Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Если вы считаете что у магглов нет заклинания подчинения то вы просто не знакомы с интернетом

Список фандомов

Гарри Поттер[18459]
Оригинальные произведения[1235]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12640 авторов
- 26933 фиков
- 8586 анекдотов
- 17659 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>


  От Иларии до Вияма. Часть первая

   Глава 8. Барон и его сыновья
― 1 ―

Утром волчонок не выглядел несчастным. Сон на свежем воздухе, если не прогнал его страхи, то хотя бы подарил хороший отдых. Позавтракав остатками монастырских припасов, они сели на коней и отправились дальше, в сторону небольшого города Бримарра, расположенного у подножия гор.
Горы не отличались неприступностью, как на юге Гутрума. Склоны их заросли лесами, и хотя шапки облаков и опускались порой на их зеленеющие вершины, всё же, не боясь землетрясений или лавин, люди обжили этот край, прорыли шахты в поисках самоцветов. По широкой полноводной Делуне сплавляли лес в Земерканд, на верфи. Но жители постоянно ощущали угрозу с севера ― там, на границе располагались заставы, охраняющие Гутрум от зверолюдов, и почти не было в герцогстве, а особенно в этой её части, семей, чьи сыновья не служили бы там.
Как водится, барон Джулиус Бримаррский исключением не был. Сам он когда-то возглавлял одну из застав, а теперь безопасностью границ ведали его сыновья ― старший служил третий год, сменил уже две заставы и, по отзывам опытных сержантов, обдуманно приставленных к нему отцом, вырос неплохим командиром. Впору было подумывать о переходе в герцогскую гвардию, раз уж барон был ещё полон сил и справлялся не только с управлением владениями, но и даже в очередной раз ― который по счёту точно знал, пожалуй, только замковый капеллан, да и то наверняка сверялся с церковными книгами ― женился.
Небольшая процессия ехала не спеша, волчонок озирался по сторонам. После солнечных, жизнерадостных окрестностей Вияма здешние места казались ему красивыми, но мрачноватыми. Дорога пролегала уже не посреди полей, а вилась между холмами, заросшими лесом, у подножия которых лепились маленькие деревеньки, а иной раз и хутора. Жители здесь выращивали скот, птицу, занимались огородничеством. От людских жилищ сейчас даже мычание коров не доносилось ― их уже отогнали на пастбища. Слышались лишь крики ворон и галок да поскрипывание старых деревьев.
Лени держался поближе к герцогу ― скорее, неосознанно, от того, что вокруг было безлюдно и непривычно. Кристиан негромко рассказывал ему о здешних местах ― то охотничью байку вспоминал, то про доблестное сражение где-нибудь на заставе. Лени же думал о бароне: каким тот окажется, как их встретит? Понятно, что сюзерена встречают радушно, но искренне ли? Тем более у сюзерена появился волчий хвост.
Бримарр начался как-то внезапно: они повернули направо ― и вот уже первые дома и городская окраина, до поры скрытая склоном холма. Дома тут строились из плотно пригнанных камней. Чем дальше они ехали, тем строения всё теснее лепились друг к другу. Из окон некоторых слышалось перестукивание молоточков и жужжание шлифовальных станков ― там жили мастеровые, работавшие с самоцветами. Дорога постепенно вывела к рыночной площади, куда змеями сходились и другие улицы. Там же красовались главный храм города и ратуша, где заседали главы гильдий. А к замку вела отдельная дорога ― всё выше и выше, пока не упиралась в ворота. Затрубил горнист, возвещая о прибытии их маленького отряда, ворота открылись, через мрачный тоннель они въехали на первый замковый двор, но дальше взору Лени предстала вторая стена ― укреплён замок оказался на совесть.
Маркис переглянулся с герцогом и поскакал вперед: по обычаю предупредить хозяина о визите.
Лени заметил, что Кристиан немного придерживает коня, и тоже чуть натянул поводья.
― Вежливость требует не заставать хозяев врасплох, ― сказал герцог вроде бы про себя, но волчонок услышал.
Наконец открылись вторые ворота, двор за ними оказался совсем небольшим, по бокам замок соединялся висячими галереями с крепостной стеной, и когда гости спешились, подоспевшие слуги провели коней под правой из них, а значит, территория за замком была больше.
Двери распахнулись, и по ступеням бодрым шагом почти сбежал вниз плотный, крепкий, седовласый мужчина с суровым лицом и кустистыми чёрными бровями.
― Приветствую, ваша светлость, ― улыбнулся он, демонстрируя ещё крепкие зубы.
― Приветствую, барон.
Мужчины пожали руки особо торжественным способом, бывшем в ходу у рыцарства, то есть обхватили ладонями предплечья друг друга, что символизировало дружеское единение.
На крыльцо вслед за бароном вышла ещё совсем молодая женщина, не сказать, что писаная красавица, но милая. Она сошла вниз и присела перед герцогом, а тот поцеловал ей руку.
Закончив с приветствиями, Кристиан подал волчонку руку и, поставив перед собой, положил ладони ему на плечи.
