Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

- Ну я вам устрою сладкую жизнь... - ругался Волдеморт перед Рождеством, возвращаясь с отдыха в Египте. - Вы мне ещё за своих акул ответите!

Список фандомов

Гарри Поттер[18494]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12706 авторов
- 26958 фиков
- 8629 анекдотов
- 17688 перлов
- 678 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>


  Детство

   Глава 6. Первые уроки и правила не для всех
Хогвартс. Малфой-Мэнор. Начало учебного года, 1 курс

Началась учёба. Добрую половину студентов набрали из магглорожденных, до лета нынешнего года и близко ни к чему волшебному не подходивших. В результате обучение начиналось с абсолютного нуля и банальностей, вроде инструкции, как правильно держать палочку. Мы, наследники чистокровных магов в Лорд ведает каком уже по счёту поколении, откровенно поначалу скучали.
Вдобавок, школьные правила ограничивали всё, что можно ограничить. У Слизерина, с одной стороны, было чуть больше свободы: высокопоставленные родители, декан, который, несмотря на всю свою строгость, готов был вытаскивать собственных подопечных из любой передряги – в результате, хотя мы и получали от него по полной программе за проколы, ни одна наша выходка «за закрытыми дверями» не становилась известной ни директору, ни другим учителям. С другой - всё, что не находилось на территории Слизерина, затачивалось под нужды и во благо любимчикам директора – гриффиндорцам.
Радовало только одно – наконец-то можно было на самом деле колдовать. И это было потрясающее чувство. Буквально через пару недель я уже представить себе не мог, как я столько лет ухитрялся обходиться без палочки. Теперь, если она не лежала в кармане, а ещё лучше в рукаве, я чувствовал себя как без одной руки.
Ах да, было и ещё одно маленькое обстоятельство, позволявшее злорадствовать над окружающими и, соответственно, поднимать себе настроение.
Было у школы два бедствия – завхоз Аргус Филч, сквиб и законченный кошатник, и полтергейст Пивз, на пакости изобретательнее двадцати меня и Пэнси, вместе взятых. И если с первым (как и с его вечно за всеми шпионящей кошкой миссис Норрис) мы ничего поделать не могли, то второй портил жизнь кому угодно… только не слизеринцам.
Я не знаю, да и никто не знает, почему полтергейст так заискивал перед Кровавым Бароном, но факт оставался фактом. Когда Пивзу приходило в голову в очередной раз засесть на люстре в особо людном коридоре и кидаться по проходящим чем-нибудь крайне неприятным, слизеринцы спокойно прогуливались под ним по своим делам, а «снаряды» летели во всех остальных.
Первые уроки в основной массе мне не запомнились совершенно. Трансфигурация была неприятна из-за слишком жёсткого отношения профессора Макгонагалл, чары, история магии и им подобные мелочи меня просто не интересовали, защита от тёмных искусств разочаровала.
Защита от тёмных искусств. Сам по себе ущербный предмет. Ведь это – лишь огрызок огромного раздела магической науки, вдобавок у профессора Квирелла от педагога было одно название.
Увы, уже много лет именно Тёмные искусства в Хогвартсе не преподавались. К тому же после войны с Тёмным Лордом любой, у кого замечали повышенный интерес к данной сфере, был обречён на пожизненное недоверие и косые взгляды со стороны процветающего большинства.
Однако это не мешало семьям, подобным моей, блюсти вековые традиции. В роду Малфоев все маги непременно были обучены всем тонкостям Тёмной науки. Мне повезло ещё в том плане, что лучший на тот момент преподаватель Тёмных искусств был моим крёстным. И, соответственно, первым учителем.
Я с нетерпением ждал начала уроков профессора Снейпа. Ещё на наших частных с ним занятиях я жадно ловил каждое его слово, хотя вообще-то особой любовью к учебе не отличался, как большинство детей.
Наконец, мы дожили до урока зельеварения и в назначенный день и час спустились в подземелье, где находилась лаборатория крёстного и класс для занятий по его предмету.
