Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Один молодой маг предложил Минерве МакГонагалл руку и сердце.
- Ну, только если для пересадки, - ответила ведьма.

Список фандомов

Гарри Поттер[18462]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12655 авторов
- 26945 фиков
- 8600 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 51 К оглавлениюГлава 53 >>


  Год, какого еще не бывало

   Глава 52. Разговор по каминной связи
        Обреченный на десять тысяч строк, Рон был вынужден спускаться в подземелья вечер за вечером. Поначалу атмосфера оставалась такой же напряженной, как и в первый раз. Драко умудрился не превратить Рона во что-нибудь ужасное, но только потому, что безвылазно сидел в спальне. Через неделю, впрочем, ему надоело это добровольное заключение. Драко вышел и, так сказать, воссоединился с семьей — начал делать уроки за столом бок о бок с Гарри. Правда, держался он так, словно Рона в комнате и в помине не было.
        Триместр уже давно начался, и Гарри быстро привык к тому, как проходили их вечера.
        Сначала ужинали: обычно со Снейпом, но изредка и вдвоем с Драко. До рождественских каникул они почти всегда заказывали на кухне «что-нибудь по вкусу»; теперь же, в свете зарождающегося между ними товарищества, Драко предложил, чтобы каждый «определял меню» по очереди. Неясно было, то ли он таким образом пытался заставить Гарри почаще практиковаться (пусть из всей магии ему по-прежнему давалась только каминная связь), то ли имел в виду что-то еще. Например... может, старался показать, что он не такой уж отъявленный сноб? И нормально относится к тому, что Гарри воспитывали магглы? Поди разбери. Кто знает, может, Драко просто был в настроении попробовать что-нибудь новенькое, чего не ел раньше.
        Наблюдать за его реакцией на выбранные Гарри блюда было довольно забавно. Мясной рулет, например, вызвал у него отвращение. Едва попробовав кусочек, Драко напоказ содрогнулся и заявил, что тому, кто решил, будто мясо по-татарски следует запекать, место только в Азкабане. Зато тушеная большим куском говядина ему понравилась настолько, что Гарри бы не удивился, если бы Драко получил ее в следующий раз, заказав «что-нибудь по вкусу». В свою очередь, Гарри обнаружил, что gigot d'agneau à la provençale — довольно неплохая штука. А вот эскарго оказались ужасными, и не только потому, что пришлось есть улиток: они были жесткие, немного резиновые и заправленные жутким количеством чеснока. Гарри в тот вечер хватило и одной штуки: попробовав, остальные он потихоньку спрятал под салат.
        — Никакой тонкости, — пожаловался Драко. — Такие прекрасные эскарго пропали зря.
        — Если хочешь, забирай, — предложил Гарри.
        — Угощаться блюдом, отвергнутым твоим сотрапезником, да еще с чужой тарелки, знаешь ли, несколько не принято, — заметил Драко с легким смешком; кажется, его развеселила сама мысль, что такое возможно.
        Вот и думай после этого, что Драко Малфой способен не быть отъявленным снобом.

* * *

        Даже когда Снейп ужинал в Большом зале (по крайней мере, Гарри надеялся, что зельевар именно ужинает, а не просто забывает про еду), он почти сразу после этого возвращался в подземелья и методично проверял у Гарри и Драко домашние задания. Чаще всего Рон приходил до того, как они закончат. Он молча усаживался за стол, доставал длинный свиток пергамента и, вооружившись оставленным для него пером, принимался за дело. Несколько дней спустя он уже не швырял свои вещи и не зыркал. Просто сидел и писал.
        Сидел и писал.
        И писал, и писал, и писал, и писал...
        Одно и то же предложение, снова и снова, пока Гарри не начал бесить сам звук его пера, царапающего по пергаменту. Он был не в силах представить ощущения самого Рона.
        Время от времени Гарри косился на него, пытаясь краем глаза углядеть номер. Две тысячи шестьдесят один... потом, несколько дней спустя, четыре тысячи пятьсот три...
        Он, конечно, пытался поговорить на эту тему со Снейпом. И не один раз. Зельевар не сердился на эти попытки вмешаться и даже отвечал более или менее снисходительно (насколько умел) — но не уступал. Ни на йоту. Гарри не удалось даже уломать его уменьшить число строк до девяти с половиной тысяч.
        Бедняга Рон... он наверняка уже должен был усвоить урок. И больше не станет оскорблять Снейпа... по крайней мере, таким образом. Правда, они с Гарри так и не помирились. Рон по-прежнему на него ни разу не взглянул.
        Правда, зыркать и бормотать гадости себе под нос тоже перестал.
        Гарри не знал, впрочем, что было тому причиной — строчки или его друзья-гриффиндорцы. Они навещали его часто, обычно в свободное время между окончанием уроков и ужином. И почти без исключений всякий раз кто-нибудь да рассказывал, что «обрабатывает» Рона. Чаще всего это была Джинни, иногда — Невилл или Шеймус. А иногда даже Гермиона.
        Как бы Гарри ни ценил такую поддержку, он, пожалуй, предпочел бы, чтобы они оставили Рона в покое. Чего стоит дружба, если друг сам не понимает, что ее надо беречь?
        Гермиона приходила минимум дважды или трижды в неделю, порой с кем-то еще, но гораздо чаще без. Первый раз после окончания каникул она пришла одна. Гарри скоро выяснил почему: она явилась поговорить про его благодарственное письмо. Собственно говоря, она намекнула, что Гарри, вероятно, пошутил, будто уже читал эту книгу, но быстро умолкла, когда Гарри принес экземпляр Снейпа, который так и не успел ему вернуть, и положил рядом с ее подарком.
        Вскоре после этого беседа приняла и вовсе странный оборот.
        — Я думаю, Гарри застрял в фазе отрицания, — заявил Драко Гермионе. — Касательно его магии. Он не хочет сражаться с Темным Лордом и таким образом реализует это нежелание. Что ты по этому поводу думаешь?
        У Гермионы отвисла челюсть в буквальном смысле слова. Выглядело это не очень красиво, подумал Гарри, хотя ее трудно было винить — заявление шокировало безмерно. Одно дело, когда Драко вспоминал о своих безупречных манерах и вел себя с гостями подчеркнуто вежливо. Это он уже проделывал, и притом не один раз. Но признавать интеллект Гермионы и интересоваться ее мнением... Драко так не поступал никогда.
        — Возможно... его силы дремлют по... физиологической причине, — нашла силы ответить Гермиона. — В конце концов, Гарри... э-э...
        Угадав причину сомнения в ее глазах, Гарри вставил:
        — Все в порядке. Драко знает про операцию и костный мозг.
        Она бросила на него взгляд, словно говоривший: «Разумно ли это?»
        — Драко на моей стороне, — объяснил Гарри, хотя и не ждал, что Гермиона поверит ему на слово.
        Гермиона наградила его очередным взглядом, полным сомнения, но на сей раз не могла сдержать ни беспокойства, ни возмущения:
        — Он Малфой!
