Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Однажды в голове у Тёмного Лорда появилась светлая мысль.. Но вскоре она умерла от одиночества.

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1252]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12781 авторов
- 26925 фиков
- 8682 анекдотов
- 17712 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 16 К оглавлениюГлава 18 >>


  Свадьбы не будет

   Глава 17
Секретарь давно закончил читать заявление и убрал регистрационную книгу, а судья всё так же сидел, закрыв глаза и откинувшись на спинку кресла, и выглядел спящим. А может, умершим – кто его разберёт.

Опустив голову, Гарри принялся рассматривать престарелый ковёр. Когда-то яркие краски теперь совершенно потускнели, ворс вытерся до проглядывавшей местами основы из грубых ниток. Грязный серо-коричневый цвет чудно гармонировал с царящим на душе настроением.

Брошенный в сторону Снейпа взгляд подсказал, что ни одного слова из написанных больше двух недель назад тот не пропустил. Чёрный ботинок мерно (и едва слышно) постукивал по ковру, будто нервно бьющий по полу кончик кошачьего хвоста, выдавая напряжение, раздражение и крайнее недовольство его владельца.

«Сейчас бы я так не написал. Может, ещё утром, но не сейчас... Проклятье, тебе, что, хватило одного его «простите, мне жаль», чтобы и правда простить?» – Гарри склонился к коленям ещё ниже. Мутило.

«Изложите дело как можно подробнее», – посоветовал тогда секретарь, а он, дурак, расстарался, выложил всё, как на духу. Знал бы в какую ловушку загонит всех спешкой, то хорошо бы обдумал каждое слово и ни одного лишнего факта бы не привёл, а теперь...

Теперь сожалеть уже поздно.

«И Джинни всё это слышала, а услышит ещё больше, намного больше!» – дурное предчувствие тяжёлым грузом опустилось на плечи и ещё больше придавило к земле.

А ведь четверть часа назад Гарри едва не прыгал от радости, что Джинни таки добилась своего, и сюда они пошли вместе. Не будь она здесь, не дай судье те честные, искренние обещания – тот бы никого даже слушать не стал, выгнал бы вон взашей. Но теперь присутствие Джинни стремительно превращалось в проблему: скоро начнётся серьёзный разговор, и понимание, что всю эту грязь придётся слушать любимой девушке, превращало испытание в кажущуюся непреодолимой бездну стыда и унижения. Нет, Гарри категорически не хотел, чтобы она вникала во все подробности дела.

«Судья может ухватиться за каждый факт, прицепиться к каждому слову. Допросит Снейпа? Заставит рассказать, как всё было? – мучился он от запоздалых сожалений. – Ну зачем я написал, что ничего не помню – он же спросит, обязательно спросит, чтобы точно узнать, завершён ли брак! И Снейпу придётся ответить...»

Когда-то он жаждал узнать, как это произошло между ними, он не мог остановиться и ковырял и ковырял не успевавшую заживать в душе рану. Теперь же касаться того момента, словами придавать форму неизвестности казалось преступлением. Он не вынесет. Ещё одно замечание судьи о неподходящих дырках – и Гарри не знал, что сделает.

«И Джинни здесь. Надо уговорить судью её отсюда прогнать. – Что сама, по собственной воле она не уйдёт, Гарри даже не сомневался. – Просить судью это не обсуждать?»

Бесполезно.

«Старик не согласится. Он будет искать любой повод нас не разводить... Ещё бы! Он же потратит на разрыв брачных уз часть души, уничтожит часть себя чёрной магией, – Гарри становилось всё больше не по себе. Он и не думал, что цена будет так высока. – Это не смерть, но тоже жертва, и огромная. Кто способен ради благополучия других причинить себе невосполнимый вред?»

Громкий скрип отвлёк его от неприятных мыслей, и он оглянулся на звук – тотчас попав под тяжёлый взгляд Снейпа. «Я и сам знаю, что идиот», – ответил Гарри виноватой улыбкой. Тот отвернулся, тоже уставился в пол.

– Может быть, ланч, сэр Абрахас? – предложил МакКинли, разрывая сгустившееся, как прокисшее молоко, молчание.

