Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!


- Какая же Эйлин Принц магглоненавистница? У нее же муж - маггл.
- Может, потому и магглов ненавидит.

Список фандомов

Гарри Поттер[18449]
Оригинальные произведения[1227]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[175]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12622 авторов
- 26917 фиков
- 8572 анекдотов
- 17642 перлов
- 656 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>


  Друзья поневоле

   Глава 7
Часть 7.
(Предупреждение: с данной главы фик переходит в категорию слэш)

Когда дверь едва слышно скрипнула, пропуская закутанную в монашескую рясу фигуру, стоявший у окна мужчина в мантии архиепископа обернулся. Низко надвинутый глубокий капюшон не позволял разглядеть посетителя, тогда как лицо архиепископа при свете нескольких десятков свечей было видно отчетливо, и человек знающий без труда заметил бы фамильные черты, выдающие родство священника с семейством Плантагенетов. И если бы кто-то смог прочитать мысли позднего гостя, то сразу понял бы, что он относится к людям знающим. «Да, кровь видна, не скроешь. Будем надеяться, я не ошибся и у него хватает благоразумия, не слишком присущего потомкам Генриха».
- Ваше высокопреосвященство, - посетитель преклонил колено, целуя перстень архиепископу.
- Слушаю вас, брат. Вы так настойчиво добивались аудиенции... Предполагаю, речь пойдет о чем-то крайне важном для ордена и нашей святой матери-церкви?
- Боюсь, речь, скорее, о делах мирских, - монах выпрямился и откинул капюшон.
- Граф Хантингтон, если не ошибаюсь, - в глазах архиепископа промелькнуло удивление. - Не знал, что вы принесли обеты.
- Я и не приносил. Прошу простить мне этот маскарад, он был необходим, чтобы избежать ненужного внимания, и мои друзья из Ордена милостиво согласились помочь.
«Он меня помнит», - Робин лихорадочно пересматривал запланированную линию поведения. То, что архиепископ запомнил имя и лицо человека, которого видел всего пару раз, мельком, в окружении Ричарда, означало, что он далеко не так прост, как полагалось. И сейчас Робин судорожно вспоминал все, что ему известно об этом человеке, чтобы выстроить разговор уже в свете новых фактов.
«Джеффри, архиепископ Йоркский, признанный бастард Генриха II и какой-то мелкопоместной дворянки... похоже, умен, честолюбив, не чужд мирских радостей... Ладно, будем действовать по ситуации».
- Кажется, это ваше, – Гуд вытащил из рукава несколько писем, перевязанных бечевкой, и протянул собеседнику.
- Почему-то мне кажется, что вряд ли вами движут добрые побуждения и бескорыстное желание оказать помощь ближнему своему, - усмехнулся архиепископ, поднося компрометирующие письма к свече и наблюдая, как их охватывает пламя.
- Хотел бы я сказать, что вы ошибаетесь, ваше высокопреосвященство, но... - Робин картинно развел руками. - В обмен на эту маленькую услугу я хотел просить вас об одолжении.
- И каком же? - архиепископ стряхнул с рук пепел.
- Написать брату письмо относительно событий...
- Я не собираюсь встревать между Джоном и Ричардом, – резко оборвал его Джеффри.
- У меня и в мыслях не было просить вас вступать в конфронтацию с его высочеством, – поспешил заверить его Робин. – Речь идет о событиях в Дувре и «господине канцлере», - последние два слова он произнес с откровенной издевкой.
- Вы ведь не станете отрицать, что Лонгчамп не выполняет возложенные на него королем обязанности, а его поведение по отношению к духовной особе просто возмутительно. И кому, как не вам, знать, что большая часть средств, собранная этим человеком, оседает в его карманах, а отнюдь не в королевской казне.
- Кажется, я понял, к чему вы клоните, - архиепископ достал из неприметного шкафчика бутылку и пару кубков, налил вина и протянул один кубок собеседнику. – Продолжайте, граф, я весь внимание.
