Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Из дневника Гермионы:
"Приходил Малфой. Сватался. Обещал кучу денег. Дала по морде и на глазах у него поцеловалась с Гарри. А Драко ещё грозился поставить мне бюст в полный рост!"

Список фандомов

Гарри Поттер[18458]
Оригинальные произведения[1235]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12640 авторов
- 26930 фиков
- 8581 анекдотов
- 17649 перлов
- 659 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 13 К оглавлениюГлава 15 >>


  От Иларии до Вияма. Часть первая

   Глава 14. Отец и сын
―1―

На приёме герцог Белтран предпочитал по-прежнему сидеть в кресле, а не на троне ― он только одет был сообразно случаю. Старая кровь уже не грела, и он кутался в меха, несмотря на жаркий сезон. В зале для приёмов все окна были распахнуты настежь, и сквознячок даже колыхал края скатертей. Гости понемногу собирались. Чинный распорядок этому двору не был свойствен. Кто желал, садился за накрытый стол, и тут же слуги начинали суетиться, поднося блюда по выбору гостя. В другом конце зала танцевали под небольшой оркестр на балконе.
Волчонок, одетый нарядно и даже ― по его собственным меркам ― роскошно, крепко держался за руку Кристиана, пока перед ними не распахнули огромные ― в два человеческих роста двери зала. Здесь уже он глубоко вдохнул, гордо вскинул голову и шагнул вперёд.
Только они подошли к креслу, как герцог тут же потребовал, чтобы Лени сидел рядом с ним.
― Развлеки старика, а то мне эти физиономии уже порядком надоели.
Кристиан же отошёл поговорить с теми из гостей, кто явился засвидетельствовать документ. Местные землевладельцы ― люди проверенные и надёжные; он их всех прекрасно знал.
Лени сначала даже не представлял, о чём говорить с Белтраном, но потом беседа сама потекла ― герцог поведал немного о своих морских походах, всё больше упоминая о каких-нибудь интересных случаях, вроде больших рыб, которых они ловили, огромных животных, которых принимали за острова, стычках с пиратами из Макении. И разговаривал Белтран с волчонком, как дед разговаривает с внуком. Лени даже забыл, что находится в зале, полном народу, придвинулся поближе, опираясь о герцогское кресло. Рассказал старику в ответ о коне, которого подарил ему Крис, и о сбруе, которую купили у мастера Базиля после пожара в его мастерской, и о том, как Хрюшка проходил проверку у Бартока, и как он переживал за приятеля, но все закончилось хорошо.
А вскоре меж тем должен был наступить момент, когда церемониймейстер возвестит о цели сегодняшнего приёма. Среди гостей в зале были и три калхедонца ― они уже давно жили в Каррасе, обзавелись тут домами и даже землёй. Герцог их временами приглашал к себе на пиры, и один, помоложе и холостой, не слишком ломая голову над тем, по какому поводу устроен сегодняшний вечер, танцевал с дамами. А двое мужчин средних лет стояли возле окна в стороне и беседовали.
― Могу ли я заметить, ваше… ― начал крепкий бородач, выказывая всем видом почтение к собеседнику.
― Опять?
― О… простите, оговорился. Ваша милость, я хотел заметить, что здесь присутствуют все владетельные особы герцогства, а если прибавить ещё и виямского герцога Каффа, то получится, что…
― Что герцог Белтран наконец-то решил огласить завещание, ― закончил высокий светловолосый мужчина с голубыми глазами и орлиным носом. ― Давно пора. Но только при чём тут мы?
― Дабы оказать уважение. Всё-таки мы владеем землёй в Каррасе. Пусть и не влияем никак на жизнь герцогства, но его светлость хочет показать, что считается с нами.
Светловолосый кивнул, но как-то рассеянно, словно показывая своим видом, что никакого отношения не имеет к внутренней политике того и другого герцогства, да и не хочет.
― Что же потребуется от нас? ― спросил он, поглядывая на старого герцога, беседовавшего с каким-то незнакомым юнцом ― сердечно и явно по душам. ― Это что, и есть наследник? Его светлость явно вёл весёлую жизнь в молодости, может, внучок?
