Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Из всего Хогвартса только Гарри Поттер и Драко Малфой могли удивленно вильнуть бедрами. За что и любили друг друга...

Список фандомов

Гарри Поттер[18494]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12706 авторов
- 26968 фиков
- 8629 анекдотов
- 17688 перлов
- 678 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  Before a storm

   Глава 3. Отсчёт пошёл
Запретный лес. Хогвартс. Лесная поляна. Сентябрь, 5й курс.

- Слова «друг Тома Риддла» упорно не желали объединяться в одну осмысленную строчку уже во времена юности нынешнего Тёмного Лорда. Существовать возле этого человека иначе, нежели на позиции подчинённого ему единомышленника, можно только поддерживая его всестороннюю заинтересованность в своей персоне и будучи для него неизменно более полезным, нежели вредным. Нас с Томом объединяет одна общая черта – жадность к магической науке. Ему всегда хотелось знать и уметь больше, чем учили в школе, чем ему удавалось получить от Хогвартских преподавателей – а иных у него и не было. Я никогда не мог назвать Тома своим учеником в полном смысле этого слова – ведь основная часть моих умений была закрыта от него по самой его природе, но всё-таки жизненный опыт позволял мне оставаться если не наставником, то по крайней мере весьма полезным советником и источником теоретических знаний. Так или иначе, у нас с Томом сложилось некое подобие дружбы и даже доверия в годы его учёбы в Хогвартсе. Почувствовав это, я начал понемногу посвящать Риддла в свои идеи. Надо отдать ему должное – понял он меня моментально и мысли мои подхватил и дополнил. А затем мы уже вдвоём, горя азартом, принялись за детали и тонкости плана, а потом и за его претворение в жизнь, - Салазар замолчал, чтобы прикурить, а я воспользовался моментом, чтобы задать назревший вопрос:
- Так Тёмный Лорд – полукровка?
- Вы не знали об этом? – удивился Салазар.
- Может быть, и знал… но как-то не задумывался, - засомневался я. – Но почему же тогда вы выбрали его? Ведь вы в итоге хотели оставить только чистокровных…
- Я исходил из его личных качеств, - последовал ответ. – Увы, но он действительно оказался единственным, кто идеально подходил на нужную роль.
- А вы не боялись возмущения со стороны чистокровных магов? Их ведь могло не устроить, что во главе стоит… низший, а шила в мешке не утаить – мы все слишком хорошо знаем родословные… Да и делу сохранения изначальной магии наличие полукровок вредит, вы сами об этом говорили.
- Всё это так, - Салазар даже не думал что-то отрицать. – Конечно, происхождение своё Том не афишировал, но и держать это в тайне, как вы верно подметили, в нашем обществе невозможно. Но тут следует иметь в виду три момента. Во-первых, по материнской линии Том является единственным потомком Салазара Слизерина – а это почти королевский род, и назвать такого человека «низшим» довольно трудно. Во-вторых, когда лидер на своем месте, в его власти и праве на неё редко сомневаются, и обычно он в состоянии пресечь эти сомнения – как и произошло в случае с Тёмным Лордом. За всё время существования организации никто не посмел открыто попрекать его происхождением. Да и вообще…. Хотел бы я увидеть того, кто начал бы выступать против Тома, принеся ему клятву верности. Ну а в-третьих, касается как раз-таки вопроса сохранения магии в первозданном виде. Видишь ли… Том слишком ненавидел факт собственной нечистокровности, так что какое-либо сочувствие с его стороны «товарищам по несчастью» не светило. Я ответил на ваш вопрос, Драко?
- Да, - согласился я.
- Тогда я продолжу. Ещё в школе Том начал присматриваться к своему окружению и выбирать тех, кто впоследствии мог бы войти в нашу организацию. Вокруг него сплотились самые талантливые и яркие маги, которые затем образовали первый Ближний Круг. Известно ли вам это название?
- Отец рассказывал мне про Круги, - подтвердил я. – А откуда взялось название Упивающиеся Смертью?
- Это одно из изобретений Тома. Задумывались ли вы о том, почему существует два варианта названия членов организации, казалось бы, по смыслу противоречащие друг другу - Упивающиеся Смертью и Пожиратели Смерти? На самом деле они всего лишь отражают две грани преследуемых нами целей. Первое – всего лишь эффектное словосочетание, призванное напоминать о силе и внушать трепет одним своим звучанием. Вообще, мы очень большое внимание уделяли, так сказать, внешнему облику идеи, красоте проявлений, ритуалам внутри организации. Отчасти из неистребимой любви к эстетике и театральности, а отчасти потому, что ведь одной из наших основных целей было сохранение традиций магического общества – а те же до мелочей прописанные правила этикета для членов Кругов приучали относиться к подобным вещам как к неотъемлемой части жизни. Второе родилось из девиза организации, который звучит как «Последний же враг истребится – смерть». Оно напоминает о том, что война, захват власти и сопутствующие этому вещи – лишь средства на пути достижения основной цели, которой является сохранение и вознесение надо всем существующим Магии как таковой. Той силы, для которой не существует никаких препятствий и ограничений – как и для обладающих ею. Идеальная Магия – это абсолютная власть, перед которой сдаётся даже смерть. Слова девиза заключают в себе огромный смысл, но по сути, для каждого в организации, включая меня и Тома, означают что-то своё. Так вот. Первым появился ещё небольшой, но уже довольно яркий (хотя бы по именам входящих в него) Круг Огня. Затем сочувствующих становилось всё больше и больше – Том умеет преподносить идеи в нужном свете, завладевать умами, увлекать и убеждать. Как я уже говорил, он прирождённый лидер. Если вам когда-нибудь – а я очень надеюсь на это – доведётся слушать его речь перед сторонниками во время какой-либо церемонии – вы поймёте, что я имею в виду.
