Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Великие троицы Хогвартса (Поттеровская и Малфоевская) собираются играть в карты.
Рон (в пространство, тасуя колоду):
- А ежели кто будет мухлевать, получит картами по морде. По наглой, белобрысой морде...

Список фандомов

Гарри Поттер[18494]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12706 авторов
- 26968 фиков
- 8629 анекдотов
- 17688 перлов
- 678 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 19 К оглавлениюГлава 21 >>


  Амулет синигами

   Глава 20. Лица и маски
Некоторое время я стоял с телефоном в руках, словно до меня не доходил смысл прочитанного. Когда же пришло осознание случившегося, нахлынула тёмная волна отчаяния. Невероятно, стоило перестать наблюдать за Мураки, и он пропал! Всё-таки его нельзя было выпускать из вида! Пять лет слежки насмарку!

Усевшись на диван, я пытался сообразить, что теперь делать. Вдруг меня посетила совершенно безумная мысль: а что если доктор, исчезнув, по счастливой случайности не захватил амулет с собой? Тогда вероятно, обнаружив рубин, я стану его следующим владельцем? И проблема решится: не надо никого уговаривать, умолять, торговаться... Но для этого придётся поторопиться, пока к Мураки домой не заглянул кто-нибудь ещё!

Я так спешил, что едва не выскочил на улицу в домашней одежде. Вовремя опомнился, переоделся, накинул плащ и телепортировался в Сибуйя.

***


Четыре с половиной года назад Мураки купил себе коттедж в одном из престижных районов Токио, даже не подозревая, что жить там будет большую часть времени не один. Впрочем, нет. Он догадывался. Я до сих пор удивляюсь, как ему удалось не свихнуться, ощущая моё присутствие рядом, но не имея возможности увидеть меня.

Мне был знаком каждый уголок его дома. Сам того не желая, я каждый день восхищался удачным сочетанием классики и модерна в интерьере комнат, подбором мебели, дизайном спален и гостиной. Надо отдать Мураки должное: у него имелся вкус и чувство меры. Он использовал свои любимые цвета в оформлении дома, но коттедж от этого не стал казаться холодным и неуютным. Скорее, спокойным и располагающим к уединению. Я чувствовал себя там вполне комфортно, даже в некоторой степени сроднился с этим местом.

Большую часть свободного времени доктор проводил в лаборатории на первом этаже, где хранились образцы экспериментальных препаратов и медицинские инструменты. Некоторые разработки ему удалось запатентовать, остальные находились в стадии апробации. Но я не припомню ни единого случая, чтобы он испытывал на людях свои незавершённые изобретения или подвергал чью-то жизнь опасности. Этим он выгодно отличался от прежнего Мураки.

Очень часто доктор засиживался вечерами в гостиной перед камином с распечатками статей, внося окончательные правки в текст перед их публикацией в журналах. Только далеко за полночь он поднимался наверх и ложился спать.

Иногда его мучила бессонница, и тогда Мураки всю ночь меланхолично курил, погружённый в свои мысли. Он мог сидеть часами в одном и том же кресле с бесстрастным выражением лица, не меняя позы, а потом вдруг подняться в свой кабинет и написать научный доклад. Его работоспособность в такие моменты меня поражала.

Порой он возвращался домой с какой-нибудь роскошно одетой молодой особой и практически сразу уводил её на второй этаж, а я понимал, что следить за ним до утра не имеет смысла. В таких случаях я отправлялся в библиотеку пролистывать книги или гулял по саду.

Два раза в месяц доктора навещала его невеста: миловидная девушка с выразительными глазами, чем-то отдалённо напоминающая ребёнка. Мураки принимал её радушно, даже выражение его лица становилось более тёплым и располагающим, но я не припомню случая, чтобы он хоть раз поцеловал её или как-то иначе проявил свои чувства. Эти двое никогда не уединялись наверху и, кажется, их официально заявленные отношения оставались пустой формальностью. Однако они всегда заботились друг о друге и, похоже, им нравилось проводить время вместе. Возможно, им действительно стоило пожениться, но они явно не собирались заключать брак. Мне это было непонятно. А, впрочем, я и не пытался понять.
Всё, о чём я мог думать – это амулет, в котором предположительно должна была находиться душа Цузуки-сан.

Неделю назад я понадеялся, что выматывающая слежка, наконец, закончена, однако ошибся.

И сегодня личный призрак доктора Мураки снова вернулся к нему.

***


Подойдя к двери дома, я принял видимый облик и позвонил. Поскольку за порядком в коттедже присматривали горничные, приходящие по расписанию, а повар, садовник и шофёр появлялись лишь по звонку Мураки, я был уверен, что никого из посторонних с утра в доме не застану.

Жалюзи на окнах были опущены. Я надавил на кнопку звонка, пообещав себе, что если через минуту мне никто не откроет, я перемещусь в гостиную и начну поиски амулета.

Однако стоило об этом подумать, как дверь распахнулась. В проёме возник довольный Мураки, застёгивавший запонки на манжетах новой рубашки. Увидев меня, он широко улыбнулся, и я вдруг с ужасом понял, что эта циничная ухмылка никак не могла принадлежать человеку, с которым я беседовал в Гинзе перед Рождеством. Не отрывая взгляда от моего лица, доктор откинул пряди волос со своего лба, будто невзначай продемонстрировав мне зажившие рубцы вокруг правого века и искусственный имплантант с очень качественной имитацией радужной оболочки.

Если бы земля разверзлась под моими ногами, это не поразило бы меня сильнее. В глазах внезапно потемнело, а дыхание прервалось.

- Ты?! – кажется, больше ничего не удалось выдавить из себя. – Ты!

- Надо же, – проговорил доктор с наигранным оптимизмом, - сам ответственный секретарь Энма-Тё явился меня поздравить! Чем обязан, Тацуми-сан?

- Где Мураки? – нелепость собственной фразы я осознал лишь мгновение спустя.