― Этот молодой человек приехал вместе с герцогом Каффом, ― негромко пояснил бородач. ― Скорее уж Кафф по юности…
Светловолосый усмехнулся.
― Вы в это верите, Кассиан? Впрочем, нам нет дела до чужих семейных дел. И сердечных тоже.
И тут на середину зала вышел человек с жезлом.
― Вот и началось, ― заметил тот, кого назвали Кассианом.
Распорядитель попросил уважаемых гостей приблизиться к трону для оглашения воли его светлости герцога. Впрочем, оглашения, как такового не было: слуги вынесли узкий столик с пергаментом, где витиеватой официальной вязью было записано всё, что его светлость Белтран имел сказать, старик ткнул рукой в сторону Кристиана, выждал для приличия минуту ― а вдруг кто-то захочет возразить? ― после чего лучшие люди герцогства по очереди приблизились к столику и поставили свои подписи положенными красными чернилами. Писец его светлости посыпал готовый документ белым морским песком, сдул его, поставил печати с гербами Карраса и Вияма и вопросительно посмотрел на герцога Белтрана. Тот кивнул.
Распорядитель взял документ и во всё ещё царившей тишине стал читать.
― «Мы, милостью Творца и волей Его величества Целестина, короля Гутрума, да пошлёт ему Творец…»
― Я всё время смотрю на местных дворян при этих словах, ― сказал вполголоса Кассиан, ― и считаю ухмылки. Их становится с каждым разом всё больше.
Его собеседник улыбнулся.
― «Находясь в здравом уме и твёрдой памяти, назначаем наследником нашим герцога Виямского Кристиана Каффа, который с истинно сыновними почтительностью и согласием выразил готовность принять груз правления Каррасом после моей кончины. О том засвидетельствовал также его наследник и соправитель, господин Ленард Мандриан…»
― Что? ― вырвалось у светловолосого.
― Вот это сюрприз… ― хмыкнул Кассиан. ― Выходит, ваш покойный тесть на старости-то лет… Да что ж здесь в Гутруме, в воздухе что-то или в воде? Седина в бороду, бес в ребро.
― Тогда бы они просто назвали бы юнца его сыном.
Он сделал несколько шагов к герцогскому креслу.
― А если дальний родственник? Не пропадать же имени и владению?
― Возможно…
― Ваше… ваша милость, должен заметить, что внешность молодого человека… и его имя…
― Замолчите! ― зашипел «его милость», отворачиваясь от виямского выкормыша.
Кассиан потупил глаза, а потом всё же с интересом посмотрел ещё раз в ту сторону.
― Ваша милость, ― он тронул господина за рукав. ― Осмелюсь заметить, молодой человек смотрит на вас очень пристально и побелел, как мел.
― Надо думать, старик-сенешаль и его застращал иноземными похитителями, ― зло сказал калхедонец, демонстративно глядя в приоткрытое окно.
― Старый герцог вас подзывает, ваше вел... ваша милость, ― сообщил Кассиан. ― Видимо, хочет представить вас наследнику.
Калхедонец повернулся и пошёл к креслу, скользнув холодным взглядом по молодому Мандриану. Он не успел подойти, впрочем, как у юнца приключилось что-то вроде падучей. Тот закатил глаза и стал валиться на бок. Кафф в мгновение ока подскочил к юнцу, поддержал, что-то зашептал на ухо. Молодой человек невнятно ответил, герцог помог ему подняться и повёл прочь из зала. Не дойдя ещё до порога, он подхватил мальчишку на руки и унес. Его «милость» только губы скривил презрительно ― что за правитель этот Кафф, так голову потерять из-за какого-то малолетнего щенка. А Белтран, меж тем, поманил его, и калхедонец подошёл, и даже поклонился ― у него на родине было принято чтить седины.
― Нардин, голубчик, уважьте старика, будьте моим гостем. Я хотел вас познакомить кое с кем ― вам это принесёт только пользу. ― Герцог хитро прищурился.
― Слушаюсь, ваша светлость, ― Нардин снова поклонился, преодолевая себя. ― Только позвольте предупредить жену и сына, что задержусь во дворце.
― Вас проводят в покои, и там вы найдёте и пергамент, и чернила, пошлёте гонца, ― улыбнулся Белтран.
― Благодарю, ваша светлость, ― Нардин искал глазами Кассиана.

