Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Последние слова Олливандера:
- Попробуйте вот эту палочку, мисс Беллатриса...

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1252]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12781 авторов
- 26925 фиков
- 8682 анекдотов
- 17712 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 32 К оглавлениюГлава 34 >>


  Свадьбы не будет

   Глава 33
Отправиться в Нору вдвоём Гарри отказался наотрез: «Я должен сделать это сам» – и Северус, скрепя сердце, согласился. «Наши отношения с Джинни касаются только нас двоих, нам их и обсуждать, никого больше не вмешивая» – в идеале сказано верно, но ведь заранее ясно: на разговоре tet-a-tet с невестой объяснения не закончатся. Каждый из Уизли не преминет сказать, что после стольких лет влюблённости и дружбы только совершеннейший дурак и негодяй может отказаться от их прекрасной чистой девочки ради...

Здесь воображение Северусу отказывало: он мог подобрать не меньше сотни эпитетов для отвратительного себя, но представить реакцию Гарри не удавалось.

«Они его переубедят? Он настолько зависим от чужого мнения или податлив навязанному чувству вины?» – сколько ни спрашивай себя, ответов нет.

Сейчас бы не сидеть здесь, в тишине и уюте дома Джорджа, а стоять рядом с Гарри плечом к плечу и, отбиваясь от словесных атак, точно знать, что он не передумал.

Воспоминания о ночи, проведённой вместе, о его нежности и податливости, открытости и естественности только подбрасывали дров во всё более разгорающийся костёр беспокойства. Северус не мог представить, что лишится человека, с которым впервые почувствовал такую близость, такое полное, абсолютное, ничем не ограниченное единение. И даже осознанная зависимость не так пугала, как перспектива всё это потерять.

Слишком много эмоций – он сам себя не узнавал. Мерлин, да он совершенно помешался, погряз в чувствах, как сверхвозбудимый эмоционально нестабильный подросток. Где его выдержка, где умение держать себя в руках и трезво и хладнокровно просчитывать ситуацию?

Хаос, такой постыдный хаос в мыслях, зашкаливающие желания и цунами чувств, топящие в себе разум. Словно внутри сдвинулось всё, считавшиеся незыблемыми стены растаяли и безобразно растеклись, открыв ранимое нутро: стало казаться, что уже никогда не станешь собой, не соберёшь себя из такого – расплывшегося медузой, потерявшего стержень, заблудившегося в неуверенности и зависимости.

Как мучительно, как отвратительно чувствовать себя настолько открывшимся и беззащитным.

Барахтаться в неопределённости из от «да, он со мной, он мой» и до «нет, его переубедили, он передумал» – настоящий ад. И он сам, сам – вот же идиот! – обрёк себя на эти муки. Даже не когда отпустил Гарри одного, а когда позволил себе искренне им восхититься, честно признать достоинства, залюбоваться красотой тела и души – когда влюбился, как мальчишка, погрузился в эмоции с головой, совершенно лишившись соображения и рассудка.

От этих чувств теперь не избавишься. Хуже того – именно они придают смысл существованию, и потому отказываться от них и возвращаться в спокойное и такое мертвенно-холодное вчера – не захочешь.

Всё, хватит. Ещё немного ожидания наедине с собой – и кандидат для отделения буйнопомешанных готов.

Ни в своей комнате, ни на кухне Джорджа не оказалось. Жаль – беседа с ним помогла бы продержаться ещё какое-то время. Северус нахмурился, разглядывая стоящую на каминной полке чашу с летучим порохом, затем посмотрел на часы. Аляповато разрисованная клоунская голова ухмыльнулась ему и выбросила флажок: «Что, скучаешь по своему милашке, бедняга?». Второй взгляд на часы – и ещё один флажок в пару первому: «Не сиди без дела, готовь милому ужин!».

Неплохой совет, но, увы, этим не отвлечёшься – стол давно заставлен оставшимися со вчерашнего празднования дня рождения блюдами. И вещи собраны в дорогу. И убрано всё...

Северус заставил себя сесть в кресло у окна и открыть первую попавшуюся книгу.

«Гарри просил остаться здесь. Говорил, что ему это важно. И я сдержу слово – чего бы мне это ни стоило. Он должен видеть, что я ему доверяю», – повторял Северус, читая и перечитывая первый абзац введения к учебнику уголовного права.