Я посмеивался над испуганно озиравшимися по сторонам новичками. На неподготовленного человека лаборатория Снейпа и правда могла произвести неизгладимое впечатление: чего стоили одни только заспиртованные уродцы в банках. Меня это всё не удивляло по одной простой причине: домашняя лаборатория крёстного выглядела ещё хуже.
Минут за пять до начала урока появился сам профессор. Я по привычке поздоровался с ним, обратившись как к крёстному, но он взглянул на меня весьма строго:
- Драко, будьте добры запомнить, что крёстный, как и прочие родственники, остался в Малфой-Мэноре. В Хогвартсе есть только профессор Снейп.
- Простите, профессор, - вопреки обыкновению, я смутился и опустил глаза.
Стоило декану появиться в классе, как тут же воцарилась идеальная тишина. Далеко не всем преподавателям удавалось навести подобный порядок, даже угрожая снятием баллов и взысканиями, Снейпу же не пришлось даже ничего говорить. Видимо, сам его облик и манера держаться моментально настроили всех на нужный лад.
Урок начался с переклички и, соответственно, знакомства учителя с учениками. Дойдя до буквы П, Снейп остановился.
- Гарри Поттер. Наша новая знаменитость.
Мы с Пэнси переглянулись.
- Декан солидарен с факультетом, - одними губами шепнул я. В глазах Паркинсон мелькнул озорной огонёк, но она тут же прогнала непрошенную улыбку и с удвоенной серьёзностью посмотрела на профессора Снейпа. Крэбб и Гойл, услышав мой комментарий, загоготали бы в голос, если бы мы с Пэнси на них не шикнули.
Тем временем перекличка продолжилась. Завершив её, декан отложил список и спустился с кафедры, сложив руки на груди.
- Наука зелий относится к тем точным искусствам, которые не терпят небрежности и спешки, - начал он. – Здесь вам почти не понадобятся палочки и заклинания. Успех будет зависеть от вашей внимательности и того, насколько серьёзно вы подойдёте к делу. Я не льщу себя надеждой, что многие из вас будут в состоянии оценить по достоинству изящество искусства зельеварения. Однако тех, кто обнаружит в себе эту склонность, я научу, как запутать чувства и подчинить разум, как заключить в сосуд власть, приготовить славу и обмануть смерть…
Нечто подобное я слышал от крёстного неоднократно. Однако он ни разу не повторялся. Этот человек действительно любил и знал своё дело, и говорил о нём так, что интерес и уважение к предмету начинали просто захватывать.
Впрочем, похоже, всё-таки не всех. Во время речи профессора Поттер что-то задумчиво изучал на обратной стороне своего пергамента, Уизли, судя по отсутствующему выражению лица, витал в облаках и воображал себя хозяином не много не мало Уизли-Мэнора, а Грэйнджер вертелась, словно сидела на живом еже. Правда, последняя взгляда от профессора не отрывала.
Снейп бросил взгляд в их сторону:
- Поттер!
Наш уникальный чуть не подпрыгнул от неожиданности, моментально убрав руки с пергамента. Снейп начал задавать ему элементарные вопросы – например, о наиболее известном применении безоара. Ёж на стуле Грэйнджер превратился, не иначе, в дикобраза, но декан не обращал внимания на её задранную руку. Знаменитости же явно пришлось несладко. Похоже, живя у своих магглов, он и близко ни о чём подобном не слышал.
Впрочем, не он один; класс явно разделился на две части: одни с ужасом смотрели на Снейпа, ожидая, что следующий немыслимый вопрос он задаст им, а другие (включая нашу компанию), слегка улыбались, видя, что творится с первыми.
- Что ж. Похоже, слава – это далеко не всё, не так ли, Поттер? – тихо констатировал Снейп.
- Похоже, для него уже новость, что им не все восхищаются, - тихо шепнула мне Пэнси.
Я скривил губы в усмешке:
- Быстро же он привык.
Тут Поттеру, видимо, надоело выглядеть дураком, и он довольно дерзко ответил:
- Кажется, Гермиона знает верные ответы. Почему бы вам не спросить её, сэр?