Робин кивком поблагодарил и сделал глоток. Вино было отменное.
- Не думаю, что его величеству известно о том, что творит его ставленник, - он сделал многозначительную паузу. - Разумеется, слухи до него доходят, но это всего лишь слухи, которые, как говорится, сорока на хвосте принесла. А к вам, ваше преосвященство, ваш брат весьма расположен и может прислушаться, если вы сочтете возможным написать ему о том, что творит Лонгчамп от его имени.
- Особенно если к моему письму будут прилагаться некоторые неопровержимые свидетельства... некие бумаги, например. Не так ли? – усмехнулся Джеффри. – Я могу не акцентировать внимание на том, что наш брат Джон фактически сместил канцлера и сам решает все вопросы, но даже в этом случае он вряд ли придет в восторг от моего вмешательства.
- Только в том случае, если он узнает, - вернул усмешку Робин.- А даже если и узнает, после Томаса Бекета даже король не рискнет покуситься на духовное лицо вашего ранга.
- Он был архиепископом Кентерберийским, - сухо поправил Джеффри, однако едва заметные интонации в голосе выдали, что он размышляет и находит предложение довольно заманчивым.
- Не стоит забывать также, что нынешний архиепископ уже далеко не молод, - Робин многозначительно улыбнулся, - а мнение короля играет значительную, если не решающую роль при назначении. Ducunt volentem fata, nolentem trahunt1.
- О, вы знаете латынь? - поднял бровь Джеффри. - Но королева-мать не допустит моего назначения.
- Если корону наденет Джон - несомненно. Однако Ее величество никогда не ставит личную неприязнь превыше государственных интересов. Она ни за что не поддержит вас напрямую, но если вы будете креатурой Ричарда, возражать не будет...
- Это звучит так, словно...
- Ваше высокопреосвященство, не стоит называть имен, у стен есть уши. Вы же понимаете, что я не более чем посланник и исполнитель воли некоторых высоких особ.
- Я вас понимаю, граф. Тогда остается лишь одно маленькое препятствие... леди Элизабет, - и, видя явное недоумение на лице Робина, Джеффри пояснил: - Та дама, переписку с которой вы мне предоставили.
- Она представляет проблему?
- Несомненно, - архиепископ замялся. Посвящать в свои неблаговидные дела постороннего не хотелось, но стоящий перед ним человек и так знал практически все, а главное, мог разобраться с ситуацией. – Боюсь, в определенные... моменты я был слишком... откровенен. Неосторожен. И она могла услышать то, что посторонним знать не следует.
- И где леди сейчас? – уточнил Робин.
- Если бы я знал, это не было бы проблемой, - по лицу Джеффри скользнула тень недовольства, но он быстро взял себя в руки. – Она покинула Йорк. След теряется в окрестностях Ноттингема.
- Можете не беспокоиться. Я позабочусь, чтобы леди больше не предоставляла угрозу, - пообещал Робин. - И свяжусь с вами, как только улажу этот вопрос.
- Думаю, к тому времени я со своей стороны успею подготовить все необходимое, - архиепископ протянул руку, давая понять, что аудиенция закончена. - Pax vobiscum2.
Робин коснулся губами перстня, натянул капюшон и быстро вышел.
После его ухода архиепископ еще долго размышлял над их разговором. Слова графа можно было трактовать по-разному, и он сильно сомневался, что его незадачливую любовницу отправят в мир иной. Тех, кто стоит за спиной Хантингтона, не назовешь глупцами. И они вряд ли упустят возможность заполучить такое верное средство давления на архиепископа, как леди Элизабет. При мысли о покровителях разбойного графа перед внутренним взором Джеффри промелькнуло лицо отнюдь короля, а его матери, Элеоноры, и он невольно поежился, подумав, не совершает ли ошибку.
