабаком". Интересно, кто же я такой в таком случае и каковы мои критерии оценки, если я говорю, что горжусь своим сыном. Раз ты серьезен, так изволь и говорить серьезно.
Он призвал книгу и сел с ней в кресло напротив меня, задумчиво перелистывая страницы.
- Говоришь, что гордишься, - я заводился всё больше и больше, хотя и понимал, что мне бы сыграло на руку как раз спокойствие. Обида выплескивалась через край, игнорируя слабый голос здравого смысла. - А реально не позволяешь мне решать самому за себя. Мне ведь уже не двенадцать лет, когда я понятия не имел, во что хочу ввязаться.
- Отнюдь. Разве я что-то тебе запрещал? Да, я высказал свое мнение. И предложил тебе обосновать свое. Пока логичного обоснования, которое перекрывало бы мои доводы, я не услышал. Если ты так серьезен и настолько хорошо понимаешь, что тебя ждет в Огненном Круге, как говоришь - то наверняка у тебя есть доводы.
«Я же назвал все доводы! – взвилась обиженная мысль. – Только ты меня не слышишь и слышать не хочешь! Это же так просто, так очевидно!»
- Ты сам сказал, что дело ещё далеко от завершения! – я не понимал, что тон мой повышается от слова к слову. - Значит, до обещанного тобою будущего - когда я, как ты сказал, буду среди тех, кто получит возможность всем править, ещё тоже очень и очень далеко. Ты будешь рисковать собой, а я даже не смогу тебе помочь? Я буду сидеть дома, как мама, и ждать у моря погоды?! Я хочу сам влиять на события!
Рука, перелистывавшая страницы, замерла. Взгляд отца обдал меня льдом.
- Твоя мать никогда не ждала у моря погоды, - отчеканил отец. - И не воображай ее праздной домохозяйкой, будь любезен. Я обсуждал и советовался с ней о многих делах, неизменно получая от нее своевременную и разумную помощь. В политике и в различных хитростях она стоит на одном уровне со мною. Между прочим, как и в боевой магии, хотя война - не ее стихия. Она выручала меня несколько раз и в боевых операциях. После твоего рождения я стал еще больше беречь ее, стараться сколько-то оградить от переживаний и посвящать не во все дела. Не потому, что она нуждается в опеке, она сама в состоянии о себе позаботиться - но потому, что она мне неизмеримо дорога. Она продолжала советовать, защищая тебя и дом. Так было и так есть сейчас.
Не делай из неё слабую женщину на основании того, что она души в тебе не чает. Ты ее ребенок. Единственный. Кстати, думаешь ли ты о Нарциссе, порываясь идти в Пожиратели? Что до твоих мотивов - они звучат неубедительно. И по твоей злости я делаю вывод, что ты сам это понимаешь.
Обвинение в том, что я как-то не так отношусь к маме, подлило масла в огонь.
- Я думаю о маме! Но я не она, и мне не достаточно играть роль всего лишь советника! Разве что, - я усмехнулся, вспомнив о том, кем предлагает мне стать Салазар, - советника Лорда. Если разовью свою временную магию.
- Вообще-то способность доказывать свою позицию и разумно действовать от полового признака не зависит, - заметил отец. Спокойствие из его тона исчезло, но раздражение все ещё чувствовалось лишь интуитивно, так хорошо он владел собой. - По твоему поведению и словам ты сущий ребенок. Потому роль моего советника ты точно пока играть не можешь. Про Лорда - забавная мысль. Забавная в своей чудовищной нелогичности. Объясни, если я не так расслышал. Да, есть у тебя временная магия. И навыки в ней могут быть чрезвычайно полезны. Но советовать Тёмному Лорду, опытному магу, который почти в пять раз старше тебя - прости что? Ты разбираешься в политике, стратегии, тактике, историческом контексте лучше его? Или, может быть, ты умеешь тонко вести разговоры с людьми? Тогда советую начать проявлять этот навык дома.
- Ты все сводишь к тому, что я ни на что не способен, - упрямо повторил я, не зная, как реагировать на прозвучавшую насмешку.
- Мне надоел этот твой способ перевода темы. На вопросы ты мне в очередной раз не отвечаешь, - отец сидел в кресле, закинув ногу на ногу и отложив книгу. Лицо его превратилось в бесстрастную маску, а голос вновь стал непроницаемо спокоен.