― Познакомьтесь с моим супругом, барон, ― сказал он. ― Ленард Мандриан.
Барон посмотрел на юношу, потом на самого Кристиана ― слухи, очевидно, дошли и до Бримарра.
Лени осторожно сделал шаг вперёд, высвобождаясь из-под невольной опеки.
― Рад познакомиться с вами, барон, ― сказал он, наклонив голову, тем самым отдавая дань сединам хозяина замка. ― Спасибо за гостеприимство.
― Взаимно рад, мой юный господин, ― улыбнулся Джулиус, одобрительно кивнув.
Они пожали друг другу руки.
А вот с баронессой Лени не знал, как себя вести, но уроки этикета не прошли даром ― он умудрился сказать пару любезных фраз. Впрочем, баронесса и сама немного смущалась в присутствии герцога.
Барон лично проводил сюзерена в отведенные ему покои. Прибывший за день до них слуга уже разобрал привезенные вещи, приготовил господам праздничные наряды, и сейчас присматривал за тем, как служанки наполняли ванну горячей водой. Когда с этим было покончено, Кристиан отослал всех, главным образом потому, что, отмучившись с официальным представлением, волчонок первым делом сел на кровать и вцепился в столбик ― от волнения его подташнивало.
Кафф налил воды в серебряный стакан, протянул мальчику. Присел рядом, обнял за плечи.
― Наш первый выход в люди, малыш, ― шепнул ласково, ― волнуешься?
― Ты сказал ему, что я... что я твой... ― Лени никак не мог закончить фразу.
― Супруг, ― кивнул Кристиан. ― Мы, конечно, не можем пойти с тобой в храм, но никто нас и не осудит. Да и обычные пары, ты знаешь, не всегда прибегают к благословению священников ― достаточно объявить о своих намерениях в присутствии свидетелей, а у нас с тобой свидетелем выступала моя тётка, настоятельница монастыря.
Лени посмотрел на своё кольцо, потом на герцога.
― Всё по-настоящему? ― тихо спросил он.
― По-настоящему, ― кивнул Кристиан. ― Идём купаться, пока вода не остыла.
До самого ужина волчонок оставался задумчив и молчалив. Герцог уж не знал, что и думать. Не хотелось, чтобы Лени воспринял супружество, как возложенную на него ответственность, как некий статус, которому нужно соответствовать.
Одевшись, они отправились в пиршественный зал, где уже собрались местные рыцари и просто крупные арендаторы барона. Джулиус и Кристиан заняли место за столом на возвышении, сев в центре, а их половины ― рядом с ними. Стол для четверых оказался слишком большим, и чтобы перекинуться немногими словами с бароном, а тем более с баронессой, приходилось сильно возвышать голос, чтобы заглушить шум, царящий в зале.
Лени сперва даже не понимал, что ест и пьёт. Старался не смотреть в зал, наполненный людьми, чувствовал себя на возвышении, будто напоказ выставленным. Волчонку казалось, что все смотрят на него и обсуждают ― там, за своими столами. Но понемногу, поглядывая на гостей, волчонок всё больше успокаивался ― те, главным образом, пили, ели, и волновали их больше присутствующие дамы, чем то, что творится на господском помосте. Барон о чём-то советовался с Кристианом, посылал распорядителя то к одному, то к другому из гостей с какими-то сообщениями. И когда пир уже стал подходить к концу и гости потянулись на боковую под гостеприимным кровом хозяина, некоторые задержались, да и выглядели они куда трезвее прочих.
― Дорогая, займите нашего юного гостя, ― обратился Джулиус к супруге.
― Отдыхай, мой мальчик, ― шепнул Кристиан Лени на ухо. ― Мы тут кое-что обсудим с бароном.
Лени кивнул, поблагодарил хозяина и ушёл вслед за баронессой. Та, правда, совершенно не представляла, чем занять гостя, о чём с ним говорить, и волчонок прямодушно попросил отпустить его спать, сославшись на усталость. Баронесса, видимо, испытала большое облегчение и пожелала ему доброго сна.
Лени заторопился в их с Кристианом покои. Ему казалось, он хорошо помнит, куда идти, но, повернув несколько раз и пройдясь по таким одинаковым коридорам с такими одинаковыми дверями, одинаковыми гнездами для факелов, одинаковыми гобеленами... волчонок понял, что заблудился. Он покрутился по коридору, не зная, куда идти и у кого спрашивать. Свернул на лестницу, спустился на пролет и остановился ― в глубокой оконной нише кто-то сидел.
Раз сидел без дела, значит относился не к челяди, которая сейчас или прислуживала внизу, или же помогала укладывать подвыпивших гостей, а к обитателям замка. Подойдя ближе, Лени увидел, что это мальчишка не старше шестнадцати ― худой, низкорослый. Его короткие волосы непослушными кудрями обрамляли слегка смазливое лицо. Но вообще мальчишка выглядел скорее хилым, чем изнеженным. А поскольку одет он был как дворянин, то Лени обратился к нему по всем правилам этикета.
― Прошу меня простить, господин, вы живёте в замке? Я заблудился.
Мальчишка смерил его взглядом.
― Первый раз тут? ― спросил он. Голос был высоковат, но для такого худосочного цыпленка подходил вполне.
― Первый, ― кивнул Лени, чуть растерявшись.
― Они там за столом ещё? ― мальчишка обхватил колени руками.
