Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Идет как-то вечером Дамблдор по коридору. Видит - староста Слизерина Том стоит. Дамблдор осторожно кладет ему руку на плечо и говорит:
- Ты почему так поздно гуляешь, Том?
Реддл испугано:
- Эээ, профессор... Я вам не Гриндевальд...

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1253]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12781 авторов
- 26921 фиков
- 8682 анекдотов
- 17712 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 30 К оглавлениюГлава 32 >>


  Свадьбы не будет

   Глава 31
Северус думал, что вечеринка в честь дня его рождения никогда не закончится. Неплохая компания – несмотря на число лиц, носящих фамилию Уизли, собравшихся за одним столом. Вкусная еда: а какой ещё она может быть, когда он полностью использовал шанс не выпускать Гарри из кухни, чтобы без помех и спешки весь день его провоцировать, смущать и соблазнять? Но всё это совершенно не радовало, как и бестолковые подарки с дежурными пожеланиями, косноязычные тосты и даже, Мерлин мой, многоголосое пение всем известной поздравительной песни... В любой другой день он бы наслаждался происходящим, но не сегодня.

После ухода гостей Гарри вынужден будет выслушать его и наконец дать чёткий и ясный ответ.

Вероятность отказа оставалась высокой, но Северус всё же рассчитывал услышать твёрдое «да». Или дрожащее, слабое, задыхающееся, сорванное с влажных от поцелуев губ. Или сомневающееся, робкое, испуганное непривычностью собственных чувств и ощущений. От любого варианта он бы не отказался – лишь бы прозвучало именно «да».

Надежда – чувство иррациональное, в чём-то слабое и вредное, закрывающее реальность очками с розовыми стеклами, а то и сияющими всеми цветами радуги мыльными пузырями. Она парит в облаках, не имеет твёрдой опоры, одним своим наличием толкает на глупости и безрассудства. И в то же время без неё не рискнёшь, а значит, и не ощутишь пьянящий вкус победы, вырванной у пессимистичной логики безрассудной верой в фарт.

Всю жизнь Северус повторял, что на удачу надеются только глупцы, а сейчас без раздумий отбросил в сторону проверенные временем убеждения. И пусть план действий и давно обдуманные слова вертятся в голове, всё равно – только идиот рискнул бы при таком раскладе.

Как ни крути, на виду одни только минусы, а плюсы настолько сомнительны, что о них, право слово, даже вспоминать не стоит.

Возраст – разница в двадцать лет с девятнадцатилетним, характер, как всем известно, не сахар, пусть и Гарри, похоже, привык, внешность, на которую даже в юности никто не «клевал» – всё однозначно в минус. История их отношений, отягощённая памятью о множестве обид и насилии, наличие конкурента и убеждённость Гарри в собственной гетеросексуальности – опять-таки глубочайший минус. А ещё общество, которое осудит и не поймёт подобного выбора любого своего члена, а уж героического – и подавно. Ведь даже сегодняшняя лояльность его друзей – результат убеждённости, что скоро всё вернётся на круги своя...

Как итог: препятствий – море, пуститься в плавание при таком раскладе – идиотизм. Но, как это обычно и бывает, идиот нашёлся. Вот он – Северус Снейп, сумасшедший, упорно продолжающий путешествие в дырявом тазу из желаний и надежд, наплевав на грозу из обстоятельств и фактов, отмахнувшись от улюлюканья и предостережений, доносящихся с берега привычной осмотрительности. Безумие, полное безумие...

А всё Гарри – его искренний, доверчивый взгляд на мир, его открытость и эмоциональность, умение заражать оптимизмом и верой в чудеса.

Когда-то он представлялся выгодной добычей, и не более того. Только из-за характера самой жертвы, охота на неё превратилась сначала в любование, потом в заботу, а теперь уже и обрядилась в романтические одежды, судя по всему, готовясь вставать на колени и болтать о высоких чувствах.

Северус поражался сам себе, но не мог остановиться. Вернее – не хотел. Нельзя всё время жить во внутреннем холоде, препарировать живые эмоции расчётом...

И вот результат: стоило отомкнуть замки – и всегда запертые в прочных клетках чувства вырвались на свободу и перевернули его жизнь, ввергнув в хаос эмоций и желаний, опрометчивых поступков и азарта. Теперь в нём словно сосуществовало два человека: один ужасался собственному безумию и язвительными насмешками пытался образумить, а другой дурачился, как ребёнок, и верил в невозможное – что жизнь повернётся лицом и обязательно даст шанс на взаимность. Ну и идиотизм! Хотя быть расчувствовавшимся идиотом несомненно приятно.