- А вот он я! - доктор по-шутовски раскланялся передо мной. – Или вы искали в моём доме кого-то другого? Странно, странно. Давайте я вам помогу справиться с нервным тремором рук. Вы предпочитаете бромид натрия или валокордин? О! Экстракт пиона. Настоятельно рекомендую. Мягкое седативное действие – всё, что вам сейчас необходимо.

- Какого чёрта ты здесь делаешь? – мне, наконец, удалось чётко сформулировать вопрос.

- Живу, - он спокойно пожал плечами.

- Тебя не должно быть здесь!

- Жаль вас разочаровывать, Тацуми-сан, но уезжать из Токио в ближайшие годы я не намереваюсь, - с сожалеющим вздохом заметил Мураки. - А вы действительно переутомились. Нелёгкая ночка выдалась? - он протянул руку, собираясь похлопать меня по плечу, и я инстинктивно дёрнулся назад, как если бы ко мне подполз тарантул.

- Я обязательно выясню, что тут происходит!

- А это как вам будет угодно, господин ответственный секретарь, - не стал спорить со мной Мураки.

***


Переместившись назад в Асакуса, я спешно стал набирать сообщение для Ватари. Пальцы мои всё ещё дрожали от волнения, и я с трудом попадал на нужные кнопки. Наконец, отправил SMS.

Ютака-сан телепортировался в мою комнату через пять минут в помятой одежде, покрытой ярко-оранжевыми пятнами.

- Почему такая срочность? – недоумённо спросил он. – Я едва не угробил мою 003 и не разнёс вдребезги всю лабораторию! Хорошо, что колба взорвалась внутри герметичной ёмкости, а не то… Впрочем, ладно! Что случилось у тебя?

- Мураки снова стал маньяком с протезом вместо глаза, - кратко ответил я.

- Ничего себе! – присвистнул Ютака, явно впечатлённый новостью. – Рассказывай.

Стараясь удерживаться от излишних эмоций, я поведал ему о пожаре возле Дзодзёдзи и о визите к доктору в Сибуйя. Ватари долго переваривал информацию, наконец, вымолвил:

- Похоже, в последнее время события сдвинулись с мёртвой точки. Чего-то подобного я и ожидал. Боюсь, в дальнейшем произойдёт много плохого. Надо приготовиться к этому.

- Почему?! - мой страх и собственные дурные предчувствия всколыхнулись с новой силой.

- Просто домыслы. Возможно, ошибочные. Не думай пока об этом. По поводу происшествия в парке... Совершенно очевидно, что та женщина, с которой ты столкнулся возле храма, управляет сознанием Асато-сан с помощью артефакта, – Ватари задумчиво потёр переносицу, – но данный магический предмет мне незнаком, так что я ничем тебе не могу помочь. Меня гораздо больше интересует, зачем она спасла тебя? Нет, ты не подумай, я, разумеется, ни в коем случае не желаю тебе смерти, но с её точки зрения, зачем она спасла тебя? Ты ведь нежелательный свидетель. Сомневаюсь, что эта дама прониклась сочувствием к твоей скромной персоне. Возможно, ты нужен ей? Если это так, она вскоре найдёт способ связаться с тобой. Вот тогда и лови момент – спроси её обо всём, что тебя интересует.

- Но зачем я ей, по-твоему, сдался? Она сильный тёмный маг, а я – обычный синигами. Тенями могу управлять, конечно, но это единственное моё преимущество перед остальными служащими в Энма-Тё. А эта женщина... Она же, как Мураки, - внезапно смутная догадка шевельнулась внутри. – Погоди, Ватари! Я обнаружил её в парке примерно в то же самое время, когда душа доктора якобы пропала! Всего несколькими минутами позже. Как думаешь, два эти события - совпадение?

- Не знаю, - пробормотал себе под нос Ватари. - Вот если бы совпало не только время, но и место, тогда бы я точно сказал тебе: нет, Сейитиро-кун, это не совпадение! Но кому же известно место, где находился Мураки непосредственно перед тем, как начал числиться в наших списках пропавшим?

- Место неизвестно, ты прав. Но вот что ещё странно: сегодня утром у меня вдруг возникло устойчивое ощущение, будто я некогда встречал эту даму. И даже знал её имя.

- Ты что-то вспомнил?! – встрепенулся вдруг Ютака.

- Нет, это, наверное, из-за кошмара, который мне приснился. Будто она мне кинжалом горло перерезала, - я усмехнулся. – Но я же Бог Смерти. Ничего, регенерировал.

- Скажи, как часто тебе кошмары снятся в последнее время? - обеспокоился вдруг Ватари.

Я призадумался.

- Пожалуй, это был первый за пять лет.

Ютака ничего не ответил, напряжённо размышляя о чём-то своём.

- Как думаешь, почему Энма-Дай-О-сама ничего не предпринимает в отношении этой женщины? - снова заговорил я, воспользовавшись паузой. - Она такое вытворяет, что ею давно пора заняться!

- К сожалению, в Сёкан о ней ничего не известно, - вздохнул Ватари. - Я много чего раскопал в архиве Мэйфу, но информация о даме с кинжалом не проскакивала ни разу. Даже мельком.

- Она устраивает поджоги, являясь возможно, одним из сильнейших демонов или тёмных магов, а вы ничего не знаете?! – поразился я. – Чем же тогда отдел вообще занят?!

- Скажи, а в том времени, которое ты покинул, об этой женщине кто-то слышал? – задал мне встречный вопрос Ватари.

Я попытался припомнить, но не вышло.

- Нет. Однако у нас необъяснимые пожары случались только в начале XX столетия, а потом прекратились. Неужели ты считаешь, что причина пожаров была той же самой?

- Доказательств у меня, конечно, нет, однако некоторые предположения о том, в какой стороне искать ответы, имеются… Напомни, когда в покинутой тобой реальности произошёл последний пожар, после которого погибшие души утратили память?

- В одна тысяча девятьсот восемнадцатом году.

Ватари встал с места и начал ходить взад и вперёд по гостиной.

