Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Разговаривают две снейпоманки.
- А я бы хотела выйти замуж за Люциуса!
- Да ты что?! Зачем?
- Чтобы изменять ему со Снейпом...

Список фандомов

Гарри Поттер[18459]
Оригинальные произведения[1235]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12640 авторов
- 26932 фиков
- 8584 анекдотов
- 17658 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>


  От Иларии до Вияма. Часть первая

   Глава 7. Звери и люди
―1―

Прошла неделя, и герцог, казалось, вообще забыл о государственных делах. Кто-то сказал бы, что он вернулся во времена юности, а кто-то бы позлословил, что он с цепи сорвался. Стража уже не знала, куда глаза девать, когда они с волчонком выходили пройтись по саду. Нет, ничего особо неприличного они не допускали, но целовались на скамье или под деревом иной раз так, что охранники краснели и отводили взгляд. Всё прочее оставалось за дверями спальни, да только слуги обычно если чего не видят, то слышат, а если не слышат, то обнаружат улики.
Однако вопреки очевидному, делами Кристиан занимался едва ли не с большим интересом, чем обычно. У него была новая цель, самая, пожалуй, трудная в его жизни, но и награду в случае удачи она обещала немалую. Герцог изучал карту своих владений, перебирал в памяти всех своих вассалов, ища слабые звенья, ― их следовало укрепить, либо избавиться от них, пока они не подвели его в трудную минуту. Кое-какие вопросы можно было решить только в личной беседе, не доверяя ни письму, ни посыльному, и, вроде бы расслабившись, целиком отдавшись своей новой любви, Кристиан готовил объезд герцогства, прокладывая маршрут для себя и волчонка.
Первую поездку он наметил с тем расчётом, чтобы прибыть к барону Джулиусу Бримаррскому в день Благословения вод. Барон с должным почтением заблаговременно пригласил сюзерена почтить своим присутствием праздник и последующий пир, и в бримаррском замке должны были собраться все его рыцари и арендаторы.
― Ляжем сегодня пораньше, ― предупредил герцог Лени. ― Завтра с утра выезжаем.
― А куда? ― у волчонка загорелись глаза. ― Далеко?
Он заёрзал на диване в кабинете, даже забыв про книгу ― старинный манускрипт по географии и истории Лиманской империи, с роскошными красочными рисунками на отдельных вложенных листах и в тексте, который он читал последние несколько дней.
― В Бримарр. В пути будем два дня. ― Кристиан подмигнул.
На лице волчонка появилось выражение блаженства. Он уже представил себе привал где-нибудь в лесу или в поле ― со всеми присущими ему прелестями, столь любимыми всяким мальчишкой. Тем более, что он этих развлечений в своё время был практически лишён ― разве что иногда удавалось выбраться с Хрюшкой на реку, раков половить, а потом сварить их тут же в котелке и слопать.
― А по дороге будут речки? ― спросил он тревожно. Хлопнул себя по лбу, пролистал назад десяток прочитанных страниц и уставился на карту ― пусть и столетней давности. И с облегчением обнаружил одну ― правый исток Петраны.
― А что такое? ― спросил Кристиан. ―Там есть переправа, и мы там остановимся на небольшой привал ― пообедать.
― Как хорошо, ― улыбнулся Лени, но тут же виновато посмотрел на герцога ― ведь тот не ради него прогулку затеял, а едет по делу.
― Да полно тебе. Дела у меня только в Бримарре, а до того, считай, увеселительная прогулка.
― Ура! ― волчонка с дивана как ветром сдуло, кинулся на шею герцогу и замер, смутившись, ― не пять ведь лет, взрослый уже, если верить придворному магу, восемнадцать стукнет осенью.
Кристиан взъерошил ласково его волосы.
― А с нами много народу будет? ― Лени заглянул в его лицо.
― Слугу кое с какими вещами я уже в Бримарр отправил, так что ― четыре охранника, ― сказал герцог, понимая невысказанный вопрос. Легко коснулся кончика носа волчонка пальцем. ― Никто не помешает.
― О, ― Лени сообразил вдруг, ― званый ужин... И меня это тоже касается? Придется наряжаться, да?
― Не волнуйся, не так чтобы очень. Барон Джулиус вообще человек простой ― старый солдат.
― А какой он? ― спросил Лени.
― Увидишь, ― рассмеялся Кристиан. ― У него куча детей ― и все от разных жён.
― О, ― глаза волчонка совсем по-детски округлились в удивлении, ― у него... это... гарем?
― Гаремы нам не полагаются, ― наставительно промолвил герцог, ― мы не в Макении живём. Уж так получалось, что барон несколько раз вдовел. И сейчас у него молодая жена и ещё один младенец.
― Это хорошо, что не полагаются, ― солидно сказал волчонок и, снова по-детски взвизгнув, обхватил шею Кристиана.
Тот только рассмеялся, подхватил волчонка под бёдра и понёс в спальню.