        — Да, а твои родители магглы, ведь так? — протянул Драко. Гарри напрягся, ожидая, что тот сейчас ляпнет какую-нибудь невыносимую язвительную гадость... только Драко и не думал усмехаться. Значит, нет. — Однако ты ведьма.
        — И что с того? — холодно вопросила Гермиона.
        — То, кто я есть, не зависит от того, кто мой отец.
        Гермиона с высокомерным видом положила ногу на ногу и откинулась на спинку дивана.
        — Думаю, мы уже лет пять прекрасно знаем, кто ты есть. Или не ты все это время называл меня грязнокровкой?
        На лице Драко отразилась крайняя степень раздражения. Вероятно, причина была проста: невзирая на понимание, что подобные его комментарии подкрепляли и без того сильные подозрения в его адрес, он попросту не желал извиняться. Особенно перед магглорожденной.
        Особенно перед Гермионой Грейнджер.
        Впрочем, надо отдать Драко должное: он попытался сделать все, что мог, для разрешения ситуации.
        — Мир, — предложил он, достав палочку и протянув ее Гермионе тупым и более толстым концом.
        Гермиона покосилась на нее.
        — Если ты думаешь, что я прикоснусь к ней своей и признаю, что все забыто, ты просто рехнулся. Кроме того, это традиция чистокровных волшебников, а ты минуту назад недвусмысленно мне напомнил, что я к ним не отношусь!
        — Это традиция волшебников, и я минуту назад напомнил тебе, что ты, между прочим, ведьма!
        — Это глупая и лицемерная традиция, — вскипела Гермиона. — Ты знаешь, сколько таких клятв было нарушено спустя мгновение после того, как они были даны?
        — Нет, но могу спорить, что ты знаешь, — холодно парировал Драко. — Без сомнения, тебе в результате утомительных изысканий удалось установить точное количество.
        Он продолжал протягивать ей палочку. Гермиона смерила ее таким взглядом, будто та была покрыта какой-нибудь мерзостью.
        Пожав плечами, Драко убрал палочку в брючный карман и встал.
        — Как знаешь. — Затем, словно его не щелкнули только что по носу самым неприятным образом, предложил: — Я бы не отказался от стакана медового лимонада. Хочешь тоже, Гермиона?
        Гермиона? Драко ни разу не называл ее по имени, с тех пор как в самый первый раз выставил себя язвительным засранцем. Но теперь в его голосе не было сарказма.
        — Спасибо, я предпочитаю лимонад без яда, — едко отозвалась Гермиона, задрав свой маленький носик.
        И это оскорбление скатилось с Драко, как с гуся вода. Непонятно было даже, заметил он его или нет.
        — А ты, Гарри?
        — Ага, с удовольствием, — согласился он, потом, прищурившись, повернулся к Гермионе. — Между прочим, могла бы быть и повежливее, — шепотом буркнул он, едва Драко отошел чуть в сторону.
        — Гарри, общество слизеринцев не идет тебе на пользу, — парировала она, наклонившись и искренне заглядывая ему в глаза. — Я упомянула яд вовсе не для того, чтобы нагрубить. Это реальная возможность! Как ты только не понимаешь? Я очень за тебя беспокоюсь!
        Гарри не очень расстраивался из-за того, что Гермиона не хотела доверять Драко, — в конце концов, сам-то он сколько ему не доверял, причем находясь в его обществе много-много дней кряду! Куда неприятнее было другое — ее исключительная убежденность в том, будто она прекрасно знает, что лучше для Гарри.
        — Общество слизеринцев, — передразнил он. — Как ты не понимаешь, Гермиона: я и сам слизеринец.
        Она помотала головой.
        — Это просто формальность. Я читала в «Истории Хогвартса». Дети преподавателей, и все такое прочее. Ты, может быть, теперь и в Слизерине, но в тебе нет ничего от слизеринца!
        Драко вернулся и протянул Гарри стакан медового лимонада, а сам остался стоять, потягивая свой напиток и не спуская глаз с них обоих.
        — Нет, есть, — возразил Гарри. — Я же говорил: Распределительная Шляпа сказала, что я могу достичь величия в Слизерине, и даже пыталась отправить меня туда, только я не согласился. И она отправила меня в Гриффиндор, потому что во мне и это есть. Тебе не кажется, что мы все немного сложнее? Спорим, если бы ты не согласилась на Гриффиндор, Шляпа бы отправила тебя в Рэйвенкло? Что касается меня, Гермиона, я всегда был и тем, и другим. Разница только в том, что теперь это официально.
        Гермиона продолжала мотать головой. Вот же упрямица!
        — Гарри, это просто чушь. Ты даже не чистокровный волшебник, по крайней мере, по их меркам.
        — Гарри мне говорил, что я слишком много внимания обращаю на происхождение, — вставил Драко. — Но ты себя-то слышишь, Гермиона?
        — Перестань называть меня по имени! А что касается происхождения, кто бы говорил! Все знают, что слизеринцы на этом просто помешаны!
        — В Слизерине есть магглорожденные и полукровки, — заявил Драко, и его губы скривились в самоуничижительной усмешке. — О чем я сообщаю исключительно для того, чтобы развеять твои вопиюще некорректные и стереотипные представления. Я стараюсь теперь не мыслить в таких терминах. Однако кому, как не гриффиндорке, заставить меня вернуться к дурной привычке.
        «К дурной привычке?» — одними губами спросила у Гарри Гермиона. Ошеломление странно смотрелось на ее лице. Потом она спохватилась:
        — Какие еще магглорожденные и полукровки?
        Драко прицокнул языком.
        — Какое невежество! Я прямо-таки шокирован.
        — Драко! — тихо одернул Гарри.
        — Ах да, — отозвался Драко, и в его глазах промелькнула какая-то хитринка. — Полагаю, ты знаешь не очень много студентов из Слизерина. Не могу тебя винить: в конце концов, я сам не сумел бы поименно перечислить участников гриффиндорской делегации, которую ты привела сюда. И все же можно было бы предположить, что ты сумеешь назвать по крайней мере одного известного полукровку из моего Дома. — Когда Гермиона не ответила, Драко протянул: — Том Реддл?
        Уж чего Гермиона не выносила, так это указаний на то, что она упустила из виду нечто существенное.
        — Ну так это просто доказывает, что все слизеринцы порочны, правда? — вспыхнула она и скрестила руки на груди.
        — Я слизеринец! — воскликнул Гарри. — Я и гриффиндорец, и слизеринец одновременно, и это доказывает, что не все слизеринцы порочны, правда? Если только ты не придерживаешься теории, что враг твоего врага и твой враг тоже, блин!
        — Э-э... Гарри, может, тебе лучше успокоиться? — заметил Драко, опустив руку и коснувшись его плеча. — Как говорит Северус, дыши глубже...