― 2―

― Барток! ― крикнул Кристиан, насколько хватало сил спеша по коридору. Тело Лени сводило судорогами, и он боялся не удержать волчонка.
Телохранитель уже бежал навстречу ― с невесть откуда взявшимся флаконом княжеского зелья, Кристиан и не помнил, чтобы брал его с собой. Вместе они отнесли юношу в спальню, попытались напоить его снадобьем.
― Надо бы позвать госпожу ведьму, ― сказал Барток, после того, как Лени в третий раз выплюнул зелье и его чуть не вырвало. Казалось, что у него ужасно болит голова ― он то и дело стискивал её руками, мечась по постели. ― Позволите, ваша светлость? Я мигом.
― Иди, ― кивнул Кристиан. Он поднялся с места, прижимая парнишку к себе, зашагал по спальне, покачивая его как ребёнка.
В нём клокотал гнев. Очевидно, что калхедонец, кем бы он там ни был, сына не признал, или признал, да только… Кристиан, чувствуя, как кровь шумит в ушах, вспоминал презрительные взгляды, какими наградил новоявленный папаша его сокровище.
Судороги у Лени вроде бы утихли ― хоть совсем и не прекратились, но сделались пореже. Не успел Кафф, уложив его на постель, испытать облегчение, как мальчик забормотал что-то, потом закричал ― по-калхедонски, как понял Кристиан, даже не зная языка.
― Адари! Адари! ― звучало чаще всего.
За дверью послышался перестук каблуков, и в комнату вбежала тётушка Мейнир со снадобьем. Она тут же кинулась к волчонку, оттеснив Кристиана. Тот отошёл к Бартоку и спросил, скорее машинально:
― Что такое «адари»?
― Это можно перевести как «папочка», ― мрачно ответил телохранитель.
― Идите, идите отсюда, ― махнула на них рукой ведьма. ― Барток, выведите герцога. И проследите, чтобы он не натворил глупостей.
― Глупостей?! ― взвился Крис. ―Да я этому...
Барток совсем непочтительно взял его за плечи и вытолкал в коридор.
А Мейнир, поставив стакан на столик, положила ладони волчонку на голову и что-то забормотала, почти запела. Тот затих, только глазные яблоки под закрытыми веками ходили туда-сюда, как будто он пытался углядеть что-то, налетавшее на него со всех сторон. Иногда с его губ слетали фразы на калхедонском, но говорил он всё тише, потом умолк, а через минуту открыл глаза.
― Ты вспомнил всё, ― сказала Мейнир, и это было утверждение, а не вопрос.
― Кристи... ― прошептал волчонок. ― Кристи...
― Он с Бартоком. Я попросила его вывести. А тебя хочу спросить кое о чём. О том, что ты помнишь. Каким ты помнишь отца? Он любил тебя?
― Да… ― Лени заплакал.
― Вот потому я и велела Кристиана увести. А ты поплачь, не сдерживай себя. Отец видел тебя во время превращения?
Всхлипнув, Лени постарался взять себя в руки.
― Видел. Последний год, когда я жил с ним, я уже оборачивался. Отец всё это время проводил со мной… заботился… совсем как…
― Как Кристиан…
― У меня есть мачеха и сводный брат, ― сказал вдруг волчонок.
В глазах ещё стояли слезы, но лицо вдруг сделалось очень сосредоточенным.
― Альти... ― сказал он, явно припоминая. ― Забавный такой малыш. Ну... теперь-то ему... сколько? Пятнадцать, наверное. И Дженерис. Мачеха, ― Лени нахмурился, припоминая. ― Нет, она была добрая. И к Альти, и ко мне.
― Ты помнишь, как тебя похитили? ― спросила Мейнир.
― Помню. Я пошёл погулять в небольшой лес, который рос рядом с поместьем. Я там часто бывал ― небольшой лесок, даже роща, а не лес, да и дорога проезжая далеко очень. На меня набросились трое мужчин, заткнули мне рот и потащили куда-то. Помню, что меня заставили что-то выпить, угрожая ножом, и я потерял сознание, а может, уснул… а когда очнулся… ― Лени зажмурился.
― Что там было? ― мягко спросила ведьма.
― Я лежал связанным в какой-то тёмной комнате, и пришла женщина, и говорила со мной… Я не помню её лица. Только чёрную фигуру. Наверное, потом я болел… И сразу помню, как я лежу на телеге, и со мной сидит человек, про которого я знаю, что это мой отец, ругается непотребно, говорит, что я чуть не сдох…
Он снова всхлипнул. Мейнир вздохнула, протянула ему чеканный стакан с отваром трав.
― Ничего особенного, ― сказала она. ― Успокоит немного, сил прибавит.
Дверь распахнулась ― Барток, подумав, счёл, что можно уже и отпустить герцога; занявшись ослабевшим после приступа мальчиком, он, глядишь, и отложит на время попытки разорвать на куски калхедонца, пусть он в чём-то и виновен. Кристиан с порога бросился к волчонку.
Уступив ему место у постели, ведьма подошла к Бартоку, взяла его под локоть и отвела в дальний угол.
― Присматривай за Кристианом, ― прошептала она. ― Отец мальчика не виноват ни в чём, на нём заклятье. А кто мог позвать в дом ведьму, как не жена?
