Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

У дементоров наметился демографический кризис, отношения не заходят дальше поцелуя.

Список фандомов

Гарри Поттер[18476]
Оригинальные произведения[1237]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[137]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12678 авторов
- 26938 фиков
- 8608 анекдотов
- 17671 перлов
- 669 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 7 К оглавлению 


  Друзья поневоле

   Глава 8. (окончание)
***
Робин объявился неожиданно. Конечно, ничего особенного в появлении атамана не было, не считая того, что после налета на замок он за дюжину дней ночевал в лагере всего дважды, причем являлся под вечер, а наутро опять уезжал. На расспросы, куда он пропадает, Робин каждый раз с недоброй усмешкой пояснял: «На охоту!» Попытки выяснить, на кого именно он охотится по три-четыре дня, возвращаясь с пустыми руками, закончились провалом. Досталось даже Джак и Мэриан, которые настойчивее остальных интересовались, что у него за дичь такая. Первую Робин обрычал, вторую почти послал. После этого никто больше не рискнул любопытствовать, хотя предположения были у всех. Особенно у Мача, который хорошо помнил, когда последний раз видел хозяина таким.
Робин приехал засветло, но вместо того, чтобы сгрести миску с очередным кулинарным шедевром оруженосца, а потом завалиться спать, направился к сарацинке, которую последнее время практически не замечал.
- Джак, будь другом, перевяжи, - он неловко потянул с плеч куртку.
Девушка только покачала головой. Она подозревала, что добром все это не кончится, и сейчас длинная рана на груди Робина подтверждала ее опасения. Тот Локсли, которого она знала, ни за что не нарвался бы так глупо. Если только не подвязался на очередное опасное дело, о котором, как водится, никому не сказал.
- Садись, - она помогла атаману снять куртку и принесла несколько флаконов. - Рана чистая, ничего жизненно важного не задето. Тебе повезло.
- Можно и так сказать, - тот поморщился, когда сарацинка принялась обрабатывать и зашивать рану. - Я дурак, прости. И за это, и что я тогда на тебя сорвался.
Робина и вправду грызла совесть за то, что наорал на Джак, которая ни в чем не была виновата, а просто беспокоилась и заботилась и нем. Надо было давно извиниться, но он никак не мог найти в себе сил на это простое действие.
- Я понимаю, - Джак пожала плечами. С Робином последнее время творилось что-то странное, и это ее тревожило, но как выяснить, в чем дело, если он отмалчивается или огрызается на любой вопрос? Хотя уже то, что он приехал в лес, а не к Гисборну, наводило на нехорошие мысли. В прошлый раз - Джак прекрасно помнила тот день - разбойник залечивал раны в поместье. А теперь предпочел остаться пусть и в гостеприимном, но не таком уж уютном лагере.
- Уверена, у тебя есть причины не рассказывать, что случилось. Но вдруг все не так, как ты думаешь? Каждый может ошибиться. В жизни... бывает разное, - она осторожно пыталась перевести разговор в нужное русло, нащупать правильную ниточку.
- Не спрашивай ни о чем, ладно? - Робин тяжело вздохнул и потер лоб. - Думал, получится по-другому, но выбора мне не оставили, по крайней мере, я его не вижу. Устал я от всего этого, но, как говорится, salus reipublicae - suprema lex1...
- У тебя достойная цель, - согласилась Джак. - Пока у твоей страны есть такие защитники, ей ничто не страшно.
- Все наладится, обещаю, - Робин попытался улыбнуться. - Ты не сердись, ладно? Я же не со зла. - Девушка закончила перевязку и он, не удержавшись, попросил: - Найдется что-нибудь от боли, и чтобы нормально выспаться?
- Да, - она порылась в сундучке, где аккуратными рядами выстроились колбы и пузырьки, достала один с прозрачной жидкостью. - Две капли в воду, выпьешь перед сном. Если уже сейчас ляжешь, я могу приготовить.
Робин кивнул, дождался, пока Джак смешает свое зелье, выпил и направился под навес. Сарацинка проводила его взглядом, но вернуться к своим делам не успела - у костра нарисовался Мач. Поначалу оруженосец делал вид, будто решил подбросить дров и забрать хозяйскую куртку, но по лицу было видно, что он просто не знает, как начать разговор. Порой Мача до слез злило, что Робин обращает внимание, делится своими переживаниями со всеми, кроме него, а ведь он был рядом дольше всех. Но сейчас готов был простить даже это, лишь бы тот стал прежним.
- Что он сказал? - Оруженосец неуверенно посмотрел на девушку. - Ты же видишь, что с ним неладно.
- У него сложности, - Джак озвучила очевидную истину. - И нет, он не сказал, в чем дело. Так что ты не единственный, кого держат в неведении.
- Я за него боюсь, - тихо признался Мач, без своего обычного нытья на публику. - Я его таким только там видел... ну, в Святой земле. Когда вернулись, он вроде оттаял, спасибо леди Мэриан. А сейчас и с ней поссорился... и ведет себя так, словно опять на войне.
- Ты ведь его лучше всех знаешь, - вздохнула Джак. - И понимаешь, что копаться у него в голове - плохая идея. Одному Аллаху известно, что там творится, и не нашего ума дело лезть ему в душу. Он расскажет... когда будет готов.
- Ну, я думал, может, хоть тебе... Мач что, принеси-подай, словно я ему не друг, а так, предмет мебели, - фыркнул тот немного обиженно, встряхнул куртку Робина, в которой что-то звякнуло, Мач машинально сунул руку в карман, зная привычку хозяина рассовывать монеты, куда попало, но вытащил совсем не деньги. - Ох ты ж дерьмо, - он уставился на кольца с эмблемой черных рыцарей с таким видом, словно держал на ладони ядовитую змею. Потом проверил другие карманы, где оказалось то же самое, и снова охнул.
