Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

-Профессор, вы что, обиделись?
-Нет, я за ядом.

Список фандомов

Гарри Поттер[18479]
Оригинальные произведения[1239]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12695 авторов
- 26934 фиков
- 8615 анекдотов
- 17678 перлов
- 674 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>


  Друзья поневоле

   Глава 7. (окончание)
***
Гай вернулся поздно. До Найтон-холла они добирались долго, поскольку рыцарь выбирал окольные пути, чтобы не встретить шерифа, так, по крайней мере, он сказал Мэриан. На самом деле он помнил, что говорил Робин про убийцу, и потому решил, что длинная дорога надежнее, ведь там его вряд ли кто-то подкараулит. Однако еще больше времени он потратил в поместье. Сэр Эдвард, обрадованный тем, что непутевая дочь, наконец, решила встать на правильный путь создания семьи, чего он, признаться, уже и не чаял увидеть, никак не хотел отпускать Гисборна. Эдвард был доволен, что Мэриан выбрала не шалопая Робина, пусть и друга семьи, но способного втянуть единственного и горячо любимого ребенка в неприятности, а степенного помощника шерифа - человека пусть и жестокого, но никак не с Мэриан. «Если он терпел все ее выходки до сих пор, то лучшего мужа ей не сыскать», - думал сэр Эдвард, в кои веки проявляя к черному рыцарю искреннюю доброжелательность.
Вернувшись домой и не встретив в гостиной Джак, Гай справедливо решил, что та уже спит - а значит, с ней и пленницей все нормально. Он поднялся на второй этаж, практически на ощупь, не зажигая свечи, стянул куртку и сел на кровать. Единственным желанием сейчас было упасть и выспаться, пока новый день не призвал его на внеурочные подвиги. И тут оказалось, что на постели кто-то лежит.
- Надо же,- с обычно не присущей ему язвительностью протянул Робин, - кто соизволил вернуться. Ты же, кажется, обещал мне в одиночку не выходить.
В первый момент Гай едва не подскочил от неожиданности, схватившись за меч. Но так и не достал его из ножен, вовремя узнав голос Робина.
- У меня были дела, - отозвался он спустя секунду. - Ты давно здесь?
- Дела, значит? И где вашу милость носило? – Робин резко выпрямился, при этом сбив пустую бутыль, которая покатилась по полу.
Гай последил за бутылкой, больше по звуку, так как мог разглядеть лишь смутные очертания предмета по мере того, как глаза привыкали к темноте. И понял, что бутылка, вероятнее всего, была не одна, так как...
- Локсли, ты пьян, - констатировал он очевидный факт. А так как Робин взялся его охранять, то едва ли напился бы без веской причины. И значит, произошло нечто из ряда вон выходящее, о чем Гисборн не знал.
- Это из-за завтрашней авантюры? - забросил он пробный камень, заведомо ложный - едва ли Робин рискнул бы напиваться перед операцией. Если только им не пришлось все отменить по некой причине.
- Пьян? – Тот хрипло рассмеялся. – Не совсем. Чтобы я успел напиться, тебе стоило еще задержаться.
Похоже, на скорость движения и координацию Робина выпитое повлияло мало. Гисборн даже заметить не успел, как тот оказался рядом, схватил его за плечи и встряхнул, словно соломенную куклу.
- Хорошо провел время, да? А я тут могу себе что угодно думать! – За время ожидания Робин и вправду успел в красках представить картину возможной гибели Гая. Но о том, что он в курсе, где тот был, Гуд предпочел умолчать, вспоминать это ему не хотелось.
- Остынь! - Гай сбросил его руки и оправил рубашку. - Я ценю твое беспокойство, но сейчас ты переходишь границу. Думаю, тебе нужно отдохнуть, ты слишком устал или слишком пьян - я не знаю. Вот только завтра ты мне нужен трезвым и вменяемым. У конюшни есть кадка с водой, используй ее по назначению.
- Все только о деле, да? Не думаю, что если протрезвею, это пойдет на пользу,– Робин пересек комнату, достал еще одну бутылку из хозяйских запасов и вернулся к кровати. Нужно сказать, что для пьяного двигался он весьма уверенно. – Лучше присоединяйся.
- Ты правда пьян, - вздохнул Гай. Впрочем, пока Робин не собирался разнести манор, все было просто отлично.
- Гисборн, мне собутыльник нужен... а не проповедник, – фыркнул тот, снова прикладываясь к вину, а затем протягивая бутыль Гаю. – Вот как человек, который о себе думать привык, скажи: что делать, если чего-то очень хочешь?
- Зависит от того, можешь ты это взять или нет, - Гай отхлебнул из бутылки. - Если можешь, и знаешь, что тебе за это ничего не будет - бери. Если же будут последствия, то спроси себя, стоит ли оно того. В любом случае, лучше жалеть о том, что сделал, чем о том, на что так и не решился. Правда, только если это не очередная блажь вроде чучела шерифа.
- Вот далось тебе это чучело, - тихо рассмеялся Робин, как-то незаметно придвигаясь почти вплотную.- То есть, если можешь взять свое – бери и не раздумывай?
- Конечно, - пожал плечами Гай. - А что ты нашел такого, из-за чего нужно напиваться?
- Скорее, кого, – голос Робина почти звенел от неясного напряжения, да сам он вдруг стал напоминать перетянутую струну - чуть тронь и лопнет.
- Ты про... - Гай едва не ляпнул «Мэриан», но вовремя одернул себя. Вряд ли дело в ней, ведь они не первый день знакомы. Или он узнал про помолвку? Нет, лучше уж думать, что он, наконец, нашел себе кого-то в Ноттингемшире.
- И вовсе не про... - Робин криво усмехнулся. - Если бы речь шла о ней, все было бы намного проще. Но у меня просто не получается...
«Так это же замечательно!» - чуть не воскликнул Гай. Это и правда было замечательно, значит, у них не будет ссоры из-за нее, не будет проблем, к которым он был уже почти готов.
- Тогда кому же повезло стать объектом твоего внимания?
- Повезло, говоришь? - Робин подобрался, как леопард перед прыжком. – Да есть тут один абсолютно невыносимый тип…
Гай нахмурился. Он был готов услышать о какой-нибудь красотке и любовных делах. Но раз дело принимало такой оборот...
-Ты все-таки из-за нее, да? Она сама сделала выбор, не впутывай в это меня.
- Гай, Гай... – Робин покачал головой. – Так и не понял, да? Она тут давно не причем.
И, пользуясь замешательством Гисборна, положил руку ему на затылок, и притянул к себе, впиваясь в губы поцелуем.
У Гая распахнулись глаза. Они стали такими большими, что, казалось, заполнили всю глазницу. Он даже дышать не мог, и лишь когда Робин отстранился, едва слышно пробормотал:
- Это... ты чего?
- Ты же сам советовал брать свое и не раздумывать, - может, это и можно было бы принять за дурную шутку, если бы не устремленный на Гая жадный взгляд и явное желание в голосе. Руку Робин так и не убрал, продолжая перебирать волосы и поглаживать шею.
- Робин, - Гай прижал его руку своей. - Это... не лучший вариант. Не лучшее решение, поверь. То есть... какой в этом смысл? Мы ведь... что люди скажут?..
- Люди... Да кого это волнует? Вейзи вон к тебе чуть ли не в открытую пристает. Это только ты прямо под носом ничего не замечаешь.
Робин подался вперед и второй рукой погладил Гая по щеке, только в его исполнении этот жест получился куда интимнее, чем у Вейзи, периодически тянувшего лапы к лицу помощника. Разбойник оказался совсем рядом, и Гисборн, наконец, как следует рассмотрел выражение лица, шалый, полубезумный взгляд, при этом полный решимости.
- Вейзи старый маразматик, и мы оба знаем это. Ты что, хочешь уподобиться ему?
- Нет, - Робин провел рукой по шее, пользуясь тем, что его не отталкивают. – Я не играю... Ты мне нужен. Просто доверься мне, хотя бы на эту ночь.
В его голосе звучала почти фанатичная убежденность, а сам он, несмотря на ласковые, осторожные прикосновения напоминал почуявшего запах крови хищника, поведение которого предсказать попросту невозможно. Сделай одно неверное движение - и бросится.
Гай понимал, то, что происходит - неправильно, и вместе с тем отлично знал, что попытки вразумить Робина, когда он в подобном состоянии, просто опасны. Тот уже почуял, что предмет его странного желания достижим и близок, и с этим не стоило играть.
- Робин... - Гай облизнул губы. - Мы сделаем так, как ты хочешь. Но только один раз. Чтобы... я мог понять, как это. И обещай, что если мне не понравится... мы не будем повторять. Хорошо?
- Хорошо,- легко согласился Робин. Он готов был сейчас пообещать, что угодно, за возможность получить желаемое. И, не тратя время на дальнейшие разговоры, снова потянулся к губам Гисборна, одновременно запуская руки под рубаху, чтобы дотронутся до тела.
Гай не знал, как реагировать на такие прикосновения. Закрыть глаза и вообразить, что это девушка, не представлялось возможным, даже у самой грубой крестьянки не бывает таких шершавых рук: привычных к луку и мечу. И таких губ - твердых, не поддающихся покорно и привычно, а навязывающих свою волю. Гай сглотнул, заставляя себя не отстраняться - да и некуда было по сути дела. «Если ничего не можешь изменить, прими ситуацию такой, как она есть. И постарайся извлечь пользу», - вспомнились ему слова Ламберта. Но здесь единственной пользой виделось физическое удовольствие, а на него-то настроиться пока не удавалось.
Робин же наоборот терялся в лавине эмоций. Сводящее с ума желание никуда не делось, но вместе с тем хотелось не спешить, а растянуть действие, сполна насладиться тем, что долгое время даже и не надеялся получить.
И он не спешил: ласкал, прикасался, словно хотел отметить каждый дюйм кожи. Затем с видимой неохотой Робин отстранился, но лишь затем, чтобы стянуть с Гая рубашку, толкнуть его на кровать, прижаться всем телом и пройтись по груди и животу уже губами.
Гай нервничал. Это становилось заметнее с каждой минутой, и хотя ласки Робина были вполне искусны - куда мягче и страстнее, чем можно было ожидать от внезапно обезумевшего рыцаря, - все же он чувствовал, как от каждого касания поджимается живот под его пальцами, а сердце гулко стучит в ребра.
Гай не закрывал глаза, он смотрел на Робина, молча, напряженно, будто ждал подвоха. Но ни словом, ни жестом не пытался отстраниться, оттолкнуть. Казалось, он протестовал - но протестовал пассивно, языком тела, так что его нельзя было бы уличить, обвинить в этом, поставить в вину. И все же протест был очевиден.