― Я так понял, калхедонец видел Ленарда, но ничего не вспомнил.
― Значит, заклятье другое, тяжелее. И то верно: как заставить отца поверить, что сын его умер, как заставить его не искать своё чадо?
Барток посмотрел, как герцог взял осторожно у Лени опустевший стакан, поставил на пол, лёг рядом с волчонком, обнял его, шепча что-то.
― До утра, возможно, не отойдёт, ― сказал с уверенностью, ― а утро, оно всегда мудренее.
― Тогда оставим их. Мальчик скоро заснёт.
Они вышли в коридор. Мейнир отправилась к герцогу Белтрану, а Барток кликнул слугу, приказал принести стул, а потом занял место у двери, как часовой.
Утром он проснулся раньше князя, но не спешил вставать. Нельзя было молчком покидать его, пусть даже князь и знал, что Бартока ждала служба. И кроме того, Барток хотел увидеть, с каким чувством Шалья встретит новый день ― не пожалеет ли о вчерашнем. Осторожно побудив его, телохранитель сказал, что ему время уходить.
Князь улыбнулся, пожаловался, что впервые проснулся не с рассветом, шутливо попенял ― мол, это Бартока вина, замучил накануне. Он смотрел ласково, улыбался, поцеловал на прощание и даже предупредил, что днём отправится с Али в город по делам.
Казалось, всё правильно, и даже в порядке, но Барток собой бы не был, если б не почувствовал толику искусного притворства в естественном и правильном княжеском пробуждении. Хорошо ещё, если князь просто стыдился ночных слёз…
Размышления вызвали к жизни предмет самих дум: князь собственной персоной показался в конце коридора в сопровождении Али, который нёс большой ящик ― даже ларец скорее, потому что он был украшен резьбой.
― Что случилось? ― спросил Шалья обеспокоенно, жестом отсылая слугу в комнаты. ― Али, принеси мне стул…
Тот кивнул, а меж тем, забывшись, князь отдал ему приказ на гутрумском. Барток чуть заметно усмехнулся.
― Вижу, почтенный Али не так-то прост, ― сказал Барток по-иларийски. И сам знал, что акцент чудовищен, но что поделать ― слишком давно не пользовался языком, не говорил, по меньшей мере.
Шалья глянул удивлённо, но быстро сообразил и беззвучно рассмеялся.
А «почтенный» уже тащил стул. Поставил его рядом со стулом Бартока и удалился с поклоном.
― Будете со мной стражу нести? ― спросил телохранитель.
― Да, если ты не против, ― ответил князь, садясь рядом. ― Ты не сказал мне, что случилось. Я на приёме не был ― меня приглашали из вежливости, но я так же вежливо отказался. Герцог не обиделся.
― Лени узнал отца, ― промолвил Барток и рассказал вкратце, что случилось.
Князь нахмурился.
― Караулишь своего господина, чтобы не убежал?
― Да, ваша милость…
― Барток? Ты сказал «ваша милость», я не ослышался?
Барток протянул руку, снова пропустил сквозь пальцы пахнущую сандалом прядь волос.
― Я на службе, ― сказал серьёзно. ― Здесь и сейчас, любимый, ты друг и союзник моего господина.
Смуглый человек не бледнеет, он скорее становится сер лицом. Шалья пытался справиться с собой ― вот только Барток не мог понять, напугало его это обращение, или, наоборот, взволновало. Он заметил, что князь даже не обернулся взглянуть, есть ли кто ещё в коридоре, кроме них, и это бальзамом пролилось на сердце, когда тот судорожно прижался лицом к его щеке, потёрся, нашёл губы.
Служба службой, а в поцелуе Барток ему не отказал. Хоть и опасался, что не остановится вовремя, всё же сумел. Пожирая князя взглядом, от которого Шалье стало вдруг казаться, что на нём и одежды-то нет, отстранился, коснувшись напоследок губ.
― Ночью, ― шепнул по-иларийски. ― Ночью, любовь моя. Твоим кошмарам лучше забыть к тебе дорогу.
Князь просто взял его руку в свою и не выпустил.
― Что это за ящик такой нёс почтенный Али? ― спросил Барток, чтобы отвлечься. ― Нёс, как сокровище.
― Это кукла для нашей воспитанницы, ― улыбнулся князь. ― Красивая. Тут в Ахене мастер живёт, я уже не первый год покупаю у него подарки для Махимы. Голову и руки он делает из глины и покрывает глазурью, а тело мягкое, и одета кукла прекрасно. Девочке нравится. Особенно гутрумские наряды, ― усмехнулся он.
Барток чуть приподнял бровь.
― Он на заказ их делает или можно сразу прийти и купить ― да чтобы не одну? ― спросил задумчиво. Вспомнил детишек в доме Маттиаса, подумал, что Кристиан наверняка решит им что-нибудь привезти, а игрушками дом не то чтобы был богат, как впрочем и всем остальным.
― Мне на заказ, а так у него есть что посмотреть. Если твой герцог отпустит тебя завтра днём, то я покажу, где он живёт. Проедемся вместе?