Джак обернулась, и лицо у нее вытянулось, а брови поползли вверх в немом удивлении. Похоже, лишь благодаря невероятному везению Робин отделался только одной раной, слава богу, не слишком серьезной. Колец было много, чертовски много... И вряд ли рыцари отдали их добровольно. А учитывая, сколько среди них отличных мечников... Это был огромный риск. Чудо, что ему каждый раз удавалось уйти живым.
«Но почему он не сказал?» - Джак смотрела на кольца, в животе сворачивался холодный липкий комок. - «Это уже не борьба за справедливость... Это его личная война. Что-то пошло не так. Но что?»
1. Salus reipublicae - suprema lex (лат.) - благо государства - высший закон.
***
Джак была уверена, что Робин придет в ярость, если узнает, что она задумала. Но и закрывать глаза на происходящее она не могла. Мач, возможно, и полагал, что хорошее настроение обожаемого хозяина - заслуга леди Мэриан, вот только она в этом сомневалась. А поскольку ни с ней, ни с бывшей невестой, ни с соратниками атаман разговаривать не желал, оставался только один человек, к которому тот мог прислушаться. И которому, как уже убедилась Джак, судьба опального графа была далеко не безразлична. Поэтому, отправив Мача присматривать за Робином, она поспешила в Локсли.
В дом сарацинка проскользнула через заднюю дверь. С тех пор, как они прятали здесь похищенную леди, ничего не изменилась - черный вход был заперт только на щеколду, которую легко поддеть кинжалом. Внутри девушка замерла, прислушалась. На кухне явно кто-то был. Сквозь щель в двери мало что удалось рассмотреть, но, похоже, там хозяйничала не прислуга. Джак вошла, и только тогда сообразила, что обозналась. Впрочем, прятаться было поздно.
- Ну, здравствуй, Алан, - она шагнула в кухню, словно в ее появлении в маноре на ночь глядя не было ничего особенного.
- Джак? - у Алана отвисла челюсть. Он едва не выронил из рук кувшин и на всякий случай поставил его на стол. - То есть... что ты тут делаешь?!
- Поговорить надо, - девушка держалась так, словно была в лагере, а не в доме помощника шерифа. - Гисборн уже приехал, или ты один?
- Приехал, наверху отсыпается. А... ты ж не к нему, надеюсь? - казалось, у воришки сейчас рухнет вся картина мира.
- К нему, - Джак улыбнулась, ошалевший Алан выглядел очень забавно. - Разбуди его, ладно? Мне в спальню к мужчине как-то неприлично... А ждать до утра не могу, сам понимаешь. Если Робин спохватится, вряд ли спасибо скажет.
- Нет... нет, нет, нет, - Алан замотал головой. - Ты уж прости, но я в ваши дела не лезу. Если ты к нему, то буди сама. А если хочешь тут пошарить, пока я наверху буду, тем более не пойду, я и так на птичьих правах, не хочу нарываться.
На самом деле Алан знал, что будить уставшего Гисборна небезопасно, и в каком настроении тот просыпается. Поэтому просто боялся.
- Алан, ну имей ты совесть, - вздохнула девушка. Соваться ночью в спальню к мужчине ей и вправду претило, тем паче она не забыла, какими глазами Гисборн смотрел в вырез ее рубахи при первой встрече. - Могу рядом постоять, чтобы ты убедился, что я не обыск устраивать пришла. Мне правда с Гаем поговорить надо, пока до беды не дошло.
- Ладно... - сдался Алан. Ему совсем не хотелось попасть под горячую руку Гая, но и Джак, в общем-то, говорила дело. Косясь на сарацинку, он поднялся на второй этаж, послышался скрип открываемой двери. Прошло почти полминуты, затем раздался грохот, площадная брань, дальше все затихло, и вскоре по лестнице спустился Гисборн. Одевался он явно второпях, и Джак едва сдержала улыбку при виде одетой наизнанку рубахи.
- Чем обязан? - вежливо спросил он, хотя по мрачному взгляду было понятно, что лишь уважение к девушке и долг перед ней не дают выставить ее за дверь.
- Помощь нужна, - поначалу та растерялась, все заранее заготовленные фразы словно вылетели из головы. - Там все плохо. Гай, ты можешь с ним поговорить? Пожалуйста. Тебя он послушает.
- Не послушает, - отрезал Гисборн, все еще стоя на нижней ступени, будто ждал, что на этом беседа закончится, и он вернется к себе.
- А кого еще, если не тебя? - возразила Джак. - С Мэриан он разругался, со мной не разговаривает. Мол, не нуждаюсь в советах человека, который не способен выполнить элементарное поручение, - она скопировала ядовитый тон Робина, когда тот сгоряча обругал ее после побега. - А если все продолжится, как сейчас, его просто убьют.
У Джак мелькнула мысль, что она зря сюда пришла, зря надеялась на поддержку Гисборна, но уйти, не попытавшись его уговорить, не могла. Вздохнув, Гай сделал последний шаг, покинув лестницу, прошел к столу, налил себе воды и сделал большой глоток, надеясь, что это поможет стряхнуть сон. Кивнув сарацинке на скамью напротив, он сел за стол, поставил на него локти, и подпер голову рукой, так что волосы наполовину скрывали лицо.
- Что он затеял?
- Не знаю, он молчит. Но он сам не свой последнее время, - девушка поежилась. - Раньше все эти ограбления, срывы планов шерифа... он словно играл. А теперь игры закончились. Жизнь - это ведь очень всерьез... - она помолчала, словно собираясь с мыслями, и присмотрелась к перстню на руке Гая. - Хорошее кольцо. Робин уже кучу таких собрал. Правда, сегодня его зашивать пришлось.
