Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Снейп говорит даме:
- Вы очаровательны!
- К сожалению, не могу ответить вам тем же, - отвечает дама.
- А вы сделайте как я, - соврите!

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26942 фиков
- 8623 анекдотов
- 17685 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  Драко Малфой, сегодня тебе повезет

   Глава 3. Ответ
Удача – это когда случай стучится в твою дверь, а ты отвечаешь.
~ Аноним


«Я полный псих», - подумал Драко, крепче сжимая руки вокруг голого тела Гарри Поттера.
Сначала он просто заскучал, но еще был в здравом рассудке. Кто-то должен следить за огнем, поэтому ему нельзя спать, а занять себя нечем. Рассматривание закрытых век Поттера трудно назвать жутко интересной деятельностью, поэтому нужно было найти что-то другое, дабы убить время. Он пошел осматривать зелья в соседней комнате. Драко быстро скользил взглядом по бутылочкам, пытаясь найти что-то полезное и интересное. В конце концов, он выпил Ободряющий Настой, но не потому, что и вправду ожидал, будто тот его ободрит; просто ему хотелось пить, а на вкус настой был похож на тыквенный сок. Хотя после зелья ему действительно стало лучше.
К Поттеру он вернулся, держа в руках мерцающую белую целебную мазь и мягкую тряпку. В нем вдруг проснулось желание исцелить каждое повреждение на теле гриффиндорца; виноваты в этом, совершенно очевидно, были скука и Ободряющий Настой. Драко смазал синяки на челюсти Поттера, порез на щеке (это ветка хлестнула его, пока они пробирались сквозь лес), шишку на затылке (это, очевидно, от падения на землю) и даже потрескавшиеся губы, которые мгновенно зажили.
Драко как раз стирал с лица Поттера кровь и мазь, когда случилось кое-что ужасное. Начиналось все медленно – с гусиной кожи, которая появилась на руках и груди, а потом все тело Поттера начал дрожать. Драко быстро вытащил свой плащ из-под его головы и обернул им его тело.
Это совсем не помогло. Вскоре дрожь усилилась, веки затрепетали, губы приоткрылись, выпуская наполненные болью стоны; Драко слышал стук зубов. Казалось, что у Поттера начался какой-то приступ.
Драко подбросил еще несколько дров в огонь, а потом просто лег на юношу, потеснее укутывая его дрожащее тело в одеяло и плащ. Состояние Поттера только ухудшалось.
Ему вдруг пришла в голову мысль, что это, скорее всего, хороший знак. Можно предположить, что проклятие оставило Поттера в покое и позволит тому очнуться от глубокой дрёмы – он, судя по всему, достаточно проснулся, чтобы, наконец, почувствовать озноб, проходящий по его замороженному телу. Но то, что Поттер мог погибнуть не от проклятия, а от переохлаждения, не очень успокаивало. Он умрет в любом случае, и у Драко не было зелья, которое согрело бы его. Все, что могло устранить такие симптомы, плохо сочеталось с остальными выпитыми лекарствами. Драко уже влил в этот организм слишком много.
К несчастью (или к счастью, смотря с какого ракурса смотреть), сознание Драко все время напоминало ему о чудесах тепла живого тела. Он зарыл эту информацию в самые дальние уголки своего мозга еще в самом начале, когда впервые задумался о том, как дать Поттеру побольше тепла. Минуты шли, а дрожь ничуть не унималась, и у Драко уже сил не было наблюдать за этим.
Проклиная свое сознание, Поттера, а за компанию и Слагхорна (ведь ничего не случилось бы, если бы тот не послал всех в лес), Драко разделся и улегся возле юноши под одеяло, пытаясь охватить ледяное и дрожащее тело. Пришлось посильнее сжать зубы, чтобы не закричать: промерзлая кожа гриффиндорца, казалось, убьет его холодом. Но он понимал, что на самом деле такого не случится, поэтому как можно сильнее прижал спину Поттера к своей груди и тер ледяную кожу везде, куда только мог достать.
Однако показателем безумия были не попытки согреть Поттера свои телом. Ведь того надо было обеспечить теплом, поэтому эти действия были совершенно разумными, не говоря уже об их эффективности. Но вот когда тело Поттера отогрелось, и он перевернулся и сонно зарылся лицом в изгиб шеи Драко, тот не предпринял попыток встать. Мало того, он обвил руками спину юноши и прижал его ближе. Ситуацию ухудшала также его левая рука, которая, отказываясь слушаться, погрузилась в черные спутанные волосы и не прекращала увлеченно поглаживать мягкие пряди.
Хотя и это не было признаком невменяемости. Он легко мог объяснить свое поведение. Они потерялись посреди леса, раненные и замерзшие, а Поттер вообще чуть не умер; поэтому внезапные порывы к бездумному обниманию были вполне ожидаемой реакцией на тяжелую травму. Это совершенно естественно.
В том, что он полный псих, Драко убедил тот тревожный факт, что его тело очень неуместным образом отреагировало на уютно прижавшегося к груди Поттера. И травму в этом он винить не мог. Еще больше ситуацию с безумием усугубило то, что, даже когда Поттер что-то слабо забормотал и начал ворочаться, будто вот-вот проснется, Драко не сделал попыток выбраться из кольца рук, он не пробовал скрыть свою наготу, а заодно и неуклонно возрастающую эрекцию. Он умышленно толкал себя к затруднительной ситуации – кто знает, как этот среагирует, когда проснется и обнаружит, что его прижимает к себе голый и возбужденный Малфой? Однако сумасшедшая часть мозга побуждала держать Поттера в своих руках так долго, как ему это будет позволено, а волнения о последствиях отложить на потом.
Потом настало раньше, чем того хотелось Драко.
Поттер что-то заворчал ему в шею и медленно поднял голову. Потом моргнул и недоверчиво вытаращил зеленые глаза. Драко посмотрел в эти глаза, замерев от мрачных предчувствий и ожидая взрыва.
Поттер выглядел значительно лучше. Его щеки порозовели, а исцеленное и очищенное лицо утратило все пугающие признаки обморожения. Его зрачки были расширенны, а глаза – затуманены. Больше всего Драко хотелось прижать ладонь к его лбу, но он не решался двинуться. Судя по теплоте кожи, которой Поттер прижимался к Малфою, у него был жар, но без палочки трудно было сказать наверняка. Сейчас в хижине вообще было очень жарко, по крайней мере Драко был в этом уверен, хотя в такой момент ему явно не стоило доверять своим ощущениям.