- Скажите, Салазар, - осторожно прервал его я, - так, получается, что на самом деле Том… - я запнулся, впервые в жизни называя Тёмного Лорда по имени, а, кроме этого, в некоторой степени испугавшись того, что собирался озвучить, - Том Риддл – только исполнитель, а настоящий Лорд – это вы?
- Нет, - засмеялся учитель. – Тёмный Лорд, глава Упивающихся Смертью – это Том. Я никогда не претендовал на его место, и решающее слово в организации всегда оставалось за ним. Как авторы и вдохновители идеи мы с Томом идеально дополняли друг друга, но мы сразу четко разделили сферы своего влияния и интересов и не покушались каждый на территорию другого. По сути дела, я добровольно отказался от полной и даже просто равной власти с Томом в этой организации, а, по большому счёту, в этом мире – но ты ведь понимаешь, что эта уступка для меня была сущей мелочью.
- А Том? Он понимал это? – я внимательно смотрел в лукавые глаза Салазара, пытаясь хотя бы предположить, зачем ему вдруг понадобилось посвящать меня в такие тайны организации и лично Тёмного Лорда.
- Разумеется, далеко не всё, - учитель развёл руками и прикрыл глаза. – Про мои возможности он знал лишь отчасти и только самое необходимое… да, честно говоря, несмотря на всё доверие, мы с ним никогда не раскрывали друг перед другом все карты. Так было… безопаснее. Для обоих. Как я уже вам сказал, мы существовали почти что по договору, условия которого идеально устраивали обе стороны.
Итак, идеи привлекали всё новых и новых сторонников, и организация очень быстро разрасталась и набирала силу. На деле всё получилось несколько более жестоко, чем предполагалось изначально, я имею в виду методы Упивающихся Смертью – полагаю, это для вас не секрет, - но, увы, иного выхода у нас не было. Однако своего мы почти добились…
«Организация была заточена под одного лидера, одного мага, - вспомнились мне слова отца. - Ни о каком преемнике или временном руководителе речи никогда быть не могло. С гибелью Лорда Пожиратели Смерти перестали существовать. Это был крах. Ножиданный, сметающий планы и жизни. Такого не ожидал никто. И все же - это не было поражение на пике сил. Мы уже претерпевали спад. Я это понимал, но не хотел до конца признавать».
По рассказу Салазара выходило, что всё шло идеально гладко, и я, отчасти подыгрывая ему, спросил:
- Почему же почти, Салазар? Я слышал разные версии того, почему вдруг на пике своего могущества Лорд и Пожиратели потерпели крах. А что скажете вы?
- Всё очень просто, - вздохнул Салазар, глаза которого на мгновение потускнели. – Мгновенная и неожиданная смерть лидера. Как гром среди ясного неба. Итог – обезглавленная организация, хаос, и никто не успел ничего предпринять. Противники спохватились раньше.
- А вы? Почему вы не встали во главе организации взамен Лорда?
Салазар закрыл глаза и отвернулся от меня.
- Вам известно значение слова Хоркрукс?
- Нет.
- Том мог получить всё, что желал. И всё же он хотел большего – он мечтал о бессмертии. Мечтал даже не совсем верное слово – он был просто таки одержим этой идеей. Львиная доля его сил и времени была брошена на то, чтобы найти решение этой задачи. Хоркруксы были ответом. Хоркрукс – это некий предмет или даже живое существо, в котором заключена частица души мага. Если вдруг её хозяин погибает, он может возродиться вновь – из этого маленького кусочка. Когда Том узнал о такой возможности, ничто не могло удержать его от того, чтобы ею воспользоваться. Ловушка заключалась в том, что никто – ни он сам, ни я, ни кто-либо из тогда живущих - не знал о существовании обратной стороны медали, о цене, которую приходилось платить за столь серьёзную и опасную магию. Помните, я говорил вам о том, что самое страшное, что может произойти с человеком – это потеря самого себя?