― Да, и, кажется, задержатся. ― Он наклонил голову. ― Ленард… Мандриан. ― перед фамилией деда он запнулся.
― Овайн Бримарр, ― усмехнулся мальчишка. ― Ты помешан на этикете? ― спросил он уныло.
― Нет.
― Тогда брось эти расшаркивания. Что ты искал?
― Комнаты, где поселили герцога.
― А ты ему кто, если не секрет?
Лени снова бросил взгляд на кольцо на руке. Слово "супруг" как-то совсем не выговаривалось. Не то чтобы он стеснялся, но было как-то непривычно.
― Воспитанник, ― сказал он. Это, в общем, тоже была правда.
― Надо же, ― новый знакомый пожал плечами. ― С каких пор Кафф стал чадолюбив?
Он спрыгнул с подоконника и оказался одного роста с Лени.
― Идём, покажу. А могу и замок показать, если хочешь.
Кажется, мальчишке было скучно и не с кем поговорить.
― А ты знаешь Кристиана? ― удивился Лени. ― Ну... покажи, если не трудно. Не хочу снова тут потеряться.
― Он изредка приезжает к отцу. Конечно, я его знаю. Высоты боишься? ― поинтересовался Овайн.
― Нет.
― Полезли на башню ― самое время. Будем закат ловить.
― Так стемнело уже, ― Лени посмотрел в узкое оконце, поспевая за баронским сыном.
― Это потому что мы за стенами. Побежали, а то не успеем.
И он припустил по коридору, а волчонок за ним, чертыхнувшись про себя, что связался с этим недомерком. Овайн нырнул в узкий коридор, открыл дверь, за которой вилась вверх лестница. Он так резво летел по ступенькам, что Лени пожалел, что обозвал его цыплёнком. Ему-то бегать по винтовым лестницам вверх ещё не приходилось, да и в замке Кристиана она была пошире. А Овайн меж тем обогнал его, и когда волчонок, запыхавшись, вбежал на площадку башни, тот уже, посмеиваясь, сидел между зубцами.
― Вон, гляди, ― он указал в сторону запада.
― О! ― вырвалось у волчонка.
Солнце ещё не успело скрыться за горами, зависнув в проходе между ними и окрашивая вершины деревьев пурпуром.
― Что скажешь? ― усмехнулся Овайн.
― Красота!
И всё-таки баронский сынок тоже подустал. Он слегка распустил завязки на высоком вороте рубашки.
― Надо Кристи показать, ― вырвалось у волчонка. ― Завтра приведу его сюда, если они... они снова не засядут за разговоры.
Спохватился, посмотрел на баронского сына.
― Ты же не против?
― Нет, башня же не моя собственная. Кристи, значит? ― лукаво улыбнулся Овайн. ― Какие нежные отношения с опекуном.
Лени смутился, спрятал руки за спину.
― А барон, твой отец, он какой?
Овайн пожал плечами.
― Честный воин, надёжный защитник границ, ― пробормотал он.
― Это и Кристи... ан говорил, ― сказал волчонок, ― только я... а отец он какой? Ты вон тут сидишь один...
― А что мне там делать-то на пиру? ― удивился Овайн. ― Смотреть на пьяных рыцарей? Хотя отец вот не слишком жалует вино. Наверное, поэтому нас так много. Иди ближе, ― позвал он. ― Смотри туда, в просвет между горами. Если ехать дальше, то можно, в конце концов, попасть на заставу, где раньше служил мой брат. Он у отца был четвёртый по счёту сын.
― Служил? Был? ― переспросил волчонок.
― Он погиб, как герой. Они там стояли до последнего. Помощь пришла, и зверолюдов они не пропустили, но брат погиб… Я хочу быть таким же воином, как он.
― Так будешь, ― недоуменно сказал Лени. Смерил задумчивым взглядом хрупкого паренька. ― Ты занимайся только, и будешь. Я тоже тощим был, кожа да кости, мне Кристи... ан сначала даже меч в руки не давал, но вот всё ж теперь получается. Учителя что говорят?
― Стреляю-то я хорошо, ― уклончиво ответил Овайн. ― А ты перестань оговариваться. Ты как будто стыдишься своего… опекуна.
― Я не стыжусь, ― горячо возразил Лени. ― Кристи самый лучший.
Подумал про себя: чего скрывать? Барон с супругой всё уже знают, так что до сына их тоже новость дойдет быстро.
― Покажи, что ты там прячешь, ― мальчишка шутливо ткнул его в бок.
Лени протянул руку с кольцом.
― Ага! Белый волк на лазоревом поле. Знакомый герб, ― с видом знатока промолвил Овайн. ― Славный герб. Лазурь означает верность и безупречность. Белый можно посчитать за серебро ― это благородство. А волк ― это преданность семье.
― А ты разбираешься? ― удивился Лени. Добавил смущенно: ― Геральдику я ещё не начинал. Знаю только, что это герб матери Кристи, её кольцо.
― Скажу тебе по секрету: это такая скука, ― шепнул Овайн. ― Гербы-то по большей части старинные. Может, кто и символизировал собой честность, верность и прочие добродетели, но потомки не всегда гербам прародителей соответствуют. А можно тебя спросить?
― Можно.
― А почему у тебя глаза разного цвета? Такое у кошек бывает.
Лени снова замялся.
― Я не кошка, ― сказал он хмуро. ― А глаза разные, потому что я оборотень. В полнолуние в волка превращаюсь.
― Правда? ― взвизгнул Овайн. ― В настоящего волка? Я слышал, конечно, что оборотни существуют, но чтобы живого встретить!
И тут он просто забросал Лени вопросами. Волчонок только поспевал отвечать.