«Нет. Джон непредсказуем, а потому опасен. Ричард ко мне расположен, что немаловажно, и если Хантингтон выполнит обещание... А он его наверняка выполнит, ему нужно это письмо от меня, вернее, нужно не столько ему... Королева-мать не станет руководствоваться личной неприязнью в ущерб любимому сыну, фавориту и стране. Определенно, лучше уж оказаться в одной упряжке с умным противником, чем с дураком...»
1 Желающего идти судьба ведет, нежелающего - влачит (лат.)
2 Ступай с миром; мир тебе (лат.)


***
- Как все прошло? – спросил Тук, глядя, как Робин, чертыхаясь, выпутывается из монашеского одеяния.
- Не так хорошо, как хотелось, но лучше, чем могло быть, – пожал плечами тот, справившись, наконец, с проклятой рясой. – Нашел девушку?
- Нашел. Даже ездить далеко не придется, в твоем любимом Ноттингемшире, – усмехнулся монах. – Монастырь святой Бригитты. Как рассказали добрые люди, доставили ее туда люди принца.
- Что и следовало ожидать, – вздохнул Робин. – Тебе придется задержаться в Йорке.
За разговорами и согласованием плана действий «заговорщики» добрались до постоялого двора. Брат Тук сразу ушел в свою комнату, а Робин задержался в таверне. Несмотря на поздний час, сна не было ни в одном глазу, и он, прихватив кружку с вином, примостился у стены и погрузился в размышления. Мысли, как назло, неизменно перескакивали с дел на одного невозможного типа, который постепенно превращался для Робина в навязчивую идею. Потому появление служанки он воспринял почти с облегчением. Девица была свежа, миловидна, и давала понять, что готова услужить доблестному рыцарю любыми способами.
- Милорд скучает?
«А почему бы и нет? - подумалось Робину. - У меня слишком давно никого не было, вот и лезет в голову всякая... блажь».
- Уже нет. Разве можно скучать рядом с такой красавицей, - Робин улыбнулся и, обхватив девушку за талию, притянул к себе. Как он и ожидал, протестов не последовало.

***
Утро застало предводителя разбойников в дороге. Правда, чтобы заставить себя выбраться из теплой постели и куда-то ехать, пришлось приложить почти нечеловеческие усилия. Случайная пассия оказалась страстной и весьма изобретательной. После такой бурной ночи Робину полагалось пребывать в отличном расположении духа, но, вопреки всему, настроение было далеко не радужным. Не отпускало ощущение неправильности происходящего, словно чего-то не хватало, какого-то осколка мозаики. Воображение услужливо подбросило нужные детали: также разметавшиеся по подушке темные волосы, но затуманенные страстью глаза были голубыми, а под руками ощущалась плоская грудь и стальные мышцы отнюдь не женского тела.
«Бред. Даже не думай, - убеждал себя Робин. - Просто временное помешательство, которое надо выбросить из головы, пока не довело до беды».
Женским вниманием молодой граф не был обделен никогда. Он нравился женщинам и отвечал им взаимностью. Конечно, в отличие от Алана, у него не было подружки, а то и не одной, в каждой деревне, но всегда находилась симпатичная крестьянка, готовая скрасить вечер и ночь доблестному рыцарю. А мужчины... до сего дня Робин считал, что все это осталось в прошлом, среди жарких песков Палестины. До насилия он никогда не опускался, шлюхами брезговал, и когда боевое безумие захлестывало с головой, уже не имело особого значения, в чьих объятьях забыться на ночь. Стискивая, иногда до синяков, чужие плечи, мешая страсть с яростью еще кипящей в крови битвы или горечью потерь. Ни слов, ни обещаний, просто несколько случайных эпизодов, которые помогали почувствовать себя живым.
Но это было там... Тогда как происходящее сейчас не вписывалось в рамки прежнего опыта, и как ни гнал Робин опасные мысли, они не уходили.