Гай несколько секунд сидел, глядя в кружку, потом развернулся и с размаху швырнул ее об стену. Отстраненно посмотрев, как по стене стекают струйки воды, а черепки покачиваются на полу, он снова опустил голову, глядя в стол. На скулах ходили желваки, но Гай умудрялся держать себя в руках.
- Подкинула ты задачку, - вздохнул он, наконец. - Мне будет непросто с ним поговорить.
- Вы опять поссорились, - это был не вопрос, а утверждение. - Но он все равно за тебя переживает. На меня взъелся, что не успела в замке тебя перехватить, чтобы ты в зал не попал. Я не знаю, что у вас произошло, но тебя он должен выслушать.
- Можно сказать, поссорились, - мрачно подтвердил Гай. - Значит, я не должен был войти... вот почему он остановился. Не ожидал меня увидеть. Но тогда разговора не получилось, он отмалчивался. И я понятия не имею, как вытащить его на откровенность, если он все держит в себе. Есть какие-то идеи?
Поняв по растерянному лицу Джак, что ничего дельного она не предложит, Гай снова вздохнул и замолчал, размышляя, что предпринять.
- Мне нужно что-то, чем его можно усыпить, - сказал он, наконец. - Дротик, например, сможешь сделать? И где его можно подкараулить одного, знаешь?
Джак на несколько секунд задумалась и кивнула. Несмотря на то, помощнику шерифа полагалось ловить разбойников, а не спасать, она ни на мгновение не допускала, что тот причинит Робину вред.
- К утру все приготовлю и принесу. А подкараулить, наверное, лучше у Найтон-холла, постараюсь уговорить его извиниться перед Мэриан. Есть там неподалеку полянка, как раз то, что нужно.
- Да, подходит, - кивнул Гай, немного помолчал и уточнил. - Мы закончили?
- Снотворное утром передам, у колодца, - Джак встала. - И, Гай... спасибо.
В ответ он указал взглядом на дверь, намекая, что лучшей благодарностью будет оставить его сейчас одного. Гисборн не хотел говорить с Робином. Сейчас он почти ненавидел этого подросшего юнца с замашками подростка-максималиста и с радостью сам придушил бы его. Но, как и в детстве, просто не мог позволить тому вляпаться в очередную глупость. Поэтому будет вынужден потратить время и выяснить, чем вызвано более чем странное поведение опального графа.

***
Разговаривать с Мэриан Робину совсем не хотелось, но устоять перед совместным натиском Джак и Мача ему не удалось. Оруженосец и сарацинка, решив, что ему нужно срочно помириться с девушкой, насели на него, словно гончие, окружившие кабана, и даже умудрились договориться о встрече за его спиной. В конце концов, он сдался - проще согласиться, чем спорить дальше. «Да они, в общем-то, правы... Мэриан не виновата в том, что со мной творится, а я себя с ней повел, как последняя сволочь».
Чтобы избавиться от настырного внимания подчиненных, к месту встречи Робин явился заранее и, привалившись спиной к дереву, приготовился ждать. Мысли то и дело возвращались к последней встрече с Мэриан.
В том, что после провала в замке Робин пребывал в полом раздрае, не было ничьей вины. Он не жалел, что остановился - просто не мог представить себе жизнь без Гисборна. Но то, что пришлось поставить личные чувства превыше долга, терзало не меньше. И когда в лагере появилась Мэриан, горя желанием выяснить, как все прошло, Робин сорвался и наорал на нее, посоветовал думать о семье, а не лезть в дела, которые совсем ее не касаются. «А если уж так хочется потрудиться на благо общества, лучше прекращай морочить всем голову и подумай о свадьбе. Выходи замуж за Гисборна и увози его подальше, чтобы твой благоверный под ногами не путался. Огромную услугу всем окажешь». За эти слова совесть грызла сильнее всего.
Робин не заметил, откуда вылетел дротик, вообще не понял, что случилось. Просто мир перед глазами вдруг поплыл и провалился в темноту раньше, чем он сам рухнул на землю. В себя он пришел у того же дерева, как выяснилось, крепко привязанный к стволу.
Но хуже всего было то, что в нескольких шагах сидел на земле Гисборн и задумчиво жевал травинку. Заметив, что Робин очнулся, Гай повернул голову, но особой радости не выказал.
- Мэриан не придет. Но это ты и сам понял, думаю, - он подождал, чтобы убедится, что Локсли вполне вменяем и слушает. - Душеспасительные беседы - не мой конек, так что уж как получится. Своими выходками ты подставляешь не только разбойничью братию, которую сам же собрал, и которую готов оставить гнить в лесах невесть за какие грехи. Но они взрослые люди и сами разберутся, если успеют, конечно. Ты подумал, например, о Мэриан? Каково ей будет увидеть, как твой труп приволокут в Ноттингем и выставят на площади? И вот что я хочу понять... - Гай присел перед Робином, чтобы смотреть ему в лицо. - За что убивать черных рыцарей? Подписание договора ты сорвал. Чем еще они тебе не угодили? Решил не дожидаться Маршала, и лично установить закон и порядок ценой своей башки? Как по-рыцарски. Геройски. Аж рыдать хочется от умиления.
- Джак, шайтаново отродье... Выгоню, - проворчал Робин. - Подписание договора я сорвать не успел - тебя черти не вовремя принесли. Теперь вот разгребаю последствия. В стае и крысы опасны, знаешь ли, зато теперь эта бумажка разве что подтереться сойдет, - в голосе разбойника звучала неприкрытая издевка. - Уж извини, придется вам с Вейзи что-то еще придумать, тут я время выиграл, несмотря на твою удачную поездку в Ирландию. Так что если хочешь и дальше идти по этой дорожке, советую сразу прирезать.