- Всё указывает на то, что я прав, - изрёк он, наконец. - Боюсь, Сейитиро-кун, вы с Цузуки-сан не изменили прошлое своего мира, а попали в другой мир, существующий параллельно с вашим, и внесли изменения именно в него. Причём, как видишь, некоторые события стали отличаться от событий в вашем мире в восемнадцатом году, а не в восемьдесят первом и не в девяносто втором.

- Ты хочешь сказать, что, прибыв в конец двадцатого века в ваш параллельный мир, мы с Цузуки-сан каким-то образом повлияли на события, произошедшие здесь в начале столетия? – взволновался я.

- В принципе, вы могли повлиять, - задумчиво кивнул Ютака. – Время - не прямая линия, а многомерное подпространство разных вариантов событий, как случившихся, так и никогда не произошедших. Перемещаться по нему можно разными путями, если уметь, конечно. Ваше перемещение могло изменить и весьма отдалённое прошлое. Однако, учитывая последние события, я больше склоняюсь ко второй версии.

- Какой же?

- Думаю, был третий путешественник во времени, кроме вас. Это лишь моя теория. Но давай предположим, что некий субъект отправился в прошлое раньше вас и каким-то своим поступком изменил события, начиная с одна тысяча девятьсот восемнадцатого года. Именно в этой точке, где были внесены первые изменения, единый мир раскололся надвое. Вы с Цузуки-сан, отправившись из будущего первого мира, попали в прошлое мира «номер два». А вчера ночью, вероятнее всего, два Мураки-сан из параллельных реальностей поменялись местами. Именно поэтому душа второго доктора стала считаться потерянной, ибо он выпал за границы породившей его Вселенной. В то время, как маньяк из первого мира явился сюда, заменив в физическом мире своего двойника. Поскольку душа этого доктора здесь не рождалась, его появление никак не отменило того факта, что душа его предшественника без вести пропала. С Цузуки-сан, вероятно, история иная. Его сознание стало частью магического артефакта из иного мира, следовательно, он по-своему тоже «выпал» из реальности.

- Что-то мне не по себе, - честно признался я, выслушав Ватари. - Как это произошло? Ведь «машину времени» в этом мире ты не изобретал!

- Межвременные перемещения могли затронуть целостность границ миров, и теперь перемещаться между реальностями можно без «машины времени». Или был ещё какой-то фактор, сыгравший роль катализатора в происшедших вчера событиях. Сложно сказать. В любом случае от Мураки из первого мира мы правду не услышим. Он, скорее всего, в курсе происходящего, но с нами своим знанием не поделится. Надо провести самостоятельное расследование. Идём! – и Ватари потянул меня за руку.

- Куда?

- К Графу. Хочу задать ему вопрос и лучше, чтобы ты был рядом.

- Я могу столкнуться с самим собой в Мэйфу! Ты забыл?

- Не столкнёшься, - успокоил меня Ватари. - Синигами сейчас празднуют Новый год в Хаконе. Один я без выходных работаю… Нет-нет, - рассмеялся он, увидев моё выражение лица, - я не жалуюсь. Мне нравится работать. А в Хаконе я сто раз бывал. Поэтому вчера, когда мои коллеги отправились спать, я опрокинул пару глотков отрезвляющего эликсира и вернулся в лабораторию. Короче, надевай свой парадно-выходной костюм и...

- Зачем? – с подозрением спросил я. – Повседневной формы одежды для посещения Дворца Свечей разве недостаточно?

- Н-ну, - смутился Ютака, – мы же в гости отправляемся. К тому же сейчас праздник. Давай, оденься получше!

- Вообще-то мой новый костюм сгорел, - с печальным вздохом признался я. - И если бы я случайно не выронил свой мобильный возле храма, когда побежал искать источник света, то телефону тоже пришёл бы конец!

- Ты, получается, в новогоднюю ночь регенерировал перед храмом Дзодзёдзи в самом центре Токио, будучи абсолютно голым? Стыд-то какой, Сейитиро-кун! - но глаза Ватари смеялись.

Однако мне было сейчас не до шуток.

- Что ты там себе представил! – вознегодовал я. – Мы с Цузуки-сан находились внутри защитного барьера! Меня никто не видел, кроме…

И тут я запнулся. Судя по ехидной улыбке Ватари, он собирался ещё что-то сказать, но усиленно размышлял, стоит ли? Наконец, не выдержал:

- Если Цузуки-сан дождался момента, когда твоё тело полностью восстановилось, то он, возможно, подумает, что не так уж и плохо было бы увидеться с тобой снова? Подумаешь, возьмёт увольнительную у своей суровой хозяйки на пару-тройку часов!

- Прекрати чушь нести! – мои щёки запылали, словно у мальчишки, которого уличили в подглядывании за одноклассницами.

- Умолкаю, – беззвучно смеясь, Ватари приложил палец к губам. – Ладно, поторопись!

- Но о чём ты собираешься спросить у Графа? – недоумевал я, начиная завязывать галстук перед зеркалом.

- Ведётся ли у него список неизвестно откуда возникших душ? Если такой перечень существует, то полагаю, мы непременно увидим там имя Мураки и таким образом подтвердим мою теорию!

Я согласился с Ватари, и мы переместились в тенистый сад, расположенный вокруг Дворца Свечей.

***


Надо отметить, манеры Хакушаку-сама из этой реальности ничем не отличались от бессменного смотрителя Дворца Свечей, которого некогда знал я. Граф был таким же утончённым, аристократичным и откровенно распутным.

Вследствие отсутствия Цузуки-сан в Мэйфу здешний Хакушаку-сама нашёл себе другой объект для воздыханий. Ватари повёл себя как мудрый стратег, не сообщив заранее, кем является этот несчастный. Я мог бы, наверное, догадаться по его обмолвкам, но моё сознание стойко защищало меня от открытия истины. И не зря.