―2―
Выехали, как Кристиан и предупреждал, чуть только солнце встало выше замковой стены. Волчонок позёвывал, глаза у него слипались, он покачивался в седле, и герцог забрал его к себе, чтобы он немного подремал. В конце концов, сам виноват, что мальчик не выспался. В утренней прохладе Лени прижался к любовнику, прикрытый его плащом. Кристиан молча ехал знакомой дорогой, гадая, чем встретит его Джулиус.
Сразу за городской стеной начинались поля, принадлежащие герцогской короне, обсаженные по краям тремя-четырьмя рядами деревьев, так что ехали в относительной тени. В просветах, где-то далеко вился дымок над крышами домов арендаторов ― женщины пекли с утра хлеб. Ехали они так не торопясь часа четыре, и герцог сам уже чуть носом не стал клевать.
У переправы Лени сонно потянулся, огляделся по сторонам, зевнул, прикрыл рот рукой, смутившись.
― Ничего, ― подмигнул Кристиан, ― всё равно спешиваться. Пойдём, малыш.
Они сошли с коней, и Лени удивлённо таращился на паром, гадая, сколько же он проспал-то?
― Почему ты меня не разбудил?
― А зачем? Спал себе и спал. Мы всё равно шагом ехали. Да и смотреть особо было не на что ― поля одни.
― Погоди, ты же сказал, что мы у реки будем обедать. ― Тут Лени посмотрел на небо и присвистнул. ― Ничего себе. Как же меня так разморило?
Кристиан только покашлял. Он-то был человеком закалённым и привык иной раз спать всего три-четыре часа. Называется, уложил мальчика пораньше, старый кобель…
― Ничего, ― сказал тихо, перевёл тему. ― Там, за рекой, должна быть деревня. Пошлю кого-нибудь из парней вперёд, за едой для привала.
Паромщик по трое переправил их на другой берег. Они отъехали подальше от дороги, нашли удобное тенистое место, расстелили под деревьями попоны и улеглись, а двое охранников поскакали в близлежащую деревню за провизией.
― Вот съездим к барону, ― заговорил Кристиан, жуя травинку, ― потом вернёмся в замок, закончим кое-какие дела и отправимся в Ахен, по пути заехав в графство Марч.А по-хорошему надо бы и в имение твоего деда заглянуть.
― Не хочу, ― мрачно сказал волчонок, разглядывая переплетение ветвей над головой. ― Я там не был никогда и не хочу. Он мне не дед. Кристиан, он знать меня не хотел, и я его не хочу знать.
― Я не тороплю, ― сказал герцог. ― Это просто предложение, малыш, я не потащу тебя силой.
― Да что мне там делать-то? ― рывком садясь, воскликнул Лени, потому что такие фразы всегда заканчиваются словом «но».
― Мальчик мой, имение ― это не только дом, это ещё и люди, которые работают на твоей земле. С домом ты можешь делать, что хочешь ― хоть под богоугодное заведение отдай, но землёй не раскидываются. И людьми тоже. Вникни, чем они там живут, всё ли у них благополучно?
― Какое я имею к ним отношение? ― фыркнул волчонок. ― А они ко мне?
Но в глубине души он уже сдавался.
― Многие там помнят твою матушку. И поминают её добрыми словами. Барток, когда отвозил старика домой, поговорил там на фермах кое с кем, с настоятельницей монастыря беседовал. Ты её сын ― у тебя её лицо, да и нрав, видать, тоже.
Лени лёг на попону, уткнулся в его плечо и неожиданно всхлипнул.
― Всё хорошо, малыш, ― шепнул герцог, обняв его и поглаживая по спине. Охранники сделали вид, что смотрят в сторону.
― А про отца никто ничего не вспомнил? ― спросил волчонок.
―Нет, ― покачал головой Кристиан. ― Из слуг, работавших в доме, никого не осталось, а по полям и фермам гость не ездил.
― А настоятельница?
Герцог рассмеялся.
― Настоятельница только и может вспомнить, что налетел, как вихрь, вымолил-выпросил, посадил в седло и только их и видели.
Он поднял голову, прислушиваясь.
― А вот и парни с обедом, малыш. Сейчас будет повеселее.
