Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Если бы герои поттерианы увлекались японскими стихами…

Снова Лонгботтом взорвал котел.
Не много проку в лимонных дольках.
Отвращение.
(С.Снейп)

Мотылек порхает легко
На зависть червям.
Хороший день.
(Г.Поттер)

Люди рядятся
В шелковые кимоно
Для праздника.
Стакан наполовину пуст.
(Волдеморт)

Тихонько карабкается
Улитка на гору Фудзи.
Стакан наполовину полон.
(А.П.В.Б.Дамблдор)

Не из обычных людей
Тот, которого манит
Дерево без цветов.
Сладок запах сакуры
И старых книг.
(Г.Грейнджер)

Клейкий листик упал на гриб
И к шляпке его прилип.
Осень.
(Н.Лонгботтом)

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12700 авторов
- 26940 фиков
- 8622 анекдотов
- 17683 перлов
- 676 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 3 К оглавлению 


  Драко Малфой, сегодня тебе повезет

   Глава 4. Вера
Везение - это вера в то, что тебе повезет.
~ Тэннэсси Уильямс


Голубые глаза Альбуса Дамблдора весело сверкнули в его направлении. Драко абсолютно не понимал, чему старый волшебник так радовался – в конце концов, он ведь мертв. Драко оторвал взгляд от портрета и сосредоточился на директрисе, которая сидела напротив него, за своим столом. Губы профессора МакГонагалл были сжаты в тонкую линию, а это никогда не предвещало ничего хорошего.
- Это все? – отрывисто спросила она.
Драко кивнул. Он рассказал профессору все, что помнил. Рассказал ей о том, как проснулся и не мог понять, что случилось, о том, как выпил Феликс Фелицис и нашел хижину, как дал Поттеру лечебные зелья и как согревал его. Однако он обошел стороной то, как изначально планировал использовать зелье удачи, и, конечно, не упомянул о том, что случилось у Поттера во сне. Драко понимал, что, скорее всего, это навсегда останется только сном.
Губы МакГонагалл сжались еще сильнее, они просто исчезли с ее лица.
Драко поморщился. Теперь, когда он рассказал свою историю, даже ему она казалась смешной. Если МакГонагалл не поверит, он не будет ее осуждать. А если поверит и все равно будет считать его виноватым, он тоже не будет ее осуждать. Рассказывая, Драко осторожно подбирал слова. Он пытался не обличать себя – не больше, чем было нужно, - но не знал, как намекнуть на свою возможную невиновность, когда и сам в нее не верил. Он подумал, что мог бы соврать и сказать, что все вспомнил и что на них напал таинственный незнакомец в плаще, но это было бессмысленно, так как Поттер скоро проснется и расскажет всем, что случилось на самом деле.
Лица МакГонагалл приняло неодобрительное выражение.
- Съешьте печенье, мистер Малфой.
Драко уставился на нее, а потом посмотрел на стол, где стояла миска с имбирным печеньем.
- Берите, мистер Малфой. Вас не было несколько часов. Кухня, боюсь, закрыта. Съешьте печенье.
Профессор подтолкнула тарелку ближе к нему.
Как только МакГонагалл сказала слово «печенье», Драко почувствовал голод. У него промелькнула мысль, что она, возможно, хочет его отравить, но в животе забурчало, и юноша быстро взял предложенное лакомство. Он вмиг его проглотил, не отводя настороженного взгляда от директрисы. Ее поведение определенно было странным, хотя Драко предполагал, что о его собственном можно сказать то же.
Раньше, когда он вырубил профессора Веселодум, он целых пять минут верил, что за всем стояла она. Однако когда профессор пришла в сознание, он понял, что она всего лишь член поисковой бригады. Это не успокоило Драко. Она настаивала на том, чтобы он отвел ее к Поттеру, но он не собирался подпускать Грязнодум близко к ее любимому Спасителю, который как раз был совершенно беззащитным и голым. Веселодум в свою очередь считала Драко коварным убийцей, который закопал тело Поттера где-то на поляне. К тому времени, когда появились Слагхорн и Хагрид, за которыми подоспели и остальные члены поисковой бригады, и Драко, и Веселодум уже были близки к истерике. Драко остыл только после прибытия Мадам Помфри. Она быстро его осмотрела и наложила заклинание, сделавшее юношу сонным и спокойным. Умиротворенный магическим способом, он показал ей вход в хижину и рассказал, какими зельями лечил пострадавшего. Несмотря на действие заклинания Помфри, Драко отказался отходить от Поттера. К его огромному унижению, его поднял и донес до замка Хагрид. Это ужасно смущало, не говоря уже о недостатке удобств – от полувеликана шел престранный запах.
Авроры поприветствовали их сразу по прибытии в Хогвартс. Они мгновенно начали приставать к Драко, но МакГонагалл их отчитала, схватила ученика и потащила его в свой кабинет. Она оставила его там на несколько долгих, ужасающих минут, а потом вернулась с новостями о состоянии Поттера. Тот спал, а Мадам Помфри всех заверила, что с ним все будет в порядке. У Веселодум легкое сотрясение мозга, но и с ней все уладится. Драко почувствовал облегчение, но его и дальше нервировало поведение МакГонагалл. Он не мог понять, почему она спасла его от авроров, разве что, вполне вероятно, хотела убить собственноручно.
Драко взял еще одно печение. Если ему суждено умереть, то он хоть не будет голодным.
- Очень хорошо, – МакГонагалл вздохнула. – Должна рассказать вам то, что мы выяснили. Ваше отсутствие заметили не сразу, но когда это случилось, некоторые отреагировали очень бурно. Пэнси Паркинсон настаивала, что в этом может быть замешан Теодор Нотт….
- А он замешан?
- Он заявляет, что нет. Однако мисс Паркинсон нашла у него палочку Гарри Поттера.
Драко почувствовал такое облегчение, что комната закружилась перед его глазами.
- Но тогда…
Тогда я невиновен.
Драко уставился на МакГонагалл, не в состоянии поверить в услышанное. Если палочка Поттера была у Нотта, значит это он, скорее всего, заклял Золотого Мальчика.
- Он заклял Поттера? Он сознался?
МакГонагалл сжала губы.
- Боюсь, что нет. Он сказал, что увидел, как вы двое ссоритесь в лесу. И в пылу ссоры вы бросили в Поттера заклинанием. Когда Поттер упал, вы заметили Нотта и попытались навредить и ему. Нотт говорит, что ему удалось оглушить Вас. Говорит, что ваша палочка сломалась, когда Вы упали, а палочку Поттера он забрал, чтобы у Вас не было оружия, когда придете в себя.
В мозг Драко проникли сомнения.
- Это нелепо, - решительно сказал он. – Почему же он никому не рассказал об инциденте?
- Он говорит, что запаниковал и подумал, что все посчитают его причастным, если он признается, что был там.
Драко озадаченно покачал головой. Вовлеченность Нотта давала ему надежду. Вероятность вины Теодора в том, что Поттер почти умер, была больше, чем Драко мог думать. Но у него была причина, почему он не подозревал Нотта. О том много чего можно сказать, но глупым он не был. Он просто не мог думать, что ему удастся заклясть Поттера и спихнуть убийство на Драко. То, что палочка гриффиндорца оказалась у него, доказывало версию о панике и импульсивных действиях. Возможно, он как раз поведал правду. Если бы Нотт наткнулся на Поттера и Драко во время их ссоры, как бы он поступил? Он ненавидел и того, и другого. Нотт точно не рассказал бы о случившемся, себя бы он не впутывал. И Драко думал, что знает, почему Теодор не смог устоять перед искушением забрать палочку Поттера. Ходили слухи, что победитель Темного Лорда владел Старшей Палочкой. Сам Драко сомневался в истинности таких утверждений, но многие верили, что это правда.
- Мистер Малфой, - сказала МакГонагалл. Драко посмотрел на нее. Она слегка улыбнулась ему. – Я думаю, что он врет.
- Правда? – вылетело у Драко изо рта прежде, чем он смог себя остановить. – Но я не помню, что случилось…
Драко быстро сжал губы. Что с ним не так? Не важно, что случилось в лесу. Если МакГонагалл или кто-либо еще хотели свалить ответственность на Нотта, то он должен их только поощрять. Однако совесть опять давала о себе знать, и Драко изо всех сил пытался приглушить ее голос.
- Действительно, не помните. И именно поэтому я не верю ни единому слову мистера Нотта.
- Не верите? – прошептал Драко. – Вы верите мне? Но почему?
Взгляд МакГонагалл смягчится. Драко еще никогда не видел такого доброго выражения на ее лице.
- Мистер Малфой, вы все сделали правильно, - ласково сказала она.
И вот тут это случилось. На протяжении дня Драко несколько раз пытался заплакать, но не мог. И вот теперь его взгляд, наконец, затуманился. Юноша не имел ни малейшего понятия, почему МакГонагалл решила поверить именно ему, но он этого не заслуживал. Драко резко вытер глаза и сердито уставился на директрису. Слова полились из него против его воли.
- Вы не понимаете. Нотт не мог быть таким глупым. Разве что он действительно запаниковал. А моя ссора с Поттером – это как раз то, что я бы сделал. Я даже думал о… Вчера я даже рассматривал возможность…
- Да. Я слышала об инциденте на уроке Защиты. Нотт любезно посвятил меня в эту историю, – МакГонагалл встряхнула головой. – Я знала, что разрешить вам поговорить с аврорами сейчас было бы ужасной ошибкой. Мистер Малфой, вы пережили суровое испытание. Вы сейчас не в состоянии нормально мыслить.
- Но это ведь мог быть я…
- Послушайте. Вы сделали многое, чтобы – успешно – спасти жизнь мистеру Поттеру. И перед тем, как я продолжу, позвольте вас поблагодарить.
Драко поморщился.
- Я думал, что заклял его. Я не мог позволить ему умереть. Я просто спасал себя…
- Тем не менее, - перебила его МакГонагалл, - Вы не смогли сказать мадам Помфри, какому заклятию подвергся Поттер, несмотря на то, что, следуя вашей же логике, это спасло бы вас обоих.
- Потому что я не помню
- А мадам Помфри говорит, что серьезных повреждений у вас не было. Отсюда следует, что ваша амнезия необъяснима.
- Я не вру насчет этого, - быстро вставил Драко.