― Если буду уверен, что он не отправится за головой калхедонца, ― честно сказал Барток. ― С удовольствием.
― Твой господин горяч, но он умный человек. И как бы он не пылал гневом, он сначала захочет разобраться во всём. ― Шалья сжал его руку. ― Старый герцог зачем-то хочет меня видеть через час. Может быть, хочет поговорить о морской торговле. Я пойду, приведу себя в порядок… ― Князь встал и склонился над ним.
Барток не настолько помнил иларийский, чтобы понять, что Шалья шепчет, чертя какие-то знаки на его лбу. Словно благословлял.
Разобрал с трудом только «ночь» и еще ― «дождусь»? Поцеловал в губы. Шепнул в ответ:
― Чтобы легче ждалось.
Он смотрел вслед уходящему Шалье, замечая, что идёт тот медленно и словно устало. Но другие шаги отвлекли его внимание ― за дверью.
― Зайди, ― послышался голос и дверь приоткрылась.
Вошёл, дверь за собой закрыл и прислонился к ней ― не раздумывая, только бросив быстрый взгляд на крепко спящего ― наконец-то ― волчонка да на брови герцога, сведённые на переносице.
― Попросить, что ли, тетушку Мейрин побыть с ним... ― Кристиан говорил вполголоса, под нос себе, и явно не осознавал, что его слышат. Поднял голову, кивнул устало телохранителю. ― Отлучимся с тобой. Я сам все сделаю.
― Отец не виноват, ― сказал Барток в ответ самое главное. Прижался тесней к двери спиной и руки раскинул для надёжности, закрывая, запечатывая ее собой.
Кристиан мрачно, исподлобья посмотрел на своего телохранителя, который впервые ему перечил. Тот лишь головой покачал.
― А кто виноват? ― выдавил из себя герцог.
― Кто бы ни был, кровь-то одна, и вы её не прольёте. Вы даже двумя словами с калхедонцем не перемолвились, а уже берётесь судить.
Кристиан зарычал от бессильной злости.
― Он вышвырнул сына подыхать на улицу! ― выдвинул новый аргумент.
― Он обожал его мать. И сына любил, ― отозвался Барток. ― Не хуже меня это знаете, ваша светлость. А теперь ― не помнит, не узнаёт. Сам с собою он такое умудрил, скажете?
Перебранка велась шёпотом ― то хриплым, то свистящим, когда герцог вроде бы срывался на крик. Оба не хотели будить измученного волчонка.
― Давайте всё же выйдем, ваша светлость, ― сказал Барток, воспользовавшись мгновением передышки.
Он приоткрыл дверь и вытащил герцога в коридор.
― Сядьте, и, пока мы не дождёмся госпожу ведьму, вы у меня с места не сдвинетесь.
Он подозвал проходящего мимо слугу из числа дворцовой челяди и велел сходить к Мейнир, передать, что герцог Кафф просит её о помощи.
Кристиан то ли остыл немного, то ли решил дождаться подходящего момента, да и про Лени он помнил, ждал ведьму терпеливо.
Барток стоял рядом, чуть сжимал ладонью его плечо ― не вырвешься, даже пытаться бесполезно. Кристиан, конечно, дёрнулся разок, но потом совсем притих, обдумывая, что да как. Когда Мейнир приблизилась, поднял голову, посмотрел в лицо верному телохранителю.
― Спасибо. Что удержал.
Барток нахмурился.
― О, Крис, что же ты? ― упрекнула ведьма. ― Совсем загонял старую женщину.
― Прошу вас, тётушка, ― сказал герцог, вставая. ― Побудьте с Лени.
― Я-то побуду, а вот ты должен к нему отца привести ― и чтобы здоров был и не на аркане шёл.
Кристиан снова брови сдвинул.
― Справимся, ― пообещал Барток. ― Он же во дворце остался?
― Ты всегда такой приметливый? ― усмехнулась Мейнир. Пригляделась внимательно.
― Иногда, ― кивнул Барток. ― Его светлость бы не оставил Ленарда одного, разыскивая имение этого… как его имя-то?
― Нардин Хамат, ― произнесли одновременно Мейнир и герцог. Он ― со злостью в голосе.
― Нардин Хамат, ― повторила Мейнир. ― В Гобеленовой спальне он. Найдёшь сам? Ну да слуги покажут, ― махнула рукой, взялась за ручку двери. ― За мальчиком я присмотрю, а вы ведите отца. Слишком уж долго эта дрянная история тянется.
Идя за Кристианом, Барток улыбался своим мыслям. Он думал, напомнить герцогу, или не стоит? Но потом решил промолчать ― царское достоинство калхедонца сейчас только добавило бы его господину желчи. Да и пока узурпатор был жив-здоров и держал в руках власть, царское достоинство Нардина не стоило ровным счетом ничего.
Постучав в нужную дверь и получив разрешение, они вошли. Его калхедонское величество в изгнании сидел за столом и пил вино, закусывая сыром и фруктами. Барток осмотрелся и, не найдя в комнате ничего, вызывающего опасения, выразительно посмотрел на Кристиана и вышел, предоставив ему самому выяснять отношения со своим в некотором роде тестем.