«Еще задолго до катастрофы Лорд перестал быть тем, кому я принес присягу. Опыты с темной магией, которые он проводил в поисках бессмертия, изменили его личность. Тому было много проявлений. Я поначалу пытался их игнорировать. Лорд стал чрезмерно подозрителен, в предложенном ему плане какой-либо операции был готов видеть покушение на его единоличную власть. Несколько Пожирателей поплатились за инициативу жизнью, - говорил мне отец. - И тем не менее Лорд оставался тем же гением, создавшим организацию. Я по-прежнему стремился к воплощению замыслов, надеясь, что ситуация преодолима. Скорее всего так и было бы, не поверь Лорд Пророчеству».
Теперь кусочки мозаики складывались воедино.
- Тёмный Лорд изменился из-за Хоркруксов?
- Да, - глухо подтвердил Салазар. – Нелёгкое дело - их создание, но ещё более сложное – их защита и поддержание. Чтобы максимально обезопасить себя, Том забрался в слишком сложные и неисследованные сферы магии. После этого он начал меняться. Это происходило на протяжении долгого времени и поначалу почти не было заметно. Просто Том вдруг стал более нервным, мнительным – он переставал верить даже мне, хотя я не давал ему повода усомниться в своих намерениях. Увы, даже когда я заметил, что что-то не так, я не имел возможности удержать его ещё и потому, что мне нечего было предложить взамен. А потом появилось Пророчество.
- О Гарри Поттере?
- О том, что в определённый день определённого года родится мальчик, который станет причиной гибели Тёмного Лорда, - Салазар в точности повторил то, что уже рассказывал отец. – Разумеется, я пытался переубедить Тома. Объяснить ему принцип, по которому устроены прошлое, настоящее и будущее, доказать несостоятельность науки прорицания как таковой…. Увы, он воспринял это лишь как то, что я веду некую тайную игру против него. Или же, что мне абсолютно всё равно, что будет с ним, и я ратую лишь за воплощение своих замыслов, не давая ему отвлекаться на другие вещи. Это не удивительно – человеку, который не видит времени, не ощущает его и вынужден лишь плыть по его течению, диктуемому природой, остаётся в такой ситуации лишь верить на слово тем, кто обладает нашей с вами магией, а я уже говорил, что врождённая недоверчивость Тома в то время возросла до невообразимого предела. В итоге чем сильнее я противился его идее расправиться с новорождённым Поттером, тем большая трещина расходилась между нами, превращаясь в бесконечно растущую бездну. Полагаю, что будь на моём месте кто угодно другой – в тот момент Том предпочел бы избавиться от этого человека. Меня же тронуть он не мог – из страха ли – он не знал границ моих возможностей - или в силу того, что давняя привязанность всё же до последнего не давала поднять на меня руку, а скорее всего, роль сыграло и то, и другое.
- Вы не смогли ему помешать?
- Не имел ни единой возможности, - горько усмехнулся Салазар. – Знаете, Драко, нет ни в одном из миров такого всесилия, в котором нельзя было бы отыскать брешь. И моё – не исключение. Временные завесы и коридоры надёжно хранили меня во время столкновений Упивающихся Смертью и их противников, да я и сам не рвался участвовать в боевых операциях – и всё же иногда приходил на помощь своим в особенно трудные моменты. Но вы же знаете, простая магия не действует в пространстве, где изменено течение времени. Поэтому волей-неволей мне приходилось периодически выходить из своего убежища хотя бы на мгновение, чтобы бросить убивающее заклятие в одного из врагов, и сразу же закрыться снова временной завесой. Но в течение этого недолгого мига я становился совершенно беззащитен. И дважды этот миг становился для меня роковым.
- Вы имеете в виду, что в этот момент в вас попадали чужие заклятия? – догадался я.
- Первый раз меня зацепило заклинание Ферворема, или Внутренний огонь. Это случилось, кстати говоря, вскоре после того, как в Ближний Круг вступил ваш отец. Выжил я чудом и долгое время, помня об этом случае, был предельно осторожен. Но примерно через десять лет и за пару месяцев до падения Тёмного Лорда история повторилась. Правда, на сей раз попавшее в меня заклятие было пустяковым – меня всего лишь оглушило. Но времени, которое я был без сознания, хватило на то, чтобы я оказался в руках Авроров. – Салазар сделал паузу, а потом продолжил: - В истории этой многое было неясно. Меня не способны удержать никакие стены и магические преграды, кроме, разве что, Азкабанских. Но до великой тюрьмы меня ещё надо было доставить, а обморок после заклятия Ступефай длится недолго. Однако, придя в себя, я обнаружил, что руки мои связаны не вместе, а надёжно примотаны к телу по бокам, да вдобавок каждая кисть обёрнута плотной тканью, не пропускающей колдовскую силу. Сами ли Авроры догадались, или кто-то подсказал им, что единственный способ лишить меня моей магии – это не дать мне соединить руки и закрыть ладони немагическим материалом? Почему Том не помог мне выбраться из тюрьмы, хотя на тот момент у него была возможность сделать это? Вероятно, таким образом он предпочёл избавиться от меня, быть может, даже на какое-то время – ровно настолько, чтобы успеть довести до конца замысел относительно малолетнего Поттера. Так или иначе, но я оказался в Азкабане, а Тёмный Лорд - в могиле. Кстати говоря, я по-прежнему утверждаю, что Пророчество здесь было совершенно ни при чём. Просто Том сам помог случаю переписать его будущее в соответствии с предсказанием сумасшедшей гадалки…
Салазар замолчал и остановился. Он медленно докуривал сигарету, наблюдая за тем, как поднимается тонкая струйка дыма вверх, растворяясь в воздухе над его головой, а я не находил слов, чтобы что-то сказать или о чём-то спросить.