Ватсон накрыл для нас стол в зале для официальных приёмов. В окружении тысяч свечей мы сидели и медитативно прихлёбывали из фарфоровых чашек ароматный «Дарджилинг», пока Хакушаку-сама пространно разглагольствовал о несомненных преимуществах сорта Camellia sinensis перед ассамскими чаями. Потом его маска величественно выплыла из-за стола, приблизилась ко мне, и я услышал приятный голос, соблазнительно промурлыкавший мне в ухо:

- Сейитиро-кун, если бы ты почаще заходил, я бы угостил тебя чем-нибудь покрепче!

От неожиданности я едва не уронил очки в чашку с чаем. Захлебнулся очередным глотком и громко закашлялся. Граф, недолго думая, похлопал меня по спине.

"Ну, Ватари, хитрый ты манипулятор! Неужели трудно было предупредить?! Впрочем, тогда бы я точно сюда не пошёл".

Внезапно я заметил усиленные подмигивания Ютаки. Дескать, не теряйся, спрашивай!

Только теперь я в полной мере осознал, что чувствовал Цузуки-сан, приходя к Графу с просьбами о чём-либо и неумолимо увеличивая размер своей кредиторской задолженности. При одной мысли о том, что я сейчас начинаю повторять чужие ошибки, мне захотелось рассыпаться в песок.
Интересно, как много долгов успел наделать здешний Тацуми? И расплачивался ли уже?

Вот только не это! Не пришлось бы мне отдуваться за чужие невыполненные обещания!

Однако, судя по поведению Графа, Тацуми из этого мира прочно удерживал оборону. Хакушаку-сама лишь надеялся на воздание в будущем, но, видимо, пока не получил даже промежуточных дивидендов со своих инвестиций, не говоря о финальных выплатах.

Мысленно возблагодарив судьбу за то, что Сейитиро из этой реальности ещё не поддался на уловки Графа, я промолвил:

- Хакушаку-сама, я, знаете ли, беспокоюсь за судьбы людей. Так много душ бесследно исчезает в последнее время.

- С чего бы вам беспокоиться, мой прекрасный Повелитель Теней с глазами, подобными летнему небу? Пусть этим занимаются рядовые синигами. А вы ответственный секретарь. Это не ваша забота.

- Да, но если предположить, что пропавших не отыскивают даже Боги Смерти, наверное, стоит обеспокоиться?

- Возможно, - Граф, пользуясь моментом, начал нежно поглаживать кончиками пальцев в бархатной перчатке мою шею, слегка задевая мочку уха...

Я занервничал. И не потому, что мне были неприятны эти прикосновения. Наоборот, будь оно всё проклято, Граф отлично знал, что делает!

- Вот если бы, например, - мой голос невольно дрогнул, - во Дворце Свечей велись списки появляющихся из ниоткуда душ, тогда, наверное, можно было бы отследить закономерность в происшествиях с исчезновениями?

Ватари едва приметно наклонил голову в знак одобрения, показывая мне, что я пока всё делаю правильно.

- Наверное, - продолжал жарко дышать мне в затылок Граф, прижимаясь сзади к спинке моего стула.

Рука в перчатке плавно соскользнула на моё плечо, на талию, а оттуда - на бедро.

Да провались оно всё в тартарары! Как некоторые ухитряются добывать информацию в таких условиях?!

Немного отстранившись от Графа, я уточнил:

- Так списки существуют?

- Какие? – невинно переспросил Хакушаку-сама.

Он вообще слушает меня?

- Душ, которые возникли непонятно откуда!

- Нет, - снисходительно пояснил Граф. – Мы ищем пропавшие души, но появившиеся из ниоткуда невоплощённые существа нас не интересуют.

- Погодите-ка, - возмутился я. – Это явная недоработка! Если одни души могут пропасть в неизвестном направлении, то что мешает другим неизвестно откуда появляться? И почему такие перемещения никого не волнуют?

Граф задумался.

- Верно, - согласился вдруг он. – Следует внести предложение, чтобы списки неизвестно откуда появляющихся душ составлялись. Я доложу Энма-Дай-О-сама, что это была ваша идея!

- Не стоит! - поспешно воскликнул я. - Пусть лучше всё будет выглядеть так, словно вы сами догадались!

- Тацуми-сан, вы столь умны, я просто не могу выразить своего восхищения! Неужели вы сегодня снова ускользнёте, как дым, как облако, оставив в моих руках лишь печаль одиночества?

"Ускользну, разумеется, будь ты хоть трижды романтик. Не ночевать же в объятиях того, кто за столько лет не додумался завести у себя нужные списки? Кроме того, замены меня не интересуют".

Откланявшись, под благовидным предлогом мы с Ютакой покинули Дворец Свечей.

- Жаль, - вздохнул Ватари, когда мы снова оказались в моей гостиной, - ничего нового не выяснили.

- Ещё как выяснили! – гневно воскликнул я. – Граф, оказывается, клеится к моему двойнику! И ко мне заодно, поскольку не видит между нами разницы!

- Ну да, есть немного, – как ни в чём не бывало заметил Ютака, сосредоточивая внимание на своих ногтях, явно понесших урон от последнего эксперимента со взрывающимся оранжевым веществом. – Однако Тацуми-сан активно избегает встреч с ним. Особенно - наедине. Граф уже всю голову сломал, как его покорить.

- И ты решил помочь Графу осуществить задуманное?

- Я просто знал, что тебе он ни в чём не откажет. Если Граф сказал, что списков нет, значит, их действительно нет. И вообще он в прошлом году ко мне кадрился, но с некоторых пор я его не интересую, - тут Ватари умолк, поняв, что сболтнул лишнее.

- Тогда понятно, каким образом ты увидел его во плоти! - усмехнулся я. – Стало быть, Хакушаку-сама действительно никому не показывается, кроме особых случаев?

- Я делал ему массаж! – начал поспешно оправдываться Ватари. – И ничего больше!

- Да-а? – в моём голосе прозвучало гораздо больше ехидства, чем я собирался продемонстрировать.