Какое-то не слишком долгое время оба молчали, разглядывая друг друга, не испытывая восторга от увиденного, но смиряясь с необходимостью сосуществовать в границах одного герцогства или вот ― под одной крышей.
― Господин наследник почтил подданного личным визитом, ― заметил Нардин с едва заметной иронией. ― Прошу.
― Это действительно личный визит, ― Кристиан выделил слово.
Нардин повторил приглашение, и Кафф сел.
― Чем же я могу быть вам полезен, ваша светлость? ― осведомился калхедонец. ― Выпьете со мной вина? Такого в Ахене не найти, и думаю, что в Вияме тоже.
― Я не стану пить с вами, ― сказал Кристиан. Помедлил. ― Хочу, чтобы... ― сделал над собой усилие. ― Прошу вас пойти со мной.
Хамат усмехнулся.
― На моей родине, когда один мужчина отказывается разделить трапезу или выпить вина с другим, означает, что он считает пригласившего врагом. Но только я не могу понять, чем вызвано такое отношение, ваша светлость.
― Я хочу сперва понять, не враг ли вы, ― сказал Кристиан прямо.
― Мне казалось, что вы давно дружите с герцогом Белтраном и уважаете его суждения. Он когда-то предоставил мне и другим моим соотечественникам возможность жить в Каррасе. За эти годы мы ничем дурным не отплатили за его доброту. С чего бы вдруг нам иначе относиться к его наследнику?
― Ничего не имею против ваших соотечественников, ― Кафф пожал плечами. ― Да и дело не в том, кто откуда. Вы, мессир Хамат, причинили боль дорогому мне человеку, боль жестокую и незаслуженную, и мне нужно понять, намеренно это было сделано ― или вы, как и он, жертва.
Калхедонец воззрился на Кристиана с искренним изумлением.
― Помилуйте, кому же?
― Что случилось с вашим сыном пять лет назад? ― тихо спросил Кристиан, готовясь к буре.
― Насколько я знаю, ничего. Пять лет тому назад Альбер спокойно и счастливо жил в нашем с Дженерис имении. ― Хамат пожал плечами.
― Я говорю о Ленарде, ― сказал Крис. ― Вашем родном сыне.
Лицо Нардина неприятно потемнело.
― Вас может оправдать только то, что вы введены в заблуждение, ваша светлость, ― процедил он. ― У меня нет сына Ленарда. Моя первая жена Ленардина погибла при родах, произведя на свет мёртвого ребёнка. Я не давал ему имени, а похоронил рядом с матерью.
― Выходит, я осведомлён лучше вас, ― терпеливо сказал Кристиан. ― Ваш сын родился живым. Вы назвали его в честь жены, которая, и правда, прожила недолго, храни её Единый. Кажется, вы её очень любили.
Хамат посмотрел на него как на сумасшедшего.
― Кто вам такое сказал?
― Что любили? ― Кристиан чуть растянул губы в улыбке. ― Не из озорства же похищать вздумали девушку.
Калхедонец помолчал, разглядывая его, явно подбирая мысленно нужные слова. Наконец, заговорил:
― Я заметил некоторое фамильное сходство у вашего наследника, ваша светлость. Не знаю, кем этот юноша приходится Яромиру, и сомневаюсь, что старик на склоне лет стал настолько сентиментален, чтобы усыновить чужака или признать своего возможного бастарда. Я не знаю, кто внушил юноше мысль, что он мой сын. Мне жаль, если его иллюзиям суждено было разбиться. Но поймите: мой сын умер. Я долго вдовел и наконец, женился на женщине с ребёнком. В моём доме есть вещи, хранимые как память о первой жене, но нет ничего, ни одного предмета, ни намёка о том, что у меня был сын.
― Вы не поверите, что может сделать с человеческой памятью опытная ведьма, ― светским тоном сказал Кристиан, хотя последние пару минут его так и подмывало сгрести калхедонца за грудки, приложить о стену, заломить руки за спину и притащить к своему измученному мальчику. Останавливало только высказанное Бартоком соображение, что мужчина-то скорей всего ни в чём не виноват, а насилием можно только усугубить проклятие ― и волчонку тогда уже не помочь. ― Но раз вы так уверены... не сочтите за великий труд, скажите Лени об этом сами. От вас это прозвучит убедительней.
Калхедонец резко поднялся и отошёл к окну. Имя покойной жены, в ласковом, домашнем варианте, услышанное из чужих уст, чуть не вывело его из себя. Надо же, и такую мелочь предусмотрели. А он было начал проникаться к мальчику сочувствием.
Обернувшись, Нардин мрачно посмотрел на Кристиана. Или герцог совсем потерял голову от любви, или он хитрый пройдоха. Мало того, что нашёл любовнику, вероятно, без рода и племени, подходящего деда, он ещё и отца царской крови решил подыскать.
― Идёмте, ― сказал Нардин. ― Я поговорю с вашим наследником.
― Моим супругом, ― поправил, поднимаясь, Кристиан. Вроде бы и невзначай сказал, но у Нардина и комментариев не нашлось. Молча открыл дверь, пропуская гостя, молча прикрыл её за собой.