- Через три месяца моего заключения в Азкабане появились дементоры, - медленно произнёс наконец учитель. – На счастье или на беду, но к тому моменту я уже умел покидать собственное тело, возвращаться в него по собственному желанию и путешествовать по своим отражениям в иных мирах. Чтобы не сойти с ума в тюрьме, я всё своё время посвятил этим отдалённым прогулкам, физически оставаясь в стенах камеры Азкабана. Возвращения в свою реальность были мучительны. Сразу наваливались отчаяние, безысходность, ледяной холод сдавливал грудь и виски…. Вы ведь слышали, как действуют на людей дементоры.
- Мне доводилось даже встречаться с ними…. – тихо ответил я.
- Вот как… Что же, я очень сочувствую вам… Сам я впервые оказался с ними так близко… И я боялся. Больше всего я боялся их поцелуя, который бы уничтожил моё сознание, оставив бессмысленную оболочку. Пока я бродил по иным реальностям, они не могли достать меня, даже коснувшись моего тела. Так продолжалось тринадцать лет здесь – и несколько жизней в чужих отражениях.
- Как же вам удалось спастись?
- Это была случайность. У Сириуса Блэка получилось сбежать из Азкабана, а после этого бывших Пожирателей Смерти начали допрашивать – ведь думали, что он один из нас. И меня впервые за долгие годы вывели из камеры. Тогда я нашёл след Блэка и успел уйти во временной коридор, свободный от дементоров. Так я и спасся. След привёл меня в Хогсмид, а здесь я встретил вас, и поэтому задержался в давно пустующем доме одного моего умершего знакомого.
- Так вот почему дом был таким заброшенным… - протянул я. – Значит, вы остались здесь ради меня… хотя здесь было полным-полно дементоров, которые искали и вас тоже?! Кстати, почему нигде в газетах не упоминалось, что из Азкабана сбежало два преступника?
- Должно быть, - пожал плечами Салазар, - это настолько подорвало бы престиж Министерства в глазах общества, что оно предпочло молчать. Сириус Блэк – история немного иная, и он очень известен, в отличие от меня. К тому же у него на свободе оставались родственники, у меня – никого. Даже имя моё уже забылось и стёрлось из истории и памяти людей – но, по правде сказать, к этому я и сам в своё время приложил руку. Наконец, Блэк действительно был первым.
Итак, год я прожил в Хогсмиде, стараясь никак не обнаружить своего присутствия там. Дементоры не чувствовали меня, поэтому, когда обнаружили Блэка, их отозвали с этой территории. А потом я узнал, что эксперименты Тома всё же были успешными – и что он вот-вот вернётся, воспользовавшись одним из своих Хоркруксов.
- Это вы помогли ему?
- Нет, я лишь наблюдал, - прищурился Салазар. – Ему помогали Барти Крауч младший и Питер Питегрю. Я не вмешивался и даже не особенно вникал в подробности – так, к примеру, я не знал, что Крауч стал шпионом в Хогвартсе. Знаете… Отчасти потому, что надеялся, что они справятся без меня. Отчасти, возможно, даже из некоторого чувства мести…. И всё же Том вернулся. И когда это случилось, я встретился с ним.
- И вы снова объединили силы? – закончил я его мысль.
- Именно так, - кивнул Салазар. – Увы, мы вернулись не к тому, с чего начинали, и даже не к тому моменту, после которого случился крах. И всё же я надеюсь, что нам удастся поднять организацию, а ей – выполнить поставленную перед ней задачу.
- Скажите, Салазар, - спросил я через некоторое время, обдумав услышанное. – Вы рассказали мне всё это….. и даже больше, чем я ожидал услышать… разве это имеет право знать кто-то, кроме вас с Тёмным Лордом? И почему он счёл возможным, чтобы это узнал я?
- Вы полагаете, он знает о вас и наших разговорах? – Салазар улыбался. – Нет, Драко. Пока ещё я не посвящал его в свои замыслы. Более того, я не хочу, чтобы он когда-нибудь понял, что вам известно почти всё.
- А если он прочтёт это в моих мыслях? – заупрямился я.
- Не прочтёт, - учитель покачал головой. – Ни ваши, ни мои мысли не может прочесть маг, не владеющий нашей магией.
