Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Пожиратели Смерти поймали Гарри, отобрали палочку. Ну, думают, что с ним делать. Тут один из Пожирателей наколдовывает тазик цемента. В этот тазик ставят Гарри. Стоит, сохнет, пытается вылезти. Тут из-за спин Пожирателей выбегает Драко и подходит к одному из Пожирателей: "Привет, папа!" Потом разворачивается, замечает Гарри, и на лице Малфоя-младшего появляется гаденькая улыбка: "Что, влип, очкарик?"

Список фандомов

Гарри Поттер[18462]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12655 авторов
- 26943 фиков
- 8594 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>


  Before a storm

   Глава 2. Защита от Тёмных искусств по-министерски
Хогвартс-экспресс. Хогвартс. Сентябрь, 5й курс.

Гарри Поттера к школьному экспрессу провожал блестящий эскорт. Блестел он, разумеется, заплатами, так как большую его часть составляло семейство Уизли, да и Ремус Люпин не добавлял компании впечатления благополучности. Но самым выдающимся персонажем охраны мальчика-который-видать-опасается-что-на-сей-раз-не-выживет был, безусловно, Грозный Глаз Аластор Грюм. Облаченный в форму вокзального грузчика, вооруженный тележкой для перевоза багажа, прячущий сумасшедше вращающийся искусственный глаз в тени фуражки, он свирепо рассекал по платформе, припадая на одну ногу, а за ним семенили все остальные, включая охраняемую персону.
Мы с Пэнси, Крэббом и Гойлом стояли неподалёку от вагона и от души хохотали над этим великолепным зрелищем.
Компания пронеслась мимо, не обратив на нас никакого внимания – все слишком торопились, подгоняемые Грюмом. Огромный черный пёс, сопровождавший их, чуть было не сшиб Паркинсон с ног.
- Интересно, чья это собака? – фыркнула подруга. – Судя по космам, Уизли. Завели на черный день, когда совсем нечего будет есть?
- Это не просто собака… - сказал я, внимательно наблюдая за псиной, от которой весьма отчётливо ощущалась магия. Я попытался прочесть воспоминание о том, что происходило с собакой. Но та удалилась слишком быстро, и я успел лишь увидеть смутный образ высокого черноволосого человека в тёмной же мантии. – Ха. Похоже, это анимаг….
- Откуда ты знаешь? – удивился Гойл.
- У него глаза человеческие, - отмахнулся я. Разумеется, приятели не были посвящены в мои хитрые умения.
- Интересно, кто это, - нахмурилась Паркинсон. – Не слышала, чтобы кто-то из известных мне магов превращался в черную собаку….
- Не удивительно, - усмехнулся я, - ты же не вращаешься в тех же кругах, что и Уизли. А может, кто-то из министерства. Они, похоже, так боятся за Поттера, что решили приготовить козырь – вроде собака, а если что, как обернётся!
- Идиоты, - Пэнси снова фыркнула. – Если уж даже ты догадался…
- Они идиоты уже потому, - сказал я, подавая друзьям знак идти вместе со мной внутрь экспресса, - что устроили это показательное выступление. Они, видимо, думают, что Тёмный Лорд собственной персоной прискачет на вокзал, чтобы лично расправиться с Поттером. И ещё весь Ближний Круг прихватит….
- Что прихватит? – не поняла Пэнси.
- Ближний Круг. Упивающихся Смертью, иначе говоря, - со значительностью пояснил я, хотя сам лишь недавно узнал о том, что организация Тёмного Лорда делится на три уровня: Ближний Круг – носящие метку, самые доверенные лица, Дальний Круг – рядовые сторонники и потенциальные Пожиратели, и Круг Сочувствующих – собственно, те, кто просто разделяет идеи хозяина Кругов.
- Ты далеко собрался, Драко? – спросила Паркинсон, когда я, увлекшись мыслями об Упивающихся, занёс ногу над ступенькой вагона.
- Diable, J'ai oublié tout à fait, - ругнулся я. – Мы же теперь катаемся в вагоне старост.
- Вот именно, - Пэнси наставительно подняла палец. – Теперь ты понял, зачем им анимаг? Отвлекающий маневр. Думаешь о собаке – забываешь обо всем остальном.
- Ну да, ну да… - согласился я.
«Вагон для старост» было сказано, конечно, громко. В нём для искомых ответственных лиц было выделено купе, правда, гораздо большего размера, чем обычные, и не в пример более удобное. Мы с Пэнси оказались не первые – там уже сидели старосты Хаффлпаффа: Эрни Макмиллан и Ханна Эббот. Сухо поздоровавшись с нами, они вернулись к прерванному было обсуждению какой-то экзотической растительности.
