Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

-Папа... как же ты сильно изменился за лето... - пролепетал Драко, глядя на отца с носом и волосами как у Снейпа.
-Вот ведь Фэйт бестолочь, простейшее оборотное зелье, которое у меня второкурсники в туалетах готовят - и то надо было испортить, - думал Снейп, злобно скрежеща зубами.

Список фандомов

Гарри Поттер[18508]
Оригинальные произведения[1242]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12712 авторов
- 26897 фиков
- 8629 анекдотов
- 17693 перлов
- 681 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 5 К оглавлению 


  Черный кофе в одинокий вечер

   Глава 6. VI. Май 2009
Все еще держа Гарри за руку, я открываю дверь в квартиру.

Миллисент и Грег лежат вместе на диване в мерцающем свете телевизора. Миллисент в полурасстегнутой блузке вспыхивает и резко отстраняется, когда я произношу:

- О Боже, как не вовремя! - Я мельком вижу ее грудь, вот уж чем никогда не интересовался. Она стягивает распахнутые полы вместе, задирает подбородок и прожигает меня взглядом.

- Я очень надеюсь, что мой сын спит,- говорю я, бросая свитер и куртку на пуфик, а Грег фыркает и показывает мне средний палец, потом садится, и я замечаю, что он без рубашки. К счастью, к его груди я уже привык. Гарри же покашливает и отводит глаза в сторону.

Грег глазеет на Гарри в полурасстегнутых джинсах и забрызганной спермой футболке, переводит взгляд на меня и, конечно же, замечает взлохмаченные волосы и незаправленную рубашку. А я абсолютно уверен, что вижу засос, проявляющийся чуть ниже его челюсти.

- Хороший был ужин? - спрашивает он тихо, и Миллисент хихикает за его спиной.

- Неплохой. Несмотря на тофу, - говорю я, и Грег хмурится. Я не приводил никого домой. Никогда. Ни мужчин. Ни женщин. Мне надо заботиться о Скорпиусе, в конце концов. Грег переводит взгляд обратно на Гарри, и я буквально вижу, как колесики в его мозгу начинают вращаться, а брови сходятся вместе.

- Могу себе представить, - бормочет Миллисент, – похоже, просто ... - Она скользит взглядом вниз, к моему расстегнутому поясу, - пальчики оближешь?

- Ой, отъебись, - я грозно смотрю на нее. Она только ухмыляется. – Ну, мы вас оставим. - Я тяну Гарри по корридору к моей спальне, пока Грег не начал задавать вопросы.

Гарри фыркает.
- Они все поняли.

Я затыкаю его поцелуем. На этот раз целую долго и неторопливо, Гарри пропускает пальцы сквозь мои волосы, откидывая их назад с лица. Его большой палец поглаживает мой висок.

- Драко, я хочу, - мы спотыкаемся и врезаемся в стену, перекосив портрет Скорпиуса и Астории. Гарри убирает руки с моего лица и хватает меня за бедра, крепко прижимая к себе. Он кусает меня за шею, присасывается к ней, потом зализывает укус. - Я хочу теперь кончить в тебя. - Его пальцы гладят мою задницу.

Я провожу губами по его челюсти. Ему нужно побриться, щетина уже колется.

- Думаю, это можно устроить.

Он стонет и толкается в меня бедрами.

- Господи, ты сводишь меня с ума ...

- Это хорошо, - я поглаживаю тыльной стороной ладони его полурасстегнутую ширинку и слегка прижимаю выпирающий член. Этот простой жест вызывает шумный выдох куда-то в район моей челюсти.

- Тихо. - Я отодвигаюсь, расстегивая рубашку. Он пристально следит за моими пальцами. – А то разбудишь Скорпиуса. - Я снимаю рубашку с плеч и делаю шаг назад, в спальню.

Гарри отталкивается от стены, глядя на меня потемневшими, яркими глазами

- А этого делать не стоит, правда? - Он снова хватает меня за бедра, и я улыбаюсь, когда он ногой захлопывает за нами дверь в спальню.

***


Часы на тумбочке подмигивают красным мне из темноты. Я моргаю, пытаясь прийти в себя со сна. Два восемнадцать. Будильник еще долго не зазвонит. Я спросонья ощущаю тяжелсть руки у себя на бедре. Гарри. Я улыбаюсь. Я спал не больше часа. Моя задница все еще растянута и болит; я уверен, что на плечах остался отпечаток спинки кровати, и мне отчаянно нужно в душ.