- Не врете. Я пытаюсь обосновать свое доверие к вам. Когда я заговорила о мистере Нотте, вы были в значительной степени шокированы. Если бы вы не были так склонны взять вину за случившееся в лесу на себя, я бы подумала, что вы просто пытаетесь скрыть наличие свидетеля. Но в нашем случае у меня нет иного выбора, кроме как сделать вывод, что на вас наложили Обливиэйт. А этого никто не сделал бы, если бы не пытался скрыть обличающую правду.
Драко тщательно обдумал все. Скорее всего, на него наслали Обливиэйт. Но…
- Нотт мог стереть мне память, чтобы я не знал о его присутствии и не попытался бы свалить вину на него. Это не означает…
Драко замолчал – МакГонагалл начала тереть виски.
- Зачем Нотту переживать о таком, если мы могли протестировать вашу палочку простым Приори Инкантатем. И это уже показало бы, что вы виновны.
- Приори Инкантатем! – задохнулся Драко. – Вы обследовали палочку Нотта?
- Директор! – вскрикнул один из портретов. – Снаружи ждет немало людей. Авроры желают поговорить с мистером Малфоем. Они настаивают.
Драко напрягся.
- Еще минуту, - сказала портрету МакГонагалл и встала из-за стола. Потом опять обратилась к Драко: - Боюсь, что ни проклятий, ни Чар Забвения с палочек Нотта и мистера Поттера не насылали. Я допускаю, что это было сделано вашей палочкой.
Замечательно, подумал Драко. Услышав слова профессора, он определенно не почувствовал себя менее виноватым.
- Именно поэтому я не позволю Вам говорить с аврорами до тех пор, пока мистер Поттер не проснется и не расскажет нам, что там произошло.
- А если он тоже не помнит? Я его спросил, но он мне сказал только, что это были не оборотни…
Драко моргнул. Вспомнил, как спросил у Поттера, не думает ли тот, что на них напали оборотни, а он ответил: «Нет, нет, не оборотни». Может, он хотел сказать Нотт? Может такое быть? Драко опять позволил себе надеяться.
- Думаю, Поттер сказал что-то про Нотта, но он бредил, и я не очень слушал.
- Были заняты обвинением себя?
Драко поднял взгляд на МакГонагалл. Уголки ее рта дернулись, и она указала на тарелку на столе.
- Можете брать, мистер Малфой, – она прошла к двери и, полуобернувшись, сказала: - Ждите здесь.
Как только директриса ушла, Драко схватил тарелку и просто проглотил печенье. Теперь он чувствовал себя лучше: в тарелке ничего не осталось, а он прокручивал у себя в голове слова Поттера о том, кто на них напал. Драко был так уверен, что это он заклял гриффиндорца, что было трудно принять возможность своей невиновности. Нет, совсем невинным юноша не был: он воспользовался состоянием Поттера, когда тот был не в себе. Драко не мог избавиться от мук совести.
- В своей жизни я много ошибался, - сказал один из портретов. Драко даже не нужно было поднимать взгляд, чтобы знать, какой именно. – Но я рад, что не ошибался в вас, мистер Малфой. Вы никогда не были и никогда не станете убийцей.
Драко неохотно поднял глаза на Дамблдора.
- Еще есть вероятность, что Поттера заклял я, - начал спорить он.
- Жестокость проклятия подсказывает мне, что это не вы. Человек, способный на такую темную магию, убежал бы, никому не рассказывал бы об инциденте и надеялся бы, что Гарри умрет. Именно так и сделал мистер Нотт. Вам ведь мысль о бегстве даже в голову не приходила.
Драко уставился на него, не в состоянии понять, как он завоевал доверие Дамблдора и МакГонагалл, когда даже не ставил перед собой такой цели.
Дверь кабинета открылась, и Драко обернулся, испугавшись, что это авроры пришли забрать его. Однако вошедший волшебник не был похож на аврора. На нем был ярко-зеленый дорожный плащ и пара высоких сапог. Волосы песочного цвета были длинными, но не длиннее бороды. Он приятно улыбнулся Драко и поднял руки в оборонительном жесте.
- Минни сказала, что я могу подняться.
Волшебник усмехнулся, показывая ряд белоснежных зубов, и Драко вдруг узнал его.
- Мистер Борадж! – воскликнул он и быстро встал на ноги.
- О, не стоит, садитесь.
Мэрвин Борадж кинулся вперед, пожал Драко руку и заставил его опять сесть на стул. Тот молча послушался, не в состоянии поверить, что Мэрвин Борадж, известный мастер зелий, внезапно прибыл в Хогвартс.
И называл профессора МакГонагалл Минни.
- Мне сказали, что у вас выдался достаточно утомительный день, - продолжил Борадж, сотворив из воздуха стул, сев напротив Драко и с интересом уставившись на юношу. – Я знаю, что вы устали, но мне просто необходимо было с вами встретиться.
Борадж ласково улыбнулся.
Драко подумал, что Поттер, вполне возможно, был прав, заявляя, что все это было странным сном. День просто не мог стать еще более ненормальным.
- Эмм, почему? – спросил он.
- О, простите мне. Вы, наверное, считаете меня чокнутым.
Драко соврал, быстро покачав головой. Чокнутый или нет, а это был Мэрвин Борадж, и он не собирался его оскорблять.
- О, он еще и тактичен, как я вижу, – Борадж засмеялся. – Позвольте объяснить. Я был дома, наслаждался бокалом вина и мирным вечером, когда вдруг сработал сигнал тревоги, сообщая мне, что кто-то вломился в мой склад. Мой очень секретный склад, должен сказать.
- Хижина! – задохнулся Драко. – Она ваша.
- Так и есть. Я не придал этому значения, но потом со мной по камину связался мой друг из Министерства и рассказал, что мою хижину нашли ученики Хогвартса, вломились в нее и воспользовались моими зельями, чтобы спасти жизнь Гарри Поттеру. Излишне говорить, что я подумал, будто мой друг напился и нес чушь, но я все равно пошел проверить. Что ж… - Борадж встряхнул головой. – Полагаю, моя секретная хижина больше не является секретом.
Драко съежился.
- Мне очень жаль…
Коричневые глаза Бораджа расширились.
- Нет-нет, ничего страшного. Не нужно извиняться. Хижина – это просто место, где я люблю работать в тишине и покое, а Запретный Лес – такой замечательный источник ингредиентов. Очень удобно, видите ли. О, но это не так уж важно, – Борадж пренебрежительно махнул рукой. – Лечебные зелья – моя страсть. Моя хижина помогла спасти жизнь. Чего еще мне просить?
Борадж поднял подбородок.
– Мне интересно точно знать, как вы нашли ее. Я думал, что это место очень искусно спрятано.
- Так и было! – быстро сказал Драко. – Мне просто повезло.
Брови Бораджа поднялись.
- Очень повезло.
- Э-э-э… - заколебался Драко. Голос у него в голове настойчиво говорил не рассказывать о Феликс Фелицисе. И он не мог пойти против него. – На барьер наткнулся джоббернолл и умер, поэтому я знал, что там что-то есть. Видите? Чистое везение.
- Не думаю. Такое все время случается. Барьер сверху – это идеальная ловушка. Не одна птица попрощалась из-за него с жизнью. Я собираю все полезное, а тела прячу, – Борадж поморщился, а потом, будто заволновавшись, что его посчитают душевнобольным, кашлянул и добавил: - У меня есть разрешение на эту хижину.
Драко молча кивнул.
- А теперь, что я хочу знать, мистер Малфой… Я имел возможность поговорить с прекрасной Мадам Помфри и обследовать мистера Поттера…
- С ним все в порядке? – быстро спросил Драко.
- О да! – засиял Борадж. – К завтрашнему дню ожидается полное выздоровление. В крайнем случае, к понедельнику. Что, должен сказать, поражает, поскольку на него наслали Проклятие выворачивания кишок, а безотлагательной медицинской помощи он не получил.
Драко больше не слушал.
- Проклятие выворачивания кишок, - повторил он. Тогда, скорее всего, его наслал Нотт. Вряд ли это совпадение, что Поттера поразило то же, от чего умер отец Теодора. – Но ведь это проклятие фактически нельзя обнаружить, разве не так? Особенно если уже прошло некоторое время?
Борадж наклонил голову.
- Вы правы. Также оно разрушает внутренние органы, чего с мистером Поттером точно не случилось. Я почти уверен, что проклятие было блокировано. Возможно, заклятием Щита. Оно не было в состоянии полностью нейтрализовать проклятие, но явно помогло.
Драко нахмурился. Если проклятье блокировали, то Поттер с Ноттом дрались на дуэли.
- Тем не менее, повреждения были тяжелыми, - продолжал Борадж. – Однако данные вами зелья не только спасли мистеру Поттеру жизнь, но и излечили все ранения, никаких последствий не будет. Комбинация, которую Вы дали ему, достаточно оригинальна. Каким образом, скажите мне, вы до нее додумались?
Драко посмотрел в блестящие коричневые глаза Бораджа. Тот выглядел искреннее впечатленным.
- Мне повезло, - пробормотал Драко. Черт подери! Борадж думал, что он какой-то гений, но ведь зельевар не знал о Феликс Фелицисе, а Драко просто не мог заставить себя рассказать об этой детальке.
- Такой скромный! – засмеялся Борадж.
- Нет, правда. Я действовал наугад.
Борадж, не переставая смеяться, покачал своей лохматой головой.
- Мой дорогой мальчик, везение всегда присутствует, когда варишь зелья. Я тебе скажу, что такое везенье. Везет – это когда ты слишком много выпил и уснул за столом, не заметив, как перья джоббернолла упали в твой стакан с огневиски. Везет – это также, когда тебе лень идти и покупать новые перья, поэтому ты просто используешь те, что есть. И везет – это когда ты понимаешь, что зелье не испорчено, а наоборот – улучшено, – Борадж поморщился. – Вот это везение. Но краем сознания ты все равно знаешь, как ингредиенты взаимодействуют друг с другом, и, в конце концов, ты понимаешь, что тебе повезло потому, что ты решился следовать своей интуиции.
- Правда? – с надеждой спросил Драко.
- Да! – воскликнул Борадж, а потом нахмурился. – Ну, разве что ты выпил бутылочку Феликс Фелициса, тогда тебе в самом деле повезло.
Борадж рассмеялся. Драко уставился на свои ноги.
- О, дорогой, - задохнулся мужчина, и Малфой подумал, что тот понял, как юноша добился всего, но в голосе Бораджа сквозило беспокойство. – Вы так устали, а я все расспрашиваю. Где мои манеры? Вот…
Он засунул руку в карман и вытащил что-то маленькое и серебристое.