        Гарри так и сделал, передернув плечом, и Драко убрал руку. Его прикосновение больше не вызывало воспоминание об уколах игл — кажется, хоть от этой проблемы Гарри наконец избавился, — но все-таки было неприятно.
        Гермиона так распахнула глаза, словно думала, будто он сейчас ударит Драко за этот простой жест. Неужели она не понимала? Впрочем, может, и не понимала. В прошлый раз, когда Гермиона пыталась до него дотронуться, он вздрогнул так сильно, что, кажется, опрокинул свой стакан с соком.
        — Мы друзья, — мягко сказал Гарри и, потянувшись к ней, сжал ее руку. — Видишь? Мне уже лучше. Я нормально отношусь к тому, что ко мне прикасаются. Если это кто-то из моих друзей.
        Гермиона грустно посмотрела на него.
        — Я лучше пойду на ужин, — пробормотала она. — Рону нужна поддержка, раз ему приходится спускаться сюда вечер за вечером.
        — Угу. Я пытался упросить Снейпа урезать эти десять тысяч хоть немного, но... — Гарри вздохнул. — Он твердо намерен проучить Рона как следует.
        — И тебя не беспокоит, что ты выбрал в отцы человека попросту мстительного, Гарри?
        — Беспокоит, но я им, между прочим, не командую.
        — Тебя должно беспокоить, что такой человек командует тобой! — воскликнула Гермиона, резко вскакивая. — Что будет, когда он рассердится на тебя, если он так жестоко обходится с Роном? Ты об этом подумал, Гарри? Об этом ты подумал?
        — Жестоко было бы потребовать, чтобы Рона исключили, — холодно огрызнулся Гарри, которому эти предсказания чрезвычайно не понравились.
        — Гарри... — Гермиона подошла к двери, но потом обернулась, прежде чем уйти: — То... что, как тебе кажется, у тебя есть... это все рухнет. На Снейпа ни в чем нельзя положиться! Неужели ты не видишь?
        — Странно, Орден на него полагался постоянно! И знаешь почему? Потому что на него можно положиться!
        —Это другое! — выкрикнула Гермиона. — Я говорю о твоем эмоциональном здоровье! Это не человек, а ходячий невроз, упивающийся мстительными фантазиями насчет твоего отца!
        — Профессор Снейп — мой отец! — крикнул Гарри в ответ.
        — Это ты сейчас так думаешь, но попомни мои слова, все это того и гляди рухнет...
        — Тебе лучше уйти, — оборвал ее Гарри. — Сейчас же.
        «Пока я не обозвал тебя блеющей овцой».
        Гермиона повесила голову, и мягкие пряди наполовину закрыли ее лицо.
        — Я не хочу спорить, — тихо произнесла она. — Я тебя люблю.
        — Я знаю. — Гарри втянул воздух сквозь зубы. — Слушай, я знаю, что ты беспокоишься, но ты должна перестать вести себя так, будто хуже моего усыновления ничего на свете быть не может. Это оскорбляет нас обоих.
        — Я просто так беспокоюсь, Гарри, что все это для тебя плохо кончится, что тебе будет очень плохо...
        — Значит, мне будет плохо, — спокойно ответил Гарри. — Я предпочитаю рискнуть, чем жить так, как жил раньше, вообще без семьи. Если хочешь беспокоиться — твое право. Я не могу тебя остановить. Но я просто не хочу больше об этом слышать! Из-за тебя у меня ощущение, будто мне придется выбирать — или друзья, или отец. И с твоей стороны очень нехорошо так себя вести. И если так будет продолжаться, мы поссоримся... хотя я тебя тоже люблю.
        — Я... мне пора на ужин, — Гермиона сглотнула и сбежала.
        Гарри закрыл дверь и прислонился к ней лбом, борясь с желанием как следует побиться о камень головой.
        — Она тебя любит? — спросил Драко за его спиной. — Я думал, она и Уизли...
        — Это не то, — ответил Гарри, не оборачиваясь.
        — Я стою на своем: у тебя кошмарные друзья.
        Не сдержав презрительного фырканья, Гарри стремительно развернулся и уставился на Драко.
        — Кто бы говорил. Как насчет Крэбба и Гойла?
        — Они лизоблюды, — спокойно признал Драко. — Но я с самого начала это знал.
        — Давай займемся ужином, — вздохнул Гарри.
        — И еще один момент, — добавил Драко более резким тоном. — Хватит уговаривать Северуса облегчить наказание Крысли. Ты должен в первую очередь заботиться о Северусе, а не об этом безмозглом грубияне, который бросается такими грязными обвинениями.
        — Северус, кажется, не возражает против этих разговоров, — огрызнулся Гарри.
        — Я тебе говорил или нет, что не всегда легко заметить, когда ты обижаешь слизеринца?!
        — Слушай, — рявкнул Гарри, — он мой отец, а не твой, так что не лезь!
        Драко вздрогнул, как от удара, и Гарри стало стыдно... но не настолько, чтобы извиняться.

* * *

        — Кажется, ты вполне свободно пользуешься каминной связью, — заметил Снейп как-то за ужином. Они ели coq au vin — в тот день меню определял Драко.
        Гарри подумал, что это слишком сильно сказано. Одно дело — бросить в огонь щепоть порошка и заказать еду; совсем другое — отправиться куда-нибудь самостоятельно. Конечно, Снейп сейчас вряд ли его отпустит куда-нибудь одного. Но тогда к чему эти разговоры?
        — Почему бы тебе не поговорить с кем-нибудь через камин? — продолжал зельевар.
        — Что-то мне не хочется совать физиономию в огонь, — замотал головой Гарри. — Понимаете... а вдруг я обожгусь? Хватает и того, что...
        Повисла неловкая пауза. Снейп вопросительно поднял бровь; когда ответа не последовало, он спросил:
        — Да?
        Гарри просто опять помотал головой.
        — Он про свой шрам, Северус, — тихо вставил Драко. — Гарри действительно думает, что этот шрам отвратителен и безобразен.
        — Заткнись, Малфой, — Гарри скрипнул зубами.
        — Я же говорил тебе, что он вовсе не безобразен...
        — Спасибо, я знаю, как он выглядит, — отрезал Гарри.
        Снейп счел нужным вмешаться в разговор.
        — Гарри, у меня сложилось впечатление, что этот шрам тебя в целом не слишком беспокоит, если не считать того, что иногда он причиняет физическую боль. Это не так?
        Гарри усмехнулся, коротко и безнадежно.
        — Ну, я стараюсь не стенать о том, чего нельзя изменить, профессор.
        — Драко прав; твой шрам вовсе не безобразен...
        — Привлекательного тоже мало, — огрызнулся Гарри. — Но не нравится он мне не поэтому. В конце концов, большинство людей вообще не могут похвастать идеальными чертами, в отличие от Драко! Мне не нравится то, что этот шрам означает. А конкретно — две вещи. Во-первых, то, что у меня, сколько я себя помню, был этот шрам вместо матери. Во-вторых, то, что с одиннадцати лет каждый, кто меня впервые видит, тут же начинает думать, будто знает меня как облупленного!