– Сейчас я всё объясню, - лицо Ютаки порозовело. – Как-то раз я пришёл к Графу обсудить свойства магических растений и заодно попросить для своих опытов несколько образцов. В тот день Хакушаку-сама мучили боли в спине, вот он и попросил растереть его согревающей мазью, заодно сделав ему хороший массаж. Больше ничего не было!

- Возможно-возможно.

- Это правда!

- Успокойся, - рассмеялся я, увидев его растерянность и смущение, - это я тебе отплатил за твои двусмысленные намёки на меня и Цузуки-сан. Твои отношения с кем-либо меня не касаются, конечно. Лучше подскажи, как быть с Мураки?

Ватари немедленно посерьёзнел, услышав упоминание о докторе.

- Не хочу показаться пессимистом, - продолжал я, - но этот доктор, в отличие от своего пропавшего двойника, в совершенстве владеет мастерством телепортации и вызова шикигами. Слежка вряд ли окажется эффективной. Хотя ничего другого всё равно не остаётся.

- Не отчаивайся. Я уже почти придумал одну штуковину, чтобы тебе помочь.

- Какую «штуковину»? – опасливо поинтересовался я, зная, что изобретения Ютаки никогда не бывают безвредными.

- Что-то вроде «жучка», улавливающего ауру определенного человека и отслеживающего его перемещения. Постараюсь доработать в кратчайшие сроки. И тогда либо ты выследишь Мураки через его двойника, либо я что-нибудь разузнаю в Мэйфу. В конце концов, есть другие источники информации, кроме архива. В общем, звони!

И Ватари, прощально взмахнув рукой, растворился в воздухе.

***


Я отправился на кухню. Открыв холодильник, обнаружил там остатки тофу и тушёные овощи. Есть не хотелось, но после всего происшедшего и перед началом новой слежки за Мураки не мешало немного подкрепиться. Я приказал себе ни в коем случае не думать о том, что никогда больше не увижу Цузуки-сан или о том, что Асато-кун из этого мира однажды сожжёт меня, поскольку я вопреки высказанной им просьбе обязательно буду искать его.

Когда я уже заканчивал трапезу, зазвонил мобильный. На экране высветился незнакомый номер.

Я схватил трубку и нажал кнопку «ответить». Строгий голос, такой знакомый и в то же время чужой назвал меня по имени.

Никогда бы не подумал, что я так сильно соскучился по нему, пусть даже это и не тот парень, которого я знал!

- Да, Куросаки-кун! Я слушаю.

- Скажите честно, отец попросил вас поговорить со мной?

Его тон был далёк от дружеского. Неужели юноша в самом деле считает, что я приходил к нему по чьей-то просьбе, а не по собственной воле?

– Твой отец ни о чём меня не просил.

- Неправда! – резко перебил меня Хисока. – Никогда не поверю, будто бывают такие «совпадения». Кстати, Тацуми-сан, уговаривать меня бесполезно. Я принял решение. Асахина-тян не вернётся домой, и я останусь с ней.

- Но я не собирался…

- Не беспокойте нас больше, пожалуйста! – и он нажал «отбой».
Я положил телефон перед собой и долго смотрел на него.

Да что за фатальное невезение такое! А если перезвонить, захочет ли он выслушать? Я понимал, что у меня будет всего одна попытка, и если я опять скажу неправильные слова, мой номер внесут в «чёрный список» и перестанут отвечать на звонки. Что сказать, чтобы он поверил мне?
Ни до чего толком не додумавшись, я просто снова набрал номер Хисоки.

- Что вам нужно? – раздался тихий, усталый голос из трубки.

- Хотел поздравить тебя с праздником. Прости, если влез в твою жизнь, даже не поинтересовавшись, нужно ли это тебе? Передавай привет Асахине-сан. Я, правда, хочу, чтобы вы были счастливы. Извини за беспокойство.

- Подождите! – внезапно прервал меня Хисока с какой-то новой интонацией. – Вы в самом деле не собирались уговаривать меня вернуться домой?

- Нет, конечно.

- Но откуда вы узнали о том, что со мной случилось, если не от отца?

- Знакомый рассказал. И он понятия не имел, что ты – мой родственник.

- Кто это?

Ничего страшного, если я упомяну сейчас его имя. Ведь для Хисоки из этого времени оно не проклято.

- Доктор Мураки.

Нервный хриплый выдох и долгая тишина. Неужели испугался?

- Вы знаете Мураки-сенсея? - теперь я понял, что парень не напуган, а удивлён. – И давно?

- В течение пяти лет.

- Вы друзья?

«Почему его так волнует личность Мураки?»

- Время от времени общаемся.

- Простите меня, Тацуми-сан, но я вас совсем не помню, потому и решил, что отец попросил вас... Извините. Мне очень неловко сейчас. Мы с вами встречались раньше?

- Когда ты был ребёнком.

Не мог же я сказать ему правду!

- Я совершенно не помню вашего лица. А теперь, после всего, что я вам наговорил, вы тоже не захотите видеть меня, конечно …

- Ну почему же? Я мог бы прийти к тебе сегодня, - я с удивлением отметил про себя тот факт, что медленно начинаю приходить в чувство от невыносимого напряжения последних лет.

- Правда?

- Только предупреди, пожалуйста, лечащего врача или кого-нибудь из медицинского персонала, чтобы меня пропустили.

- Я предупрежу. И, Тацуми-сан…

- Да?

- Спасибо за подарки!

***


Удивительное чувство возникает, когда можно навестить кого-то, не проникая сквозь стены. Полицейский позволил мне войти, даже не потребовав предъявить документы, хотя я их взял с собой.

Я переступил порог палаты Хисоки и в нерешительности остановился, не зная, что сказать. Юноша лежал под капельницей, поэтому лишь слегка повернул голову в мою сторону.

- Привет, - я постарался улыбнуться, чувствуя себя немного неловко.

- Здравствуйте! Я так сожалею, что нагрубил вам по телефону! Некрасиво получилось. Простите меня.