- Я уже все обьяснил, но этого почему-то недостаточно! – крикнул я.
- Мы так и будем разговаривать по принципу: "я привел доводы" - "я привел контраргументы и жду ответ" - "я уже всё объяснил" - "я..."? По-моему, это утомительно.
- Пожалуй, ты прав, - резко бросил я. – Пойду лучше почитаю в своей комнате.
Я схватил «Миры соседствующие» и буквально вылетел из библиотеки, для пущего эффекта хлопнув дверью. Мне было все равно, насколько разозлит отца мое наглое поведение.
После того случая отношения наши стали ещё хуже. Перестали складываться даже отцовские уроки, и в итоге он их просто прекратил, полностью предоставив меня самому себе и лелеемым обидам. А после бала у Боунсов и вовсе пропал на несколько дней.
Мелодия стала резче. Поддавшись мыслям, я излишне сильно давил на клавиши. Звучание испортилось окончательно, и я отвернулся от клавесина. Пламя свечи напротив меня стало фиолетовым. Это означало, что пробуждающее её к жизни заклинание подходит к концу.
Где-то за окнами Мэнора завывал тоскливый зимний ветер.
Он нес с собой снег и холод, рвал высокие ветви деревьев, ненадолго смиряя свой норов над лесом и вновь набирая полную силу над открытыми пространствами. Крыши домов, вершины гор также мешали ему, но за ними было побережье и открытый простор моря.
Ветер несся над тяжелыми свинцовыми водами, радуясь своей свободе и смеха ради вспенивая вершины вздымающихся волн.
Шторм усиливался. Море ревело со все возрастающей яростью. Волны, как и ветер, любили свободу, но на их пути выросли остров и огромная каменная крепость на нем. В бешенстве вода разбилась о каменное подножье Азкабана и отступила, вынужденная на время смириться.
Ветер тоже столкнулся с преградой – высокими остроконечными башнями - и, обиженно завыв, обогнул их и понесся дальше, туда, где уже ничто не мешало его полёту. Волны оказались менее сообразительны - они снова и снова бились о камень, надеясь, что однажды он поддастся их силе.
Одна из них, потерпев поражение так же, как и её сестры, с рокотом откатилась назад, оставив на берегу тёмное полупрозрачное облако, очертаниями напоминавшее темноволосую женщину. Облако поплыло вперёд и исчезло в крепости, точно всосавшись в неё.
В тот же самый миг другая женщина, до крови вцепившаяся в каменную кладку стены одиночной камеры, вскинула лохматую голову, резким движением убирая с лица гриву черных с проседью волос. Она смотрела на кисти своих рук, длинные изящные пальцы с пожелтевшими ногтями, некогда белоснежную кожу, которую сейчас невозможно было разглядеть за покрывшей её грязью проклятой тюрьмы.
Взгляд скользнул по левой руке. Выжженная, вплавленная в кожу змея извивалась и жглась, причиняя нестерпимую боль. Сейчас этот мучительный огонь на предплечье был желаннее самого сладкого поцелуя, он возвращал жизнь во всей её ярости, неоспоримо доказывая, что можно ощущать что-то, кроме невидимых ледяных обручей, давящих на голову и грудь на протяжении пятнадцати лет. Впрочем, последний месяц их тяжесть ослабевала день ото дня, отступая, должно быть, перед силой, которую давала ожившая на руке змея.
Он вернулся. Господин действительно вернулся. Прошла целая вечность с момента, когда вновь проявился его знак – и больше уже не исчез, но именно сейчас на самом деле пришло время. Освободиться, идти на зов Его, того, во славу чьего имени пятнадцать лет жизни были брошены на ледяные камни Азкабана.
Он ждёт. Он зовёт. Ждать больше нельзя.
Дверь камеры распахнулась….. но за ней не было ничего, кроме бушевавшего черного урагана.
В глазах узницы отразился несвойственный им ужас, и она отшатнулась от жуткого провала, некогда бывшего выходом, но было поздно - тьма хлынула в камеру.
Мгновение – и камера превратилась в то же бурлящее черное море, в котором не было ни дна, ни неба, ни стен. А затем тьма обрела голос:
- Бэллатрикс Лестрендж, Хозяин прислал меня освободить вас и других Пожирателей Смерти и доставить к нему.
Хохот Бэллатрикс утонул в реве шторма.