***
- Что дало вам повод считать, будто я пойду с вами?! - леди Элизабет, одетая в простое, похожее на монашескую рясу платье, холодно смотрела на разбойника. - Прошу вас удалится, милорд, и не оскорблять своим присутствием эту святую обитель.
Это смешало все планы Робина. Аббатиса не позволила бы ему увезти оставленную на ее попечение женщину, даже если та сама пожелала бы покинуть обитель, и потому, улучив подходящий момент, он перебрался через стену в монастырский сад. Робин был уверен, что привыкшая к роскошной и свободной жизни дама с радостью воспользуется возможностью выбраться из заточения, а имя Джеффри окажется достаточно веским аргументом, чтобы убедить ее последовать за предводителем разбойников.
Размышлять над изменившейся ситуацией у Робина времени не было. Уилл, оставшийся на стене, чтобы подстраховать атамана, махнул рукой, показывая, что к монастырю кто-то приближается, а значит, на уговоры времени не было. Леди Элизабет, еще раз одарив его ледяным взглядом, развернулась, собираясь удалиться. Робин, недолго думая, ударил ее по затылку рукоятью кинжала и, подхватив бесчувственное тело, понес к стене. К тому времени, как они с Уиллом перетащили женщину через стену, к Мачу и Джак, поджидавшим с лошадями, успел присоединиться Алан, оставленный у ворот.
- Там отряд стражи. Едут сюда. – Э’Дейл перевел взгляд на лежащую без сознания женщину и присвистнул. – Я думал, мы тут кого-то спасаем.
- Потом объясню. Делаем ноги, - Робин вскочил в седло, принял из рук Уилла жертву похищения, усадил ее перед собой, и послал коня в галоп.
Гай не представлял, откуда здесь взялись разбойники. Их присутствие в Шервуде и окрестностях Ноттингема было вполне объяснимо, но встреча в столь отдаленном месте выглядела, как минимум, странно.
Плохо было и то, что их узнали. Сопровождавшие Гисборна стражники готовы были бросится в погоню, не дожидаясь приказа, а поскольку лошадь Робина несла двоих, могли и догнать. Ситуация была хуже некуда: отдавать приказ догнать разбойников он не хотел, не отдавать - не мог. Вряд ли потом удалось бы найти подходящее объяснение столь странному поступку. Вернее, со стражей он как-нибудь выкрутился бы, солдаты не семи пядей во лбу, им достаточно сказать, что был некий приказ, выполнение которого важнее поимки Локсли. Но объяснить Вейзи, с какого перепугу помощник шерифа вздумал отпускать идущую ему прямо в руки добычу - было из разряда нереального. Поэтому Гай, проклиная все на свете, пришпорил коня и помчался за Робином, надеясь, что у разбойников хватит сноровки оторваться от погони.
- Срань господня, - выругался Робин, бросая взгляд через плечо. Так некстати появившийся отряд не отставал, а, наоборот, стремительно приближался. Кони у солдат были получше, чем у разбойников, и когда они достигли опушки, погоня уже наседала на пятки, а над головами беглецов засвистели стрелы и арбалетные болты.
- Верхом не оторваться! Джак, леди на тебе, - Робин передал повод своего коня сарацинке и скатился в кусты, на ходу вскидывая лук. Рядом приготовился стрелять Мач, чуть поодаль занимали позицию Уилл с Аланом.
Гай понял, что отвлечь своих людей не удастся.
- Не стрелять! - крикнул он, надеясь выиграть время для банды Робина, так некстати появившейся на его пути этим погожим днем. - Брать живыми!
«Спишу на желание предоставить Вейзи возможность казнить их лично...»
Стражники и сами не слишком горели желанием лезть под стрелы Робин Гуда, однако и отступить, тем паче в присутствии помощника шерифа, не могли. Отряд рассыпался цепью, пытаясь взять разбойников в кольцо и при этом по возможности укрыться от их стрел. И хотя пока никого даже не зацепило, просвистевшая в паре дюймов от уха стрела любого заставит дергаться. В какой-то момент нервы у одного из стражников сдали, и он вскинул арбалет. И тут же остальные солдаты, словно забыв о приказе, принялись осыпать болтами кусты, где предположительно засели разбойники.