Взаимно не испытывая к хаффлпаффцам особого интереса, я принялся оглядываться. Сидения в купе старост были мягкие, приятной лиловой расцветки, на одном откидном столике стояли уже начинающий закипать чайник, сахарница и 8 чашек, а на втором лежал большой жёлтый конверт с надписью: «Новичкам. Открыть, когда соберутся все».
Вскоре вслед за нами появились старосты Равенкло - Энтони Голдштейн и Падма Патил. Эти отнеслись к нам гораздо доброжелательнее, несмотря на то, что, как мне казалось, Патил периодически прибивается к компании Поттера.
Гриффиндорцы опаздывали. Поезд уже тронулся с места, а мы вшестером сидели и с любопытством поглядывали на жёлтый конверт.
- Предлагаю его уже открыть, в конце концов, - не выдержала Пэнси. – А кто опоздал – всё равно в старосты не годится….
- Нет, мы должны дождаться всех, - Эббот поспешно накрыла конверт ладонью. Остальные тоже не проявили особого энтузиазма к идее открытия письма без гриффиндорцев, и Паркинсон пришлось притихнуть.
- Как думаешь, кого от них выбрали?
- Поттера и Грэйнджер, - моментально ответил я. – Могу даже поспорить на плитку сливочного шоколада.
- Я не участвую в заведомо проигрышных мероприятиях, - усмехнулась Паркинсон. – Хочешь шоколада – так и скажи.
- А у тебя есть шоколад? – заинтересовался я.
- Есть сладкое вредно для зубов, - раздался голос Грэйнджер. Затем и сама она зашла в купе, и улыбка сразу сошла с её лица. – А… это ты, Малфой.
- Конечно, нет, - съядовитничал я. – Но вот с первой твоей фразой я даже не стану спорить – уж тебе-то про зубы известно всё.
В дверном проёме показалась рыжая лохматая голова Рона Уизли. Увидев меня, гриффиндорец скривился так, словно проглотил огромную жабу.
- Что тебе здесь надо, Уизли? – я даже не сразу сообразил, что у рыжего на мантии тоже прикреплен значок. – Ходишь по купе, прося подаяния? Прости, но кошелёк остался у меня в багаже.
- Провались ты, Малфой, - изрёк свою оригинальную фразу Уизли.
- Рон тоже староста, - с неприязнью произнесла грязнокровка. – И здесь он находится по тому же поводу, что и все мы.
- Ты?! Староста?! – я чуть не подскочил на месте. – А как же Поттер? Он пережил это?! С ним всё в порядке?!
- С каких это пор, Малфой, ты так заботишься о Гарри? – фыркнул Уизли.
- О Гарри? Лорд меня упаси, - поморщился я. – Я о себе забочусь. Мне станет скучно, если такое ходячее развлечение отправится в компанию к своим предкам. Кстати, Пэнси, я понял, зачем к нему эскорт приставили. Наверное, бедняга помешался от горя окончательно и норовит кинуться под Хогвартс-экспресс….
- Может, мы всё-таки прочтём письмо? – поспешно подала голос Ханна Эббот, вовремя напомнив взбешённому Уизли, что мы с ним в купе не одни.
- В самом деле, - поддержал девушку Голдштейн. – Мы здесь собрались не для того, чтобы друг друга оскорблять.
Я довольно откинулся на спинку сиденья, сложив на груди руки и наслаждаясь ровно-помидорным оттенком уизлевской физиономии, появление которого являлось исключительно моей заслугой.
Конверт оказался, как и следовало ожидать, посланием старостам, но вовсе не написанным на бумаге. Стоило Ханне оторвать от него краешек, как письмо рассыпалось у неё в руках золотой пылью, из которой прямо на столике сложилась улыбчивая девчачья мордочка.
- Привет, друзья! – объявила золотая девчонка задорным голосом, будто звала нас по меньшей мере на увеселительную прогулку. – Меня послали к вам, чтобы я рассказала о том, что включает в себя ваша новая должность старост факультета…..
Через некоторое время мы с Пэнси в крайне приподнятом настроении отправились в купе Крэбба и Гойла делиться новостями.
- Великолепно, - улыбался я, разворачивая лукаво подсунутую мне Паркинсон шоколадку. – Теперь я могу снимать баллы на своё усмотрение, если сочту, что кто-то нарушает школьную дисциплину. Представляете, что можно натворить? «Поттер, ты ещё не избавил мир от своего присутствия? Минус пятьдесят баллов с Гриффиндора!»