– Это вам, - сказал он и передал Драко предмет, похожий на карточку. Она была сделана из металла и содержала выгравированные имя Бораджа и его адрес. – Можете свободно присылать мне сову, мистер Малфой, в любое время, когда вам только захочется обсудить зелья. Или способы взлома.
Борадж засмеялся.
– И…
Он прочистил горло и замолчал. Драко быстро поднял на него глаза. Наверное, зельевару как раз хотелось добиться зрительного контакта.
- Обязательно свяжитесь со мной после сдачи Т.Р.И.Т.О.Н.ов, – Борадж подмигнул и встал.
Драко опять с недоверием посмотрел на карточку. Судя о всему, ему только что предложили работу. И не просто какую-нибудь работу. Работа с Бораджем много значит. Драко сглотнул. Мерлин, Феликс Фелицис все еще действует?
Драко поднялся на ноги и подал Бораджу руку, чувствуя себя ужасно некомфортно. Как он мог позволить мастеру зелий думать, что он гений? В конце концов, он ведь все поймет. Драко уже открыл рот, и признание было готово сорваться с языка, когда в кабинет ворвалась МакГонагалл, и Борадж посмотрел на нее. Она улыбнулась и кивнула ему, а потом обратилась к Драко.
- Авроры арестовали мистера Нотта. Можете идти в спальню и отдохнуть.
- Нотт признался? – спросил Драко.
- Нет, не признался. Однако у него была палочка Гарри, и его арестовали за кражу. Авроры вернутся, когда мистер Поттер проснется и расспросят его.
- Так с Поттером все точно будет в порядке?
Борадж тяжело вздохнул.
- Он не верит ни единому моему слову.
- Мне это так знакомо, – МакГонагалл покачала головой.
- Нет, не в том дело, - быстро сказал Драко. - Я просто…
- Он не доверяет своим способностям, - закончил за него Борадж. – Я только что поведал ему, насколько изобретателен его способ спасения жизни мистера Поттера, а он настаивает на том, что это простое везение. Ну, в самом деле.
Драко закрыл глаза и опустил голову. МакГонагалл знает о Феликс Фелицисе. Надо думать, что его карьера зельевара закончилась, даже не начавшись.
- Я удивлена его скромностью, - неожиданно ответила директриса. – Мистер Малфой у нас всегда был одним из лучших студентов на зельях. Разве не так, Альбус?
- Именно так! – мгновенно согласился портрет. – Думаю, это мистеру Поттеру сегодня повезло.
Драко продолжал таращиться на свои ноги, не в состоянии поверить услышанному.
- Идите, мистер Малфой, не то заснете прямо здесь, - прикрикнула МакГонагалл.
Ноги Драко сами понесли его к двери. Исподтишка он еще раз посмотрел на МакГонагалл и Бораджа. Оба улыбались. Драко пробормотал «спасибо» и выскочил из кабинета.
Оставшись в одиночестве на спиральной лестнице, он закрыл глаза и глубоко вдохнул. Мозг бешено работал, но не мог сформировать ни одной связной мысли. Драко не мог дождаться конца этого дня.
Он направился по коридорам к слизеринской гостиной, засунув руки в карманы и думая не о чем-то продуктивном, а о Поттере. Интересно, МакГонагалл была бы такой доброй, если бы знала, как он поступил с героем магического мира в хижине. Когда Поттер проснется, кто знает, что именно он вспомнит и как много расскажет.
У Драко появилась глупая мысль. Если это Нотт наслал проклятие, то он был невиновен, и Поттер, возможно, все еще будет его хотеть. Или, может, все равно будет ненавидеть слизеринца, поскольку тот его изнасиловал.
Уверен Драко был в одном: завтра Феликс Фелицис прекратит свое действие, и ему придется справляться со всем своими силами.
Юноша сжал в пальцах разбитые очки, которые так и остались у него в кармане. Он рассеянно решил не отдавать их.
***
Воскресенье было не самым лучшим днем. Драко плохо спал, а когда спустился в гостиную, его забросали вопросами. Когда-то он наслаждался бы проявляемым вниманием, но сейчас у него не было желания говорить с кем-либо. Рассказав всем сокращенную версию событий («На нас напали, мы потерялись, нас нашли, а теперь оставьте меня, блять, в покое!»), Драко убежал в спальню и решил не выходить оттуда. Пэнси приносила ему кое-какую еду, но в ответ потребовала рассказать полную историю. Драко решил, что он у нее в долгу, поскольку именно Пэнси обнаружили причастность Нотта, поэтому рассказал ей больше деталей. Она погоревала над тем, что Феликс Фелицис был истрачен на спасение жизни Поттера, и Драко понял, что почувствовал негодование от такой ее реакции. Конечно, о том, что обнаружилось в хижине, он не упоминал: быстро проскочив эту сцену, он похвастался предложенной работой. К сожаленью, Пэнси не впечатлилась – она понятия не имела, кто такой Мэрвин Борадж, хоть он и сотни раз рассказывал о нем.
Драко написал родителям и поведал им ту же версию событий, что и своим одноклассникам (правда, часть «оставьте меня, блять, в покое» опустил). Он не хотел посвящать их в детали, пока не уверится в своей невиновности. Никто не приходил арестовывать его, никто также не приходил рассказать о происходящем, но Блейз упомянул, что услышал, как Грейнджер говорила Лонгботтому, что Поттер еще не просыпался.
Начало понедельника было более обещающим. С утра у Драко занятий не было, так что он спал, что хорошо, поскольку прошлой ночью ему это не удалось. Ему все время снился Поттер. Он стоял перед ним, широко улыбался, его зеленые глаза светились тем самым влечением, а Драко смотрел на него и не знал, что делать – заклясть его или поцеловать. Каждый раз он просыпался, истекая потом и так и не приходя ни к какому решению.
Драко как раз принял душ и надел трусы, когда в спальню ворвалась Пэнси.
- Ты одет? – робко спросила она, уже заметив, что нет.
- Не очень, если можно так сказать, - заворчал Драко и натянул штаны и сорочку.
Пэнси с интересом наблюдала за тем, как он одевается, и оторвалась только тогда, когда Драко выразительно прокашлялся.
- О! – она немного подпрыгнула. – Никогда не угадаешь, что случилось.
- В таком случае даже пытаться не буду.
Драко собирал книги и пергамент на занятия, нарочно игнорируя Пэнси, зная, что это заставит ее поскорее расколоться. Так и случилось – девушка не могла сдержаться.
- О, ладно, я тебе расскажу. Во время завтрака приехали авроры и…
Драко уронил книгу, которую держал в руках и резко обернулся к Пэнси. Он был готов к тому, что авроры сейчас ворвутся в спальню.
- … они арестовали Дервента Харпера!
Драко нахмурился.
- За что? За глупость? В наши дни это преступление?
- Наверное! – воскликнула Пэнси. – Дафна услышала часть их разговора. Заметь, мы все слышали, как он визжал, что невиновен. Он пытался их убедить, что понятия не имел о планах Нотта, но Дафна говорит, что ему не поверили.
- Они думают, что он тоже втянут?
Харпер был партнером Нотта по поиску перьев, но Драко не мог понять, зачем Дервенту вредить ему или Поттеру.
- Несомненно. Они его арестовали и забрали из школы.
- Они ушли?
Драко все еще было трудно поверить, что авроры не настаивали хотя бы на разговоре с ним.
Пэнси тем временем кивнула.
- У Харпера была истерика. То еще зрелище. Жаль, что ты пропустил это.
Драко почувствовал слабость в коленях и опустился на кровать.
- Что я сделал Харперу?
- Ну, сестра Дафны – она с ним неплохо общается – сказала, что Харпер хвастался, что заказал новую спортивную метлу, хоть пару дней назад жаловался, что на мели.
Пэнси кинула Драко многозначительный взгляд.
- Ты думаешь, Нотт заплатил Харперу, чтобы тот ему помог? – скептически спросил юноша. – Но Нотт сам без гроша.
- О, не будь глупым, Драко. Харпер идиот. Не думаю, что Нотт заплатил ему наперед. Скорее всего, он и не собирался давать ему деньги. Может, он и ему, дураку этому, хотел стереть память.
Драко перебирал пальцами шнурок на портфеле. Харпер в самом деле идиот, а вот Нотт умен. А это еще одна вещь, где он облажался. Нужно было стереть ему память. Какой же дурацкий план вынашивал Нотт? Ведь он действительно все запланировал заранее, раз подстраховал себя Дервентом Харпером. Что же, к черту, случилось в лесу? Выглядело все так, будто Нотт до смерти испугался и как можно скорее, не думая ни о чем, сбежал.
- Нотт признался? – спросил Драко.
Пэнси фыркнула.
- Сомневаюсь.
Драко резко перевел на нее взгляд.
- Но это значит, что Поттер очнулся! Почему ты не рассказала мне? Я же попросил сказать, как только услышишь…
- Но Драко! – задохнулась Пэнси. – Я думала, ты просто хотел знать, что случилась. Теперь ты знаешь. Какая разница, проснулся Поттер или нет? Он рассказал аврорам свою версию, и там ты, очевидно, не виновен.
Драко слушал краем уха.
- Я хочу, чтобы Поттер детально рассказал мне все, - сказал он, надевая хогвартскую мантию. Нужно найти его и поговорить. Ему надо, чтобы Поттер рассказал все, что помнил.
- Драко, у нас сейчас трансфигурация…
- У меня все равно нет палочки, так? – выпалил Драко, схватил свой портфель и направился к двери.
- Подожди. Полагаю, она у тебя есть, – Пэнси быстро вытащила из своей сумки сверток. – Это сегодня прислали тебе. От твоей матери.
Драко выхватил сверток из рук Пэнси, развернул его и быстро просмотрел вложенную записку. Его мать прислала ему свою палочку и пообещала, что на рождественских каникулах ему купят новую. Записка также была наполнена вопросами и беспокойством, и Драко быстро запихнул ее в карман, решив разобраться с ней позже.
Быстрый взгляд в сторону Пэнси – и Драко понял, что та обиделась, а это опасно. Вздохнув, он прошел к ней и грубо ткнул ее под ребра. Она скривилась и сердито уставилась на него, но надутое выражение сразу спало с ее лица, когда Драко улыбнулся и сказал:
- Спасибо, Пэнси.
Когда он выбегал из комнаты, она заорала ему вдогонку:
- Ты полный псих!
Драко поспешил к больничному крылу. Все его мысли были заняты Поттером. Кто-то окликал его, но он прошел по гостиной и коридорам, игнорируя всех. Когда Драко уже был перед дверью в лазарет, ему стало страшно.