Робин отвел взгляд. Гисборн выбивал из колеи, но сейчас от разговора было не отвертеться, и он чувствовал себя так, словно его поджаривали на решетке. Гай нахмурился, во взгляде промелькнуло недоумение. Когда же смысл сказанного до него дошел, брови изогнулись в немом удивлении, а затем он коротко заехал Робину в челюсть.
- Локсли, ты идиот, - ничего кроме обычной шерифовой фразы Гаю на ум не приходило. - Значит, я за каким-то дьяволом ввязываюсь в твою интригу, договариваюсь с Маршалом... Между прочим, пришлось потрудиться, распуская все эти слухи про убийство, чтобы старый хрыч поверил. Кольцо твое ищу, будь оно неладно, улыбаюсь каким-то особам в плащах, до которых мне дела нет, и ради чего?! Чтобы ты резал народ на дорогах Шервуда?! - он покачал головой, сохранять спокойный тон уже не получалось. - Нет, я знал, что ты на голову больной, но теперь убедился, что вообще полоумный. Кровь Христова... я ненавижу тебя за то, что ты псих! - Гай почти сорвался на крик, и уже не мог остановиться, словно плотину прорвало. - Я... не могу так, черт тебя дери! Не могу постоянно думать, что с тобой что-то случится, что ты свернешь свою гребаную шею из-за очередного безумного плана, или тебя прирежут!.. Или ты попадешься... и мне придется... Твою мать, а если я однажды не смогу тебя вытащить, что тогда? Ты об этом думал?! Ты вообще думаешь о ком-то, кроме себя?!
Робин не сразу осознал, о чем говорит Гай, но политика занимала его сейчас меньше всего. Слишком много накопилось, слишком часто за такими вот словами, от которых сердце сжималось в надежде, следовал удар, пусть и не в прямом смысле, но от этого не менее болезненный.
- А тебя так волнует, что я сдохну? Может, я этого и хочу! - заорал в ответ Робин и резко дернулся вперед. Не будь он привязан, точно вцепился бы рыцарю в горло. - Я не просил меня вытаскивать! Ах, ну да, как я не подумал - тебе же тогда не над кем станет измываться! Ничего, уверен, ты легко найдешь себе другого верного пса для развлечения! Захотел - погладил, захотел - пнул, и так пока не сломается!
Робин еще много чего хотел сказать, выплеснуть всю накипевшую горечь, которая тяжким грузом лежала на душе. Но он подался вперед слишком сильно, а Гисборн все еще был прямо перед ним. Разбойник успел почувствовать, как затянутая в перчатку рука сжала волосы на затылке, и тут же его рот накрыли чужие губы. Жестче, чем, возможно, ему хотелось бы. Не так умело, как, возможно, Гай целовал женщин... Он будто бы рассчитывал заставить Робина замолчать таким необычным для него способом, который сейчас виделся единственно верным. Или просто решил сказать этим то, для чего не находил слов, но надеялся донести до взбудораженного сознания Локсли.
В первую секунду Робин замер от неожиданности, но почти сразу же начал отвечать. Не веря, что этот поцелуй что-то значит, ожидая, что в любую минуту могут оттолкнуть, отказаться от неожиданного подарка судьбы он не мог. Но его не отталкивали. Гай закрыл глаза, Робину показалось, что он сейчас отстранится, но и этого не произошло. Гисборн точно проверял, что сможет остановиться, если что-то пойдет не так. Он был совсем не уверен в том, что делает, но не разрывал поцелуй, и рука больше не сжимала волосы Робина, а безотчетно их ерошила. Когда дыхания уже не хватало, Гай все-таки отодвинулся, и разбойник получил редкую возможность увидеть его искренне смущенным, словно тот сам не ожидал от себя подобного.
- Меня... волнует, да, - кашлянув, произнес Гисборн, хотя ответ на вопрос уже не требовался. Ему просто нужно было нарушить повисшую тишину. Он сел на землю и даже покивал для большей убедительности.
- Господи, что ж с тобой так сложно, - устало вздохнул Робин, который по-прежнему напоминал туго натянутую тетиву, однако отвернуться не пытался. Недавно он готов был на все, лишь бы вычеркнуть Гая из своей жизни, а сейчас мысленно молился всем святым, чтобы это мгновение продолжалось как можно дольше.
- Да, - Гай нервно облизнул губы, и чуть задержался в этом движении, ощутив чужой вкус. Это было внове, и на несколько секунд он почти выпал из реальности, захваченный незнакомым чувством. А затем покосился на Локсли, выпрямился и постарался придать себе невозмутимый вид. - Ты можешь мне обещать, что перестанешь совершать... то, что делал? Убийства рыцарей. Что не будешь лезть на рожон?
- Если тебе так будет спокойнее, я постараюсь, - после недолгого молчания ответил Робин, пытаясь ничем не выдать, что слова Гая опять больно кольнули. - Но и ты пообещай... Я все это время боялся, что однажды натолкнусь на тебя, как тогда, в зале... - он начал говорить, выплескивая все, что терзало последние недели, слова полились неудержимым потоком. - Каждый чертов раз, карауля этих рыцарей, я боялся, что Вейзи конвой им даст, тебя с кем-то пошлет. И мне снова придется выбирать, когда правильного выбора нет... Выбирать между долгом и дорогим мне человеком. Решать, чем пожертвовать - целью, ради которой жил, или тем, без кого жизни не представляю.
- Не нужно ничем жертвовать - теперь, - Гай покачал головой. - Я понимаю, насколько для тебя все это важно. Да, я не все твои взгляды разделяю, но поддерживаю, как могу. Ты ведь поверил, что я убил Маршала? Зря. Я же обещал, что с ним ничего не случится. Забыл?