- Имей в виду, Грэйнджер и Уизли тоже будут снимать с нас баллы, - заметила Паркинсон.
- Не бойся, - рассмеялся я. – Чтобы переплюнуть меня, им придётся проявить чудеса познаний в математике – они до стольких считать не умеют.
Вдруг за дверью купе раздался дикий топот и возмущенные вопли. Затем последовал сильный удар, судя по всему, в стекло. Я вскочил на ноги:
- Пойду-ка я посмотрю, что там происходит.
В коридоре дрались какие-то дети в количестве четырёх человек. К тому моменту, как я вышел, один мальчик вцепился девочке в волосы, и та истошно визжала.
- Что тут случилось?! А ну тихо! – прикрикнул я на детей. Двое отпрянули сразу, но мальчик, который таскал девчонку за космы, даже не подумал испугаться:
- Тебя не касается!
- Так. Вообще-то, я староста. И тебе придётся меня слушать, - я взял обоих за воротники и таки разнял. – Быстро разошлись по купе. И если я ещё раз увижу что-то подобное – первым же экспрессом отправитесь к родителям.
Это подействовало. Дети убрались, а я вернулся к своим.
- А пойдём, что-нибудь снимем с гриффов? – предложил Гойл.
- Пока разве что мантии, но я скорее переведусь на Хаффлпафф, чем соглашусь увидеть раздетого Уизли, - усмехнулся я. – Впрочем, нанести традиционный визит можно – пусть не думают, что мы их боимся после прошлой поездки.
Уизли и Грэйнджер тоже уже добрались до своего третьего, когда мы заглянули в его купе. Кроме золотой троицы там же сидели Невилл Лонгботтом в обнимку с каким-то невообразимым кактусом и девушка из Равенкло, которая при нашем появлении так поспешно спряталась за раскрытым журналом (что она именно спряталась, а не читала, было понятно по тому, что журнал она держала вверх ногами), что я не успел разглядеть её лица.
- Что?! – вскинулся Поттер, словно мы не только что появились, а уже успели в красках рассказать, кем является он и кем были его предки до седьмого колена включительно.
- Повежливее, Поттер, - равнодушно ответил я. – А не то нарвёшься на взыскание или лишишься баллов раньше, чем начнётся учёба. Видишь ли, в отличие от тебя я староста.
- А ещё, в отличие от меня, ты редкостная мразь, - окрысился очкарик, - поэтому выйди вон.
Видимо, гриффиндорцам эта тирада показалась очень смешной шуткой, потому что они дружно загоготали.
- А расскажи-ка мне, Поттер, каково это – быть вторым после Уизли? – я решил испортить им веселье, и мне это удалось.
- Прекрати, Малфой! – истерично взвизгнула грязнокровка.
- Ах, я наступил на больную мозоль, - притворно посочувствовал я. – Ладно. Ведите себя хорошо, дети. Я буду за вами очень внимательно следить. У меня просто таки собачье чутье на плохое поведение.
Я развернулся и вышел из купе.
- Убирайся! – запоздало крикнула мне вслед Грэйнджер, но я уже почти закрыл дверь, а возвращаться обратно после эффектного выступления не годилось.
- Представляю, как они перебесились, - заявила Пэнси, которая в купе не заходила.
- Ещё бы, - кивнул я. – Кому понравится, когда с ним говорят, как с дошкольником?
- Так ты это всё специально?
- Пэнси, дорогая, - усмехнулся я. – В обычной жизни я так не разговариваю.
Поезд прибыл к месту назначения как всегда затемно. Поначалу не успевшие перестроиться после яркого света глаза различали лишь размытые пятна фонарей, поэтому я не сразу отметил, что на сей раз встречать первый курс прибыл вовсе не Хагрид. Лишь когда раздался громкий и резкий голос профессора Граббли-Планк, созывающий первокурсников, я понял, что знакомой огромной фигуры лесничего нигде не видно.
Задумываться о причинах его отсутствия было некогда. Первоклассники снова подняли возню. Двое из них что-то шумно выясняли, стоя на на обочине дороги, даже не думая обращать внимания на Граббли-Планк. Подойдя ближе, я узнал уже знакомых мне мальчика и девочку. Первый ухитрился по уши извозиться в глине (видимо, добытой из огромной лужи, видневшийся неподалёку) и постоянно подносил ладонь, на которой сидело что-то грязно-белое и мохнатое, к рукаву девочки, от чего та каждый раз начинала громко возмущаться.
- Почему вы тут стоите? Вы что, не слышали, что вас зовут? – накинулся на детей я.