Охранники вскочили. Один из подъехавших буквально скатился с коня, бросился к герцогу.
Лени лишь смотрел растерянно, как он быстро шепчет что-то на ухо Кристиану.
― В седло! ― крикнул Кристиан, вскакивая. ― Лени, ты со мной, ты такую скачку не осилишь.
Охранники, чуть только завидели товарищей, уже смекнули, что дело плохо. Так что повскакали на коней в мгновение ока, и небольшой отряд полетел куда-то в сторону от тракта, по просёлочной дороге. Лени, пользуясь тем, что герцог его лица не видит, зажмурился и только крепче вцепился в луку седла. Он пропустил момент, когда показались первые дома, стоящие немного на отшибе.
Они ворвались в деревню, словно небесное воинство Творца, и сразу вклинились в вопящую толпу у одного из домов. Охранники на конях оттеснили людей, разбили на кучки. Кристиан заметил, как двое или трое спешно затаптывают факелы.
― Что здесь происходит? ― гаркнул герцог так, что крестьяне разом смолкли. ― Кто старший, нечистому вас всех в задницу?! Отвечать!
Один из охранников спешился, помог подняться парню с разбитым лицом. Едва оказавшись на ногах, он принялся рваться куда-то.
― Ну! ― Кристиан спрыгнул с коня, оставив мальчика в седле. ― Что тут? Повесить кого-нибудь, чтоб у вас языки развязались?
― Так оборотень, ваша милость... ― раздался несмелый голос.
― Оборотня поймали, ваша светлость, ― добавил другой.
Лени задрожал от ярости и спрыгнул на землю, схватившись за рукоять кинжала, висящего у него на поясе. Кристиан удержал его за плечо, но всё же, видя его решимость, чуть улыбнулся уголком рта. Волк растет.
А парень-то рвался не куда-нибудь, а к дому, где чьи-то сердобольные руки уже и соломы у крыльца набросали, и дверь поленом подпёрли. Маркис, старший из охранников, кинулся открывать дверь.
― Точно повешу, ― пробормотал Кристиан, когда на крыльце появились два мальчика лет пяти-шести, близнецы. Они уже устали реветь, только таращились глазами в пол-лица на толпу и держались друг за друга.
― Лени, забери детей, ― произнёс герцог вполголоса.
Волчонок бросил на толпу подозрительный взгляд, взбежал на крыльцо, подхватил малышей, оттащил к лошадям. Вытащил платок, опустился на колени, чтобы оттереть зарёванные мордашки, да так и застыл с протянутой рукой ― у детей глаза были разные. У каждого ― один голубой, один карий. У Лени даже в груди закололо. Он с трудом вдохнул, осторожно вытер лица малышам, посмотрел на избитого парня ― кто он им, отец, брат? И где их мать?..
― Кто старший? ― спросил герцог ледяным голосом.
Один из «волков» Бартока, услышав интонации, растянул рот в кривой усмешке. Он-то хорошо знал эти приметы.
Из толпы, из-за спин вынырнул один ― юркий такой, с бегающим взглядом.
― Какого дьявола здесь творится? ― спросил герцог.
― Так оборотень, ваша светлость... ― а на роже уже появилось сомнение. Это правильно ― сомневаться самое время.
― И что? Убил кого-то, покусал... что он сделал-то?
― Так... ― заоглядывался, заозирался по сторонам. ― Так... двух овец нынче ночью порвали... а когда пришли ― он как зверь выл, ваша светлость сами слышали...
― Скотина, ― пробормотал Лени.
Нынче ночью, это когда полнолуние давно прошло? Он посмотрел на парня, но у того оба глаза были карие. Это малые дети, которые ещё и перекидываться не умеют, у них овец драли?
Кристиан смерил взглядом доброхота, бросил взгляд поверх голов ― вдоль забора жались ребятишки, немного напуганные суматохой, но скорее заинтересованные происходящим.
― Что, ― сказал уже совсем мягко, отчего у привычных к его нраву стражников руки сами скользнули на рукояти мечей, ― за детишек испугались? У самого-то есть дети?