- Не переживай. Я не обиделся, - приблизившись к кровати, я взял стул и сел рядом. - Вот, - показал ему пакет с продуктами, который на сей раз у меня не отняли на входе. – Там фрукты и сок. Всё с одобрения Оймикадо-сенсей.

- Не стоило так беспокоиться, я…

- Это не беспокойство. Скажи мне сразу, где ты будешь жить, когда выйдешь из клиники?

- У Асахины-тян, - охотно сообщил Хисока. – Она сняла квартиру в Харадзюку. К сожалению, ей пришлось потратить значительную часть наследства на моё лечение, поэтому квартира совсем маленькая. Ничего, как только я выздоровею, сразу поступлю учиться и устроюсь на работу, чтобы не быть ей в тягость.

- Не перенапрягайся. Ты недавно перенёс серьёзную травму.

- Но я мужчина и должен быть сильным. Тем более, кто ещё позаботится о ней?

Он сказал это так серьёзно, что я не рискнул улыбнуться. Это бы обидело юношу.

- Запомни, - продолжал я. – Если я сумею чем-то помочь вам, то сделаю это обязательно, поэтому можешь, не стесняясь, рассказать мне всё.

В лице Хисоки мелькнуло сомнение. Впрочем, я бы не осудил его, если бы он не доверял мне. После последних событий Хисока не мог больше полагаться даже на своих родителей, а тем более – на незнакомого человека, вдруг появившегося перед ним и представившегося родственником.

- Тацуми-сан, почему вы так заботитесь обо мне?

Надо было срочно придумать что-то правдоподобное, и я ответил:

- Видишь ли, некогда я сам оказался вдали от дома, да и сейчас одинок. Ни семьи, ни родственников, поэтому я прекрасно понимаю тебя.

- Значит, вам ещё тяжелее! - неожиданно посочувствовал Хисока. – У меня, по крайней мере, есть Асахина-тян и Моэка. Я не один. - И вдруг предложил. - А вы приходите в гости. Или переезжайте к нам насовсем!

- Честно говоря, я хотел позвать вас с Асахиной-сан жить к себе, хоть у меня и тесно. Я снимаю однокомнатную квартиру. А так… Мне будет неудобно стеснять вас.

- Вы не стесните. В любом случае, если вам станет одиноко, заходите, - улыбнулся Хисока. – Асахина не будет возражать. Она добрая.

Удивительный парень. Внезапно захотелось обнять Хисоку, успокоить, сказать, что у него скоро появится много-много друзей, и я останусь рядом так долго, как только смогу. Но я вспомнил слова Оймикадо-сенсей: «Основную проблему представляет физический контакт. Я вас очень прошу, не дотрагивайтесь до него».

Чужие прикосновения обычно заставляют страдать жертв насилия.
Кто же посмел обидеть Хисоку-кун в этом мире? Если не Мураки, то кто?! Узнаю ведь – не пощажу.


«Нет, - тут осадил я себя. - Сначала надо разобраться, в чём дело. Слепой гнев – не выход. Начав так поступать, я стану ничем не лучше Мураки».

Мы целый час разговаривали с Хисокой обо всяких мелочах, и я пытался рассмешить его анекдотами, которым, наверное, было лет сто, рассказывал забавные истории из своей практики, правда, переиначивая их таким образом, чтобы не выдать, кем я являюсь. Хисока смеялся от души, наконец, спросил, где я работаю.

Я ответил, что в филиале зарубежной фирмы.

- Интересная у вас работа, - заметил Хисока. – А что за фирма?

- Начальство просит не разглашать информацию.

- Оплата устраивает?

Молодец. Вопрос по существу.

- Часто получаю меньше, чем хотелось бы.

«А в последнее время не получаю вообще ничего, кроме стрессов. И если бы не поддержка Ватари, уже можно было бы свихнуться».

- Деньги - это всегда проблема, - печально произнёс Хисока.

И внезапно добавил с поразившей меня откровенностью:

- Отец обвиняет меня в краже его личных сбережений из сейфа. Кажется, мне трудно будет доказать, что я не брал денег, поскольку все улики против меня. Впрочем, не важно, кто преступник. Я верну украденное, пусть даже мне пожизненно придётся работать для этого! Только вот если окажусь в тюрьме, Асахина-тян останется одна... Трудно ей будет.

- Где же в такой ответственный момент находится отец Моэки? – не выдержал я. - Почему он не помогает своей дочери и Асахине-сан?!

- Он не может.

- И что ему мешает?

Куросаки-кун на некоторое время задумался, наверное, о том, стоит ли мне говорить, а потом ответил:

- С точки зрения отца, членов нашей семьи, да и стороннего наблюдателя, ситуация выглядит отвратительно. Жених Асахины-тян в данный момент находится под следствием в Осаке. Его обвиняют в финансовом преступлении: незаконная сделка с чужой фирмой на крупную сумму. Но это ложь! Я много раз общался с ним, и я точно знаю, что он никогда бы не стал совершать ничего противозаконного!

- Ты так в нём уверен?

- Видите ли, - Хисока снова замялся, а потом признался. - Я с рождения обладаю даром понимать чужие эмоции и даже могу узнать чьи-то мысли, просто прикоснувшись к человеку. Я прочитал мысли и чувства Нобору-сан. Он никогда не планировал никакого преступления. И он любит мою кузину.

- Хорошо, что у тебя такой дар, - заметил я, но Хисока, похоже, не разделял моего восторга.

- На самом деле этот дар мне в тягость, - признался он. - Мозг подчас просто взрывается. Я не могу выключить свою способность. Любое чужое прикосновение – это хаос и страдание, удар электрическим током по всем нервам. В каждом человеке живёт слишком много различных чувств - противоречивых, отвергнутых, и когда кто-то прикасается ко мне, я теоретически могу увидеть любую часть его жизни, но от этого мне становится больно. Почти всегда.

Его слова почему-то отозвались болью в моей собственной душе.

- Спасибо, что сказал. Теперь я знаю, чего мне нельзя делать. Я не буду прикасаться к тебе.