- Когда кажется, надо колдовать Ридикулус, - невольно вырвалось у меня, от чего Крэбб, Гойл и Пэнси зажали рты ладонями, чтобы не хихикать.
Снейп резко обернулся к Грэйнджер:
- Опусти руку. Да будет вам известно, Поттер, что из асфоделя и полыни получают одно из сильнейших снотворных зелий, известное как Напиток Живой Смерти. Безоар является почти универсальным противоядием, а клобук монаха и волчья отрава – это одно и то же растение, известное так же, как аконит. И мне не ясно, - декан сделал небольшую паузу, а потом продолжил чуть громче, заставив всех вздрогнуть и схватиться за перья, - Почему это никто не записывает?
Снейп вернулся на кафедру и уже оттуда добавил:
- За ваше неподобающее поведение, Поттер, я снимаю десять баллов с факультета Гриффиндор.
Гриффиндорцы дружно захлопали глазами, словно их несправедливо обидели, но на Снейпа это не произвело никакого впечатления:
- Встаньте по двое к котлу. Сейчас мы будем готовить одно из простейших противоожоговых зелий.
Мы с Пэнси оказались в паре, а к соседнему котлу встали Крэбб и Гойл. Увидев это, я поморщился:
- Слушай, они сейчас такого наготовят….
Пэнси вздохнула:
- Ладно, помогу…
Зелье действительно было не очень сложным, к тому же, я его уже когда-то готовил. Оставалось только вспомнить пару хитростей, необходимых для его приготовления. Вообще-то, не было ни одного рецепта без такого «секрета», а вот в учебниках их почему-то не прописывали, очевидно, рассчитывая на то, что студент должен сам догадаться.
Профессор Снейп прохаживался по классу, контролируя работу и раздавая полезные, но довольно ядовитые комментарии в своей обычной манере:
- Лонгботтом, рекомендую резать ингредиенты острой стороной ножа. Уизли, перестаньте гипнотизировать слизней: силы вашей мысли вряд ли хватит на то, чтобы бесконтактно переместить их в котёл. Мисс Грэйнджер, соберите волосы в хвост или пучок – они не являются компонентом противоожогового средства. Мисс Браун, рекомендую вам сунуть нос в ваш собственный котёл, а не в соседский…
На каждой такой фразе мы с Пэнси еле сдерживались, но, похоже, подобное приподнятое настроение наблюдалось только у слизеринцев, и то, не у всех. Крэбб с Гойлом периодически недоумевающе таращились на собственное зелье, после чего обращали полный отчаяния взгляд к Пэнси. Та, выждав момент, когда профессор Снейп не смотрел в нашу сторону, быстро оборачивалась, и подкидывала в их котёл нужный ингредиент.
- Поттер, если вы считаете, что это называется «правильно нарезанные улитки», вы сильно ошибаетесь, - декан моментально оказался около моего стола, и указал на ступку, в которой я перемешивал очередной компонент для зелья. – Правильно – это так, как у мистера Малфоя, - Поттер одарил меня ненавидящим взглядом. - Суспензия должна приобрести светло-зелёный оттенок, а не фиолетовый. Кстати, Драко, - крёстный наклонился к моему уху и произнёс так тихо, чтобы слышал только я, - вам, должно быть, не интересно заниматься тем, что вы и так прекрасно знаете. Попробуйте чуть усложнить зелье, добавив….
Закончить он не успел. Раздалось громкое шипение, и повалил дым.
- Ноги с пола уберите, быстро! – скомандовал Снейп, выхватывая палочку. Мы позалезали на стулья, и уже потом стали пытаться разглядеть сквозь дым, что же произошло.
По полу, ядовито шипя, текла струйка неправильно приготовленного зелья. Рядом с расплавленным котлом постанывал от боли гриффиндорский недотёпа Невилл – его руки были покрыты красными волдырями, потому что он ухитрился подставить их под разливающееся зелье.