Поттер, не мигая, уставился на лицо напротив и нахмурил брови.
- Малфой? – почти испуганно прошептал он.
- Поразительная догадка, - похвалил Драко.
Он решил, что сейчас ему необходимо настаивать на том, что все его действия были продиктованы желанием спасти Поттеру жизнь. В конце концов, это было правдой (несмотря на то, что по какой-то причине он чувствовал, будто это только уклончивое объяснение случившегося). Драко прекрасно понимал, что, если это он нападал, то никто не будет ему благодарен. Он мог надеяться только на то, что если уж Поттеру захочется его убить, то он легко его пересилит. Тот определенно был еще слишком слаб и дезориентирован.
Но пока Поттер выглядел просто озадаченным. Он осмотрел хижину; его глаза расширялись по мере того, как взгляд переходил от общего интерьера к камину, потом – к их кровати, и, наконец, к их нагому состоянию и интимной позе.
- Черт подери.
Поттер резко вдохнул и опять прикипел взглядом к глазам Драко.
- Я могу объяснить, - быстро сказал тот и поморщился.
Это звучало слишком оборонительно. Нужно было тщательно подбирать слова для объяснения и извинений. Может – только может, – если Драко будет достаточно убедительным и смиренным, Поттер простит ему насланное проклятие. Такой итог был маловероятен, но попробовать стоило. В тот момент ему даже импонировала идея ползать у Поттера в ногах. Не время переживать о потерянной гордости. В Азкабан попасть не хотелось, а Поттер был единственным, кто мог его спасти от такой ужасной судьбы.
- О, это не обязательно, – покачал головой гриффиндорец. Его глаза все еще были широко распахнуты. – Думаю, все и так понятно.
- Правда?
Вдруг Поттер заворочался, отчего Драко затаил дыхание и удивленно пискнул. Оказывается, что не только его тело неуместно реагировало на их близость; бедро Драко обжигали прикосновения явно твердого органа.
Это открытие существенно шокировало его, но все же казалось незначительным по сравнению с тем, что он почувствовал, увидев на лице напротив широкую усмешку.
- Не хочу жаловаться, но это крайне смущает.
Поттер тихо засмеялся, он выглядел таким радостным, словно только что услышал, что сегодня Рождество.
- Э-э-э, согласен, но, как я уже сказал, я могу объяснить, – Драко попытался отодвинуться, но Поттер перекатился на него и прижал своим телом к матрасу.
– А перед этим я мог бы встать и одеться, - неуверенно добавил Малфой.
Улыбка Поттера стала еще шире, будто он и не слышал ничего.
- Мой мозг – жуткое место.
Поттер с любопытством рассматривал лицо лежащего под ним юноши.
- Э-э-э…
- То есть, мы в хижине. В причудливой хижине. Лежим перед камином, накрытые… - Поттер схватил плащ Драко и уставился на него. – Мехом. Настоящим мехом.
Драко секунду помолчал, а потом поднял руку и прижал ладонь к чужому лбу.
- Тебя лихорадит, - сделал вывод он.
Поттер горел, а, присмотревшись внимательнее, Драко заметил, что его глаза все еще были затуманены. На нем, конечно, не было его очков, но это не могло объяснить наличие красных венок на белках глаз. Скорее всего, температура была реакцией на оккамские яйца.
Драко скользнул рукой по щеке Поттера, но быстро отстранился, когда тот потерся об нее, издавая при этом такие звуки, какие обычно слышно от довольного кота. Малфой нахмурился. Нужно еще какое-то зелье, чтобы устранить жар, но ведь он давал ему то, последнее, которое должно было нейтрализовать отравление оккамскими яйцами. Теперь все зависело только от стойкости организма.
- Поттер, - медленно сказал Драко, тщетно пытаясь подняться; казалось, тело на нем весило не меньше тонны. – Тебе нужно поспать, отдохнуть, хорошо? Ты ранен и…
- Поспать? – повторил Поттер и опять засмеялся. – Мне кажется, с этим все в порядке. Наяву ведь снов не бывает.
Драко моргнул.
- Это не сон.
Поттер снисходительно посмотрел на него, якобы показывая, какую ужасную глупость он сморозил.
- Малфой, мы одни в кровати, голые, под мехом, перед камином, в хижине. Конечно, это сон, – выражение лица Поттера стало задумчивым. – Это печально, но, наверное, стоило слушаться Дурслей, когда они запрещали мне смотреть телик. Очевидно, мы застряли в каком-то отвратительном фильме восьмидесятых. Это несколько сбивает с толку.
- Поттер, послушай себя – ты несешь ерунду, - настаивал Драко. Он не понял и слова из того, что сказал этот идиот.
Вдруг тот посерьезнел, и Драко уже понадеялся, что, наконец, убедил его в своей правоте, но взгляд Поттера застыл на его пульсирующем виске.
- Ты ранен, - сказал юноша, в его голосе сквозила боль, но потом он опять разразился смехом. – Конечно, ранен! Это же обязательный атрибут, если уж есть хижина и камин. Упал, когда катался на лыжах, не иначе.
Гриффиндорец хохотнул.
- Поттер, мать твою, сосредоточься, - взорвался Драко. – Ты не спишь. Мы в Запретном Лесу. Ты был ранен. Я думаю, что это…
- Ага! – победно закричал Поттер. Он соскользнул с Драко, потянулся в сторону и нащупал возле импровизированной кровати целительную мазь. – Мне нужно было что-то, чтобы исцелить тебя, и оно вдруг появилось. Не сон. Ну, честно.
Драко закрыл глаза.
- Поттер, это я положил мазь туда… Ой! – Драко поморщился, когда его виска коснулись пальцы.
- Извини.
Поттер скорчил гримасу и начал аккуратнее наносить мазь.
Их лица были в опасной близости. Они дышали одним воздухом. Воздухом, которого вдруг стало не хватать. Драко ощутил, как покалывает кожа под чужими пальцами, хотя прикосновения уже были необязательны – мазь исцеляла мгновенно. Поттер сузил глаза и, казалось, полностью сосредоточился на своей задаче. Драко планировал прекращать это и вставать, но вместо разумных действий прикрыл глаза и просто наслаждался мягкими поглаживаниями, его ресницы дрожали от наслаждения.
- О, смотри! – ликующе сказал Поттер. – А теперь я нашел какую-то тряпку. Как удобно.
Драко вздохнул, когда с виска легкими движениями начали стирать мазь и кровь. После пережитого страха и волнений просто лежать было потрясающе, к тому же его окутывало тепло и о нем заботились. Жаль, что он не мог сделать вид, что это и в самом деле сон.