Чем дольше продолжалась пытка бездействием, тем отчётливее он понимал, что предпочёл бы ей что угодно, включая несколько Crucio подряд. Бросить Гарри в такой ситуации одного (пусть и по его просьбе) стало казаться страшной ошибкой. Нетерпение грызло и рвало натянутые до предела нервы.

Когда в камине раздался шум, забытая книга грохнулась на пол, а Северус бросился встречать Гарри.

– Спасибо, что дождался меня и не пошёл выручать, – проговорил тот сбивчиво, по радостным торопливым поцелуям стало ясно – всё хорошо, усилия оправдались, и с души будто камень свалился.

– Рассказывай... Нет. Сначала поешь. Давай за стол.

Гарри не отказался ни от ужина, ни от рассказа. Размахивая то куском сырного пирога, то яблоком, он с видимым облегчением делился тем, что произошло в Норе:

– Начиналось всё хорошо, а вот закончилось... Я такого наслушался. Все поучаствовали, даже Билл с Флёр, даже Перси вызвали с работы – но с ним я уже не говорил, хватит и того, что слышал. Хорошо, что тебя там не было. Правда, Северус, правда хорошо. Я очень тебе благодарен.

– Я ведь дал тебе слово.

– Ты не хотел его мне давать, я же видел. Но сдержал – и я ценю. – Гарри нашёл его руку, переплёл их пальцы. – Так было правильно. Я заварил эту кашу, мне и...

– Иди сюда. – Северус потянул его к себе, усадил на колени.

– Я ещё не доел.

Возмущению не хватило убедительности – и тон подкачал, и всхлип удовольствия от первого же настоящего, томительно долгого, поцелуя прозвучал слишком явно.

Их дыхание стало тяжёлым, движения лихорадочными. В результате Гарри оседлал колени Северуса, зарылся обеими ладонями в его волосы.

– Не дёргай так.

Послышалось невнятное «угу», потом задыхающееся, дрожащее «м-м-м» и, наконец, возмущённое «эй!», когда ладони, поглаживающие ягодицы, сжали их через мешающие, слишком грубые, смазывающие ощущения слои одежды.

– Не здесь, – торопливо проговорил Гарри, отрываясь от облизанных и искусанных губ Северуса.

Но решения – решениями, а реальность – реальностью: оба остались на месте, обжиматься на поскрипывающем от двойного веса стуле под звяканье приборов и посуды на изредка задеваемом столе.

– Мееееерлин всемогущий, – Гарри выгнулся всем телом, стоило только опустить ладонь на его пах.

Северусу понравилась страстность его молитвы, но не обращение к умершему тысячи лет назад старику. Одной рукой старательно поглаживая через ткань возбуждённый член Гарри, второй он притянул его к себе ближе и зашептал в порозовевшее, пышущее жаром ухо:

– Не зови его. Мерлин тебе с этим не поможет. А я – смогу, – и прикусил алеющую мочку.

Вжикнула расстёгнутая молния – ну наконец-то!

– Сссеверрруссс.

Его имя, произнесённое хриплым и низким, будто змеиное шипение, голосом, прозвучало ещё не раз, перемежаемое шуршанием одежды, скрипом стула, звучными поцелуями.

– Остановись, стоп!

Своим криком и рывком за волосы Гарри заставил Северуса отвести взгляд (но не убрать руку) от соблазнительнейшего из зрелищ – торчащего из ширинки брюк бесстыдно-розового члена, истекающего смазкой.

«Восхитительный, – поглаживая невидимые взгляду, но прекрасно ощущаемые пальцами яички, думал Северус, – абсолютно восхитительный».

Другим мыслям в его голове не было места. В едва не кипящей крови могли выжить только ещё более горячие желания и острое сожаление, что его оторвали от куда более приятного занятия, чем любые разговоры.

Взъерошенный и дрожащий, Гарри прижался к его лбу своим, лицо приятно опалило жаркое дыхание.

– Готов?

Северус кивнул, не уточняя, к чему должен подготовиться – с Гарри он был согласен на всё.

Последующая аппарация застала его врасплох. Наложенные на все поверхности комнаты защитные и заглушающие чары вызвали скорее неудовольствие: Северус считал, что завёл Гарри гораздо-гораздо сильнее, а его разумные и предусмотрительные поступки утверждали обратное.

– Я не хочу, чтобы нас кто-то прервал, – поспешно стягивая с себя одежду, проговорил тот.