Интересно, как долго мне придется ждать, прежде чем разбудить Гарри для еще одного раунда.

- Папа, - слышу шепот со стороны двери, и я страшно рад, что мы с Гарри укрыты хотя бы по пояс.

Крошечные ножки в пижаме топяют по деревянному полу.

- Папа, - снова шепчет Скорпиус уже рядом со мной. Он гладит мою руку. - Папа.

Я приподнимаюсь на локте.

- Ты должен быть в постели.

Скорпиус смотрит на меня сквозь непокорные льняные кудри.

- Я не могил спать, - он жует обшитый атласной лентой край его любимого голубого одеяла, которое мать подарила, когда он родился. Шу-Шу - плюшевый мишка - болтается в другой руке.

- Не мог спать, – поправляю его со вздохом и сажусь.

Скорпиус кивает.

- Я посплю здесь с тобой? - Его розовый рот бантиком слегка дрожит. - Потому что там чудовища в моей постели.

Я чувствую, что Гарри шевелится позади меня.

- Отвернись-ка, - я говорю Скорпиусу и, когда он отворачивается, шарю в поисках трусов, а потом перегибаюсь через Гарри, чтобы забрать их.

- Что такое? - сонно бормочет Гарри, ловит меня и легонько целует в губы.

- Скорпиус. - Я соскальзываю назад, натягивая трусы под простыней.

-Извини... Чудовища выгнали его из постели.

- Они всегда так делают? - Гарри садится. Скорпиус уже повернулся и с любопытством его изучает.

– Привет, - говорит Гарри, и Скорпиус опускает голову, вдруг застеснявшись. Он ковыряет пальцем одну из машинок на своей фланелевой пижаме и сосет уголок одеяла.

Я выскальзываю из постели и поднимаю его. Шу-Шу шлепает по моей голой спине, его блестящие черные глаза-пуговицы царапают кожу.

- Кто это? - шепчет Скорпиус слишком громко, и Гарри смеется. Он уже натягивает трусы, и от движения его бедер под простыней у меня мурашки по спине бегут.

- Я Гарри. - Он скатывается с постели и сразу же стягивает простыню, потом еще одну, с резинкой.

- Где у тебя?.. - Он смотрит на меня и поднимает испачканные спермой простыни, скомканные в одной руке, потом бросает их рядом с дверью.

- Шкафчик в коридоре, - говорю я, и Гарри кивает.

Скорпиус смотрит ему вслед.

- Он тоже боится чудовищ? - спрашивает он, и я едва сдерживаю улыбку.

- Что-то вроде того.

Гарри возвращается с чистыми простынями. Он, зевая, расстилает их на кровати, заправляет углы под матрас.

- Ты же не против? - спрашиваю я, бросая Скорпиуса на кровать. Он подпрыгивает попкой кверху и зарывается в мою подушку. Гарри смотрит на него, улыбаясь, и Скорпиус переворачивается на спину с одеялом в зубах и хохочет, глядя на Гарри.

- Я могу отнести его обратно в постель, но через пятнадцать минут он снова будет здесь.

Гарри шлепается рядом со Скорпиусом и натягивает простыню на них обоих.

- Конечно, нет. - Он толкает Скорпиуса плечом. – От чудовищ надо держаться подальше.

Скорпиус кивает.

- Плохие чудовища. - Он рычит на Гарри, показывая зубы. - Потому что они едят человеков, когда человеки спят.

- Очень вредно для здоровья, - торжественно говорит Гарри, и Скорпиус гладит его лицо, пока я заползаю под простыню рядом с ним.

- Папа их отгоняет. - Скорпиус ерзает у меня под боком, больно толкаясь пятками мне в бедра. Он обнимает Шу-Шу и кладет голову на подушку Гарри. -- Можно?

- Можно, - Гарри смотрит на меня и улыбается. Мое сердце трепещет, когда он легко прикасается к щеке Скорпиуса и обнимает нас обоих одной рукой.

- Спи, - шепчет он беззвучно, закрывая глаза.

Кажется, я влип.

***

Гарри уходит в шесть. Он целует меня, выскальзывая из-под простыни и ног Скорпиуса, которые каким-то образом оказались у него на груди. Сын головой прижимается к моему бедру, пускает во сне слюни.