Хоть раз в жизни поддаться эмоциям – невероятный соблазн. Притвориться рыцарем, забыв о привычном образе презренного убийцы и предателя, сыграть несвойственную себе роль влюблённого, прожить её по-настоящему – и пусть горит всё огнём. Полное безумие!

Позволить хаосу управлять собой – не дело. Северус всегда верил в то, что можно пощупать руками, рассмотреть и взвесить, попробовать на вкус и нюх, найти закономерности и записать выводы в тетрадь. Желая исключить ошибку и разобраться в себе, недавно он именно так и поступил – написал эссе о собственных чувствах и желаниях, опираясь на одни лишь голые факты.

Пришлось признать, что хотел он Гарри – тело жаждало близости так сильно и откровенно, будто не сорокалетний мужчина, а семнадцатилетний юнец мечтал о первом в жизни партнёре. Каждое утро просыпаться с эрекцией, реагировать не на откровенные провокации, а на красоту глаз и лёгкого румянца, тёплую улыбку, рукопожатие, даже на воспоминания – тут нет иных толкований, диагноз очевиден.

Душу тоже следовало признать попавшей в зависимость. В черновиках о проводимых в лаборатории опытах уже давно, а теперь всё чаще стали появляться короткие строчки с упоминанием зелёных глаз, слов «восхитительный», «бестия», «кровь» и даже избитая к ней рифма на букву «л». Сначала он вымарывал их нещадно, позже сдался. Трепет сердца, душевный подъём, вдохновение – подобные эмоции слишком приятно проживать, чтобы отказываться от них добровольно.

Противоречащее фактам, а значит – и логике, непреклонное желание добиться взаимности, отказавшись от хитрости и уловок, принуждения и обмана – основной фактор, который позволил сделать однозначный вывод: он безобразнейшим образом влюблён.

За одно намерение играть честно его следовало с позором изгнать из Слизерина, а он пошёл ещё дальше – будто настоящий гриффиндорец, поставил всё на кон и собрался отдать право решать другому.

Абсолют безрассудства. Ведь всё, абсолютно всё против него!

Та же девчонка Уизли, о которой и сегодня не преминули не раз упомянуть за столом, оставалась серьёзным препятствием к согласию избранника. Наслушавшись пустых и безмерно скучных разговоров, Северус не испытывал иллюзий на тему их влюблённости друг в друга. Но Гарри дал Уизли слово – что при его исключительной честности куда опаснее самых глубоких романтических чувств.

Восхищение его порядочностью и чистотой никак не мешало раздражаться из-за бараньего упрямства и неумения видеть дальше собственного носа.

Выход оставался только один – провести партнёра по большей части избранного пути самому, не ожидая, пока тот прозреет.

Недрогнувшей рукой Северус подлил сидящему по правую руку от него Гарри вина, наполнил бокалы гостей и поднялся, чтобы сказать тост.

– Нет, нет, нет, – тут же подал голос Рональд Уизли. – Рано пока имениннику говорить, стол ещё ломится от еды – и гости не уйдут, пока не съедят всё до последней крошки!

Его брат оглушительно расхохотался, жена смущённо покраснела, а Гарри немедленно бросился на выручку другу:

– Никто никуда никого не гонит. Ты что! Просто когда мы днём готовили, Северус пообещал сказать большой тост о любви – сейчас пришло время сдержать слово!

Нет, ну каков лжец!

Густо покраснев, тот поднял честные-пречестные глаза, молящие о снисхождении, и Северус даже не успел понять, когда сдался:

– Я не обещал, а сказал, что подумаю над твоим предложением.

– Уверен, что ты решил с ним согласиться! Ну давай же, Северус. Пожалуйста.

Ну что ж... Сам напросился!

– Хорошо, я выполню твоё желание, если взамен ты пообещаешь выполнить моё.

Гарри прикусил нижнюю губу, опустил ресницы...

Нельзя, ну нельзя же вести себя настолько соблазнительно!

– Договорились. Я тебя знаю и верю, что ты не загадаешь достать луну с неба или танцевать голышом под звёздами.

Дерзость ответа заставила позабыть о присутствии тех, кто не в теме:

– Жаль, ты буквально с языка снял одно из моих заветных желаний. И нет... луна мне ни к чему.