Нет, говорил он, Кристиан знает и совершенно не против. И нет, это не весело, по крайней мере, когда оборачиваешься. Но да, волком всё воспринимаешь и чувствуешь немного по-другому, ну то есть кое-что по-другому, а кое-что совсем иначе, чем человек. Да, он соображает, что делает и не кидается на людей.
― И почему вы не приехали в полнолуние? ― совершенно искренне огорчился Овайн.
― Потому что барон пригласил нас сейчас, ― резонно ответил Лени. ― Ну и потому... слушай, это же не представление.
― Не сердись, пожалуйста! ― глаза Овайна вдруг стали как блюдца. Ещё немного, и он бы захлюпал носом.
«Как девчонка, честное слово», ― проворчал Лени. Странно, что у такого вояки оказался такой нежный сынок ― хотя если уже одного сына потерял, а другие служат, то впору хоть этого беречь всячески и холить. Хоть стрелять учат.
― Да я не сержусь, ты что? Слушай, а у тебя все братья уже взрослые, да? Только один здесь в замке ― и тот младше остальных?
― У мачехи не сын, у неё дочь, так что у меня сестра в люльке, ― ответил Овайн. ― А все мои старшие братья уже служат, ты верно сказал.
― Наверное, здорово, когда есть братья и сестры, ― искренне вздохнул Лени. Напрягся, закусив губу, пытаясь сосредоточиться на мелькнувшем и тут же растаявшем воспоминании. ― У меня никого нет. То есть совсем не было, а теперь вот... Кристи.
― Это грустно, ― Овайн панибратски обнял его за плечи. ― Слушай, а ты меня намного старше?
― Мне будет восемнадцать осенью.
― Совсем на чуть-чуть. Хочешь, я напишу тебе письмо? А ты напишешь мне.
― Я никому не писал раньше, ― сказал Лени растерянно. ― Но... давай. Я напишу.
Овайн кивнул, словно не ожидал другого ответа.
― Твой герцог тебя не ищет ещё? ― спросил он после короткой паузы. ― Пойдём, покажу дорогу к вашим покоям.
Он отвёл Лени в нужный коридор, показал приметы, по которым можно ориентироваться.
― Вот ваши комнаты. Может, увидимся завтра?
― Я буду только рад.
Они важно пожали руки, и Овайн ушёл.
Кристиан ещё не вернулся. Лени пришлось прибегнуть к помощи слуги, чтобы справиться с многочисленными пуговками на камзоле. Надев свободную куртку, он сел у окна и стал ждать герцога. Створку он открыл ― через цветные стёкла мало что можно было разглядеть, а так ― часть крепостной стены, кусочек лесистого склона. Лени высунулся и посмотрел на двор внизу. Слуги сажали на огромного коня тучного господина в подпитии, а тот всё заваливался то на одну сторону, то на другую. Посмеявшись, волчонок, сел, положив подбородок на скрещенные руки, и уставился на маленький кусочек чужого мира.
Разглядывая окрестности, он не услышал, как подошел Кристиан. Положил руки на плечи, дунул в волосы на затылке.
― Соскучился, моё сокровище?
Лени радостно улыбнулся, вскочил со стула и обхватил герцога за шею.
― Почти.
― Почти? ― усмехнулся герцог.
― Мне было с кем поговорить…
― О! Неужели тебя так развлекла юная баронесса? ― подмигнул Кафф.
― Я от неё сразу сбежал, ― рассмеялся волчонок, потом только уловил намёк. ― Кристи!
― Да шучу я. И с кем же ты тут разговорился?
Поцеловав волчонка, он кликнул слугу.
― С сыном барона, ― Лени сел обратно на стул, глядя, как слуга возится с пуговицами на хозяйском камзоле.
― А я и не знал, что кто-то из сыновей барона сейчас в замке. Что же его в зале не было? ― удивился Кристиан.
― Да он младше меня…
Герцог хмыкнул.
― Как его зовут?
― Овайн.
― У барона столько детей ― и законных, и бастардов. Не удивительно, что я могу кого-то не знать. Да и я со старшими знакомился, только когда они поступали на службу.
― А Овайн хочет служить, как братья, ― доложил волчонок, ― только барон, похоже, против.
Герцог неожиданно вздохнул, махнул рукой, отправляя слугу восвояси, сел на кровати и, кряхтя, стал снимать сапоги.
― Дай я, ― подскочил волчонок.
― Эээ, Лени…
― Оставь!
Волчонок потянул за голенище.
― Что вздыхаешь? ― спросил он.
― Барон, конечно, кремень-человек, но смерть Инира, похоже, сильно потрясла, хотя он вида не подаёт. Можно понять, что он вдруг перестал растить из своих мальчишек солдат. Торну недавно восемнадцать исполнилось ― отправился на заставу. А тут ещё один на очереди.
Волчонок покивал, стащил один сапог и взялся за другой.
― Я помню тот бой, ― сказал Кристиан. ― Помню, как мы с двух флангов обрушились на зверолюдов, но что там творилось у заставы ― не приведи Творец ещё раз увидеть.
― А меня ты возьмёшь на заставу? ― замирающим голосом спросил волчонок.
― Нет, ― твёрдо сказал Кристиан.
― Кристи!
― Нет, я сказал! ― неожиданно закричал герцог.
Но волчонок не обиделся и не испугался.
― А я сказал ― да! ― выкрикнул он, вскакивая на ноги. ― И не вздумай мне отказывать ― сбегу и всё равно поеду за тобой!
Герцог тоже вскочил, сгрёб в охапку с застывшим лицом. Лени даже дышать перестал, зажмурившись, ― вспомнил прошлое, понял, сейчас ударит. И за дело, вроде, сам ведь напросился, сам спорил, кричал вот...
Кристиан прижал его к себе, выдохнул хрипло:
― А если случится что? Я не хочу... не могу тебя потерять, малыш.