– Поэтому я предлагаю поскорее переехать, – проворчал в ответ Северус, путаясь в шнурках ботинок.

– Прямо сейчас?

О, у кого-то ещё хватало сил шутить. Северус ещё больше нахмурился: технику доведения партнёра до захлёбывающегося писка и полного отсутствия соображения следовало срочно доработать и протестировать.

– Ты смерти моей хочешь, мальчишка? – выпрямляясь и указывая на свой торчащий вертикально вверх член, спросил он.

Примолкший Гарри сглотнул и отвёл взгляд.

Полностью обнажённый, топчущийся в центре комнаты среди груды лихорадочно сброшенной на пол одежды, он выглядел настолько красивым, совершенным, притягательным, что захватывало дух. Северус не стал ждать, пока волна восхищения на грани с благоговением схлынет – схватил его за руку, притянул к себе, поцелуями прогоняя ненужное, несвойственное его смелому мальчику смущение.

От прилившей крови в голове звенело, руки дрожали, как и тело, и что-то вне костей и крови – ещё более тонкое и чувствительное, делая ощущения почти невыносимо чувственными и проникновенными.

Это так поёт душа?..

Мерлин мой! Какие глупости приходят в голову, когда балансируешь на грани оргазма от одних только прикосновений к любимому.

К любимому?..

Проклятый Мордред! Безумен, совершенно безумен, полностью и безоговорочно пал.

У Северуса было много любовников, запомнившихся лишь чредой тел разной степени привлекательности. Но ни разу до этого он не испытывал такого подъёма, такого восторга, такого неудержимого желания поднять на руки, уложить на кровать и ласкать-ласкать-ласкать, поклоняясь совершенству.

– Северус...

Слушать собственное имя, срывающее с губ в такт пульсирующей в венах крови – такое наслаждение.

– Северус... Позволь мне... О...

Смотреть и ощущать, как извивается от страсти тот, кто так бесконечно важен – блаженство.

– Аххх... Агррр... Я... м-м-м... кончу.

Познать вкус его семени, держать в руках его изгибающееся в спазмах тело, делить с ним оргазм и слышать сквозь гул крови в ушах «люблю тебя» – что может быть лучше?

– ...Почему мы не занимаемся сексом по-настоящему?

Ну и вопрос!

Северус повернулся к Гарри – всё ещё бурно дышащему, растрёпанному, покрасневшему до корней волос. Такой красивый, такой совершенный, такой чувственный – и всё ещё абсолютно невозможный ребёнок.

– Третий раз... ну... Мне нравится минет и... м-м-м... римминг, да? Это очень... ну... вдохновляюще, но...

– Что «но»? – Северус с огромным удовольствием наблюдал за тем, как у Гарри окончательно багровеют уши.

– Разве ты не хочешь... ну... – он суматошно замахал руками, потом прикрыл ладонью лицо. – Не могу об этом так просто говорить.

«Милый, невозможно умопомрачительно милый», – Северус не мог глаз отвести от раскинувшегося на постели обнажённого Гарри, прячущего лицо за ладонями – будто страус, погрузивший голову в песок. Неожиданно мелькнувшая мысль заставила произнести:

– Ты такой красивый, когда смущаешься. Румянец не только на щеках. Краска спускается вниз по шее, розовеет грудь, коричневые соски на розовом – настоящее лакомство.

– Северус! Ты хочешь, чтобы я сгорел со стыда?

– Я хочу, чтобы ты понял, насколько мне нравишься.

– Тогда почему даже не пытаешься трахнуть? – вопрос прозвучал неожиданно грубо, с затаённой и потому очевидной нотой страха.

– А ты хочешь? – спросил Северус с успокаивающей улыбкой, и получил предсказуемый ответ:

– М-м-м...

– Вот именно. Сделаем, когда захочешь.

Гарри резко вскинулся и навалился сверху, впился пальцами в бёдра, потёрся пахом.

– А если я хочу тебя?

– Я подумаю над твоим предложением.

– Это нет?

– Это ни нет и ни да. Доверься мне, – попросил Северус, когда после долгого нежного поцелуя Гарри растерял всю свою агрессивность. – Я не обижу тебя и научу всему, что знаю.

– Я идиот, да? – проворчал тот, потираясь щекой о щеку и распространяя вокруг себя флюиды смущения и неуверенности.

Какое восхитительное сочетание с откровенной чувственностью и красотой.