― Да вот, ― кивнул тот с гордостью на светловолосого крепыша лет семи, ― единственный сынок.
Герцог кивнул Маркису. Тот подхватил мальца и потащил его к дому, окружённому тюками соломы.
― Только шею ему сверни, ― возвысив голос, сказал Кристиан вслед охраннику. ― Мы ж не изверги, ребенка живьём жечь...
Вою борца за справедливость мог позавидовать и зверолюд. Крестьянин упал на колени, зарыдав и схватившись за голову.
Лени побледнел, но ничего не сказал, только прижал к себе волчат. Кристиан взглянул на волчонка и еле заметно отрицательно покачал головой. Маркис у самого забора шлёпнул мальчишку по заднице, и тот припустил прочь, так и не поняв, что произошло.
Кристиан кивнул задумчиво.
― Кто-нибудь, расскажите мне об этих детях, ― потребовал он. ― Есть ещё родня?
Из-за спин примолкших жителей вышла старушка.
― Никого у них нет, ваша милость, ― сказала она, поклонившись с трудом, ― пришлые они, не здешние. Родители по весне умерли. Один за другим. Тилли простудилась и умерла, а у мужа, Тома, сердце не выдержало.
Герцог хмыкнул, обвел крестьян ледяным взглядом.
― На сиротскую землю, значит, позарились? Трое сыновей, три надела. И кому вы их уже определили?
Крестьяне молчали, глядя в землю.
― По закону, за попытку убийства в корыстных целях виселица полагается. Всех вешать или через одного?
Кое-кто из мужчин так смотрел на всё ещё стоявшего на коленях старосту, что становилось ясно: ему уступят место на виселице в первую очередь.
Герцог подозвал к себе парня.
― Как тебя зовут? ― спросил он, протягивая ему платок ― кровь утереть.
― Гарет, ваша светлость.
― Кем ты приходишься этим детям? Ты-то не волк, как я погляжу.
― Это мои сводные братья. Отец вторую жену с детьми взял. У них отец такой был. Убили его.
― Сколько тебе?
― Девятнадцать, ваша светлость.
― В гвардию пойдёшь? Мне такие смельчаки нужны.
― А с ними что будет?
― Не бойся. Тут неподалёку монастырь есть, оставим их пока на попечение сестёр, пока ты в городе не устроишься.
― Спасибо, ваша светлость, ― парень поклонился.
Герцог кивнул, подумал мгновение.
― Сиротские наделы остаются за ними. Распашете, засеете, следить будете как за своими посевами. Мой человек будет приезжать и проверять, чтоб хозяйство было в целости. Ещё раз заставите меня самого сюда выбраться... ― он замолчал, но крестьяне, побледнев, сделали шаг назад. Во власти герцога было, повинуясь просто капризу, разорить деревню, пожечь дома, а уж если он их преступниками посчитает, всё может быть и ещё хуже.
Кристиан подошёл к старосте, наклонился и проговорил:
― Ещё раз косо взглянешь ― на оборотня, на эльфа, хоть на зверолюда, что с моего дозволения границу перейдёт, ― всё семейство твоё на воротах болтаться будет...
Пора было ехать. Гарета посадил позади себя один из охранников, Лени сел наконец-то на своего жеребца и взял в седло одного из малышей, второго забрал Кристиан. Неспешной рысью двинулись по дороге в монастырь. Пока ехали, волчонок расспрашивал мальчика о его семье. Близнецов звали Дарон и Кайн, отца они почти не помнили, зато отчима почитали за родного и старшего брата любили. Говоря о покойных родителях, Дарон, который достался волчонку, стал хлюпать носом, и Лени прекратил расспросы. Зато малыш, успокоившись, взял с него пример и посыпалось: «А ты тоже волк?», «А когда мы тоже станем волками?», «А герцог тебе кто?».
На последний вопрос Лени ответил, подумав, как лучше ребёнку объяснить:
― Я его друг и воспитанник.
Герцог, услышав, посмотрел на него и улыбнулся.
Подступы к монастырю ощущались сразу ― дорога стала лучше. Называлась обитель ― Монастырь Блаженной тени и была относительно новой: сёстрам досталось чьё-то поместье неподалёку от гор, и в небольшие сроки монахини превратили его в райский уголок. У решётчатой ограды Кристиан позвонил в колокол, из уютной сторожки вышла, улыбаясь, совсем ещё молодая сестра.