        Снейп задумчиво сцепил пальцы, потом серьезно кивнул.
        — Как ты сам заметил, некоторые вещи нельзя изменить.
        У Гарри не нашлось бы слов, чтобы выразить благодарность за прозвучавшее в этой фразе уважение.
        — Угу, — согласился он, желая сменить тему. — Но мы говорили про каминную связь. Честно говоря, я не думаю, что это хорошая мысль.
        — Я буду рядом, чтобы вытащить тебя, если возникнут какие-либо трудности, — пообещал Снейп, не спуская с него взгляда и даже не моргая.
        — К тому же у него полно мази от ожогов, если что, — прибавил Драко. — В самом деле, Гарри. А вдруг твоя магия как мышцы — ее надо тренировать, чтобы она сделалась сильнее?
        — Но Самайн... — запротестовал Гарри.
        Обычно это слово само по себе действовало как заклинание, настолько оно было значимым. И обычно Гарри мог рассчитывать, что при его упоминании Снейп или Драко умерят пыл. Но не теперь.
        Драко попросту презрительно фыркнул.
        — Ты уже дважды перемещался через камин целиком, так что не говори, будто сама мысль о пламени для тебя невыносима. Как я сказал твоему кузену-магглу...
        — Прекрати его так называть! — взорвался Гарри. — Мы все знаем, что он не волшебник. Необязательно напоминать об этом каждый раз, когда о нем заходит речь. Я думал, ты собираешься поменьше обращать внимания на происхождение!
        Если он надеялся так отвлечь внимание от неприятной темы, это не сработало.
        — Хорошо, — продолжил Драко, даже не запнувшись. — Как я сказал Дадли, ты просто трусишь.
        — Не думаю, что оскорбления помогут делу, — мягко заметил Снейп.
        — Да? — с вызовом отозвался Драко. — Ты трусишь! — крикнул он. — Трусишь, трусишь, трусишь!
        — Драко!
        — Да ладно, — засмеялся Гарри. — Это ужасно смешно. Он думает, что меня так легко спровоцировать?
        — Ты же отчасти гриффиндорец, — протянул Драко.
        Гарри вскочил на ноги.
        — Не смей оскорблять Гриффиндор!
        Теперь пришла очередь Драко смеяться.
        — И он отрицает, что его легко спровоцировать! — сказал он Снейпу с презрительной усмешкой. Потом повернулся к Гарри и продолжил уже серьезно: — Сядь. И послушай меня внимательно, потому что сейчас я не просто пытаюсь тебя поддеть. Ты позволяешь страху управлять тобой. Это надо прекратить.
        — А я-то думал, что всего-навсего избегаю безрассудных поступков! — парировал Гарри.
        — Ты избегаешь опасностей, — поправил Драко, наклоняясь вперед. — Или того, что считаешь таковыми, поскольку в данном случае опасности никакой нет. Что бы с тобой было, если бы Северус вел себя так же? Ты хоть немного представляешь себе, насколько опасно было для него лгать Темному Лорду раз за разом?
        Гарри вздохнул, признавая, что многим обязан зельевару.
        — С кем вы хотите, чтобы я поговорил, сэр? — спросил он, поворачиваясь к Снейпу.
        — Я подумал, что ты, возможно, захочешь пообщаться с Хагридом.
        Гарри удивленно моргнул.
        — Хижина Хагрида подключена к каминной сети?
        — Теперь подключена, — ответил Снейп, чересчур небрежно пожав плечами. — Я попросил директора это устроить.
        — Очень по-слизерински с вашей стороны, — Гарри раздраженно покачал головой. — Вы прекрасно знаете, что я не могу отказаться от возможности поговорить с Хагридом. Ладно, я согласен. Но... я хочу, чтобы вы были рядом, как обещали. Просто на всякий случай.
        — Разумеется.
        Драко поморщился. Гарри решил не обращать внимания и снова обратился к Снейпу:
        — Хагрид много раз навещал меня в больничном крыле, но это было сто лет назад. Наверное, подземелья напоминают ему о том, как Том Реддл устроил, чтобы его исключили. Не могу его винить за то, что он ни разу сюда не пришел.
        — Ты можешь его винить, — фыркнул Драко, — за то, что он ни разу не написал.
        — Нет, не могу, — возразил Гарри. Он никогда всерьез не ждал ответа на свои письма. Хагрид не очень-то любил писать — наверное, из-за того, что у него вечно были нелады с орфографией. Гарри поднялся, подошел к камину, взял немного дымолетного порошка и опустился на колени. — Ладно, давайте попробуем.
        Как только Снейп опустился на пол рядом, Гарри вдохнул поглубже и бросил порошок в пламя, надеясь, что «Хижина Хагрида» — правильный адрес и все сработает. Правда, если бы это было не так, Снейп наверняка бы что-нибудь сказал. Водоворот пламени был тошнотворный, но Гарри крепко вцепился во внутреннюю поверхность камина, проскребя ногтями по камню, и спустя мгновение все стихло. Перед ним была комната Хагрида в маленьком причудливо обставленном домике лесничего.
        Хагрид стоял к нему спиной, в меховом жилете и заплатанных кожаных сапогах, но, стоило позвать его по имени, стремительно обернулся. Его лицо озарила счастливая ухмылка, и он тут же сел прямо на пол, чтобы удобнее было говорить.
        — Гарри!
        Гарри улыбнулся и устроился поудобнее, чтобы легче было смотреть на полувеликана снизу вверх — Хагрид был намного выше, даже когда сидел на полу. Потом Гарри пришло в голову, что и дальше стоять на четвереньках в камине довольно глупо: волшебное пламя явно не причиняло ему вреда, иначе он бы давно обгорел. С этой мыслью он пополз вперед, чтобы вылезти у Хагрида и поговорить нормально.
        Остановили его две вещи. Во-первых, крепкие руки сзади неожиданно ухватили его за лодыжки, не давая двигаться вперед. Во-вторых, сам Хагрид положил ему ладонь на плечо и толкнул назад, потом еще раз — Гарри пришлось попятиться, так что в камине снова оказалось только его лицо.
        — Оставайся-ка ты лучше у профессора Снейпа, — с сожалением в голосе мягко произнес Хагрид. — Я-то чего, я-то рад был бы, коли бы ты зашел. Чего уж объяснять, ты сам все знаешь. Но так безопасней, вот что я скажу, и лучше перебдеть, чем недобдеть, а?
        — Ладно, — согласился Гарри. Пожалуй, об этом ему следовало подумать самому. Хижину Хагрида, в конце концов, не защищала кровь Дадли. Правда, коттедж Снейпа в Девоне — тоже, но там дело другое. — Я по тебе очень соскучился, Хагрид, — прибавил он.
        Лесничий почему-то слегка покраснел.
        — Ты ж меня почти каждый день видел, как в больничном крыле-то лежал.