– Рано, – проворчал судья. – Ещё с час можно голод и потерпеть, здоровее будешь. А там, смотри, может, я до ланча с ними уже разделаюсь и хорошо пообедаем. К Флориану пойдём, я угощаю.

– Да, сэр. Благодарю вас, сэр.

Обещание судьи скоро «разделаться с ними» не подбодрило и не придало надежд. Руки у Гарри похолодели настолько, что пришлось спрятать их в карманы мантии.

– Итак, молодые люди. Клятв говорить правду и только правду я с вас не беру. Лишь предупрежу, что не стоит мне лгать, я пойму и накажу за любое укрывательство правды. Всем всё ясно? – старик кивнул сам себе и продолжил: – А теперь начнём с того, что выясним, заключён ли брак. Что вы имеете сказать по этому поводу, мистер Поттер?

Мерлин! Всё идёт, как он и боялся.

– Я уже всё изложил на бумаге, сэр. Я не знаю, заключён ли наш брак, но верю мистеру Снейпу на слово, потому что он точно не стал бы так шутить ни со мной, ни с вами.

Слова нашлись неожиданно легко, и Гарри про себя ещё раз поблагодарил Перси – всё-таки не зря тот накануне атаковал его то простыми, то неудобными вопросами. Выученный наизусть ответ пришёлся сейчас очень кстати.

– Протокол ведётся? – уточнил судья у секретаря. – Пергамента достаточно?

– Да, сэр. Всё в полном порядке, сэр. Я только что отдал прыткопишущему перу новый свиток.

– Хорошо.

Все эти мелкие подробности, несущественные, неважные, будто вплавлялись в память Гарри. Он цеплялся за них, чтобы не думать о грядущем, ведь всё равно его уже не предотвратить. Тянущееся из цепочки минут настоящее принимать было не так горько и противно, как подниматься над ним и окидывать взглядом всю безрадостную картину из сомнительного прошлого и, скорее всего, малоприятного будущего.

«Чашу до дна, я должен это выпить до дна, нельзя останавливаться...» – слова Альбуса Дамблдора пришли из давно оставшихся позади страшных дней, и Гарри выдохнул сквозь зубы. Как директор мог его так подвести? Как?

Вопрос запоздал. За всё время перед судом Гарри так и не решился на разговор с портретом Альбуса Дамблдора. Да и что тот бы сказал? Что сожалеет, но так было надо, что ему жаль, но «ты, мой мальчик, должен простить»?

Нет, нет. В праве злиться и ненавидеть он видел хоть какое-то утешение, вот только сейчас оно вдруг оставило его.

«Нет, не вдруг. Это Снейп своими извинениями расстарался... Как же всё это не вовремя!»

– Мистер Снейп, извольте рассказать суду обстоятельства заключения брака с мистером Поттером.

Гарри замер в одной позе, на полувздохе. Сейчас он узнает... пусть уже и не хочет ничего узнавать!

«Скорее бы всё это кончилось. Ну пожалуйста!»

С Волдемортом воевать и то было легче. Там Гарри знал врага, знал, что его дело правое, мог погибнуть, но такого унижения и страха ещё большего унижения не испытывал никогда.

Отвечал Снейп стоя. Его голос – холодный и равнодушный, привычный к тому, чтобы держать целый класс учеников в напряжённом внимании – разнёсся по кабинету, и каждый из присутствующих, что очевидно по абсолютной, даже случайным шорохом не нарушаемой тишине, оказался поглощён его рассказом.

– Брачные заклинания были прочитаны двадцать пятого апреля тысяча девятьсот девяносто седьмого года, в пятницу, около девяти часов вечера. Связующий – Альбус Брайан Персиваль Вульфрик Дамблдор, ныне покойный. Свидетели не приглашались. Мистер Поттер на тот момент находился под действием зелья Сна без сновидений и экспериментального эликсира, расслабляющего мышцы и дарящего лёгкие галлюцинации. Целью заключения брака не являлось создание семьи ради продолжения рода. Также это не было заключением уз ради узаконивания плотского познания, так как в любом случае в отношении двух мужчин оно стоит вне наших законов.

– О незаконности заключения брака между мужчинами вам и Дамблдору было заранее известно?