- Я позвоню тебе? – с надеждой в глазах спрашивает Гарри. Он водружает очки на переносицу и натягивает футболку через голову.

- После всего, что я позволил тебе делать вчера вечером, я, черт возьми, очень на это надеюсь.

Я осторожно выбираюсь из-под Скорпиуса и медленно встаю. Скорпиус сворачивается клубочком, похныкивая и вздыхая, натягивает одеяло на плечо. Но продолжает спать, слава богу.

Гарри смеется, застегивая джинсы.
- Значит, сегодня вечером. Парламент заседает только до шести.

Уже в дверях целую Гарри на прощанье - два раза – потом в душ, перед выходом пишу Грегу записку о том, где искать Скорпиуса, когда он проснется. Грег кормит его завтраком и отводит к «Маленьким эльфам» - детский сад Монтессори(1) в Мэрилбон. Я забираю его в половине четвертого, когда закрываю кафе.

Утренний наплыв посетителей проходит для меня как в тумане. Миллисент проскальзывает в кафе на двадцать минут позже меня, но я в хорошем настроении и только один раз выражаю свое недовольство ее медлительностью, всего лишь приподняв бровь.

- Тебе нужно чаще трахаться, - говорит она, передавая кружку с двойным эспрессо и обезжиренным молоком через прилавок для Китти Ашер, которая выглядит потрепанной и усталой. Я думаю, когда тебя постоянно преследуют писаки из «Телеграфа» с вопросами о том, как удалось заставить налогоплательщиков заплатить двадцать тысяч фунтов за ремонт дома, трудно заснуть по ночам.

- Ой, кто бы говорил. - Я протискиваюсь мимо Миллисент и беру круассан из витрины для выпечки, кладу его на тарелку для ассистента Хэзел Блирс. Мои щеки вспыхивают, когда я замечаю отпечаток ладони на стекле.

Миллисент фыркает.
- Я ушла домой. - На мой недоверчивый взгляд, она пожимает плечами. - Мы медленно продвигаемся.

Я закатываю глаза.

Без четверти одиннадцать в кафе входит Панси. Я сижу за одним из столиков, составляя список для склада, чтобы передать заказ оптовикам во второй половине дня. Дождь льет как из ведра в окне рядом со мной, улица вся серая, за исключением случайных красных пятен автобусов и ярких желтых зонтиков. Панси падает в кресло напротив меня, и я поднимаю на нее глаза, постукивая карандашом по столу.

- Дорогой. - Панси выглядит мрачно. С внезапным беспокойством я выпрямляюсь на стуле. Панси никогда не хмурится, если это не обязательно. Она в ужасе от возможных морщин.

- Что случилось?

Она роняет «Дейли Мейл» поверх моих бумаг.
-Ты это видел?

Я качаю головой. Никто не заходил сегодня с «Дейли Мейл» или с «Сан». Конечно, они все читают эти газеты, но упаси Бог быть пойманным с ними в руках. Я кидаю взгляд на заголовки. Огромные фотографии уток сэра Питера Виггерса заполняют большую часть страницы, а также меньшие фотографии самого сэра, пытающегося доказать необходимость траты двух тысяч фунтов на плавучий утиный домик.

Панси постукивает ногтем, покрытым красным лаком по верхнему правому углу и у меня в горле перехватывает. На фото мы с Гарри целуемся, прислонясь к витрине для выпечки. «Член Парламента замешан в секс-скандале!» - напечатано через всю фотографию жирным белым шрифтом.

Я перелистываю страницы газеты, сердце беспорядочно колотится. История на четвертой странице – скандал о растратах ее, конечно, несколько затмил, даже в «Дейли Мейл», - но фотографии больше и четче. Подпись Алфи под статьей. Слава богу, статья короткая, хоть и полна спекуляций, и отец, и его шашни упоминаются дважды.

- Дерьмо, - говорю, закрыв глаза. Черт, черт, черт.

Панси накрывает мою руку своей.
- Это только «Дейли Мейл», может, быть никто из знакомых не будет читать…

- Даже не начинай. - Я смотрю на нее. – К пяти об этом будет знать весь Вестминстер, и ты сама это прекрасно понимаешь.

- Я знаю. - Панси кусает свои накрашенные вишневой помадой губы. - Что ты собираешься делать?