- Скажите ему, чтобы он убрал мохнозубку! Она грызёт мою мантию! – пожаловалсь девочка.
- Она есть хочет! – вступился за белое создание мальчик.
- Что за мохнозубка? – удивился я. Мальчик моментально спрятал существо за спину, но девочка его сдала:
- Он её в луже поймал!
- Так, дай сюда, - велел я. Разумеется, ребёнок и не подумал подчиниться, тогда я схватил его за плечо и отобрал мохнозубку силой. Последняя оказалась маленьким круглым комком меха с двумя злобными красными глазками и клыкастой несоразмерной пастью.
- Идём, - я потащил упирающегося первоклассника за руку на платформу. Остальные двое детей последовали за нами сами. – Как тебя зовут?
- Эван…. Отдай мою мохнозубку!
- Так, Эван, - я дотащил его почти волоком до группы первоклассников, окруживших профессора Граббли-Планк. – Мохнозубка останется у меня. А тебя я уже предупреждал, чтобы ты вёл себя прилично. Иди вместе со всеми остальными и делай, что тебе говорит профессор.
- Но мохнозубка… - последний раз попытался протестовать мальчик. Я подтолкнул его в спину:
- Иди, иди.
Мимо прошла Грэйнджер, одарив меня крайне осуждающим взглядом. Я вздохнул. Оставалось надеяться, что невыносимый Эван попадёт на Гриффиндор и наглядно объяснит грязнокровке, что не все «недопустимые действия отвратительного Малфоя» продиктованы исключительно желанием напакостить.
Первокурсники отправились в школу через озеро, мы, как всегда, на безлошадных каретах. Наглели сегодня не только новички: пара учеников со второго курса попыталась влезть в экипаж, который облюбовали я, Пэнси и Крэбб с Гойлом. Припугнув детей взысканием, я, к сожалению, неудачно прихватил мохнозубку, которая по-прежнему сидела у меня в кулаке, та тяпнула меня за палец и вывернулась. Разумеется, ловить тварюшку я не стал, хотя было немного обидно.
Большой зал, в котором проходил торжественный ужин, ожил по сравнению с прошлым годом. Траурные занавеси убрали, мерцание магических свечей создавало приятную атмосферу, вкусно пахло угощением. За нашим столом Забини с важным видом рассуждал о публикациях «Ежедневного пророка», посвящённых Гарри Поттеру. Я усмехнулся, не веря в то, что Блейз принимает излияния журналистов за чистую монету - хотя никто из его семьи не входил в организацию Пожирателей Смерти, сложно было вообразить, что Аэлина Забини ещё не узнала правду о возвращении Тёмного Лорда. Особенно при учете её доверительных отношений с Тироном Ноттом.
Ужин, как всегда, завершился приветственной речью директора и представлением новых учителей. И если про Грабли-Планк мы уже и так догадались, то известие о том, что защиту от Тёмных Искусств станет преподавать Долорес Амбридж, оказалось полной неожиданностью.
Да, ещё до ужина я увидел знакомую розовую кофточку, одетую зачем-то поверх мантии, и узнал министерскую служащую, несколько раз за это лето нанёсшую визит в Малфой-Мэнор. От отца я знал, что Амбридж в течение года будет инспектировать Хогвартс, но не думал, что она к тому же окажется преподавателем.
Было в этой женщине что-то резко отталкивающее, несмотря на то, что перед моими отцом и матерью она только что не раскланивалась и не растекалась услужливой лужицей, да и мне улыбалась исключительно доброжелательно. Отец был с ней предельно вежлив, но из тех редких отзывов, которые мне удалось подслушать в промежутки между визитами Амбридж, несложно было понять, что этого человека он считает тем, кого можно использовать, пока у тебя есть влияние и власть, но который совершенно не заслуживает доверия, не подкреплённого опять же авторитетом или же деньгами.
Сейчас Амбридж с любезной улыбкой перебила Дамблдора и долго вещала на весь зал о том, как счастлива она видеть такое количество горящих жаждой познания глаз и как ответственно подходит Министерство Магии к вопросам обучения юных волшебников. По сути дела, её слова напоминали совершенно бессодержательный, заученный официальный текст, к тому же она, по своей привычке, периодически подкашливала, и звук этот, гулко разносившийся над головами, неприятно резал слух.
Впрочем, на то, во что превратится и без того бестолковая ЗОТИ, мне было абсолютно наплевать. А вот инспектор, имеющий влияние на Дамблдора, был в любом случае хорошей новостью, хотя, разумеется, большинство студентов так не считали – где и у кого Амбридж разглядела «горящие жаждой познания глаза», обращённые на неё, было загадкой.