― А если с тобой что-то случится? Как я без тебя жить буду? Я должен дома сидеть и трястись от страха, что мне о тебе дурную весть привезут? ― Лени обхватил герцога, зарывшись лицом в рубашку на его груди.
― Я взрослый мужчина, ― сказал Кристиан наставительно, ― и умею за себя постоять. Вот когда и ты научишься сражаться, ― вернёмся к разговору. Малыш, ― он ласково коснулся ладонью затылка волчонка, погладил того по спине между лопаток, ― это всё равно, что на середину реки с собой тащить того, кто плавать не умеет. Ладно, если повезёт, и оба выплывут, а ну как нет?..
Лени почувствовал себя виноватым после такого объяснения. Ну да, вот нападут, не дай Единый, и Кристи не заставу придется спасать, с людьми и всем, а его... что он сейчас против зверолюда? Волком обернуться и вцепиться в него ― разве если совсем повезёт и полнолуние будет. И всё же…
― А если просто поедешь для смотра? Возьмёшь? ― спросил он.
― Извини, малыш, ― Кристиан легонько щёлкнул его по носу. ―Только когда меч в руках будешь держать уверенно. Не раньше.
Он посмотрел на нахмуренные брови, на упрямо сжатые губы и подумал, что мальчик-то взрослеет прямо на глазах. И, пожалуй, насчёт меча-то он слегка переборщил.
― Ты только себя не изнуряй намеренно занятиями. Лучше от этого не станет, ― прибавил он.
― Постараюсь, ― пробурчал Лени, мысленно держа в кармане кукиш. В глубине души прекрасно понимал, что это никак не вяжется со строгим этикетом, которому его старательно учили в герцогском замке, но что было делать, если порой уличные привычки куда как лучше могли выразить, что он думал и чувствовал.
Пора было укладываться, и когда они облачились в длинные рубахи, памятуя о приличиях, Лени попросил, прижавшись к герцогу под одеялом:
― Расскажи про тот бой, если можешь.
― Сам-то бой ― что? Нас просто было больше, да и кони давали преимущество. Зверолюды, конечно, могут втроём навалиться на всадника и опрокинуть его, но против мечей они бессильны, ― герцог хищно усмехнулся, ― когда срубаешь им головы на полном скаку.
― Я видел в книге рисунок. Они, правда, такие?
― Да, огромные мохнатые твари, чаще всего покрытые чёрной шерстью. Похожи чем-то на людей, только намного выше и сильнее. Какой-то разум у них есть ― дубинками они пользуются уверенно. Но и только. А ещё они каннибалы.
Лени поежился и прижался к герцогу тесней.
― Никто не хочет попасть им в руки живым, ― сказал Кристиан чуть отстраненно. Помолчал немного, поцеловал мальчика в лоб. ― Спи, малыш. Сюда они никогда не доберутся.
― А сын барона? ― не унимался волчонок.
― Он погиб, как герой. Мы не сразу нашли его ― тела у стен заставы лежали друг на друге, как дрова в поленнице. Доставили его сюда, в замок, в закрытом гробу. Барон тогда и поседел.
Лени ойкнул чуть слышно, уткнувшись носом в рубаху герцога. На мгновенье ему представилось, что это Кристиана привозят в замок в заколоченном гробу, и Барток ― почему-то именно он ― удерживает его, рвущегося сорвать крышку и хотя бы попрощаться.
― Про тот бой много баллад сложили. Вернёмся в замок, попроси нашего певца тебе исполнить, если хочешь. ― Услышав всхлипывание, герцог замолчал. ― Прости, мальчик мой, я тебя расстроил.
― Нет, это ты меня прости. Я провинился.
― Творец мой, в чём? ― удивился Кристиан.
― Меня спросили сегодня, кто я тебе, а я ответил, что воспитанник. Овайн мне ещё выговорил, будто я стыжусь… и правильно…
― Ты ведь мой воспитанник, ― засмеялся Кристиан. ― Это правда, малыш. Немного не вся, согласен, но ты и не обязан говорить всем и каждому полную правду.
Лени невольно улыбнулся, услышав его смех.
― Я сам проговаривался. Всё тебя Кристи пытался назвать.
― А! Вот оно что! Соскучился? ― шепнул герцог волчонку на ухо.
― Соскучился. ― Лени лёг повыше. ― Но ты устал, я вижу. ― Он погладил герцога по волосам. ― Вы о чём-то договорились?
― Барон попросил ещё кое-кого остаться ― да ты видел. С умом выбрал. Такие не подведут. У каждого кто-то в боях со зверолюдами погиб.
Волчонок продолжал гладить его, и Кристиан закрыл глаза и улыбнулся.
― Я уже не могу вспомнить, когда меня последний раз кто-то так ласкал.
― А ты не вспоминай, ― сказал волчонок. ― Не надо вспоминать. Просто... хорошо тебе ― и слава Творцу.
― Да то давно было, в детстве, ― улыбнулся герцог. ― Про это и вспомнить не грех.
И тут дыхание его прервалось, потому что волчонок поцеловал его в губы со всем юношеским пылом.
― Ох, любовь моя, ― выдохнул Кристиан, ― не жалеешь ты своего пожилого герцога.
Он приоткрыл глаза, взглянул на волчонка. А вот такой взгляд, устремлённый на него, он вспомнить не мог. Никто так не смотрел на него. За такой взгляд можно горы с землёй сравнять. Кристиан застыл, глядя мальчику в глаза, не зная, что сказать. Лени повернулся на спину и привлёк его к себе. Непривычно было герцогу засыпать, положив голову кому-то на грудь, словно это его оберегали и защищали, а не он кого-то. Он устало вздохнул, а волчонок перебирал ему волосы, как когда-то― он это теперь точно вспомнил ― делала мать.