Из приятного оцепенения Драко вывело прикосновение чужих губ к его виску. Он распахнул глаза.
Поттер поднял голову, оперся на локоть и улыбнулся, все еще поглаживая рукой щеку Драко. Спутанные волосы падали на глаза, черные пряди смешивались с ресницами; его щеки порозовели еще больше, а губы казались необычайно полными. И хоть Драко нужно было много чего сказать, он на время забыл об этом, оценивая глубину зеленого цвета глаз напротив. Они были как никогда яркие – без очков, обрамленные темными ресницами и волосами.
- Вот, - прошептал Поттер, с самодовольным видом осматривая лицо Драко. – Идеально.
Малфой затрепетал. В этих глазах плескались эмоции. Они были такими понятными и такими очевидными, что у него сжалось горло. Почему Поттер так на него смотрел? Драко в голове быстро перебрал ингредиенты зелий, которые дал ему, но ни один из них не мог вызвать эффект любовного зелья. Ободряющий Настой мог породить такое состояние, в некоторой мере, но ведь его пил Драко. Кстати, теперь, когда он вспомнил о нем, он понял, кого – точнее что – нужно упрекать в своем безумии. Именно настой был виноват в том, что его руки до сих пор обнимали Поттера; если одна из них была зажата между их телами, то пальцы второй лениво выводили круги вдоль соблазнительного изгиба позвоночника.
- Почему же тебе снюсь я? - спросил Драко, окидывая взглядом плечи Поттера, его руки и верхнюю часть груди, которая освободилась от одеяла и плаща. Осматриваемая кожа, освещенная отблесками огня, казалась золотой.
Поттер опять снисходительно улыбнулся.
- Я этот вопрос перестал себе задавать некоторое время назад, - сказал он и наклонился.
Меня поцелует Поттер.
Когда в мозгу сформировалась эта мысль, Драко шокировано застыл. Он попытался освободить свои руки, но не успевал. В последнюю секунду, когда губы Поттера уже почти коснулись его губ, он повернул голову в сторону, и поцелуй пришелся на уголок его рта. Поттер, казалось, совсем не расстроился. Он мягко прикасался губами к каждому дюйму лица Драко, в той его части, к которой имел доступ: к его подбородку, щеке, виску, а передвигаясь к шее, даже отвлекся на ухо.
- Поттер.
Драко рвано вдохнул и обернулся. Он быстро освободил свою руку и прижал ее к висящему над ним лицу, но за мгновение до этого к его губам все же прижались чужие губы, всего на миг, но от этого у Драко странно подпрыгнул желудок.
- Стоп! – заорал он и решительно оттолкнул лицо Поттера. Потом прислонил большой палец к его губам, и по нему сразу же прошелся язык.
Издав жалкий всхлип, Драко отодвинул палец. Он поднялся на локте, держа голову Поттера на безопасном расстоянии.
Уголки губ последнего опустились.
- Ну, правда, Малфой. Не будь таким. С тобой достаточно трудно, когда ты не являешься частью моего воображения.
- Поттер, я не часть твоего воображения. Это не сон, – строго сказал Драко. – Ты что, не помнишь то, как мы шли по лесу? Как думаешь, где ты?
- Я в своей постели, в спальне. Сплю.
Поттер выглядел крайне уверенным в своих словах
- А лес? Помнишь чертов лес? А боль и то, как мы шли?
Поттер нахмурился.
- Эмм. Это, скорее всего, тоже было сном. Ужасным.
Драко беспомощно зарычал.
- Нет, Поттер, это тоже не было сном. На тебя наслали заклятие. Ты… Ты помнишь, кто это сделал?
Драко поморщился. Лучше бы не спрашивал. Поттер должен был как следует выспаться, набраться сил, но не хотелось, чтобы тот что-нибудь вспоминал, если после этого он будет драться, а не целоваться. Хотя, честно говоря, Драко предпочитал удары, а не поцелуи. Первое заслуженное, а второе – нет.
- Это не на меня наслали, а на тебя, - сказал Поттер; интонации - как у обиженного ребенка, которого обвинили в краже. Драко вздохнул, но гриффиндорец вдруг нахмурился. – Нет, подожди. Я помню.
Зеленые глаза округлились, и Драко затаил дыхание.
– На нас напали оборотни!
- О, черт тебя дери!
Поттер усмехнулся.
- Это ты мне сказал. И еще ты сказал, что мы должны спасать Рона и Гермиону. И что-то о том, чтобы пригласить оборотней на ужин… Это было странно. Но сны всегда такие. А потом мы летели сквозь лес…
- Мы не летели.
- Я чувствовал себя так, будто лечу. А ты меня много обнимал…
- Я помогал тебе устоять на ногах!
- А потом начался другой сон – и вот мы здесь. – Поттер сиял. – Видишь? Мне снился какой-то глупый кошмар, но он закончился, и сейчас мне снится… ну, если честно, очень банальный… но все равно восхитительный сон.
- Знаешь, - задумчиво сказал Драко. – Если я тебя ударю так, что ты отключишься, большего вреда ведь не будет. И тогда ты точно уснешь.
- Драко? - Поттер настоятельно смотрел на него, отчего мозг слизеринца перестал функционировать и начал медленно обрабатывать тот факт, что Поттер только что назвал его по имени. Лучше бы он этого не делал. Звучало странно. – Окажи мне услугу?
Поттер даже имел наглость захлопать ресницами.
- Какую? – Драко осторожно посмотрел на юношу. Однако осторожность ему не помогла.
Поттер согнул ноги и зацепил ими колени Драко, потом схватил его за руку и без усилий опрокинул их обоих на матрас. Драко понял, что произошло, уже лежа сверху. Его ноги были зажаты между бедер Поттера.
- Прекрати уже болтать и трахни меня, – улыбнулся тот. – Ведь затем и нужны такие сны.
Драко уставился на него. Поттер ожидал его действий, и выглядел при этом крайне взволнованным. Его пыл странным образом влиял на грудь Драко: он боялся, что сердце выскочит оттуда. И мыслительному процессу абсолютно не способствовало то, что они тесно прижимались друг к другу в районе паха.
Поттер хотел, чтобы Драко его трахнул.
Это ненормально. Нелепо. Неправильно.
Заманчиво.