Пары взмахов профессорской палочки хватило на то, чтобы убрать зелье и расплавленный котёл, после чего Снейп обратился к съёжившемуся Лонгботтому:
- Быстро в больничное крыло! И двадцать баллов с Гриффиндора! И с вас, Поттер, тоже: вы сегодня чересчур разговорчивы, - последнюю фразу Снейп бросил, не оборачиваясь, когда знаменитость попыталась возмутиться, что с бедными гриффиндорцами опять поступили несправедливо…
Прошло пару недель или чуть больше. И вот однажды в расписании я увидел долгожданный урок полётов на метле. Я был более чем уверен, что он будет для меня первым и последним, а дальше я в это время стану, например, тренироваться вместе с квиддичной командой – но это всё не столь важно. Важнее то, что именно это первое занятие стало неким поворотным моментом. Но – обо всём по порядку.
Сколько бы я ни наблюдал за тем, как совершенно, на первый взгляд, пустяковые слова, действия и явления определяют все дальнейшие события, удивляться этому не перестану, наверное, никогда.
Вот и тот день начался с, казалось бы, ничего не значащего происшествия. Невилл Лонгботтом (тот самый недотёпа с вечно потерянной жабой) всё утро упорно попадался мне на глаза. Сначала он остановился на входе в обеденный зал, сосредоточенно разглядывая что-то на потолке, и не заботясь о том, что обойти его мало кому удаётся. Потом задумчиво прогуливался перед слизеринским столом, глядя куда-то сквозь меня. Потом воскликнул: «Я надел не тот галстук!» и схватился за вышеупомянутый. Я пригляделся – и правда, вместо красно-золотого гриффиндорского галстука у хомяка на шее было что-то тёмное в невразумительный розовый цветочек. Одним словом, Лонгботтом всем видом показывал, что ещё не проснулся, и сделать это самостоятельно не в состоянии.
Выдержать такое зрелище было выше моих сил. Пару раз я достаточно громко прокомментировал ситуацию, но сонный гриффиндорец и ухом не повёл.
Закончилось дело тем, что появилась сова, и принесла ему посылку. В свёртке оказался Напоминатель - хрустальный шарик, наполненный белым дымом, который краснеет, когда хозяин что-то забыл. Лонгботтомовский шарик уже был красным, и его обладатель крепко задумался, очевидно, пытаясь вспомнить, что именно он забыл. При этом шарик он держал на ладони перед собственным носом, и позиция была более чем удобна…
- Интересно, если сейчас кто-нибудь заберёт у него шарик, через сколько лет он это заметит? – задумчиво поинтересовалась Пэнси, когда мы, уходя с завтрака, поравнялись с гриффиндорским столом.
- Давай проверим, - подмигнул я, ловким движением выхватывая шарик у Невилла. Затем, крутя трофей в руке, отступил на шаг, ожидая хоть какой-нибудь реакции.
Лонгботтом покраснел, как помидор, и уставился на меня, хлопая глазами. Зато среагировали Уизли с Поттером и профессор Макгонагалл.
Заместители директоров редко понимают шутки. Поэтому я вернул шарик обладателю и моментально выкинул из головы воспоминание о происшествии.
Мы отправились на урок полётов. Как я и предполагал, школьные мётлы оставляли желать лучшего – ободранные, растрёпанные, наверняка ещё и разболтанные. Сейчас они лежали перед нами на земле, и первым заданием было добиться, чтобы метла прыгнула тебе в руку.
- Тоже мне, сложность, - фыркнул я себе под нос, так, чтобы не услышала мадам Хутч, преподаватель полётов, но услышали мои приятели. – Рукой ловить каждый может, а вот можете заставить её сопровождать вас самостоятельно?
Пока я был занят выражением презрения к школьной программе, Поттеру первому удалось поймать свою метлу. Мысленно обругав себя, я моментально вытянул руку, и моя метла подскочила второй по счёту. Но, как назло, палка метлы была несколько иной формы, чем та, к которой привык я, в результате схватил я её крайне неудачно, что было тут же замечено мадам Хутч:
- Метлу надо держать не так. Ты же не хочешь упустить её и потом ловить по всем окрестностям…
Я закусил губу от обиды, но возражать тут было бесполезно.