- Отходим! - заорал Гисборн, мысленно поминая причинные места разных святых.
Еще несколько секунд, и начнется неконтролируемая свалка. Гай не собирался подставлять своих людей, отправляя их на верную смерть, но еще меньше хотел подвергать опасности Робина. И надеялся, что солдаты тоже, прежде всего, хотят жить, и потому последуют его приказу.
К счастью, он не ошибся. Продолжая отстреливаться, но уже не так яростно, стражники начали осторожно отходить, понукая коней пятиться. Повернуться спиной к лесу никто не рискнул, опасаясь получить стрелу. Разумеется, все знали, что Робин Гуд старается не убивать. Но из любого правила есть исключения, и никому не хотелось оказаться таким исключением. Вдруг Ричи пронзительно заржал, поднявшись на дыбы, и почти одновременно холодный ветерок скользнул по груди Гая.
Натянув поводья, он припал к шее коня, чтобы удержаться в седле, и лишь тогда увидел, что произошло. В глаза бросилось знакомое оперение, и Робин почти физически ощутил холод, которым окатил его взгляд Гая.
- Отходим, мать вашу! - рявкнул Гисборн, и на этот раз никто не осмелился ослушаться приказа. Рыцарь развернул коня и пустил его легким галопом, чтобы не нагружать раненную ногу. Нужно было поскорее уводить Ричи из этого мракобесного места, чтобы в безопасности осмотреть рану.
Но если бы Гисборн мог видеть и слышать, что в этот момент происходило среди разбойников, у него непременно возникли бы вопросы.
- Отходим, - Робин отдал своим людям аналогичный приказ, а сам стремительно бросился в сторону. Туда, где заметил еще одного лучника, целившегося в Гая. Чтобы лучше прицелиться, тот высунулся из кустов, и обнаружил себя. Однако, добравшись до укрытия стрелка, Робин обнаружил, что того уже и след простыл. Только примятая земля и несколько сломанных веток говорили о том, что нацеленная в сердце Гая стрела ему не почудилась.
- Робин, они могут вернуться, нужно спешить, - Уилл, как и остальные, явно не понимал, почему командир, вместо того, чтобы воспользоваться внезапным отступлением превосходящего по численности противника и убраться подальше, шарит по кустам.
- Хорошо, уходим, – согласился Робин, понимая, что это сейчас это самое разумное решение, как бы ни хотелось ему броситься в погоню за неведомым стрелком.
Но все-таки отходить он предпочел в том же направлении, что и убийца, и только окончательно потеряв след, свернул в сторону лагеря. В голове царил сумбур, и как ни убеждал он себя, что надо сосредоточиться на деле, получалось не очень.
Едва лесная опушка скрылась из виду, Гай остановился, спешился и принялся осматривать рану. Ричи поджимал ногу, но честно терпел, пока хозяин осматривал его, а затем обломил стрелу. Взяв его под уздцы, Гисборн направился к ближайшему поселению.
- Тут недалеко, - пробормотал он, почесав коня вдоль морды. - А там будешь как новенький, вот увидишь.
Обратный путь занял куда больше времени, чем недавняя сумасшедшая скачка, но, в конце концов, они снова оказались у ворот монастыря. После долгих препирательств, поскольку ранение коня не улучшило настроение Гая, его все же пустили за ворота. Но только во двор. И, судя по неприязненному взгляду монахини, не стоило рисковать и делать хоть шаг, если он не хотел заработать анафему на веки вечные. И Гай терпеливо ждал, поглаживая Ричи и успокаивая не то его, не то себя. Наконец он передал коня одной из монахинь, которая, как ему сказали, была искусной врачевательницей, и теперь оставалось только надеяться, что это действительно так. Увидев, как женщина ласково разговаривает с Ричи, бережно осматривая подстреленную ногу, он немного успокоился.