Это было громом среди ясного неба. Догадка отца оказалась совершенно верной – но выходит, Салазар тоже знал о моей особенности? Через минуту учитель уточнил:
- Наше сознание, Драко, устроено иначе, чем у обычных людей. Мы потому можем видеть призраки прошлого, что наши собственные воспоминания хранятся примерно так же, как память вещей и мест. Любая легиллименция, какой бы талантливый маг ни применял её на нас, сможет увидеть лишь те образы, что существуют в нашем сознании один-единственный текущий миг. Он попросту не успеет их разглядеть раньше, чем они станут воспоминанием.
- Удобно, - только и смог сказать я. – Хорошо… но я имел в виду несколько другое…Зачем вы рассказываете мне всё это?
- Не только это, Драко, - ответил Салазар. Улыбка всё ещё не сходила с его губ. – Я намерен рассказать вам всё – просто одной прогулки для этого мало. Всё то, что знаю об организации я.
- Зачем?
Улыбка растаяла раньше, чем опустились уголки рта и погас огонёк в тёмно-синих глазах.
- Вы замените меня при Тёмном Лорде. Станете его новым тайным советником и доведёте до конца дела, которые мог сделать только я.
Я чуть не задохнулся. Нет, я, конечно, предполагал, что вслед за отцом войду в Ближний Круг. Нынешний рассказ Салазара напомнил мне это моё старое желание и упрочил уверенность в том, что я действительно этого хочу. Но стать тем, кем является Салазар? Не то вторым, не то первым лицом в организации? Голова, в которую такая новость упорно отказывалась помещаться, невыносимо закружилась.
- Это в любом случае будет не скоро,– еле выговорил я.
- Раньше, чем вы думаете, Драко, - неожиданно резко произнёс Салазар. – Я умираю.
Смысл сказанного не сразу дошёл до меня. Мы так и стояли посреди леса на широкой тропе, должно быть, протоптанной кентаврами – ведь люди боялись углубляться так далеко в запретную чащу. Лунный свет заливал всё вокруг, серебрил волосы Салазара, чуть колышимые лесным ветром, так же, как и в первые минуты нашей сегодняшней встречи. В руке учитель держал неизменный мундштук с Лорд ведает какой по счёту за этот вечер сигаретой. Я слегка дрожал – не от холода, ночь была невероятно тёплой, а от количества свалившихся на меня неожиданных известий. Дышать лесным воздухом было так легко и естественно. И всё это совершенно не позволяло понять, почувствовать те слова, которые я услышал только что. Всё, что находилось у меня перед глазами, меньше всего наводило на какие-либо мысли о смерти. Тем более смерти стоявшего передо мной блистательного в прямом и переносном смысле человека, которого я уже стал воспринимать неотъемлемой частью своей жизни.
- Тринадцать лет в Азкабане вынуждали меня сторониться родного мира и самого себя здесь, - голос Салазара, начавший отвечать раньше, чем я успел понять, какие хочу задать вопросы, словно потух. – Я слишком долго провёл вдали от собственного тела. Настолько, что связь между ним и моим сознанием истончилась и начала рваться. Я теряю контроль над своей оболочкой. Жизнь понемногу покидает её, и рано или поздно сознание не удержится в ней. Помните, я говорил вам, что болен? Этот постоянный холод – потому что кровь почти не движется по венам и артериям. Кожа, которая высыхает, становясь похожей на старый пергамент – видите, это заметнее всего на руках, - он стянул перчатку. – Вдобавок мне с каждым днём всё сложнее даются движения… впрочем, я зря углубляюсь в подробности. Суть в том, что я, увы, слишком поздно понял, в чём причина моего состояния.
- Как можно вылечить это? – спросил я, не желая всё равно принимать утверждение Салазара как неоспоримый факт.
- Болезнь уже необратима, - твёрдо сказал он. – Но, полагаю, у меня есть ещё пара-тройка лет. И за это время я хочу успеть передать вам как можно больше из своих знаний и дел. Впрочем… я так уверенно всё это говорю. Но согласны ли вы сами на это?
Я глубоко вздохнул, неожиданно осознавая, что невидимые слёзы щиплют мне глаза, а в горле встал ком, мешающий глотать. Я понимал, что надо ответить, согласиться, но…
- Подумайте, Драко, - устало сказал Салазар. – И если всё же решитесь, запомните одно. У меня действительно очень мало времени… у нас с вами. Сможете ли вы встречаться со мной вот так, по ночам, по нескольку раз за неделю? Выдержите ли вы это? Разумеется, я буду растягивать время, как растянул его сегодня – чтобы не отнимать часы вашего сна. И всё же это будет нелегко….
- Я согласен, - тихо ответил я.
…Озорной ночной ветер пронесся над вершинами вековых дубов и елей, шутливо взъерошил кудрявые вязы, собирая первую этом году золотую дань. Кружа в вихре резные листья, он спустился на поляну и расточительно швырнул часть своего богатства в костер, удивляясь его появлению в заповедной глуши. Другая золотая волна метнулась на встречу Люциусу Малфою, медленно идущему к огню. Маг прикрыл глаза, но заслонить лицо рукой не давал этикет, строго предписывавший движения.