Впрочем, день не задался не только у меня. Когда несколькими минутами позже всех попросили сесть на мётлы и оттолкнуться, наконец проснулся хомяк. Да так резко, что его метла первая взмыла в воздух, не дождавшись команды мадам Хутч. Невилла мотало из стороны в сторону, пока, наконец, он не потерял равновесия и не упал мешком на землю.
Тут же все бросились к нему, а я почувствовал, как что-то стукнулось о мою ногу.
Это был тот самый злополучный Напоминатель, очевидно, вывалившийся во время «полёта» из кармана хозяина.
- У него сломана рука, я отведу его в медицинское крыло и вернусь, - строго объявила мадам Хутч. – И если я увижу хоть одного из вас в воздухе – он сегодня же вечером отправится домой и продолжит обучение в домашних условиях.
Она подхватила Невилла под руку и повела его к замку. Я же наклонился, поднял Напоминатель и усмехнулся:
- Надо же. Он всё-таки предпочитает меня. Ещё бы, я бы тоже сбежал от такого размазни.
Мои слизеринцы захихикали.
- А ну верни, Малфой, - с угрозой произнёс вдруг осмелевший Поттер, наступая на меня. Разумеется, после такой фразы произнесённой таким тоном, я готов был сделать всё, что угодно, кроме того, что от меня потребовали. Воспользовавшись представившимся поводом полетать и чувствуя какую-то злую весёлость, я перехватил метлу поудобнее:
- Забирай. Если дотянешься, - я легко вскочил на метлу, и моментально взмыл в воздух, попутно ещё перевернувшись на высоте вокруг своей оси для пущего эффекта.
- Если не вернёшь, я сброшу тебя с метлы! – закричал Поттер, прыгая по земле, чем развеселил меня ещё больше. Присмотрев ближайшее дерево, я устремился к нему:
- Уже боюсь! Уже отдаю! Положу на дерево, а то спускаться к тебе страшно!
Но тут я немного просчитался. То ли со злости, то ли от того, что талант к полётам у нашей знаменитости всё-таки был, Поттер справился со своей метлой и тоже поднялся в воздух.
- Отдай. Хуже будет.
Я покачал головой, сжал метлу покрепче и поднял Напоминатель так, чтобы он отражал солнечный свет прямо в глаза Поттеру. Что же, раз ты такой смелый, то тебе не составит труда задержаться в воздухе подольше. Ровно столько, чтобы тебя заметила вернувшаяся Хутч. А вот мне пора спускаться:
- Это ищешь? Лови!
Я размахнулся и кинул шарик в направлении замка. Поттер, как и подобает истинному гриффиндорцу, самоотверженно кинулся за ним, причём с такой скоростью, что мне пришлось ещё раз перевернуться, уворачиваясь от грозящего тарана.
Внизу кто-то ахнул, а кто-то даже зааплодировал.
Как только Поттер помчался за Напоминателем, я спустился на землю, положил метлу и вернулся к своим. Как оказалось, очень вовремя, потому что появилась профессор Макгонагалл.
- Гарри Поттер!
«Ну всё, нарвался», - констатировал я так тихо, как только мог. Гриффиндорцы попытались что-то объяснить своему декану, наперебой тыча в меня пальцами, но Макгонагалл не стала ничего слушать и увела Поттера с собой.
Честно говоря, я в тот момент думал, что вижу знаменитость в последний (в крайнем случае, в предпоследний) раз.
Но, как оказалось позже, Поттер должен был быть по гроб жизни мне благодарен. Его не только не наказали, но и взяли вне правил в квиддичную сборную Гриффиндора – ловцом.
На следующий день об этом гудела вся школа – ещё бы, подобных прецедентов за последнее столетие в принципе не было.
…Я был свидетелем далеко не всех событий, о которых собираюсь рассказать в книге. Их содержание я узнавал позже – по рассказам, домыслам… ну и другими способами, о которых упоминать ещё рано.