―2―

На другой день сразу после завтрака Кристиан и барон Джулиус опять созвали избранных рыцарей на совет, а Лени оказался предоставлен сам себе и решил найти Овайна. Но стоило ему выйти из покоев, как баронский сынок обнаружился сидящим в нише окна в конце коридора.
― Хорошего утра, Ленард. А я тебя жду.
― Доброго и тебе, ― сказал волчонок, подходя к Овайну.
― Я слышал: они будут совещаться до обеда, а после трапезы вы отправитесь обратно в Виям. ― Баронский сын спрыгнул с подоконника. ― Что тебе показать?
Лени развёл руками.
― Что тебе больше нравится. Ты здесь хозяин.
― Тогда пошли, ― улыбнулся Овайн.
Он повёл Лени по запутанным замковым коридорам. Попадавшиеся им на пути слуги кланялись, что подтверждало слова мальчишки о том, что он сын барона, но всё равно смотрели на них как-то странно, чего Лени понять не мог.
― Сейчас тут никого нет, ― сказал Овайн, толкнув тяжёлую дверь.
― О! Библиотека! ― воскликнул волчонок.
― Любишь книги? ― чуть подозрительно спросил хозяйский сын, уловив нотку радости в голосе гостя.
― Да, ― кивнул Лени. ― Понимаешь, мне ещё столько всего надо выучить, чтобы... чтобы не позорить Кристиана перед другими.
Овайн прошёлся, поглядывая на полки.
― У нас не такая большая библиотека, как у герцога, конечно. Но тоже есть на что посмотреть.
Лени понимал, что он сейчас проявляет бестактность, но вчерашний разговор никак не шёл у него из головы.
― Кристиан мне вчера рассказывал про тот бой.
― Где погиб Инир? ― не оборачиваясь, спросил Овайн, провел пальцем по золоченому переплету. ― Он там был, верно.
― Он сказал, про твоего брата баллады сложили.
― Да. ― Овайн подошёл к одной из полок и стал шарить в свитках. ― На, прочитаешь потом. Только не здесь, пожалуйста.
Лени развернул свиток и прочёл заглавие: «О том, как рыцарь Инир, сын барона Джулиуса Бримарра, вернулся домой».
― Хорошо, ― сказал волчонок. ― Здесь не буду.
Овайн по-прежнему стоял к нему спиной, и Лени показалось, что тот шмыгнул носом.
― Давно это было? ― осторожно спросил он.
― Два года тому назад. Иниру девятнадцать было, а мне четырнадцать.
― Это твой родной брат? Не просто единокровный, да?
― Да. У матушки нас было трое. Она, правда, давно умерла ―когда меня рожала. Отец долго не женился, это он после того, как Инира убили, нашёл себе новую жену.
Лени тут пришла в голову мысль, что и Кристиан-то женился на своей Амалии всего год тому назад. Может быть, барон его уговорил: мол, надо род Каффов продолжить. Он подошёл к Овайну и тронул его за плечо.
― Прости, я больше спрашивать не буду.
― Нет, спрашивай, ― отозвался тот. ― Это же мой брат.
Волчонок понял: хочет поговорить, а не с кем.
― Ты можешь рассказать мне о заставах? ― спросил он.
Овайн повернулся к нему и кивнул.
― Погоди, я карту достану. ― Он открыл сундук и достал большую папку из телячьей кожи. В неё аккуратно были сложены планы крепостей.
Такие подробные Лени ещё не видел ― конечно, у Кристиана они были, но волчонок не имел привычки смотреть, что там за бумаги лежат на герцогском столе, да и не на все полки в кабинете заглядывал ― любопытство держал в узде.
― Это та самая застава? ― спросил он, глядя на план.
― Да, но они все похожи. Так, слушай: заставой командует капитан, ему подчиняются сержанты, ― начал Овайн. ― Отряд на заставе делится на роты ― по числу башен…
Слушая младшего из Бримарров, Лени теперь сам ощущал себя цыплёнком. А мальчишка-то оказался знающим в военном деле ― пусть сам ещё не мог сражаться, зато рассказал много полезного. Волчонок слушал внимательно и вникал, понимая всё лучше, что доля виямского герцога да и баронов его ― не сахар.
― Капитаном ставят кого-то из дворян или дворянских сыновей, ― продолжал Овайн. ― Даже если опыта у них немного, это не страшно: сержанты отслужили по несколько... по много даже лет, начинали простыми солдатами.
Лени кивнул ― понятно же, что на такое серьезное дело не бросят кого попало только за то, что родился в замке, а не в хижине.
― А... ― начал он было.
― Я же сказал: спрашивай. Инир пошёл служить вторым сержантом на западную башню.
― Смотрю я на план, ― Лени всё-таки решил не напоминать лишний раз. ― Ведь у нас нет сплошных укреплений вдоль границы. Значит, дозоры ходят?
― Правильно мыслишь. Дозоры ходят, сигнальные огни зажигают в случае чего. Граница-то длинная. Это рованцы сидят себе за укреплениями, постреливают, иногда совершают набеги на логова зверолюдов.
Лени хмыкнул. Ему послышалось в словах Овайна некоторое пренебрежение к соседям.
― Кристиан говорил, что им тоже непросто.
― Не подумай, ничего против Рована я не имею. Но у них людских жертв не в пример меньше.
― Потому что... потому что наши люди гибнут вместо них? ― помедлив, спросил Лени.
Овайн закусил губу, отвернулся, но справился с собой и кивнул, правда, молча.
― Это неправильно, ― решительно сказал Лени. ― И...
Он оборвал себя, испугавшись на миг: чуть не проболтался о разговоре с Кристианом. Овайн, конечно, неплохой мальчишка, сын барона... но чего он будет стоить, если все секреты тут же выболтает каждому, с кем получится провести вместе полчаса.
Волчонок покосился на нового знакомца, но Овайн или не заметил оговорки, потому что думал о своём в тот миг, или решил не спрашивать, раз о чём-то нельзя говорить.
Перед обедом они расстались. Лени спросил, будет ли сегодня сын Джулиуса за столом вместе со всеми, но тот опять отказался. На нет, как говорится, и суда нет. Волчонок уже успел соскучиться по герцогу, да и сразу после трапезы им предстояло собираться в путь, поэтому он попрощался с Овайном, обещав написать первым, как только они вернутся в Виям.
― Если герцог запирался с отцом и другими, ― сказал Овайн, ― значит, снова что-то готовится, так что курьеры теперь будут мотаться туда-сюда. Ну... если ты забудешь, я тебе напишу.
Кажется, не все приглашенные на совет рыцари остались на обед. Лени припоминал, что вчера их было вроде больше. Он сделал зарубку в памяти спросить об это Кристиана: нет ли в их отсутствии намёка на то, что они в чём-то разошлись с ним и бароном во мнениях. Слуга тем временем упаковал вещи, им оставалось переодеться в дорожное.
Выйдя во двор вслед за Кристианом, Лени увидел весь их маленький отряд: охранники уже оседлали коней и ждали господина поодаль, не мешая ему прощаться с хозяином замка.
Волчонок направился к своему коню, уверенный, что от него не требуется ещё раз заверять барона в своем почтении. Он обернулся на Кристиана и замер, удивлённый: Джулиус обнял Каффа не как хозяин гостя, не как вассал сюзерена. Лени даже рот открыл, не понимая ― Кристиан, конечно, годился барону в сыновья, но это не объясняло того, что он увидел.
Он подошёл поближе и навострил уши.
― Не забудьте, что скоро мы уедем с Лени в Ахен, ― говорил Кристиан, всё ещё держа барон за плечи. ― Но оттуда я напишу вам, как закончу дела с Белтраном.
― Не забуду, мой мальчик. ― И барон огладил его ладонями по голове, по плечам и поцеловал в лоб. ― Творец вам в помощь.
Он сделал шаг в сторону и посмотрел на Лени.
― Ну, молодой человек, идите сюда, попрощаемся.
Волчонок неуверенно приблизился. Кажется, он чего-то ещё не знал об отношениях барона и герцога. Если в этой стране все вассалы так ведут себя с сюзеренами младше их по возрасту... Гутрум должен быть одной большой и счастливой семьёй.
Барон наклонился к уху Лени и шепнул:
― Приглядывай за ним, парень, и заботься. На рожон не лезь и в заварушки ― тоже.
― Я... эээ... я никогда... ― промямлил волчонок, опустил глаза, вспомнив, как рвался на заставу, как дулся, что не берут. Оглянулся на Кристиана. ― Я позабочусь, ― сказал уже твердо.
― Вот и правильно. Успеешь ещё навоеваться на своём веку. ― Барон отечески похлопал Лени по плечу. ― Как, бишь, Кристиан тебя называет? «Моя светлость»?
Волчонок почувствовал, что краснеет.
― Лени, уважаемый Бримарр, ― сказал он тихо. Уши горели.
― Тогда уж и я Джулиус. Ну, полно, полно. ― Он протянул волчонку руку, и тот её почтительно пожал. ― Счастливый вам путь, дети мои.
Это выглядело как ещё одно благословение ― вроде того, что дала им мать-настоятельница. Но она же приходилась Кристиану тётушкой, а барон? Волчонок забрался в седло, бросая на герцога подозрительные взгляды. Кафф лишь усмехнулся, прекрасно понимая, что на привале, а то и задолго до него его будут допрашивать по всем правилам.
Лени ещё раз оглянулся на замок, но ни в одном окне головы Овайна не увидел.
Пока выезжали из города было не до разговоров, а потом герцог как-то помрачнел, ехал задумавшись, и волчонок решил пока помолчать и его не тревожить. Они слегка пришпорили коней, чтобы ещё засветло добраться до места их прошлой стоянки. Проскакали поворот к деревне: Лени чуть нахмурился, вспомнив происшествие, и тут же улыбнулся, представив себе малышей. Их брат ― как его? ― Гарет, уже должен был добраться до замка.
А вот и река. Перебрались на тот берег и стали готовиться к ночлегу. Пока охрана ставила палатки, Лени отошёл в сторонку и достал из сумки свиток, который ему дал Овайн. Можно было подождать и до замка, но уж слишком странно вёл себя барон. Волчонок увидел уже знакомый заголовок: «О том, как рыцарь Инир, сын барона Джулиуса Бримарра, вернулся домой», ― и принялся читать.