― Ваша светлость, храни вас Творец, ― она отомкнула засовы, ― давно вы нас не навещали.
Для волчонка это стало новостью ― в герцогском замке имелась домовая часовня, но он не видел, чтобы Кристиан хоть раз туда заходил, а тут в женской обители его встречают, как старого друга. Лени посмотрел на молодую, симпатичную сестру и в голову закрались нечестивые мысли.
― Добрый день, сестра Урсула, ― отозвался Кристиан, ― нам нужен врач, нужно устроить малышей. Матушка примет странников?
Он спешился, и его примеру последовали охранники ― видимо, чтобы оказать уважение сестре, которой приходилось задирать голову, чтобы говорить с мужчинами. Лени тоже слез на землю, устроил малыша поудобнее в седле.
― Вот теперь ты сам будешь кататься, как настоящий рыцарь, ― сказал он, ― а я коня поведу, как будто твой оруженосец.
Близнецы тут же взглянули друг на друга ― оба оказались «доблестными рыцарями» ― и показали друг другу языки.
А Лени посмотрел с интересом на монахиню. Одежда сестёр не особо отличалась от одежды горожанок, разве что скромностью тканей и сочетанием всего лишь двух цветов ― белого и серого. Поверх длинной белой рубахи на сестре было надето серое свободное платье, талия прихвачена поясом, с небольшим мешочком, куда прятались всякие мелочи. Волосы убраны под белый платок, концы которого обмотаны вокруг головы, так что всё вместе напоминало макенский тюрбан ― но так ходили в городе и замужние женщины.
Сестра Урсула подошла к коню, которого держал под уздцы Лени. Взглянула сначала на него, потом на малыша Дарона.
― Волчата, ― улыбнулась она. ― Конечно, ваша светлость, сестра Кати их осмотрит, а матушка с радостью приютит. Вы же знаете.
Они направились в сторону монастырского здания ― большой замок построили, судя по его виду, не так давно, и Лени удивился, что он оказался заброшенным. Но Кристиан на ухо объяснил ему, что бывший владелец разорился, а он помог монастырю с покупкой. Волчонок озирался вокруг, поражаясь, как тут красиво, и как всё с умом устроено, и удивлялся, что нигде не видит работников ― получается, что всё это сделали монахини ― и цветники разбили по обе стороны от подъездной дороги, а дальше блестели слюдяными окошками теплицы и виднелся большой фруктовый сад. Где-то, наверняка, имелись и огороды, а, возможно, и поля. Да и конюшня и скотный двор ― как же без этого?
Когда они подошли ближе к монастырю, подоспела другая сестра, подставила плечо Гарету. Парня увели внутрь дома ― осмотреть, обработать раны. Малышей тоже забрали в лазарет. Охранникам предложили перекусить в трапезной, а герцога и волчонка провели в покои матушки-настоятельницы.
Почтенная дама оказалась куда моложе, чем думал волчонок ― на вид немногим старше Кристиана. А вот глаза, ― волчонок удивился, ― глаза были совсем старые. Одеждой матушка от сестер не отличалась, лишь носила на длинной, явно тяжелой цепочке литой серебряный медальон с символом Единого.
― Кристиан, ― настоятельница пошла навстречу герцогу, ― давно ты к нам не заглядывал.
― Давно, мать Фрайда, каюсь, ― улыбнулся тот, и они обнялись.
В помещении было прохладно, приятно пахло какими-то благовониями, но Лени чувствовал себя почему-то неуютно. Шерсть на загривке его волка уже стояла дыбом, словно он ощущал некую угрозу.
― Тихо, тихо, малыш, ― рука Кристиана легла на его плечи. ― Это не совсем обычное место, но здесь нет врагов.
― Юноша чувствует что-то новое для себя и волнуется, ― улыбнулась мать Фрайда и подошла поближе. ― Не бойся, дай мне руку.