Вдруг он подумал, что Поттер мог вспомнить слишком много. Если гриффиндорец осознает, что его сон не был сном, то Драко он хотел видеть в последнюю очередь.
Юноша долго смотрел на закрытую дверь. Он понятия не имел, сколько простоял здесь, уставившись на нее, но когда уже решил уйти, дверь вдруг распахнулась. Драко глупо понадеялся, что сейчас перед ним появится Поттер, но, конечно, выходил не он. Это были Грейнджер и Уизли.
Они сразу заметили слизеринца. Уизли застыл, а Грейнджер, смотря на него так, словно никогда до этого не видела, воскликнула:
- Малфой!
Драко непонятно дернул головой, но это все-таки можно было принять за кивок.
- Ты?.. – Грейнджер посмотрела на Уизли, будто прося его о помощи, но тот просто таращился на Малфоя своими голубыми глазами.
– Э-э, ты пришел увидеться с Гарри? – в конце концов спросила Грейнджер.
Она немного отодвинулась от двери, якобы освобождая для него проход.
- Эмм, - только и удалось выдавить из себя Драко. Он больше всего на свете хотел сейчас увидеться с Поттером, но развернуться и уйти было, по его мнению, значительно мудрее.
- Он, наверное, хочет видеть тебя, - вдруг заговорил Уизли. Выглядел он так, будто едва верил собственным словам.
- Я просто проходил мимо, – Драко пожал плечами. – Шел на трансфигурацию.
- О, – Грейнджер сжала губы и добавила: - У нас тоже трансфигурация.
Драко внутренне вздохнул. Очень хотелось сказать «Хорошая нынче погода». Нет, честно, с какой стати он вдруг болтает ни о чем с Грейнджер и Уизли?
- Гарри будет здесь весь день. Если захочешь заскочить позже, - сказала Грейнджер, пытаясь быть ненавязчивой, но ее попытки с треском провалились. Драко почувствовал себя так, словно ему только что отдали приказ. Захотелось все сделать наоборот. Он произнес что-то неопределенное и развернулся, чтобы побыстрее уйти.
Грейнджер и Уизли шагнули за ним.
- Знаешь, Малфой, - осторожно начала Грейнджер. – Гарри рассказал нам, что случилось в лесу, и я просто хотела сказать, что ты совершил удивите…
- Я забыл свое перо! – воскликнул Драко и резко развернулся.
- Слизеринская гостиная – это в ту сторону! – услужливо заорал Уизли, когда Драко побежал в неправильном направлении.
Драко только ускорил бег. Выражение лица Грейнджер напомнило ему о МакГонагалл, и он подозревал, что она тоже собиралась превозносить его и благодарить за спасение жизни Поттера, а слышать это было бы неприятно. Он все сделал только для того, чтобы спасти собственную шкуру. Никто ему ничего не должен. Драко хотел, чтобы все просто оставили его в покое.
Однако этому его желанию не суждено было сбыться. День становился все хуже. Ученики постоянно на него таращились, как будто случайно подходили, пытаясь привлечь внимание. Драко всех игнорировал, и в итоге они сдались и начали приставать с расспросами к Уизли и Грейнджер, которые делились историей более щедро, чем он, но вскоре тоже начали терять терпение.
На протяжении этого дня Драко несколько раз оказывался перед дверью больничного крыла и никак не мог набраться мужества, чтобы войти. Судя по поведению Уизли и Грейнджер, Поттер не сказал ничего уличающего, но это не означало, что он отказался от попыток расспросить Драко о случившемся в хижине, а обсуждать это совсем не хотелось.
Шанс поговорить с Поттером выпал вечером во вторник. Драко закончил ужинать и смог незаметно улизнуть из Большого Зала. Но вдруг, неизвестно откуда, его окликнул Поттер. Не ожидая увидеть его, уже вышедшего из госпиталя, Драко запаниковал и быстро нырнул в ближайший пустой коридор.
- Малфой, подожди! У меня есть для тебя кое-что! – закричал Поттер, когда Драко, направляясь к подземельям, уже почти достиг конца коридора.
Не в состоянии преодолеть любопытство, слизеринец остановился и обернулся. Поттер бежал к нему, и Драко едва сдержался, чтобы не отчитать этого идиота. О чем он думал? Бегать вот так, когда еще три дня назад едва не умер от темного проклятия.
- Тебя трудно отыскать, - упрекнул Поттер, дойдя до него. Он немного запыхался.
Драко рассмотрел юношу. На его щеках цвел румянец, а глаза были яркими и чистыми. Он казался идеально здоровым. На нем были новые очки в тонкой оправе, которые ему очень шли – в них Поттер выглядел изысканно, а не глуповато. Теперь Драко не чувствовал себя виноватым за то, что забрал его старые очки, хотя ему еще предстояло выяснить, с какой стати он так поступил. Вчера он починил их и долго не мог отвести взгляда от аксессуара.
Поттер ему улыбнулся.
- Тебе что-то нужно? – грубо спросил Драко.
Улыбка Поттера немного потухла, но потом он быстро наклонил голову и засунул руку в карман. В следующую секунду он уже указывал на Драко своей палочкой.
На миг Малфой был уверен, что Поттер нашлет на него проклятие, но потом он опустил взгляд и понял, что палочка принадлежала не Поттеру. Драко удивленно уставился на нее, а потом медленно взял ее в руку. Тепло дерева, которое он сжал в кулаке, было знакомым.
- Это невозможно, - зачарованно прошептал он.
- Авроры нашли в хижине. Я попросил принести ее мне.
Драко встряхнул головой, оторвал взгляд от ничуть не поврежденной палочки и перевел его на сияющее лицо Поттера.
- Она была уничтожена, - сказал Драко. – Сломана и наполовину сожжена.
Это было просто невозможно, но палочка точно принадлежала ему. Малфой легко узнал ее.
- Ну… - усмехнулся Поттер. – Я ее починил.
- Ее нельзя было починить.
Поттер пожал плечами.
- Но вот она.
Драко уставился на него.
- Ты мне расскажешь, как тебе это удалось?
- Нет, - твердо сказал Поттер, а потом прикусил губу. – Это самое меньшее, чем я мог тебя отблагодарить.
Драко почувствовал раздражение. От всех этих чертовых хвалебных речей ему было неудобно. Глаза Поттера излучали тепло – эмоции, которые были в хижине, не исчезли. Блондин быстро отвел взгляд.
- Я все делал для себя, и большая часть было чистым везением, - резко сказал он.
Потом мельком взглянул на Поттера и увидел, как его зеленые глаза потемнели – гриффиндорец и вправду выглядел огорченным. Драко опять посмотрел в сторону.
- Так ты помнишь все, что с нами случилось? – спросил он тихо, но Поттер его услышал.
- О, да! – сказал тот и замолчал.
Драко сердито посмотрел на него.
- Ну и? Поделишься?
Поттер засунул руки в карманы и немного развеселился.
- Удивлен, что ты не искал меня, чтобы расспросить обо всем, как только я проснулся. МакГонагалл говорит, ты был уверен в своей вине.
Тон Поттера был таким, будто даже допускать подобное было смешно.
- Ну, не меня арестовали, так что я как-то понял, что не я проклинал.
Драко призвал все свое терпение и выжидающе взглянул на Поттера.
- Точно, - тот кивнул, отступив. Потом глубоко вдохнул и начал рассказ, в котором явно недоставало деталей. И это бесило. - Мы ссорились, я кое-что сказал, и ты меня ударил…
- Я ударил? Что ты сказал? – спросил Драко, совсем не довольный началом истории.
Поттер робко улыбнулся.
- Ничего существенного. Я рад, что ты ничего не помнишь. Так вот, - быстро добавил Поттер, когда Драко уже открыл рот, чтобы добиться своего – узнать, из-за чего именно они спорили. Но когда рассказ продолжился, Драко решил промолчать. – Мы не обращали ни на что внимания, поэтому Нотт с Харпером напали из засады и обезоружили нас – это далось им очень легко, должен сказать. - Поттер вздохнул. – Они повели нас в лес, подальше ото всех остальных. Шли мы долго, и Нотт все время говорил. О Волдеморте, о том, что ты и твоя семья предатели, о смерти своего отца и безумии матери. Он был в ярости.
- Я не знаю почему, - раздраженно сказал Драко. - Его злость совершенно неоправданна.
- О нет. Его злость совершенно оправдана.
Малфой резко взглянул на Поттера.
- Просто он не туда ее направил, - спокойно добавил тот. – Не знаю, сколько тебе известно, но, очевидно, после того, как твоего отца и отца Нотта освободили из Азкабана, Волдеморт все еще гневался на них из-за потери пророчества в Отделе Тайн. И приблизительно в то же время ты не смог убить Дамблдора.
Драко потупил взгляд.
- Волдеморт пытал их обоих. И в гневе заклял Нотта, чтобы показать твоему отцу, что случится с ним, если он еще раз подведет своего повелителя. Смерть Нотта была бессмысленна. Ее использовали только для того, чтобы преподать урок твоему отцу.
- Мой отец в этом не виноват, - тихо сказал Драко. – Просто у него больше галеонов и больше связей. Темный Лорд значительно меньше ценил преданность Нотта. Или вообще не ценил.
- Конечно, я это знаю. И я рад, что ты понимаешь, кто здесь виноват. Нотт ни в чем не винит Волдеморта. Его мать потеряла рассудок, наблюдая за мучительной смертью мужа. И тебя Нотт тоже ненавидит. Он сказал, что если бы ему дали миссию, он не провалился бы.
Драко запыхтел.
- Предпочитаю думать, что он прав, - пробормотал Поттер.
Малфой и дальше разглядывал свои ноги.
- Зависит от того, как человек понимает провал, - заметил он.
- Это точно, – Поттер заколебался. – Я определился со своим пониманием. А вот твоего не знаю.
Чертов Поттер. Теперь он расспрашивает его.
- Я рад, что все случилось так, как случилось, - признался Драко своим ботинкам, но потом поднял взгляд и добавил. – То есть, я не рад, что Нотт умер такой ужасной смертью, а его жена сошла с ума, но…
Драко пожал плечами, внутренне умоляя Поттера закрыть эту тему.
Тот смиловался и продолжал:
- В конце концов, они приказали нам остановиться и тогда… Нотт наслал на меня проклятье. А потом, думаю, стер тебе память и разложил нас так, чтобы создавалось впечатление, будто ты на меня напал.