Очень, очень заманчиво. До этого самого момента Драко и не подозревал, что хочет трахнуть Поттера. Но его воображение в мгновение ока подбросило ему массу картинок. Некоторые из них были знакомы; это были его фантазии во время мастурбации. Иногда он баловал себя такими мыслями, мыслями о сексе с парнем. С каким-то другим парнем, без имени, с придуманным парнем. Не с Поттером. Может, с похожим на Поттера. Но это были просто глупые мысли, приходящие в голову во время мастурбации. Обычно они помогали получать впечатляющие оргазмы.
Но, Мерлин мой, секс с парнем был одной из его давнишних фантазий. Одной их тех, которые были совершенно неправильными, и в которых он никогда никому не сознавался. Но мысль о том, чтобы сделать это с Поттером… он никогда даже не рассматривал такой вариант. У Драко задрожало все тело, так, будто он вот-вот кончит. Воздух в хижине стал невыносимо горячим, словно кто-то поджег ее, пока Драко отвлекся.
Его взгляд скользнул по лицу Поттера, по его груди. Мысленно он последовал дальше. Драко подумал о том, как обхватит рукой член Поттера, о том, как разведет в стороны его ноги, как потянется к его яичкам, за них, а потом протолкнет пальцы…
Драко вернулся к зленным глазам. Они были переполнены мольбой. Мольбой, которой сложно противостоять.
Как нелепо. Феликс Фелицис все еще действовал. Теперь у него есть то, о чем он и мечтать не смел – Поттер. Поттер, который его ненавидел, но в этот момент и не подозревал об этом. Поттер, который возненавидит его еще больше, если Драко сейчас уступит.
Малфой закрыл глаза, его минутный восторг развеялся. Что с ним не так? Он почти убил Поттера. Он не мог притвориться, что ничего особого не произошло, и просто трахнуть его. Если бы Поттер был в своем уме, то никогда этого не предложил бы.
Пытаясь подавить удовольствие от близкого контакта с чужой кожей, Драко наклонился, взял в руки его лицо, решительно посмотрел в зеленые глаза. Поттер едва заметно вдохнул, приоткрыл губы, немного поднял подбородок, безусловно ожидая поцелуя.
Драко покачал головой, и в груди все сжалось.
- Нет, Поттер. Я тебя не трахну. Я знаю, что ты мне не веришь, но ты ранен и должен отдыхать. И секс – это последнее, в чем ты нуждаешься. Поверь, потом ты мне еще спасибо скажешь, – Драко скривился. – Хотя нет, скорее всего, не скажешь.
Поттер, поняв, что поцелуев не будет, нахмурил брови. А от следующих слов попросту надулся.
- Ты не трахнешь меня? – спросил он так, словно Драко не совсем доходчиво объяснил.
- Нет.
- Ты уверен?
- Абсолютно.
Поттер пождал губы.
- Ладно, пусть будет так, - послушно сказал он, выглядя немного обиженным.
Драко облегченно выдохнул. Это было легко.
Слишком легко, напрягся он, когда губы Поттера растянулись в коварной усмешке. В следующую секунду тот переместился, и вдруг Драко уже лежал на спине, а Поттер – на нем, лишая его возможности двигаться.
- Что ж, тогда я трахну тебя, - заявил он с такой улыбкой, словно он книззл, который только что съел карликового пушистика.
- Нет, нет, ты этого не сделаешь! – запаниковал Драко.
Черт подери! Поттер был ранен, откуда же у него столько энергии? Нужно быть настойчивее и сбросить его с себя. Чтобы это осуществить, Драко схватил парня за бицепсы и толкнул вверх. Ему почти удалось совершить задуманное, но гриффиндорец зарычал и крикнул:
- Инкарцерус!
Драко чуть не засмеялся от этой попытки воспользоваться магией без помощи палочки, но смех застрял в горле, когда его руки взметнулись вверх, а вокруг запястий появились холодные наручники, приковавшие его сквозь матрас к полу. Драко шокировано повернул свою голову налево, потом – направо, рассматривая привязанные руки. Теперь он даже мог поверить, что Поттер был прав, заявляя, что все это сон.
- Ты не можешь, - выдохнул Драко. – Ты не можешь делать такое без палочки. Это невозможно! – воскликнул он, тщетно выкручивая руки – вырваться не удавалось.
Поттер засмеялся.
- Ты такой глупый. Конечно, не могу. – Поттер покачал головой и похлопал рукой по серебру наручников. – Но во сне возможно все, чего я захочу.
Драко уставился на него.
- Это не сон, Поттер. И это невозможно!
В принципе, некоторые могут колдовать без палочки, хоть это и трудно. Такие люди могущественны и не умеют себя контролировать. И в Поттере как раз сочетаются эти качества. А убежденность в том, что это сон, скорее всего, сработала на него.
Однако не на Драко. Ведь только несколько секунд назад он убедил себя поступить подобающим образом. А Поттер теперь стремится разрушить его нестойкое душевное равновесие. Это совсем нечестно.
- Поттер, отпускай меня.
- Нет, – Поттер наклонился. – Подожди. Ты сейчас сказал «Поттер, поцелуй меня»? Потому что в таком случае мой ответ «да».
Поттер охватил лицо Драко руками.
- Нет, я не говорил такой… ммпф!
Губы Поттера прижались к его губам, и Драко теперь боролся с искушением ответить. Возмущение от внезапного лишения свободы помогало ему противостоять штурму чужого языка. Поттер недовольно заворчал, но быстро нашел утешение – стал покрывать лицо Драко многочисленными поцелуями. Сначала они были быстрыми, что даже раздражало, но вскоре замедлились: губы Поттера стали мягкими и податливыми, а их прикосновения – нежными и продолжительными. Чтобы не издавать одобрительных звуков, Драко пришлось крепко сжать челюсть. Удерживаться стало совсем трудно, когда Поттер переместился ниже и стал покрывать мокрыми поцелуями чувствительную шею. Руки бродили по его телу, поглаживали и сжимали его бедра, а губы в это время посасывал шею, скорее всего, оставляя метки.
Драко смутно осознавал, что молчит вместо того, чтобы орать и приказывать Поттеру взять себя в руки и остановить насилие. Он исправил это недоразумение, как только его горло опять могло функционировать.
- Поттер, – Прозвучало как стон. Драко мысленно выругался и попробовал еще раз. – Поттер! Прекрати!
- Нет, - коротко ответил насильник и прижался губами к левому соску Драко.
Тот затаил дыхание, а когда Поттер провел языком по чувствительной плоти, задрожал. Губы гриффиндорца обхватили сосок и нежно пососали. И Малфой принял более-менее осознанное решение жаловаться только после того, как Поттер оторвется от этого чувствительного места. Когда тот переместил губы на средину груди, Драко восстановил дыхание и закричал:
- Я серьезно! Прекрати, Поттер! Ты понимаешь, что насилуешь меня? Это в высшей степени аморально. Не говоря уже о том, что противозаконно.