Герцог меч свой убитому в гроб положил,
И укрыл его стягом своим, как плащом,
А тот гроб сколотили солдат и горнист,
Из простых он досок ― без эмблем и герба.
Восемь рыцарей доблестных гроб сей простой
Погрузили в повозку и тронулись в путь.
Впереди герцог Кафф ― он в крови и в пыли,
И три ночи подряд не сомкнул он очей.
И въезжали они в славный город Бримарр,
Чтоб печальную ношу доставить отцу.
А священник на башню послал звонаря,
Чтобы колокол в замке услышал барон.
И услышал барон, вышел сына встречать.
Преклонили колени, покинув коней,
Восемь рыцарей в ряд, герцог Кафф ― впереди.
И не смеют ни слова сказать, ни взглянуть.
И велел тут барон крышку гроба открыть,
И перечить барону никто не посмел.
Стяг откинул барон и взглянул он на то,
Что от сына Инира осталось его.
«Поднимись, герцог Кафф, ― говорит тут барон, ―
И себя не вини, и взгляни на меня».
«Поднимитесь и вы, ― молвил рыцарям он, ―
Вам не гоже в пыли на коленях стоять.
Вы изранены все, и доспехи в крови,
И шатаетесь вы, словно бор на ветру,
И на крупах коней не закрылись следы
От клыков и дикарских поганых когтей.
Пусть промоют вам раны, нальют вам вина,
Пусть накормят, и спать вас уложат потом,
Ты же, герцог мой добрый, прости старика,
Что не дам я тебе с остальными уснуть.
Расскажи мне всю правду: как сын мой погиб,
Почему у него на груди твой клинок.
Разве трусом он был и свой меч обронил,
Разве спину свою показал он врагу?»
И сказал герцог Кафф: «Храбро бился твой сын,
И погиб, как герой, и врагов сокрушил
Он без счёта. В атаку повёл свой отряд,
Когда пал капитан. А что мой тут клинок ―
То как дань его памяти, меч же Инир
Не утратил, он тут», ― речь закончив свою,
Герцог перевязь снял и из ножен извлёк
Меч баронова сына ― отцу протянул.
Удержал его руку барон и сказал:
«Меч оставь ты себе, пусть свершится обмен.
Пусть клинок сей и дальше поганых разит.
А ты сыном мне будь». И они обнялись,
И рыдали все рыцари, глядя на них.
А когда же светило на замковый двор
Опустило лучи, все увидели тут,
Что седа у барона теперь голова.