Во всяком случае, подобные отступления я счёл нужным привести здесь, чтобы пояснить логику определённого развития событий.
…На следующий день после урока полётов профессор Снейп сидел в своём кабинете и слушал возмущённые жалобы слизеринской квиддичной команды.
- Хиггс играет только потому, что на данный момент некому его заменить. Он сказал, что всё время будет тратить на подготовку к выпускным экзаменам. Мы тоже могли бы взять кого-то из новеньких, но это запрещено правилами!
Когда дверь кабинета закрылась за капитаном сборной, декан Слизерина решительно поднялся со своего места. Что ж, если Макгонагалл могла поручиться за своего студента, и теперь команда Гриффиндора укомплектована – Слизерину тоже есть, что сказать.
Сам по себе квиддич и победа в нём совершенная ерунда. Но тут вопрос принципиален по множеству других причин. К тому же, школьные правила, видимо, не писаны для всех Поттеров.
Снейп вышел в коридор, и, еле сдерживая закипающее раздражение, направился напрямую к директору.
Он так стремительно шёл по коридору, что какой-то гриффиндорский первоклассник (не удивлюсь, если это был всё тот же Лонгботтом или Уизли) просто не успел вовремя увернуться, и слизеринский декан только что не споткнулся об него.
- Видимо, обучение детей хорошим манерам не принято в вашей семье, - холодно и чётко проговорил Снейп. – Десять баллов с Гриффиндора. Надеюсь, впредь это научит вас смотреть, куда идёте.
После этого он продолжил свой путь, оставив недоумевающего студента хлопать глазами.
…Директор Альбус Дамблдор неторопливо помешивал ложечкой стоящий перед ним чай, от которого исходил вкусный фруктовый аромат.
Вошедший в кабинет директора Снейп после короткого приветствия сразу же перешёл к делу:
- Профессор Дамблдор, до меня дошли сведения, что гриффиндорская сборная выбрала нового ловца, нарушив при этом одно из самых жёстких школьных правил. Я предпочёл бы узнать, что эти слухи ложны.
Дамблдор спокойно отложил ложечку, отпил из чашки и на мгновение прикрыл глаза, наслаждаясь вкусом чая. И только затем ответил:
- Вероятно, Северус, вы не совсем осведомлены о причинах, побудивших меня принять подобное решение и разрешить взять Гарри Поттера в команду раньше положенного времени. Гарри показал удивительное мастерство. Случайно, но, тем не менее, показал. Чудесный чай. Угощайтесь, Северус, - на столе появилась вторая чашка.
- Нет, благодарю, - глухо проронил слизеринский декан. – Осмелюсь вам напомнить, профессор Дамблдор, что в правилах чётко прописан запрет на принятие первокурсников в команду.
- Профессор Макгонагалл лично обратилась ко мне с просьбой разрешить зачислить его в сборную, и я эту просьбу удовлетворил. Поводов для отказа я не увидел, - Дамблдор посмотрел на собеседника поверх очков.
- Я считаю, - продолжал настаивать Снейп, - что этого не следовало делать в воспитательных целях. Мальчишка и так не в меру избалован своей славой. Старшие ему не указ. Не удивлюсь, если через полгода он сам начнёт диктовать преподавателям, как им следует вести уроки. Своей самоуверенностью Поттер скоро превзойдёт своего отца, а на то, чтобы осознать, что толпы детей бегают за ним исключительно благодаря его известности, а вовсе не из-за его личных качеств, его умственных способностей явно не хватает.
Ответ Дамблдора был произнесён тем же спокойным голосом, но в тоне послышались жёсткие нотки:
- Мне кажется, что в вас играет давнее предубеждение, Северус. Вы отказываетесь понять, что Гарри – это не Джеймс, и вы не вправе строить своё к нему отношение, исходя из прошлых разногласий с его отцом. Я буду искренне рад, если последнее вы, наконец, осознаете.