Я вздыхаю и смотрю в окно.
- Понятия не имею.

Но в следующий раз, когда увижу Алфи Харта, вобью его вонючие зубы ему в глотку.

И я не знаю, что скажет Гарри.

***


Через час звонит ассистентка отца. Голос Софи звучит затравленно и измученно. Отец – один из нескольких лордов, которые нанимают служащих в офис даже на неполный рабочий день. Во время парламентской сессии, пока отец на заседаниях в комитете, она составляет его расписание, и помогает ему целовать всем задницы в борьбе за руководящую позицию среди тори.

- Он хочет видеть тебя прямо сейчас, - говорит она сквозь треск мобильника, и я слышу звонкое цоканье ее каблуков, отдающееся эхом в каком-то зале Вестминстерского дворца. – У него закончится заседание через полчаса.

Я не хочу идти. Но у меня нет выбора. Мать уже звонила мне в ужасе, после того, как тетя Андромеда послала ей ссылку на новости на сайте «Дейли Мейл». Даже не подозревал, что мать знает, как управляться с компьютером. Я думаю, в этом виноват дядя Тед. Вот уж не уверен, что больше расстроило мать - тот факт, что я был пойман на месте преступления с политиком, или то, что упомянутый политик был либерал-демократом. Я предполагаю, что она предпочла бы, чтобы я выбрал хорошего, правильного консерватора для взаимной дрочки.

Итак, в половине двеннадцатого я жду отца в Центральном лобби, сидя на одном из черных кожаных диванов возле статуи Гладстона(2) и тупо уставившись на объявления над стойкой регистрации, которые информируют меня о том, что палата Лордов начала заседание в 10.30, и что сегодня на повестке дня. С моего зонтика капает на кафельный пол и один из охранников косится на меня, но мне все равно.

- Драко, – резкий тон отца возвращает меня на землю. Он идет ко мне, как всегда безупречный в своем черном костюме, с волосами, аккуратно стянутыми на затылке. Отец - единственный тори, кого я знаю, позволяющий себе носить волосы до лопаток. Он подзывает меня пальцем, и я следую за ним. Он молчит, пока мы не выходим в Восточный коридор.

- "Дейли Мейл", - произносит он, глядя прямо перед собой, и плотно сжимает губы. Я никогда не планировал официального камин-аута перед отцом, тем более - таким образом. Не говорить об этом вслух было гораздо комфортнее. Но он, похоже, относительно спокоен. Пока.

Я останавливаюсь под катиной, изображающей Латимера(3), проповедующего перед Эдуардом VI.

- "Дейли Мейл" не повлияет на твою репутацию. - Я стараюсь, чтобы мой голос звучал ровно.

Отец фыркает.

- Не смешно. - Он поджимает губы. - Ты знаешь, в какое положение это меня ставит, особенно в период борьбы за лидерство в партии. И что мне особенно нужно в данный момент - это фотография моего бисексуального, - он произносит это слово с полным ненависти шипением, презрительно скривив губы, и я понимаю, что он уже поговорил с матерью, - сына в страстных объятиях либерал-демократа на обложке проклятого «Mейла»!

Я уставился на него.

- Так что, если Гарри был бы тори, это было бы приемлемо?

Ноздри отца трепещут. Я все-таки вывел его из себя.

- Не будь дураком.

- Почему нет? Это же то, что ты обо мне думаешь, - я смотрю в сторону. Баронесса Бутройд проходит мимо нас с радостным «добрый день, Люциус, дорогой» к отцу и любопытным взглядом в мою сторону. Отец кивает ей и смягчает выражение лица, чтобы выглядеть вежливо, насколько это ему удается. Она - член правительства, в конце концов, и, следовательно, ее необходимо уважать

- Я это сделал не для того, чтобы опозорить тебя, - говорю я спокойно, глядя вслед баронессе, уходящей к одной из комнат комитета. - Я не знал, что Алфи околачивался там в половине двенадцатого. Парламент даже не заседает так поздно по средам.

Отец вздыхает и барабанит кончиками пальцев по запястью другой руки. Он игнорирует служащих и других представителей общественности, снующих мимо нас туда-сюда на пути в Центральную приемную. Кое-кто из них поглядывает в нашу сторону, но перешептывания украдкой между лордами, депутатами и их подчиненными - не редкость в коридорах Вестминстерского дворца.