Вот только Робин в этот момент не заметил бы даже откровенного сопротивления. Он исследовал распростертое под ним тело с жадностью, словно путник, добравшийся до воды после длительного перехода по пустыне. Не отступаясь, выискивал особо чувствительные места, прижимался всем телом, словно стремился передать другому часть бушующего внутри пламени.
- Ты... уже делал это раньше, да? - вопрос был риторический, судя по уверенным движениям партнера, Локсли совершенно точно знал, что делает, и все это не было для него в новинку. Но Гаю было невыносимо оставаться в горячей тишине, разрываемой чужим дыханием и стуком собственного сердца, и потому он говорил. Отчего-то ярко представилось, как лесной разбойник, а тогда еще почетный телохранитель короля, ложится с кем-то на песок в далекой стране, может быть, в шатре, а может, под южным небом.
- В Палестине или... раньше?
«Что и где могло так... испортить его?»
- Там было другое, сейчас это все неважно... просто доверься мне, – меньше всего Робину хотелось вспоминать о других. Только не сейчас, когда рядом находился человек, сводивший его с ума сильнее, чем кто-либо прежде. Ему хотелось не разговаривать, а сосредоточиться на действиях. И Робин удвоил усилия, пытаясь переломить это непонятное, ненужное сопротивление, заставить Гая не размышлять, а чувствовать.
И в какой-то момент Гай понял, что его тело отвечает. Это было естественно - и вместе с тем странно, ведь возбуждение пришло на чистых ощущениях, вне понимания, вне его собственных осознанных желаний. Он был молод, здоров, и последние дни не искал внимания слабого пола, а потому реакция имела естественный характер - не будь она вызвана прикосновениями мужчины. Сглотнув, он закрыл глаза и попробовал сделать то, о чем просил его Робин несколько минут назад - а именно расслабиться и почувствовать происходящее, не пропуская через жесткое сито логики и морали.
Это оказалось не так и сложно, особенно с закрытыми глазами, когда можно было попытаться не думать о том, что горячие, умелые ласки, которые с каждым мгновением становятся все откровеннее, исходят от мужчины.
Уловив реакцию, которой добивался, Робин едва вконец не потерял голову, но сумел сдержаться, опасаясь, что излишней поспешностью спугнет Гая. Ощущение обнаженного тела рядом, чужая твердая плоть, упирающаяся в бедро, скользнувшая рядом с пахом ладонь... Все это грозило к чертям разнести контроль, который и так трещал по швам. Но каждый раз чувствуя, как Гай напрягается, словно начиная осознавать неправильность происходящего, Робин сжимал зубы и заставлял себя не торопиться, пока тот не отвлечется, не перестанет концентрироваться на тревожном моменте, сосредоточившись только на собственном возбуждении.
Расслабившийся Гай представлял собой лакомый кусочек для опытного партнера. Хотя он и не касался Робина, но явно отзывался на его ласку, даже не пытаясь скрыть откровенные стоны, и то как он подавался на прикосновения, не оставляло места для сомнений - ему нравится, совершенно точно и определенно.
Остатков трезвого сознания оказалось достаточно, чтобы подготовить любовника, однако надолго выдержки не хватило. И вскоре Робин почти отбросил самоконтроль, беря то, что уже буквально предлагали. Придерживая Гая за бедра, плавно толкнулся в распростертое на кровати тело и на мгновение замер, давая возможность свыкнутся с новыми ощущениями. Лаская одной рукой пах, второй он дотянулся до лица Гисборна, провел по щеке и потребовал.
- Посмотри на меня!
Если до этого Гай был слишком увлечен, чтобы воспринимать детали, то голос выдернул его из зыбкого тумана возбуждения. Он приоткрыл глаза, затянутые поволокой, словно очнувшись ото сна. И тут же распахнул их, когда взгляд уперся в плечо Робина. Гай словно увидел себя со стороны, их обоих, и то, что сейчас происходило. И как бы хорошо ни было ему, он не мог отбросить это неожиданное осознание. Взгляд почти черных от расширившихся зрачков глаз замер на лице разбойника.
- Я хочу, чтобы ты помнил, как это было.
Даже сейчас, когда, казалось, не имеет значения ничего, кроме ощущений, Робину было важно не дать Гаю отстраниться. Он хотел, чтобы тот смотрел, осознавал происходящее: не только что, но и с кем. Будто пытался таким образом заклеймить, вложить в голову Гая знание, что он принадлежит ему, Робину.
Гисборн в свою очередь думал совсем о другом, вернее, даже не думал, на это не хватало ни сил, ни желания, просто скользнувший в глубине затуманенного сознания обрывок мысли. Он привык воспринимать Робина как друга. В детстве, когда они делили почти все свое время, и потом, когда тот неожиданно вернулся из Палестины. Но сейчас эта дружба таяла, ломалась под ласкающими его пальцами, превращалась из чего-то, чем он дорожил, во что-то, чего он мог бы почти стыдиться. Это было в корне неправильно, то, как Робин оказался совсем не в той части его жизни, которую Гай отводил ему все это время.
- Это ошибка, Локсли, - хрипло произнес он.
- Нет, – Робин подался вперед, пресекая дальнейшие возражения поцелуем, а потом начал двигаться, заставляя Гисборна снова растворится в ощущениях.
Гай был всего лишь человеком. Со своими принципами и взглядами на жизнь, но, будучи возбужден до крайности, он не мог мыслить связно, и сделал то, что казалось единственно возможным выходом - отдался предлагаемому удовольствию. Снова закрыл глаза и сильнее стиснул коленями бедра Локсли. Он все обдумает и примет решение - но не сейчас. Не сейчас...
Для Робина все тоже слилось в один радужный водоворот, казалось, вокруг не осталось ничего кроме Гая, за чьи плечи он цеплялся, пока их обоих не захлестнула острая вспышка удовольствия.
Немного отдышавшись, Робин вытянулся на кровати, явно не собираясь никуда уходить, собственническим жестом перекинул руку через грудь Гая, до слуха которого почти сразу донеслось ровное дыхание крепко спящего человека.
Когда схлынули последние искры удовольствия, а суматошное дыхание выровнялось и сменилось сонным сопением над ухом, Гай ощутил сильное желание привести себя в порядок. Впрочем, встать он не мог, при первой же попытке пошевелиться Робин, не просыпаясь, подгреб его к себе под бок, словно личную собственность. Почему-то этот жест вызвал у Гисборна глубокое возмущение, и он готов был силой отцепить от себя чужую руку. Но остановился при мысли, что Робин проснется, и придется объясняться с ним, смотреть ему в глаза. Этого сейчас хотелось меньше всего. В итоге он просто лежал и смотрел в потолок до тех пор, пока не уснул.

***
Утром Робин проснулся первым. Несмотря на количество выпитого, голова, как ни странно, не болела, а настроение зашкаливало за отметку «отлично». В первый момент он даже не понял, где находится и кого к себе прижимает, но стоило открыть глаза и увидеть Гая, как в памяти всплыли события минувшей ночи, и на лице разбойника расплылась счастливая улыбка. Пожалуй, он бы еще долго был готов вот так лежать, просто обнимая Гисборна и наслаждаясь исполнением желания, которое еще вчера казалось несбыточным. О том, что все не так просто, и утром может оказаться совсем не так, как было ночью, думать не хотелось.
Робин едва не задремал снова, когда нахальный солнечный лучик заглянул в окно, напоминая, что уже рассвело, и он опаздывает на встречу с Аланом. Гай крепко спал, и будить его не хотелось, потому Робин тихо выбрался из комнаты, оставил ценные указания Джак и поспешил в лес.
Все-таки он опоздал, ненадолго, но Алан уже был на месте, и всячески демонстрировал возмущение тем, что атаман выдернул его ни свет, ни заря, а сам изволит задерживаться.
- Надеюсь, твои цыпочки-ласточки не слишком расстроятся из-за того, что тебе пришлось покинуть их так рано? – приветствовал жуликоватого подчиненного Робин.
На Алана выбор пал после длительных раздумий. Единственной, у кого приказ охранять Гая не вызвал бы вопросов, была Джак, но Робин и помыслить не мог использовать девушку в качестве телохранителя. Джон был слишком заметен, Мач – болтлив, Уилл скорее сам прикончил бы Гая, избавив неведомого убийцу от хлопот, так что оставался только Э’Дейл.
- Ну, они были не слишком довольны. И если мы быстро все уладим, я еще успею вернуться и утешить их, - усмехнулся Алан, хотя на деле поводов для веселья не видел.
- Определенно успеешь, - тоже ухмыльнулся Робин. - И, думаю, еще сутки у тебя на этот цветник есть, а вот потом придется заняться делом. Я на несколько дней уезжаю, надо передать одну даму в нужные руки, а пока меня не будет, нужно кой за кем присмотреть.
- За кем же? - Алан прикидывал, что при делах Робина субъектом может оказаться кто угодно, и хорошо, если он будет не у черта на куличках.
- За помощником шерифа, – огорошил его ответом Робин и, не дожидаясь возражений, продолжил. – Он сегодня уезжает, вернется либо к вечеру, либо завтра. Лучше с вечера карауль у манора. Приклеишься к нему, аки банный лист, и упаси тебя боже хоть на минуту из виду выпустить.
- Но... зачем? - это было последнее, что Алан ожидал услышать.
- Для разнообразия поработаешь на благо местных властей, – криво улыбнулся Робин. – А то у кого-то возникла идея, что жить будет куда лучше, если убить помощника шерифа, а мне он живым нужен. Можешь считать, что не хочу лишать себя удовольствия лично его прикончить.
- Если решил от меня избавиться, мог бы найти и менее жестокий способ, – возмутился Алан. – Шпионить за Гисборном, это же верная дорога на виселицу, если он меня заметит...
- А если с ним что-то случится, то и виселица не понадобится,- прорычал Робин, даже не задумываясь о том, насколько странно выглядит его поведение. - Я тебя лично под первым же кустом прикопаю. Все понял?!
- Как скажешь, – поспешно согласился Алан, пытаясь выглядеть серьезным, хотя губы так и норовили растянуться в улыбке. Уж больно атаман сейчас напоминал Гисборна в аналогичной ситуации.
- Конспираторы, - усмехаясь, проворчал себе под нос Э’Дейл, когда Робин уже не мог его услышать.