Переждав эмоциональный отклик совершенно развеселившихся (и смутившихся) гостей, Северус поднял бокал выше. Азарт горячил кровь, делая безрассудным, толкая рисковать.

– У любви тысячи лиц – матерей и отцов, сестёр и братьев, кровных родственников и верных друзей, случайных любовников и настоящих избранников, любимых и даже врагов, – начал он, и тишина за столом стала абсолютной.

Он говорил как бы для всех, но смотрел при этом только на Гарри, зная, что лёгкая ирония в голосе могла обмануть кого угодно, но не его.

– Любовь составляют тысячи чувств – дружба, забота, поддержка, одобрение, желание, похоть, страсть, ревность, обладание, чувство собственности и принадлежности, горе и радость, отчаяние и надежда; даже ненависть – часто любовь.

Сейчас Гарри не мог не вспомнить их ночные разговоры. И Северус видел по его глазам – слышит всё до последнего слова, проникся и сопереживает. Это не могло не радовать, не могло не вдохновлять.

– У любви тысячи дорог. С первого взгляда – прямая и ровная, её нельзя не заметить, нельзя не туда повернуть. Чем дольше и сложнее общение, тем извилистей путь. Примелькавшееся тёплое чувство чаще всего оценишь, лишь потеряв или же когда тоска сожмёт сердце пониманием, что ещё день-два-неделя и окажешься вдали – не от друга, а от любимого.

Ну же, пойми!

Но Гарри только опустил взгляд на бокал, его губы тронула лёгкая улыбка. Догадаться, услышал ли он, понял ли сказанное – невозможно.

– Всё есть любовь, и её же не существует. Ткни в любовь пальцем, и один крикнет: «Вижу!», второй скажет «нет» – и оба окажутся правы. Ведь она живёт только в сердце, способном любить. Пусть нам повезёт!

– Пусть повезёт, – тихим эхом повторил Гарри.

Лёгкий звон их соприкоснувшихся бокалов – и Северус отпил от своего, прежде чем кто-либо из гостей потянулся к нему.

– Мерлин! А я думал, вы только про славу, которую разливают по бутылкам, и смерть, закупоренную во флакончиках, умеете сногсшибательно говорить... Ну и про тёмные искусства – непобедимую гидру с множеством вновь и вновь отрастающих голов...

Северус поднял взгляд на младшего Уизли, натолкнулся на понимающую улыбку Джорджа, растерянность на лице молодой миссис Уизли, восхищение и грусть в глазах Марка.

– Он многое умеет, Рон, многое из того, о чём не подозреваешь, пока не столкнёшься лицом к лицу и не захочешь во весь голос закричать: «Мерлин, что я вижу? Ведь ты – совсем не такой человек, каким кажешься издалека».

Услышав откровенное признание Гарри, Северус сел на место. На душе стало легко.

– И частенько дополнить: «Спаси-помоги! Дай мне это развидеть!» – пришедший на помощь Джордж немедленно превратил пафос в шутку, обнажённость чувств – в лицедейство.

Оно и к лучшему.

«Мне не стоило так рисковать. Не стоило так открываться. – Северус вернул пустой бокал на стол, откинулся на спинку кресла. – С другой стороны, наедине с Гарри я бы такое не сказал, точно не теми словами. Но стоило ли? Понял ли он?.. Неважно. Со временем он во всём разберётся».

Гермиона привлекла его внимание вопросом:

– Как ваша работа в последнее время? Вы сегодня почти не упоминали о ней.

– Не о чем.

Она улыбнулась.

– На каникулах я получила разрешение посетить Хогвартскую библиотеку. Директор МакГонагалл рассказала мне о вашей помощи Уизерби-младшему, сказала, что созданное вами зелье поставило мальчика на ноги, когда никто уже и не надеялся. Она так хвалила вас. И так огорчалась, что в данном ею Скиттер интервью именно эта часть оказалась опущена, а старые разногласия, о которых она произнесла буквально несколько слов, раздуты до великанских размеров.

– Она писала мне об этом. Но спасибо, что сказали, – поколебавшись мгновение, Северус произнёс: – Думаю, вам прекрасно известно, что любые мои достижения для общества всегда окажутся менее важными, чем прежний образ жизни и всегдашняя сексуальная ориентация.

– Времена меняются. Люди становятся более просвещёнными.

Он с интересом взглянул на невозмутимую собеседницу.