Северус несколько секунд всерьёз раздумывал о том, кто из них двоих идиот, а потом признался:

– Я совершенно потерял голову из-за тебя.

Даже скорое возмездие из попытки минета, исполненного горящим от энтузиазма, но совершенно неопытным партнёром, не отвернуло Северуса от идеи и дальше пребывать в блаженном состоянии безрассудства.


* * *


«Сосредоточься, ну!» – понукание не помогало. Текст в учебнике упорно превращался в бессмыслицу из несвязанных слов, тело так и норовило принять наиболее удобную позу и хоть ненадолго прикорнуть, но стоило заставить себя выпрямиться и незаметно для остальных потянуться, как вместе с возвращением лёгкой боли вспоминались ночные забавы – и всё, об учёбе уже и речи ни шло.

– Курсант Поттер! – голос куратора оторвал Гарри от то ли грёз, то ли видений, в которых Северус, точь-в-точь как вчера, целовал его грудь и живот, поглаживал разведённые в стороны ноги и, вот же изверг, даже на миг не касался мучительно ноющего члена.

Он встал из-за стола, испытывая ту же проблему, что и во сне. Тело ныло от желания разрядки, хотя этой ночью должно было насытиться удовольствием на неделю вперёд. Три раза! Нет – четыре, считая утренние обжимания в душе под гневный стук в дверь ванной комнаты. Под звуки ударов и ругань Джорджа, шум текущей воды Северус шептал на ухо, что хотел бы с Гарри сделать, будь у них время – в общем, понятно, что победило вовсе не человеколюбие. Джордж, когда достучался до цели и увидел их обоих, тяжко вздохнул и поинтересовался, когда они, к мерлиновой бабушке, съедут.

– Сегодня вечером, – ответил Северус за двоих.

– Мне надо на учёбу, – напомнил Гарри. – Я не буду задерживаться. Только забегу после занятий в суд, сдам часы, и сразу же сюда – собираться...

– Курсант Поттер, вы что там застряли? – куратор вновь отвлёк его от приятных воспоминаний. – Вас вызывает Персиваль Уизли, второй помощник Министра. Решите свои вопросы, и сразу же к нам, в третий сектор, будем готовиться к зачёту по блокирующим магию проклятьям. Всё понятно? Как только вас отпустят – бегом к нам... Поттер, да что с вами? Двигаетесь сегодня, как сонная курица! Я вас совсем не узнаю. Собирайте вещи и марш отсюда! А ну живей!

– Есть, сэр!

Из аудитории Гарри вылетел пущенным уверенной рукой бладжером, но дальше поплёлся со скоростью черепахи. Сумка с учебниками била по бедру, голову терзали мрачные подозрения. Наверняка Перси вызывал его, чтобы накинуться с претензиями. И не постеснялся воспользоваться служебным положением, вот же кретин!

Перси – это же Перси. Он точно не поймёт. Будет капать на мозги, уговаривать одуматься... Ну и невезуха!

Перед дверью в приёмную с табличкой «Персиваль Игнатиус Уизли, второй помощник Министра, кавалер Ордена Мерлина второй степени» Гарри медлил не меньше минуты, потом всё же постучал.

Предчувствия не обманули. Перси такую речь сходу толкнул – уши завяли. Сначала Гарри терпел, потом начал огрызаться, затем – заорал во всю мощь лёгких:

– Да, я не люблю твою сестру, а люблю Северуса и собираюсь с ним жить – что тут непонятного? Что вы все лезете в мою жизнь? Почему я должен перед вами оправдываться, что-то объяснять? С чего это я вам должен? Да ни с чего! Я имею полное право жить с тем, с кем хочу. Это мой выбор, моя проклятая жизнь!

Перси, ещё минуту назад доказывающий с пеной у рта, что мужчину, тем более – этого мужчину, Гарри любить не может, вдруг совершенно успокоился и сел за письменный стол.

– Что и следовало доказать, – задумчиво проговорил он. – Ты не можешь объяснить, чем таким тебе не угодила моя сестра, в которую, как мы все знаем, ты влюблён много лет. А твои слова о якобы любви к Снейпу – вообще полный абсурд, ноль аргументов и совершенно неубедительны.

Гарри выдохнул сквозь зубы. Он категорически не хотел объяснять брату бывшей девушки, по какой причине ей никогда даже рядом с Северусом не стать. Это было бы слишком жестоко.

Нет. Уж лучше пусть считают слепым извращённым мерзавцем.