- Через две седьмицы сможете забрать своего коня, милорд. Мы о нем позаботимся, – монахини были немногословны и, похоже, не особо трепетали перед вторым человеком в графстве, однако важнее было то, что они обещали присмотреть за Ричи, а не их отношение.
После этого рыцаря вежливо, но настойчиво выпроводили за пределы обители, под стенами которой все это время околачивалась оставшаяся при помощнике шерифа часть отряда.
Гай прибыл в Ноттингем мрачным и угрюмым. Мысли о Робине перемежались с беспокойством о коне, и в результате все сложилось в довольно неприятную и запутанную картину. Гисборн так и не понял толком, что хотел в этом монастыре Робин, и кого он, собственно, оттуда украл. И, главное, зачем? Кто там мог быть, кроме монашек? Разве что там прятали кого-то - но кого? С другой стороны, строить предположения не было смысла, когда всегда можно спросить у Локсли. Вот только Гай не забыл, чья стрела ранила Ричи, а это было плохо. Если уж Робин хотел избавиться от погони, мог придумать другой способ.
Но судьба явно решила, что неприятностей на этот день еще недостаточно. Стоило Гаю оказаться во дворе замка, как стражник сообщил, что его требует к себе шериф, причем уже давно.
Вейзи не славился долготерпением, поэтому приветливые, ласковые нотки в голосе шерифа для Гисборна звучали в лучшем случае зловеще.
- А, Гай, мальчик мой. Заходи, заходи. Надеюсь, ты мне скажешь, что налет на женский монастырь - просто дурацкие слухи.
- Нет, - погруженный в свои мысли, Гисборн только качнул головой. - Локсли забрал оттуда женщину. Я пытался помешать, но не смог.
- Ах, не смог, - шериф картинно всплеснул руками. – Видимо, тебя подкосили труды на благо графства, у тебя такой усталый вид. Вот только отдохнуть в ближайшее время не получится, - Вейзи внезапно сорвался с ласкового тона на крик, - пока не вернешь мне эту чертову бабу! Живой и невредимой! Поднимай всю стражу, выставляй оцепление, прочесывай лес, но чтоб нашел ее! Немедленно!
- Он ушел, - повторил Гай, понимая глаза на шерифа - В лес. И, судя по тому, как он спешил, в лесу мы его не найдем, - помощник говорил спокойно, и это спокойствие шло вразрез с воплями шерифа.
- Ты так думаешь?! А тебя никто не просит думать! Берешь стражу, собак, если надо, и ищешь! Можешь хоть весь лес вырубить, если потребуется. И дороги перекрой! Пока не найдешь эту женщину, ты у меня сам в лесу ночевать будешь.
- Если вам нужен результат, мне нужно знать, кого именно я ищу. Субъект предполагает место, а следовательно, так я смогу успешнее организовать поиски. Или... могу потратить сутки, бесцельно шатаясь по лесу. Как вам будет угодно.
- Результат, субъект, ты знаешь такие сложные слова, Гисборн. Я поражен, – улыбка Вейзи была столь же добродушна, как у змеи. – Но ты ведь утверждал, что неплохо изучил разбойников, вот и прояви изобретательность. Постарайся хоть раз не выставить себя большим идиотом, чем ты есть на самом деле. К счастью, Гуд тоже мнительный идиот, и вряд ли прикончит эту стервочку, но кто знает. Отыщи девку до того, как чертов Хантингтон вывезет ее из графства.
Поняв, что получить более подробные сведения ему вряд ли удастся, Гисборн кивнул и предпочел быстро покинуть комнату - все необходимые указания получены, а значит, можно просто приступить к их выполнению... просто? Он подумал, «просто»? Не в этот раз. Чтобы прояснить ситуацию, нужно было встретиться с Робином, а Гай все еще был порядком зол на него за коня. Но в результате необходимость перевесила раздражение, и он отвез в условленное место записку, в которой сообщал, что нужно срочно встретиться. И уже после этого принялся собирать стражу, организовывать поиски и заниматься другими бестолковыми и бессмысленными вещами.