―3―

― Принеси мне цветов из сада, Али, ― попросил князь, входя в покои.
Слуга понурил голову, но ничего не сказал и пошёл исполнять просьбу.
Когда не было жертвенного зверя, которого надлежало добыть самому, Нурлаш милостиво принимала в дар цветы, особенно красные, а в парке сейчас цвели розаны.
Алтарём на этот раз послужил резной сундук с плоской крышкой.
Когда Али вернулся, Шалья уже поставил перед статуей богини чашу и держал в правой руке нож.
― О, господин…
― Приготовь бинт, Али.
Слуга поставил перед князем блюдо, на котором лежали цветки, и тот принялся раскладывать их у ног богини. Дымок от благовоний оплетал её полуобнажённый торс в потёках запекшейся крови. Сжав в ладони левой руки лезвие, Шалья поднял руку, и кровь закапала в чашу. Он думал о Кристиане, и о Лени, и просил богиню, чтобы она помогла им пережить эти тяжёлые дни. О себе не просил ― не считал достойным.
Кровотечение мешало сосредоточиться, и Шалья, выждав, протянул руку Али ― тот быстро перебинтовал ладонь и удалился. Мешали не только жжение от раны, но и постоянно разбивающие плавное течение молитвы мысли о Бартоке. Впервые за долгие годы князь слышал слова любви, обращённые к нему, и не знал, верить ли? Не в искренность слов, а в возможность удержать мимолётное счастье. Имеет ли он право думать, что наконец-то прощён, и боги перестали его наказывать?
Он сжал виски, покачиваясь вперёд и назад, и стал повторять слова молитвы вслух, закрыв глаза.
Сначала повеяло ароматом цветов, потом Шалья услышал голос: он звучал словно нежнейший шёпот, но казалось, что от этого шёпота небеса могли рухнуть на землю и голова расколоться, как орех.
― Зачем ты сомневаешься в милости богов, сын мой?
Князь не издал ни звука, а только завалился на бок и потерял сознание.
Али нашел его чуть погодя. Поднес к посеревшему лицу флакон с нюхательной солью, помог подняться. О прогулке верхом, обещанной Бартоку, даже думать сил не было, но и пропускать её Шалья не хотел. Оставался ещё визит к старому герцогу ― он вовсе не был выдумкой или предлогом поскорее уйти, избежав ненужного сердечного волнения. Пришлось выпить снадобья из личных запасов, чтобы немного приободриться.
Али чуть ли не с тоской смотрел в окна ― дымка и влажность намекали на возможный дождь ночью. А, возможно, стоило ожидать и шторма. Сегодня, проходя по берегу, он не заметил в воде ни одной медузы, зато раки-отшельники выползали и прятались в песок, закрываясь клешнёй в своих раковинках.
Шалья неторопливо одевался, чтобы предстать перед стариком-хозяином в достойном виде, стараясь не обращать внимания на слабость и на темноту в глазах при каждом движении. Слова Нурлаш ещё звучали у него в голове, он всё думал о них. О чём говорила богиня, о какой милости богов? О счастье, подаренном Каффу и волчонку? Или... здесь он резко мотнул головой и вновь едва не потерял сознание.

