Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Жаль никто не заметил, что змея освобожденная Гаррри Поттером в первой части стала, в последствие, крестражем Волан-де-Морта...

Список фандомов

Гарри Поттер[18494]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12706 авторов
- 26958 фиков
- 8629 анекдотов
- 17688 перлов
- 678 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>


  Before a storm

   Глава 5. Открыта охота
Хогвартс. Родовой замок Салазара. Хогсмид. Осень – зима, 5й курс.

Гриффиндор таки получил разрешение на игру в квиддич и по традиции принялся грызться со Слизерином в преддверии матча с утроенной силой. Я уже не удивлялся ничему – ни хитро вывернутым заклятиям, ни с того ни с сего обрушивающимся на головы игроков обеих команд, ни чуть ли не явному противостоянию деканов двух факультетов, ни тому, что тренировки стали проходить раз в два дня, но каждый раз со скандалом с гриффиндорцами, претендовавшими на тот же стадион.
Неофициальные усилия слизеринцев были направлены на доведение до истерики Уизли – благо, он слишком болезненно и заметно реагировал на подколки в свой адрес, а вратарь в команде играет большую роль, и «дырка» в воротах противников нам явно бы не повредила.
Как я уже сказал, количество тренировок возросло. Причем пропорционально моей лени относительно квиддича. Точнее, дело было в основном в том, что забот мне хватало, и я, пользуясь договором с Паркинсон, постоянно просил её подменять меня – то потому, что я что-то планировал именно на время тренировки, то потому, что чувствовал себя усталым и разбитым, то ещё по какой-либо причине. Одним словом, до матча я всего несколько раз выбирался к команде и в итоге, немного поругавшись с Пэнси, всё же согласился, что в ближайшей игре будет участвовать она.
Как только решение было принято, я сразу почувствовал странное облегчение. Хотя на самом деле оно было обманчиво – у меня не стало ни меньше дел, ни больше времени.
На матч я в итоге вообще не собирался, хотя и не сказал об этом Паркинсон. У меня была запланирована очередная встреча с Салазаром, но для поддержания легенды и чтобы подбодрить Пэнси я организовал небольшую кампанию в поддержку слизеринской сборной. Песню «Уизли – наш Бог» и так уже выучила половина школы, включая кое-кого с Гриффиндора – хотя они, разумеется, не признались бы в этом и под Круцио, а вдобавок я наколдовал по уже известной методике значки в виде короны с написанной на ней всё той же строчкой о рыжем и раздал их желающим.
Пэнси, конечно, рассчитывала, что во время матча я под действием оборотного зелья буду изображать её. Мне пришлось договориться с Теодором Ноттом (единственным человеком, кроме Пэнси, Крэбба и Гойла, которому я мог всецело доверять – собственно, после оказанной ему на втором курсе услуги), чтобы тот в какой-то момент превратился в Паркинсон и показался бы в таком виде на стадионе, лучше всего так, чтобы его заметила настоящая Пэнси.
Утряся все мелкие проблемы, в день матча я с чистой совестью с утра отправился в Хогсмид, не догадываясь, какую дурную службу сослужило Паркинсон данное мной согласие на эту авантюру.
После встречи с Салазаром я пребывал в крайне приподнятом настроении. В этот раз он учил меня воссоздавать призраки воспоминаний со звуками и запахами, и это оказалось крайне увлекательно. Для тренировки мне пришлось распознавать по аромату сорта чая, которые Салазар заваривал накануне вечером специально для занятия и, разумеется, уже спрятал к моменту моего прихода, и слова песни, спетой им тогда же. Первая часть задания далась мне довольно успешно, со второй вышла забавная накладка. Голос Салазара я услышал, но настолько заслушался им, что абсолютно забыл вникать в смысл произносимых строк, благо, и содержание песни было не очень серьезным – что-то о цветущем жасмине, хранящем память о красивой любви. Слова я смог вызвать недостаточно чётко, и учитель заставил меня повторять эксперимент несколько раз. В итоге я запомнил припев и мелодию и теперь упорно не мог от них отвязаться, напевая себе под нос всю дорогу до замка.
В Хогвартсе меня ждало разочарование. Послушав по дороге обрывки разговоров учеников, я понял, что слизеринцы опять проиграли, а Поттер поймал снитч. В принципе, отчасти я был готов и к такому повороту событий, но не огорчить он меня не мог, так что в родную гостиную я явился со вполне адекватно случаю расстроенным выражением лица.
- О, Драко, ты уже в порядке? – Забини моментально возник рядом со мной. – Знаешь, я бы на твоем месте всё же не показывал своего огорчения столь явно….
- Ты о чём? – осторожно спросил я, уже поняв, что на матче, очевидно, случилось какая-то неприятность, и начал волноваться за Пэнси.
- Ну, твои нападки на Поттера были уж слишком очевидной досадой за поражение, - с деланным равнодушием пожал плечами Блейз. – Твое счастье, что он не понял этого…
- Не понял? – зачем-то переспросил я.
- Ну, судя по тому, что он кинулся на тебя с кулаками…
Я бегом бросился к спальне Пэнси, забыв о том, что преодолеть защитный барьер могу только в анимагической форме.
- Ты куда это? – крикнул мне изумленный Забини.
- К Пэнси, - огрызнулся я.
- Её там нет, - отозвалась вышедшая в этот момент из спальни Милисента. – Она же вроде побежала за тобой к мадам Помфри, нет?
Пэнси я действительно нашёл в больничном крыле. Она лежала на одной из коек на спине, запрокинув голову. Нижнюю часть её лица скрывал магический туман – такую штуку иногда я наколдовывал себе сам, чтобы залечить болезненные ушибы и ссадины. Рядом с ней сидел крайне угрюмый Нотт.
- Diable, - выругался я, оценив обстановку. – Помфри видела, как вы превратились в себя?
- Малфой, ты нас, видимо, совсем за дураков держишь, - отозвался Нотт, так как Пэнси не могла сейчас говорить. – Мы сначала дождались, когда зелье перестанет действовать, и потом сюда пробрались.
- Ну слава Лорду, - с облегчением вздохнул я.
- Кстати, ты мог бы и предупредить меня, что это ты, а не Паркинсон, отсутствуешь на матче, - заметил Нотт. – А я-то удивлялся, чего это Пэнси просит меня через тебя? Представь себе – Поттер залепляет тебе по физиономии, я понимаю, что это самый подходящий момент, чтобы «Паркинсон» показалась публике, изображаю всяческую о тебе заботу, даже сопровождаю в больничное крыло… и вдруг ты меняешь внешность прямо на глазах. Я было решил, что у меня начались видения.