***
Гисборн ждал его, укрывшись за стеной старого покосившегося сарая. Он сам выбрал этот неприметный двор, чтобы дать людям и лошадям отдых, мотивируя тем, что здесь их едва ли застигнут врасплох. Сам же думал скорее о том, что в таком месте избавиться от опоенной ноши будет удобнее всего. А еще тут можно будет не задерживаться надолго. Признаться, Гай сильно нервничал. Проснувшись утром, он с облегчением обнаружил, что Робин уже ушел, однако чем ближе была их вынужденная встреча, тем больше рыцарь дергался, то и дело покрикивал на стражу и косился на лес, как на заклятого врага. Теперь же, прислонившись к неровным доскам, он хотел только, чтобы разбойник пришел – и ушел как можно скорее. Чтобы не пришлось встречаться с ним взглядом, что-то говорить.
Робин появился как всегда внезапно, только что никого, и вот уже из темноты подобно призракам возникают две фигуры. И если Гуда он узнал сразу, то держащийся в паре шагов за его спиной человек являл собой загадку. Разглядеть что-либо было нереально, спутник - хотя, может, и спутница - разбойника прикрывала лицо, а плащ надежно скрывал фигуру, но устремленный на помощника шерифа изучающий взгляд был почти материальным.
- Без проблем доехали? – поинтересовался Робин, склоняясь над спящей женщиной.
- Вполне, - Гай вздернул голову, вперившись взглядом сперва в Гуда, а уже потом скользнув по его сопровождающему. Кивнул на неподвижное тело. - Вот она, в целости и сохранности.
- Хорошо. Подожди у повозки.
Последние слова Робин адресовал человеку в плаще, который молча кивнул и вышел, напоследок наградив помощника шерифа еще одним пристальным взглядом. Сам же разбойник не спешил покинуть место встречи, и, выпрямившись, шагнул к Гаю.
- Извини, что я утром так исчез. Не хотелось тебя будить в такую рань, а мне нужно было утрясти некоторые моменты.
Гай почти синхронно шагнул назад, не позволяя сократить расстояние.
- Кто этот тип, которого ты привел? - несколько грубовато буркнул он.
- Человек Элеоноры, - пояснил Робин, не оставляя попыток приблизится. – Кто знает, как жизнь повернется, не помешает, чтобы там знали о твоем существовании.
- Отлично, теперь они обо мне знают... да стой ты! - шикнул Гисборн, недобро сузив глаза. И тут же качнул головой, словно сбрасывая наваждение.
- Забирай ее и иди, у нас действительно мало времени, не будем... тратить его на глупости.
- Ну, немного времени есть, пока еще стража лошадей заседлает, – Робин метнулся к Гаю, протянул руку, то ли чтобы погладить по щеке, то ли хотел запустить пальцы в волосы. – Я здесь на несколько дней вынужден буду задержаться, так что ты побереги себя. Тот стрелок все еще где-то ходит.
Гай выставил руку, будто блокировал удар. Это было жестко и неуместно, настолько явственно, что он и сам понял это - мгновением позже. Поджал губы, переведя взгляд с Робина куда-то вдаль, всматриваясь в переплетение ветвей.
- Тебе пора, Робин. Я... буду осторожен.
Робин или не понял, или просто сделал вид, что не понял, почему Гай так реагирует. Он мягко перехватил вскинутую руку, скользнул ладонью вверх, до плеча.
- Не переживай ты так, стража ничего не заметит, – с явной неохотой разбойник отступил назад. – Я постараюсь обернуться побыстрее.
- Не стоит спешить, - пробормотал Гай. - Ты... делай, что должен, у тебя много... забот.
Развернувшись, он широким шагом покинул укромное место, оставив Робина наедине со спящей женщиной. Тот проводил удаляющегося рыцаря взглядом, после чего подхватил на руки пленницу и поспешил в другую сторону.
Человек в плаще дожидался Робина в переулке, придерживая под уздцы лошаденку, запряженную в повозку с сеном. Локсли быстро закинул свой «груз» на телегу, замаскировал сеном, перехватил поводья и подстегнул лошадь.
- Если я не ошибаюсь, это был помощник ноттингемского шерифа? – поинтересовался спутник, точнее спутница, Робина, когда повозка удалилась уже на несколько кварталов от места встречи.
- Он самый. Тебя это удивляет?
- Неожиданно. Конечно, ты горазд на сюрпризы, но... - женщина сделала паузу, словно подбирая слова. - Ты уверен, что ему можно доверять? Учитывая его репутацию?
- Гай не ангел, но он на нашей стороне, - произнес Робин с уверенностью, которой на самом деле не испытывал. – Он ведет сложную игру, которая мне не по силам, - он криво ухмыльнулся. - Я для такого недостаточно сволочь.
- То есть, слухи скорее говорят правду, чем врут? Тем не менее, ты ему веришь?
- Верю. Луиза, думаю, ты уже поняла, зачем мне требовалось твое присутствие на этой встрече.
- Чтобы я убедилась своими глазами, – в голосе женщины прозвучала явная ирония, которой Робин предпочел не расслышать.
- Именно. О роли Гисборна в происходящем знаю только я да король, но король далеко, а с моим образом жизни и за день завтрашний ручаться нельзя. Я подумал, что тебе стоит об этом знать…
- И госпоже, – закончила за него Луиза. – Роберт, ты забываешь, что я тебя давно знаю. Учитывая, что больше никого из своих помощников или сторонников ты не спешишь мне представить, осмелюсь предположить, что с Гисборном не все так просто.
- Что ты хочешь этим сказать? – Робин насторожился, как тигр перед броском.
- Только то, что ты переживаешь за него куда больше, чем просто за полезного союзника, - женщина мягко улыбнулась при виде очевидной растерянности собеседника. – Он тебе не чужой.
- Друг, наверное, самый близкий из тех, что у меня есть, - сообразив, что Луиза если и уловила недосказанность, все же явно не то, чего он опасался, Робин расслабился. – Это что-то меняет?
- Разве что в лучшую для него сторону. Не беспокойся, устрою я твоему приятелю протекцию, – успокоила его Луиза. – А теперь можешь ввести меня детальнее в курс дела, а то толком ничего и не объяснил? Учитывая просьбу срочно приехать, догадываюсь, что ты придумал, как скомпрометировать Лонгчампа.
- Да что там компрометировать, он сам себе злейший враг.
Робин только обрадовался возможности свернуть со скользкой темы, и принялся излагать историю с похищением девушки из монастыря и возможными последствиями этого шага.
- Канцлер и так был не в лучших отношениях со знатью, а попытка ареста духовного лица, тем более архиепископа, окончательно подорвала его позиции. Его высочество воспользовался этим, чтобы окончательно отстранить Лонгчампа и получить власть над страной. И если формально все еще считается, что дела ведет ставленник Ричарда, реально заправляет всем Джон. Впрочем, ты сама это отлично знаешь. Так что не вижу причин, по которым мы не можем использовать эту ситуацию на благо законной власти. Ричард к Джеффри весьма благоволит, а если архиепископ кроме личного послания снабдит нас еще и доказательствами злоупотребления властью, которые себе позволил Лонгчамп, то королеве-матери не составит труда добиться от короля назначения на должность канцлера подходящего человека. Наличие легитимной власти заставит Джона придержать свои амбиции, а также усомниться в союзниках, многие из которых сейчас не видят другого выхода, кроме как поддержать притязания принца.
- А эта женщина... - Луиза покосилась на спящую пленницу.
- Может послужить хорошим рычагом, чтобы повлиять на архиепископа Йоркского. Особенно в свете того, что Джеффри самая вероятная кандидатура на должность архиепископа Кентерберийского, как противовес креатуре Элеоноры на должности канцлера.
- А если эта мысль не придет в голову королю, он решит, что на него давят, и не согласится с кандидатурой, которую предложит госпожа?
- Думаю, Господь будет к нам благосклонен, в наших трудах на благо Англии. Понадеемся на то, что всегда найдутся добрые люди, которые намекнут королю о возможных путях решения конфликта.
Робин натянул поводья, останавливая повозку перед невзрачным домиком в переулке, откуда им навстречу уже спешил дюжий монах.

***
- Проклятие! – Алан пришпорил коня, сообразив, что потерял помощника шерифа из виду, и поспешил нагнать его, забыв на мгновение об осторожности. Он уже успел не раз проклясть и Робина, и его поручение. Если в городе следить за Гисборном, не попадаясь тому на глаза, хоть как-то удавалось, то за пределами Ноттингема дело обстояло куда сложнее. За последнее время Э’Дейл успел уже дважды оказаться в поле зрения рыцаря. И если сначала он сообщил об отъезде Робина, и что тот сумел вывезти похищенную девицу, то потом пришлось врать и выкручиваться. Что делать, если Гай поймает его в третий раз, Алан пока не придумал. Однако и наплевать на поручение Робина он не мог: и потому, что с того сталось бы выполнить свои угрозы, и потому, что Робин не склонен был паниковать без причины. А учитывая, что за время слежки Алану пару раз померещилась подозрительная тень, хоть поймать ее и не удалось, следовало продолжать караулить Гисборна.
В какой-то момент Гай снова наткнулся взглядом на своего информатора, который прятался за деревьями, а затем упорно делал вид, что просто проезжает по той же дороге. Развернув коня, рыцарь направился прямо к нему.
- Какого черта? - бросил он, поравнявшись с Аланом.
- Ну... я... того... - с ходу придумать связную историю не получилось, но выкрутиться Э’Дейл все же попытался. – Так я в деревню, у меня там девушка. Ну, вы же понимаете...
- Я понимаю, что ты шпионишь за мной, - Гай перехватил повод его лошади. - Или ты сейчас рассказываешь, за каким дьяволом таскаешься за мной всю дорогу, или я сдаю тебя страже.
В другое время Гисборн не был бы так скор на расправу, но тень вечно мельтешащего перед глазами Гуда и так порядком потрепала ему нервы, а после той ночи он и вовсе стал нелюдим и раздражителен.
Интуиция, не раз позволявшая Алану выкрутиться, во весь голос вопила, что лучше всего сказать правду, и он предпочел последовать ее совету.
- Робин приказал, – покаялся он. – Велел поработать телохранителем, пока он не вернется.
Выражение лица Гая стремительно менялось, и в какой-то момент Алану показалось, что его даже не отправят на виселицу, а прямо тут бросят на землю и затопчут конем до полной неузнаваемости.
- И что же, ты считаешь, мне грозит опасность? - опасно-приторным тоном голосом поинтересовался Гисборн.
- Ну, Робин, похоже, прав, - поскольку Гай придерживал лошадь, Алан поспешил выскользнуть из седла, на случай если придется уносить ноги от разъяренного рыцаря. – Кажись, кто-то за вами следит. Так что я уж лучше присмотрю, мне Робин грозился голову оторвать, если что.