…Свинцовые воды моря, окружавшего магическую тюрьму, не привыкли нести на себе существ, не намеренных стать их пленниками. Волны явно намеревались поглотить легкое судно и троих наглецов на его палубе и, стремясь к этой цели, бесились так, что перехлёстывали через высокий борт.
Люциус плотнее запахнул полы мантии, но безнадежно промокшая ткань от холода уже давно не спасала. Увы, Малфой не мог не то что попробовать несколько усмирить стихию, но даже позволить себе такую мелочь, как осушающее мантию заклинание. Присутствие магии здесь, где не должно быть ни единой живой души, обнаруживать раньше времени было нельзя ни в коем случае. Хватало того, что в скором времени сюда должны были аппарировать десять беглых заключенных. После этого в любом случае нужно будет убраться как можно скорее, и дальнейшие всплески магии хуже не сделают.
Прошел почти месяц с того момента, как Лорд дал приказ освободить его сторонников из Азкабана. Исходя из принятого Люциусом решения, Леона не торопилась договариваться с дементорами раньше поставленного срока. Правда, и сами мрачные стражи очень неохотно шли на переговоры с демоницей, так как тюрьма вполне обеспечивала их нужды. Обещания свежих жертв, полных жизни и надежд, взамен измученных и почти опустошенных пленников не слишком манили дементоров на данный момент, когда война еще не началась. И все же, к удовольствию Люциуса, спорить с Леоной было трудно. Демоница могла замучить кого угодно, и когда она взялась за дело всерьез, на все про все ей хватило недели. Не все дементоры делали уступки – но тех, с кем договориться не удалось, Леона просто нейтрализовала. В итоге заключенные почувствовали облегчение и смогли немного восстановить силы – настолько, чтобы аппарировать на небольшое расстояние.
И вот тут-то и возникло осложнение. Чтобы подобрать пленников, Люциусу был необходим корабль. Быстроходная трехмачтовая фелука подходила вполне, для управления ею требовалось всего два-три матроса. Но их-то как раз и не было. Подкупать или использовать Империо Малфою виделось ненадежным. На его удачу, из будущих Упивающихся двое родились у моря и немного знали судоходство. И все же Джереми и Ричарду было необходимо хотя бы немного времени на подготовку. Молодые люди замучили себя, но переносили все безропотно. Люциус подумал о том, что с талантливой молодежью работать намного приятнее, чем с высокомерными инвалидами первой войны, кривящимися при любом поручении и думающими, а достойно ли оно их, давних заслуженных сподвижников Тёмного Лорда.
Увы, сегодня из стен Азкабана выходило ещё десять таких же магов. Особой радости Малфой по этому поводу не испытывал.
Люциус вглядывался в туманную хмарь, скрывавшую морской горизонт. Леона несколько задерживалась, но накладок быть не должно. Кажется, удалось предусмотреть всё – даже палочки заключенных Пожирателей были добыты из архивов Министерства Магии накануне днем. Пропажа в беспорядке хранилищ обнаружилась бы в любом случае не скоро, но надо было исключить возможность срыва операции из-за чрезмерной бдительности какого-нибудь служаки. Люциус явился с визитом к Корнелиусу Фаджу, а после несколько человек готовы были подтвердить, что видели, как он исчез в одном из каминов холла. Память и сознание охранников хранилища Люциус правил лично, взяв Аларума для подстраховки. Всё прошло идеально. А после бегства Пожирателей Смерти начнется такой переполох, что Министерству будет не до расследования пропажи палочек.
Пелена пенных соленых брызг, окутывавшая корабль и магов, серебрилась в свете умирающей старой луны. Возле мачты в двух шагах от Малфоя воздух потемнел и стал собираться в очертания изящной женской фигуры. Люциус наблюдал за Леоной. Хищница, опасная, грациозная, притягательная. Он видел кэльпи в образе прекрасной вороной кобылы, но в человеческом облике предпочитал сравнивать ее с черной пантерой. Красота, созданная, чтобы убивать. Или же смертоносность, отрава, которая и придает столько силы красоте.
Леона легко cпрыгнула на доски палубы и стремительно приблизилась к Люциусу.
- Мистер Малфой, все сделано. Через несколько минут освобожденные будут здесь. Я отправилась вперёд - должить вам, - сказала демоница, слегка поклонившись, а затем мотнула головой, откидывая хлынувшие на лицо волосы назад. Отчитывалась она предельно четко и официально, но что-то совершенно иное было в её взгляде. Каре-огненные глаза задержались на лице Малфоя - Леона ждала дальнейших приказаний.