В этот момент Паркинсон что-то невнятно простонала и попыталась встать.
- Лежи, лежи, потом поговорим, - удержал её я и снова обратился к Нотту. – Серьёзно ей досталось?
- Да вроде не очень… - с сомнением произнёс он. – Поттер ей нос разбил, а дальше его оттащили…
- Какого фестрала он вообще всё это устроил?
- Ну так, - Нотт усмехнулся, - Паркинсон в роль вошла. Начала вполне в твоем духе рассказывать о семействе Уизли и о самом Поттере – те и взбесились.
- Они у меня попляшут, - с угрозой произнёс я, уже начиная обдумывать возможную месть. – А тебя, Пэнси, я больше не пущу на стадион, поняла?
В ответ послышалось что-то нечленораздельное.
- Что? – переспросил я.
- Я….теба… убйуу…. – простонала подруга.
С каким бы недоверием я не относился к Долорес Амбридж, отрицать, что мы с ней находимся скорее по одну сторону баррикад, нежели по разные, было бы неверно. При том, что действовала она, разумеется, исключительно преследуя свои собственные цели, результаты этой её деятельности удивительным образом отвечали моим интересам. Так, к примеру, я не успел даже подумать о том, что следует пожаловаться министерскому инспектору на происшествие на матче, как узнал, что Амбридж уже наказала Поттера и двоих старших Уизли за драку, вообще отстранив их от квиддича.
Разумеется, для Гриффиндора это было равносильно выпущенному в спину заклятию. Во всяком случае, уныние, охватившее красно-жёлтых, начисто перебило их же радость от недавней победы. Оставалось только догадываться, насколько случившееся убийственно для самого Поттера.
У великолепной гриффиндорской троицы появился и ещё один повод для огорчений. В школу неожиданно вернулся Хагрид и сходу получил полный букет вполне закономерных проблем.
Первый урок ухода за магическими существами с лесничим состоялся в последнюю неделю ноября. Уже выпал снег, и добираться до хижины нам пришлось буквально по сугробам. Усиливающийся холод, моментально промёрзшие и промокшие ноги неприятно дополняли и без того не очень-то горячее желание идти на занятия к Хагриду. Лесничий успел зарекомендовать себя не лучшим образом, и, как бы не хорохорились Поттер, Грэйнджер и Уизли, большинство остальных студентов грядущего урока откровенно побаивались, не зная, какого очередного монстра на сей раз предъявит нам наш пылкий любитель животных.
Эти опасения только усилились после первого же брошенного взгляда на горе-учителя. Выглядел он откровенно жутковато – и вовсе не из-за природной внешности. Лицо его превратилось в сплошной зеленовато-жёлтый, местами кровоточащий ссадинами синяк, один глаз заплыл. Половина коровьей туши на его плече вкупе с первыми словами, обращенными к нам, подтверждали наши худшие опасения:
– Сегодня занимаемся в лесу! Там ветра поменьше! И вообще они больше уважают темноту.
- Кто там ещё уважает темноту? – простонал я, обращаясь к позеленевшим Крэббу и Гойлу. – Интересно, оно нас не сожрёт, приняв за говядину?...
- В естественной среде наблюдать за ними гораздо интереснее. Вам нечего бояться – они совсем ручные, - «утешил» Хагрид.
- Утверждение про «ручных» делите на три, - проворчал я. – Он сам-то верит в то, что говорит? Судя по тому, что у него с лицом….
- Конечно, верю, - обиженно отозвался услышавший это лесничий. – И вообще, хватит на сегодня дурацких вопросов!
Таинственными монстрами оказались фестралы. Те самые неведомые, невидимые твари, которых я так часто поминал в крылатых выражениях, но видел до сих пор только на картинках. Впрочем, и этот урок положения дел не исправил - фестралы не показывались глазу тех, кто не встречался со смертью. Мне, как и большинству присутствующих, оставалось стоять и смотреть, как от лежащего на земле мяса сами собой отрываются куски и исчезают в воздухе.
- Ничего себе…. Не видел ещё таких уродов, - поморщился Теодор Нотт.
- А почему ты видишь их? – спросил было я, но тот не успел ответить – появилась Амбридж с инспекцией.
То, что произошло дальше, увлекло нас гораздо больше невидимых фестралов. Тем более, что Амбридж их не видела.
- Это кони. Большие крылатые кони, вот такие, - принялся объяснять Хагрид, размахивая для наглядности руками.
- Обладает малым словарным запасом… вынужден пользоваться жестами…. – тихо пробормотала Амбридж, строча что-то в блокноте. – За неимением достаточных для педагога знаний прибегает к домыслам и фантазиям….пренебрегает техникой безопасности, позволяя ученикам приближаться к животным, отнесенным к категории особо опасных….
- Что-что? – не понял Хагрид.
- Всё в порядке, - неискренне улыбнулась Амбридж. – Продолжайте урок.
Еле сдерживая смех, я оглянулся на гриффиндорскую троицу.
Как и стоило ожидать, после этого занятия Хагрид получил испытательный срок. Однако сознания, что Амбридж испортила жизнь обидчикам Пэнси как только могла, всё равно было недостаточно, чтобы удовлетворить мою злость.
Я решил не размениваться на мелочи и незначительные пакости и сразу найти место, боль от удара по которому была бы максимальной. Вскоре я понял, что один из вариантов мне уже известен: если действительно существовала некая тайная группа, поддерживающая Дамблдора, то сдать её вместе с Поттером в руки Амбридж могло оказаться весьма приятно.
В школе Хогвартс любые новости и сплетни разлетались со скоростью ветра. И не так уж много усилий мне потребовалось на то, чтобы поймать отдаленный слух, что Поттер действительно собрал какую-то компанию, и они тайно занимаются черной магией.
Последний факт меня, мягко говоря, удивил. Поттер и черная магия отказывались укладываться в моей голове в одну ассоциацию. Но что бы там ни было, это означало одно – подозрения Амбридж возникли не на пустом месте, и здесь было на кого охотиться.
Можно было бы пойти по очевидному пути – расспрашивать, выяснять, подслушивать, собирать информацию по крупицам… но я предпочел простой и отправился к Салазару.
- … и я точно знаю, что собираются они, или, по крайней мере, несколько раз собирались в «Кабаньей голове». Только мне так и не сказали точного времени, когда была последняя встреча… хочу попробовать просто пойти и посмотреть воспоминания места, - как бы между прочим поделился планами я.