- А вот от ваших эмоций я вряд ли буду страдать, - улыбнулся Хисока.

- Почему?

- У вас светлые глаза.

- Что это значит?

- На самом деле глаза могут быть любого цвета, но для меня важно то, что я вижу в их глубине. Не знаю, как это назвать, но для меня это похоже на прозрачный солнечный свет. Таких людей мало. В нашей семье, например, светлые глаза только у Асахины-тян и ещё у одной служанки. А недавно я встретил мужчину со светлыми глазами. Это Мураки-сенсей. Он навещал меня четыре дня назад.

Не знаю, как я удержался от того, чтобы не подскочить на стуле и не закричать.

Какого лешего Мураки забыл здесь?!
И это у него-то светлые глаза?! Жесточайшее заблуждение!


Однако, похоже, Хисока-кун был едва ли не последним, кто видел доктора из здешнего мира в добром здравии. По моей просьбе Хисока охотно пересказал мне содержание их разговора, но я так и не понял, зачем Мураки приходил к нему. Должно быть, просто из любопытства.

- При случае передайте сенсею ещё раз мою благодарность за то, что он спас меня, - закончил свой рассказ Хисока. – Знаю, это было непросто даже для него.

- Передам.

Не слишком приятное поручение, но если он просит, я сделаю это. Осталось только найти Мураки.

- Хисока-кун, а ты не можешь заблуждаться насчёт жениха Асахины-тян? Вдруг он виновен в том, в чём его обвиняют?

- Вы просто его не знаете! Нобору-сан - отличный парень! – с горячностью воскликнул Хисока. – Он собирался жениться на Асахине-тян летом прошлого года и честно сказал об этом моему отцу, но тот был категорически против этого брака. Он собирался выдать Асахину за Вада-сан, считая эту партию более удачной. Но Асахина всегда была абсолютно равнодушна к жениху, выбранному отцом. К тому же он на шестнадцать лет старше её и невыносимо занудлив. Всё его достоинство заключается в том, что он – единственный наследник известной семьи бывших даймё. А моего отца, кроме знатности рода больше ничего не беспокоило. Для меня же Асахина-тян – дороже всех из целой семьи, и я желаю ей только счастья. Она должна выйти замуж по любви и никак иначе!

- Асахина-сан - твоя подруга?

- Да, - улыбнулся Хисока, вспомнив, видимо, что-то хорошее из своего прошлого. - Она единственная играла и общалась со мной, несмотря на то, что ей запрещали. Она часто ссорилась даже со своим родным братом из-за меня. Я знаю, Орито-кун до сих пор не может простить Асахине того, что она отдалилась от него, встав на мою сторону.

- Звучит так, словно ваша семья была разбита на два враждебных лагеря, - не удержался я.

- Что-то вроде, - грустно подтвердил Хисока. – А потом в довершение ко всему отец узнал, что Асахина любит Нобору-сан. Отец своим путями раскопал информацию о том, что пять лет назад некая группа подростков в Осаке привлекалась к ответственности за угоны мотоциклов, в их числе был и Нобору-сан, однако его оправдали за недостатком улик. После этого отец начал относиться к парню с откровенной неприязнью. С одной стороны, я могу его понять: не будь у меня моих способностей, я тоже мог бы заподозрить Нобору-сан в причастности к преступлениям. Однако Нобору-сан не виноват. Я верю ему, даже несмотря на то, что, как говорят, у честных людей не может быть друзей, изготавливающих фальшивые документы! А теперь ещё эта история с незаконными финансовыми операциями… Нобору-сан арестовали, разбирательство затянулось. У Асахины не было выбора. Мы уехали в Ниигату по документам, которые нам сделал друг Нобору-сан. Это всё нужно было для того, чтобы нас не нашёл мой отец. Останься Асахина-тян здесь, ей бы никто не позволил родить ребёнка. Мы собирались переждать полгода, пока Асахина не станет совершеннолетней и не сможет распоряжаться своим наследством. А до того времени мы скрывались, меняли место жительства и работу. Счастье, что Асахине за все эти месяцы не потребовалась медицинская помощь! Всё складывалось удачно до тех пор, пока мы не попали в аварию по пути в Токио. Уезжали из Ниигаты поздно ночью, дорога была скользкой от полурастявшего снега... Я помню, что наперерез нам выскочил грузовик с выключенными фарами. Асахина-тян попыталась выровнять машину, но не успела… Слышали бы вы, как она плакала и винила себя, когда звонила мне по телефону после операции, хотя сама тоже пострадала вместе со мной! Она могла потерять ребёнка! Асахина-тян боялась, что я умру, поэтому отдала почти все свои деньги на операцию, наняв для меня лучшего хирурга во всём Токио. Но в аварии вообще никто не был виноват. Нелепая случайность. После всех этих событий я иногда начинаю думать, что моя кузина жила бы намного счастливее, если бы не попала в нашу семью. Наверное, её настоящие родители никогда не стали бы препятствовать её отношениям с любимым человеком, защищали бы их обоих, и ей не пришлось бы бежать из дома.

- А что случилось с родителями Асахины-сан? Прости. Если мне не надо этого знать, не отвечай.

- Их убили, - сказал Хисока, резко отворачиваясь в сторону, и я снова увидел, как пальцы юноши нервно сжались в кулак.

- Убили?!

- Да. Такао-сан и Касанэ-сан были убиты в восемьдесят первом году. Преступника не нашли. Асахине-тян тогда было четыре года, а её брату – два с половиной.

Я молчал, не зная, что ответить. Как Бог Смерти я давно привык к чужим смертям, и для меня это была бы просто ещё одна горькая история, но я видел страдание, написанное на лице Хисоки, и, наверное, именно от этого мне самому стало тяжело.

- Асахина-тян не помнит подробностей, и её брат тоже. Им сказали, что их родители умерли от сердечного приступа. Я узнал правду, прикоснувшись однажды к отцу во время тренировки по кендо. Мне было одиннадцать. Я не сумел промолчать, закричал от ужаса, а отец меня сильно ударил тогда и надолго запер одного. И ещё настрого запретил говорить Асахине-тян и Орито-кун что-либо. Странно, почему я рассказываю вам об этом? – удивился вдруг самому себе Хисока.