- Благодарю, Леона. Меньшего я не ждал и не сомневался в успехе, - произнес Люциус, искренне любуясь поведением демона, но и не отказывая себе в привычке поддеть собеседника. Учитывая возможности кэльпи, это задание было сущим пустяком, хотя для кого-то другого могло бы быть едва выполнимым.
Едва выполнимым… В самом деле, это так. Ждал ли Лорд, что Люциус действительно справится, когда давал это поручение? «Твоих сил на это хватит…», - шипящий голос, не позволяющий уловить интонации. Кажется, теперь его обладатель угрожал всегда. Впрочем, возможно, так и было на самом деле. Однако Тёмному Лорду были нужны его сторонники. «Самые верные и преданные в Азкабане… а может быть, просто наименее успешные и способные повернуть дело к своей выгоде? Зато теперь страдальцы наверняка будут неимоверно кичиться своей заслугой. Быть на свободе и благополучно расшатывать существующую систему власти в Великобритании – куда менее ценно для дела Пожирателей смерти, чем пятнадцать лет сидеть в камере», - насмешливо подумал Малфой, а вслух обратился к духу:
- Теперь вам с Аларумом остается следить за тем, чтобы ничто не помешало нашему возвращению в Англию.
Леона вновь поклонилась, прежде чем исчезнуть.
Ещё мгновение было тихо, после чего раздались хлопки аппарации - на палубу один за другим ступали бывшие пленники.
Люциус стоял и смотрел на них, грязных, оборванных, истощавших, с трудом похожих на тени самих себя. На палубе появился один из матросов – Ричард. Очевидно, он хотел о чем-то спросить Малфоя, но так и замер, не решаясь приблизиться.
Первой аппарировала Бэллатрикс Лестрендж. Она изменилась в лице, едва завидев Люциуса – ждала, что сам Тёмный Лорд явится встречать свою преданную соратницу?
Процеженное сквозь зубы имя освободителя, неприязненный взгляд ярких глаз, блеска которых не убавили годы заключения, достаточно красноречиво свидетельствовали о степени благодарности родственницы.
Бэллатрикс собиралась что-то сказать, но следом за ней уже появились братья Лестренджи, аппарировав почти одновременно. Первым – Рабастан, из тонкого сильного юноши, каким его помнил Люциус, превратившийся почти в скелет. Рыжие волосы скрыл слой грязи, но Малфой отметил, что лицо младшего Лестренджа выбрито не так давно. Раз заключенному пытались придать в тюрьме человеческий вид - значит, водили на допрос. Главе Авората всё-таки не жилось спокойно, хотя Министерство с пеной у рта доказывало, что вся шумиха вокруг Пожирателей Смерти – бред больного ребенка и корыстного старика.
Когда-то яркий, легко загорающийся, агрессивный в силу буйного мальчишеского нрава, Рабастан сейчас излучал одну лишь злобу. Сильную, но тупую, не имеющую предмета. Глаза лихорадочно блестели, говоря об изрядной доле помешательства. И всё же бедняга понимал, что происходит, намного лучше брата. У Рудольфуса, аппарировавшего всего лишь парой секунд позже, взгляд потух, и видимо уже давно, придав своему обладателю вид аморфного существа, сломанного Азкабаном.
А вот Антонин Долохов, так же оборванный и помятый, как все остальные, держался со старой выправкой. На губах Пожирателя даже играла торжествующая, вполне соответствующая ситуации, улыбка. Окинув одинаково спокойным и изучающим взглядом своих товарищей по несчастью и Люциуса с помощником, Антонин коротко кивнул в ответ на приветствие Малфоя.
С шумом аппарировал Трэверс и тут же ничком рухнул на палубу, оставшись лежать без движения. Должно быть, он слишком ослаб в тюрьме, и даже подаренная Леоной неделя передышки не помогла ему восстановить достаточно сил.
Люциус ждал. Никто не пришёл на помощь упавшему соратнику. Антонин отвел взгляд в сторону, выражая полное равнодушие, братья Лестренджи и в лучшие времена не отличались склонностью к состраданию, а Бэллатрикс чересчур поглотило прожигание взглядом дыры в Малфое.