Салазар поправил плед, сползавший с его плеч, и лукаво посмотрел на меня, выдохнув облачко ароматного дыма:
- Точное время вам и не нужно, Драко. Что же, я полагаю, этот опыт пойдёт вам на пользу. А я, пожалуй, навещу «Кабанью голову» вместе с вами, заодно устрою вам небольшой экзамен. Тем более, что без меня вы пока ещё вряд ли сможете найти отдаленное по времени воспоминание, да ещё настолько затерянное среди многих и многих других.
…Древняя зала рыцарского замка была погружена в полумрак, несмотря на расставленные вокруг стола чаши с огнем. Здесь ничего не менялось раз от разу, собрание за собранием: все та же каменная кладка потускневших от времени стен, старинные гобелены, зачарованные гербы, на которых хитрый магический узор скрывал истинные изображения и знаки принадлежности некоему роду, который, очевидно, некогда владел замком. Что это была за фамилия? Каким образом чье-то родовое гнездо попало во власть Тёмного Лорда и стало постоянным местом собраний Упивающихся Смертью?
Здесь все было укутано непроглядной тайной от самого порога до вершины главной башни. Никто, кроме Лорда, не знал, где находится сам замок – ход в него был открыт только для носящих на руке метку, и попадали туда следуя по невидимой магической нити, которая соединяла знак Пожирателей, Лорда и его постоянную резиденцию.
Но даже пребывая внутри замка, Упивающиеся не могли видеть ничего, кроме отведённых им нескольких покоев, соединенных магическим коридором. Оставалось лишь догадываться, что скрывалось за стенами Зала собраний и Зала совета и за хитрыми узкими мозаичными окнами, пропускавшими свет в дневное время, но даже тогда не позволяющими разглядеть, что находится снаружи.
Собирались всегда в одной и той же шикарной зале коричневого мрамора с золочеными колоннами. Затем переходили в другую, где стоял тот самый овальный стол, во главе которого на высоком резном кресле, более похожем на трон, сидел хозяин Круга Огня.
Тайна. Древняя, величественная, роскошная. Роскошь. Едва ли пригодная для жизни, но как нельзя лучше идущая к собраниям. Выбранная не менее тщательно и являющаяся столь же уместной, как и все прочие детали мозаики, составляющей внешний облик великолепной организации.
Идя к своему месту за столом, Люциус Малфой краем глаза неотрывно следил за постоянно колеблющейся прозрачно-радужной завесой и движущимся за ней силуэтом.
Не то, чтобы сейчас Люциусу могла потребоваться какая-либо помощь духа, он позвал последнего скорее ради развлечения и проверки. Эксперимент пока что шёл идеально успешно - кроме хозяина шкатулки, Аларума действительно не видел никто из присутствующих. Дух скользнул в залу и пристроился за плечом у Люциуса.
Тёмный Лорд занял свое место первым. Пожиратели рассаживались следом, в порядке, продиктованном их положением в Круге. Место Малфоя было по правую руку от Лорда, но всё же через одно кресло от того. Всегда справа от хозяина Круга Огня оставалось одно лишнее место. Никто никогда не объяснял, что означает эта традиция – но Упивающиеся привыкли считать, что это напоминание о том, что настолько близко к Лорду не может стоять ни один человек.
Последнее время Люциус как никогда оценил эту традицию. Рядом с Лордом теперь неизменно находилась огромная ядовитая магическая змея Нагайна. Малфой любил змей, но интуиция, позволявшая определять источник возможной опасности, вовсю била тревогу. Люциус предпочитал не приближаться к змее без особой на то необходимости – и эту его позицию разделяли даже самые безрассудные Пожиратели Смерти.
Лорд начал говорить. О том, что подготовка к открытой военной кампании проходит так, как он запланировал. Благодаря усердию Ближнего Круга. Что его собственные силы восстанавливаются.
И хотя сам он, безусловно, осведомлен о всех делах, но предлагает каждому согласно очередности и обычаю отчитаться в своих действиях, дабы большинство узнало то, что им можно знать. Разве что о незначительных мелочах, не требующих, по его мнению, особого вложения сил, сам Лорд сейчас также услышит впервые.
Люциус не стал более пристально вслушиваться в слова Лорда, сосредоточив внимание на лицах соратников. Безошибочно. Как всегда. Тёмный Лорд использовал один и тот же прием, варьируя слова вступительной речи. Суть была одна: каждый, кто еще не отчитывался о выполнении поручения перед Лордом, начинал под этим жестоким и ленивым, гипнотизирующим голосом понимать свою ничтожность. О, конечно, Лорд еще не договорил, а Тирон Нотт уже прекрасно понял, что его задание было мелким и простеньким, а он убивал на него все силы и еле справился… или еще хуже - не справился, судя по землисто-серому лицу. Так же успел решить скрупулезный и старательный Эйвери, у которого наверняка всё было готово. Но исполнял он приказ непростительно долго и сейчас под насмешливым взглядом Лорда старательно съедал самого себя. На самом деле Лорд виделся с едва ли двумя-тремя из сидящих в зале. Раньше это число было бы чуть больше, но сейчас он еще восстанавливал силы после возвращения – и то, если подумать, откуда он вернулся, становилось совсем не удивительно, почему для него утомительны частые встречи.
Лорд знал, что в Кругу есть маги, уже понимающие его игру и не относящие уничижение на свой счет. Или никогда не относившие, так как изначально знали себе цену, - Люциус внутренне усмехнулся. Но Лорд и не собирался мотивировать таким образом к действиям и страху тех, кто в этом не нуждался. А на прочих эффект сказывался безупречно.
Итак, доклады.
Люциус перебрал в памяти имена новобранцев. Примерно двадцать человек заслуживали вступления в Дальний Круг, еще десять оставались среди Сочувствующих. Шестерых можно было рекомендовать в Ближний Круг прямо сейчас.
- Мой Лорд, среди ваших новых сторонников есть много достойных магов с сильными чарами, а главное, стремлением служить нашему делу, что несомненно…
Люциусу пришлось умолкнуть на полуслове, потому что Лорд сделал плавный жест рукой, предлагая Малфою подождать. Это было странно - церемониальные моменты редко прерывали без особенной на то надобности.
- Несомненно, Люциус, мне радостно слышать о подобном положении дел. И я полагаю, что новости, которые ты мне намерен сообщить, достойны особого внимания. Кроме того, они напрямую связаны с тем делом, ради которого я собрал сегодня здесь Круг Огня. Я выслушаю тебя чуть позже, вначале закончим с более мелкими делами.