- Ты сейчас же прекратишь эту ерунду, Драко. Я не потерплю, чтобы нашу семью правительство использовало для отвлечения внимания публики от текущего скандала.

Я напрягаюсь.
- Это то, что они планируют? - Мне наплевать на репутацию отца. Но я не хочу, чтобы таблоиды протащили Гарри через всю эту грязь.

- Ты же прекратишь этот роман? - Отец хмурится. – Палата Представителей отчаянно ищет хоть что-нибудь, что может отвлечь внимание общественности от их действий, лишенных всякого смысла. Честно говоря, идиоты действовуют, как будто Зеленая книга(4) - это просто советы по этикету, а не свод правил для парламента.

- А если тебя поймают на попытке списать расходы на жилье? - спрашиваю сквозь стиснутые зубы. – Только не говори мне, что ты не вносишь лондонские расходы в статью парламентских расходов, черт бы побрал этот Атенаум.

Отец выгибает бровь.

- Я думал, ты обо мне более высокого мнения, Драко. - Он поправляет французские манжеты, играя с запонками в виде серебрянных змей, которые принадлежали еще его деду.

Я фыркаю. Семья Малфоев всегда имела большой опыт креативной бухгалтерии, когда дело доходит до нашего счета в банке Барклайз, а отец даже талантливее, чем большинство моих предков, что касается инвестиций и тайных игр с налоговым управлением.

Когда отец отводит глаза в сторону, я все вдруг понимаю. Вот почему он так расстроен. Это не имеет ничего общего с желанием защитить меня или доброе имя семьи. Я унизил его. Ни один политик-консерватор, конечно, не захочет быть публично скомпрометированным сыном-педиком, который трахается с либерал-демократом, но на дворе двадцать первый век, вашу мать! Быть открытым гомосексуалистом - уже не политический смертный приговор, как было раньше. Но это ... Отец просто в ужасе, что он будет пойман, как и все остальные, на своих финансовых махинациях, и одновременно таблоиды будут выплескивать со своих страниц истории о моей извращенности и неосторожности, и, как следствие, Кэмерон перестанет быть столь любезным с ним. Для отца власть всегда значила очень много. Он на протяжении нескольких лет выуживал должность в теневом кабинете в надежде, что она будет ему гарантирована в Тайном совете, как только правительство снова обернется к консерваторам.

Этого достаточно, чтобы меня затошнило.

- Драко.

Я оглядываюсь в пол-оборота на голос Гарри. Отец застывает рядом со мной, пока Гарри бежит к нам; сумка с ноутбуком хлопает его по бедру. Ему надо бы расчесаться, но темно-коричневый мохеровый костюм от Дживс и Хоукс прекрасно отутюжен. Он коротко кивает отцу.

- Лорд Малфой.

- Поттер, – отец кривит губы.

Гарри смотрит на него несколько озадаченно, но потом переводит взгляд на меня.

-Ты в порядке? - Он говорит тихо и касается моей руки.

Отец отталкивает его руку.

- Вы не возражаете? Я думаю, вы уже сделали достаточно, чтобы запятнать имя Малфоев.

Гарри отступает, моргая.

- Послушайте, - говорит он запальчиво, - это не имеет к вам никакого отношения.

- А я считаю, что имеет. - Отец приближается, сузив глаза. Я знаю этот взгляд слишком хорошо. Я видел его у змей, которых отец держит в усадьбе, перед тем, как они бросаются на маленькую мышь, выпущенную в клетку им на обед.

- Следите за собой, мистер Поттер. Британской общественности может не понравиться, что люди вашего сорта управляют страной.

- Чушь, - Гарри сжимает челюсти. Я вижу, как у него от напряжения дергается щека. – Люди моего сорта, как вы изволили выразиться, уже управляют страной в течение достаточно долгого времени.

- Перестаньте,- я начинаю говорить повышенным тоном. Они оба смотрят на меня, - я не собираюсь ничего выяснять прямо сейчас. Или прямо здесь. - Я кладу ладонь на руку Гарри, не обращая внимания на поджатые губы отца. - Прости.

Гарри ловит мою руку.

- Драко.

Я отстраняюсь. Меня не волнуют взгляды проходящих мимо.

- Я не могу, Гарри, - говорю, и не уверен, что я имею в виду. Мое горло болезненно перехватывает, плечи напряженны. Мне просто нужно уйти. Я устал быть пешкой отца и я не хочу нести ответственность за крах карьеры Гарри.