Следующим был Августус Руквуд, сразу же занявший позицию в стороне от прочих. Некогда модный щеголь, однако, сделавший весьма недурную карьеру в Министерстве Магии вовсе не с помощью холеной внешности, должно быть, сильнее многих тяготился обстановкой в тюрьме. Однако привычка к политике позволила Августусу моментально взять себя в руки, лишь на мгновение одарив Люциуса взглядом, достойным самой Бэллатрикс – хотя с ней Руквуд не ладил никогда, сейчас, очевидно, чуть ли не впервые в жизни извечные оппоненты совпали во мнении и презрении к тому, кто был на свободе все эти годы.
Мальсибер и Джагсон появились вдвоем – очевидно, поодиночке не хватило сил. Мальсибер едва держался на ногах. Оба, озираясь исподлобья, встали за спиной Бэллы, готовясь ловить ее указания – так же, как и братья Лестренджи. Видимо, сестричка стала негласным (или гласным) лидером бывших заключенных.
Ричард сделал шаг, чтобы помочь всё ещё недвижимому Трэверсу – но Люциус жестом удержал его.
Предпоследним аппарировал Джерри Силвер. Самый спокойный и собранный из всех освобожденных, он отличался от себя прежнего только сединой, покрывшей некогда иссиня-черную гриву волос. Коротко, но вежливо Силвер кивнул Люциусу – вторым после Долохова отвечая на приветствие. В прошлом Джерри, искусный колдомедик, не раз залечивал после боя раны Люциуса, да и в целом они с Малфоем всегда ладили. Затем вновь прибывший склонился к упавшему Пожирателю, чтобы оказать тому помощь.
Парой минут позже появился последний - Бенджин Стракс. Впрочем, его можно было и не ждать - бедняга никогда не отличался силой характера, теперь же просто сошел с ума: он трясся, поскуливал и явно не узнавал никого.
Люциус заговорил медленно и четко. Он не надеялся, что все расслышат и поймут его слова, потому задерживал взгляд на Бэллатрикс, Долохове, Руквуде и Силвере. Называть освобожденных ни друзьями, ни товарищами он не стал. Едва ли это приняли бы с радостью.
- Господа, вы свободны. Как вы чувствуете по меткам, Тёмый Лорд вернулся. Он поручил мне вызволить вас из Азкабана. Сейчас мы все переберемся в особняк в окрестностях моего поместья. Где именно он находится – вам пока знать нет необходимости. Там вы сможете частично восстановить силы и вскоре предстанете перед Лордом.
Бэллатрикс, жестом руки веля Лестренджам, Джагсону и Мальсиберу оставаться на месте, плавной походкой направилась к Малфою. Правда, надолго её не хватило - за бортом все ещё бесились волны, и как раз в этот момент фелуку мотнуло. Женщина удержалась на ногах, но остановилась.
- Лорд послал тебя, Люциус? - насмешливо протянула она, сверкнув на удивление белоснежными зубами. - Тебя? Скажи, это случайность, или тебе по-прежнему поручают важные дела?
Малфой одарил родственницу одной из арсенала своих ослепительных улыбок, никогда не предвещавших ничего хорошего.
- Бэллатрикс, - протяжно, перекатывая во рту звучное имя, произнес он, - случайность заключается разве что в том, что вытащить вас всех из тюрьмы под силу только двум магам: Тёмному Лорду и мне, - Люциус не смог отказать себе в удовольствии сделать паузу и полюбоваться яростью Бэллы. Объединить в речи, а главное – в правдивой речи, имя её повелителя и своё собственное, было сильным ударом. - Дело не представляло, по мнению Лорда, такой исключительной важности, чтобы заниматься им лично. Теперь же, если твое любопытство удовлетворено, даже если это и не так, я настаиваю на том, чтобы перенестись в более приятное место.
Пользуясь тем, что родственница на некоторое время лишилась дара речи, Малфой раздал порт-ключи.
…Когда человеку очень не хочется что-то делать, возникает море мешающих обстоятельств, вроде бы даже не зависящих от него самого. Кажется, что нежелательному «надо» сопротивляется абсолютно все – от внешней обстановки до физического состояния организма. Так и мне ужасно не хотелось возвращаться в школу, и поэтому в последнее утро каникул я был совершенно не в состоянии оторвать голову от подушки. Бессильны оказались и не по-зимнему яркое солнце, светящее мне прямо в глаза через щель между оконными занавесями, и суетящиеся вокруг домовики, пытающиеся разбудить меня к завтраку, но боящиеся особенно усердствовать в таком деле.