Люциус прикрыл глаза, выражая молчаливое согласие, и слово взял следующий сидящий за столом. Малфой внимательно прислушивался к докладам, стараясь не пропустить важную информацию, если таковая вдруг проскользнет, но пока что все, о чем говорили, было лишь разрозненными делами разной, но в целом не критичной степени серьезности. Вот Тирон Нотт, растеряв свои обычные грозность и громогласность, путается в словах, пытаясь оправдать то, что пока ему не удалось узнать от Аэлины Забини необходимые сведения о некоем Пророчестве, предположительно хранящемся в министерском Отделе Тайн. Люциусу бы не составило труда узнать эту информацию, и, скорее всего, он справился бы намного быстрее – но Лорд дал задание не ему, а выполнять работу за других, тем более нижестоящих, в организации было не принято.
Лорд выслушал доклад Нотта, и тот было вздохнул с облегчением, решив, что самое страшное позади. Но хозяин Круга Огня заговорил, и от его тихого, вкрадчивого голоса Тирон моментально побледнел и смахнул со лба предательски выступившие капельки пота:
- Случилось так, что мне стало известно об аресте некоего Стренджиса Подмора, одного из сторонников Дамблдора. И по некоей причине эта история оказалась связана с порученным тебе делом. Почему ты умалчиваешь об этом, Тирон?
- Он… я…. – Нотт судорожно сглотнул, видимо, изобретая оправдания. – Да… Действительно… Я не счёл важным… Мы ведь не использовали его в наших планах…
- Я желаю слышать подробности, - холодно прервал его Лорд. Нагайна, словно уловив мысли хозяина, соскользнула по его мантии и свернулась слева от ног господина.
- Стренджис Подмор был пойман Аврорами при попытке проникнуть в Отдел Тайн, - решился наконец Нотт. – Он утверждает, что действовал не по своей воле, а повинуясь приказу, отданному ему Люциусом Малфоем через заклятие Империо. Теперь Подмор отправлен в Азкабан, и он едва ли помешает….
- Люциус, - произнес Лорд, не глядя на Малфоя. – Накладывал ли ты заклятие подвластья на Стренджиса Подмора, члена Ордена Феникса?
- Нет, мой Лорд, - Люциус покачал головой. В отличие от Нотта он был абсолютно спокоен, не имея привычки переживать за то, в чем не было ни его вины, ни его ответственности.
- Почему, по-твоему, Стренджис Подмор дал такие показания? – внимание Лорда снова было приковано к Тирону.
- Я… не знаю, мой Лорд… - с ужасом произнес тот.
- Зато знаю я. Дамблдору стало известно о том, что меня интересует Пророчество, и он пытается привлечь к этому делу внимание Министерства. Скажи, уж не потому ли Аэлина Забини так упорствует, несмотря на все твои старания? И есть ли у тебя предположения, откуда именно наши планы стали известны за пределами организации?
- Нет, мой Лорд… - Нотта было уже почти не слышно.
- Ты не нашёл это важным, или, быть может, ты испугался поставить меня в известность об истинном положении дел, - голос Лорда, напротив, становился громче и теперь содержал уже неприкрытую угрозу. – Теперь Министерство Магии усилит охрану своих тайн, и это может помешать моим планам. Из-за твоего недосмотра, Тирон.
- Но, мой Лорд… Простите…
- Встать! – чуть только не рявкнул хозяин Круга и сам поднялся вслед за охваченным паникой Ноттом. – Шаг из Круга.
Как-то неловко, споткнувшись и схватившись за спинку соседнего кресла, Тирон выбрался из-за стола.
- Круцио, - произнёс Тёмный Лорд, направляя палочку на Нотта.
Аларум, до этого осмелевший достаточно, чтобы передвигаться вокруг сидящих, периодически останавливаясь рядом с очередным докладывающим, метнулся к Люциусу. Черная магия была невыносима для светлого духа.
Малфой же со странным спокойствием наблюдал за кричащим от нечеловеческой боли соратником. Он думал о том, что Лорд полюбил физические пытки. Раньше - и Люциусу это скорее отстраненно нравилось, как чистая совершенная жестокость, в которой есть своя красота - Лорду были совершенно безразличны причинение боли и убийства. Разумеется, случалось и первое, и второе, когда в этом существовала необходимость. Малфой и сам действовал по обстоятельствам и очень хладнокровно, обходясь меньшим насилием, если это не требовало дополнительных затрат сил и времени, и соглашаясь на кратчайший путь – по трупам – если ситуация не давала обходных вариантов.
Раньше Лорд не испытывал ничего, наказывая своих сторонников. Теперь он явно получал удовольствие, узкие ноздри трепетали. И в этом уже не было смертельной эстетики действия.
Люциус отвел взгляд от корчившегося на каменных плитах Нотта и посмотрел на Северуса Снейпа. Тот был идеально бесстрастен. «Браво, Северус, - мысленно констатировал Малфой. - Наверняка это ты донес о желании Лорда добыть Пророчество. Ведь Лили Эванс умерла из-за этого бредового предсказания. Во всём, что касается идей Организации, ты верен Лорду. Но когда дело затрагивает Лили Поттер... – так было тринадцать лет назад, так из-за моего колдовства над твоим разумом стало сейчас. Что ж... Пророчество меня не интересует. Разве что я с удовольствием уничтожил бы этот шарик. Да и то поздно, это было бы нужно сделать лет пятнадцать назад».
Люциус глянул на уже затихшего Нотта: «Тем более мне нет дела до мелких затруднений Тирона. Поступай, как знаешь, Северус».
Лорд снова сел на свое место во главе стола.
- Увы, из-за глупости Тирона я вынужден отсрочить выполнение моего плана по добыванию Пророчества. До тех пор, пока в Министерстве не уляжется шум, поднятый Орденом Феникса и арестом.
Нотт с трудом поднялся и вернулся за стол. У него не хватало сил даже сидеть прямо, в итоге он уронил голову на руки и так и замер.
Когда доклады кончились, слово вернулось к Люциусу. Лорд благосклонно выслушал имена, слегка кивая, когда речь шла о детях или внуках первого поколения Пожирателей Смерти, каковых среди новобранцев было немало. Малфой немного рассказал об их успехах в Тёмной магии, не забыв уточнить, что, безусловно, молодежь еще нужно учить. Потом перешел к индивидуальным заслугам шестерых, за кого собирался взять ответственность на себя.