Лени впервые кто-то назвал юношей, это ему польстило. Он опасливо протянул монахине правую ладонь, она взяла её, перевернула и стала смотреть на линии. Волчонок удивился: монахиням такими вещами не подобало заниматься, ― и сразу вспомнил иларийского князя.
Покосился на Кристиана, тот лишь улыбался.
― Вы говорили о моей судьбе, матушка Фрайда, ― сказал он. ― Видите там её?
― Я вижу больше, ― ответила настоятельница. ― Как тебя зовут, мой мальчик?
― Лени… Ленард, ― ответил волчонок.
― Ленард… ― настоятельница вздохнула так, словно она была почти в экстазе. ― Какое подходящее имя.
Волчонок не решился спросить, для чего же его имя такое подходящее.
Мать Фрайда углубилась в изучение линий, добавила и левую руку, сравнивала, даже наклонялась, высматривая что-то. Лени опасливо косился на герцога.
― Говорила я тебе, Кристи, ― не женись, ― улыбнулась настоятельница.
― Говорили, тётушка. ― Герцог в шутливом покаянии повесил голову. ― Больше я такой ошибки не повторю, ― добавил он твёрдо. Волчонок похолодел ― неужели герцог решил отказаться от него? Вот так, внезапно? И всё эта ведьма...
Герцог взял его за руку. Что-то холодное скользнуло на палец. Потом Кристиан поцеловал его ладонь.
― Носи это, моё сокровище, ― сказал он, ― как доказательство моей любви к тебе.
Лени посмотрел на палец, и задрожал, увидев кольцо со щитом и белым волком на нём ― кольцо матери герцога. Губы его затряслись, он бросился Кристиану на шею и заплакал. Герцог прижал его к себе, крепко-крепко, и волчонок почувствовал, что он тоже взволнован.
Настоятельница меж тем правильно поняла взгляд герцога, кивнула, отошла к столику и вернулась с бокалом вина.
― Выпей половину, мой мальчик, ― сказал герцог, подавая бокал Лени.
Тот сделал несколько глотков, а Кристиан допил вино и поцеловал волчонка. Настоятельница с улыбкой благословила обоих.
Немного очнувшись, Лени, всё ещё находясь в объятиях герцога, взглянул на мать Фрайду, потом на него…
― Тётушка?! ― запоздало сообразил он.
― Матушка Фрайда ― сестра моей матери, ― сказал Кристиан.
― Вы… вы… ― заикаясь, Лени не решался произнести слово.
― Эльф, да, ― улыбнулась женщина.
―Но...― волчонок нерешительно посмотрел на Кристиана, потом снова на настоятельницу, ― но вы не похожи... ― он осторожно коснулся своего уха, снова беспомощно поглядел на герцога.
Матушка Фрайда рассмеялась.
― Острые ушки и стрекозиные крылышки только у сказочных эльфов.
― А чем же вы отличаетесь от людей?
― Внешне ― ничем. До определённого возраста. Люди обычно замечают нас, только когда долго живут рядом и стареют, а мы ― нет. Раньше эльфы жили на своих землях, в больших лесах у рек, теперь нас мало осталось. Но пойдёмте, я покажу вам ваших волчат ― они уже, наверняка, познакомились с другими детьми.
И она повела их по коридорам и вывела в маленький сад, помещавшийся позади замка и окружённый живой изгородью. Там играли дети – лет от двух и старше. Именно играли ― кто во что: постарше даже соревновались с одной из сестёр в перекидывании волана ― та смешно подпрыгивала, придерживая юбку и размахивая ракеткой с сеткой из конского волоса.
Лени с трудом углядел волчат ― помытые и переодетые, дети уже забыли о страхах, их окружали добрые люди, новые друзья и игрушки.
― Они, наверное, голодные, ― сказал Кристиан. ― Столько переживаний с самого утра. А мы верхом и тоже с утра... ― намекнул он.
― У тебя появился аппетит, дорогой мой племянник? ― удивилась мать-настоятельница. ― Не волнуйся. Дети сейчас пойдут обедать, а нам накроют в комнате для гостей.
Кристиан обнял за плечи своего волчонка.
― Появился, тетушка, ― сказал он почтительно. ― Я бы сказал, аппетит к жизни.