Снейп кивнул.

– Отвечайте вслух, пожалуйста, – тут же напомнил ему МакКинли.

– Да, конечно. Но с практической точки зрения провести обряд это не мешало. Магия не спрашивает пол...

– Не объясняйте очевидные любому школьнику вещи! – судья недовольно махнул рукой. – Говорите по делу. Факты, мне нужны факты! Вся ли ритуальная часть читалась, каким способом брак завершён, позволил бы нанесённый здоровью истца вред «не помнить» о произошедшем и по факту завершения брака.

Снейп упрямо нахмурился и скрестил руки на груди. Брошенный в сторону Джинни взгляд подсказал Гарри, что не один он терзается тем, что будет здесь сказано и в присутствии кого.

Всё, ждать больше нельзя. Пора действовать.

– Простите, сэр. – Он поднялся с места, выдержал неприятный цепкий взгляд старика. – Я прошу вас удалить из зала суда мою невесту, мисс Уизли. Ей неполезно слушать то, что планируется здесь обсуждать. Неполезно... э-э-э... для нашей будущей семейной жизни. – Жар опалил щёки, но маленькую речь Гарри закончил твёрдо и чётко: – Пожалуйста, сэр, выполните мою просьбу.

Джинни возмущённо фыркнула, обещая одним этим звуком будущую ссору, Снейп остался недвижим и безмолвен, а судья принялся грозить Гарри пальцем.

– Вредно, юноша, начинать семейную жизнь с умалчивания и обмана. Если порок лишь коснулся вас, то следует открыться тому, кто способен любовью и заботой исцелить недуг. Если же все ваши слова – обман, а развод вам нужен, чтобы и дальше заниматься непотребством, но уже с другим мужчиной, и мисс Уизли присутствует в вашей жизни всего лишь для демонстрации ваших якобы добрых намерений, то тем более ей будет полезно услышать за кого она собирается замуж.

И как так можно извратить его слова? Гарри выпалил:

– Я бы не стал лгать! Мне можно верить!

Мерзко усмехнувшись, старик навалился локтями на стол.

– Верить людям на слово вообще не стоит. Правду, юноша, нужно у людей вырывать, вытягивать клещами, выбивать плетью, а если уж наши гуманные законы не позволяют этого – добиваться того, чтобы все защиты и словесная шелуха пали, и внутренняя суть человека стала очевидной и понятной взгляду. Так что садитесь-ка на место, ваше ходатайство отклонено. Или желаете покинуть заседание? Так я с радостью...

– Нет, сэр. Я ни за что не уйду отсюда, не получив развод.

Судья несколько мгновений разглядывал его с непонятным выражением на лице, а потом махнул Снейпу:

– Продолжайте уже.

– Заклинательная часть ритуала была прочитана полностью, включая благословение.

– Вот оно как, – старик забарабанил тощими пальцами по столу, и Гарри отвёл взгляд, чувствуя себя мухой, попавшей в огромную паутину, откуда уже не выбраться на свободу прежним. – Жаль, артефакты, даже болтливые, нельзя вызвать в суд. Мне было бы крайне любопытно послушать, как наш драгоценный гуманист и великий учёный объяснял бы причины, побудившие его преступить закон.

– Я объясню за него, – сказал Снейп спокойно.

– Хм. Ваши объяснения и его, – прокомментировал судья с неприятной ухмылкой, – различаются по степени удовлетворения для меня, как кусок чёрствого хлеба и большой пышный торт. Да и не только я, многие бы получили огромное наслаждение, глядя на так называемого Великого Альбуса, извивающегося ужом на сковородке. Сколько раз я говорил, что извращенцам, какими бы талантливыми они ни были, во власти делать нечего, не про их она сомнительную честь. И вот он, результат... Ну и мерзость.

И это старик говорил о Дамблдоре! Каковы бы ни были поступки, предпочтения и выбор, его цели всегда оставались благородными и человечными. Да он жизнь положил ради победы!

Гарри вспомнил пещеру, яд в чаше, путь назад, Астрономическую башню, падающее с неё тело. Боль утраты вновь опалила его, и сдержать возмущение не удалось:

– Да как вы можете так говорить! Он прекрасный человек! То, что написала Скиттер – бред! Разве можно ей верить?!