- Весьма… тщательная работа, мой друг, - с непонятной интонацией произнёс Лорд, выслушав рассказ. – Впрочем, иной она и не должна была быть. Вот только эти шестеро, о которых ты говоришь… обладать такими талантами в молодом возрасте весьма похвально. Ты, несомненно, уверен в своих словах, как и в оценках. Я доверяю твоему мнению как мнению одного из самых лучших моих сторонников. И всё же прежде всего я желаю лично взглянуть на них. Надеюсь, молодые люди не столь самонадеянны, чтобы решить, что намеченные тобой места им уже отведены. Мне лично еще предстоит с ними много работать, не так ли, Люциус?
- Конечно, мой Лорд, - согласился Малфой, вновь скрывая лёгкое удивление – уже не первое за эту ночь. Лорд счел необходимым озвучить очевидное, да ещё в подобной форме… никто из Круга не показал виду, что как-то отметил изменившуюся интонацию голоса главы Пожирателей, но если они уловили её, как сам Люциус – кое-кому это доставит немного радости.
- И вот ещё что, - продолжил Лорд. – Время не позволяет нам ждать, пока новые сторонники войдут в полную силу. На нынешний момент мне нужны преданность и верность в сочетании с опытом. Скажи, друг мой Люциус, не находишь ли ты, что настало время найти способ освободить наконец тех, кто во имя нашего дела тринадцать лет провел в стенах Азкабана?
На этот вопрос, прозвучавший по-светски небрежно, можно было бы ответить утвердительно, если бы разговор шел наедине или хотя бы в колонном зале перед собранием. В комнате советов Ближнего Круга подобные слова означали лишь одно – приказ.
- Мой Лорд, я немедленно займусь разработкой операции по вызволению ваших давних сторонников. Пожалуй, определенные черты плана я мог бы наметить сейчас же, но я прошу вас предоставить мне время на размышление и возможность обсудить это с вами без созыва Круга.
- Безусловно, Люциус, мы переговорим обо всем, о чем необходимо, - медленно отозвался Лорд. - Но я бы очень желал видеть своих верных сторонников в круге не позднее середины января. Я ожидаю, что твоего таланта на эту операцию хватит.
Люциус склонил голову в знак согласия.
… Заслышав звук открывающейся двери, он моментально сел на кровати. Цветные пятна перед глазами медленно сложились в очертания старинной комнаты, освещенной магическими свечами, и высокого мужчины в чёрной широкой мантии, появившегося на пороге.
Тёмный Лорд подошёл к его постели, взмахом палочки подозвал кресло и опустился в него.
- Ты не был на собрании, Скорпиус?
- Нет. Я просмотрю его позже. Что-то стоило моего внимания?
- Полагаю, ничего срочного. Простые дела. Тебе не стало легче?
- Благодарю. Всё уже в порядке, - он заставил себя встать и подошёл к секретеру вишневого дерева. Крупный бриллиантовый перстень блеснул на мгновение, поймав искру света, когда Скорпиус открыл ящик и достал оттуда тонкий мундштук. Холод металлической ручки ящика при соприкосновении с пальцами заставил хозяина спальни содрогнуться от внезапно пробежавшего по телу озноба. Болезнь и не думала отступать, напротив, она лишь усугублялась – но Тому не стоило знать об этом до самого конца. Тонкий шёлк расписного японского халата, накинутого поверх рубашки, не добавлял тепла. Неудержимо тянуло лечь снова, укрывшись худо-бедно прогретым теплом человеческого тела одеялом, но Скорпиус не стал делать поблажек собственной слабости на глазах у старого друга. Он наколдовал сигарету и медленно вдохнул горячий ароматный дым с ощутимым яблочным привкусом – единственное удовольствие, помешать которому плохое самочувствие было не в состоянии.
- Ты что-то хотел, Том?
- Мы не успели договорить. Так значит, ты ищешь себе преемника, Скорпиус?
- Я уже нашёл его, - последовал ответ.
Пугающе-алый тяжёлый взгляд задержался на лице собеседника:
- Ты надумал оставить меня и наше дело? Быть может, я перестал устраивать тебя? – сложная смесь насмешки и тревоги послышалась в голосе Лорда.
- Я не имею привычки отступать на середине пути к цели, если ты об этом, мой мальчик.
Том Риддл недобро усмехнулся. Привычное издавна обращение перестало быть ему приятно многими годами раньше, но даже Тёмный Лорд вынужден порой платить долг благоразумию, оставляя без внимания незначительные мелочи.
- Тогда зачем тебе это понадобилось?
Собеседник проводил взглядом струйку дыма. Он не смотрел на своего гостя. Дым растворился высоко над головой, и всё же гораздо раньше, чем достиг высокого свода потолка замка. Скорпиус не любил старинный и мрачный дом своей матери. Тяжёлые стены, непрозрачные узкие окна, сложная защитная магия, усиленная, впрочем, им же самим – все это создавало ощущение скорее тюрьмы, нежели уютного места, куда его могло бы тянуть неизменно. Зато торжественность и роскошь всегда производили нужное впечатление, передававшееся от замка его единственному хозяину.
- Твой горький опыт заставляет меня впредь остерегаться подобных ошибок. Будущее не написано, и кто знает, с чем даже мне придётся столкнуться завтра. В наших общих интересах, чтобы моё место не пустовало, что бы ни случилось.
- Ты назовёшь мне имя своего ученика?
И снова ответ пришёл не сразу, не раньше, чем растворилось очередное облачко душистого дыма.
- Позже, Том. Он не готов ещё вступить в Круг Огня. Всему свое время.
- Ты не боишься, - голос Лорда стал вкрадчивым, - что выучившись, он захочет занять твое место раньше, чем это станет необходимым?
Настала очередь Тома выдерживать на себе пристальный взгляд, и ему это далось гораздо сложнее. Кобальтово-синие, нечеловеческие глаза завораживали, лишали воли, а сейчас ещё и вызывали тяжелые, давящие ощущения. Но Лорд только вскинул голову, избавляясь от наваждения. Веки Скорпиуса дрогнули.
- Не раньше и не позже. Он захочет этого, только когда придёт срок. Я верю этому человеку, и ты сможешь положиться на него так же.
- И всё-таки ты, может быть, хотя бы намекнёшь, кто он?
- Это талантливый сын одного очень влиятельного человека. Он будет тебе полезен… Весьма.
…Ночь лениво отступила под лучами зимнего рассвета. С первым светом последние Упивающиеся покинули замок, аппарировав к срочным делам или позволив себе несколько часов безмятежного отдыха.
К последним относился и Люциус Малфой. Тихая лондонская кофейня, выдержанная в итальянском стиле, вполне подходила для того, чтобы провести в ней пару приятных часов и собраться с мыслями за интересной беседой.