- Но вы не можете оспорить тот факт, что мальчик показал своё умение, нарушив правило, за несколько минут до этого озвученное педагогом, - Снейп не собирался так легко сдаваться. - И вместо заслуженного наказания он получил вознаграждение. Это плохо отразится на его и без того весьма смутных понятиях о дисциплине.
- Что касается наказания, то деканом факультета Гриффиндор является профессор Макгонагалл. Решения о взысканиях и поощрениях для её студентов имеет право принимать только она. В данном случае, я даже себе не оставляю права усомниться в её компетентности по этому вопросу. Полагаю, вы не будете возражать, если мы закроем эту тему?
На подобный тон директора Снейп не решался возражать практически никогда. И этот раз не стал исключением. Однако слизеринский декан предпринял ещё одну попытку исправить складывающуюся ситуацию:
- Команде Слизерина необходимо сменить игрока. Кстати, именно ловца. Теренс Хиггс вынужден всё своё время посвящать учёбе, что идёт во вред физической подготовке.
- Что ж. Хорошо. Вы вполне вправе провести дополнительные испытания и отобрать ловца для своей команды. Впрочем, вы и так ознакомлены с педагогическими инструкциями на такой случай, и, несомненно, соблюдёте их, - Дамблдор пристально смотрел на Снейпа, понимая, что тот сказал ещё далеко не всё.
- С вашего позволения, профессор Дамблдор, сообщаю вам, что у меня уже есть кандидат на это место. На моём факультете учится талантливый и одарённый мальчик. В сложившейся ситуации, надеюсь, вы не будете препятствовать принятию в команду Драко Малфоя.
Директор Хогвартса взмахнул палочкой, и перед ним появилась вазочка со сладостями к чаю.
- Профессор Снейп, присядьте и выслушайте меня. В Хогвартсе есть определённые правила – не принимать учеников первого курса в сборные факультетов. Вам ли этого не знать. Меры эти направлены исключительно на безопасность самих же первокурсников. За благополучие Гарри Поттера поручусь лично я. Но я не могу позволить, чтобы подобную ответственность за жизнь Драко Малфоя вы взваливали на себя. Не желаете лимонную дольку, Северус?..
- Драко, вы же знаете о запрете ученикам первого курса участвовать в спортивных соревнованиях, - говорил мне крёстный чуть позже.
- Но крё…. но профессор Снейп, ведь Поттер тоже учится на первом курсе!
Декан странно усмехнулся одними губами:
- Директор Дамблдор ясно дал мне понять, что правила существуют для всех. Кроме Поттера.
В тот момент я буквально возненавидел и Поттера, и Дамблдора. Дети не любят несправедливости. Дети избалованные и любимые своими семьями считают несправедливостью любое неисполнение их желаний. В этой ситуации играло роль и первое, и второе.
Тем же вечером я написал отцу длинное возмущённое письмо в надежде на его заступничество. Я старался писать как можно серьёзнее и с приведением как можно более «взрослых» обоснований: мне хотелось любым способом осуществить свою небольшую мечту, теперь уже ставшую делом принципа. Каково же было моё разочарование, когда я получил ответ:
«Драко, меня удивляет и огорчает твое желание в чем-то подражать Поттеру. Ибо раньше ты не просил меня о подобном, зная, что существует правило, запрещающее брать в команду первокурсников. И раньше ты понимал, что без особой нужды и четких планов, ради простой сиюминутной прихоти, давно установленные правила нарушать не стоит. Надеюсь, мои слова напомнят тебе об этом.
Твой отец, Люциус Малфой».
…Хозяин Малфой-Мэнора получил письмо от сына в тот самый момент, когда сидя у камина со своим давним, и, пожалуй, самым близким другом (если только такое определение вообще применимо к кому-то из знакомых Люциуса Малфоя) Северусом Снейпом, едва только начал расспрашивать последнего о делах в Хогвартсе.
Эльф подал перо, чернила и бумагу. Написав несколько строк и запечатав конверт своей печатью, Малфой приказал домовику отправить сову с письмом обратно к Драко, а затем протянул письмо сына Снейпу.