Хихиканье судьи и окрик МакКинли заставили Гарри сесть на место.

– Мне не нужно читать глупые книжки, довольно и того, что я лично знал старого извращенца много лет, его самого и его пассий. Но я даже предположить не мог, что он додумается до такого, хотя не раз слышал разглагольствования из его уст о правах и гражданском обществе... Вы продолжайте, ответчик. А вы, юноша, ещё раз без разрешения подадите голос – и тотчас будете подвергнуты заклинанию онемения. Привыкли, что с вами, как с героем, носится всё министерство во главе с этой жалкой пародией на министра!

Гарри опустил голову, вновь уставившись на потёртый ковёр. Он едва мог всё это слушать, он едва мог дышать от стремительно растущего, как в последние секунды перед финальным свистком решающего матча, напряжения.

– В смутное время выживание мистера Поттера стало особой заботой Альбуса Дамблдора. Мистер Поттер нуждался в дополнительной защите и особом присмотре, с этой целью и был заключён наш брак.

Судья пробурчал недовольно:

– Я уже понял, что не ради противоестественного чадорождения. Расскажите мне, как именно брак был завершён.

Снейп не запнулся ни на мгновение:

– Противоестественным способом.

Гарри, даже не заметивший, как затаил дыхание, шумно вздохнул. Может, ещё всё обойдётся?

– Думаете отделаться малой кровью? – переспросил судья. – Не выйдет. Подробней, ответчик! Или желаете прекратить разбирательство?

Их взгляды столкнулись, напряжение в комнате стало почти осязаемым. Удивительно, но судья победил.

– Мистер Поттер принял моё семя, – сдавшись, процедил Снейп сквозь зубы.

Щёки Гарри, и так горящие, опалил ещё больший жар. Стыд и смущение маршировали под кожей полчищами невидимых муравьёв. Как же вынести это?

– Он сопротивлялся или дал вам согласие?

– Нет, я же говорил, он всё время спал. Мы не хотели, чтобы у него остались какие-либо воспоминания о церемонии и о том, что последовало за ней.

Ненависть, ненависть... А ведь совсем недавно он переживал о смерти Дамблдора, а сейчас, вот в эту секунду захотел вдруг убить. Снейпа, гордость которого корежились под ударами слов судьи, Гарри даже жалел. Самую малость.

– Какая забота о доверенном вам на воспитание шестнадцатилетнем ребёнке! Какое благородство! – съязвил старик и рявкнул: – Дальше! Это не может быть всё! Понятно же, что для связи двух мужчин необходим двусторонний обмен.

Снейп замолчал надолго, отказываясь отвечать и никак не реагируя на вопросы судьи, пока тот, выведенный из себя, не заорал во весь голос:

– Да что вы тянете-то? Так завершён брак или нет? Или мне потребовать ваши воспоминания? Или хотите уйти отсюда прямо сейчас? Решайте немедленно!

Снейп стоял, скрестив руки на груди так, как будто пытался защититься от нападок судьи, но, судя по всему, терпел поражение.

Его тёмный, больной взгляд остановился на Гарри, выразительная бровь поползла вверх. Взвинченный до невозможности, Снейп смотрел и смотрел на него, будто никак не мог решить, что сейчас делать: сдаться или спастись бегством.

Очевидно, иного выхода из ловушки он не мог найти.

– По-жа-луй-ста, – произнёс Гарри беззвучно, когда ожидание накалилось настолько, что стало трудно дышать.

Он так хотел, чтобы это скорей прекратилось. Он больше не мог этого выносить. А что скажет Снейп – всё равно, уже безразлично.

Тот подчинился. Чёрный рукав взметнулся и резко опал, как подстреленная ворона.

– Да, я принял его семя, – в голосе Снейпа прозвучала смертельная усталость. – Воспоминания не являются доказательством в суде. Вы не имеете права этим давить на нас.

– Кроме случаев крайней необходимости, – с хмыканьем проскрипел старик. – В виду отсутствия свидетелей в большинстве семейных дел я такие доказательства принимаю.