Здравый рассудок подсказывал, что если уж Алан заметил кого-то, есть вероятность, что это не паранойя Робина, а вполне реальная опасность. И как бы Гай ни хотел отправить Э’Дейла на все четыре стороны, разум взял верх.
- Черт с тобой, смотри, - он отпустил коня и отъехал в сторону. - Но перед глазами не мельтеши. И еще. Робин приказал только следить за безопасностью, ничего больше?
- Только охранять, чтоб с вами ничего не случилось! – заверил Алан, и внезапно, словно его черт за язык тянул, добавил: – А про ваши визиты в Найтон-холл я не самоубийца докладывать. Хотя Робин все равно ж прознает... Гай, вы вроде не любитель тянуть голодного тигра за усы, не боитесь?
- Не боюсь чего? - нахмурился Гисборн, слегка подавшись вперед. - Ездить к своей даме сердца? Мне казалось, это ни для кого не секрет, а Робин... он сам отказался от нее однажды. Это его выбор.
- А я хоть слово сказал про леди Мэриан? - Алан предусмотрительно попятился, подозревая, что за озвученные догадки, в справедливости которых он был уверен, его если и погладят по голове, то чем-нибудь очень тяжелым.
В следующий миг ворот его куртки оказался зажат в кулаке Гая, перегнувшегося с седла. Казалось, не будь тот верхом, другой кулак уже своротил бы Алану нос на бок.
- Что ты имеешь в виду? - прошипел Гисборн, и с глухого шепота сорвался на крик. - Говори!
- Гай, вы чего, - Алан судорожно дернулся, пытаясь высвободится из захвата. – Вы же знаете, я никому не слова... Просто когда с вами обоими общаешься, сразу заметно, что вся ваша вражда – игра на публику. И как Робина перекашивает, когда он вас с Мэриан видит. Сложно не догадаться, учитывая, на кого он смотрит, и какими глазами.
Гай моргнул. Отпустил Алана - скорее от неожиданности. «Неужели... так заметно?» - его прошиб холодный пот. Черт подери, если Алан знает, могут знать и другие. Он бросил короткий взгляд на дорогу, и снова повернулся к Э’Дейлу.
- Убирайся в лагерь. Еще раз увижу - убью. А что до твоих мерзких предположений - чтобы даже в мыслях эту гадость не держал, содомит паршивый.
- Понял, померещилось, - попятился Алан, но усмешку все же сдержать не сумел, - и в чьи окна Робин лазит, и в чьих рубашках в лагерь возвращается. Просто привиделось. Но вы бы все же поосторожнее, Гай, сами знаете, что собой являет наш бравый атаман, а он еще ревнивый и собственник дай боже, это к гадалке не ходи.
- Пусть лазит в другие окна, - Гай раздраженно сплюнул и мрачно добавил. - Ты еще здесь?
Алан решил не испытывать судьбу, и, сочтя свой долг перед помощником шерифа выполненным, поспешно смылся, опасаясь, что Гай передумает и решит таки свернуть шею чересчур инициативному подчиненному.

***
- Тогда я к концу недели тебя в Дувре жду? – Уточнила Луиза уже стоя на подножке кареты.
- Нет, - покачал головой Робин, не поднимая глаз. – Уезжайте сразу. Кто-нибудь вас потом нагонит, я или Тук.
- Но ведь пара дней ничего не решает, все равно получится быстрее и тебе проще, не придется ехать на континент.
- Там не пара дней, – признался Робин, продолжая изучать взглядом собственные сапоги, словно это была самая интересная вещь на свете. – В Лондон едет Тук, а я возвращаюсь в Ноттингем.
- Но ведь рекомендации архиепископ давал тебе, – удивилась Луиза. – С братом Туком некоторые могут и не пожелать разговаривать.
- Я знаю, - Робин вздохнул. – Потому уезжайте сразу. Я улажу дела, и тогда привезу бумаги. Но сейчас мне нужно в Ноттингем.
- Хорошо, - пожала плечами Луиза. - Ты лучше знаешь, что делать, и где более срочно.
- Разумеется, – подтвердил Робин, провожая карету взглядом.
На душе было достаточно паршиво от того, что он соврал Луизе. Откладывать поездку в Лондон не стоило, был велик риск не получить желаемого, ради чего затевалась многоходовая интрига, но заставить себя сейчас уехать Робин просто не мог. Впервые в его жизни страх за конкретного человека перевесил чувство долга. И поэтому, вместо того, чтобы спешить в Лондон, Робин собирался вернуться в Ноттингем.
Но прежде ему предстояло еще нанести визит одному оружейнику. Тому, у которого, после предыдущей поездки в Йорк, осели пресловутые доспехи, а также солидная сумма из добычи разбойников.
***
Как Робин ни спешил, в лагере он оказался только к закату, и первым, кто умудрился попасться ему на глаза, был Алан, преспокойно рассевшийся у костра с кружкой эля. Может, на лице у предводителя и была написана дальнейшая судьба Э’Дейла, но тот появился так внезапно, что удрать Алан не успел, а потом стало уже поздно. Робин сгреб его за грудки и пару раз встряхнул.
-Ты! Какого дьявола ты тут прохлаждаешься?! Ты где должен сейчас находиться?!
- Он бы меня убил к чертям, - едва смог пробормотать Алан, вися в руках Робина, как пустой мешок. - Он меня раскрыл, черт, я еле ноги унес!
- Прятаться лучше надо было! – проворчал Гуд, отпуская его. – Что рассказать можешь? Видел того типа?
- Видел кого-то, - Алан, поняв, что убивать его не будут, слегка расслабился. - Но не разглядел лицо.
- Khara1, - Робин, не в силах устоять на одном месте, вышагивал туда-сюда. – Смотри мне... если по твоему недосмотру... Так, меня пока не ждите.
Он махнул рукой и двинулся прочь от костра. То, что его поведение в глазах остальных будет выглядеть странно, Робина в этот момент волновало мало. Главное было поскорее попасть в Локсли, убедиться, что ничего непоправимого не произошло, и объяснить Гисборну, почему не следует пугать охрану, приставленную для его же блага.
Вот только поместье встретило его негостеприимно. Судя по гулявшему во дворе Ричи, Гай был дома, однако запертые окна в такой погожий вечер явственно указывали, что черный рыцарь не ждет гостей. Атмосфера отчуждения, царившая здесь, казалось, даже воздух делала холоднее.
Обойдя пару раз вокруг манора, как лис вокруг курятника, и не обнаружив открытого окна или двери, Робин привычно взобрался к спальне, прильнул к ставням, пытаясь рассмотреть, что творится внутри, и, убедившись, что Гай один, постучал. Сначала тихо, но когда на стук не отреагировали, уже куда громче и настойчивее.
Ему не ответили. Это было странно, Гай просто не мог не услышать стук. Лишь когда Робин постучал в третий раз, из комнаты донеслось:
- Не сегодня, Локсли. Я занят.
- Да обождут твои бумаги или что там, – Робин еще раз приложил кулаком о ставни. – Открой ты, наконец! Через запертое окно разговаривать не очень удобно, знаешь ли!
Он слышал, как Гай поднялся, подошел вплотную к окну и постоял несколько секунд, видимо, собираясь с мыслями.
- Локсли, - Гисборн говорил негромко, но твердо, в вечерней тишине легко было разобрать каждое слово. - Я не настроен разговаривать. Тебе лучше вернуться в лес.
- Гай, какого черта? – в голосе разбойника раздражение смешалось с недоумением. Меньше всего он ожидал, что его даже на порог пускать не пожелают.
- Все зашло слишком далеко, Робин, - Гаю было непросто говорить об этом, он предпочел бы отмолчаться, но Локсли не дал такой возможности. - Если хочешь, чтобы мы и дальше вели дела, сейчас тебе лучше уйти.
Ответа не последовало, только по едва слышному шороху стало понятно, что Робин удалился.
Хотя на самом деле он и не думал уходить. По крайней мере, не раньше, чем поговорит с Гаем лицом к лицу, а не через запертые ставни. Ночь как назло выдалась лунная, потому слишком велика была вероятность, что его заметят при попытке вломиться в манор. Поэтому Робин сделал вид, что направился в лес, а сам кружным путем вернулся к поместью и забрался в конюшню. Для уставшего разбойника сено являлось почти королевской постелью, и еще это давало идеальную возможность подкараулить помощника шерифа, который утром явится седлать коня. В этот момент Робин был благодарен высшим силам за то, что Гай так привязан к своему коню и не доверяет его рукам прислуги.
Утром Гай не думал о подвохе. Он был рад, что Робин все понял и не стал устраивать сцену на ночь глядя, поэтому заметил разбойника, только когда едва не споткнулся о него, устроившегося на сене. Гисборн даже не сразу сообразил, кто перед ним, настолько не ожидал его увидеть. Но поняв, что Робин уже проснулся, как можно спокойнее кивнул ему, стараясь не выдать потрясения.
- Надеюсь, оно того стоило, - он кивнул на сено.
- Ну раз в дом меня не пустили... - лениво протянул Робин. Неожиданно, особенно учитывая его расслабленный тон, он вскочил на ноги, метнулся к рыцарю и буквально припер того к стене. – Гай, что это, черт дери, было?!
Гисборн в первый момент охнул, замер на полувдохе и прищурился, словно ожидал, что его... то ли ударят, то ли выкинут какую-нибудь сумасбродную гадость. Потом он медленно, через силу вдохнул, проталкивая воздух в скованные ребрами легкие, и пробормотал:
- Отпусти.
- Не отпущу, - мотнул головой Робин, упираясь руками в стену по бокам от головы Гая. Несмотря на разницу в росте, складывалось ощущение, что он нависает над собеседником, а пристальный взгляд зеленых глаз просто обжигал. – Какого дьявола ты творишь, Гисборн?
- Ты обещал, что не будешь давить на меня, если я позволю тебе... получить то, что ты хочешь. Тогда, вечером, - Гай поджал губы и беспокойно сглотнул. - По крайней мере, держи слово.
- А ты обещал, что будешь беречь себя, а вместо этого Алана перепугал до полусмерти. А ведь он, между прочим, тебя защищать должен был - Робин все же не удержался, оторвал одну руку от стены и провел ладонью по щеке Гая. – И что теперь, будешь от меня шарахаться из-за дурацких предрассудков? Нам ведь обоим было хорошо, так зачем от этого отказываться...