        — Видеть я тебя не очень-то видел, — неловко пошутил Гарри. Он вообще-то не собирался это обсуждать. И был совершенно искренен, защищая Хагрида перед Драко. Но сейчас, когда они были вдвоем и их больше никто не слышал, он вдруг выпалил: — Почему ты не приходил ко мне в Снейповы комнаты? Я знаю, что у тебя ужасно много хлопот: и уроки, и всякие твои питомцы, и все прочее, но... — его голос дрогнул, — я думал, мы друзья!
        — Конечно друзья, — заверил Хагрид и взъерошил своей большой ладонью волосы Гарри, словно тому до сих пор было одиннадцать. — Только твой новый отец-то, он сказал...
        — Погоди, ты знаешь, что меня усыновили? — встрепенулся Гарри. — Кто тебе рассказал, Гермиона? Рон? Или еще кто из гриффиндорцев?
        — Да погоди ты минутку-то, — засмеялся Хагрид. — Сам профессор Снейп и сказал.
        «Преподавателей, разумеется, поставят в известность немедленно», — вспомнил Гарри слова Снейпа.
        — А, ну да, — пробормотал он. — Так что сказал Снейп? Ты начал что-то говорить.
        Хагрид, казалось, колеблется, о чем-то размышляя; его челюсть немного двигалась.
        — Он сюда заглядывал, про змею твою спросить, — наконец сообщил он. — Сказал, твоя малышка все в камине спит и того гляди разболеется, точно старый нюхлер. Спросил, чего с ней делать. Я и надумал, что хорошо б ей в заколдованном ящике спать, для тепла-то, вот и все.
        — Все здорово получилось, — Гарри просиял от удовольствия. — Просто суперская идея. С самого Рождества Сэл ни разу в камин не лазила. Мне Снейп... ну, Северус на Рождество ящик подарил.
        — Я много чего про твою змею слыхал. Если б твой отец мне разрешил в гости зайти, я б на нее глянул, волшебная она или нет.
        — Если бы мой отец разрешил тебе зайти? — переспросил Гарри, охваченный мрачным подозрением.
        — Ох не надо было мне этого говорить, — расстроился Хагрид.
        — Так вот почему я тебя столько месяцев не видел! — в ярости воскликнул Гарри. — А я-то думал, тебе неприятно в подземельях! И что, ты прямо так взял и согласился? Мне плевать, что он мой отец и этого его комнаты! Какое у него право не пускать ко мне моего старейшего друга!
        — Все вовсе не так было, и зря ты про профессора Снейпа такое говоришь, — покачал головой Хагрид. — У тебя ж с магией неладно, и профессор сказал, мол, когда ты решишься сам по камину поболтать, хорошо б, чтоб тебе как следует хотелось это сделать, вот что.
        — Я все равно думаю, что это свинство!
        Хагрид сжал руки в огромные кулаки.
        — А ты б полез нынче в камин, Гарри, если б видел меня через день-другой, как из больничного крыла тебя выпустили? Твой отец сделал, как тебе лучше, и я на него за то не в обиде. И ты смотри не обижайся, слышь?
        — Угу, ладно, — согласился Гарри, в основном потому, что не хотел из-за этого ссориться. — Судя по всему, ты доволен, что меня усыновили. Мне многие про это говорят. Это просто здорово. Но Рон с Гермионой ведут себя просто по-идиотски. Они, случайно, с тобой про это не говорили?
        — А ты не думай об этом, Гарри, — посоветовал Хагрид. — Не думай, да и все тут. Если тебе у профессора Снейпа хорошо и ты счастлив, остальное все само сладится. Вот увидишь.
        — Ага, ладно, — повторил Гарри, хотя испытывал серьезные сомнения на сей счет.
        — У меня тут есть фруктовый кекс. Хочешь кусочек, а?
        — Нет, Хагрид, не надо. — На Гарри вдруг накатил приступ жара. — Мне, наверное, лучше попрощаться, — признал он. — Кажется, каминная связь перестала как следует работать. Пока!
        Он уже почти вылез в гостиную Снейпа, когда до него донеслось «До свидания!» Хагрида.
        Он рухнул на каминный коврик, тяжело дыша; лицо и плечи так и горели.
        — Вот мазь от ожогов, — услышал он голос Драко, и тут же Снейп принялся обрабатывать лицо и шею Гарри. Он вздохнул с облегчением: все снадобья Снейпа были в самом деле очень хороши. Почувствовав себя немного лучше, он умудрился сесть и стряхнуть с себя рубашку. Снейп молча намазал ему спину, потом протянул склянку, и Гарри занялся своей грудью сам.
        — Лучше?
        — Угу, — буркнул Гарри, наградив зельевара сердитым взглядом. — Я же говорил, что у меня не хватит магии на каминную связь!
        — Ее более чем достаточно, чтобы самостоятельно переправиться куда-нибудь через камин, — поправил Снейп. — А вот для того, чтобы оставаться в камине и разговаривать долгое время, ее нужно намного больше.
        — Спасибо, что заранее все объяснили! — выкрикнул Гарри.
        Ноздри Снейпа гневно раздулись.
        — А, Хагрид тебе сказал.
        — Что сказал? — поинтересовался Драко.
        — Только то, что Северус хотел вынудить меня воспользоваться каминной связью и ради этого заставил Хагрида дать слово ко мне не приходить!
        — Отличная идея, Северус, — одобрил Драко.
        Гарри взорвался.
        — Скрывать от меня важные вещи — это дурацкая идея! — набросился он на Снейпа. — Ладно когда вы мне просто чего-то не говорили. Но теперь вы нарочно заводите от меня секреты и все скрываете!
        — Я бы не сказал, что я что-то завожу нарочно, — упрекнул Снейп. — Если бы ты меня спросил, я бы сказал тебе, что ты сможешь увидеть Хагрида, как только решишься воспользоваться каминной связью. Однако ты предоставил мне советовать тебе пообщаться с твоим другом.
        — Потому что я не хотел жаловаться, что Хагрид не приходит, за его спиной!
        — Откуда мне было знать, что таковы причины твоего поведения? — вопросил Снейп настолько логичным тоном, что Гарри захотелось чем-нибудь швырнуть. — Или ты заводишь секреты от меня?
        Гарри уставился на него, а потом сдался.
        — Заткнитесь, — буркнул он сердито. — Вы прекрасно знаете, что я ничего такого не делаю. Но я не хочу ссориться.
        — Я тоже не желаю ссоры, — заверил Снейп.
        — Значит, вы скажете Хагриду, что он теперь может заглядывать в любое время?
        — Это не слишком удачная идея. Он довольно сильно пугает Драко.
        — Я думал, что нельзя позволять страху управлять собой, — криво усмехнулся Гарри.
        — Довольно, Гарри, — строго сказал Снейп. — Ты сможешь еще раз поговорить с Хагридом по каминной связи, когда твоя магия станет чуть сильнее. До тех пор придется ограничиться письмами.