Гарри смотрел на Снейпа, и картинка в его голове никак не складывалась. Если он спал, то как же Снейпу удалось осуществить это «я принял его семя»?

Судья тоже заинтересовался ответом на этот вопрос. Препирались они недолго, сложно противостоять аргументу «честный рассказ, воспоминания или все вон отсюда», когда уже чётко сказано «А».

Выдох, долгий и трудный, ознаменовал полное поражение Снейпа. Кипя, как готовый взорваться вулкан, он стоял и собирался с духом несколько минут.

– Как делать, то вы сомневались меньше, – заметил старик, наблюдая за его мучениями.

– Вы не правы, я сомневался дольше.

– Ну и что вы сделали, отсомневавшись?

Снейп повернул голову и посмотрел прямо на Гарри, потом на Джинни и тотчас отвёл взгляд. Стыд раскрасил его обычно бледные щёки ярко-бордовыми пятнами, руки сжимали предплечья будто оковы. Гарри опустил голову, не желая видеть картину чужого унижения.

– Кончив сам, я перевернул Поттера на спину, наклонился и взял его член в рот и сосал, пока его семя до последней капли не стекло в моё горло.

О...

Джинни нервно хихикнула, и Гарри, оглянувшийся в её сторону и поймавший полный откровенного любопытства, ужаса, отвращения и веселья взгляд, ощутил себя упавшим с высокой скалы в самую глубокую, тёмную и мрачную пропасть.

Снейп это сделал с ним? И признался в таком вот так просто, всего лишь потому, что он его попросил?

У Гарри закружилась голова, а представшие перед глазами картины окатили жаром и холодом с головы до ног.

– Как сильно пострадал при проникновении мистер Поттер? – меж тем интересовался судья.

– Он вообще не пострадал. Я хорошо его растянул, он не испытал особого дискомфорта.

– Откуда вы можете это знать?

Снейп отвечал, будто его расспрашивали о зельеварческом опыте, причём не самом интересном. И это равнодушие – деланное, фальшивое насквозь – несколько примиряло Гарри с тем, что он слышал.

– Я проверил состояние его ануса после окончания акта, использовать целебные мази не понадобилось. Кроме того, в момент проникновения он не стонал.

– А когда стонал?

– Когда кончал.

– В ваше горло?

– Да, в мой рот, сэр. Вижу, вам очень понравилось обсуждать именно этот момент.

Единственная вспышка гнева – и тут же удар:

– Глядя, как гордость извращенца корчится у меня в ногах? Ну конечно же да. Это послужит вам уроком, куда стоит, а куда не стоит совать свой...

От судьи Гарри уже откровенно тошнило. А тот всё не унимался:

– Кстати, мистер Снейп, сообщите суду, зачем вы вообще осуществили проникновение в кишечник мистера Поттера, если, как выяснилось, возможно осуществить обмен семенем таким щадящим способом. Ну то есть, помимо того, как это неприятно для гордости молодого человека. Но он ведь спал. Так почему не в его рот? Ваш-то пошёл в дело, почему не его?

Джинни вновь нервно хихикнула, и Гарри сжал кулаки. Он не знал, чьё унижение больше – его или Снейпа, – и ощущал его за двоих.

А тот пытался отвечать всё также размеренно, будто и правда докладывал результат эксперимента. Вот только напряжение его тела выдавало с головой, какой страшный гнев он в действительности испытывал. Да и до конца сыграть роль ему так и не удалось.

– Я побоялся, что не смогу удержать глубину проникновения с бессознательным человеком, что сработает рвотный рефлекс, что он захлебнётся, что, в конце концов, у меня не встанет, потому что насиловать детей не является сексуальной фантазией всей моей жизни!

Терпение Снейпа лопнуло окончательно.

– Мистер Поттер никак не пострадал в результате акта в физическом плане. И если бы всё прошло так, как планировалось, то никак не пострадал бы и в психическом. И он всё ещё имеет шанс восстановить свою жизнь и самоуважение, если вы разведёте нас без дальнейших пыток и унижений.

– Сексуальные контакты повторялись?