– Вас, я вижу, не слишком беспокоят названные мной факты.

– Я магглорождённая, сэр. Каждый раз, когда я вижу подобные статьи в газетах или слышу упрёки в вашу сторону или сторону Гарри, то возмущаюсь подобной несправедливостью. Люди не имеют право осуждать других за то, что их не касается и что никому не наносит вреда. Последний раз журналисты начали травлю, подловив вас с Гарри на катке в канун Рождества. Будто то, что вы держались за руки – это в пальто, шарфах и шапках, в присутствии друзей, находясь в общественном месте на скользком льду – может оскорбить чьи-то чувства! Это совершенно неправильно. С этим давно пора что-то делать!

– Упрёки в его сторону вообще несправедливы, – заметил Северус негромко, отвлекаясь от наблюдения за Гарри, шушукающимся с Рональдом Уизли, – в этом отношении он совершенно чист перед обществом.

– Даже если бы Гарри действительно оказался гомосексуалистом, ни я, ни Рон никогда бы не осудили его. И никто из его настоящих друзей и близких – тоже.

Эти слова отчётливо и громко прозвучали в наступившей за столом тишине и привлекли всеобщее внимание.

– Ты и правда так думаешь? Так уж и все наши поймут и примут? – уточнил Джордж с недоверчивой улыбкой. – Когда я последний раз был в Норе, то мне многое пришлось выслушать от мамы про дурное влияние некоторых извращенцев на мой характер и изменившуюся манеру общаться с людьми. И мне не показалось, что для неё ориентация Северуса не имела значения.

Рональд хлопнул брата по плечу.

– Да это её Перси раздраконил. Всем известно, с чьей подачи ты написал жалобу в министерство, результаты проверки, которую Перси у тебя проводил, аннулировали по причине «заведомой пристрастности проверяющего». Вот он никак опомниться не может, всё болтает ерунду, а она слушает. Что ты Снейпу жильё предоставил и к дурным советам прислушиваешься и другом называешь – а значит, сблизился и, может, даже разделяешь «извращённые» взгляды. Но по-настоящему мама так не думает. Правда. Иначе бы она так не волновалась, сначала три дня выбирая рецепт, а затем полдня возясь с пирогом для нашего именинника.

Гермиона кивнула.

– Совершенно верно, до его выступлений ничего подобного она не говорила. Но после...

– Вот как значит... И как я сразу не догадался, что всё это из-за Перси-поганца!

– Да ладно вам, – немедленно вмешался Гарри. – Перси всего лишь чересчур зависимый от мнения общества человек, с пунктиками насчёт приличий и правил поведения на публике. Лично он ничего плохого против Северуса не имеет, сам мне говорил, когда мы случайно встретились в министерстве. Так и сказал, что на происходящее за закрытыми дверями и задёрнутыми шторами всем плевать, а вот на публике, где журналисты могут сделать сомнительные колдографии, просил-умолял вдвоём не появляться. Мне кажется, он и к тебе, Джордж, прицепился только потому, что ты тогда, ещё весной, своим обращением к Кингсли вынес семейный конфликт на публику.

– Но сначала он пришёл в мой магазин! Грозился лишить меня лицензии! – Джордж поднялся из-за стола. – И почти сделал это! Представь, насколько «приятно» было получить предписание о запрете на торговлю, подписанное собственным братом. Я всего лишь защищался от того, что он вообразил себя большим боссом! Да и вообще... Он мой брат, Гарри, но я в упор не понимаю, почему ты общаешься с ним. Что ты в нём нашёл?

Северус повернулся к Гарри, который выглядел всё более взволнованным и ершистым.

– Он мне нравится, – заговорил тот, следя глазами за беспокойно мечущимся по гостиной Джорджем, – хороший толковый человек, готовый придти на помощь, небезразличный. Да, общаться с ним тяжело, да, он очень упрямый и жёсткий, но, Джордж, он и правда заслуживает уважения за то, что и сколько делает для других. Было бы здорово, если бы вы смогли помириться.

– Когда рак на горе свистнет!

– Вот и договорились. Я тебе рачьи песни в самом лучшем виде в ближайшее время организую.