―3―
― И много там монахинь? ― спросил Лени, когда они поехали дальше.
Им, конечно, предлагали заночевать в монастыре, но они отказались. А вот Гарет остался: наутро он с рекомендательным письмом должен был отбыть в замок, а вечер провести с братьями и проститься с ними.
― Около пятидесяти, кажется, ― ответил герцог.
Они ехали рядом, а охранники на некотором расстоянии ― впереди и позади них.
― И все… не люди?
― Есть и люди, почему же?
― А ты им помогаешь, потому что там твоя тётушка? ― волчонок явно решил разобраться во всем основательно.
― Не только, ― Кристиан покачал головой. ― Скорее, мы с тётушкой решили, что так будет лучше для всех. В нашей стране... ― он помолчал, ― в нашей стране закон порой излишне суров к тем, кто не заслуживает наказания, презрения и смерти. Монастырь ― неплохой способ укрыть их от недобрых глаз. Монастырь недалеко от гор ― прекрасное убежище. Не только для малолетних оборотней или эльфов и полукровок.
Лени наморщил лоб, задумавшись.
― Ведьмы? ― спросил он тихо. ― Вот что я почувствовал там?
Кристиан кивнул.
― Колдунам нынче легче, чем ведьмам ― их боятся по-прежнему, а их собратья-мужчины чувствуют в ведьмах опасных соперниц, вот и заняли все доступные должности, да и в магическую школу Бранна очень неохотно берут девушек, так что приятельнице принца вряд ли повезёт туда попасть.
― Но ведь так нечестно, ― сказал Лени. ― Ну... если у них тоже способности, какая разница? Почему бы не смотреть по справедливости?
Кристиан улыбнулся.
― Если у нас появится шанс изменить положение дел, мы им воспользуемся.
Услышав это «мы», волчонок переложил повод и потянулся взять Кристиана за руку. Так рука в руке они ехали какое-то время.
― Если эльфы живут так долго, ― сказал Лени тихо, ― отчего умерла твоя мать?
― Эльфы живут долго, но они не бессмертны, ― промолвил герцог. ― Её отравили.
― Прости… ― волчонок сжал его ладонь в перчатке. ― Поэтому Барток пробует все, что ты ешь и пьешь? ― спросил он.
― И поэтому тоже, ― кивнул Кристиан. ― Барток появился позже, малыш. Он один из очень немногих людей, которым я доверяю.
У Лени мелькнула мысль, что в таком случае лучше назначить пробовать еду кого-то менее ценного, но про Бартока он побоялся спрашивать ― главным образом, что сам телохранитель ещё внушал ему страх.
― Я не назначал его, ― добавил герцог. ― Барток сам определил круг своих обязанностей, мне оставалось только согласиться с ним или отказаться от его услуг. Я согласился.
― Ты читаешь мои мысли? ―спросил волчонок совершенно серьёзно.
― Когда смотрю тебе в лицо, ― усмехнулся Кристиан. ― У тебя там все написано. И не надо бояться Бартока, малыш.
Лени покраснел.
― А можно?.. ― начал он, запнулся, но собрался с духом. ― Можно называть тебя Кристи? Когда мы одни?
― Можно, ― Кристиан взял в руки ладонь волчонка, отогнул край перчатки и поцеловал кожу. Лени покраснел ещё гуще.
Герцог подал знак охране. Они спешились, выбрали небольшую поляну вдали от дороги и недалеко от ручья. Охранники поставили палатку для них и одну большую для себя ― поодаль, на почтительном расстоянии ― разожгли костёр. В монастыре их снабдили припасами на дорогу, они поужинали все вместе, не делясь на господ и слуг.
Лени всё никак не мог успокоиться. То разглядывал кольцо на руке, то вспоминал, что случилось в деревне.
― Надо будет туда вернуться, ― сказал Кристиан. ― Кто-то ведь овец задрал. Как бы на людей не переключился.
― Трудно перепутать загрызенное животное и просто овцу с перерезанным горлом, ― кивнул Лени. ― Если только там не сговор был. А может, обычный волк приблудился? Старый или больной? Вот на лёгкую добычу и зарится, но разве нет у них собак в деревне, как странно.
― Вот и разберёмся, ― кивнул Кристиан. ― Где были собаки, кто на стадо напал... во всем разберемся.
Он показал на палатку.
― Иди-ка спать, малыш, считай, весь день в седле, неужто не устал?
Ноги, спина и задница у Лени ныли отчаянно, но признаваться в этом он так же отчаянно не хотел. Герцог заметил его колебания.
― Иди, ложись, я скоро приду.
Волчонок послушно ушёл в палатку. Снял плащ, свернул его, устроив изголовье, снял сапоги, чтобы ноги отдохнули. Улёгся на попону и стал ждать Кристиана. Стал вспоминать монастырь и тамошние красоты. Хихикнул, подумав, что кроме эльфийских ушей узнал сегодня ещё одну враку: будто молоко от присутствия ведьмы портится. В монастыре он вдоволь напился свежего молока ― в замке как-то его особо не жаловали: масло там, сметану, простоквашу, творог подавали, а вот просто молока не было. Может, Кристиан не любил, а сам Лени как-то стеснялся попросить. Ему раньше очень редко доводилось пить молоко ― угощали разве только немногочисленные знакомые, да и то ― у Хрюшки вот в семье и просить было стыдно ― всё молоко уходило на ораву младших. Молоко такое же белое, как луна… или луна, как молоко. Вот она смотрит в узкое оконце, заслоняет собой всё, свет льётся вниз, заполняет тесную клетушку, блестит на звеньях цепи. Пусть лучше луна, чем эти тени… Особенно та, большая, чёрная, а в руке змеится что-то узкое. Взмах, и…
Лени вскрикнул и вцепился во что-то, что оказалось камзолом герцога.
― Тихо, малыш, тихо, ― Кристиан поцеловал его в лоб, ― я с тобой, всё хорошо.