- Прости, - повторяю еще раз, и оставляю их стоять в коридоре, глядя мне вслед.

***


Дождь льет, равномерно покрывая лужами тротуар набережной Альберта и исчезает в неспокойных волнах Темзы. Густой серый туман стелится над рекой. Я почти не могу разглядеть шпили парламента на другом берегу, свет от зданий и фонарей вдоль набережной и моста мягко рассеивается туманом.

Я не знаю, сколько я стою здесь, прислонившись к стене набережной, глядя на Темзу. Мой мобильный звонил пять раз. Потом я его выключил. Я не хочу никого слышать - ни отца, ни мать, ни Панси с Блейзом. Даже кафе может идти нахуй, мне все равно. Я цепляюсь за зонтик, прячусь под ним, плотнее закутываясь в фиолетовый пиджак от Александра МакКуина, который Блейз подарил мне на прошлый день рождения, вместе с резкой критикой по поводу отсутствия у меня современного стиля. Ублюдок совсем охерел, по-моему.

Я не знаю, что делать. Я знаю, чего я хочу. Гарри. Я хочу почувствовать снова его прикосновения, хочу целовать его, хочу провести еще одну ночь с ним в постели. Тем не менее, я осознаю, что средства массовой информации могут сделать с ним. Что они наверняка сделают, если это будет продолжаться.

Если у меня есть хоть капелька альтруизма, я должен уйти от него. Мать так и сказала сегодня утром. «Так будет лучше для него и для тебя, Драко. Ты и сам это знаешь».

Беда в том, что я знаю. Но мне плевать.

Моей руки касаются толстые, твердые пальцы, которые стали мне до боли знакомы за несколько последних недель.

Я смотрю на Гарри. Идиот выскочил в дождь без зонта. Его костюм промок насквозь, скорее всего, испорчен навсегда, и воротник рубашки персикового цвета прилип к мокрой коже. Волосы распластались по лбу.

- Ты безнадежен, - говорю я.

- Возможно. - Гарри притягивает меня за бедро поближе. – В гробу я видал этот «Мейл».

Я кладу руки ему на грудь. Его кожа теплая под мокрой тканью.

- А стоило бы к нему прислушиваться.

Пальцы Гарри накрывают мои.
- Я совершил свой камин-аут уже очень, очень давно. - Говорит он с легкой улыбкой. – Коули стрит давно в курсе. На самом деле, Клегг позвонил, чтобы поздравить меня сегодня утром. Кажется, они думают, что тот факт, что мой бойфренд – тори, поможет перетащить несколько консерваторов-геев на нашу сторону.

- А, так ты используешь меня для собственной политической выгоды, Поттер?

- Возможно, - снова говорит Гарри. Он проводит пальцами по моей щеке. Мой зонтик падает назад, потому что рука моя слабеет, а дыхание перехватывает от одного взгляда на его лицо.

Я сглатываю. Капли дождя бьют меня по лицу, холодные и бодрящие, и я вздрагиваю.

- Как ты меня нашел? - спрашиваю через минуту.

- Милли, - говорит Гарри. Интересно, называл ли он ее когда-нибудь по имени? - Она сказала, что ты любишь пройтись по набережной в сторону Овала, когда расстроен.

- Надо бы ее уволить, - я ловлю руку Гарри и подхожу ближе. Он смотрит на меня сквозь забрызганные дождем очки. - Но трудно в этом городе найти человека, который варит достойный эспрессо.

Гарри слабо улыбается.

- Это был бы просто позор - потерять ее.

Я киваю. Мой палец скользит по запястью Гарри. Я чувствую ровный стук его пульса.

- Может ничего не получиться, ты знаешь. Ты и я. Я полный ноль в отношениях, и мне никогда и никому не удавалось сохранять верность.

- Я тоже полный ноль, - Гарри наклоняется ко мне. Он твердый и сильный, и я хочу его. Отчаянно.

- Я хочу снова играть в крикет, - я смотрю на него, сморщив лоб. Я не совсем уверен, почему я это сказал, но это правда. - Не в следующем сезоне, но ....

Гарри прислоняется своим лбом к моему.

- Тебе надо позвонить в Суррей. - Он переплетает свои пальцы с моими. – Узнать, что следует делать.