Драко недовольно нахмурился. И что это за рассказ? Бла, бла, бла, а потом Нотт наслал на меня проклятие. Ну, честно.
Он внимательно изучил выражения лица Поттера.
- Так Нотт больше всего ненавидит моего отца?
Поттер кивнул.
- И его план состоял в том?..
- Ну, чтобы отправить его единственного сына в Азкабан?
Драко поднял подбородок.
- А Нотт не разъяснил свой план, пока говорил?
- Ну, разъяснил, – Поттер почесал голову. – Да, именно это он и запланировал. Подставить тебя. Будто ты меня убил.
- Это… запутанный план. Вряд ли бы он сработал. К тому же ты не умер. Почему бы не заклясть тебя еще раз?
Поттер пожал плечами.
- Нотт, вероятно, немного псих, я так думаю.
Драко сузил глаза. Румянец на щеках Поттера был ярче, чем в начале. Возможно ли, что он что-то недоговаривает? Но что? И почему?
- Мэрвин Борадж рассказал мне, что проклятие блокировали, - вспомнил Драко. – Я думал, что вы с Ноттом дрались на дуэли.
- Так и сказал? Полагаю, он ошибся.
- Не ошибся.
- Должно быть, ошибся, - настаивал Поттер. – Ни у тебя, ни у меня не было палочки. Проклятие, скорее всего, неправильно подействовало.
Поттер упрямо поднял подбородок.
- Но… - начал Драко, однако гриффиндорец его перебил.
- О, я только что вспомнил, что мне нужно идти. Надо бы поучиться. Я немного отстал. Пропустил кучу занятий.
Поттер поспешно отступил на шаг.
- Подожди! – крикнул Драко. – Ты уверен, что это все? И нет ничего, что ты не рассказал?
Поттер секунду колебался, открыл рот, но потом, очевидно, передумал и вместо того улыбнулся.
- Малфой, ты все сделал правильно, обещаю. Лучше тебе расслабиться и не беспокоиться так сильно.
Тон Поттера был серьезным, и Драко немного успокоился.
- Ты помнишь, что происходило после того, как тебя закляли?
- Помню, что мне было холодно, а потом стало тепло. И помню, что было больно, а потом – нет. Не знаю… МакГонагалл рассказала мне все, что ты рассказал ей, так что, наверное, мне кажется, что я помню больше, чем на самом деле. Нечто из сказанного ею было знакомым. Но все равно все немного туманно. Некоторые вещи…
Поттер внимательно осмотрел лицо Драко. Тот придал ему расслабленное выражение, и, в конце концов, Поттер осторожно улыбнулся, хоть и выглядел при этом несколько грустным.
- Ладно тогда, - слегка пренебрежительно сказал Драко. Ему не терпелось убраться из поля зрения Поттера. Если тот вспомнит что-нибудь о поцелуях, о прикосновениях и о попытках трахнуться, то, скорее всего, посчитает это сном. И Драко не собирался что-то менять.
Поттер неуверенно кивнул, но вдруг его глаза расширились.
- О, я почти забыл, – он усмехнулся. – Слагхорн объявит это завтра на зельях, но мне он уже рассказал – мы выиграли соревнование по сбору перьев.
Захваченный врасплох, Драко скорчил гримасу.
- Э-э, как?
- Профессор Веселодум нашла возле хижины мертвого джоббернолла и принесла мне перья.
Драко моргнул, он совершенно не мог в это поверить.
- Она для тебя выщипала перья из мертвой птицы?
Поттер засмеялся, его глаза сверкали.
- Это было очень трогательно.
- Могу представить.
Драко слегка улыбнулся. Смеялся Поттер заразительно.
- Увидимся, - сказал тот, медленно отступая назад.
- Спасибо тебе! – Драко все еще улыбался. – За палочку.
- Спасибо тебе, - вернул благодарность Поттер и одарил его странным хитрым взглядом, заряженным эмоциями. Драко прекратил улыбаться, а гриффиндорец развернулся и спешно удалился.
Он долго смотрел на место, где только что был Поттер. И чувствовал, словно сквозь его пальцы ускользнуло что-то важное.
***
Как только Гарри Поттер начал ходить на занятия, рассказ об их лесном приключении распространился по школе, словно пожар. Как и любая такая история, с каждым днем она становилась все более нелепой. Последней услышанной Драко версией была следующая: он нес Поттера сквозь лес, с помощью беспалочковой магии нашел хижину, разжег огонь, используя только два камня, и исцелил Поттера, призвав на помощь Мерлина. Он слышал, как один второкурсник пытался убедить своего друга, глаза которого были широко распахнуты от удивления, что Драко, собственно, построил хижину перед тем, как укрыться в ней.
Ученики таращились на Драко, куда бы он ни пошел, многие подходили к нему и просили подтвердить какие-то детали. Несколько гриффиндорцев поздравили его и поблагодарили за спасение жизни Гарри Поттера. Какая-то рейвенкловка прислала корзинку с фруктами, а несколько хаффлпаффских первогодок поприветствовали его в коридоре и стали вокруг него, чтобы спеть песню, которую написали о происшествии. Драко подозревал, что Блейз заплатил им за это, потому что только Блейз был таким придурком, который мог придумать что-то настолько унизительное.
С профессорами дела обстояли еще хуже. Флитвик давал ему шоколадную лягушку за каждый взмах палочкой на его уроках, а Помона Спраут подарила ему пару розовых наушников («Они принадлежали моей прабабушке! Она надевала их до самой смерти!»). Слагхорн, вручая Драко пузырек с Зельем Памяти, неуместно обнял его (при воспоминании об этом инциденте Драко до сих пор тошнило). Даже Веселодум вела себя вежливо по отношению к нему, хоть и бросала недоброжелательные взгляды, когда думала, что никто не смотрит. Драко подозревал, что ее расстраивало происшествие с камнем, а еще она, возможно, завидовала, поскольку он на протяжении нескольких часов имел в своем распоряжении голого Поттера. Ко всему прочему МакГонагалл сделала специальное сообщение во время субботнего ужина. Она публично похвалила его, поблагодарила, назвала героем перед всей школой и наградила Слизерин восьмьюдесятью очками, за отвагу и быстрое мышление Драко, и еще двадцатью за то, что Пэнси успешно обнаружила причастность Теодора Нотта к нападению.
Слизеринцы, которые до этого момента не очень-то любезничали с Драко (некоторые даже были откровенно недовольны тем, что он спас жизнь Поттеру), присоединились к клубу его почитателей, как только осознали, что эти сто баллов давали им шанс побороться за Кубок Факультетов.
Пэнси заставила Драко подняться и кланяться вместе с ней, когда МакГонагалл, а за ней и вся школа, начали хлопать. Остальные три факультета ничуть не расстроились от того, что Слизерин получил столько баллов. Они улыбались Драко и сияли счастьем. Группка рейвенкловок даже посылали ему воздушные поцелуи.
Взгляд Малфоя пробежался по толпе, ища в ней лохматого гриффиндорца. Поттер смеялся, а когда Драко уставился на него, его веселье только усилилось.
- Как чертовски замечательно, скажи? – прошептала Пэнси, в восторге от внимания.
- Да, это чертовски замечательно, - сердито ответил Драко, но Пэнси, кажется, не услышала его.
Почти вся школа смотрела на него широко открытыми, восхищенными глазами, и Драко ненавидел каждую секунду этого почитания.
У него было все, чего он когда-либо желал. И даже больше. Его уважали окружающие – и ученики, и профессора. Т.Р.И.Т.О.Н.ы больше не казались такими уж страшными. История становилась все известней, и к июню экзаменаторы точно ее услышат. Они будут относиться к нему справедливо, может, даже лучше, чем к остальным. Кроме того, теперь Драко не обязан зарабатывать лучшие баллы. Ему уже предложили впечатляющую работу. Мэрвин Борадж даже написал, чтобы подтвердить свои слова. Мужчина, собственно, беспокоился, что Драко выберет другую карьеру.
Репутация его семьи была спасена. Люциус написал ему, чтобы сказать, как он гордится сыном за то, что тот сделал это таким оригинальным способом. Юноша подозревал, что отец думал, будто он все спланировал.
А Драко ничего этого не заслужил. Он ничего не достиг бы без Феликс Фелициса, но эту часть истории никому не рассказывали. Ни Пэнси, ни директриса не делились этой информацией. Драко подозревал, что Поттер тоже был в курсе – МакГонагалл ему не соврала бы, но, очевидно, он тоже не упоминал об этой детали. Будто все они сговорились, чтобы сделать из Драко кого-то, кем он не был. Он и родителям не рассказал о Зелье Удачи. Те переписывались с Бораджем, который сообщил им, каким гением является их сын. Драко не мог заставить себя рассказать им, что Борадж ошибался. Они так гордились им.
Ко всему прочему, у него имелось еще кое-что, чего он не заслужил – симпатия Поттера. Драко отчетливо видел влечение в зеленых глазах каждый раз, когда они встречались взглядами. А гриффиндорец часто смотрел на него, хоть и милосердно держал дистанцию.
Драко вообще не понимал, как стал предметом этого влечения, но знал, что после того, как он подчинился своим желаниям и воспользовался Поттером, все должно закончиться.
Ощущение своей никчемности достигло кульминации через неделю после судьбоносных событий в лесу. В тот самый день, когда МакГонагалл расхвалила его перед всей школой, и все, кто еще сомневался в героизме Драко, быстро стали его сторонниками. Последним ударом по убывающей уверенности Драко стало письмо Мэрвина Бораджа. Хоть письмо и было замечательным, но вместе с ним Борадж также прислал результаты своих исследований в области Зелья Памяти, утверждая, что Драко они могут показаться интересными. И он был прав.
Борадж улучшал Зелье Памяти не для того, чтобы ученики могли с его помощью жульничать на экзаменах. Он надеялся, что однажды найдет способ усиливать память человека настолько, что можно будет восстановить воспоминания тех, чей мозг непоправимо поврежден. Цель была достойна восхищения, и хоть Бораджу предстояло еще много работы, но новая формула Зелья Памяти уже могла устранить последствия простого Обливиэйт. Борадж снабдил его детализированными инструкциями на счет того, как восстанавливать память, и предупредил, что воссоздание может быть неполным.
Драко не был уверен, хотел ли он точно знать, что случилось в лесу и что скрывал Поттер, но не мог устоять перед искушением.