- Не поверил... но... Я так часто обжигался: доверял тебе, а потом получалось, что с другой стороны ситуация видится иначе, - Робин отвел взгляд. - Против фактов не попрешь. Слухи о смерти Пембрука, ты ездил в Ирландию и вернулся сам не свой... И ты говорил, что тебя устраивает, как сейчас. А еще наша последняя встреча...
Робин осекся, вспоминать о том вечере совсем не хотелось.
- Я и не скрывал никогда, что меня все устраивает, - Гай пожал плечами. - Но от обещаний тоже не отказываюсь. Я все-таки в определенной степени на твоей стороне, Робин. Что бы я ни думал, и какими бы ни были мои взгляды. Просто... есть вещи, которыми я дорожу больше. А какими-то меньше. И могу уступить в одном ради другого. Хотя, видит бог, порой это непросто, - он вздохнул и улыбнулся. - Ну, в любом случае я не порчу твой большой план.
- Слушай, отвяжи, руки затекли, - попросил Робин. Сидеть привязанным было не слишком удобно, к тому же так он думал выиграть время, собраться с мыслями. Он о многом хотел поговорить с Гаем, и совсем не о великих политических планах. - Клянусь, бросаться не буду.
Видимо это сыграло решающую роль. Гай встал, обошел дерево, и вскоре веревки ослабли. Гисборн вернулся на свое прежнее место в полуметре от Локсли, покосился на его руки, словно проверяя, не слишком ли жестко связал. Разбойник скинул путы, потер запястья, скорее машинально - следов не осталось - и грустно улыбнулся, заметив, где сел Гай. Не слишком далеко, но и не близко.
- Понимаешь, дело не только в моих планах... Черт, да вообще не в них. В охоте на рыцарей был риск, вполне оправданный, на мой взгляд. А остальное... и в замке... Я просто пытался исчезнуть из твоей жизни. Ты же сам этого хотел, мне казалось, - Робин запустил руку в волосы. - Дерьмо. Я тебя не понимаю. То подпускаешь, то держишь на расстоянии. Говоришь, что дорог, а заботиться о себе не позволяешь.
- Я никогда не хотел, чтобы ты исчез из моей жизни. И мне тебя не хватало все это время. Очень не хватало... Но я не мог принять новые правила игры. А ты не мог играть по старым. Я же видел, как ты на меня смотришь... То, что раньше казалось незначительным, теперь обрело другой смысл. Я... чувствовал, что теряю тебя, - Гай закрыл глаза, ему явно было тяжело говорить. - И я решил, что если быть с тобой можно только так, пусть так и будет. Хотя... не был уверен, черт, да я до сих пор не уверен. Но нужно же, в конце концов, что-то решать.
- Я обещал подождать, - Робин тоже говорил через силу, - и ждал. Но не смотреть не мог. Я не знаю, как получилось, но ты слишком глубоко проник в мою жизнь, не вырвешь. И ты стал отдаляться, не подпускал. А тем вечером подпустил, поманил, а потом... Это больно, знаешь, клинок так не режет... Когда человек, ради которого наизнанку вывернуться готов, видит в тебе насильника, считает, что нужно только его тело. Я могу уйти, но как раньше уже не получится, прости. Если есть хоть какая-то надежда, я буду ждать, сколько угодно. Если нет - скажи сейчас.
- Но ведь ради меня не надо выворачиваться наизнанку, - Гай поморщился. - Просто будь собой, этого хватит. И не нужно ставить меня во главу угла, право слово, я не так хорош. И не готов к такой ответственности - быть смыслом чьей-то жизни. А что до... этого... - он оглядел опушку, словно искал там спасительную подсказку. - Я же сказал, что готов быть с тобой. Мне тяжело видеть, что с тобой творится, и я не хочу быть причиной этого. Я пока довольно далек от... ну, ты понимаешь. Но... черт, я ведь поцеловал тебя, - он провел пальцами по губам, словно до сих пор не мог поверить. - Значит, возможно, все это не так уж плохо.
- Вот не надо только все на себя взваливать, - настроение у Робина всегда менялось быстрее, чем белка прыгает с ветки на ветку, и сейчас уныние мгновенно перешло почти в ярость. - Звучит так, будто я тебя принуждаю. Проклятие, ну пойми же ты, я все сделаю, чтобы тебе было хорошо! И в моих... бедах ты не виноват.
- Ладно, ладно, - Гай вскинул руки, глаза расширились, словно ему под нос сунули осиный улей. От таких резких перепадов внутри все сжималось, а в животе прокатывался холодный скользкий комок. Он изо всех сил старался не показать, что ему не по себе. - Я понимаю. Я... правда понимаю, Робин. И мне хорошо, уже просто от твоего внимания, мне это приятно. И я пытаюсь делать шаги навстречу. Разве это плохо? Разве мы не этого хотим?
- Прости, - Робин заметил, как напрягся Гай, и ему стало неуютно. Он отступил на шаг, сел, прислонился спиной к дереву. - Прости, я сам не знаю, что творю. Столько всего навалилось... И боюсь поверить, наверное...
- Хочу, чтобы ты знал - я никогда не думал о тебе плохо, - Гай постарался улыбнуться. - У тебя непростая жизнь, с этим заговором, да еще последние дни были очень сложными. Ничего странного, что ты... немного на нервах. Тебе просто нужно отдохнуть. Вот увидишь, сразу все покажется не таким уж мрачным.
- Отдохнешь тут, как же, - на этот раз усмешка Робина была почти прежней, веселой и бесшабашной. Гай был рядом, говорил с ним, и это успокаивало лучше настоек Матильды. - То заговоры, то договора, то помощник шерифа на рожон лезет. За Маршала спасибо, но если бы в Ирландии что-то пошло не так? Не мог предупредить? Я бы подстраховал.