Торжественно, четко, красиво – как было, как казалось правильным, непременным, исполненным смысла, до того, как исчезло на многие годы. За это время словно прошла отдельная жизнь. Но былое вернулось, рождая странные чувства в душе. Высокие языки пламени временами подбрасывают вверх снопы искр, освещая поляну и превращая темноту за пределами Круга Огня в живое существо, дышащее ароматами леса, подстерегающее. Высокая фигура у костра. Сложенные на груди руки, длинная черная мантия ... белоснежный плащ. Приблизиться, встать на одно колено, приподнять край плаща, почти коснуться атласа губами и отпустить. Черная ткань выскальзывает из руки Люциуса. Черная, не белая… Не так, как прежде. Многое не так… Тогда это были внешние символы власти, могущества Лорда, Пожирателей Смерти – теперь ритуал сам стал способом зачерпнуть сил, вспомнить о величии. И он необходим им обоим.
- Мой Лорд.
- Люциус, - произносит Лорд ответом, когда Упивающийся поднимается с колен и ждёт вопроса, чтобы начать говорить о том, ради чего он пришёл сюда. - Я желаю услышать, как идёт выполнение моего приказа.
На этом ритуальная часть временно заканчивалась. И тон Люциуса сразу изменился, став сухим и четким:
- В Министерстве к сегодняшнему дню все чиновники, обладающие реальной властью, убеждены, что Тёмный Лорд не возвращался, а Упивающиеся Смертью не представляют угрозы. С целью поддержать в служащих эту уверенность без постоянного контроля духов, им в память внесена реакция подозрения в злом умысле ко всем лицам, не исключая друзей и членов семей, высказывающим противоположное мнение или приводящим какие-либо факты. В этом случае чиновники во имя всеобщего блага немедленно обращаются с доносами к Корнелиусу Фаджу, визиты которому я наношу регулярно как его лучший друг. Альбус Дамблдор уличен в попытке посеять смуту среди населения и отстранен от должностей Верховного чародея Визенгамота и главы Международной Конфедерации магов. Официально звучащая причина: по состоянию здоровья и в силу возрастного ослабления остроты понимания ситуации. Причина, не появляющаяся в письменных источниках, а соответственно известная всем - Дамблдор пытается занять кресло Министра Магии. В Хогвартс с инспекцией направлена заместитель министра Долорес Амбридж, определенная на должность преподавателя защиты от Тёмных Искусств. Разумеется, дама также убеждена в виновности Дамблдора и собирает доказательства для отстранения его с должности директора, - доклад был построен коротко и по существу. Люциус на мгновение склонил голову, показывая, что отчет окончен, и встретился со взглядом Лорда, ожидая дальнейших вопросов.
На давно переставшем быть человеческим лице сложно было прочесть отношение к услышанному. Но, судя по всему, глава Круга всё же остался доволен.
- Не возникало ли непредвиденных препятствий? Действительно ли воздействие духов оказалось столь надёжным, как ты предполагал, и можно ли рассчитывать, что и в дальнейшем никто не найдёт способа противиться ему?
Люциус не позволил ни малейшей тени скользнуть по лицу, выдерживая пристальный взгляд. На доступный для легилименции уровень сознания Малфой переместил заранее воспоминание о том, как он рассказывал Лорду о своих возросших способностях к ментальной магии, и о том, как, использовав ее в обрядах, которые не мог провести никто иной, Люциус получил контроль над сильными тёмным и светлым духами. Те подчинили магу духов нижнего порядка, более слабых, но многочисленных.
- Мой Лорд, все идет так, как было намечено. Сопротивляться влиянию духов не смог ни один из нужных нам магов, а следы этого воздействия невозможно обнаружить обычными способами. Во всяком случае, этого не сделает никто на Британских островах. Сменить образ мыслей жертвы так же не могут, ибо произошла перестройка сознания, а не внесение чужеродных мыслей, которые можно было бы отторгнуть. Я сыграл на том, чем люди и так обладали, усилив необходимые нам черты: упрямство, подозрительность, желание досадить ближнему, боязнь потерять свое место и подобное.
- Прекрасно, - произнёс бесстрастный голос. - Каковы твои планы на ближайшее время, и когда ты будешь готов заняться тем, о чём мы с тобой говорили?
- В Великобританию с визитом вскоре прибудет посол Франции. Многие державы получают разрозненные сведения от своих шпионов и пребывают в беспокойстве. Впрочем, агентов информацией стараются снабжать все те же чиновники нашего Министерства. Тем не менее, я намерен присутствовать на приеме и переговорить с французом. Сразу после этого готов приступить к вербовке. К тому же есть люди, которые пойдут за вами, мой Лорд, без принуждения. Мне скорее предстоит проверить их с помощью магии и духов и убедиться, что они достойны быть представленными вам, чем менять ход их мыслей.
Тёмный Лорд на мгновение кинул взгляд куда-то в сторону, где листва на земле зашелестела сильнее, чем это мог бы вызвать не очень сильный сейчас ветер.