После ужина нам с Пэнси пришлось разбираться с первокурсниками Слизерина, в число которых Эван, к счастью, не попал – вот только от этого было не легче. Я никогда не думал, что юные слизеринцы могут доставить столько хлопот. Один из них сходу начал болтать о том, что школа, где учатся грязнокровки, недостойна его присутствия, второй притащил с собой набор флаконов с какими-то едко пахнущими неидентифицируемыми зельями, третий клялся, что умеет накладывать Непростительные заклятия, и уже вырисовывал в воздухе над головой три круга волшебной палочкой…
Когда, мы с Паркинсон наконец разогнали детей по спальням, ко мне подошёл новый капитан квиддичной сборной Монтегю и обрадовал сообщением, что тренировки начнутся на неделю раньше, чем у других команд, и что он счастлив будет видеть меня в качестве ловца.
- И это только первый вечер, - грустно сказал я Пэнси, наконец устраиваясь в кресле в гостиной. К моему удовольствию, на старост не распространялись время отбоя и запрет ночью бродить по школьным коридорам – напротив, инспекция по Хогвартсу приветствовалась.
- Дети ужасны, - поддержала меня подруга. – И вообще год предстоит тот ещё. СОВы и всё такое…
- А то ли ещё будет, - я потянулся. – Ещё квиддич этот…
- А с ним что?
- Неохота, - вздохнул я.
- Знаешь… - задумчиво произнесла Пэнси. – А я всё лето в него играла… и мне понравилось…
- Это с кем это? Почему я не знаю?
- Это пока я отдыхала в Италии, - сказала Паркинсон. – Там у нас семья знакомая… они просто помешаны на квиддиче…
Следующее утро началось с того, что во время завтрака незнакомая сова принесла мне письмо.
«Буду ждать сегодня в полночь у ворот Хогварта. СТ», - говорилось в нём. Салазар в письмах всегда был весьма немногословен, и оставалось только гадать, к чему понадобились такая спешка и такое необычное место для встреч. Впрочем, я был отнюдь не прочь наконец с ним увидеться – хотя отец в итоге более-менее посвятил меня в суть ситуации, мне казалось, что учитель может рассказать гораздо больше, тем более, что теперь количество вопросов у меня лишь возросло.
Но до вечера оставалось ещё пережить обязательный набор уроков, первым из которого стала защита от Тёмных Искусств.
Амбридж немного опоздала к началу занятия, но появилась в крайне благом расположении духа.
- Прошу прощения, - расплываясь в довольной улыбке, извинилась она. – Я была вынуждена задержаться, разговаривая… с вашим директором.
Несколько человек, включая меня, хмыкнули, представив, что едва ли после разговора с министерским инспектором Дамблдор чувствует себя столь же радостно, как и она.
- Сколько я вижу здесь знакомых лиц! – продолжала Амбридж елейным голосом, прохаживаясь по классу. – Драко, признаться, если бы я не знала, что у Люциуса Малфоя есть сын, я сочла бы, что глаза меня обманывают, показывая мне удивительно юное отражение моего друга….
«Интересно, кто ей сообщил такое фееричное по своей глупости утверждение, что мой отец считает её своим другом?» - насмешливо подумал я, но, разумеется, улыбнулся Амбридж с приличествующей случаю любезностью.
- Мисс Паркинсон! – Амбридж обратилась теперь к Пэнси, в глазах которой застыло ничуть не больше тепла, чем в моих собственных. – И с вашими родителями мы хорошие друзья…. Итальянская выпечка, которой меня угощали в вашем доме два дня назад, была поистине великолепна…. – профессор продолжила свой путь и остановилась возле Блейза. – Мистер Забини, если я не ошибаюсь?
- Именно так, профессор, - учтиво кивнул головой однокурсник.
- Как чувствует себя ваша матушка? Ах, Аэлина, Аэлина… какая удивительная женщина! Если бы не её мудрые советы и незаменимое участие в делах Министерства, кто знает, сколько неверных решений не было бы отметено ещё до их воплощения в жизнь…..
Так Амбридж обошла весь наш небольшой класс, не найдя любезных слов разве что о родителях Крэбба и Гойла.
- Приятно, что мой первый урок проходит в такой, я бы сказала, почти домашней обстановке, - пропела Амбридж и засмеялась – видимо, настолько приветливо, насколько это у неё получилось. – Уверена, что с детьми моих друзей мы тоже станем хорошими друзьями, не так ли?