- Ирландия - не ближний свет, да и я уже не маленький, могу сам за себя постоять, - Гай покачал головой.
- Как с тем психом, со шрамом на морде, - скрыть волнение в голосе Робину не удалось. Стоило вспомнить утро в таверне, как всплыли и ощущения - страх, паника. - Ты ведь говорил, что переживаешь за меня, вон, прикрываешь, с плахи спасаешь... А мне отказываешь в праве позаботиться о твоей безопасности.
- Я спасаю тебя, когда это действительно необходимо, - мягко поправил Гай. - Но я не отвожу все патрули из деревень, чтобы кто-то из солдат ненароком не убил тебя. Я же знаю, что бойцов твоего уровня еще поискать надо, и понимаю, что ты в состоянии защитить себя. Я прошел неплохую фехтовальную школу. Ну да, против тебя один на один я не потяну, но это не значит, что меня нужно охранять от всего, что может со мной случиться. А может и не случиться. Разве Джак позволяет Уиллу так с собой носиться? И ведь она женщина. Моя гордость что, в расчет не принимается?
- Они тоже так думали, - Робин прерывисто вздохнул, запустил руки в волосы, ероша их, словно собираясь с духом. - Я ведь и Джак опекаю, и Уилла, и других. И тебя... Я же не стараюсь закрыть тебя от всего мира, просто настаиваю... на разумной осторожности. А если порой перегибаю... Ты знаешь, каково это - терять близких? У меня же целое кладбище за душой - потому что не успел, не смог, не уберег. А ты упрекаешь меня за то, что я боюсь потерять еще одного дорогого мне человека!
- Я не упрекаю, нет, - тут же покачал головой Гай. - Если тебе нужно заботиться обо мне... с таким вниманием, я приму это. Насколько смогу. Но мне нужен воздух, немного свободы вокруг. Это важно, Робин, - он смотрел Локсли в глаза, пытаясь не только словами, но и взглядом донести эту мысль до нервного крестоносца.
- Гай, я постараюсь. Я же не думал, что ты так это воспринимаешь. Но и ты пойми, иногда страх оказывается сильнее меня. Умом-то я знаю, что ты прекрасно можешь за себя постоять, но при малейшей угрозе... это как инстинкт: защитить любой ценой, - Робин потряс головой, словно отгоняя плохие воспоминания. - Терять... слишком больно.
Гай не был уверен, что Робин постарается. То есть, конечно, постарается, но не факт, что у него получится. Сам же Гисборн впервые задумался о том, через что пришлось пройти Робину. Война, потери, груз ответственности - все это не только закалило его, но и опалило душу, заклеймило разум. Все равно, что взять легкий меч и перековать его в тяжеленный двуручник. Гай уже познакомился с этими изменениями на собственной шкуре, и четко осознавал, что с ним будет непросто. Однако Робин, и это тоже было ясно, как день, стал для него самым близким человеком, а значит, с его характером придется мириться.
- Все будет хорошо, - Гай ободряюще улыбнулся, на этот раз без усилия.
- Хочется верить, - разбойник поднял глаза на все еще сидящего в отдалении Гисборна. Что-то в поведении рыцаря ему не нравилось. Может, реакция на внезапную вспышку Робина. Или настороженность, подспудное напряжение. Не отпускало чувство недосказанности, которая не давала вернуться прежней легкости в их отношениях. Робину хотелось придвинуться к Гаю вплотную, дотронуться, но он заставил себя оставаться на месте, опасаясь, что спугнет, разрушит возникшее хрупкое равновесие.
- Раз уж пошел такой разговор... Что еще не так, кроме, как ты сказал, чрезмерной опеки?
Гай задумался. Он не был уверен, что сейчас подходящее время, чтобы высказать все, что накопилось. Однако понимал, что второго шанса, возможно, придется ждать очень долго.
- Хорошо, - произнес он, наконец. - Но давай договоримся - ты выслушаешь, не перебивая, даже если что-то тебе не понравится. А уже потом скажешь все, что думаешь, ладно?
- Ладно, - кивнул Робин и приготовился слушать, стараясь не обращать внимания на пробежавший по спине холодок. - Кажется, нам давно стоило все прояснить.
Гай помолчал немного, а когда заговорил, то будто прыгнул с головой в омут. Он понятия не имел, куда заведет этот разговор, не взбесится ли опять Робин, но если замалчивать и дальше, то все опять осложнится.
- Наши... отношения, если можно так назвать... они не равноценны. Да, ты уверяешь, что беспокоишься обо мне. Но при этом не даешь мне никакой свободы действий, не считаешься с моим мнением. Ты боишься потерять меня, но такое впечатление, что я для тебя все равно, что ценный приз... как выигранный на турнире конь. Ты ему радуешься, заботишься. И бьешь, если он идет не туда, куда тебе надо. Посмотри, что получилось в этот раз. Ты всех перепугал, всех поставил на уши - ради чего? Привлечь внимание к тому, как тебе плохо? Робин... а я разве позволял себе поступать подобным образом? Думаешь, с тобой вообще легко? Тебе же слова лишнего нельзя сказать, потому что неизвестно, что ты выкинешь в следующую секунду. Ты ведешь себя так, словно мир вертится вокруг тебя. Сейчас ты, наверняка, думаешь, что это я веду себя подобным образом, что я бессердечная тварь, не понимающая твоих душевных порывов. Но вспомни, просил ли я тебя о чем-то? Злился напоказ? Требовал чего-нибудь, кроме глотка свободного воздуха без твоего неусыпного внимания? Я даже не просил отложить всю эту блажь с возвращением Ричарда, хоть мне это и поперек горла. Из нас двоих только ты диктуешь условия. Но любимый человек - не собственность. Я не твой, и никогда твоим не буду. С тобой - да, могу. Но - не твоим, в том смысле, какой ты в это вкладываешь.