- Есть ли что-то ещё, Люциус, что я должен услышать?
- Мой Лорд, я предоставил вам всю важную информацию, которой владел, - сказал Малфой, ничем не выдавая лёгкого трепета от неприятной мысли, что рядом находится огромная змея. - Если вы желаете слушать мелкие подробности: имена кого-либо из чиновников или тех, кого я надеюсь привести к клятве вам - то я готов рассказать об этом. В остальном, я жду ваших указаний.
- Пока достаточно, - последовал ответ. – Можешь идти.
Костер прогорал. Люциус с поклоном отступил в сгущающийся сумрак и благодаря навыкам анимага продолжил свой путь в темноте. С точки зрения безопасности аппарировать можно было бы и сразу - чересчур заметно использование таких чар только многими магами после большой церемонии - но Малфой предпочел соблюсти обычай и пройтись по лесу. Его занимала мысль о том, каким Лорд был когда-то и каким стал. Однако, пока Лорд набирает силы, он снова опирается на Упивающихся и, во всяком случае, позволяет Малфою действовать с большой долей свободы принятия решений. Этим Темный Лорд больше походил на лидера, умело использующего таланты и способности подчиненных, каким он был на вершине сил, чем на себя перед исчезновением. Не в привычках Люциуса было жить прошлым, но сравнение это говорило о том, что выбор служить Лорду по-прежнему верен.
Когда Малфой ушёл, огромная змея наконец подняла голову из пожелтевших листьев, ковром укрывающих лесную землю.
- Нагайна, - тихо произнёс Лорд, слегка наклоняясь к ней, чтобы коснуться плоской чешуйчатой головы. – Удивительно быстро и точно действует Люциус, ты не находишь? Такая немалая власть… в одних его руках… Не слишком ли много для одного человека…для того же самого человека, не правда ли?...
…Год предстоял нелёгкий во всех смыслах, но в первые полторы недели я ещё не успел в полной мере ощутить нагрузку, которая свалилась на меня впоследствии. Ещё не успевшая устать от учебы голова более-менее легко принимала новые сведения и решала поставленные задачи, а недосыпание излечивалось за одни сутки с нормальным ночным сном. В этом плане мне стало даже легче – постоянная в Хогвартсе бессонница отступила, и я отключался, стоило моей голове коснуться подушки.
Но вот моё настроение, увы, мучило меня сильнее, чем количество домашних заданий и необходимость постоянно следить за порядком на факультете. Живому, здоровому, юному человеку сложно осознать, что такое смерть, не столкнувшись с ней лицом к лицу. Сложно понять, каким образом может вдруг не стать того, кого ты привык видеть рядом, и какой станет мозаика жизни, если из неё убрать кусочек узора.
Я и не осознавал. Я вообще не думал о Салазаре в этом ключе. Но тем не менее именно со времени нашего ночного разговора что-то постоянно будто бы давило на меня, мешая моей обычной безмятежности, да ещё и смешиваясь с постоянной неясной тревогой, которая не исчезала с момента возвращения Тёмного Лорда не смотря на все разговоры и объяснения.
Из-за всего этого морально я уставал гораздо быстрее, нежели физически. Я стал раздражаться на сущие мелочи вроде слишком громкого разговора первоклассников или вопроса, не вовремя заданного Паркинсон. А мысли – мысли приходили разные, тяжёлые и досадные, иногда по теме, иногда и вовсе отвлеченные, доставляя немало неприятных минут и ощущений.
Желая хоть как-то отвлечься от нерадостной серьёзности, я всё чаще позволял себе абсолютно бессмысленные развлечения вроде намеренных провокаций в адрес Поттера и компании. Если раньше подобные штуки мы с Пэнси, Крэббом и Гойлом творили скорее по случаю, то теперь это происходило почти постоянно и целенаправленно. Благо, и обстановка в школе располагала к тому: на гриффиндорскую троицу косо смотрели почти все поголовно, обсуждая их и за спинами и – всё чаще – в открытую, и поводов для подколок и пакостей нам выпадало предостаточно. Подходило всё, что угодно – очередная публикация в «Ежедневном пророке», метко брошенная фраза профессора Снейпа, колкая любезность Амбридж, волнение Поттера по поводу отсутствия его обожаемого Хагрида (про которого на самом деле я ничего не знал, но не упустил случая изобрести и озвучить причину, по которой он якобы был отстранен от преподавательской деятельности и Хогвартса вообще). Наконец, излюбленной темой наших с Пэнси острот стало принятие Рона Уизли в гриффиндорскую квиддичную сборную в качестве вратаря. Мы даже подбили остальных слизеринцев ходить на гриффиндорские тренировки, как на цирковые представления, и доводить рыжего едва ли не до истерик смехом и отпуcкаемыми комментариями.
Отвечать нам гриффиндорцы боялись. Амбридж и значки старост на моей и паркинсоновской мантиях странным образом влияли на их основное факультетское качество, впервые за пять лет преобразовывая его даже в некое подобие благоразумия. Поговаривали, что все вечера наша школьная достопримечательность в очках проводит в кабинете профессора защиты от Тёмных Искусств, и далеко не по собственной воле.