– Нет. Мы не любовники, никогда не были ими, кроме той ночи. Не вели совместное хозяйство. Не имеем совместной собственности. Не испытываем друг к другу никаких чувств, кроме неприязни. Разведите нас, вот и всё!

Старик с любопытством поглядывал на Снейпа, тот же стоял выпрямившись и смотрел прямо перед собой.

– М-да... Ну и ситуация.

Взгляд судьи скользнул в сторону Гарри. И смотрел он уже только на него, хотя вопрос задавал Снейпу:

– После того как ваше семя оказалось в мистере Потере и вы перевернули его на спину, находился ли его член в возбуждённом состоянии?

– Какое это имеет значение? – рявкнул Снейп.

– Отвечайте на вопрос, ответчик.

Всё так же глядя прямо перед собой, Снейп процедил сквозь зубы:

– Он был полностью возбуждён, головка обнажена, выделился предэкулянт.

– Ответчик, вы можете сесть. Теперь с вами, истец. Да, да, вставайте. Суду отвечают только стоя.

Гарри поднялся со стула, чувствуя, как сильно кружится у него голова.

– Как вы можете объяснить тот факт, что возбудились от неестественного проникновения?

Он растерянно заморгал, оглянулся на тут же опустившую голову Джинни, зачем-то посмотрел на Снейпа.

– Я этого не помню, – ещё раз поблагодарив про себя Перси, ответил Гарри.

«Если будет совсем туго, говори «не помню, не знаю, дайте подумать». Главное, не спеши и не наговори лишнего».

– И что, за время, прошедшее с даты заключения брака, вы ни разу не вступали в интимные отношения с ответчиком?

– Нет конечно!

– С другими мужчинами?

– Нет.

– С женщинами?

– Нет.

– Даже с вашей девушкой?

– Мы ждали свадебной ночи, сэр, – вмешалась Джинни и, мило покраснев, вновь потупилась.

Судья благостно закивал.

– Похвально-похвально. Только с места и без разрешения говорить запрещается. Истец, а скажите-ка мне, как вы, молодой мужчина, обходились всё это время без того, чтобы получить удовлетворение?

Гарри молчал. Единственный ответ, который он находил по-настоящему годным, заключался в том, чтобы снести голову с тощей шеи мучителя. Но тогда их некому будет разводить, а ему придётся провести всю жизнь в Азкабане. Хотя может и оправдают: и не такое оправдывают состоянием аффекта.

Ответил за него Снейп:

– Сексуальная жизнь мистера Поттера как-то относится к делу, сэр?

– Вопросы здесь задаю я. Ваше дело – отвечать, но только если я обращаюсь непосредственно к вам. Так что, мистер Поттер, вы готовы дать мне честный и откровенный ответ?

Гарри тяжело и долго вздохнул.

– Я держал себя в руках.

– Хороший ответ, главное – правдивый. И что, ни разу вы не разделили своё возбуждение с кем-либо? Никто не касался вас с целью приласкать? Я не имею в виду поцелуи в щёчку. Я говорю о руке или губах на вашем члене, а может, и о раскинувшемся на кровати человеке, приглашающем вас овладеть собой или предлагающем сделать это с вами?

Гарри качал головой – нет, нет, нет – как заколдованный болванчик. Ну конечно же этого не было! Он ни разу не делил ни с кем страсть, ни разу его тела не касалась чужая рука...

– И даже во снах вы оставались честны?

– Мне снятся только кошмары, – с кривой ухмылкой сообщил он.

– И ни разу в ваших кошмарах не появлялся мужчина, собирающийся вами овладеть?

– Ну конечно же... – воспоминание о повторяющемся из ночи в ночь кошмарном сне, в котором Снейп жестоко насилует его, заставило Гарри неуверенно умолкнуть, а затем всё так же растерянно сказать: – Но это ведь только сны.

Сны, жуткие сны с наваливающимся сверху тяжёлым телом, с запахом спермы, с горячечной темнотой, с проникающими внутрь пальцами, с невыносимой болью от входящего, разрывающего собой члена... А в реальности ничего этого не было. Это он сам, сам понапридумывал себе кошмары и потом просыпался весь мокрый, в последнее время нередко со стояком.