        — Не моя вина, что Драко пытался устроить так, чтобы Клювокрыла казнили! И что он вечно задирал нос и выпендривался на занятиях по уходу с тех пор, как их начал вести Хагрид! Почему я должен из-за этого страдать?!
        — Если ты думаешь, что Драко не страдает в результате своих собственных скверных решений, — прорычал Снейп, — ты глубоко заблуждаешься!
        Пожалуй, подумал Гарри, в этом был резон.
        — Мне нужен еще крем от ожогов, — пробормотал он, подобрав склянку и как следует намазав руки от плеча до кисти. Покончив с этим, он заявил: — Я, наверное, спать пойду.
        — Еще очень рано, — вставил Драко. — Еще даже Уизли не пришел.
        — А я очень устал!
        Это было явное преувеличение; однако Гарри попросту не знал, как еще управиться с ситуацией. Он сознавал, что насчет Хагрида своего не добьется, и это приводило его в ярость. Как Драко смеет просить Снейпа, чтобы тот запретил Хагриду приходить в гости!
        Как он смеет сам потворствовать своим страхам и тут же читать Гарри мораль на эту тему?!
        — И что нам говорить, когда Уизли спросит, где ты? — поинтересовался Драко, скрестив руки на груди.
        — Может, сказать правду, честно и откровенно? — скривился Гарри. — Мол, я разозлился на отца за то, что он по-слизерински мной манипулирует, вместо того чтобы обращаться со мной, как с нормальным вменяемым волшебником!
        На лице Драко промелькнуло странное выражение.
        — Почему-то я не думаю, что это поможет.
        Гарри покосился на Снейпа и увидел то же самое непонятное выражение.
        — Чего?
        Ответил ему Драко, снова смерив его суровым взглядом:
        — Ты действительно хочешь, чтобы Уизли болтал по всему Гриффиндору, что у нас все плохо? Что Грейнджер права и все уже трещит по швам?
        — Нет, — признал Гарри. Как он ни разозлился, он вовсе не желал создавать такое впечатление. Ни у Снейпа, ни тем более у Гермионы, которая только и ждала, когда Гарри прибежит к ней плакаться.
        — Мы ему скажем, что ты неважно себя чувствуешь, — объявил Драко, кивнув с какой-то непонятной самодовольной решительностью. У озадаченного Гарри тут же возникло ощущение, что от него что-то скрывают. Как обычно.
        — Пусть лучше Снейп ему скажет, — поддел Гарри. — Ты врать совсем не умеешь.
        Драко повернулся к Снейпу, сверкая глазами от гнева:
        — Давайте скажем Уизли, что Гарри смертельно болен. Вот тогда и проверим, не зря ли мы тратим столько времени, если он ненавидит Гарри!
        — Если бы я хотел проверить, ненавидит он меня или нет, я бы подсунул ему твоего грифона! — крикнул Гарри. — Но я этого не стал делать, и знаешь почему? Потому что друзья друг другу доверяют, чтоб ты знал! Ему сейчас и так плохо, и Снейп, между прочим, не облегчает ему жизнь! — он зыркнул на отца. — И не вмешивайтесь со всякими дурацкими придумками, что я тут при смерти! Это наше с Роном личное дело! — Он отвернулся и добавил: — Если Рон спросит, скажите, я просто решил пораньше лечь.
        — Гарри, — остановил его голос Снейпа. Ожидая упрека, Гарри обернулся, но отец сказал только: — У тебя еще есть запас зелья Легкого Сна?
        Гарри сморгнул.
        — Да. А почему вы спрашиваете?.. А, из-за ожога. Нет, все уже почти прошло, кажется. — Он на пробу провел пальцем по шее и по руке. — Ага, как будто немного на солнце обгорел, и все.
        — Если тебе что-нибудь понадобится, сразу приходи ко мне, — негромко сказал Снейп.
        Гарри кивнул.
        — Я серьезно, — подчеркнул зельевар. — Если я тебе понадоблюсь, немедленно разбуди меня, это ясно?
        — Я... хорошо, сэр, — слабо отозвался Гарри. Чего Снейп ожидал? Кошмаров? Всплеска стихийной магии? Или это очередные слизеринские штучки, такой способ намекнуть, что Снейп о нем заботится? Гарри вдруг и в самом деле почувствовал, что устал. Слишком устал, чтобы во всем этом разбираться.

* * *

        Гарри лежал в постели при ярком свете: разумеется, погасить его он до сих пор не мог. Исходящее от светильников тепло слегка раздражало пострадавшую кожу, но после всей этой сцены в гостиной он не собирался просить о помощи. Да он лучше всю ночь промучается, чем скажет Драко хоть три теплых слова!
        Но злиться долго оказалось трудно, учитывая, что случилось, когда Драко пришел спать. Точнее, сперва он проделал все то же, что и обычно перед сном, включая распевание в душе пижонских иностранных песен. Но потом, уже забираясь в кровать, тихо позвал:
        — Гарри? Ты еще не спишь?
        Гарри пораздумывал, отвечать или нет, и наконец отозвался:
        — Нет. А... а Рон спрашивал про меня?
        — Нет. — Помолчав, Драко прибавил: — Мне очень жаль.
        Но по голосу вовсе не казалось, что ему жаль; наоборот, он, судя по всему, был доволен. На мгновение Гарри захотелось его придушить, пока ему в голову не пришла еще одна мысль.
        — Драко, — осторожно начал он, — ты, может, не знаешь, но вообще-то у человека может быть несколько друзей.
        — Ты что, напился каких-нибудь зелий без спросу? — вспылил Драко. — Разумеется, я это знаю!
        — Не думаю, — пробормотал Гарри как можно вежливее. — Я имею в виду, у тебя когда-нибудь был хоть один друг, я уж не говорю больше — одновременно? Ты сам сказал, что Крэбб и Гойл к тебе просто подлизывались.
        — Что ты пытаешься сказать? — вздохнул Драко.
        Не вполне понимая, как лучше выразить свою мысль, Гарри задумчиво постукивал кончиками пальцев друг о друга, подбирая слова.
        — Ты... по-моему, тебя настораживает мысль, что у меня есть еще друзья. Кажется, ты опасаешься, что, как только мы с ними перестанем ссориться, я тебя... брошу, что ли.
        — Ну знаешь! — скривился Драко. — Что мне, по-твоему, пять лет?! Чтобы я боялся, что ты перестанешь со мной общаться из-за других своих друзей... в жизни не слышал такого ребячества!
        — Да? — переспросил Гарри. — Я думаю, ты прекрасно понимаешь: они бы предпочли, чтобы я не имел с тобой ничего общего.
        — Ну, тут не поспоришь, — угрюмо признал Драко.
        — То, что ты пять лет обзывал Гермиону грязнокровкой и издевался над семьей Рона, тоже делу не помогает, — прибавил Гарри, закусив губу в темноте. — Я бы хотел, чтобы мы все ладили, конечно, но, наверное, это чересчур, учитывая обстоятельства. Давай ты попросту очень постараешься их больше не оскорблять, а? Было бы очень здорово.