Он сделал это посреди ночи в своей постели, когда все спали. Драко точно следовал инструкциям Бораджа: выпил успокоительное, попрактиковался в окклюменции и, только когда его мозг был очищен от посторонних мыслей, выпил подаренное Слагхорном Зелье Памяти. Борадж сказал, что он должен сконцентрироваться на чем-то особенном, что подтолкнуло бы его к воспоминаниям. И у Драко имелся идеально подходящий для этой цели предмет. Он выудил старые очки Гарри Поттера из-под своей подушки и уставился на них, желая вспомнить.
В некоторой степени рецепт сработал, но, увидев случившееся, Драко не стал чувствовать себя лучше, только хуже.
Воспоминания были размытыми и неполными, но он понял, почему ударил Поттера. Они ссорились, точнее Драко ссорился, а Поттер флиртовал. Когда гриффиндорец попытался поцеловать его, Драко заехал кулаком ему в челюсть. Он помнил, какое чувство побудило его на эти действия – паника. Сокрушающая все паника.
Но такие подозрения уже закрадывались в его голову. И хоть из-за его действий Нотту и Харперу было легче застать их врасплох и обезоружить, но Драко встревожило другое. Присутствия духа его лишило то, что случилось дальше.
Драко вспомнил перекошенное от гнева лицо Нотта. Тот наставил на Малфоя его собственную палочку и насмешливо ухмыльнулся, в его глазах плескалась чистая ненависть.
- Хотел бы я увидеть лицо твоего отца, когда тебя найдут в лесу с разорванными кишками, - сказал Нотт. – И ни у кого не будет сомнений, что на тебя напал какой-то злобный зверь. Ужасный, трагичный несчастный случай. Сомневаюсь, что хоть кто-то удосужится нормально тебя обследовать. Они будут благодарны небесам, что выжил Поттер, хоть наш бедный герой и будет несколько сбит с толку после моего Обливиэйта.
Драко вспомнил широко раскрытые, возбужденные глаза Нотта и его взволнованное выражение лица, когда палочка вспыхнула серым светом. Он вспомнил страх и холодный ветер на лице, когда заклинание, казалось, целую вечность летело к нему. Вспомнил, что подумал о своей матери, о том, какой опустошенной она будет себя чувствовать, когда ей сообщат, что Драко домой не вернется.
Но заклинание так до него и не дошло. Поттер, глупый, бездумный, безоружный Поттер, со своими наполненными ужасом зелеными глазами, крикнул «Протего!» и бросился под заклятие.
Часть проклятия отразилась от щита и чуть не поразила ошеломленного Нотта, который в последнюю секунду отскочил в сторону. Поттер отлетел назад, его плечи врезались в Драко, и он упал, потащив за собой и его, очки сползли на землю. Он вспомнил, как его висок взорвался болью, когда упал на бок и ударился о камень. Рукой Поттер перед падением успел обвиться вокруг Драко, защищая того.
Воспоминание стало размытым, и дальше Драко мог припомнить только боль и свое потрясение. Поттер подставился под проклятие и теперь мирно лежал на земле, будто мертвый. Драко не сомневался, что Золотой Мальчик умер.
Нотт, хоть и был явно напуган, еще раз попытался заклясть Драко. Не в состоянии подняться Малфой обвил свои тяжелые руки вокруг Поттера – бессмысленно и бездумно. Он ожидал неизбежной смерти. Но перед ним замерцал яркий щит, гораздо более сильный, чем при ервой попытке. Теперь он полностью заблокировал заклинание. Нотт едва уклонился от еще одного отскочившего проклятия. Дервент Харпер в ужасе сбежал.
Последним, что помнил Драко, был напуганный голос Нотта, когда он закричал «Обливиэйт!», а потом бессознательное тело освободили из его рук, и все покрыла тьма.
Поттер, наверное, даже не понимал, что сделал. Он не был уверен, что его беспалочковое Заклинание Щита сработает, но ведь Драко видел, как он без палочки творил волшебство в хижине. Все, что Поттер пытался скрыть – это его попытка принять проклятие на себя.
Но ведь он сделал значительно больше. Драко вспомнил речь Поттера после победы над Темным Лордом. Он вспомнил ту сбивающую с толку часть, где Золотой Мальчик говорил о силе пожертвования и о единственной магии, которая способна блокировать темные проклятия. Драко тогда высмеял его болтовню, но теперь она не казалась такой уж нелепостью. Щит, защищающий его уже после нападения на Поттера, не был простым заклинанием. Подобного он еще никогда не видел. Щит позволил Нотту стереть ему память, но не позволил проклясть его. Нотт никак не мог нанести ему телесные повреждения. Щит защищал Драко от темной магии лучше, чем он защитил самого Поттера – он стал сильнее после безумной жертвы гриффиндорца.
Нотт, скорее всего, не осмелился еще раз поднять на Поттера палочку. Приняв во внимание обстоятельства, Драко признал неосторожные попытки Нотта подставить его не такими уж плохими. Если бы Поттер умер, план удался бы.
Воспоминание рассеялось, и Драко еще долго сидел на кровати, таращась в темноту и вертя в руках очки.
Поттер спас их обоих. Его чувства к Драко, кажется, были сильнее, чем он думал раньше. Гораздо сильнее. Эта мысль пугала. Драко ощутил себя еще более недостойным.
Теперь было ясно одно: он не был героем. Им опять оказался Гарри Поттер.
***
Когда в последние выходные перед рождеством всем позволили наведаться в Хогсмид, на улице шел снег. Снежинок было так много, что потолок в Большом Зале выглядел совсем белым. Утренняя почта была мокрой и потрепанной, как и доставившие ее совы. Они нанесли в Зал много быстро тающего снега.
Наполненный сладостями пакет Драко был сравнительно целым, но, увидев его, юноша не почувствовал радости. Его родители, как и все остальные, казалось, хотят затопить его вниманием. Оставив кашу, Драко взял письмо матери. Пакет с конфетами он подтолкнул Гойлу. На миг выражение лица последнего переполнилось восторгом, и Драко подумал, что он вздумал его обнять, но, к счастью, Гойлу интереснее было разорвать упаковку.
- И мне оставь! – закричала Пэнси. Гойл ткнул ей леденец на палочке.
Пэнси покачала головой, но, тем не менее, леденец взяла.
- Как грубо. Скажи ему, Драко!
Однако Малфой проигнорировал ее. Он нахмурил брови, разглядывая письмо матери. Наличие пакета со сладостями вызвало у него раздражение. Это значило, что в письме было много похвалы и подбадриваний, а Драко хотелось другого.
Два дня назад, когда в «Ежедневном пророке» напечатали очень благоприятную статью о нем, у Драко случился небольшой нервный срыв. Или не такой уж небольшой, учитывая, что он совершил самое ужасное из возможного – написал матери и рассказал ей все. Он упустил некоторые детали, но она не могла превратно понять случившееся в хижине. Драко признался, что использовал Феликс Фелицис и прямо сказал ей, что никакой он не гений, каковым она его считает.
Излив свои страхи и сомнения на бумагу, он почувствовал облегчение; отослав это матери, он почувствовал себя глупым. Но Нарцисса все равно не прекратит любить своего сына, а ему нужно было рассказать кому-нибудь всю правду, поэтому он не слишком переживал.
Драко угрюмо открыл письмо.
Первая его часть была странной. Его мать, казалось, зациклилась на том факте, что он занимался непотребными вещами с другим мальчиком, поэтому она напомнила ему о его положении как Малфоя и о связанной с этим ответственности. Этого Драко от нее ожидал, не ждал он, что закончит она абзац следующим: если он решил продолжать романтические отношения с Поттером, отца трудно будет убедить принять это, следовательно, им надо будет преподнести ему эту новость осторожно.
Драко в недоверии уставился на слова матери. Наверное, она не так поняла что-то из написанного в его письме. Она, можно сказать, дала свое благословение на отношения с Поттером и пообещала быть их союзником. Как будто Драко о чем-то таком просил. Он был уверен, что не просил.
Однако вторая часть письма вынесла из его мозга все остальные мысли. Драко прочитал ее три раза, но все равно не находил смысла в словах. Пэнси неистово трясла его, бормоча что-то о Хогсмиде и о том, что пора идти, но Драко не мог ни оторвать глаз от письма, ни пошевелить своими конечностями.
Часть, содержащая неожиданные откровенные извинения от матери, вдруг перевернул весь его мир с ног на голову. Там говорилось:
«Прости меня, сыночек, потому что мы с отцом тебя обманули. Мы боялись за твое душевное состояние и за твое будущее. Все летние каникулы ты был апатичен, у тебя была депрессия, и ты не раз высказывал сомнения в том, что сможешь сдать Т.Р.И.Т.О.Н.ы. Ты всегда был умным ребенком, и мы знали, хоть ты сам и сомневался, что ты сможешь достичь чего угодно, если только захочешь.
Поверь, нашей целью было только вернуть тебе потерянные надежду и уверенность. Мы не могли предвидеть ужасные события в лесу. Мы даже мысли не допускали, что зелье тебе понадобится для чего-то, кроме экзаменов. Однако правда в том, Драко, что ты не мог с его помощью обмануть экзаменаторов. Чары, которые обнаруживают жульничество, среагировали бы и от одной капли Зелья Удачи. Хитрость никак не поможет сдать Т.Р.И.Т.О.Н.ы. Многие пытались это сделать, но ни у кого не вышло. Можешь спросить у любого из учителей, или даже у экзаменаторов, и они подтвердят мои слова.
Золотистая жидкость в твоем кулоне была безобидным тоником. Ты никогда не пил Феликс Фелицис. Голос, который вел тебя через лес и помог преодолеть все, не был голосом настоя удачи – это был твой собственный голос
».
- Клянусь, если ты сейчас же не поднимешься, я уйду сама!
Взгляд Драко перескочил на Пэнси. Ее раздражение тут же исчезло.
- О, Драко, что-то случилось? – спросила она. В ее глазах появилось беспокойство. Она посмотрела на письмо. – Плохие новости?
Пэнси протянула руку, чтобы взять лист бумаги, но Драко быстро отдернул его. Он чувствовал неразумное желание прижать письмо поближе к груди и охранять его всю свою жизнь.
Девушка нахмурилась, и Драко подскочил на ноги, чтобы она не задавала вопросов.
- Все хорошо, - прошептал он.
Пэнси подозрительно посмотрела на него, и он заставил себя улыбнуться.
- Ладно, пошли, - сказала она. Наверное, ей не терпелось уже уйти, поэтому девушка не настаивала на разговоре о случившемся.
Драко позволил потащить себя к толпе учеников возле входа в замок. Филч проверял разрешения, и старшие студенты нетерпеливо толкались в конце очереди.