Джордж попытался сопротивляться, но не тут-то было. Гарри умел вцепиться в противника бульдожьей хваткой и довести до конца даже самое безнадёжное дело – если считал, что оно того стоит. Северус с удовольствием следил за развитием дружеской перепалки, заранее зная, кто победит. Прирождённый лидер, достойный всяческого уважения, умеющий вызывать в окружающих самые лучшие чувства, Гарри (в отличие от Персиваля Уизли) мог бы стать выдающимся политиком, если бы захотел. Но он, по какой-то непонятной причине, жаждал быть аврором. Странный выбор. А может, и нет, если учесть, что даже общество преступников приятнее чиновничьих склок.

– Значит, в следующие выходные мы приглашаем Перси на чай, – Гарри с крайне довольным видом повернулся и подмигнул, празднуя успех.

Северус считал, что перспектива общения с Персивалем Уизли не должна становиться поводом для радости, но улыбнулся, когда Гарри коснулся его руки и их пальцы переплелись.


* * *


– Я думал, это никогда не закончится, – прошептал Северус в растрёпанную макушку доверчиво прижавшегося спиной к его груди Гарри.

Вихрь зелёного огня и чёрного пепла только что скрыл с глаз захмелевшего и потому более растрёпанного и счастливого, чем всегда, Уизли. Его жена ушла первой. Чтобы проститься с Рональдом, времени потребовалось намного больше. Но миг расставания с гостем всё же настал – и Северус так его и не пнул в каминное нутро, оставшись в глазах Гарри цивилизованным человеком. Настоящее достижение, если знать, насколько сильное нетерпение снедало его последние два часа, посвящённые неторопливой беседе под чай с пирогом.

Хотя все наелись, отказаться от кусочка кулинарного шедевра никто не смог – что значительно задержало празднование. И нет, Северус не испытывал благодарности за приготовленное Молли угощение. Он даже не почувствовал его вкуса, механически отправляя в рот ложку за ложкой, да и вообще бы его не попробовал, если бы не забота Гарри.

Тот сидел рядом, подкладывал и себе, и ему еду на тарелку, подливал сначала вино, затем чай. Его глаза сияли, волосы торчали дыбом, что удивительно ему шло, из-за духоты маленькие капельки испарины увлажнили виски и кожу над верхней губой. Его запах, приятный голос, его близость, в конце концов! Наличие свидетелей в такой ситуации – настоящая пытка.

Северус страдал, наслаждаясь каждой секундой. И продолжал страдать и наслаждаться сейчас, осторожно сжимая Гарри в объятиях.

– Осталось проводить Марка, и можно будет убирать со стола, – пробормотал тот сонным голосом.

Какое похвальное трудолюбие! Вот только совершенно не вовремя.

– Консервирующие чары – наложим их вместе, а завтра всё уберём.

– Когда? – Гарри сладко зевнул, удобнее пристраивая голову на плече Северуса. – Утром мне на учёбу, тебе на работу, нам будет не до уборки. Да и вообще, понедельник – день тяжёлый...

– ...и ты предлагаешь тяжёлым объявить воскресенье? – Северус негромко хмыкнул. – Нет. Мы сегодня весь день готовили и принимали гостей, пора отдыхать.

– А до сих пор мы не отдыхали? Прекрасный вечер, к слову. Все остались довольны. И даже Марк с Джорджем не ссорились.

– Конечно, не ссорились. Ты выполнил эту задачу за них.

Гарри высвободился из объятий.

– Эй, ни с кем я не ссорился! Я мирил.

– Да. Всех со всеми. И, кстати, задолжал мне желание. – Северус протянул руку и почти невесомо коснулся пальцем губ Гарри. – Ты ведь не забыл о своём обещании, любитель слушать «большие тосты о любви»?

– Не поцелуй. И не близость, – последовал немедленный ответ. – А так – я не отказываюсь.

– Договорились.

Совместными усилиями они навели порядок на столе, наложив на оставшуюся на тарелках еду консервирующие чары. Гарри всё порывался помыть посуду – в результате Северус очистил её заклинанием.

– На сегодня хватит и так, – сказал он, кладя волшебную палочку в карман.

Опьянев, Гарри вёл себя странно и непредсказуемо. Осенью устроил памятный стриптиз, сейчас ограничился несексуальными кухонными забавами. Жаль.

– Что ты там встал, как вкопанный?

Вопрос остался без ответа. Может, он его не услышал? Северус с растущим интересом присматривался к Гарри, замершему у двери в коридор. Тот что-то рассматривал снаружи, едва дыша и не замечая ни заданных вопросов, ни чужого приближения.

Выглянув за дверь из-за плеча Гарри, Северус увидел весьма занятную картину.