        — Ты не заметил, как вежливо и любезно я общаюсь с Гермионой?
        — Да, заметил. Кстати, с чего это ты вдруг стал звать ее по имени?
        Слышно было, как в темноте Драко повернулся к нему лицом.
        — Ну... Северус велел...
        — Отлично. Теперь Снейп сует свой нос еще и в то, как ты обращаешься с моими друзьями?
        — Ничего подобного, дослушай просто! Северус велел же называть тебя по имени, помнишь? И я сначала не хотел, но так поладить оказалось намного проще. Так что... я решил попробовать и с Гермионой тоже, вот и все.
        Гарри задумался.
        — Да, это я понимаю, наверное. Правда, я не понимаю, зачем тебе ладить с Гермионой.
        — Потому что я не идиот! Если все вокруг тебя начнут ссориться из-за тебя, ничего хорошего из этого не выйдет, ни для кого! — Гарри кивнул, потому что это было очень похоже на правду, и тут услышал, как Драко очень тихо прибавил: — И к тому же... я не хочу заставлять тебя выбирать.
        Услышав такое от Рона или Гермионы, Гарри бы точно знал, что это слова настоящего друга. Но в устах Драко они означали иное. Он боялся, что Гарри, случись ему выбирать, предпочтет не его. И для слизеринца это означало опасность. Он до сих пор смертельно боялся, что его оставят на произвол судьбы.
        — Я рад, что ты на моей стороне, — успокаивающе сказал Гарри. — Честное слово. И я думаю, ты будешь замечательным другом.
        Услышав это, Драко почему-то явно встревожился.
        — Ты был прав, — вдруг неожиданно объявил он, — я не знаю как.
        — У тебя уже хорошо получается.
        — Нет, после того, что ты тогда сказал, надо было... — он умолк.
        — Что?
        — Послушай, я просто... — Драко заворочался с боку на бок, потом заявил: — Никакие у меня не идеальные черты. У меня слишком тонкие губы.
        Гарри чуть не поперхнулся от неожиданности.
        — Э-э... ну ладно, — выдавил он, гадая, что в такой ситуации полагается делать. Соглашаться? Спорить? Или еще что?..
        — И брови такие бледные, что их не видно, — пожаловался Драко. — И переносица слишком длинная, и скулы немного несимметричные...
        Это уж слишком! Гарри повернулся на бок лицом к собеседнику, радуясь, что благодаря снадобьям Снейпа теперь может немного видеть в темноте. К его удивлению, Драко не позерствовал, а был действительно расстроен. Как будто и в самом деле не считал себя совершенством во всех отношениях. С чего это он?
        — Но ты же жутко гордишься своей внешностью, — возразил Гарри. — Это все знают. И в душе невесть сколько плещешься, и с волосами своими постоянно возишься...
        Драко фыркнул, как будто защищаясь и пытаясь показать, что ему все равно. Прозвучало это так, словно он был неуверен в себе и не хотел этого признавать. Строго говоря, удивительно, насколько он вообще уже умудрился себя выдать. Губы у него тонкие... с чего он вообще об этом заговорил? Неужели потому, что Гарри расстраивался из-за шрама? Правда, в том же разговоре Гарри поддел его за «идеальные черты», и вот, пожалуйста, Драко пытается доказать, что это вовсе не так.
        Только толку-то это отрицать.
        — Ты мог бы быть моделью, так что не переживай.
        — Моделью чего?
        — Это маггловская штука. Неважно, это просто значит, что... ну, что ты так выглядишь, что все остальные могут позавидовать.
        — Ага, как же, — буркнул Драко.
        — Спорим, у тебя была куча девчонок.
        — Угу. Что-то ко мне никто сюда не спешит с признаниями в любви.
        — Ко мне тоже!
        — Ага, всего две за несколько недель! — огрызнулся Драко.
        — Они не то имели в виду!
        — Не скромничай, Поттер. Ты прекрасно знаешь, что тебе стоит щелкнуть пальцами, и любая прибежит.
        — Блин, думаешь, я хочу общаться с девчонкой, которая вздыхает по Мальчику-Который-Выжил?
        — Это когда было, — съязвил Драко. — Ты с тех пор выиграл Тримудрый турнир, между прочим.
        — Только потому, что Крауч жульничал, чтобы помочь мне с заданиями.
        — Гм, это я знаю... Упивающиеся болтали... но, с другой стороны, все остальные там тоже жульничали.
        — Только не Седрик.
        — Гм, — повторил Драко. — Неважно. Если ты думаешь, что их привлекает только ореол твоей героической славы и все такое, ты рехнулся. Даже в Слизерине девчонки про тебя не затыкались. Девчонки, чьи родители-Упивающиеся их бы прикончили за одну мысль о каких-либо... шашнях с Гарри Поттером, — и те вечно охали, и ахали, и хихикали, пока нас всех не начинало тошнить! Слышал бы ты, что они говорили!
        Гарри подумал, что, честно говоря, не отказался бы послушать. Но это было невозможно, поэтому пришлось удовлетвориться ближайшей заменой: он кашлянул, а потом спросил:
        — Э-э... и что именно они говорили?
        Драко тихо фыркнул.
        — Проще спросить, чего они не говорили. Слушай, я не собираюсь тут лежать и перечислять твои достоинства, это уж чересчур. Но поверь на слово, они обсуждали, как ты выглядишь. Видят боги, иногда мне кажется, что часть слизеринцев еще больше возненавидела тебя в последние пару лет только потому, что нас всех достало слушать про красавчика Гарри, — договорил он с презрительным смешком.
        Гарри смущенно засмеялся в ответ.
        — Знаешь... вот девчонки в Гриффиндоре тебя действительно не выносят. Ну, знаешь, Драко Малфой, будущий Упивающийся, подлый, жестокий, бессердечный слизеринец...
        — Спасибо, я понял, — кисло оборвал его Драко.
        — Нет, я хотел сказать, что они правда так думают и все равно... в общем, я тоже слышал, как они болтают. Про тебя. Э-э... вроде того, как, по твоим словам, слизеринки говорят обо мне.
        Он практически услышал, как Драко встрепенулся.
        — В самом деле? И что же они говорят?
        — Ты же не сказал, что обо мне говорят девчонки в Слизерине, — заметил Гарри, чувствуя сам себя немного слизеринцем в эту минуту.
        — Ладно, давай меняться. Ты мне что-нибудь скажешь, а я тебе. Ты первый, потому что это мне пришла в голову такая гениальная мысль.
        Хотя Драко никак не мог видеть его в темноте, Гарри покраснел. Ему вовсе не хотелось расписывать достоинства Драко... но сделка была слишком хороша, чтобы отказываться.
        — Ну... я как-то спускался вниз в нашу гостиную, а там стайка девиц с третьего и четвертого курса что-то обсуждает и жутко хихикает. Я... в общем, я остановился на лестнице послушать...