Голос Робина звучал низко и хрипло, да и само его присутствие рядом, почти вплотную, невольно заставило Гая вспомнить о той ночи, когда тот оказался еще ближе.
- Я не хочу, чтобы это повторялось, - Гай дернул головой, отворачиваясь, уходя от прикосновения. - Для меня это неприемлемо, не все идут на поводу таких желаний, Робин. Есть и другие вещи, поважнее. И защищать себя я буду сам. Не хочу, чтобы из-за того, что твой Э’Дейл пасет меня на каждом шагу, ты потом врывался ко мне среди ночи и закатывал скандал насчет того, где и с кем я бываю.
- Алан тебе охранял, – отрезал Робин, и на этот раз в голосе явно прозвучал страх. – Ты не воспринимаешь угрозу всерьез, а я не могу позволить, чтобы с тобой что-то случилось.
Гай впервые видел страх на этом лице, ему казалось, Робин вообще не знает, что это такое, но сейчас было видно, что он боится, и боится не за себя.
- А что касается нашего договора, то речь шла о том, если тебе не понравится... - Робин еще немного подался вперед, словно хотел поцеловать, но так и не коснулся губ. – Нам ведь было хорошо, и не только той ночью. Просто засыпать вместе, говорить, спорить. И ты готов отказаться от всего ради каких-то предрассудков? Тебе же всегда плевать было на все правила и нормы, ты предпочитал действовать так, как нужно тебе.
- Нам было хорошо, - кивнул Гай, прикрыв глаза. Ему и правда было хорошо - и больно понимать, что они так глупо потеряли все это, он потерял - единение с самым близким человеком, просто потому, что тот захотел большего и преступил черту, за которой все естественные между друзьями вещи приобретают иной оттенок. Он с силой провел по лицу ладонями. - Но не думаю, что смогу по-дружески валяться с тобой на кровати. Ты все испортил, Робин! - Гай закусил губу, но сдержаться не удалось. - Какого черта ты все испортил?! Что ты хотел доказать?! Что я твоя вещь, что меня можно вот так использовать, просто потому, что ты сильнее, а этажом ниже спит Джак, которой совсем не нужно видеть, что ты делал?! Ты всегда делал то, что тебе хочется! - он с силой оттолкнул Робина, уронив на сено, с которого тот только что встал. - Ты всегда говоришь, что заботишься о других. Но на деле знаешь, что? Тебе плевать. Ты будешь с улыбкой кроить человека под себя, потому что считаешь, будто ему так лучше. Так вот, мне - не лучше. Не лучше, черт подери, от того, что ты меня трахнул в моей собственной спальне... о, прости, в твоей спальне. В твоем доме. Так ведь? Тут ведь нет ничего моего, да? Только конь. Не против, если я его заберу?
Гисборн прошел мимо опешившего разбойника и принялся надевать недоуздок на стоявшего в деннике Ричи. Робин похолодел. Гай воспринял все таким образом? Ему в голову не приходило, что его действия можно расценить... так.
- Гай... - на этот раз голос Робина звучал устало, почти отчаянно. - Это не так. Гай, прошу, послушай... - он сделал шаг в сторону Гисборна, но подходить вплотную не стал. - Я... я никогда не считал тебя вещью, - он сглотнул. - Я... сделал это не затем, чтобы доказать свою силу или использовать тебя. Это прозвучит идиотски, но я не могу связно думать, когда ты рядом. Просто так бывает. Когда сам не ждешь, а человек забирается к тебе в сердце и в душу, заслоняет собой все. Когда сходишь с ума от желания, просто потому, что кто-то рядом. Когда тебе нужен этот человек, до боли, до умопомрачения. Это не игра, ты как будто у меня под кожей, в крови, в голове, везде. Я ложусь спать, закрываю глаза, и вижу тебя. Просыпаюсь, иду куда-нибудь, и мне все время кажется, что я вижу тебя. Что бы я ни делал, я не могу перестать думать, думать и думать о тебе. И я не трахнул тебя, а занимался с тобой любовью, чувствуешь разницу? Я хотел, чтобы тебе было хорошо со мной, чтобы ты тоже...
Робин замолчал. Было больно и страшно от осознания, что все висит на волоске и если он не сумеет достучаться до Гая, убедить, то может потерять этого человека. Наверное, самого важного в его жизни. Но почему-то правильные, нужные слова находиться не желали, несмотря на раздирающие изнутри чувства, и Робина все больше охватывала паника. У него лучше получалось действовать, чем говорить, и он не знал, что сказать, чтобы Гай остался, или хотя бы согласился поговорить позже.
Гай тяжело вздохнул, оставив Ричи стоять с полуодетым недоуздком, и повернулся, прислонившись спиной к дверце денника. Он никогда не хотел, чтобы от него зависели - таким образом. Это была адская ответственность, и он не был уверен, что готов принять чужое сердце, так неосторожно вложенное ему в руки. Насколько все было бы проще, будь это Мэриан. Тогда он знал бы, что делать, он заботился бы о ней, сделал бы для нее все. Робину не нужно было пресловутое «все» - он сам опекал Гая, у него все было схвачено, а после переворота он наверняка и вовсе не будет нуждаться в нем. Хотя, конечно, такая слепая привязанность... льстила, разжигала тепло где-то внутри.
- Ты ведь сам пожалеешь об этом, и может быть, довольно скоро. Одумаешься, поймешь что натворил. Мы очень разные.
- Не пожалею! – с фанатичной уверенностью в голосе произнес Робин, чувствуя как медленно отпускает сжимавший сердце страх. – Мы разные, иногда я убить тебя готов, да и ты меня тоже. Но без тебя... Ни один из нас не хочет терять то, что было. А то, что может быть... Может, это непривычно, пугающе, но разве оно не стоит того, что бы рискнуть?
- Возможно, - уклончиво ответил Гисборн. - И постарайся понять, это не «да», а именно «возможно». Я ничего не обещаю и не даю гарантии, поэтому не дави на меня, - повернувшись, он застегнул недоуздок, после чего вывел из соседнего стойла крупного жеребца, обмахнул его щеткой и наскоро заседлал. Судя по тому, что Гай забирал с собой Ричи, ближайшую ночь он собирался провести не в Локсли.
- Я подожду, - Робин не сдвинулся с места, пока Гисборн не уехал. Если бы тот обернулся, то увидел бы едва заметную, немного грустную улыбку и взгляд, в котором тоска смешивалась с надеждой. Но рыцарь так и не посмотрел назад. – Я подожду.
1 Khara (арабск.) - дерьмо.
***
Последующие несколько дней Робин охотно променял бы на зубную боль. Он пытался держать слово и не мозолить Гаю глаза, однако при этом заставить себя спокойно сидеть в лесу не получалось. Оставалось только присматривать за рыцарем издали, не попадая в поле зрения, а это порядком связывало руки, да и от осознания, что в критической ситуации он может не успеть или не оказаться рядом, хотелось выть. Конечно, разумом Робин понимал, что Гисборн отнюдь не беззащитная барышня и, скорее всего, способен позаботится о себе сам, однако легче от этого не становилось
А еще была Мэриан. Робин понимал, что его поведение по отношению к девушке попросту некрасиво, но думать о ней сейчас не хотелось. Пожалуй, он бы и близко не подошел к Найтон-холлу, если бы не все тот же Гисборн, периодически туда наведывавшийся.
Вот и в этот раз, издали убедившись, что все хорошо, и Гай уехал, Робин уже собирался уходить, когда его обнаружили. Будь вы хоть трижды неуловимый лесной разбойник, способный спрятаться от всего ноттингемского гарнизона, но стоит оказаться на вашем пути подросшему щенку - пиши пропало. Он обнаружит вас, где угодно, и выдаст прогуливающейся хозяйке радостным лаем.
- Робин? - Мэриан в первый момент опешила. Она не была готова к встрече с ним, по крайней мере, не сейчас. Хотя и думала, что рано или поздно придется поговорить с ним, прояснить ситуацию. Из честности к Локсли, ради ее собственного спокойствия - а также ради безопасности Гисборна, на которого опальный граф уже неоднократно срывался по столь щекотливому поводу.
- Тебя долго не было, - Мэриан подошла и как можно дружелюбнее улыбнулась. - Я начала беспокоиться. Все хорошо?
- Скорее да, чем нет, - Робин потрепал пса по голове, поспешно натягивая на лицо приветливую, немного виноватую улыбку. – Пришлось срочно уехать, политика, будь она неладна. Прости, что заставил волноваться.
- Все хорошо, - она улыбнулась, по крайней мере, Робин еще не знал... И лучше он узнает от нее, чем случайно от кого-то, кто может выставить ситуацию в совершенно ином свете.
- Робин... я должна сказать тебе кое-что. Но обещай, что выслушаешь и не будешь делать... поспешные выводы.
- Что-то случилось? - Робин запнулся, словно его взгляд только что зацепился за кольцо на руке у девушки. – Мэриан, что ты сделала? Почему...
Он знал, о чем пойдет речь, и даже не пришлось особо изображать огорчение, слишком явно это кольцо напоминало о том, что человек, подаривший его, Робину не принадлежит.
- Так было нужно, - она взяла его руку в ладони, словно хотела успокоить. - Я не предпочла тебе его или что-то еще в этом роде... Просто... я позволила себе лишнего, а отец не должен расплачиваться за это... И, знаешь, я ведь тоже не должна. Что толку от меня мертвой? Только радость шерифу. А так я смогу и дальше помогать людям, и никто не остановит меня, как... - она запнулась и продолжила иначе. - Не помешает мне в моем новом статусе. Это для блага людей. Прошу, не злись на Гая и не делай ему ничего... плохого. Обещаешь?
- Мэриан, ты не должна делать этого. Всегда есть другой выход. Я смогу тебя защитить, - Робин сжал руки девушки. – Ты ведь всегда верила мне, а это... это не выход. Ты сломаешь себе жизнь.
Робин сознательно не упоминал об их с Мэриан отношениях, но его взгляд, порывистые фразы, убежденность в голосе выдавали, насколько для него болезненна тема возможной свадьбы.
- Защитить - забрав в лес? Ты ведь сам понимаешь, что это не выход. Отцу нужен уход, - сейчас Мэриан почти осознанно цеплялась за отца, выставляя его перед собой, будто щит. А между тем она просто не мыслила себе жизнь под кронами деревьев, без комфорта, к которому привыкла. В глубине души она понимала, что это не для нее. В то же время Гай предлагал ей именно тот быт, в котором ей совершенно точно было уютно.
- Да и как жена помощника шерифа... я смогу влиять на его решения. На политику. Это принесет больше пользы.