- Не беспокойся, от меня никто ничего не узнает. Клянусь.

Снова нестерпимо захотелось обнять его, но я опять остановил свой порыв, подумав о том, что стоит мне прикоснуться к юноше, и он увидит мою нечеловеческую суть, а тогда любому доверию между нами наступит конец.

- На самом деле, мне кажется, отец испугался другого… Что я расскажу маме о его чувствах к другой женщине, которые так никуда и не исчезли за много лет. Мой отец с юности был влюблён в Касанэ-сан, - с грустью пояснил юноша.

- Как?! – не поверил я услышанному.

- Моя мама и Касанэ-сан были сёстрами-близнецами. Их семья жила по соседству с нашей. Отец в течение года встречался с Касанэ-сан, а потом предложил ей руку и сердце. Она бы согласилась, однако незадолго перед их помолвкой в Камакуру приехал красивый парень по имени Фудзивара Такао. Всего месяца ему хватило, чтобы очаровать невесту моего отца, жениться на ней и увезти её в Миядзаки. Отец так и не сумел простить ему этого. Он был уверен, что Касанэ-сан осталась бы жива, если бы не уехала с ним. Я не хотел об этом думать, когда был маленьким, - продолжал Хисока, - но, боюсь, отец женился на маме из-за её сходства с Касанэ-сан. Видите, я слишком много вижу из того, чего замечать не должен. Впоследствии я научился молчать и никому ничего не рассказывать, но это не помогло. Мои домашние предпочли закрыться от меня и делать вид, будто я не существую. Возможно, они правы. Нельзя общаться с тем, кто видит тебя насквозь, если ты сам не видишь его душу в ответ. Это нечестно.

- Нет! – возразил я. – Нечестно игнорировать человека и причинять ему боль!

Хисока с удивлением воззрился на меня.

- Вы, правда, так думаете? – спросил он.

- Да. И как же именно с тобой поступали твои родные? Неужели не разговаривали совсем?

Почему я не сумел промолчать? Догадывался ведь, каким будет его ответ, но всё равно спросил, возможно, надеясь, что хотя бы в этом мире всё было иначе…

Не иначе. Хисока поведал мне историю о том, как в аристократической семье Куросаки наказывали детей, видящих и осознающих чересчур много лишнего.

- Самое ужасное, - признался юноша, закончив рассказ, - это чувство безысходности и отчаяния. Иногда время словно останавливалось, и я не понимал, где нахожусь. Обычно это случалось через шесть-семь дней. Тени в подвале сгущались, выползали из своих углов, будто собираясь проникнуть в моё тело, а я чувствовал себя пустой оболочкой без содержимого… Безвольной игрушкой, которую сейчас захватит некий чуждый разум. Если бы Асахина не приходила к решётке и не разговаривала со мной, я бы точно сошёл с ума.

- Не сошёл бы, - уверенно заявил я.

Сердце моё вдруг стало биться тяжело, глухо, с перебоями.

- Почему вы так считаете?

- Ты очень сильный. Это очевидно.

Хисока взглянул на меня с безграничной благодарностью.
Мы поговорили ещё немного, потом в палату заглянула медсестра, сообщившая, что пациенту необходим отдых.

- Мне пора, - я поспешно поднялся со стула. – Кроме того, у меня тоже остались кое-какие незаконченные дела.

- До свидания, Тацуми-сан, - Хисока вдруг сам потянулся в мою сторону, собираясь пожать мне руку.

Я попытался отстраниться, но не успел. Он коснулся моей ладони, тут же замер и настороженно посмотрел на меня.

- Тацуми-сан, кто вы?

Страх разоблачения всколыхнулся внутри, но я быстро совладал с собой. Если Хисока ещё не понял, то возможно и не поймёт?

– Твой родственник.

- Странно, - прошептал юноша. - Обычно люди представляют собой водоворот боли и хаоса. Я уже начал привыкать к этому. Те, у кого светлые глаза, похожи на лучи солнца, а вы…

- А я?

- Вы словно гладь воды в безветренный день. Но там, под водой, я чувствую тайну. Никогда не встречал ничего подобного!

Он держал мою руку и внимательно глядел в мои глаза. Вдумчиво, серьёзно.

- Никакой тайны нет, - постарался отшутиться я, радуясь тому, что на синигами, наверное, стоит какая-то защита от людей-эмпатов.

Будь Хисока-кун тоже Богом Смерти, он бы прочёл мои эмоции, а так - не выйдет. Невероятная удача! Можно больше не опасаться, что секрет моей сущности будет раскрыт.

Хисока разжал пальцы. Я заколебался на секунду, а потом сделал то, чего мне хотелось со вчерашнего дня: наклонился к нему и поцеловал светлые пряди волос на его макушке.

- Отдыхай, - и неожиданно для себя прибавил. - Скоро я приду опять.

- Придёте? – обрадовался Хисока.

- Обещаю.

Впрочем, я не мог отправиться к Мураки, не сделав одного важного дела, план которого только сейчас окончательно оформился в моих мыслях.

просмотреть/оставить комментарии [118]
<< Глава 19 К оглавлениюГлава 21 >>
декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

ноябрь 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.12.01
This Boy\'s Life [3] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.12.02 09:36:35
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [6] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.11.30 07:51:02
Секрет почти не виден [2] (Гарри Поттер)


2020.11.29 12:40:12
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.11.25 16:30:33
В качестве подарка [70] (Гарри Поттер)


2020.11.24 00:28:50
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2020.11.12 22:03:57
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.11.08 19:55:01
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.11.08 18:24:38
Змееглоты [10] ()


2020.11.02 18:54:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.11.01 18:59:23
Время года – это я [6] (Оригинальные произведения)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [26] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [197] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [262] (Гарри Поттер)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.