- Не понимаю, зачем ему опять возиться с разрешениями. Он проверял их уже дважды в этом году, - проворчала Пэнси.
Драко не слушал. Его мозг прокручивал события в лесу. Он не мог понять, что помогло ему спасти Поттера, если не везение. Все эти мысли не могли быть его собственными.
Или могли? Голос никогда не говорил ему ничего нового. Все мысли, все умозаключения основывались на услышанном или увиденном ранее. Неправдоподобным было только то, что он все это вспомнил, соединил информацию и сделал выводы. Но Драко сделал их сам. Некоторые из них оказались неверными, но большинство были правильными. Он все равно нашел хижину и, что еще более важно, вылечил Поттера, экспериментируя и надеясь, что необычная комбинация зелий сработает. Вот тут ему повезло.
В голове Драко прозвучали слова Бораджа.
- Вот это везение. Но краем сознания ты все равно знаешь, как ингредиенты взаимодействуют друг с другом, и, в конце концов, ты понимаешь, что тебе повезло потому, что ты решился следовать своей интуиции.
Все, чего он слушался, – это интуиция?
- Да! – закричала Пэнси.
Драко моргнул и сфокусировал внимание на окружающих его людях.
- Он, наконец, закончил! – сообщила Пэнси, по-видимому, говоря о Филче. – Самое время. Мне нужно пройтись по магазинам. Уже почти Рождество!
Драко перевел взгляд за голову Пэнси и остановил его на Поттере, который стоял в нескольких футах от них, окруженный толпой гриффиндорцев. Их взгляды встретился, Поттер слегка улыбнулся и отвернулся. Несколько гриффиндорцев тоже послали ему улыбки, а кто-то даже помахал. Драко никого не узнал, хотя, наверное, должен бы. Его мысли сконцентрировались на другом. На чем-то совершенно безумном. Оно выплясывало на краю его сознания, отказывалось остановиться и не позволяло Драко ухватить мысль и обдумать все нормально.
Поттер двинулся к выходу, и сквозь открывшуюся дверь влетел ветер, потревожив черные пряди взъерошенных волос. Мысли Драко наконец устаканились. Вдруг все стало ясно.
Ему везло, потому что он думал, что ему везет. А это значило, что везение придет в любой момент, стоит ему только захотеть. Ему может везти каждый день.
В любой день.
В этот день.
Драко протолкался сквозь толпу.
- О, Драко, я тебя обожаю. Ты расчистил мне проход! – заорала за ним Пэнси. – Вот так! Толкай их! Все расступитесь! Идет герой!
Ученики, очевидно, в самом деле расступились, потому что Драко очень быстро оказался перед Поттером. Тот развернулся к нему, гриффиндорцы остановились и взглянули на них.
Драко сделал вывод, что окликнул Поттера, так как он выжидающе смотрел на него. Как и все студенты вокруг.
- Мне, э-э… - Драко осторожно обвел взглядом слушателей. – Мне нужно с тобой поговорить.
- Эмм, хорошо.
Поттер ждал.
- Наедине, - быстро сказал Драко.
- Двигайтесь! – почти истерично завизжал Филч.
Поттер посмотрел на завхоза, на толпу вокруг, потом – на профессоров в конце очереди и скривился, оправдываясь.
- Это не может подождать?
- Нет! – воскликнул Драко. Крики Филча сводили его с ума.
- Но… - Поттер обернулся, чтобы посмотреть на Грейнджер, Уизли и остальных гриффиндорцев. Они загородили проход. – Ну, можешь пройтись с нами к Хогсмиду.
Грейнджер быстро кивнула. Уизли тоже, правда только после того, как она наступила ему на ногу.
- Но это не… - сказал Драко и сжал зубы. Филч теперь орал на них, а профессора тоже заинтересованно прислушивались. Драко внутренне вздохнул. О, на фиг все.
- Я хотел спросить, не сходишь ли ты со мной в Хогсмид, - сказал Драко, не отрывая взгляда от широко распахнутых глаз Поттера.
- Мы все идем в Хогсмид, Малфой, - сказал Уизли.
- Ты можешь пойти с нами. Все в порядке, - быстро добавила Грейнджер.
- Нет, нет, он не может! – закричала Пэнси. – Драко, что с тобой? Я не пойду с ними.
Драко подозревал, что, в конце концов, не оправдает надежд Альбуса Дамблдора и убьет кого-то прямо здесь и сейчас.
Поттер не сказал ни слова. Просто смотрел.
- Ты, там! Малфой! – завопил Филч. – Я донесу на тебя! Ты знаешь, что я это сделаю! Двигайся!
Драко проигнорировал его.
- Я имел в виду…
Истерика Филча заразила Грейнджер. Она схватила Драко за локоть.
- Правда, Малфой. Пошли.
Драко сжал кулаки.
- Я приглашаю тебя на свидание, Поттер! – закричал он.
И вот опять он сделал ту же ошибку. Сказал это слишком громко. После его слов наступила звонкая тишина. Даже Филч прекратил вопить. Единственным звуком было завывание ветра, который проникал сквозь приоткрытую дверь, будто тоже пытался подслушать разговор.
Поттер моргнул. Моргнул второй раз, медленно. А потом совсем перестал моргать.
- Ты что? - слабо прошептала Пэнси.
Малфою хотелось застонать. Поттер молчал и, как подозревал Драко, находился в глубоком шоке.
Мерлин, о чем он думал? Или лучше так: почему он не думал? Признание и поддержка матери подняли ему настроение, и он даже мысли не допускал, что Поттер, может, не хочет встречаться. Вполне вероятно, его расстраивали эти странные чувства, и он не желал кричать на весь мир о своих сексуальных предпочтениях. Нужно было подойти к нему без свидетелей. А теперь он сделал это перед всеми, и у Поттера не остается выбора, кроме как отказать ему и уйти, а Драко останется здесь, крайне униженный.
Везение каждый день, высмеял Драко свои мысли. Как, черт возьми, ему такое в голову пришло?
- Я… - тихо сказал Поттер. Драко показалось, что все вокруг наклонились ближе. Или это у него кружилась голова. Поттер прочистил горло. – С удовольствием. С огромным.
Гриффиндорец резко вдохнул. Способность моргать к нему, по-видимому, еще не вернулась.
– Да, - добавил он.
Никто не шевельнулся и не заговорил. Мозг Драко медленно обрабатывал ответ Поттера.
- Время идти! – послышались слова Слагхорна.
Он подтолкнул некоторых учеников вперед, и в этот момент пространство наполнилось шепотом, который становился все громче – складывалось впечатление, что на толпу наложили Заклинание Болтливости. Драко едва осознавал это. Поттер сказал «да». Они идут на свидание. На чертово свидание.
Толпа медленно рассасывалась. Ученики медленно обходили их, некоторые слегка задерживались.
Проходя мимо Поттера и волоча за собой застывшую Веселодум, Слагхорн улыбнулся любимому ученику.
- Что я говорил? – профессор зельеварения щелкнул его по носу. – Это я всегда легко определяю.
Поттер немного покраснел.
- Драко! – нетерпеливо прошептала Пэнси, и ему удалось оторвать взгляд от Поттера и посмотреть на нее.
– Это какой-то коварный план? – тихо спросила она.
- Э-э… - Драко посмотрел в ее широко распахнутые глаза и решил сжалиться. – Да. Никому не говори.
Он улыбнулся. Пэнси явно стало легче.
- О, слава Салазару.
Она двинулась к выходу и подмигнула ему. Драко подмигнул в ответ и мысленно наградил себя пощечиной. Гойл, изо рта которого торчал красный леденец на палочке, усмехнулся и показал ему большие пальцы. Драко не понял, подумал ли Гойл, что он воплощал в жизнь коварный план, или же он поздравлял его со свиданием, или же это просто от повышения уровня сахара в крови.
Драко быстро обернулся к Поттеру, испугавшись вдруг, что тот уже ушел. Однако, к его величайшему облегчению, гриффиндорец все еще стоял в нескольких футах от него и шептал что-то Грейнджер. Она неуверенно улыбнулась Поттеру, взяла Уизли под руку и потащила его. Рыжий шел задом наперед с открытым ртом и быстро моргал.
Драко перевел взгляд на Поттера. Теперь в замке остались только они и Филч (профессора тоже ушли вперед).
Поттер слегка улыбнулся ему, и Драко ответил глупой улыбкой.
- Если сейчас мой завтрак выйдет наружу, угадайте, кто получит отработку и будет все это чистить без магии? – раздался насмешливый голос, и Драко обернулся, чтобы взглянуть на Филча. Тот сердито рассматривал их.
Слизеринец уже открыл рот, чтобы сказать что-то грубое, но рука в перчатке схватила его ладонь и потащила его вперед.
- Пошли, - сказал Поттер, улыбаясь. Они выбежали из замка и последовали за огромной толпой студентов.
Потом замедлили шаг, чтобы никого не перегонять. Поттер не отпускал ладонь Драко.
Снегопад уже не был таким сильным, но вокруг них плясали снежинки, время от времени попадая Драко на лицо. Смотреть вокруг было почти больно – все было белым.
Однако смотреть на шедшего рядом Поттера было гораздо труднее, и Драко решил, что лучше рискнуть своими глазами, поскольку отводить их от ослепительного снега он не собирался. Плана у него не было. Он понятия не имел, что творит. Он на свидании с Поттером, держит его за руку и не знает даже о чем говорить. Тем не менее, ему хотелось улыбаться.
- Малфой? – осторожно сказал Поттер.
- Хмм?
Драко смотрел вперед. Вдруг Поттер откажется от своих слов? Может, он согласился на свидание только потому, чтобы Малфой не чувствовал себя неудобно перед всеми теми людьми. Он крепче сжал в ладони чужую руку.
- Э-э, ты держишь письмо.
Драко резко взглянул вниз. Он все еще сжимал в левом кулаке письмо матери.
- О! Ты должен это прочитать! – сказал он, страстно желая, чтобы Поттер узнал о ненастоящем Зелье Удачи. Он неохотно отпустил руку гриффиндорца и открыл письмо.
- Только эту часть, – он быстро просмотрел написанное, всунул листок Поттеру в руки и указал место, откуда тому нужно начинать читать.
Брюнет зачарованно смотрел на него.
Драко нетерпеливо запыхтел. Что же так медлить?
- Я никогда не пил Феликс Фелицис! Мама сказала, что он был ненастоящий, - сообщил Драко, не в состоянии скрыть гордость в голосе.