Гай перевел дыхание и сглотнул, ожидая, что сейчас грянет буря. Ведь не поймет же. Обидится - снова. И все насмарку. «Черт, кто меня за язык тянул? Надо было промолчать. Теперь все еще хуже будет».
- Значит, вот как ты все видишь?! - в голосе Робина смешались злость и растерянность, однако с места он не двинулся. - Считаешь меня истеричной девицей, которая напоказ обижается? А ты не думал, что не все умеют делать каменное лицо? И мне просто сложно скрывать боль? И уж меньше всего я хотел привлекать твое внимание таким способом, - он со злостью саданул кулаком по земле, но почти сразу же взял себя в руки. - Да, я не могу оставить эту интригу и политику, и не потому, что мне нравится. Просто это мой долг, я иначе не могу. Это все равно, что предать себя. Но остальное... Я тебя не понимаю. Ты говорил, что не хочешь влезать в интриги, я старался, пока был выбор, тебя не впутывать. Тебе важно иметь титул, земли, положение, я приложил все усилия, чтобы при любом исходе ты не остался внакладе. Это ведь нормально, позаботится о близком человеке... Но почему-то все, что я делаю, для тебя не то и не так.
- Я не хотел во все это лезть, пока было возможно, - пожал плечами Гай. - Но если власть в Ноттингемшире перейдет к твоим... - он на секунду запнулся, подбирая подходящее слово вместо «приспешник», - сподвижникам, то мне волей-неволей придется участвовать. Я пытаюсь устраиваться в твоем новом мирке. Поговорил с Маршалом, получил несколько удачных обещаний. Думаю, сумею со временем приспособиться, несмотря на то, что мне это поперек горла. Хотя что это меняет, по сути, просто слова, - он махнул рукой.
- Гай, я просто пытаюсь понять, - Робин тяжело вздохнул. - Сам я готов хоть всю жизнь по лесам прятаться. Но слишком много людей втянуто, я не могу это прекратить, не могу... остановиться. Для тебя я готов почти на все, но то, что происходит - то самое «почти». Я не могу поступиться долгом ради личных интересов. Прости.
- Когда все закончится, мы можем уехать, - неожиданно произнес Гай. - Здесь все станет, как нужно, люди не будут страдать, воцарится законная власть, - чтобы произнести последние слова, ему пришлось сделать над собой усилие.
- Если ты захочешь, то конечно, - Робин никогда не загадывал так далеко, словно строить планы на будущее было плохой приметой. - Но я думал, ты рассчитываешь занять место Вейзи, управлять графством.
- Рассчитывал, - кивнул Гай и усмехнулся чему-то. - Даже говорил об этом с Маршалом. Он пообещал поставить меня шерифом. Знаешь, а я ведь когда-то равнялся на него. Удивительный человек, я мог бы оказаться очень близко к нему. Вот только не знаю, смогу ли ужиться здесь. Тогда из Франции я вернулся совсем в иную Англию. Даже привык к ней, представляешь? - он рассмеялся. - А улыбаться новоявленному королю... Не уверен, что так хорошо владею лицом, как ты думаешь.
- Ну, перед Вейзи у тебя вполне получается корчить исполнительного идиота, - Робин тихо рассмеялся. - Старый хрен даже не представляет, как ошибается. И король не новый, а вполне старый, да и встречаться с ним тебе часто не придется, если ты, конечно, не собираешься получить место при дворе.
- Этот человек разрушает все, к чему прикасается, - Гай вздохнул, поджал губы. - Ладно... я попробую привыкнуть. Но если не получится, мне придется уехать. Просто чтобы ты знал.
- Гай, я с пятнадцати лет возле Ричарда. Думаешь, у меня остались на его счет какие-то иллюзии? Сложность в том, что Джон куда хуже, а Элеонора, увы, не молодеет с годами, - Робин немного грустно улыбнулся. - Почему ты так предвзят по отношению королю?
- Может, как раз потому, что не был у него под боком с пятнадцати лет? - Гай поднял брови. - А Джон - что он? Неплохой политик, сейчас он мог бы поставить страну на ноги. Хотя мы не узнаем наверняка.
- Кто неплохой политик? Джон?! - Робин расхохотался аж до слез. - Гай, прости, конечно, но ты явно ни с кем из Плантагенетов близко не сталкивался.
- А ты знаешь его лично? - Гай нахмурился, бросив на него косой взгляд.
- Я же говорил, что при Ричарде лет с пятнадцати, - Робин уставился куда-то в пространство, погружаясь в воспоминания. - Я оруженосцем был у одного рыцаря из его свиты, еще до того, как он занял престол. Так что, почитай, со всеми знаком, включая признанных бастардов Генриха. Ричард не идеал, это точно, может, и не слишком хороший правитель, но отличный военачальник, предводитель, умеет держать слово, за ним идут. А Джон ни на что не способен, редкостная бездарность. Для него важны только личные интересы, он только рушит все вокруг. Единственное, что его высочество умеет прекрасно, так это фрейлинам юбки задирать. Я на него еще во время смуты насмотрелся, когда Джон метался от одного брата к другому и к отцу. В результате так и не выбрал сторону, предал всех и остался ни с чем. Да о чем говорить, достаточно вспомнить Ирландию. Получив под свою руку процветающую провинцию, он за неполные восемь месяцев довел людей до бунта. Растратил казну на строительство замков и увеселения, разругался с Орденом, в результате взбунтовались не только ирландцы, но и англичане, у которых там феоды. А Джон просто удрал, спасая свою шкуру.