– А я никого и не должен убеждать, – так же спокойно, тон в тон, ответил он. – Тот человек, мнение которого для меня важно, в мои чувства верит – этого достаточно. Даже если весь мир отвернётся от нас, я не отступлю. Смирись, Перси. Родственниками нам уже не стать, но мы можем остаться друзьями – если, конечно, ты прекратишь лезть туда, куда тебя не просят, точнее – откровенно просят не лезть.

Направленная в его сторону волшебная палочка стала неожиданностью. Но даже в тот миг, когда Перси взмахивал ею и произносил заклинание, Гарри не верил в предательство.

Incarcero!

Невидимые волшебные верёвки плотно оплели всё тело.

– Отпусти! Что ты делаешь?

Вместо ответа Перси позвонил в стоящий на столе колокольчик. Дверь в приёмную тут же отворилась.

– Эмили, пригласите сюда целителя Адамса.

Секретарша ушла, никак не отреагировав на призыв о помощи.

Гарри вновь задёргался, но всё, чего добился, – сполз с кресла на пол. Освободиться и встать не удалось, как он ни силился.

– Профессор Адамс, – начал Перси, пожав руку вошедшему в кабинет маленькому худенькому старичку, просиявшему пенсне и фальшивой улыбкой. – Я пригласил вас по очень деликатному делу. Мистер Поттер...

– Освободи меня немедленно! Помогите, сэр!

Не отвлекаясь, Перси взмахнул волшебной палочкой, и Silencio плотным коконом беззвучия накрыло Гарри. Он попытался закричать, но из горла не вылетело и звука.

– Как я и писал вам, мистер Поттер стал жертвой неизвестного нам проклятия или зелья. Зловредное волшебство заставляет его вести себя неадекватно, в том числе наносить себе очевидный вред. Молодой человек, долгие годы влюблённый в привлекательную девушку, собирающийся на ней жениться, внезапно стал утверждать, что любит не её, а мужчину вдвое старше себя, к тому же отвратительной внешности и мерзких личных качеств.

– Насколько быстро произошли изменения в поведении предполагаемого больного? – поинтересовался искоса поглядывавший на Гарри старичок.

– Буквально за день. Ещё накануне он признавался своей невесте в любви, о чём имеются написанные им собственноручно письма. Примерно через сутки после их последнего разговора, когда ничто не предвещало беды, он явился к ней домой, чтобы разорвать отношения, мотивируя это тем, что разобрался в своих чувствах. При этом вёл себя агрессивно, не слушал ничьих возражений, демонстрировал полное отсутствие критичности к своему якобы избраннику, заявил, что прощает ему те поступки, которые прежде и не думал прощать и которые, по моему личному мнению, непростительны. Свидетели утверждают, что «их Гарри» было не узнать.

Гарри дёрнулся ещё раз, пытаясь разорвать путы. Гнев душил его. Гнев и страх. Ведь если смотреть со стороны, то Перси говорил так обстоятельно и логично. Вдруг поверят ему?

Нет! Не может быть! Только развяжите руки – и он им покажет.

– Но самого предполагаемого больного его поведение не смущает? – спросил профессор колдомедицины.

Перси наконец повернулся, посмотрел Гарри прямо в глаза.

– Очевидно, нет. – Огорчение на его лице казалось непритворным. – Мне так жаль.

Он подошёл ближе, присел на корточки.

– Мне жаль, что приходится так поступать с тобой. Но ты не понимаешь, что творишь. Это всё Снейп, его чёрное волшебство. А я ведь предупреждал, чтобы за ним смотрели в оба, и Джинни предупреждал, и тебе не раз говорил. А ты расслабился, дал себя поймать...

Гарри помнил все занудные разговоры. Но кто бы мог подумать, что пустая болтовня превратится в такие поступки? Он ещё раз дёрнулся всем телом, но сдвинулся всего-то на дюйм. А хотелось – как минимум на фут. И бить, бить по благопристойно-опечаленной роже с прилизанными гелем волосами.

– Но, ничего, ничего. Тебя вылечат, – продолжал говорить Перси. – Профессор Адамс – прекрасный специалист, лучший в своей области. И мы попросим сохранить эту историю в тайне, никто ничего не узнает, слышишь?

– Сними заклинание! – чётко артикулируя, проговорил Гарри, подкрепляя беззвучное требование взглядом.

Перси послушался.