- Только не во сне.
Поттер поцеловал второй сосок жертвы.
- А если это не сон? – быстро задал вопрос Драко, зная, что, когда Поттер опять начнет сосать, то сказать что-либо не удастся.
Поттер слегка поднял голову. Когда он говорил, его губы ласкали сосок.
- Не очень похоже на явь, да?
Великолепное сосание опять отняло у Драко дар речи. Он благодарил все и вся за то, что здесь не было подушек. Иначе его соблазняла бы возможность смотреть вниз, а это здорово отвлекало бы. А так при попытках наблюдать за процессом у него сильно болела шея, поэтому не было другого выбора, кроме как уставиться в неровный потолок хижины. Когда Поттер скользнул вниз, целуя и покусывая его живот, Драко попробовал освободиться от наручников, но те не поддались. Святой Мерлин, он же не может просто позволить Поттеру поступить так с ним. Хотя, если позволит, это будет не его вина, и его не сможет никто упрекнуть.
- Хмм, - сказал Поттер, достигнув бедра и слегка прикусив там кожу. – Обычно ты более мускулистый.
Драко сердито посмотрел на потолок.
- Правда, обычно на вкус ты далеко не так хорош, как сейчас.
Поттер поцеловал тазовую косточку. Теперь он был в опасной близости к паху, но быстро вернулся к груди Драко, который едва не начал возмущаться и жаловаться, но быстро прикусил язык и соблюдал молчание.
- А еще у тебя всегда есть шрамы, - добавил Поттер, облизывая и целуя грудь Драко. – Они исчезают, когда я их целую.
Малфой с трудом сглотнул. У него пересохло во рту.
- Я часто тебе снюсь? – поинтересовался он, все еще смотря в потолок.
В голове не укладывалось, что Поттеру снилось, как от поцелуев исчезают его шрамы. Драко почти почувствовал себя виноватым из-за того, что постоянно напоминал о них.
- Нет, на самом деле, редко.
- О.
- Зато я часто фантазирую о тебе.
- О, - опять сказал Драко.
Это неожиданно. Он думал, что Поттер просто был возбужден, а Драко сегодня везло. Он думал, что такие сны были чем-то редкостным и нежелательным, что они были неприятны гриффиндорцу. Однако фантазии – это совсем другое дело. Драко припомнил вчерашний день.
- А ты… эм… - слизеринец рвано вдохнул, когда руки Поттера сомкнулись на его члене. Ощущения были невероятными и очень отвлекающими. Драко понадобилось немного времени, чтобы сконцентрироваться. – Вчера на Защите ты флиртовал со мной?
Поттер засмеялся.
- Я пытался.
Смех стал еще более веселым, и Драко поднял голову, чтобы взглянуть на юношу. Это было ошибкой, потому что виду Поттера, который оседлал его бедра и сжимал его член, невозможно было сопротивляться. Теперь плащ и одеяло уже ничего не прикрывали – а значит, открывался замечательный вид на все его голое тело. Взгляд Драко упал на член Поттера – в возбужденном состоянии тот привлекал значительно больше внимания. Рот наполнился слюной.
- Ты был просто восхитительным! – воскликнул гриффиндорец, и Драко оторвал взгляд от его члена, чтобы рассерженно посмотреть в зеленые глаза. – Я покажу тебе что-то завтра в лесу, Поттер! – передразнил Гарри и опять рассмеялся.
От этих слов Драко почувствовал себя так, словно его окатили холодной водой. Он уставился на Поттера, интересуясь, понимал ли тот – хоть отдаленно, - насколько не смешно это было. Драко же показал ему, так ведь? Как и пообещал. Он почти убил его. И хоть сейчас этот придурок и не помнил ничего, но он ведь обязательно вспомнит, когда придет в себя.
Поттер нежно смотрел на Драко, проводя рукой вверх и вниз, сжимая его член и время от времени потирая большим пальцем мокрую головку. Это было хорошо, просто великолепно, но Драко не мог оторваться от изумрудных глаз. Они светились влечением. И слизеринец осознал, что этот взгляд ему знаком. Он видел его раньше, но никогда не верил, что такое возможно. Поттер фантазировал о нем, хотел его, даже флиртовал с ним. А Драко его заклял. Он разрушил то, о чем и не знал. То, чего хотел, хоть и не подозревал о своем желании. А теперь это казалось самой важной вещью в мире. Он будет смотреть на Поттера столько, сколько сможет, потому что это последний раз, когда тот не излучает ненависти при виде его. Даже если Драко каким-то чудом удастся избежать Азкабана, даже если он Поттеру настолько небезразличен, что тот опять спасет его… Драко навсегда потерял свой шанс.
- Развяжи меня, – слова слетели с языка Драко, когда решение еще не до конца сформировалось.
- Хмм, – Поттер скривил нос, делая вид, что обдумывает предложение. Потом покачал головой. – Нет.
- Я передумал. Я хочу трахнуть тебя. Развяжи меня, Поттер.
- Все нормально, – Поттер кивнул. – Я не против трахнуть тебя.
Его глаза излучали веселье.
– Я вообще-то совсем не против трахнуть тебя, особенно когда ты связан и беспомощен.
- Я хочу к тебе прикоснуться.
Драко уловил в собственном голосе искренность и тоску. Он надеялся, что и Поттер их услышал. Он хотел этого больше всего на свете, и сейчас у него был один-единственный шанс получить это.
Глаза Поттера утратили веселый блеск. Он с неуверенным видом прикусил губу.
- Пожалуйста? – сказал Драко – и наручники исчезли, будто это слово и вправду было волшебным.
Малфой молниеносно сел, и Поттер напрягся, очевидно, готовый в любой момент произнести заклинание, попытайся он только увильнуть от секса. Но у Драко не было таких намерений. Совсем.