        — Гарри Поттер, чемпион по подслушиванию, — поддел Драко. — Ну? Ну? Продолжай. Я же не сказал, что не одобряю!
        Гарри зажмурился.
        — Они всё трепались про то, как ты расхаживаешь по коридорам между уроками, весь из себя... зловещий и величавый, по-моему, так они выразились, и про то, как им всем хочется, чтобы ты подкараулил их в каком-нибудь закоулке и... ну... зацеловал до смерти.
        — Имена, Гарри, мне нужны имена, — протянул Драко. — Не хочу поцеловать не ту девчонку и схлопотать пощечину за свои старания. Или, чего доброго, получить в челюсть. Гермиона мне продемонстрировала, что девчонки тоже могут как следует двинуть.
        — Никаких имен я тебе не скажу.
        — Тогда я тебе не скажу, что я слышал от наших девиц о тебе.
        — Нет, скажешь, — заявил Гарри.
        — Ну хорошо, — ответил Драко измученным голосом. Возможно, чтобы скрыть собственную неловкость от того, что придется петь дифирамбы Гарри. — Уж чем я сыт по горло, так это восторгами насчет твоих глаз. «Ах, какой потрясающий зеленый оттенок! Ах, я могла бы в них глядеть весь день напролет!» — и все в таком духе. Просто тошнотворно, честное слово, и это, между прочим, до того, как ты перестал носить очки. Стоит тебе вернуться наверх, и они начнут штабелями складываться тебе под ноги. А меня разве что опять попытается прикончить моя бывшая девушка.
        Гарри только что рот не разинул.
        — Панси, что ли?
        — Да, Панси! Сколько бывших девушек, по-твоему, пыталось меня убить?
        — Нет, я хотел сказать, что... я знаю, что ты приглашал ее на Рождественский бал в позапрошлом году, но я не думал, что это серьезно...
        — О, ничего серьезного, — отмахнулся Драко, но в его легкомысленном тоне, кажется, слышались нотки настоящей обиды. — Будь это серьезно, она бы, по крайней мере, дала мне возможность объяснить, почему я перешел на твою сторону. Но нет, для нее имело значение только то, что я перестал быть, — тут в голосе Драко появилось презрение, — «настоящим слизеринцем», и все. Словно быть настоящим слизеринцем значит вырубить мозги и поднести их на блюдечке какому-то сумасшедшему, который в худшем случае тебя убьет, а в лучшем сделает жалким рабом! Думаешь, она стала хотя бы слушать, что на самом деле происходит на сборищах Упивающихся? Нет! Она сама там не была, откуда вообще ей что-то знать на этот счет? Только она не хотела ни верить, ни довериться мне! Вообще!..
        Гарри и представить не мог, что откроет такой ящик Пандоры своим вопросом.
        — Гм, судя по всему, она фиговая девушка, — заметил он. — Хорошо, что ты от нее избавился.
        — Я был бы рад от нее избавиться окончательно и бесповоротно! — прорычал Драко. — Но Дамблдур с его типичными антималфойскими штучками мне не поверил, когда я сказал, кто спустил на меня эту змею!
        — Думаю, ему просто нужны были улики, — успокаивающе предположил Гарри.
        — Ха! — возмутился Драко. — Как по-твоему, много ему понадобится улик против меня, если вдруг Панси найдут мертвой? Кстати, вот было бы здорово... Неважно, ему бы хватило только наличия мотива, если бы обвиняли меня, но если это кто-нибудь еще, кроме Малфоев, то, конечно, обязательно нужны улики!..
        — Дыши глубже, Драко, — сухо предложил Гарри точь-в-точь таким же тоном, каким это иногда произносил Снейп. Драко слегка усмехнулся.
        — Угу. Нужно перестать на этом сосредотачиваться и жить дальше. Дело прошлое, и все такое. Как ты и твой кузен. Кстати, вот, пожалуйста. Я просто сказал «твой кузен», и все. Впрочем, неважно... да, у нас с Панси кое-что было. Десять против одного, кстати, что только поэтому она и застала меня врасплох с этой змеей, — он вздохнул, и его вздох тяжело прозвучал в ночной тишине.
        — Может, тебе нужна хорошая девушка из Хаффлпаффа. Кто-нибудь очень верный. — Гарри ухмыльнулся в темноте: — Скажем, Сьюзен Боунс... она довольно хорошенькая, по-моему.
        — Угу, если тебе нравятся тщеславные дурочки.
        — Она не такая!
        — Она хаффлпаффка!
        — Это значит, что она дурочка, не больше, чем слизеринец значит злобный гад!
        — Слизеринец означает хитроумие, кретин!
        — Вот именно, — согласился Гарри. — Кстати, про хитроумие. Как тебе такая мысль: ты не хочешь пустить в ход свою хваленую слизеринскую изворотливость, чтобы перестать бояться Хагрида? Лично я думаю, что для начала тебе бы неплохо извиниться за всю эту историю с Клювокрылом. И за то, что ты ябедничал на него этой жабе Амбридж.
        — Я его не боюсь, — высокомерно огрызнулся Драко, предпочитая не замечать все советы насчет извинений. — Это Северус сказал, а не я.
        — Отлично. Тогда я скажу Снейпу, что ты не против, если Хагрид завтра придет к нам ужинать.
        — Хорошо, хорошо! — взорвался Драко. — Да, он не входит в число моих друзей.
        — Зато входит в число моих, так что тебе придется пережить свои проблемы с... с чем там у тебя проблемы.
        — Или, — предложил Драко, — ты переживешь свои проблемы с... с магией, и выберешься отсюда, и начнешь жить обычной жизнью. И тогда сможешь навещать своего гигантского друга, сколько душе угодно.
        — Приложу все усилия, — пообещал Гарри, ворочаясь под одеялом. Даже когда он устроился удобнее некуда, сон все равно никак не шел. Так бывало всегда, когда он злился. То, что Снейп им так манипулировал в истории с каминной связью... и использовал его дружбу с Хагридом против него...
        Гарри вздохнул. Он знал, что отец желает ему только добра. Но почему-то от этого было только хуже. Ну почему Снейп решал все вопросы так... по-слизерински? Почему хотя бы иногда нельзя спокойно поговорить, вместо того чтобы просчитывать все до последней мелочи и манипулировать? Что бы там ни болтала Распределительная Шляпа, когда Гарри было одиннадцать, он не умел думать таким образом. Слишком много лет проучился в Гриффиндоре, наверное.
        Он, может, и наполовину слизеринец, но это, судя по всему, вовсе не то же самое, что по-настоящему все время хитрить... или одобрять такие вещи.
        В ту минуту Гарри казалось, что они со Снейпом никогда в жизни не научатся ладить как следует.

просмотреть/оставить комментарии [646]
<< Глава 51 К оглавлениюГлава 53 >>
май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.23 00:46:57
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [353] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.28 16:00:26
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.