―4―

Когда трое мужчин вошли в спальню, Мейнир пристально посмотрела на них, но ничего не сказала. А Нардин, увидев ведьму, которая бдела у постели юноши, пожалел, что подумал о нём дурно ― видимо, мальчик просто искренне заблуждался. Калхедонцу стало жаль его ― какими фантазиями иной раз не утешается человек, когда ему плохо.
― Лени, ― ведьма погладила волчонка по голове, ― к тебе пришли.
Барток взял Кристиана за локоть и придержал его.
Лени смотрел во все глаза и видел, к ужасу своему, что отец глядит на него, хоть и с состраданием, но явно как на чужого. Он стиснул зубы, твердя себе, что не станет снова рыдать или падать в обморок, и все же не удержался, хлюпнул носом, отворачивая лицо.
― Простите, юноша, ― сказал Нардин, ― не хочется причинять вам лишнюю боль, но я не тот, кем вы меня считаете.
― Оставьте мне право считать вас тем, кем я хочу и помню, ― ответил Лени по-калхедонски.
Пальцы под одеялом сжал так, что ногти в кожу впились, стараясь, чтобы голос не дрожал, чтобы не вырвалось жалобное, молящее "Адари!"
Услышав калхедонскую речь, Нардин нахмурился:
― Кто учил вас языку? ― спросил он резко.
― Вы учили, отец.
― Что вы сказали? ― Нардин схватил Лени за плечо (Бартоку пришлось мёртвой хваткой вцепиться в Кристиана), и тут же отдёрнул руку, как будто обжёгся.
И тут уж Лени не выдержал и закричал, когда Нардин мешком упал на пол, словно бездыханный.
― А ну-ка, ― спокойно промолвила тётушка Мейнир, удерживая волчонка, который готов был кинуться к отцу. ― Сиди смирно.
Барток же, напротив, разжал руки, и герцог бросился к Лени.
Рот калхедонца приоткрылся, и с губ сорвалось что-то вроде туманного сероватого облачка.
― Вон отсюда, вон! ― хрипло воскликнула ведьма, вскочив на ноги, и махнула на это серое нечто фартуком. ― Иди туда, откуда явилась!
Облачко, словно обладая разумом, шарахнулось от неё, заметалось по комнате, ища нового пристанища, и первым на пути его странным образом оказался Барток. Серая дымка застыла на месте, будто пригвожденная его ледяным взглядом, и тетушка без труда настигла его метким взмахом фартука. Когда и последние клочки проклятья растаяли, Нардин жадно, почти захлебываясь, втянул воздух, приходя в сознание.
Он приподнялся на колени, уцепившись за кровать, удивлённо озираясь вокруг, словно не помнил, как сюда попал. И тут его взгляд упал на волчонка, лицо исказилось, и калхедонец зарыдал, протягивая к нему руки. Лени вырвался из объятий герцога и бросился отцу на шею.
Кристиан, побледнев, встал и попятился в сторону от кровати.
Он никогда в жизни не видел, чтобы мужчина так плакал. Нардин обнимал сына, целовал его щёки и глаза и что-то бормотал на калхедонском. Лени, захлёбываясь слезами, отвечал ему на том же наречии. Каффа пронзил острый стыд, но он почувствовал себя здесь лишним.
Повернул голову к Бартоку, одними глазами показал на дверь ― пойдём, мол, им есть о чем поговорить и без нас.
Телохранитель кивнул, но вывел герцога через другую дверь в парк на свежий воздух.
― Идёмте на берег, ваша светлость, ― сказал он, ― подышите.
Они молча спустились по той самой дорожке, по которой ещё вчера Кристиан ночью пробирался на пляж вместе с Лени. И герцог не дошёл до песка, а сел на нижнюю ступеньку лестницы, глядя на облака, затянувшие горизонт.
― Будет шторм, ― сказал он.
― Да, ближе к ночи, ― ответил Барток и нахмурился, подумав о Шалье.
Он сел рядом, но предоставил господину право начать разговор первым.
― Меня душит ярость, ― сказал Кристиан.
― Ваша светлость, могу ли я говорить с вами как друг? ― спросил Барток после паузы.
― Мне казалось, тебе уже не нужно на это особого дозволения, ― отозвался Кристиан мрачно.
Барток кивнул.
― Это не ярость, это страх. Вы боитесь, что Ленард захочет остаться с отцом. И если вы помните, что я рассказывал о Калхедонии, то уже догадались, кто такой Нардин Хамат. Вам сватали калхедонскую царевну, но ирония судьбы в том, что вы уже заключили брак с калхедонским царевичем.
― Разве Нардин откажется от наследника? ― тихо спросил Кристиан. ― Первенца, законнорожденного, кровного сына. А что такое герцогская корона да задуманный государственный переворот в сравнении с короной царской?
― Первенца, да, которого он не повезёт с собой в Калхедонию, пока есть риск для его жизни. А там… кто знает? Он ведь женился не по рангу. Дочь сенешаля ― не подходящая партия для царя. Пока не стоит об этом думать. А что Лени не захочет ехать с вами в Виям, выбросьте из головы. Он поедет. И ещё об одной вещи забудьте. Когда вы смотрели на них, смотрели, как Лени обнимает отца, вы подумали на мгновение, что, когда он обнимал вас, в нём зрело желание видеть в вас замену ему. Это неправда. Пора уже забыть о ваших сомнениях. Лени стал вашим по собственной воле и желанию, а не от безнадёжности или чувства благодарности.
― Всё-то ты знаешь, ― проворчал Кристиан, но Барток слышал в его голосе облегчение. Он ещё не до конца принял сказанное, но задумался ― и задумался крепко, признавая правоту своего верного слуги. А теперь и друга.
Странно, только недавно Барток хотел, чтобы Кафф не переходил границу меж хозяином и слугой, а сейчас сам её нарушил ― без сожаления.
― Не всё, увы, ― улыбнулся он. ― Вот о себе я и не знаю, чего ждать…
― Барток, ― Кристиан тронул его за плечо, ― я вынужден попросить тебя об одной услуге. С моей стороны нечестно просить о таком…
― Я не уеду, ― прервал его верный телохранитель. ― Хотя бы до того времени, пока у вас всё не наладится. Вот дождусь, когда вас коронуют в Бранне, тогда… Если я ещё кому-то буду нужен в Иларии.
― И не сомневайся, ― теперь уже усмехнулся герцог. ― Я бы сказал, мне это только на руку. Может, придется, как Нардину, искать, где скрыться.
Барток рассмеялся.
― Никогда не упустите своего, ваша светлость.
― Кристиан, ― сказал Кафф, поднимаясь. Протянул ему руку. ― Отныне и навек.
Они по-рыцарски пожали друг другу предплечья, обнялись, стукнувшись плечами.
― Но я бы оставил пока всё как есть... ― сказал Барток тихо. ― Хотя бы при посторонних.
― Но не в семье, друг мой.
Барток улыбнулся и кивнул.
― Не в семье, Кристиан.

просмотреть/оставить комментарии [21]
<< Глава 13 К оглавлениюГлава 15 >>
март 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

февраль 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.03.26
«Л» значит Лили. Часть I [4] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


2020.03.29 20:46:43
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.03.27 18:40:14
Отвергнутый рай [22] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.03.26 22:15:23
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.03.26 22:12:49
Лучшие друзья [28] (Гарри Поттер)


2020.03.24 15:45:53
Проклятие рода Капетингов [1] (Проклятые короли, Шерлок Холмс)


2020.03.23 23:24:41
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.03.23 13:35:11
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2020.03.22 21:46:46
Змееглоты [3] ()


2020.03.22 15:32:15
Наши встречи [0] (Неуловимые мстители)


2020.03.21 12:04:01
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.03.21 11:28:23
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.03.15 17:48:23
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.03.14 21:22:11
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.03.11 22:21:41
Дамбигуд & Волдигуд [4] (Гарри Поттер)


2020.03.02 17:09:59
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.03.02 08:11:16
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.03.01 14:59:45
Быть женщиной [9] ()


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.20 14:29:50
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


2020.02.07 12:11:32
Новая-новая сказка [6] (Доктор Кто?)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.