Он положил ладонь на щеку Поттера, второй рукой обнял его за талию. Тот сидел на коленях, настороженный, готовый нанести удар, и Драко взобрался на его ноги. Поттер заметно расслабился и улыбнулся, явно довольный исходом. Он полностью отдался прикосновениям, прижимаясь щекой к чужой ладони и опять напоминая кота. Малфой медленно наклонил голову, а Поттер – откинул свою немного назад, и их губы встретились в нежном поцелуе. Драко пустил в ход язык, изучая уста Поттера, их форму и пухлость. Тот задрожал и открыл их, пальцами зарываясь в светлые волосы, чтобы быть еще ближе. Странно было ощущать, как их языки неспешно трутся друг о друга. Драко ждал, что поцелуй превратится в битву за доминирование, но Поттер, казалось, вполне довольствовался медленным, осторожным исследованием, а Драко совсем не хотел разрушать нежность момента. У Поттера был вкус зелий, но под букетом лекарств чувствовалась сладость, и Драко хотелось ощутить побольше этой сладости. Он скользнул языком по нёбу, потом – по задней части зубов, а после этого опять вернулся к губам, зажал между зубами нижнюю, облизнул ее, немного прикусил, а потом легонько пососал чувствительную плоть.
Поттер тихо застонал, его руки двинулись вниз, заставляя кожу спины Драко покрыться пупырышками; вскоре его ласковые пальцы достигли ягодиц. Теплое касание ладоней к его заднице вырвало стон из горла Драко, он углубил поцелуй. В ответ Поттер сжал его ягодицы, притягивая юношу еще ближе к своему телу.
Поцелуй длился целую вечность, но все равно недостаточно долго. Ощущая легкое покалывание в губах, Драко еще раз быстро чмокнул Поттера в рот, а потом переместился в сторону, к скуле. Ему понравилось ощущать губами царапание легкой щетины, посему только после достаточного исследования этого нового ощущения он опустился ниже и прижался ртом к пульсирующей жилке на шее. Драко закрыл глаза, наслаждаясь сильным и быстрым биением под своими губами. Поттер терял терпение: его пальцы прохаживались между половинками Драко, поглаживая чувствительное место, а потом он нажал на анус, осторожно изучая сморщенную кожу и тугие мышцы.
Драко резко вздрогнул и закрыл глаза. Он покрыл шею, ключицы и плечи Поттера настойчивыми мокрыми поцелуями. Кожа под его губами была такой мягкой и теплой, она так манила, что было трудно от нее оторваться, но Поттер становился все смелее и все углублял изучение чужого тела: теперь он уже протолкал палец внутрь. Ощущения были новыми и странными, Драко обмяк. Потом, дрожа, быстро потянулся рукой назад, поймал запястья Поттера и оттолкнуть его руки.
- Давай, ложись, - прошептал он. Его голос был таким низким, что он сам его едва узнал.
Драко сполз с коленей Поттера и потащил его вниз, улаживая рядом с собой. Тот настороженно наблюдал за его действиями из-под полуприкрытых век, но не сказал и слова. Расслабился Поттер только тогда, когда Драко опять поцеловал его, на этот раз более страстно, так как сдерживаться было невозможно. Руки Поттера опять потянулись к чужим ягодицам, словно он не мог остановить свои эксперименты. Драко усмехнулся ему в губы и слегка отстранился.
- Ты помешан, - сказал он, по-прежнему шепотом.
Поттер помял его задницу и тоже усмехнулся. Его лицо покраснело.
- Я провожу столько времени, рассматривая ее, что просто не могу упускать такой шанс, - сказал он, слегка поглаживая половинки Драко, отчего сердце последнего сделало кульбит. Создавалось такое впечатление, будто они любовники.
Драко выдавил улыбку.
- Смешно. Я живу по той же философии.
Поттер кивнул ему, и Драко еще раз прижался к его губам в быстром, мокром поцелуе. Потом с низким стоном оторвался ото рта и начал двигаться вниз, ни на миг не разрывая контакт своих губ с гладкой кожей.
Вообще-то Драко нравился быстрый и грязный секс. Именно так он всегда вел себя с девчонками, и так было с парнями в фантазиях. Сентиментальность в нем отсутствовала, и, хоть поцелуи он любил, но они были только одним из этапов, никак не концом. Конец это быстрый, жесткий трах.
Но в этот раз все было по-другому.
Это было первой и последней возможностью быть с Поттером, когда тот желает и готов сделать все, что только Драко от него захочет. Такого шанса больше никогда не появится. Нужно взять от ситуации все, хоть он прекрасно понимал, что некоторых вещей он принять не может. Драко снова почувствовал укол вины. Хотя кое-что он просто обязан сделать: целовать и гладить каждый дюйм этого тела, запечатлеть в памяти каждое ощущение, каждый вздох и каждое движение.
Драко неспешно покрывал поцелуями шею и плечи Поттера, его грудь и живот. Его язык остановился, чтобы покружить вокруг сосков, чтобы слизать пот с живота, чтобы углубиться в пупок и чтобы проследить за линией волос, ведущей к члену. Его губы ощупали изгиб бедра гриффиндорца, зубы пощипали мягкую кожу; он зарылся носом в грубые, темные волосы паха и вдохнул мускусный запах. Он облизывал и целовал бедра: кожа там была теплой, влажной от пота и мягкой, и Драко было очень трудно оторваться от нее. Он вобрал яички Поттера в рот, один за другим, и слегка пососал их. Он обхватил пальцами член и лизнул мокрую капельку, собравшуся на самом его конце. Горький вкус не остановил его: он взял головку в рот, облизывал ее и посасывал, словно это было самое вкусное, что он когда-либо пробовал в своей жизни, хоть на самом деле были вещи и получше. Драко целовал, и лизал, и покусывал, и сосал, пока у него не начали болеть губы.
Поттер забыл обо всем. Он крутился и извивался, постоянно умолял и стонал. Драко время от времени останавливался, чтобы окинуть взглядом мокрое, голое тело, которое плескалось в золотом свете огня. Поттер метался по кровати, всхлипывал и задыхался, неспособный лежать смирно. Его кожа, наверное, стала неимоверно чувствительной, потому что от каждого поцелуя или прикосновения по телу проходила волна дрожи. Наблюдать за этим было чарующе. Еще никто так чувственно не реагировал на прикосновения Драко, еще никогда ему не удавалось превратить человека в такое отчаянное скопление чистого желания. Правда раньше он и не ставил перед собой такой цели.
Он освободил член Поттера – тот был скользкий от слюны и, казалось, подрагивал в мягком свете. Язык Драко скользнул ниже, за яички, к сморщенному, жаркому анусу.
Реакция была мгновенной. По телу Поттера прошли конвульсии, он выкрикнул имя Драко. Прозвучало это полузадушено, полуистерично. Малфой почти отстранился, подумав, что перешел границу, но Поттер расставил ноги еще шире и застыл, ожидая продолжения. Драко выполнил его невысказанную просьбу и прижался ртом ко входу, подгоняемый не самим процессом, который казался грязным и неправильным, а жалостным хныканьем и беспомощной дрожью. Морщинистая кожа и тугие мышцы расслабились, а Поттера покинуло всякое напряжение – он выглядел безвольным, потерявшимся в наслаждении. Драко просунул язык внутрь, не обращая внимания на то, что во время этих бессистемных движений по его подбородку текла слюна.