- Превосходно, - удовлетворённо сказал Люциус. - Тёмный Лорд способен замечать магов под некоторыми из заклятий невидимости и, весьма вероятно, после пребывания по ту сторону жизни острее прочих чувствует присутствие духов. Но временная завеса недоступна и для него.
- Ты убедился. Позволь мне поинтересоваться, зачем тебе это? – спросил Аларум, на секунду отрываясь от клубничного пирожного, которое занимало большую долю его внимания. Люциус красочно обрисовал в сознании картину, как откупился бы на мещёрском озере от светлейшего сладкоежки дюжиной-другой подобных пирожных, будь они у него при себе.
- Люциус, тогда этого бы точно не хватило, - рассмеялся дух и вдруг заметно поёжился. В тёплом, напоенном ароматом кофе, шоколада и неаполитанских лимонов помещении это было странно. Аларум ответил на вопросительный взгляд. - Я еще не сказал тебе. В замке я чувствовал присутствие кого-то очень сильного. Возможно того же, кто разрушил мою временную ловушку, или равного ему по силам. И я не смог проникнуть в другие покои. Только та же дорога, что открыта тебе. Настолько строг наложенный запрет.
- Вот как… Это крайне любопытно. Однако замок гостеприимен к нам. В конце концов, никто не любит, чтобы забирались в его владения без разрешения. Что до твоего вопроса - не поверишь - пока что практического применения этому нет. Разве что - кто владеет информацией, тот владеет миром, как справедливо заметил один философ.
- Вряд ли вашему лидеру понравилась бы эта цитата. Точнее, она ему уже не нравится. Ни доступный тебе объем информации, ни твоя сила.
- Ты прав, я это заметил. Тёмный Лорд весьма ядовито начал отзываться о моих способностях и власти над духами. Но я это предвидел, убеждая его, что моя сила заключена только во мне самом. Шкатулку он бы уже постарался отобрать, - Люциус потянулся к своей чашке. Аларум завистливо покосился на французскую лилию из корицы, запечатленную искусным кофеваром на пене капуччино. Сам он пил горячий шоколад, который украшать не принято.
- Странно, что Лорд не слишком доволен и моими занятиями с молодежью. Аларум, надо бы просмотреть и при необходимости подправить мысли новобранцев. При нынешней спешке сложно отбирать только самых увлеченных, придется сделать их таковыми искусственно…
- Бесполезно, - лениво отозвался дух, слегка зевнув и прикрывая рот рукой, тонущей в кружевной манжете. - Все и так заражены идеями Лорда. Причем в твоем изложении, Люциус. И Лорд не так уж не прав в своей ревности. Для молодых людей ты кумир. О, я опишу тебе картину, которую нахожу в сознании каждого из них. Их восхищают твои утонченные светские манеры, легкая небрежность и скучающий пресыщенный вид, который ты напускаешь на себя в обществе, репутация праздного аристократа, от нечего делать слегка интересующегося политикой. И при этом они осведомлены о твоей хитрости и безжалостности. Ты огорчишься, узнав, что они уверены, будто ты любишь убивать. Но в своем заблуждении они восторженны и держат в сознании образ твоего ледяного бесстрастия, приписывая хищный блеск стальных серых глаз, которого, правда, никогда не видели, так как смотришь ты на них неизменно скучающе. И каждый мечтает видеть твой интерес. Образа Лорда я почти не нашел в их головах – не только образа, ладно, они еще не видели его – но вообще мыслей о нем. Люциус, при всех твоих подлинных стараниях привести их к верности Лорду – цели-то ты достигнешь, но верны они ему будут, пока ему верен ты. Кстати, при таком увлечении красотой… едва ли их впечатлит хозяин Огненного Круга.
- Премило. Совсем не желал этого эффекта, - пожал плечами Малфой. - Ладно, надеюсь, Лорд увидит в их головах не только романтически-искаженные образы моей персоны, но и то, что я объяснял юнцам про организацию. А внешняя красота Лорда давно не интересует.
Аларум хмыкнул в чашку с шоколадом.
- Ты не находишь ли, что стал вести себя слишком вольно? Кстати, мы не поговорили о задании Лорда. Не прогуляешься ли в Азкабан? Там как раз надо принести свет заблудшим во мраке, - страдальческим тоном завершил Люциус.
Аларум вздрогнул и поставил чашку. Потом потянулся по-кошачьи и хитро посмотрел на собеседника.
- Ты знаешь, что я не выдержу дементоров. Это часть чистой тьмы, которая мне совершенно противоположна и враждебна. При их скоплении там меня не то что нейтрализуют, а уничтожат. Тебе так надоела власть над шкатулкой?
- Светлый компонент можно заменить.
- Конечно. Но едва ли с «компонентом» можно будет вести разговоры, которые, как я полагал, нам обоюдно интересны. Да и станет ли «компонент» по доброй воле говорить с тобой о пространственно-временной магии (при условии, что он ею вообще будет владеть)? Которая, между прочим, тебе важна из-за способностей сына. Власть над шкатулкой дает право задавать прямые вопросы, как под Империо. Но ты не знаешь, о чем спрашивать. Однако, если тебе не нужны мои рассказы, ты можешь приказать.
- Приятно, что вселенское добро о добре не заговаривает, - съехидничал Люциус. - Когда ты говоришь по делу и о выгоде, с тобой намного приятнее общаться. И ты прав, думаю, мы обоюдно интересны друг другу. Задача заняться Азкабаном и дементорами от этого, конечно, не отпадает. Я думаю, нам понадобится Леона. Тьме проще договориться с тьмой. Обсуди это с ней.
- О, только не с невыносимым норовом кэльпи… Впрочем, как прикажете, господин, - беззлобно усмехнулся дух.
- И вот ещё что, - вспомнил Малфой. – Во-первых, пусть постарается ослабить влияние дементоров несколько заранее – заключенные должны собрать сил для побега. И во-вторых, пусть не торопится. Лорд дал сроку до середины января, значит, дело мы должны завершить чуть раньше – но не намного. Раз Тёмному Лорду так подозрительны кажутся мои немалые силы, стоит успокоить его, чуть-чуть ослабив эффект.
…Первая неделя декабря выпала на редкость тяжёлой из-за учебы. Вдобавок на нас, старост факультетов, легла обязанность готовить Хогвартс к грядущему Рождеству, мы были ответственны за украшение коридоров и предотвращение беспорядков – вечно подозрительный завхоз Филч вбил себе в голову, что праздничное настроение студентов непременно повлечет за собой увеличение числа незаконных дуэлей и прочих нарушений школьных правил.