Мы молчали, переглядываясь и ожидая, что будет дальше. Амбридж села на своё место, сложив короткие ручки в розовых манжетах перед собой, и трагично вздохнула:
- Сейчас Министерству как никогда нужны здравомыслие и лояльность среди студентов. Полагаю, с вами я могу быть откровенна, не так ли?
- Безусловно, - слегка улыбнулся я, ответив за всех.
- Прежде всего, я хочу сказать о том, что Министерство Магии, и я как его представитель, целиком и полностью принимает сторону юных волшебников и намерено как никогда тщательно блюсти их интересы и заботиться об их безопасности и душевном спокойствии, - торжественно произнесла Амбридж. – Увы, у нас имеются достоверные сведения о том, что учащиеся школы Хогвартс обеспокоены слухами о возвращении некоего всем известного тёмного мага. Со всей ответственностью заявляю, что эта информация целиком и полностью является ложной, а тревожные настроения специально подогреваются некоторыми заинтересованными лицами для того, чтобы подорвать основы благополучия магического общества.
Мы с Пэнси переглянулись. По классу пробежал шепоток – поскольку практически ни для кого из присутствующих истинное положение дел секретом не было, сказанное Амбридж следовало воспринимать в одном единственном ключе - это было той официальной версией событий, активного поддержания которой от нас ожидали. Тем временем профессор продолжала:
- Министерство ждёт от вас понимания серьёзности ситуации и всесторонней помощи в решении названной задачи. Я здесь затем, чтобы облегчить вам участие в достижении этой цели. И очень вас прошу, если кто-то или что-то будет продолжать тревожить вас действиями или словами, сообщать мне об этом незамедлительно – я ваш друг и уверена, что вместе мы найдём наилучшее решение.
- Поможем, чем сможем, - тихо хихикнула Пэнси, так, чтобы услышал только я.
- Ну что же, теперь приступим к занятиям, - бодро объявила Амбридж, доставая волшебную палочку и направляя её на мел, который тут же подскочил и принялся писать на доске. – Для начала – цели и задачи нашего теоретического курса…..
… - Значит, из нас хотят сделать шпионов, - подвела итог Милисента, когда прозвенел звонок и мы покинули класс Амбридж.
- Ну почему же сразу шпионов? – Забини улыбался каким-то своим мыслям. – Просто наконец-то кто-то займётся наведением порядка в школе. А мы ведь не хотим, чтобы нас причислили к нарушителям?
- Впервые в жизни безоговорочно с тобой соглашусь, - мрачно усмехнулся я. – В любом случае от Амбридж вреда будет меньше, чем пользы – в особенности тем, кто не додумается с ней поссориться.
- Ты намерен ей помогать? – поинтересовалась Пэнси.
- Почему бы и нет? - я пожал плечами. – Речь же о Поттере. Не выдать его Министерству – преступление против всего живого на Земле.
- Кстати, Драко, а ты собираешься в этом году играть в квиддич? – вдруг перевёл тему Блейз. – Ты вроде как на четвёртом курсе совсем забросил тренировки…
- Да, намерен, - отрезал я.
В связи с предстоящими СОВами учителя вознамерились взяться за нас всерьёз. Уже в первый день нам задали столько домашних заданий, сколько хватило бы на неделю. К ночи я уже падал с ног и держался лишь на интересе к предстоящей встрече с Салазаром.
После отбоя я сообщил профессору Снейпу, что отправляюсь проверять школьные коридоры, и честно в течение получаса бродил по Хогвартсу, стараясь попадаться на глаза учителям, а затем незаметно выскользнул на улицу, перекинулся в горностая и выбрался за ворота.
Салазар уже ждал меня в условленном месте. Он стоял, окруженный временной завесой, от чего казалось, что его серо-синяя узкая мантия переливается всеми оттенками морских волн, а волосы, отросшие за лето и перехваченные бархатной лентой, выглядели чистым серебром. Блеск бриллиантовых застёжек едва только не ослепил меня.
Поначалу я даже не узнал учителя, настолько был непривычен этот его новый облик, дышавший торжественностью и роскошью. Даже атмосфера в его присутствии ощущалась совсем иная, нежели раньше.
Скинув анимагическую личину, я слегка растерянно поздоровался с ним, стараясь удержаться от того, чтобы начать разглядывать его с головы до ног.
Салазар поднёс к губам тонкий мундштук, который держал рукой в серой перчатке – единственной детали гардероба, оставшейся неизменной с прошлого года.
- Помогите мне немного, Драко. Я подниму временную завесу, которая скроет нас обоих от посторонних глаз, но вам придется поддерживать свою часть.