– Немедленно освободи меня.

– Я не могу, пойми. Ты – мой друг, и я не могу так подвести тебя, не могу наплевать на твою жизнь, пусть и в твоих глазах останусь негодяем, который вмешивается в не своё дело без спроса. Но лучше ты обидишься на меня сейчас, чем сломаешь свою жизнь. Гарри, я поступаю так только ради твоего блага.

Стоя на своём незыблемо и невозмутимо, как скала, как кирпичная стена, как шкаф, заполненный сводами законов и указов, Перси будто не слышал обращённых к нему слов. Спор закончился печальной улыбкой, взмахом волшебной палочки и вновь наступившей немотой.

– Теперь вы сами видите, профессор Адамс. Мистер Поттер, к сожалению, неадекватен.

Щурящийся старичок поправил пенсне.

– Молодой человек, несомненно, нуждается в тщательном обследовании, – заметил он задумчиво. – Возможно, и в последующем лечении. Но у меня нет права принять участие в его судьбе без согласия самого больного или разрешения ближайших родственников, или...

Вместо ответа Перси взял со стола пергаментный свиток с большой красной печатью и передал его целителю.

– Вы весьма предусмотрительны, мистер Уизли, – закончив читать, сказал тот.

– Это мой долг, – ответил Перси. – Ради благополучия близких и друзей я готов на всё.

Гарри дёрнулся из последних сил, пытаясь преодолеть волшебные путы – неудача.

Заметивший его рывок Перси усилил чары.

– Извини, друг. Это для твоего же блага.

Обиднее всего, что в его голосе звучала искренняя печаль и обеспокоенность. Как если бы он действительно считал себя правым. Гарри бы многое отдал за то, чтобы как следует объяснить «другу», что так с настоящими друзьями не поступают.

А Перси, будто и не чувствовал направленного на себя гнева, вёл себя как ни в чём не бывало. И с целителем говорил тем же безумно-раздражающим заботливым тоном:

– Что мы ещё можем сделать для скорейшего выздоровления Гарри, профессор?

Старичок одобрительно закивал.

– Идеально было бы узнать непосредственно у лица, которое вы подозреваете в противоправном волшебстве, что именно послужило причиной таких значительных отклонений обычного поведения пациента. Узнав первопричину, мы скорее определим подходящий метод лечения.

Перси нахмурился.

– Ордер на арест Снейпа у меня уже на руках. Но добиться его признания будет сложно – бывший Пожиратель Смерти наверняка знает множество уловок, как обойти закон.

Сердце Гарри сжалось от ужаса. Они не могут! Они не должны!.. Но сомневаться не приходилось: или недолжное будет сделано, Северуса арестуют, или Перси – не самый упёртый из всех упёртых баранов.

– И всё же постарайтесь, – попросил целитель с благостной улыбкой.

– Да, конечно, – Перси кивнул и произнёс так, будто читал речь с высокой трибуны: – Благодарная Англия не может позволить своему герою лишиться рассудка. Общими усилиями мы должны сделать всё ради блага мистера Поттера.

Два домовых эльфа с алыми буквами «М» на набедренных повязках материализовались возле Гарри.

– Устройте больного в палате для особо важных персон отделения для буйнопомешанных и зловреднопроклятых, – приказал им профессор Адамс. – Душ, смирительная рубашка, обычный набор успокаивающих и расслабляющих средств. Выполняйте!

Хлопок – и мечты Гарри разлетелись в осколки.

Всего час назад жизнь казалась прекрасной сказкой, которая с трудом и нескоро, но всё же начала сбываться. И вот он – связанный в белой палате со стенами, полом и потолком, обитыми упругим и мягким. Здесь нет окон, нет дверей, нет ничего, кроме появляющихся из ниоткуда и исчезающих в никуда домовых эльфов, алого гнева из-за случившейся несправедливости, чёрной тоски на душе и душащего беспокойства: Северус, как же там Северус, как он всё это переживёт?

просмотреть/оставить комментарии [657]
<< Глава 32 К оглавлениюГлава 34 >>
май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

апрель 2022  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.05.19 15:05:37
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.18 23:57:15
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.18 12:17:07
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.15 18:31:15
После дождичка в четверг [3] ()


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.03.03 14:54:09
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2022.03.01 15:00:18
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2022.01.30 18:16:06
Я только учу(сь)... Часть 1 [64] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:22:35
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [1] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [32] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.