Наконец я вскочил сам, расслышав бой часов в холле и поняв, что ещё немного – и экспресс придется догонять по методу Рона Уизли – на подручных летательных средствах.
Нетерпеливо покрикивая на и без того торопящихся эльфов, я поспешно собрался и сбежал вниз, к столу.
Оказалось, я не так уж сильно проспал – родители тоже ещё не спустились. Зато в гостиной, элегантно расположившись в кресле, поджидала эффектная незнакомка.
- Доброе утро, - поздоровался я, с любопытством глядя на неё. Копна вьющихся черных волос с проседью и тень, падавшая на лицо женщины, не позволили мне сразу же понять, кто передо мной. Однако, когда она поднялась и подошла ко мне, я наконец узнал её. Эту женщину я видел не раз на портретах и в альбомах семейных колдографий….
- Утро прекрасное, - едва только не промурлыкала гостья и даже сощурилась совершенно по-кошачьи. – А ты, должно быть, Драко?
- Бэлла?... – тихий мамин голос раздался раньше, чем я успел ответить. Бэллатрикс Лестрендж моментально развернулась на каблуках в сторону двери. Там, замерев в немом изумлении, стояла мама, вцепившись рукой в боковой дверной косяк.
- Здравствуй, золотой лучик, - в тон ей ответила Бэллатрикс, с неожиданной нежностью глядя на сестру. Затем она быстро подошла к ней и обняла, поцеловав в щеку. – Как же давно я не видела тебя, Цисси…
Мама наконец ожила.
- Ну что же… будешь завтракать с нами, Бэлла? – засуетилась она. – Эльф! Дополнительный чайный прибор, быстро!
Появившийся домовик, согнувшись в глубочайшем поклоне, понесся исполнять поручение.
- Бэлла, значит ты… как же ты… я очень рада тебя видеть, - сбиваясь от волнения, заговорила мама. - Но как же ты не побоялась прийти сюда?
- Всё пустяки, сестрёнка, - Бэллатрикс небрежно отмахнулась, сверкнув белозубой улыбкой. – Что может грозить мне в вашем доме? Едва ли даже в Министерстве найдутся безумцы, которые рискнут нагрянуть сюда без разрешения. А если и найдутся – то кто ещё об этом пожалеет….
Улыбка стала хищной. Бэллатрикс достала палочку и провела по ней рукой, поглаживая.
- Ох, Бэлла, надо же представить тебе…. – мама посмотрела на меня. – Это мой сын, Драко. Драко, это Бэллатрикс Лестрендж. Твоя тётя.
- Мне очень приятно, - вежливо ответил я, украдкой сравнивая двух сестер, в чертах которых, несмотря на всю непохожесть, было что-то очень близкое, сразу выдававшее родство.
- Да, я уже узнала моего племянника, - разулыбалась Бэллатрикс, вновь становясь похожей на кошку. – Надо же, как бежит время… Совсем взрослый…. Так похож на своего отца…. Надеюсь, лишь в лучших его чертах.
Я молчал, не зная, что ответить.
- Молодое подкрепление сейчас так необходимо нашему Делу, - елейно продолжила Бэллатрикс, проводя рукой по моей щеке. В маминых глазах промелькнула тревога, но она ничего не сказала, мгновенно переведя взгляд за мою спину. Я оглянулся – в комнату вошёл отец.
- Доброе утро, Нарцисса, Драко. Бэлла, я бы хотел сказать, что рад тебя видеть, но не при нынешних обстоятельствах, - спокойно произнес он. - Тебе следовало быть в особняке и не являть пока свое присутствие. Особенно в доме сестры, где тебя могут пытаться искать, несмотря на мое влияние.
Атмосфера в комнате моментально изменилась. Сверкнувший взгляд Бэллатрикс впился в лицо отца, но тот остался по своему обыкновению бесстрастен.
Тогда гостья улыбнулась – точнее оскалилась, попытавшись изобразить улыбку - и с совершенно другой интонацией, нежели раньше, но все ещё любезно, произнесла:
- Люциус, не могла ведь я за все это время не навестить сестренку. Цисси, кажется, не против моего общества, не так ли? – она оглянулась на маму, но та молчала, настороженно глядя то на сестру, то на нас с отцом. - А у тебя чудесный сын, Люциус. Еще немного, и в Круг, не так ли?