- Что ж... - казалось, Гай другого мнения, но обсуждать свои предположения с тем, кто лично знаком с принцем, было не очень разумно. - Возможно, ты прав. Я не особо знаю всех этих людей.
- Я не говорю, что Ричард святой, - Робин поморщился. - В правящем доме есть лишь один достойный политик и правитель... И поддерживает она отнюдь не Джона.
При этих словах на лице Робина мелькнуло странное выражение, которое было ближе всего к восхищению, с каким он не говорил даже о короле.
- Элеонора, да, - несколько отстраненно отозвался Гай. - Она умная женщина, с этим не поспоришь.
- Она одна стоит десятка королей, - в голосе Робина звучало искреннее почтение, как всегда, стоило речи зайти о королеве-матери. - Ричарда я уважаю как рыцаря, сюзерена, товарища по оружию, но Элеонора... Если и есть человек, которым я восхищаюсь, то это королева-мать.
- Рад за нее, - Гай пожал плечами, то ли не разделял восторгов Робина, то ли просто больше наблюдал за ним, чем слушал.
- Опять что-то не так, да? - с подозрением покосился на него разбойник.
- Нет, - Гисборн качнул головой. - Просто смотрю на тебя. Наверное, теперь я понимаю, почему ты все это делаешь. Не только для тех бедных. Но и для правящих тоже. Ты знаешь их - не как некий образ, символ власти, а живых людей. Они тебе не чужие. И это стоит того, чтобы делать для них что-то.
- Возможно, ты и прав, - Робин никогда не думал об этом с такой точки зрения. - Я не могу избавиться от чувства долга перед теми, кто меня окружает, неважно, сервы это или правители. И я так долго воевал... - он потер лоб, внезапно навалилась усталость. - Хочется, чтобы эта война закончилась, хотя бы для меня. Но если я сейчас брошу все, она меня догонит, придет на порог, и тогда уже ничего нельзя будет сделать.
- По-моему, ты много перенял от людей, с которыми жил. Личная охрана короля, да? Такое впечатление, что ты за все это отвечаешь лично. Я понимаю. - Гай немного нервно улыбнулся. - Все, кроме одного - почему ты выбрал меня? Я не твоего круга, во всех смыслах. Вряд ли ты забыл об этом.
- Гай, на такие вопросы ответа не существует, - Робин вздохнул, Гисборн выжидающе смотрел на него, и он прикрыл глаза. - Сердцу не прикажешь. Ну как объяснить... С тобой можно не притворяться, быть собой. За тебя не нужно отвечать, не в том смысле, как за остальных. Ты тоже видел жизнь не с лучшей стороны и способен понять. Впервые за Бог знает сколько лет я почувствовал, что не один, что есть человек, с которым можно поделиться тем, что на душе. Знаешь, слабость можно показать только равному, тому, на кого можешь положиться.
- Иногда рядом с тобой я просто юнец, не знающий жизни. Может, поэтому ты все для меня устраиваешь - уверен, что сам я не смогу. Или сделаю что-то неправильно, не то, что будет лучше. И в чем-то ты прав. Я не так умен, и то, что сейчас творится в Ноттингемшире, возможно, неправильно. Но я по крайней мере понимаю, как здесь идут дела, кто чем живет. А потом... я просто потеряюсь, - Гай усмехнулся. - Похоже, опять сболтнул лишнего.
- Я же стараюсь сделать, как ты хотел, - удивленно вскинул брови Робин. - Ты не просил, но... Если бы я думал, что ты слабее или не справишься... Ну, не знаю, тогда ты занимал бы в моей жизни другое место, наравне с Джак и остальными. Но ты - совсем другое. Я всегда считал, что мы на равных, и ничего странного, что в чем-то я разбираюсь лучше, просто у меня есть опыт в некоторых вещах, а у тебя нет. И вообще, заботится о других для меня нормально, особенно о тебе. Вспомни, сколько раз я в детстве прятался за твою спину.
- Ты был ребенком, Робин, а я был старше, - улыбнулся Гай. - Тогда иначе и быть не могло. А сейчас, наверное, я сам в себе не уверен. Хотя это не имеет отношения к делу. Мы ведь о другом говорили. И даже вроде бы решили все, что хотели.
- Ну не так уж сильно мы изменились, - ответная улыбка Робина была теплой и немного смущенной. - Мне до сих пор иногда хочется за тебя спрятаться, и я даже порой себе это позволяю, пусть и не в прямом смысле, как в детстве.
Он поднялся, несколько секунд постоял, не решаясь подойти, но потом все же сделал несколько шагов к Гаю и провел рукой по волосам, ероша, словно подростку. Тот усмехнулся, легко и непринужденно, запрокинул голову и встретился взглядом с Локсли.
-Думаю, у нас все получится.
-Конечно. – Робин продолжал перебирать волосы Гая. – Иначе и быть не может.
И в этот момент он действительно верил, что все получится, все будет хорошо, и все трудности остались позади, раз уж судьба сделала ему подарок, который опальный граф уже и не надеялся получить.

просмотреть/оставить комментарии [19]
<< Глава 7 К оглавлению 
август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

июль 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.08.03 00:00:34
Когда Бездна Всматривается В Тебя [0] (Звездные войны)


2020.08.02 23:45:23
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.07.28 13:20:20
Наши встречи [3] (Неуловимые мстители)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [1] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [1] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.22 08:45:54
Змееглоты [5] ()


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.12 14:55:50
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.07.07 09:21:27
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2020.06.26 22:37:36
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2020.06.24 17:45:31
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2020.06.19 16:35:30
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.06.13 11:35:57
Дамбигуд & Волдигуд [7] (Гарри Поттер)


2020.06.12 10:32:06
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.06.11 01:14:57
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2020.06.06 14:46:13
Злоключения Драко Малфоя, хорька [36] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [1] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.