Дыхание Поттера ускорилось, и он сжался вокруг языка. Драко быстро отстранился, не желая, чтобы все так быстро закончилось. Поттер захныкал, но Драко проигнорировал его возражения. Он рассеянно вытер рукой подбородок и рот, поднялся и опять устроился между бедрами Поттера. Вытянувшись на юноше, он посмотрел в его широко открытые зеленые глаза. На щеках Поттера горел румянец, лицо его было мокрым от пота, он тяжело дышал, ожидающе уставившись на Драко.
Пока Малфой на мгновение задумался о том, не оттолкнет ли его Поттер, если он попытается прикоснуться к нему своим грязным ртом, предмет его мыслей схватил его голову и решительно притянул к себе, чтобы соединить их губы в горячем поцелуе. Поттер беспрерывно стонал и не прекращал поцелуй, пока Драко не почувствовал головокружение и недостаток воздуха. Даже ослабив мертвую хватку на светлых волосах и позволив партнеру немного приподнять голову, Поттер продолжал целовать рот и подбородок Драко.
- Мазь, - выдохнул гриффиндорец между поцелуями. – Можно использовать ее как смазку.
Драко покачал головой, скользя губами по чужим губам.
- Нет, смазка нам не понадобится, - твердо сказал он. После этих слов гриффиндорец нахмурился и выглядел несколько разочарованным.
Прижавшись к губам Поттера в еще одном долгом поцелуе, Драко улыбнулся ему, подвинулся немного вправо, потянулся рукой вниз и схватил их члены, соединяя их. Бедра Поттера дернулись вверх, а его нахмуренность исчезла. Драко еще больше прижался к нему и начал двигаться. Чувствуя, как его член скользит по члену Поттера, он закрыл глаза, но когда юноша под ним издал жалостливый, похотливый звук, быстро открыл их.
- Не трахаемся, - выдохнул Поттер, хотя возмущения в его голосе слышно не было.
- И так сойдет, - улыбнулся Драко и медленно очертил бедрами круг.
Поттер прижал Драко еще ближе к себе, отчаянно цепляясь руками в его ягодицы и обвиваясь вокруг его бедер ногами. Драко усилием воли не закрывал глаза – он не хотел пропустить ни секунды наслаждения Поттера, хоть это и было очень трудно. Трудно не утонуть в прелести момента. Они истекали потом, поэтому тела с легкостью терлись друг о друга – грудь о грудь, член о член. Скорость все увеличивалась. Ресницы Драко затрепетали, и он наклонился и припал к губам Поттера в отчаянном, неловком поцелуе, не прекращая ни на секунду двигаться. Когда Драко из последних сил пытался не останавливаться, мир закружился, а Поттер дрожал под ним, и неистово вскидывал вверх бедра, и сжимал задницу Драко так сильно, что было почти больно. Малфой ловил крики Поттера, а потом увеличил скорость, терся о юношу под собой – уже неважно как, - пока все перед глазами не стало белым, а его тело не сотряслось от накатившего удовольствия.
Он не мог прекратить двигаться, совсем не смущаясь тех чавкающих, мокрых звуков, которые раздавались при трении их тел. Приятная дрожь скоро – слишком скоро – немного унялась, а снизу раздался всхлип. Драко заставил свое тело остановиться, а потом зарылся головой в изгиб шеи Поттера, пытаясь успокоить дыхание и бешено бьющееся сердце.
Через несколько долгих мгновений он поднял голову и посмотрел на лицо внизу, которое было все еще румяным и мокрым. Нахмурив брови, гриффиндорец уставился на него. В его глазах стоял вопрос.
- Что-то не так? – спросил Драко странным скрипучим голосом. Он прочистил горло и прикусил губу. Поттер внимательно рассматривал его лицо.
- Теперь это уже не чувствуется сном.
Поттер поднял руку и пробежался пальцами по щеке и подбородку Драко.
- Это сон, Поттер. Поверь мне. Этого никогда не было.
Тот все еще выглядел встревоженным.
- В моих снах ты не такой. Ты более… агрессивный, – Поттер покосился на него, а потом встряхнул головой. – Это был пугающе сентиментальный сон. Я, наверное, вчера, съел что-то странное.
Нужно было поскорее отвлечь Поттера от таких мыслей, поэтому Драко опять поцеловал его. Тот немного задохнулся, но потом растворился в поцелуе. В руках Драко он словно терял волю. Его движения замедлились, и Малфой неохотно отстранился. Он вдруг вспомнил, что Поттер болен и что ему нужно отдыхать.
Игнорируя вялые жалобы гриффиндорца, Драко приподнялся и достал тряпку. Он, как мог, вытер их липкие тела, лег на матрас и накрыл их обоих одеялом. Быстро поцеловав Поттера в губы и усмехнувшись ошеломленному выражению на его лице, Драко обвился вокруг его тела и положил голову ему на грудь.
- И что теперь? – недоверчиво хохотнул Поттер. – Только не говори, что ты хочешь обниматься.
- Да, вообще-то как раз хочу, - пробормотал Драко. Кому какое дело до гордости? Они были во сне у Поттера, а это значило, что он может попросить о чем угодно, пусть даже о такой глупости.
Поттер тихо засмеялся, но зарылся рукой в волосы Драко, нежно перебирая пряди пальцами. Второй рукой он поглаживал его плечо, лежащее у него на груди. Драко закрыл глаза и подумал о том, что обязательно заберет это мгновение с собой в Азкабан.
- Это навсегда разрушит мои фантазии, если хочешь знать, - пробормотал Поттер. – Не думаю, что смогу дрочить, думая о том, как мы обнимаемся.
- Не думаю, что тебе еще когда-нибудь захочется на меня дрочить, Поттер.
- Не думаю, что мне когда-нибудь удастся дрочить не на тебя. Особенно после этого, – голос Поттера стал тише. – Драко, это было велико…
- Шшш, - пробормотал Драко. Он прошелся пальцами по груди Поттера. – Пожалуйста, хватит разговоров.
Не важно, какими чудесными были бы восторженные замечания, слышать их все равно тяжело. Поттер зевнул.
- Чудак, - пробормотал он Драко в волосы, но послушно замолчал.