- Хорошо, - согласился я, закатывая рукава мантии, чтобы они не мешали льющейся с рук магии.
- Весьма неплохо, - одобрил Салазар, когда я перехватил у него часть завесы. – Чудесная лунная ночь, не правда ли? Как вы смотрите на предложение прогуляться по лесу?
- По Запретному? – улыбнулся я.
- Почему бы и нет? – в его глазах сверкнул знакомый лукавый огонёк.
- Сегодня полнолуние, - заметил я. – Поговаривают, что в Запретном лесу встречаются оборотни и им подобные твари……
- Драко, - Салазар с улыбкой прикрыл глаза, - нас ведь скрывает временная завеса. Поверьте, я ещё не встречал оборотней со способностями к нашей магии.
Ночь и правда была великолепна. Ясная, освещённая огромной луной и необыкновенно тёплая, она могла бы быть скорее в конце июня, нежели в начале сентября. Мы с Салазаром неспешно шли по тропинке, всё углубляясь и углубляясь в совершенно безопасный для нас лес, и учитель предался воспоминаниям, которые я слушал, затаив дыхание.
- Скажите, Драко, довелось ли вам уже испытать это непередаваемое ощущение понимания, что в ваших руках находится то, чего нет ни у кого больше? Что перед вами расстилаются такие возможности, которым другие не смеют даже завидовать, ибо сама вероятность такого не приходит им в головы? Вы ведь уже строили радужные даже в своей туманности планы на далёкое, далёкое будущее, на то время, когда ваша сила будет целиком и полностью подконтрольна вам? По вашим глазам вижу, что да, - он улыбнулся, а затем продолжил. – Представьте себе теперь, что тот далёкий день настал. Вы разменяли четверть века – самый чудесный возраст, уже не юный, ещё призрачно далёкий от старости, недавно вы закончили высочайшее закрытое учебное заведение, превзойдя всех своих учителей, вы свободны, предоставлены сами себе, и вам кажется, что весь мир ляжет к вашим ногам раньше, чем вы достанете волшебную палочку из рукава. Представьте себе это – и вы увидите меня в самом начале моего долгого - долгого пути.
Не знаю, кто в подобной ситуации способен устоять перед искушением дать волю своему честолюбию и вообразить грандиозные цели, которых так захочется достигнуть, что все таланты и умения моментально будут брошены на их осуществление.
Надо сказать, что на формирование моих целей очень сильно повлияла моя безудержная страсть к науке, а именно к лучшей её сфере – магии. Если ещё точнее – к тем её областям, что опираются на заложенную в людях и окружающем их мире естественную силу. Так, меня никогда не интересовал, к примеру, такой предмет, как зельеварение – ведь готовить колдовские снадобья не всегда есть время, место и возможность, а ингредиенты их зачастую являются производными от производных. То ли дело – магия времени. Вся сила – всегда с магом, в его руках, в его взгляде и не зависит ни от чего, кроме его собственной воли и сознания.
Магия времени, а вслед за ней и магия пространства были и остаются основной частью моей жизни. Ими я живу, дышу, они моя вера и мой самый надёжный и долговременный роман, да собственно, и всё остальное. Да, да, вы зря смеётесь, мой мальчик, – даже в юном возрасте, в то время как, пожалуй, полагается пребывать в настроении романтическом и восхищении противоположным полом, меня больше любви и женщин прельщали две вещи – магия и власть. Впрочем, второй предмет моих мечтаний требует особых пояснений. Поймите меня правильно. Мне никогда не нужна была власть в виде прав и обязанностей, в виде бремени ответственности и восхищения толпы. Мне нужна была прежде всего полноценная, ничем не ограниченная свобода, чтобы я мог брать всё, что могло мне потребоваться в моих исследованиях и делах, не теряя даром времени на приготовление этих недостающих компонентов и не встречая досадных препятствий, способных опять же отвлечь меня от лакомого кусочка, каковым являлась для меня моя магия.
Увы, тогда мои свободу и власть грозили ограничить сразу несколько факторов. И худшим из них было то, что именно в те годы начался сильный, как никогда, приток немагической крови в волшебный мир. Вы знаете, Драко, чем грозит волшебникам родство с магглами. Когда я просчитал, через сколько времени шанс встретить уже не то, что равного себе, а обладающего хотя бы пятой частью моих способностей мага иссякнет, мне стало не по себе. Моя магия, моя великолепная, удивительная, изящнейшая наука могла исчезнуть с лица земли, а я… я мог не успеть узнать всё, чего желал, или лишиться какой-либо опоры в родном своем мире, или…. Сложно объяснить словами, но в общем это означало ровно одно – я начал думать о том, как сохранить магическую силу и сам род волшебников в породившей меня реальности.