- Я так и сделаю, - облизываю свою нижнюю губу. Дождь уже намочил мои волосы. - Гарри, - шепчу я, и он целует меня, медленно, мягко и осторожно.

Меня не волнует, что думают люди. Меня не волнует, что они говорят. Все, что меня волнует - это Гарри, его руки на моей талии, движения губ на моих губах.

Впервые за много лет я счастлив, я вдруг понимаю. И я проснусь счастливым завтра. И послезавтра. И на следующий день.

И потом, да. Посмотрим.

Мой зонтик падает на землю. Ветерок несет его по набережной. Я не думаю о том, куда он делся. Вместо этого я обнимаю Гарри за шею, продолжая его целовать.

- Нахуй «Мейл». Идем домой и будем трахаться до потери пульса, - говорит мне в рот Гарри, и я смеюсь. Это гениальная идея, как я считаю.

Туман рассеивается, пока мы идем по набережной, взявшись за руки, и клочок ярко-синего неба виден сквозь облака.

Почему-то я думаю, что Астория довольна.

***
1. Детский сад Монтессори (Montessori nursery school) – сеть детских садов, где принята система воспитания, предложенная в первой половине XX века итальянским педагогом, учёным и мыслителем Марией Монтессори. Методика Монтессори основана на индивидуальном подходе педагога к каждому ребёнку: малыш постоянно сам выбирает дидактический материал и продолжительность занятий, развиваясь в собственном ритме и направлении.

2. Уи́льям Ю́арт Гла́дстон ( William Ewart Gladstone; 29 декабря 1809, Ливерпуль — 19 мая 1898) — английский государственный деятель и писатель, 41-й (декабрь 1868 — февраль 1874 года), 43-й (апрель 1880 — июнь 1885 года), 45-й (февраль — август 1886 года) и 47-й (август 1892 — февраль 1894 года) премьер-министр Великобритании.

3. Хью Латимер ( Hugh Latimer; ок.1485 — 16 октября 1555) — епископ Вустерский, известный деятель английской Реформации. Во времена правления королевы Марии I Католички был сожжён на костре как еретик. В 1531 году Латимер удостоился особой милости Генриха VIII за поддержку в пользу аннулирования брака короля с Екатериной Арагонской. Во времена правления Эдуарда VI Латимер был удостоен благосклонности нового короля и даже получил должность придворного проповедника, в которой оставался до 1550 года

4. Зеленая книга (The Green Book) - руководство по начислению пособий для членов Парламента (часто просто Зеленая книга) Палаты общин Великобритании. До 7 мая 2010 года в ней были изложены правила, регулирующие зарплаты депутатов, пособий и пенсий. Ныне заменена на свод правил, установленных Независимым парламентским органом стандартов, как результат парламентского скандала о расходах .


просмотреть/оставить комментарии [44]
<< Глава 5 К оглавлению 
январь 2021  

декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2021.01.20
В качестве подарка [71] (Гарри Поттер)



Продолжения
2021.01.23 00:05:33
Наследники Гекаты [11] (Гарри Поттер)


2021.01.22 17:42:54
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.22 12:30:42
Наперегонки [6] (Гарри Поттер)


2021.01.22 00:03:43
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2021.01.19 16:38:13
Вы весь дрожите, Поттер [1] (Гарри Поттер)


2021.01.18 21:27:23
Дочь зельевара [199] (Гарри Поттер)


2021.01.18 09:54:54
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.15 22:42:53
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.01.15 22:23:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2021.01.10 22:54:31
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2021.01.10 15:22:24
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.09 23:38:51
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2021.01.08 13:40:40
Глюки. Возвращение [240] (Оригинальные произведения)


2021.01.04 17:20:33
Гувернантка [1] (Гарри Поттер)


2021.01.04 10:53:08
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2021.01.02 18:24:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [62] (Гарри Поттер)


2021.01.01 21:03:38
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.01 00:54:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.12.26 12:25:17
Возвращение [0] (Сумерки)


2020.12.20 18:26:32
Леди и Бродяга [5] (Гарри Поттер)


2020.12.15 20:01:45
Его последнее желание [6] (Гарри Поттер)


2020.12.13 15:27:03
Истоки волшебства и где они обитают [4] ()


2020.12.10 20:14:35
Змееглоты [10] ()


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [8] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.