Драко уставился на камин. Если он не хотел, чтобы огонь потух, нужно встать и подкинуть еще несколько поленьев, но Драко не намеревался подниматься, пока Поттера гладили и играли пальцами с прядями его волос.
Но скоро – по мнению Драко, слишком скоро – ласки замедлились, а потом и совсем прекратились. Дыхание Поттера стало ровным и глубоким. Драко еще несколько минут к нему прислушивался. Самое время расклеиться и заплакать, но слез не было. Он вздохнул и неохотно встал.
Малфой дрожал, обходя Поттера, чтобы добраться до камина. Он забеспокоился, что ждал слишком долго, и поленья уже не загорятся. Драко уставился на камин и пожелал, чтобы огонь горел. Он не знал, что лучше сделать: вернуться в постель и поспать или же одеться и пойти на поиски помощи. Больше у него не было оправданий, чтобы остаться. Поттеру стало лучше, больше не нужно о нем заботиться, но мысль оставить его здесь вызывала отвращение.
Однако дилемма Драко решилась без его усилий.
Краем глаза он уловил вспышку яркого синего цвета и резко обернулся, чтобы найти его источник. Это было не сложно.
Драко уставился на спящего Поттера. Непонятно почему, но тот светился.
***
Два года назад отец рассказал ему, как однажды на пороге появился Артур Уизли в комании нескольких авроров. Они, очевидно, получили анонимный донос и пришли обыскать Малфой-мэнор на наличие чего-либо незаконного. Не нашли ничего, но во время обследования кабинета отца, кончик палочки Уизли засветился синим, показывая что Чары Места нашли искомое. Авроры перевернули все в комнате с ног на голову, но ничегошеньки не отыскали. В конце концов, им пришлось признать, что их заклинание неправильно сработало. А это было не так. Они нашли заклятые объекты и смертоносные зелья, но все было спрятано во второй комнате, под чарами Диссимилы.
Перед тем, как вспомнить эту историю, Драко несколько минут паниковал. Теперь он мог нормально дышать.
Поттер светился потому, что чьи-то Чары Места нашли их. И еще кое-что: тот, кто эти Чары наложил, был уже на поляне. Вполне вероятно, что этот человек стоял как раз возле них, но из-за магических щитов видеть друг друга они не могли.
Драко нашел сброшенную ранее одежду и натянул все на себя за рекордное время. Его мозг бешено работал. Раньше это не приходило ему в голову, но теперь казалось очевидным. Его и Поттера не было несколько часов. Хогвартские учителя вряд ли сидят, сложа руки, в замке, когда пропал Золотой мальчик. Скорее всего, они организовали поисковую бригаду, может, даже задействовали авроров. Снаружи волшебники и волшебницы неистово разыскивают своего героя.
Положив руку на ручку дверей, Драко посмотрел через плечо на светящегося Поттера. На короткое мгновение он задумался о том, не одеть ли его, но ведь у него имелись веские причины снять с того одежду; за это его никто не будет осуждать. Кроме того, штаны и сорочка Поттера оставались мокрыми. Если засунуть юношу в них, его самочувствие уж точно не улучшится.
Приняв решение, Драко вернулся к импровизированной кровати и забрал свой меховый плащ, потом поспешил к двери и вышел наружу. Он был потрясен холодом и темнотой. Когда он впервые зашел в защищенное магией пространство, оно показалось теплым, а теперь он здесь просто замерзал. Драко быстро прикрыл дверь, беспокоясь о голом Поттере, защищенном одним лишь одеялом.
Когда глаза приспособились к темноте, он огляделся по сторонам, но за мерцающим золотым светом защитных заклинаний смог рассмотреть только молчаливые деревья. Однако это не значило, что рядом никого не было. Кто-то мог ходить в самом кругу, сбитый с толку результатами применения Чар Места. Взгляд Драко упал на светящуюся арку. Если он хочет, чтобы его увидели, нужно выступить за пределы магически огороженного места. Другого пути не было.
Драко неохотно ступил к арке и вдруг замер. Перед ним из ниоткуда появилась темная фигура.
На ней был одет плащ с капюшоном. Определить личность было невозможно.
То, что их с незнакомцем разделяла только тонкая вуаль магии, нервировало, и Драко вдруг остро осознал свою безоружность. Он уставился на палочку в руке таинственной особи – ее кончик светился синим. Фигура медленно продвигалась, направляя палочку то влево, то вправо, очевидно, измеряя силу света, которая изменялась при каждом движении. От огромного дуба ее отделяло всего несколько футов.
Драко оглядел землю и, еще ничего не обдумав и не составив никакого плана, поднял большой камень. Ему на ум пришла мысль, что кто бы это ни был, он не обязательно был членом спасательной бригады. Драко не светился – значит, этот человек искал Поттера и только Поттера. Он понимал, что найти Золотого мальчика было важнее, но есть ведь и другие варианты. Хоть Драко был более чем уверен, что это он заклял Поттера, но существовала все же вероятность, что это было чьим-то покушением на жизнь победителя Темного Лорда. У того, безусловно, были враги и, возможно, один из них сейчас вернулся, чтобы закончить начатое.
Фигура подошла ближе к дереву.
Драко закусил губу. Он нашел вход в хижину. Значит, и другие могли его найти. Сжимая в руке большой камень, он не отрывал взгляда от светящейся палочки.
Рисковать нельзя. Если это враг, он не сможет защитить себя и Поттера. Это единственная возможность сделать что-то. Ему нужна та палочка.
Особа остановилась. Дерево и арка были прямо перед ней.
Магическая защита не пропускала никого внутрь, но это же не значило, что она не выпустит ничего наружу. Драко поднял руку и прищурился, смотря на неподвижную фигуру. В принципе, неплохая тактика: сразу атаковать, а уже потом задавать вопросы.
Не уверенный, что магия позволит этому случиться, Драко замахнулся и изо всех сил запустил камень, целясь в голову незнакомца. Магическая вуаль замерцала, когда камень пролетел сквозь нее и попал в темную особу в плаще. Та не смогла даже вскрикнуть – сразу свалилась на землю.
Усмехаясь и не отводя взгляда от светящейся палочки, Драко выбежал сквозь проход и осторожно шагнул в сторону неподвижного человека на замерзшей земле. Он отобрал палочку, глубоко вдохнул и поднял капюшон.
Взгляд Драко наткнулся на окровавленный лоб и завязанные в узел коричневые волосы. От шока он не мог отвести глаз.
Вполне возможно, что он только что убил профессора Юнис Веселодум.

просмотреть/оставить комментарии [23]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [10] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.