― Ты давно пришёл? ― спросил волчонок, обнимая его.
― Давно, уж ночь, все спят.
― А я даже не заметил, как заснул…
― Конечно, ты же устал за день. Не бойся ничего, всё плохое в прошлом.
― Уже и шрамов почти не осталось, ― пробормотал Лени.
― Вот что снилось, значит, ― мрачно промолвил Кристиан.
― Только их было почему-то двое. Там ещё женщина была, только я не видел её лица.
Кристиан снова притянул его к себе, зарылся пальцами в волосы, чуть покачал на руках как маленького.
― У твоего... у человека, с которым ты жил в Вияме, не было подруги?
― Нет, ― глухо отозвался Лени. ― Зачем ему было, если он… он… а потом он все силы пропил. Ещё больше… злился… и бил сильнее.
В палатке и так было темно, но Кристиану показалось, что от приступа гнева он совсем ослеп. Он ощупал плечи волчонка, вцепился в него.
― Ты не пробовал бежать? ― выдавил он наконец.
― Первые года два я вообще не понимал, что со мной происходит. Куда я мог пойти? Я верил, что я бесноватый, пока люди не объяснили, кто я такой.
― Тихо, малыш, тихо... ― чуть слышно повторял Кристиан, уговаривая, похоже, уже самого себя.
Он был чудовищно зол. Давно не помнил за собой такой ярости. Его мальчик страдал, а он ― герцог, правитель, воин ― ничего не мог сделать, ничем не мог помочь. Кристиан вздохнул. С прошлым ничего нельзя было поделать, оно уже случилось, уже оставило свои шрамы и на теле, и на сердце волчонка. Он мог только в настоящем сделать всё, чтобы мальчик был счастлив, а о будущем лишь Творец ведает.
Он подумал: на обратном пути они опять заедут в монастырь. Как же он так оплошал и не попросил тётушку показать волчонка сведущим сёстрам? Да он вообще забыл, что прошлое у Лени ― не только то, которое он не помнит, но и которое помнит слишком хорошо.
― Забудь всё плохое, малыш, ― попросил Кристиан. ― Лени, доверься мне, поверь: всё закончилось, больше никто и никогда не обидит тебя.
Он понимал, что эти слова жалкие и ненужные. Даже если Лени поверит ему, а не просто будет цепляться как за соломинку, он никогда не забудет, что с ним творилось. И даже о возвращении к волчонку памяти он думать боялся, потому что оставалось загадкой одно обстоятельство: отец его не разыскивал. Как странно: ребёнок от любимой женщины, о котором заботились, учили, растили наследника благородного рода ― и как отрезало. Кристиан уж грешным делом думал, не связано ли это с первым обращением. Но каким же надо быть чудовищем, чтобы почувствовать к своему ребёнку, который страдает, не жалость, а гадливость?
Лени тихонько хлюпнул носом, уткнувшись ему в плечо. Кристиан осторожно приподнял его голову и поцеловал в лоб и в мокрые щёки.
― Больше всего я боюсь, что однажды ты попеняешь мне моим прошлым, ― шепнул волчонок.
― Лени, что ты? ― герцог похолодел. ― Никогда, жизнью клянусь!
― Не клянись, не надо.
Кафф уже хотел горячо возразить, что клятв он не боится, ибо даже не клятва это, а святая правда, но уставший волчонок, уже немного успокоившись, положил голову ему на плечо, собираясь опять заснуть. Кристиан поправил плащ, которым они были укрыты, снова коснулся губами лба засыпающего мальчика.
― Ты мне еще соску дай, ― пробурчал Лени, потёрся щекой о его плечо и через минуту уже мирно сопел.
Герцог вздохнул с облегчением ― он не любил красивые фразы, а то, что он мог бы сказать, выходило слишком многозначительным. С появлением волчонка в его жизни он получил от судьбы так много даров разом: и друга, и возлюбленного, и супруга, и ребёнка ― так много для человека, привыкшего к одиночеству и предпочитавшего не доверять никому. От таких мыслей становилось и хорошо, и худо, и Кристиан сам себе напоминал зверя, который готов перегрызть глотку кому угодно за своего детёныша.

просмотреть/оставить комментарии [21]
<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>
апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

март 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.04.07
Не похоже на Идзаки [0] (Вороны: начало)



Продолжения
2020.04.07 11:45:35
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.04.04 18:31:02
Наши встречи [1] (Неуловимые мстители)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


2020.03.29 20:46:43
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.03.27 18:40:14
Отвергнутый рай [22] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.03.26 22:12:49
Лучшие друзья [28] (Гарри Поттер)


2020.03.24 15:45:53
Проклятие рода Капетингов [1] (Проклятые короли, Шерлок Холмс)


2020.03.23 23:24:41
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.03.23 13:35:11
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2020.03.22 21:46:46
Змееглоты [3] ()


2020.03.21 12:04:01
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.03.21 11:28:23
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.03.15 17:48:23
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.03.14 21:22:11
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.03.11 22:21:41
Дамбигуд & Волдигуд [4] (Гарри Поттер)


2020.03.02 17:09:59
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.03.02 08:11:16
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.03.01 14:59:45
Быть женщиной [9] ()


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.