Забвение вдруг ушло, как туча, унесённая штормовым ветром. Тот страшный сон, и не Снейп, а Джордж рядом, и его рука на горячем и твёрдом члене, глубокие поцелуи и искусанные соски, натужно ноющие... умоляющие о продолжении ласки.

Как судья прочитал его мысли, Гарри так и не понял. Возможно, на лице мелькнуло выражение неуверенности или недоумения, и вот уже неудобные вопросы теснят его всё дальше и дальше от благополучного разрешения дела.

– То есть... Ну это ведь... Это просто ошибка!

– Говори, кто был с тобой в этих снах?!.. О нет, не только снах, я же вижу! Признавайся, кто был с тобой, мальчик!

– Никто, никто!

Наступившую катастрофу, чудовищную в своей неожиданности и безжалостности, остановить могло одно только чудо.

Он пытался вырваться из ловушки, захлопывающейся с неумолимостью стального капкана, но если уж Снейп старику проиграл – у Гарри не было ни единого шанса. Не прошло и пяти минут, как он замер, загнанный в угол, из которого выхода нет.

– Значит, это не ваша невеста, не другая девушка или женщина, и не ваш супруг, – перечислил судья с жестокой ухмылкой. В его глазах больше не виднелось и тени сочувствия. – Методом исключения мы приходим к выводу, который я сразу предположил, глядя на вас: другой мужчина.

Гарри поднял глаза на Снейпа – тот смотрел на него с удивлением и каким-то иным, непонятным чувством, – потом повернулся к Джинни, глядящей на него с неверием и возмущением на неровно, некрасиво покрасневшем лице.

– Ну скажи же что-нибудь! – вдруг вскрикнула она. – Скажи, что это неправда!

Не дождавшись ответа, она выпалила:

– Признавайся, кто это был? Кто?.. Мерлин! Как ты мог!

Только один судья не смотрел на него и не требовал больше никаких объяснений.

Гарри казалось, что он плывёт в толще воды, погружаясь всё глубже и глубже, туда, где темно, и с каждой секундой воздуха в лёгких становится всё меньше и меньше. Сказать Джинни о Джордже он не мог, да и что бы это уже изменило? Его сердце билось всё медленней и медленней, в шумящей голове отдавался гул слов судьи и собственное хриплое дыхание.

– МакКинли, давай-ка, неси мне хронометр. Тот давай, с верхней полки, самый большой.

Получив желаемое, старик принялся заводить часы одним из ключиков, висящих на цепочке. Закончив скрипучее дело, он обратно вручил их МакКинли.

– Это мальчишке, золотой ключ – мужу, серебряный – бывшей невесте.

Вскоре каждый в комнате получил по «подарку» судьи.

– Не снимайте только. Ни в коем случае не снимайте, – несколько раз повторил секретарь, застёгивая на руке Гарри кожаный ремешок. – Потом подойдёте ко мне, и я объясню, что с этим делать.

Судья прокашлялся и взлетел в своём кресле повыше.

– Для протокола, – заявил он. – В связи с тем, что мною, Абрахасом МакАмбриджем, обнаружена в обоих супругах пагубная склонность к одним и тем же извращениям и, следовательно, возможность согласия в дальнейшей жизни в браке, то настоящим устанавливаю для них максимальный – трёхмесячный – срок примирения. Мисс Уизли, как угрозе сохранности брака, предписано не беспокоить мистера Поттера в течение всего примирительного срока. По его окончании, если супруги всё ещё будут желать развода, их дело будет без промедления рассмотрено. Заседание закончено. Все свободны.

– Это ошибка, – попробовал вновь сказать Гарри, но судья только смерил его презрительным взглядом, а Джинни, к которой он повернулся, бегом бросилась к дверям.

просмотреть/оставить комментарии [657]
<< Глава 16 К оглавлениюГлава 18 >>
май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

апрель 2022  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.05.19 15:05:37
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.18 23:57:15
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.18 12:17:07
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.15 18:31:15
После дождичка в четверг [3] ()


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.03.03 14:54:09
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2022.03.01 15:00:18
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2022.01.30 18:16:06
Я только учу(сь)... Часть 1 [64] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:22:35
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [1] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [32] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.