- Вы всегда можете уехать. Королева-мать примет вас ко двору, – Робин тяжело вздохнул. – Неужели... ты считаешь, что Гисборн - это выход? Ты ничего не знаешь о нем, даже не представляешь, каким он может быть.
Робин бережно привлек девушку к себе, обнимая, гладя по волосам, но в этих движениях чувствовалось не желание мужчины, а скорее забота старшего брата.
- Ты ведь знаешь, я хочу для тебя только лучшего. Даже если я не оправдал твоих надежд... Ты совершаешь страшную ошибку.
Происходящее обеспокоило Мэриан, однако даже она в какой-то момент ощутила странность поведения Робина. Нахмурилась, слегка отстранившись, чтобы посмотреть на него.
-Но ты ведь не хочешь брать меня в жены, - слова сами сорвались с губ, девушка на секунду запнулась, затем продолжила. - Тогда... в чем дело, Робин? Ты ведь знаешь, что Гай не причинит мне вреда. Он знает столько моих секретов, что мог бы уничтожить меня уже давно, если бы захотел.
Робин вздрогнул, как от удара, а потом с его лица сползла так тщательно удерживаемая маска. Всю правду он сказать не мог, но и врать, притворяться, что у них есть будущее - тоже. Мэриан такого отношения не заслужила.
- Не все в жизни идет так, как хочется. Знаешь... там, в Святой Земле, именно ты не дала мне сойти с ума. Я хотел вернуться, верил, что мы будем вместе. И когда вернулся, поначалу тоже верил... Но я слишком изменился, видел и творил такое, о чем даже подумать не могу тебе рассказать. Нужно было вернуться, чтобы осознать, как мало во мне осталось от того мальчишки, которого ты знала. А ты все та же, светлая, чистая... Ты заслуживаешь самого лучшего, а не моих кошмаров. Не хочу сломать тебе жизнь. А Гисборн... Наверное, мы с ним похожи больше, чем я хочу признавать. И неясно, чьи демоны страшнее. Я желаю тебе счастья, а он... он не сможет сделать тебя счастливой.
Мэриан поджала губы и отступила на шаг.
- Робин, ты не смеешь так поступать, - она качнула головой. - Я все это время была между вами, тебе ли не знать. И сейчас заявлять, что ты не хочешь быть со мной, но и не хочешь, чтобы я была с ним... довольно нелепо.
-Кажется, это ты заявила, что не хочешь быть со мной, - глаза Робина опасно блеснули. - Кольцо на пальце - явное тому подтверждение. Но даже сейчас ты одна из самых дорогих мне людей... И я не допущу, чтобы ты пострадала только потому, что не желаешь видеть, что собой являет Гисборн!
Кусты неподалеку шевельнулись, скорее всего, от ветра, но это напомнило Робину о той проблеме, из-за которой он и оказался вблизи Найтон-холла.
- Интересно, этот благородный рыцарь, таскаясь сюда, как на службу, хоть удосужился предупредить, что за его головой идет охота? Или спокойно ждет, пока убийцы, не сумев до него добраться, перережут горло тебе?
Мэриан слегка опешила.
- Его хотят убить? - не то чтобы она считала это невозможным, в конце концов, Гисборна мало кто любил. Но чтобы вот так... К тому же, было еще одно обстоятельство, насторожившее ее. - Но откуда ТЫ об этом знаешь?
-Ну... этот человек невольно оказал нам услугу, сбив погоню один раз. И с тех пор я пытался его найти. Любой, кто настолько не любит Гисборна, не может быть совсем уж пропащим, – Робин скривился, словно съел что-то кислое. – На него мне, в общем, наплевать, но теперь под удар попадаешь и ты. А я не хочу, чтобы ты пострадала, тем паче - за грехи этого горлореза.
- Я понимаю твои опасения, - Мэриан, впрочем, понимала их несколько иначе, чем надеялся Локсли. - И подумаю над твоими словами, - она говорила это скорее затем, чтобы не сердить друга детства. Девушка не понимала, чем именно вызвано его беспокойство, но женское чутье подсказывало, что сказанное им - не настоящая причина.
- Мэриан, просто постарайся взглянуть на все трезво, - Робин собирался еще что-то добавить, но ему снова послышался подозрительный шорох из зарослей. И тут напряжение последних дней дало о себе знать.
Не раздумывая, он шагнул вперед, прикрывая собой девушку, сорвал с плеча лук, нашпиговал подозрительный куст стрелами и почти сразу же бросился туда, проверять, удалось ли кого-то подстрелить.
В другой ситуации Мэриан смогла бы постоять за себя. Возможно, спряталась бы или бросилась за Робином. Но в этот раз она повела себя как настоящая дама - беспомощно села на дорогу, глядя вслед разбойнику.
Впрочем, долго ждать ей не пришлось. Робин вернулся очень скоро, сжимая в руке подобранные стрелы, и лицо у него было отнюдь не радостное.
- Вот, полюбуйся, - он протянул девушке клок ткани, явно вырванный из плаща или куртки. – Навел-таки беду, Ibn kalb1. Когда он в следующий раз должен приехать?
Таким тоном обычно требуют доклада от подчиненных, а не ответа от женщины, но Робину сейчас было не до церемоний. Всю его меланхолию как ветром сдуло, сейчас он был предельно собран и сосредоточен, как перед штурмом.
- Мы собирались увидеться завтра вечером, но... Робин, я понимаю, что ты беспокоишься, но если он увидит тебя здесь... - Мэриан не хотела осложнять и без того непростые и только начавшие складываться отношения. Она искренне считала Робина лучшим бойцом, нежели Гай, и была уверена, что он способен защитить их всех, но ей отчаянно не хотелось все усложнять.
- Завтра, значит. Отлично, - проворчал Робин, хотя, судя по выражению лица, ничего отличного в этом он не видел. – Не волнуйся, не увидит, особенно если ты задержишь его до темноты.
То, что Гай будет любезничать с Мэриан, приводило его в бешенство, но других вариантов поимки загадочного стрелка Робин не видел, тем более каждый потерянный день мог поставить крест на его планах.
- Не переживай, не трону я его в этот раз, скорее, окажу услугу. Надеюсь, всевышний будет милостив, и это останется в тайне.
- Я могу рассчитывать, что ты сдержишь слово? - Мэриан внимательно посмотрела ему в глаза и неожиданно улыбнулась. - Не бойся за меня так, я буду осторожна.
- Раз обещал, не трону. Хотя руки чешутся шею ему свернуть, – проворчал Робин. – Но твоя безопасность для меня важнее. Так что постарайся до завтра в одиночку нигде не появляться, лучше в маноре посиди, а там я решу эту проблему.
Разбойник по-дружески поцеловал девушку в щеку и поспешил раствориться в зарослях. До следующего вечера еще многое предстояло успеть.
1Ibn kalb (арабск.) - песий сын.

***
Вечером следующего дня Робин затаился неподалеку от манора и с нетерпением ждал темноты. Поскольку Гисборн последнее время обретался в замке, накануне ему легко удалось проникнуть в Локсли и разжиться нужным реквизитом. И этот самый реквизит он сейчас клял на все корки.
«И как только Гай в этом ходит?» - мысленно ругался Робин, забывая, что одежда ему явно не по размеру, а помощнику шерифа не приходится высиживать по нескольку часов в засаде. Да при этом еще и с видом на манор, где во дворе мило любезничают те, кого видеть вместе совсем не хочется. Благо Мэриан достаточно быстро увела Гисборна в дом, избавив Робина от необходимости и дальше созерцать раздражающую картину.
- Ну, с богом!- тихо прошептал Локсли, когда стемнело, повязывая голову темным шарфом и взбираясь на коня. А потом неспешно, почти демонстративно, направился через деревню к дороге, ведущей в замок.
Расчет был прост. Убийца ждет, пока Гисборн поедет обратно, а в полной темноте не мудрено обознаться и напасть на того, кто только похож на жертву - та же одежда, конь той же масти.
Тот и правда не заставил себя ждать. Робин увидел тень в кустах, буквально за миг до того, как в него пустили стрелу. Все было сработано на удивление четко и слаженно, и, судя по всему, Гаю невероятно повезло остаться живым после первого покушения. Здесь же убийца бил на поражение, без колебаний.
Удар оказался ощутимым, но доспех, тот самый, который был предназначен в подарок Гаю, себя оправдал. Приложив некоторые усилия, Робин мог бы даже удержаться на лошади, но удирать не входило в его планы. Со стороны все смотрелось так, словно стрела попала в цель, и раненый всадник со стоном вывалился из седла. На самом же деле все было под контролем и, едва коснувшись земли, Робин замер с кинжалом наготове, поджидая, когда убийца подойдет, чтобы полюбоваться делом рук своих и добить жертву.
Послышался шорох шагов по траве, а затем над Робином возник темный силуэт. Человек скрывался под капюшоном, однако Локсли почти ощущал, как тот смеется.
- Ты получишь по заслугам, Гисборн. Твое место в гробу, с червями, - убийца натянул лук, целясь почти в упор.
Но он явно не ожидал, что беспомощная жертва резко взметнется, бросаясь на него и целясь кинжалом в горло. К несчастью для Робина, позиция для удара оказалась неудобной, и он промахнулся. Вместо горла кинжал угодил противнику в грудь и соскользнул, наткнувшись на кольчугу. Видимо, вчерашние упражнения в стрельбе по кустам не остались незамеченными, и противник решил подстраховаться. Будь у Робина мизерикорд, кольчуга не помешала бы, но для широкого лезвия стала надежным препятствием. Пока противник не пришел в себя, все еще оставался шанс с ним управиться, но капризная Фортуна в этот раз решила отвернуться от своего любимца, и шарф, которым Робин повязал голову, чтобы скрыть светлые волосы, зацепился за ветку. Этой доли секунды хватило, чтобы убийца осознал свою ошибку.
Он так и не понял, что имеет дело со знаменитым шервудским разбойником, лишь осознал, что перед ним не Гисборн - и этого было достаточно. Дураком нападавший не был, и рисковать тем, что его узнают, а тем более - поймают, не хотел, поэтому не стал обороняться, а бросился бежать, по крайней мере, так показалось Робину. Мужчина развернулся, и, пользуясь тем, что у противника нет лука, припустил со всех ног, зная, что ему не выстрелят в спину.