У Слизерина тоже начались тренировки по квиддичу. Сходив на них пару раз, я понял, что желания играть не испытываю совершенно. Если некое подобие приятного азарта и захватывало меня, то лишь не недолгое время погони за снитчем, зато между тренировками мне не хотелось даже думать об этой игре. Вдобавок мне не внушал оптимизма нынешний состав команды - многие сильные игроки уже окончили школу, а новые казались мне намного слабее. Так в команду взяли Крэбба и Гойла - они прониклись особым интересом к квиддичу после прошлогоднего Кубка Мира и, как ни странно, показали неплохие результаты на отборочном соревновании.
Конечно, существовала теоретическая возможность уйти из команды… но воспользоваться ею мешало банальное упрямство. Я слишком хорошо представлял себе физиономию Забини, который не упустил бы случая занять моё место, да и реакция других окружающих, включая профессора Снейпа, не выглядела для меня заманчивой. А уж гриффиндорцы, которые бы тут же записали мне этот поступок как признание безоговорочного поражения перед их непревзойдённым Ловцом, окончательно делали мечту о свободе совершенно недостижимой в этой жизни.
Решение, как часто бывает, пришло неожиданно – и столь же неожиданно приняло облик моей Пэнси, которой я как-то в момент глубокой задумчивости посетовал на свои сомнения.
- Откуда вдруг такой интерес к квиддичу, что ты готова пить оборотное зелье, подменять меня втайне и смириться с тем, что в случае успеха вся слава достанется мне, а о твоём участии даже никто не узнает? – спрашивал я с изрядной долей недоверия.
- Видишь ли, - вздохнула Паркинсон, уже замучившаяся мне что-то объяснять, но по-прежнему настаивающая на своем. – Успехи на школьном квиддичном поле в любом случае интересуют меня мало. Я собираюсь играть совершенно в других местах и с другими людьми, но мне нужны тренировки. И… понимаешь, не только тренировки для себя – погоняться за снитчем, а именно опыт участия в настоящей игре по всем правилам.
- Почему бы тебе просто не войти в команду?
- Драко! – возмутилась она. - Я хочу быть именно Ловцом, и как ты предлагаешь мне это сделать, если тебе гордость не позволяет отказаться от своего места?
- Ради тебя может и отказался бы….
- Но никто не даст гарантии, что мне удастся обойти того же Блейза, - подвела итог Пэнси. – И это я прекрасно понимаю. Так что… если тебе и правда так безразличен квиддич, я предлагаю тебе вариант, устраивающий нас обоих. Если нет….
- Ладно, - я наконец решился. – Пару раз попробуем, а там будет видно.
- Спасибо, Дракоша! – она просияла так, словно я вручил ей огромный букет роз, и в мгновение ока оказалась у меня на коленях, да ещё склонилась к моему лицу так близко, что мне не оставалось ничего, кроме как ответить на поцелуй. Впрочем, не то, чтобы я возражал – идея понравилась мне самому.
- Только имей в виду, - ехидно сказал я, чуть отстраняясь, - наш школьный снитч, видимо, заколдован под Поттера. У кого я только не выигрывал – но как только на поле наш очкарик, эта крылатая зараза словно аппарирует в дюйме от моей руки, перемещаясь к нему.
- Возможно, мне повезёт больше, - подмигнула довольная Паркинсон.
Мы стали ждать подходящего момента.
Сентябрь не успел закончиться, как в школе произошли новые перемены. Министерство Магии теперь уже официально назначило Долорес Амбридж инспектором по Хогвартсу – к абсолютному ужасу гриффиндорцев. Наше же положение от этого только улучшилось - похоже, министерская наблюдательница возлагала огромные надежды на помощь слизеринцев и всячески старалась с нами «подружиться» - по её же собственному выражению. Даже учителям приходилось на порядок тяжелее, чем нам, обычным ученикам – зато детям известных Амбридж влиятельных персон. Это было так очевидно, что даже породило шутку, будто теперь даже для того, чтобы получить разрешение в Хогвартсе дышать, нужны связи в Министерстве Магии.
А тем временем приближалось двадцать седьмое сентября – день рождения моего отца, а значит, и мой визит в Малфой-Мэнор.

просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

ноябрь 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.12.01
This Boy\'s Life [3] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.12.03 13:30:13
В качестве подарка [70] (Гарри Поттер)


2020.12.02 09:36:35
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [6] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.11.30 07:51:02
Секрет почти не виден [2] (Гарри Поттер)


2020.11.29 12:40:12
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.11.24 00:28:50
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2020.11.12 22:03:57
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.11.08 19:55:01
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.11.08 18:24:38
Змееглоты [10] ()


2020.11.02 18:54:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.11.01 18:59:23
Время года – это я [6] (Оригинальные произведения)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [26] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [197] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [262] (Гарри Поттер)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.