Поттер закусил губу. Он даже не взглянул на письмо. Счастье Драко медленно таяло.
- Это правда, - сказал Драко, будто оправдываясь. – Прочитай, - почти умолял он.
- Э-э, я знаю, что это правда.
Поттер отдал письмо назад. Он избегал взгляда Драко. Слизеринец уставился на него.
Поттер вздохнул и остановился. Он обернулся и словно извинялся взглядом.
- Ты должен кое-что знать. Полагаю, твоя мама не упоминала о том, что писала мне летом?
Драко медленно покачал головой. Он не мог найти смысла в словах Поттера.
- Так вот, она писала. Сказала, что беспокоится о тебе и о твоем будущем. Она сказала, что после всего случившегося с Волдемортом у тебя депрессия, что ты потерял уверенность в себе. Она просила меня помочь тебе вновь обрести эту уверенность. Намекнула, что я задолжал ей, что я мог бы подыскать тебе приличную работу.
- Мерлин, - задохнулся Драко. Он чувствовал себя смущенным и не мог поверить, что его мать просила об услуге Поттера. – Мне жаль, я ничего не знал.
Поттер лишь покачал головой.
- Не она одна присылала мне подобные письма, – он слегка улыбнулся. – Я сказал ей то, что и всем остальным. Я не собирался просить кого-либо о чем-либо, будь то для себя или для других. Если кто-то чего-то хочет, нужно это заработать. Извини, но…
- Нет-нет, я понимаю, - быстро сказал Драко. Он и так многим обязан Поттеру. Он не хотел его помощи. Ему нужно его уважение.
- Ну, она уверяла меня, что ты очень умный, и не сомневалась в том, что Т.Р.И.Т.О.Н.ы не будут для тебя проблемой, если бы у тебя было немного больше веры в свои способности.
Драко от досады закрыл глаза. Им с матерью предстоит серьезный разговор.
- Ну, и, как я сказал, я ответил, что не могу помочь. Но я упомянул о единственном известном мне способе поднять чью-то уверенность – дать фальшивый Феликс Фелицис. Это было шуткой, но она, наверное, была в отчаянии, поскольку написала еще раз с просьбой посвятить в детали. Я ей рассказал о том, как однажды одурачил Рона и заставил его думать, что он выпил Зелье Удачи. У него тогда был очень удачный день. Из-за этого мы победили слизеринскую команду. Рон хороший вратарь, но ему не хватает веры в свои способности. Я его немного подтолкнул, и это очень помогло.
- О.
Драко глубже зарылся пятками в снег. Он не был уверен, как относиться к этому откровению. Это значит, что все это время Поттер был в курсе, что в лесу Драко действовал сам. Значит, он не лгал своим друзьям с целью выставить его в выгодном свете. Просто говорил правду. Значит, Поттер знал о нем больше, чем сам Драко.
- Когда МакГонагалл рассказала мне, что ты в лесу выпил Феликс Фелицис… - Поттер пожал плечами и усмехнулся. – Я был почти уверен, что это была подделка.
Драко окинул его сердитым взглядом.
- Ты должен был рассказать мне.
- Я решил, что твои родители рано или поздно сами тебе расскажут, – Поттер усмехнулся. – Я понял, что до сих пор они ничего не говорили, потому что каждый раз, когда тебя хвалили, ты выглядел таким виноватым и скромным. Очаровательное зрелище.
Глаза Поттера сверкнули. Он скосил на него взгляд и поднял подбородок.
– А ты должен был рассказать мне, что случилось в хижине на самом деле.
Сердце Драко пропустило удар. Поттер взглядом пропаливал в нем дырку. Выражение его лица было серьезным и осуждающим.
Проклятье. Свидание закончилось, не начавшись. Он должен был догадаться, что все не будет так просто. С Зельем Удачи или без него, герой или нет, но он все равно воспользовался состоянием Поттера. А тот вспомнил. Теперь он понял, в чем причина всего этого фарса со свиданием – ему нужна была очная ставка.
Драко чувствовал, как его щеки краснеют. Смотреть на Поттера было тяжело.
- Ты должен был рассказать мне, что подставился под направленное на меня проклятие, - сказал он в отчаянной попытке сменить тему.
Выражение лица Поттера из серьезного превратилось в шокированное. У него отвисла челюсть, а глаза были круглыми, как блюдца. Он внимательно рассмотрел лицо Драко.
- То есть, это действительно случилось? – выдохнул он.
Только через пару секунд Драко понял, что Поттер говорит не об эпизоде, когда он кинулся под заклятие. В реальности этого тот не сомневался.
Колени почти подогнулись. Поттер надул его. Он блефовал. А Драко сам признался во всем. Поттер только предполагал. Он не знал наверняка. А теперь знал. Теперь нельзя отрицать. Драко, черт побери, облажался.
Он признал свое поражение медленным кивком. На него накатила волна стыда.
- Да. Все случилось на самом деле.
- Мой сон… не был сном? – с лица Поттера схлынули краски. Он подошел ближе.
Драко закрыл глаза, чтобы не видеть, как во взгляде Поттера появится лед.
- Не сон, - прошептал он.
Последовал момент тишины. Драко было трудно выдержать его. Он не знал, чего ожидать.
На его лицо опустились теплые ладони в перчатках. Драко задохнулся. Большими пальцами Поттер гладил его щеки, и он осмелился открыть глаза.
Поттер стоял близко, так близко, что их носы почти касались друг друга. Драко чувствовал, как чужое дыхание обволакивает теплом его губы.
- Ты целовал меня, и касался ко мне везде, и смотрел на меня, как… Это было правдой? Правда, правдой?
Поттер все еще не выглядел разъяренным, он был просто ошеломлен.
- Мне жаль. Мне так жаль, - быстро сказал Драко, надеясь, что отсутствие злости означало склонность Поттера простить его.
- Тебе жаль?
- Я воспользовался твоим состоянием.
Поттер нахмурился.
- Я помню… что связал тебя.
Ветер закружил вокруг Драко, сжимая его грудь и не позволяя дышать. Он резко втянул воздух и задрожал.
- Но потом ты меня освободил. А я не остановился. И мне так жаль. У тебя был жар, и ты понятия не имел, где находишься, а я не остановился, и я знаю, что должен был остановиться, – Драко понимал, что несет ерунду, но не мог заткнуться. – Но я не… я не заходил далеко. Я думал, что это я тебя заклял, и что ты навсегда меня возненавидишь и отправишь меня в Азкабан, и я просто… Я просто не мог остановиться. Это было всего несколько украденных поцелуев…
Поттер крепче сжал лицо Драко и слегка встряхнул его голову.
- Они не были украденными, - резко сказал он. – Драко, я все помню. Я хотел этого.
Взгляд Поттера стал невозможно мягким.
– Ты понятия не имеешь, как сильно, - прошептал он.
- Ты был не в себе…
- Я был в себе, – Поттер засмеялся, несколько нервно, или просто возбужденно. Он дрожал. – Мерлин, это я должен извиняться перед тобой. Я тебя связал и… Черт подери.
Поттер покраснел: сначала его щеки, потом краска поползла дольше и исчезла под шарфом.
Руки Драко поняли, что Поттер не злится еще до того, как к тому же выводу пришел его мозг. Они прокрались за спину гриффиндорца и обвились вокруг его талии, притягивая юношу ближе, удерживая его в крепких объятиях.
- Так мы парочка грязных извращенцев? – пренебрежительно спросил он, все еще не в состоянии принять тот факт, что Поттер совсем не злился, что, несмотря на жар, он точно понимал, чего хотел в хижине. А хотел он Драко. Знать это было до нелепости окрыляющим ощущением. Очевидно, это Малфой нуждался в доказательствах того, что случившееся в хижине было на самом деле.
Поттер усмехнулся и энергично закивал.
- Хорошо, что мы вместе. По крайней мере, другим не надо страшиться наших насильнических методов.
- Правда? Мы вместе? – тихо спросил Драко.
- Посмотрел бы я на твои попытки избавиться от меня. Я, как ты убедился, спец по беспалочковому связыванию.
Голос Поттера становился тише, под конец он почти перешел на шепот. Их носы прикоснулись друг к другу. На щеку Драко упала снежинка, и Поттер смахнул ее большим пальцем.
- Повезло мне, - пробормотал Драко и наклонил голову. Он приоткрыл рот, и взгляд зеленых глаз метнулся к нему, а потом – опять к серым глазам.
Прошла целая вечность, прежде чем губы Поттера коснулись его губ. От их мягкого давления Драко вздохнул и закрыл глаза. Какой-то момент они просто стояли так, а потом руки Поттера запутались в светлых волосах, они цеплялись друг за друга, их языки переплетались, губы не разрывались.
Драко пришла в голову мысль, что он был глупцом, когда думал, будто больше никогда не сможет опять сделать это. Теперь стало очевидно, что он больше ничего не будет делать – только целовать Поттера.
Задохнувшись, гриффиндорец немного отстранился, но его губы все еще ласкали губы Драко, и эти теплые прикосновения заставляли трепетать все тело.
- Честно! – закричал кто-то.
Драко заворчал Поттеру в губы, еще раз нежно поцеловал их и неохотно оглянулся.
Недалеко от них стояла профессор Веселодум, прижимая руку к боку и тяжело дыша.
- Я думала, что вы опять потерялись. В самом деле! – прохрипела она. – Прекратите делать это.
Драко подозревал, что она хотела, чтобы они прекратили обниматься и целоваться, а не исчезать.
- Мы кончаем, профессор! – сказал Поттер, отстраняясь и с сожаленьем отпуская волосы Драко.
Тот ухмыльнулся.
- Еще не совсем, правда.
Поттер фыркнул и покачал головой. Его очки заволокло паром, и Драко жутко захотелось снова поцеловать его.
- Ну? – Веселодум указала в сторону Хогсмида. – Идите! – строго крикнула она и подождала.
Поттер схватил руку Драко и потянул его вперед, с каждым шагом по-детски подбивая носками сапог снег. Когда они проходили мимо Веселодум, Малфой услышал ее ворчание:
- Конечно, он гей. Мне, как всегда, везет.
«Нет, это мне везет», - легкомысленно подумал Драко и притянул Поттера ближе к себе.
Тот ему улыбнулся. Его лицо светилось ярче, чем заснеженная земля.

Конец.

просмотреть/оставить комментарии [23]
<< Глава 3 К оглавлению 
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.14 23:59:57
Работа для ведьмы из хорошей семьи [8] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.