Бэллатрикс расхохоталась, запрокинув голову.
- Бэлла, твои родственные чувства делают тебе честь, - холодно, с едва уловимой издевкой отозвался отец. - Не навести ты сестру - это было бы огорчительно, но мы бы поняли. Ведь Лорд дал приказ оставаться в убежище. Наверное, ему нужно было появиться лично и отдать распоряжение, но мы сочли, что достаточно будет передать приказ через меня. Я рад, что тебя впечатлил твой племянник. А Круг в данный момент усилится бывшими заключенными - если вы не дадите повода себя переловить, конечно. Лорд ведь не ополчение созывает, и вести настолько юное поколение, не давая ему раскрыть свои силы, в Ближний Круг нет необходимости.
- Быть может, мы все-таки сядем за стол? – поспешно напомнила мама, касаясь локтя Бэллатрикс. Переглянувшись, тётя и отец послушались её и заняли свои места за столом.
Через некоторое время вроде бы смягчившаяся Бэллатрикс вновь пропела, растягивая слова:
- Люциус, я не узнаю тебя. Или годы свободы так охладили твой пыл? Только не говори мне, что потратил их зря - ведь твой сын наверняка обучен всему необходимому. Не так ли, Драко? – я было кинул взгляд на отца, но Бэллатрикс вовсе не ждала моего ответа. Она продолжила: - Круг - отличное место, где каждый может доказать, чего он на самом деле стоит, - слово «стоит» прозвучало особенно четко. - В особенности когда этот кто-то не пытается уклониться от своего долга.
- Бэлла! – предупредительно воскликнула мама.
- Безусловно, Драко владеет Тёмной магией на достаточно высоком уровне, если ты это называешь "обучен", - отец направил палочку на чайник, чтобы долить чая Бэллатрикс. - Однако, Бэлла, я из твоего племянника не солдата готовлю. А для того, чтобы участвовать в разработке стратегии организации, ему еще предстоит приобрести иного рода знания, приходящие только со временем. Не соглашусь, что доказать, чего каждый стоит, можно исключительно в Круге. Главное, это иметь возможность применять свои силы и таланты, влиять на события. Где - не имеет значения.
- Ах, ну да, разумеется, - всплеснула руками Бэллатрикс. - Кому, как не тебе известно, мой драгоценный брат, что стоит больших усилий, нежели наше дело, и как проявляются способности, когда ты почти что не имеешь отношения к Кругу. Кстати, - мама попыталась было что-то сказать, но Бэллатрикс её перебила, - ты полагаешь, у нас что-то не так с тем, кто разрабатывает стратегию?
- С теми, Бэлла, с теми, кто предлагает варианты операций и тактических действий, и с тем, кто их рассматривает и утверждает или отклоняет - всё отлично, - вкрадчиво произнес отец, как бы невзначай касаясь маминой руки. - До тех пор, пока в организации есть деление на стратегов, тактиков и бойцов - все в полном порядке. Да, Драко достаточно силен, чтобы участвовать в боях, следуя командам. Многие считают это великой честью и смыслом жизни. Но достаточное для прочих является ничтожно малым для Малфоев. В политике и управлении мальчик пока не разбирается настолько, чтобы командовать самому. Что касается сохранения приверженности и полезности Кругу - то ты права в том, что прямого отношения мы все к нему не имели долгие годы, так как сам Круг не существовал. Но при возможности вмешиваться в дела магического мира способность служить делу спасения магической крови не теряется даже в такой отчаянной ситуации.
- Драко, mon cher, - быстро сказала мама, перехватив мой взгляд, – с того момента, как Бэллатрикс с отцом затронули больную тему, я сидел будто на иголках. – Хогвартс- экспресс отправляется через полчаса.
Я моментально вскочил из-за стола и, извинившись, понесся собираться. Закрывая дверь в обеденный зал, я слышал, что Бэллатрикс снова возобновила спор с отцом.

просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>
ноябрь 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.11.25 16:30:33
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.11.25 01:09:59
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.11.24 00:28:50
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2020.11.12 22:03:57
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.11.08 19:55:01
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.11.08 18:24:38
Змееглоты [10] ()


2020.11.02 18:54:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.11.01 18:59:23
Время года – это я [6] (Оригинальные произведения)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [26] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [197] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [262] (Гарри Поттер)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.