Решение, казалось бы, лежало на поверхности. Идеи чистой крови уже владели магическими умами. Всё было очень просто: найти сторонников, которые смогут перевернуть заведённый порядок и встать у руля власти, закрыть приток губительной природы магглов в волшебный мир и…. Безусловно, я понимал, что истинных, чистокровных магов слишком мало для того, чтобы существовать замкнутым мирком без поступления свежего воздуха извне, но я уже знал, что наша реальность отнюдь не единственная в мироздании и что рано или поздно я смогу преодолеть её границы. А там, в иных мирах, были свои маги, своя волшебная кровь, и если бы удалось объединиться с теми, кто так близок к нам по сути своей, то под властью чистокровных можно было бы оставить не только нашу Землю, но и всю систему вселенных и отражений. Помните, вы как-то спрашивали меня, каковы же теперь мои планы, если этот мир уже давно стал мне тесен? Вы были совершенно правы, предполагая, что цели эти грандиозны по своему размаху – насколько, теперь можете убедиться лично.
Итак, решение было очевидно, но оставалось одно но. Я не готов был платить своей личной свободой даже за эти блистательные цели. К тому же я всегда был неплохим частным педагогом, но дурным лидером и вдохновителем толпы. Воодушевление и ведение за собой людей не очень-то мне давалось и не приносило ничего, кроме крайней вымотанности и постоянного неудовольствия. Одним словом, даже простроив все планы до мельчайших деталек, я не мог осуществить их, пока у меня не было последнего кусочка мозаики - человека, способного взять на себя роль лидера и сделать то, что не было дано мне самому.
Мне нужен был человек, способный вдохновлять и вести за собой людей. Мне нужен был здравый ум и недюжинные способности этого мага, но при этом он должен был обладать амбициями, отличными от моих. Я не строил себе иллюзий – из по-настоящему сильного лидера нельзя сделать послушную марионетку, а своё влияние я терять не собирался. Выход был только один: тот, кому я мог бы доверить воплощение своего замысла, должен был стремиться к совершенно иному роду власти, нежели я сам. Я был готов предложить ему власть над этим миром взамен на свою собственную свободу, возможность приходить, когда мне угодно, получать от этой реальности то, что мне необходимо, и вновь исчезать по своим делам, оставляя всё, что существует здесь и сейчас в его руках.
Продумав всё это много раз подряд и поняв, кто мне нужен, я принялся искать себе ученика. Того, который смог бы со временем возглавить чистокровных магов и шаг за шагом воплотить мою мечту в жизнь.
Я искал именно ученика. Ребёнка с большими задатками, чтобы воспитать его самостоятельно, так, чтобы непременно знать, чего ожидать от него в будущем, и чтобы лично заложить в него всё, что я сочту необходимым для выполнения моих задач.
Увы, все, кто попадался мне на пути, не подходили под те критерии, что я определил для себя в начале поисков. Кто-то оказывался слабее духом, кто-то – магическими способностями, по кому-то уже в юном возрасте было заметно, что из него вырастет изрядная дрянь, не важно, корыстная или безвольная, но во всяком случае та, на которую я бы не положился, даже выжив из ума….
Прошло несколько лет, а подходящего юного мага на горизонте не появлялось. Тогда я устроился работать в Хогвартс в надежде, что там я окажусь ближе всего к молодому поколению волшебников, к тому же получу возможность лицезреть их в деле.
И вот это-то решение увенчалось успехом. Успех, правда, оказался талантливым полукровкой – талантливым настолько, что это перекрывало досадный недостаток происхождения с лихвой, да к тому же характер этого юноши был лучшим вариантом для того лидера, которого я жаждал видеть во главе своей будущей организации.
Успеху на тот момент было всего тринадцать лет. Успех носил имя Том Риддл.
Салазар на мгновение умолк, чтобы поменять окурок в мундштуке на новую сигарету. В ту же самую минуту на луну набежало облако, и тень на некоторое время опустилась на Запретный лес. Где-то далеко раздалось тоскливое, жуткое завывание, похожее сразу на голос волка и тоскующей собаки, и от звука этого у меня мороз пробежал по коже.
Салазар же остался спокоен. Заметив моё замешательство, он лишь мягко улыбнулся, в очередной раз вдохнув ароматный яблочный дым. Мы продолжили путь, а вместе с ним и возвращение в прошлое…

просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>
май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.23 00:46:57
Наши встречи [1] (Неуловимые мстители)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [353] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.28 16:00:26
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.