Джордж и Марк, стоящие у стены ярдах в десяти дальше по коридору, слившиеся в объятиях. Запрокинутая голова Марка, нависший над ним Джордж, касающийся приоткрытых губ большим пальцем, немногие внятно различимые слова:

– Я буду ласкать твои губы вот в этом ритме... Только позволь, только разреши...

Кое-что это Северусу живо напомнило, и он улыбнулся, предвкушая скорую месть.

– Не смей, – Гарри схватил его за руку. Шёпот прозвучал едва слышно. – Они так долго к этому шли, не надо их прерывать.

– Ты помнишь, что этот негодяй вытворил утром? – так же тихо ответил Северус, почти прижимаясь к тёплому порозовевшему уху губами.

Щёки Гарри также покрылись нежно-розовым румянцем. Невероятно соблазнительная картина.

– Он спас меня от тебя.

Северус хмыкнул, не сводя глаз с него, забывшего о смущении, жадно разглядывавшего двух целующихся парней. Дыхание Гарри стало прерывистым, поверхностным. Тело напряглось, плечи расправились. Без слов ясно – происходящее ему нравилось. И Северус точно знал, что понравится Гарри ещё больше.

Их собственный поцелуй. Их близость.

– Как насчёт того, чтобы оставить Джорджа и Марка наедине? – прошептал он, кладя ладонь на плечо Гарри, легко поглаживая через ткань его напряжённое тело. Северус чувствовал себя путешественником, который вот-вот достигнет главной цели.

– Мы помешаем им, если пойдём по коридору, – так же тихо ответил Гарри. При этом он повернулся, и тёплое дыхание коснулось лежащей на плече ладони.

– Потому по коридору мы не пойдём, – сдерживая разгорающееся желание и мысленно приказывая себе не спешить, прошептал Северус.

Под донёсшийся из коридора тихий стон он увлёк Гарри обратно в комнату и беззвучно прикрыл за собой дверь.

– Мы будем здесь ночевать?

Северус мельком оглянулся на стоящий в центре кухни-гостиной круглый стол, заставленный едой, и привидевшаяся картинка того, что могло бы у этого стола произойти, заставила его резко выдохнуть.

– Нет, конечно. – Наложив на дверь заглушающие чары, он произнёс: – Мы аппарируем.

Через миг они оказались в темноте спальни.

Дрова в камине, догоревшие до красных углей, – вот и всё, что освещало комнату. Но никто не позаботился о том, чтобы сделать свет ярче. Ни произнесённого Lumos’a, ни зажжённых свечей – только тёплая тишина и полумрак на двоих.

Гарри не спешил освобождаться из затянувшегося объятия, и Северус наслаждался каждым мгновением.

Совершенно спокойным голосом Гарри сказал:

– Разумный человек на моём месте провёл бы сегодняшнюю ночь в собственной спальне.

– Тебе ничего не грозит... То есть ничего, чего ты сам не захочешь.

Тот фыркнул.

– Думаешь, для меня единственная угроза здесь – ты?

Сердце неистово заколотилось. Северус и хотел бы что-то сказать, но не мог. Горло перехватило.

Языки пламени освещали лицо Гарри. Он пристально смотрел прямо в глаза, судорожно и быстро дыша, позабыв о весёлости и поддразниваниях.

Ждать решения, которое принималось вот прямо сейчас – невыносимо. Северус совершенно извёлся, вынуждая себя оставаться неподвижным, не давить, не отводить взгляда.

Наконец Гарри выдохнул.

Тёплые руки коснулись лица, от подбородка двинулись вверх, лаская щёки, скулы, виски, зарываясь в волосы. Повинуясь рывку вцепившихся в пряди на затылке пальцев, Северус опустил голову ниже.

Мягкие пахнущие чаем и шоколадом губы коснулись левого уголка его рта, а тихий шёпот Гарри – самого сердца:

– Сначала я дам тебе время немного привыкнуть...

просмотреть/оставить комментарии [657]
<< Глава 30 К оглавлениюГлава 32 >>
май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

апрель 2022  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.05.23 22:34:39
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.05.22 08:21:52
После дождичка в четверг [3] ()


2022.05.19 15:05:37
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.18 23:57:15
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.18 12:17:07
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.03.03 14:54:09
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2022.01.30 18:16:06
Я только учу(сь)... Часть 1 [64] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:22:35
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [1] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [32] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.