Вот только Робина такой расклад не устраивал. Он не собирался упускать с таким трудом выслеженную добычу, а потом еще невесть сколько гоняться за убийцей по всем окрестностям, вздрагивая от каждого шороха. В обычной ситуации Робин нагнал бы его почти играючи, однако на этот раз пришлось попотеть: было уже очень темно, и приходилось напрягаться изо всех сил, чтобы не упустить удирающего типа из виду, да и одежда не по размеру порядком мешала. Ветки несколько раз сильно хлестнули по лицу, однако Робин все же нагнал горе-убийцу, прыгнул, норовя схватить... и снова слегка промахнулся, не достал. Просто с размаху врезался в него, и они повалились на землю.
Робин дрался как дьявол, но сейчас преимущество было не на его стороне. Кинжал он обронил, когда бросился на спину беглецу, а плащ и бригантина1 хоть и спасли от клинка, но сковывали движения, не давая добраться до остального оружия.
Мужчина яростно сопротивлялся, рыбой выскальзывая из пальцев, а в какой-то бок Робину пронзило резкой болью. Лезвие пропороло верхнюю одежду, и если бы не доспех ощутимо царапнуло по ребрам. Но из-за объемистой одежды убийце показалось, что он серьезно задел преследователя. Видя, что Робин не реагирует, он врезал ему в челюсть и потащил куда-то.
Разбойник извивался, точно угорь на сковородке, но вырваться ему не удалось, он смог только нанести несколько весьма ощутимых ударов да хорошенько пнуть противника в голень. Мужчина притормозил, но упорно продолжил двигаться к неведомой цели.
- Тихо ты! - шикнул убийца и повернулся, вбивая кулак Робину под дых. В лунном свете он отчетливо разглядел чужое лицо, в прошлом симпатичное, но сейчас жуткое от перечеркивающего шрама. Кожа вокруг шрама стянулась и , казалось, что мерзкий тип ухмыляется.
Дотащив Робина до края обрыва, мужчина отпустил ворот его куртки, хрипло бросив:
- Туда тебе и дорога. Не найдут, а если и найдут, вряд ли узнают.
С этими словами он столкнул разбойника в шумные воды Трента. Тот инстинктивно попытался уцепиться за что-то, но, увы, хвататься можно было разве что за воздух.
«Зато теперь я хоть знаю, как этот урод выглядит, смогу найти», - мелькнула мысль. А потом дыхание перехватило от удара об воду, и единственное, о чем мог думать полуоглушенный Робин - как не захлебнуться. Воды он все же наглотался порядочно, да и вообще ледяная река явно не была предназначена для длительных заплывов.
«Неужели все... вот так, по-дурацки...» Перед глазами у Робина уже мелькали темные пятна, когда госпожа удача, видимо, решила о нем вспомнить, и под ногами появилось дно. Выбравшись на отмель, некоторое время он просто лежал, любуясь небом и наслаждаясь вкусным как никогда воздухом, а потом постарался все же оценить ущерб и встать на ноги.
Получилось не сразу. Все мышцы нещадно ныли, но, как ни странно, серьезных травм он не обнаружил. Похоже, все обошлось рассеченной бровью, кучей синяков и пробирающим до костей холодом. Легко отделался.
Однако у тела было свое мнение на этот счет, и лишь огромным усилием воли Робину удалось не рухнуть в ближайшие кусты, а заставить себя добраться до лагеря. Там он буквально рухнул на руки Джак, которую оставил в карауле на случай непредвиденных обстоятельств.
Сарацинка сразу поняла, что атаман угодил в неприятности, поэтому без лишних слов помогла ему добраться до костра, принесла чистые вещи, плащ, сунула с руки кружку с горячим питьем и лишь тогда поинтересовалась:
- Ты ранен?
- Промерз до костей, - у Робина зуб на зуб не попадал от холода. - А так синяки да шишки, - он улыбнулся, пытаясь негнущимися пальцами расстегнуть бригу. – Могло быть хуже...
- Могло, - согласилась Джак, ловко помогая ему расстегнуть одежду и сменить ее на теплую и сухую. - Ты разглядел его?
- Узнать точно смогу, – кивнул Робин. В детали он девушку не посвящал, просто попросил дождаться его возвращения. Но, после почти недельного проживания в Локсли, Джак не составляло труда догадаться, в чем дело. – С утра и займусь. Хорошая вещь, высушить только надо и почистить.
Робин отложил в сторону как минимум дважды за сегодня спасшую ему жизнь бригантину.
- И подогнать под тебя, - Джак поджала губы, давая понять, что поняла, на кого делался доспех. И в чьих вещах был сейчас Робин. - Он дорого тебе обходится.
- Думаешь? Ты же первая ратовала за то, чтобы я с ним помирился, – Робин обхватил руками кружку, от которой исходило живительное тепло, и придвинулся ближе к огню. Учитывая, что история еще не закончилась, стоило лечь спать, но после сегодняшнего вечера засыпать было попросту страшно. Горящий дом, спокойное до отрешенности лицо сеньора, отсылающего его, перекошенные лица раненых и умирающих, одна длинная цепочка потерь, которая преследовала его почти всю жизнь. Этой ночью кошмары просто не могли не завернуть в гости.
1 Бриганти́на (от нем. Brigantine, другие названия: англ. brigandine, coat-of-plates) — доспех из пластин, наклёпанных под суконную основу. По некоторым предположениям основа могла быть и кожаной. Суконная основа рыцарских бригантин нередко покрывалась бархатом, часто с гербами, а заклёпкам придавалась декоративная форма.
В нашем случае внешний вид - близко к тому доспеху в котором Гай ходил в третьем сезоне.


***
Гай приехал в замок в приподнятом настроении. Мэриан была особенно мила с ним прошлым вечером, долго не хотела отпускать, поэтому вернулся он поздно и в отличном расположении духа. Радужное настроение сохранилось и наутро, когда Гисборн отправился с поручением в одну из окрестных деревень, чтобы утрясти финансовые вопросы с заезжими дворянами. Ехать было недалеко, поэтому Гай рискнул оседлать Ричи и почти всю дорогу ехал шагом.
Впрочем, погода располагала к неспешной прогулке, так что до места назначения помощник шерифа добрался пусть и не слишком быстро, но вполне спокойно. Он уже собрался приступить к исполнению своих прямых обязанностей, когда к нему подскочи отиравшийся у коновязи мальчишка, словно готовясь принять у приезжего рыцаря коня, и Гай почувствовал, как ему в ладонь что-то сунули.
Гай развернул клочок бумаги и прочитал: «Нужно поговорить. Таверна. Последняя дверь по коридору». Почерк был незнакомый, но передавший записку пацаненок уже куда-то делся. Гисборн огляделся, и обнаружил, что мальчишка не ушел далеко, а сосредоточенно видом крутится у колодца буквально в двух шагах.
- Эй, - Гай окликнул паренька и для убедительности покрутил в пальцах серебряную монету, позволив ей сверкнуть на солнце. - Поди-ка сюда.
- Что угодно благородному господину? - тот, словно только этого и ждал, мигом оказался рядом, жадно следя за монеткой.
- Кто передал тебе эту записку? - Гай не прятал монету, но и не спешил отдавать ее.
- Один сеньор. Пониже вас будет, светловолосый такой, с бородой. И рука перевязана, вот так, – мальчишка прижал одну руку к груди, показывая, как именно она перевязана у этого самого сеньора.
Гай несколько секунд прикидывал, кто это может быть. Робин? По описанию довольно похоже. Что-то с рукой... Ну, нарваться на неприятности - вполне в его духе. Вот только почерк чужой. Думал подкараулить его в таверне? Решил, что Гай настолько глуп, чтобы рискнуть поверить записке, нацарапанной чужой рукой? «Стоило бы проучить его раз и навсегда», - подумал Гисборн. На миг у него возникло желание послать в упомянутую комнату солдат, остановила только мысль, что разбойник, возможно, ранен.
Гай передал повод парнишке, сделав ему внушение о том, как позаботиться о Ричи, и направился в таверну. Дверь в нужную комнату оказалась не заперта, но не успел рыцарь переступить порог, как на затылок обрушился удар, а затем его, полуоглушенного, втолкнули в помещение. Когда перед глазами прояснилось, в поле зрения обнаружился вовсе не Робин, а изуродованная шрамом физиономия, владелец которой направлял на Гая арбалет.
- Не ждал, – ухмыльнулся тип.
Генрих до последнего не верил, что ловушка сработает, но ничего другого в голову не пришло, а дальше затягивать было нельзя. Уже выбираясь из леса и восстанавливая в памяти последние дни, он припомнил светловолосого, с которым сцепился. Тот вечно мелькал возле помощника шерифа, не давая добраться до намеченной жертвы. Значит, нужно было сделать все быстро, пока Гисборн уверен в собственной безопасности, и не хватился телохранителя. К несчастью белобрысый, прежде чем удалось с ним разделаться, порядком помял Генриху ребра, да и ногу ушиб так, что на ближайшую седмицу хромота была обеспечена, поэтому пришлось рискнуть.
Гай вспомнил стоявшего перед ним человека. Именно он не так давно сыграл против помощника шерифа в тот раз, когда тому пришлось столкнуться с ошибками собственного прошлого. Тогда он явился на место встречи вместо шпиона, которого сжег в заброшенном доме. И тогда же оставил на этом лице шрам, призванный служить напоминанием - никогда не становиться на пути у Гисборна.
- Что, в прошлый раз тебе было мало? - пробормотал Гай, осторожно приподнимаясь на полу.
- Теперь мы, кажется, поменялись ролями, - у Генриха дернулась щека. Очень хотелось ее потереть, но он сдержался, не рискуя выпускать врага из поля зрения. Оставалось только разделаться с ним, но захотелось позволить себе хоть немного насладиться триумфом. Месть и вправду была сладка.
- Телохранителя своего, небось, ждешь? Так скоро встретитесь. Он-то еще со вчерашнего вечера с ангелами беседует, – Генрих пристально всматривался в лицо Гисборна, пытаясь уловить реакцию на свои слова. – Жалко, с девкой твоей не успел. Но у меня еще будет время ее утешить.
У Гая перехватило горло. Весть о том, что убийца уже расправился с Робином, обожгла огнем. Сердце пропустило удар, а цвета вдруг стали неестественно яркими, словно комнату сквозь плотно закрытые ставни вдруг озарило солнце. Он не услышал про Мэриан, не разобрал слов, огорошенный жуткой правдой - и, видимо, поэтому Генрих в первый момент растерялся. Он не рассчитывал, что рыцарь, услышав о смерти одной из своих шестерок, с каменным лицом бросится на него прямо с пола, забыв про наведенный на него арбалет. А Гай думал только о том, что прикончит этого ублюдка. Тот не имел права жить, просто не имел такого права. А там будь что будет.