Но как только в круговерти дел наметился небольшой просвет, я сразу же направился к Амбридж и сообщил ей, что намерен вплотную заняться поисками тайного общества студентов. Выпросив себе разрешение на внеочередное посещение Хогсмида, я в первое же воскресение отправился на встречу с Салазаром.
- Вы не боитесь, что вас узнают? – на всякий случай спросил я учителя, когда мы подходили к «Кабаньей голове» - сомнительного вида хибаре с проржавевшей вывеской в виде той самой отрубленной головы.
- Только не в этом заведении, - засмеялся он. – Здесь принято прятать лица, а странных личностей в «Кабанью голову» заходит столько, что, пожалуй, глаз замылился даже у самого трактирщика.
Салазар устроился за наиболее чистым по сравнению с остальными столиком, не снимая уличной мантии и капюшона. Я последовал его примеру, хотя в моем случае с маскировкой все обстояло гораздо хуже – слизеринский значок на груди не оставлял окружающим сомнений в том, что я студент Хогвартса.
- Единственное, что здесь можно пить более-менее без опасений, это сливочное пиво, - брезгливо сказал Салазар. Мы заказали две кружки – исключительно для отвода глаз, так как ни я, ни учитель не испытывали восторга по поводу вкусовых качеств упомянутого напитка в принципе. Трактирщик, худой длинноволосый старик, чем-то смутно напоминавший Дамблдора, одарил нас подозрительным взглядом, но, кажется, быстро потерял к нам интерес, занявшись обслуживанием очень толстой и очень крикливой ведьмы в грязно-фиолетовой мантии, которая только что не сломала барную стойку, облокотившись об неё всем весом.
- Ну что же, не станем терять время, - тихо сказал Салазар, скидывая пылинки, моментально осевшие на его рукавах. Увы, это ничуть не помогло – пыли и грязи в этом трактире было столько, что хватило бы на деревеньку немногим меньше Хогсмида. Сегодня учитель, вопреки обыкновению, выкурил последнюю сигарету на улице – видимо, вдыхать вместе с табачным дымом пропахший козами затхлый воздух «Кабаньей головы» ему категорически не хотелось. Признаться, я тоже предпочел бы не дышать здесь вовсе.
- Мне начинать? – растерянно спросил я, пытаясь сообразить, как вызвать воспоминания места.
- Пожалуй, сделаем так, - отозвался Салазар. – Вам ведь пока приходится просматривать воспоминания в реальном времени, но боюсь, это будет непозволительно долго. Мы ведь не знаем наверняка, когда здесь последний раз были ваши…. друзья.
Я хмыкнул.
- Я вызову воспоминания сам, все скопом, начиная, скажем, с сентября месяца. А вы будете искать среди них нужное, согласны? – предложил учитель.
- А это не будет заметно окружающим? – засомневался я.
- Если среди них нет временных магов – а я полагаю, что это так, - то для них не изменится абсолютно ничего, - спокойно пояснил Салазар.
Очертания маленького заросшего грязью зала «Кабаньей головы» расплылись, подробно миражу, когда появились призраки. Их было столько, что поначалу мне показалось, будто все вокруг утонуло в тумане. Это не укрылось от внимания Салазара.
- Ну же, Драко, не расслабляйтесь, - поторопил меня он. – Сосредоточьтесь и ищите.
С огромным трудом мне удалось разглядеть в тумане более-менее знакомые фигуры.
…Грязнокровка Грэйнджер выхватила листок пергамента из рук Захарии Смита – ученика Хаффлпаффа и члена квиддичной команды названного факультета - и что-то радостно заговорила Поттеру.
- Вот они! – воскликнул я излишне громко, так, что на меня с удивлением обернулось несколько посетителей «Кабаньей головы».
- Тише, Драко, - покачал головой Салазар. – Эмоции мешают сосредоточиться. Это единственное подходящее нам воспоминание?
- Кажется, да, - кивнул я, слегка устыдившись.
- Тогда я оставляю только его. Перехватывайте и смотрите с самого начала.
Лишние призраки исчезли. Так стало намного легче. Я просмотрел воспоминание задом наперёд, потому что иначе мне не удавалось найти его начало, и конечно же ничего не понял – разве что разглядел почти всех действующих лиц. Среди них были, разумеется, неразлучные гриффиндорцы – Поттер, Грэйнджер и Уизли, примкнувшие к ним старшие братья рыжего – Фред и Джордж со своим приятелем, квиддичным комментатором Ли Джорданом, Невилл Лонгботтом и ещё несколько людей из Гриффиндора, старосты Хаффлпаффа – Ханна Эббот и Эрни Макмиллиан, уже названный Захария Смит, пара неизвестных мне по именам хаффлпаффцев, странная ученица Равенкло Луна Лавгуд, довольно симпатичная блондинка, которую, однако же, ужасно портили выпученные невыразительные глаза с поволокой, и две её сокурсницы – кореянка Чжо Чанг, которая тут же принялась строить глазки нашему выжившему, и, судя по всему, её подруга. На последней я задержал взгляд дольше остальных. Меня привлекли отнюдь не золотистые кудряшки, обрамлявшие миловидное круглое лицо девушки, и не очаровательные ямочки на её щеках, должно быть, добавлявшие прелести её улыбкам. Подруга кореянки сейчас и не думала смеяться и, насколько я понял по выражению её лица, была настроена к происходящему крайне скептично, морщась при каких-то пока неслышимых мне словах Поттера и его приятелей, брезгливо оглядываясь по сторонам и то и дело дёргая Чанг за рукав, видимо, предлагая быстрее отсюда уйти.
- Драко, - с укором сказал Салазар, видя, что я слишком засмотрелся на девушку.
- Ах, да, - спохватился я. – Простите, учитель…
.. Поттер, Грэйнджер и Уизли вошли в трактир, бросая испуганные взгляды на посетителей. Последних было не так уж много, но один другого стоил: у барной стойки сидел человек в грязных бинтах, яростно заправлявшийся каким-то дымящимся напитком из кружки, в противоположный угол едва только не вдавилась дама в густой черной вуали очень дешёвого вида, остальные присутствующие выглядели менее колоритно, но впечатление производили удручающее.
Поттер что-то произнес одними губами. Друзья ответили ему тем же. Все трое подошли к барной стойке и так же безмолвно принялись общаться с барменом. Тот, однако же, понял их и выдал три пыльных бутылки все того же сливочного пива.