Читая, Лени внезапно представив себе картину, описанную безвестным менестрелем, ― суровых рыцарей, во главе с его Кристианом. Они сами только что из боя, потом еще разбирали тела, отделяя людей от зверолюдов, ища погибшего Инира, так что они в крови, в грязи, покачиваются на конях, держа спины ровно, как подобает мужчинам, пусть даже они разбиты усталостью и горем. Оглянулся на охранников ― не слышали ли те, как он всхлипывал. Они были заняты костром и палаткой.
Лени утёр было глаза рукавом, и тут вспомнил, как с ними прощался барон, и зарыдал.
― Что стряслось, малыш? ― встревоженный Кристиан бросился к нему, присел рядом, обнял за плечи да заглянул в свернувшийся снова пергамент.
― Ничего, Кристи. Просто балладу прочитал.
― А… Знаю такую. И лучше, что прочитал. Слушать это невыносимо. ― Он привлёк к себе волчонка и поцеловал его волосы.
― Смеёшься? ― тот снова хлюпнул носом, глянул недоверчиво.
― Нет, ― Кристиан отбросил пергамент, вздохнул. ― У бримаррского трувера отвратительный голос. И редкостное пристрастие превращать обычную жизнь в старинную трагедию.
Лени перегнулся через его колени, поднял свиток и спрятал его в сумку.
― Не делай из меня героя, ― сказал Кристиан.
― Ты ехал всю дорогу и о чём-то думал. ― Лени бы возразил, что герцог сам вовсе не обязан был лететь на заставу на помощь тамошнему отряду, рисковать жизнью ― достаточно было отдать приказ и послать наёмников, но не стал спорить. ― Ваш совет потерпел неудачу?
― О, нет-нет. Как раз там всё в порядке.
― А где не в порядке? ― требовательно спросил волчонок. За себя он больше не беспокоился, но если Кристиана что-то тревожило, оставаться в стороне не собирался.
― Я всю жизнь служил Бранну. Мне многое не нравилось, но я терпел, потому что это был мой долг вассала, рыцаря. Но моё терпение истощилось, терпение Джулиуса, и многих других тоже. Но чтобы изменить положение, нам придётся стать заговорщиками и предателями. И в случае неудачи наши имена будут опозорены, даже если удастся бежать и сохранить жизни.
― Ты не можешь быть предателем, ― горячо возразил волчонок. ― А вот я болтун ― чуть не сказал Овайну, о чём вы там совещались.
― В семье барона отродясь своих не подводили, так что не бойся. Но впредь будь осторожен. Закон есть закон, и мы по букве его ― предатели короны.
― А мы не за закон, а за правду.
Кристиан рассмеялся.
― Я не рвусь к власти, ― сказал он уже серьёзно. ― Если принц возьмётся за ум, я буду только рад.
― А если нет? ― осторожно спросил Лени.
Щека герцога непроизвольно дёрнулась.
― Надеюсь, он возьмется, ― сказал сухо. ― Пренебрежение интересами страны ― это тоже предательство.
― Я вот что скажу, ― промолвил волчонок. ― Земли, борьба с советом ― это всё пустое, пусть болтают. Зато люди вздохнут спокойно и не будут горбатиться на войну.
― Война будет, ― сказал Кристиан.
― Да, но последняя. И никого больше не привезут домой с застав в забитых гробах.
― Тут ты прав, малыш.
― Я хочу помочь тебе, хочу что-то сделать, а не сидеть на твоей шее, ― твёрдым голосом сказал Лени.
Герцог обнял его крепче.
― Будь со мной, верь мне, люби меня ― и тогда сердце моё будет спокойно, и силы придут, ― он сбился на шёпот, чтобы волчонок не слышал, как дрожит у него голос.
― Я всегда буду с тобой, что бы ни случилось, ― ответил Лени, поцеловав его руку, удивлённый, что просьба была сродни просьбе просто дышать.
Кристиан закрыл глаза и прочитал про себя короткую молитву Творцу ― первую за долгие годы.

просмотреть/оставить комментарии [21]
<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>
апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

март 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.04.07
Не похоже на Идзаки [0] (Вороны: начало)



Продолжения
2020.04.07 11:45:35
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.04.04 18:31:02
Наши встречи [1] (Неуловимые мстители)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


2020.03.29 20:46:43
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.03.27 18:40:14
Отвергнутый рай [22] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.03.26 22:12:49
Лучшие друзья [28] (Гарри Поттер)


2020.03.24 15:45:53
Проклятие рода Капетингов [1] (Проклятые короли, Шерлок Холмс)


2020.03.23 23:24:41
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.03.23 13:35:11
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2020.03.22 21:46:46
Змееглоты [3] ()


2020.03.21 12:04:01
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.03.21 11:28:23
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.03.15 17:48:23
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.03.14 21:22:11
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.03.11 22:21:41
Дамбигуд & Волдигуд [4] (Гарри Поттер)


2020.03.02 17:09:59
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.03.02 08:11:16
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.03.01 14:59:45
Быть женщиной [9] ()


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.