- Северус, ты не находишь, что юному волшебнику по имени Гарри Поттер в магическом мире уделяют просто неслыханное внимание?
Это было риторическим вопросом, поэтому Снейп промолчал, а Люциус продолжил:
- Несомненно, в школе он это ощутил особенно ярко. Подобная популярность и без квиддича может непоправимо испортить характер молодого человека, когда тот поймёт, что ему, Мальчику со Шрамом, позволено всё. Помнится, ты говорил, что он и без того дерзок и заносчив?
- Он – копия своего отца, - отозвался декан Слизерина.
- В таком случае, - изящным движением руки Люциус расправил манжеты, - Меня, как члена Попечительского Совета Хогвартса, тем более беспокоит подобная политика руководства школы. Бездумное нарушение проверенных веками правил ни к чему хорошему привести не может. Подобные вещи дурно сказываются на других, гораздо более талантливых, сильных, и, разумеется, высокородных учениках, нежели Поттер. Замечу, что в силу привитого дома воспитания и уважения к традициям, эти студенты не стремятся всё разрушить и подстроить под себя. Хотя могли бы.
Люциус не задал вопроса напрямую, но Снейп прекрасно понял, что имелось ввиду:
- Люциус, на эту тему у меня уже состоялась беседа с профессором Дамблдором. Похоже, он считает, что правила писались как раз для высокородных магов. Увы, ничтожествам в нашей школе позволено гораздо больше.
Холодный взгляд серых глаз старшего Малфоя остался спокойно-равнодушным. Хотя, несомненно, его обладатель уже сделал свои выводы из сказанного.
- Мой сын расстроен, и меня это огорчает. Но, тем не менее, для моего вмешательства пока нет достаточного повода.
- Безусловно, Люциус, - согласился Снейп. – Печально, но в этой ситуации я сам помочь ничем не могу – ты ведь знаешь, директор упрям, как десяток Поттеров.
Малфой позволил себе улыбнуться:
- Что же касается Поттера, я полагаю, что не без его участия в ближайшем будущем может возникнуть немало ситуаций, в которых моё вмешательство потребуется. Но пока предпринимать что-то серьёзное рано.
- Утешением для Драко может послужить то, что юные, неопытные волшебники, переоценив свои возможности, часто попадают в довольно неприятные ситуации. Например, под удар бладжера, - декан Слизерина слегка нахмурил брови.
Собеседники допили вино, и хозяин поместья пошёл провожать вдруг заторопившегося гостя. Перед тем, как попрощаться, Люциус ещё раз вернулся к ситуации с факультетскими сборными:
- Я написал Драко, что не намерен способствовать дальнейшему нарушению правил, в особенности, со стороны моего сына. Мне хотелось бы, чтобы сын понял, что не всё решается обращением к "папочке". Многое, но не всё. И не во всех ситуациях я могу быть рядом. Поэтому пусть Драко пока поучится на незначительном примере, который не нанесёт ему вреда, что иногда нужно стерпеть и смолчать, даже если ты чувствуешь в себе силы лезть в драку.
- Полностью согласен с тобой, Люциус, - ответил профессор Снейп. – Со своей стороны, я позволил Драко присутствовать на тренировках команды Слизерина, и готовиться наравне со всеми уже в этом году. А на втором курсе у твоего сына будет возможность себя проявить.

просмотреть/оставить комментарии [8]
<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>
декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

ноябрь 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.12.01
This Boy\'s Life [3] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.12.03 13:30:13
В качестве подарка [70] (Гарри Поттер)


2020.12.02 09:36:35
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [6] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.11.30 07:51:02
Секрет почти не виден [2] (Гарри Поттер)


2020.11.29 12:40:12
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.11.24 00:28:50
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2020.11.12 22:03:57
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.11.08 19:55:01
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.11.08 18:24:38
Змееглоты [10] ()


2020.11.02 18:54:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.11.01 18:59:23
Время года – это я [6] (Оригинальные произведения)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [26] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [197] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [262] (Гарри Поттер)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.