- Быть может, стоит всё-таки послушать, о чем они говорят? – напомнил Салазар. Я ойкнул, поняв свою ошибку. Через пару мгновений наконец раздались странно измененные временной завесой голоса.
- Кого, вы говорите, мы ждём? – испуганно спросил Поттер, отпивая из бутылки.
- Ну… к нам присоединится ещё пара людей, - уклончиво отозвалась Грэйнджер.
Как и следовало ожидать, «парой людей» оказалась вся та толпа, которую я уже видел несколькими минутами раньше. Близнецы Уизли, едва появившись, принялись изображать радушных хозяев и даже оплатили сливочное пиво на всю ораву – к немалому моему удивлению. Видеть Уизли, держащих в руках деньги, было мягко говоря необычно.
Глаза Поттера забегали, стоило ему единожды встретиться взглядом с Чжо Чанг. Я усмехнулся этому открытию, как и призрачная подруга кореянки, кстати, представившаяся Мариэттой Эджком.
Грязнокровка откашлялась в лучших традициях Амбридж и взяла слово. Я навострил уши.
- Вы, конечно же, все знаете, зачем мы собрали вас здесь….. – начала заучка.
- Конечно, нет, Грэйнджер. Будь добра, просвяти, - заявил я, пользуясь тем, что на воспоминании мои комментарии никак не отражаются. Салазар чуть слышно засмеялся.
- Мы очень и очень рады, что вы не пренебрегли моим приглашением и пришли, - выпалила Грэйнджер, окончательно развеселив меня.
- О, мисс заучка, мы перешли на вы? Что же, искренне рад, что доставляю вам столько удовольствия своим присутствием, - я картинно развел руками, от чего воспоминание тут же дрогнуло.
- Осторожнее, Драко, - предупредил Салазар. – Упустите призраков, придётся начинать всё сначала.
Я моментально притих и снова сосредоточился на видении.
- У Гарри… точнее у нас с Гарри, родилась одна идея… - щеки Грэйнджер ярко пылали от смущения, - мы думаем, что было бы неплохо нам заняться изучением защиты от Тёмных искусств. Я имею в виду, настоящей, а не той, которую преподаёт Амбридж. Потому что её уроки – это абсолютно бесполезная трата времени! В общем, я считаю, что мы должны взять дело в свои руки и начать практиковаться самостоятельно.
- Ах вот как, - вновь сказал я. – Ну конечно, зачем вообще нужны преподаватели, когда есть непревзойдённая Грэйнджер? А сразу на место Дамблдора не хочешь?
В общем, как я и предполагал, речь шла вовсе не о Чёрной магии, а как раз наоборот. А вот Поттер и тут сумел отличиться – оказывается, на роль преподавателя ЗОТИ прочили вовсе не грязнокровку, а его.
Разумеется, как только речь зашла о нём, мальчик-который-уже-надоел-тем-что-выжил набрал побольше воздуха в лёгкие и выдал длинный монолог о Тёмном Лорде (которого этот сопляк продолжал упорно называть по имени, видимо, мня себя равным одному из величайших магов столетия).
Ему начали задавать вопросы. И, надо сказать, из ответов я узнал кое-что новое. О том, что философский камень на первом курсе Поттер не отдал Тёмному Лорду, так как бедный профессор Квирелл не сумел прикоснуться к нашему Избранному – если последний не врал, из-за какой-то особенной его защиты, видимо той же, что в свое время стала причиной гибели Лорда. В тайной комнате, где обитал василиск, наш непревзойдённый, по его же собственным словам, изрубил несчастного змея в капусту, воспользовавшись ни много ни мало одной из четырех хогвартских реликвий – мечом Годрика Гриффиндора. Разумеется, меч своему любимчику Поттеру отдал Дамблдор.
Слушая все эти разговоры (в основном всё равно сводившиеся к двум вещам – что Поттер велик, и что Тёмный Лорд вернулся), я не мог понять ровно одного: если распрекрасный гриффиндорец так виртуозно выкручивался из всех неприятностей благодаря усилиям кого угодно, но только не себя самого – каким образом и чему он собирался учить других? Пока что единственным выдающимся заклинанием, знанием которого похвастался Поттер, был Патронус – световой защитник от тёмных сущностей вроде дементоров.
Кстати говоря, похожие мысли, видимо, пришли в голову не только мне. Захария Смит, Мариэтта и даже не самые близкие к «звезде» гриффиндорцы сомневались, не очень-то это скрывая, чем вызывали практически бешенство у братьев Уизли. Колеблющиеся замолчали, но, судя по тому, как неохотно они подписывали тот самый пергамент у Грэйнджер – оказавшийся списком будущей организации, которую назвали громким словом «Армия Дамблдора» - сдались они исключительно из страха перед известными на всю школу своими выходками рыжими близнецами.
- Значит, они таки согласились собираться…. – задумчиво сказал я, развеивая воспоминание. – Интересно, где?
- Боюсь, Драко, «Кабанья голова» не даст нам ответа на этот вопрос, - развел руками Салазар. – Здесь действительно больше нет воспоминаний, связанных с этими людьми.
Я вздохнул.
- Ну что же. По крайней мере теперь я представляю, что ищу. Спасибо вам, Салазар.
- Не за что, - улыбнулся он. – Основную работу сделали вы сами. Кстати, я вами весьма доволен.
- Без вас бы я не справился, - возразил я. – Я вам действительно очень благодарен за помощь и уделенное мне время… вы ведь сегодня не останавливали его?
- Нет, - покачал головой Салазар. – Знаете, Драко… пожалуй, и я должен сказать вам спасибо. Мне давно хотелось посмотреть на этого юношу, ставшего причиной гибели…
- И как он вам? – поинтересовался я нарочито бодро, уловив печальные нотки в тоне учителя.
- Как я и думал, - вздохнул тот. – Не стоит своими руками оживлять свои же страхи. Пойдёмте, Драко, на улицу. Здесь нам больше нечего делать, а мне невыносимо хочется курить.

просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>
декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

ноябрь 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.12.01
This Boy\'s Life [3] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.12.03 13:30:13
В качестве подарка [70] (Гарри Поттер)


2020.12.02 09:36:35
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [6] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.11.30 07:51:02
Секрет почти не виден [2] (Гарри Поттер)


2020.11.29 12:40:12
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.11.24 00:28:50
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2020.11.12 22:03:57
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.11.08 19:55:01
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.11.08 18:24:38
Змееглоты [10] ()


2020.11.02 18:54:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.11.01 18:59:23
Время года – это я [6] (Оригинальные произведения)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [26] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [197] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [262] (Гарри Поттер)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.