Генрих выстрелил, но прицел явно сбился, и стрела вместо того, чтобы пронзить Гаю сердце, пропорола одежду и лишь скользнула по ребрам, оставив глубокую, но не опасную царапину. Тем не менее, удар болта отбросил Гисборна назад, и убийца, отшвырнув ненужный арбалет, бросился к нему, норовя врезать ногой в живот или по ребрам и одновременно доставая клинок.
Гай выхватил короткий кривой нож, который отлично знали крестьяне Ноттингемшира. По сути, он и годился против крестьян - для запугивания. Или для тайных убийств. Но не лучший вариант для ближнего боя с опытным противником. И все же Гай постарался получить преимущество за счет длины рук и большей массы тела, позволяющей наносить мощные выпады, каждый из которых мог оказаться для противника смертельным. Только вот у противника был меч, и подпускать к себе взбешенного рыцаря он не собирался, кружа вокруг него, будто коршун вокруг добычи.
Сначала Гисборну везло, но вечно уворачиваться он не мог, а преимущество изначально было не на его сторону. Генрих нанес очередной удар, метя в живот, Гай успел отшатнуться в последний момент, так что клинок лишь распорол куртку, но при этом потерял равновесие и упал. Убийца шагнул вперед, занося меч для последнего удара, но внезапно застыл на месте, пошатнулся и начал заваливаться лицом вниз прямо на Гисборна.
В первый момент Гай не понял, что произошло. Он был почти уверен, что сейчас умрет, и до него не сразу дошло, что это - все, что он будет жить стараниями неизвестного защитника. Неизвестного - ибо единственный защитник, которого он знал, был мертв. А спустя несколько секунд труп откинули в сторону, и перед глазами Гая появилось лицо разбойника, с рассеченной бровью, помятое, но вполне живое.
- Ты как? – выдохнул Робин, лихорадочно шаря руками по телу Гая, проверяя, все ли кости целы.
Вечером он не сдержался и, памятуя, что утром нужно быть в форме, попросил у Джак снотворное, потому глаза продрал, когда солнце было уже довольно высоко. Обрычав для порядка соратников, которые не удосужились его разбудить, и в первую очередь Джак, с немым укором взиравшую на активность предводителя, он помчался в Ноттингем и опоздал. Выяснив, куда уехал помощник шерифа, Робин бросился следом и снова опоздал. Ричи скучал у коновязи, а Гисборна нигде видно не было. Локсли чуть замешкался, соображая, что делать дальше, и тут в одном из окон второго этажа на долю секунды мелькнуло знакомое лицо. Он видел этого человека всего несколько мгновений, но учитывая, в каких условиях происходила та встреча, Робин был уверен, что не обознался.
Не задумываясь, как это будет выглядеть со стороны, он одним прыжком оказался на крыше очень кстати пристроенного над коновязью навеса и метнул нож. А потом в два прыжка добрался до нужного окна. Правда, оказалось, Робин мог и не спешить - бросок был удачный, и клинок надежно засел в спине незадачливого убийцы.
Гай в первый момент не поверил своим глазам. Лишь привычная манера Робина обшарить его, оказаться рядом - сразу же - дала понять, что перед ним Локсли во плоти. И все сразу стало нормально. То есть, часть привычного хода вещей. Даже смерть, едва не настигшая его, уже не ввергала в липкий холодный ужас.
- Ты жив, - глухо произнес Гай, скорее подтверждая очевидное, чем спрашивая.
- Ну, на призрак, вроде, не похож, - глаза у Робина удивленно расширились, он не понимал, почему вдруг его появление вызвало такую странную реакцию. Но сейчас его куда больше волновало состояние Гая, чем всякие странности. – Сильно зацепило?
Робин покосился на продырявленную стрелой куртку, уже начавшую намокать от крови.
- Вроде, не очень, - Гай, наконец, очнулся и опустил голову, глядя на свой бок. Было больно - но поверхностно, как бывает, когда цепляет кожу. - Он промахнулся. Надо же. Промазал почти в упор. Он должен был умереть, такой неудачник. Робин, - Гисборн на секунду задохнулся, - он сказал, что убил тебя. Ты с ним встретился? Собирался меня выгородить, да? И убить его?
- Ну ты же в упор не хотел верить, что за твоей головой идет охота, - Робин не сдержался и провел рукой по той самой голове, о которой шла речь. – Кстати, я тут немного твой гардероб обчистил, и, боюсь, после вчерашнего одежда восстановлению не подлежит.
- Ничего... - Гай поднялся на ноги. После пережитого его меньше всего волновало отсутствие одной из многочисленных рубашек. - Видишь, что бывает, если не убирать их сразу. Они возвращаются.
- Мое мнение ты знаешь, - скривился разбойник, – но относительно этого типа соглашусь. И куда ты так шустро собрался? Снимай куртку и садись, может, там и царапина, но перевязать надо.
Вопрос о том, чем именно не угодил Гисборн типу со шрамом, Робин старательно обходил. Спорить не хотелось, а вероятность того, что он не согласится с Гаем, была велика.
- Чем ты перевяжешь? - тем не менее, Гай послушно стянул куртку и сел на край стола. - Мы в таверне, в комнате, сдаваемой внаем. Или у тебя за пазухой лекарская сумка сарацинки?
Робин огляделся, обнаружил кувшин с водой и притащил его к столу.
- Так рубаху все равно выбрасывать, а она в основном еще чистая, – слова у разбойника не расходились с делом, продырявленная рубашка Гая быстро была пущена на бинты, а Робин принялся смывать кровь и накладывать повязку. – Ну вот, убедился, что доспехи при твоей жизни - вещь необходимая? Будешь носить?
- Только если удобные, - Гай поморщился, когда Робин начал смывать кровь с пореза. Делал он это хуже, чем Джак, но терпеть это неудобство было легко. Почему-то это ощущалось так же, как если бы он сам обрабатывал рану, когда каждому действию можно было целиком и полностью довериться.
- Я так понимаю, кольчугу не предлагать, - рассмеялся Робин. – Не беспокойся, удобные и надежные... на своей шкуре вчера проверил. И даже в твоем любимом цвете. Можешь считать компенсацией за погубленный плащ.
- Ты даришь мне доспехи? - у Гая изумленно вытянулось лицо. Он не ожидал ничего подобного.
- Я же обещал доказать, что они могут быть удобными, когда ты на них так ругался, – Робин улыбнулся, вспомнив разговор в лесу, когда Гисборн просил его забрать это «произведение пыточного искусства».
- И... где они?
-Будешь уезжать отсюда, заберешь, на седле оставлю, – ответил Робин. Как бы ни был велик соблазн сбегать к своему коню и вручить подарок лично, он понимал, что и так мог привлечь слишком много внимания, вламываясь в таверну через окно. Так что лишний раз метаться туда-сюда не стоило. По хорошему, нужно было вообще прямо сейчас делать ноги, пока не появился кто-нибудь излишне любопытный, но соблазн задержаться еще немного был слишком велик.
- Хорошо, - кивнул Гай и мягко добавил: - Спасибо.
То, что сделал Робин, было из ряда вон выходящим для черного рыцаря, привыкшего полагаться на себя. Это было больше всего, на что он мог рассчитывать в этой жизни - что кто-то окажется настолько близок, чтобы быть готовым умереть за него.
- Куда же я без тебя, – закончив перевязку, Робин неохотно отстранился. Как только выяснилось, что жизни Гая ничего не угрожает, близость полуобнаженного тела тут же пробудила вполне определенные желания. – Мне ехать надо, – он вздохнул. – Я ж и так из Йорка сорвался, бросив все дела... Ты, главное, береги себя, – Робин, казалось, совсем уже собрался уходить, но внезапно снова оказался совсем рядом. И прежде, чем Гай успел сообразить, что происходит, одна рука легла ему на затылок, осторожно поглаживая, вторая скользнули по плечам, а губы обожгло поцелуем, нежным, но настойчивым, сминая даже тень сопротивления.
Поцелуй застал Гая врасплох. Только что все было хорошо, они с Робином сидели рядом совсем как раньше, даже то, что разбойник спас его от смерти - все это возвращало в те добрые старые времена, когда можно было пить вино из одной бутылки, лежа на постели, болтать ни о чем и засыпать под чужое сопение под боком. Когда он был не один, и от этого было приятно и тепло. Но вот Локсли снова напомнил, что теперь едва ли разумно оставаться с ним наедине, а простое перевязывание раны может превратиться в нечто совсем иное.
Но то ли дело было в нервном напряжении и в избавлении от неминуемой смерти, то ли в облегчении от того, что Робин жив, то ли еще в чем – момент был упущен, и Гай просто позволял целовать себя, не отстраняясь, – хотя в иной ситуации просто прикусил бы наглецу язык. Несколько долгих секунд он словно видел происходящее со стороны и не понимал, что с этим делать. А затем вздрогнул и отстранился.
- Робин, - в голосе Гая звучала досада пополам с непониманием, почти неуверенностью.
- Прости, не сдержался, - в тоне Робина не было и тени раскаяния. Убирать руки он тоже явно не спешил, продолжая перебирать волосы на затылке и поглаживать шею.
- У тебя неотложные дела в Йорке, - напомнил Гай, внимательно глядя ему в глаза. Он не готов был продолжать – сейчас.
- Все только о делах, да, – рука в последний раз скользнула по плечам рыцаря, затем Робин с явной неохотой отстранился и шагнул к окну. - Помни, доспех обещал носить, – бросил он уже привычным задорным тоном и скрылся из виду.
Гай проводил его взглядом и отрешенно провел языком по нижней губе, ощутив чужой вкус. «Черт знает что…»
К тому времени, как он покинул таверну, Робина и след простыл, а на седле Ричи поджидал сверток, в котором обнаружилась сделанная точно по фигуре бригантина. Это был отличный доспех, легкий и гибкий, не стеснявший движений - однако все это Гай выяснил лишь в маноре. На первый взгляд, да и по весу, доспех больше всего напоминал привычные Гисборну куртки, разве что чуть длиннее, да помимо застежек еще металлические заклепки в несколько рядов. И только при детальном осмотре обнаружилось, что куртка куда плотнее обычного, а с внутренней стороны подшиты внахлест пластины, способные защитить даже от арбалетного болта.

просмотреть/оставить комментарии [19]
<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>
сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.09.25 16:53:26
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.09.22 10:06:44
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.09.17 18:46:21
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.11 09:39:43
Змееглоты [8] ()


2020.09.09 23:49:00
Дочь зельевара [195] (Гарри Поттер)


2020.09.04 18:58:33
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [256] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.