***
Не задавшийся с самого начала день становился чем дальше, тем хуже. В лагере Робина встретила мрачная Джак, что означало одно - неприятности продолжаются.
- Я ее снотворным напоила, - доложила Джак, кивая на спящую пленницу. – Только она по дороге, когда оклемалась, попыталась удрать, ногу сильно подвернула, ушиблась. В седло пару дней точно сесть не сможет.
- Кровь христова, - Робин едва не застонал. – Ладно, будем думать. Нужно найти повозку и как-то замаскировать.
К вечеру ситуация еще ухудшилась, да так, что Робин готов был проклинать всех и вся. Отправленный в деревню Джон едва не напоролся на разъезд ноттингемской стражи. Алан каким-то образом умудрился проскользнуть мимо солдат и доложил, что на дорогах появились патрули, которые проверяют каждого, кто имел неосторожность попасться им на глаза, и перетряхивают каждую повозку. И, похоже, готовился очередной рейд в лес. Заодно Алан проверил некоторые тайники и принес записку, и Робин не знал, радоваться ему или опасаться.
«На закате, в условленном месте».
После этого думать о деле не получалось: мысли упорно возвращались к заледеневшему взгляду Гисборна, когда он понял, что Робин подстрелил его драгоценного Ричи. И чуть ранее, к тому моменту, когда он заметил в кустах стрелка, готовящегося всадить стрелу Гаю в сердце.
- Мне нужно уйти, - Робин бросил записку в костер и задумчиво следил, как ее лижет пламя. – Пока отходите вглубь леса. На самую дальнюю стоянку.
И не дожидаясь, пока кто-нибудь начнет возражать или задавать вопросы, Робин подхватил плащ и скрылся в зарослях.
Гисборн ждал его в условленном месте. Наматывал круги, заложив руки за спину и погрузившись в свои мысли. На краю поляны был привязан рыжий конь - в отдалении, словно Гисборн не хотел лишний раз натыкаться на него взглядом.
К месту встречи Робин пробирался крайне осторожно, учитывая количество шаставшей в окрестностях стражи. Хотя в этой части леса доблестных защитников порядка из Ноттингема пока не наблюдалось, но по дороге Робину дважды приходилось отсиживаться, дожидаясь, пока солдаты пройдут мимо. И, добравшись до места, он не сразу дал о себе знать, а сначала осмотрелся как следует и убедился, что неожиданностей не предвидится.
- Гай, - окликнул он Гисборна, выступая из-за дерева. Даже слабо развитого инстинкта самосохранения Робина хватило, чтобы сообразить, что подкрадываться к рыцарю сейчас не стоит.
- Робин, - тот повернулся и кивнул ему. Локсли еще не успел подойти, а он уже перешел к делу. - Женщина, которую ты похитил. Шериф ищет ее, и очень серьезно. На меня давят, и нам нужно решать, что делать. Чем раньше, тем лучше.
- Я, представь себе, заметил, – Робин нахмурился. – Не повезло. Не окажись вы у монастыря, я бы успел вывезти ее за пределы графства. Только у тебя не об этом должна голова болеть.
Гуд понимал, что устроенная шерифом охота - не шутки, но мысли упорно возвращались совсем к другому вопросу. Гай поджал губы, давая понять что есть и другая проблема, но обсуждать ее с Робином как минимум глупо.
- Если бы я не погнался за тобой, возникли бы вопросы.
- Ты думаешь, я твоего драгоценного коня подстрелил, чтобы от погони отвязаться?! Гисборн, ты идиот, – не сдержался Робин. – Так вот, если ты не заметил - тебя пытались убить! Кто-то не поленился выяснить, куда ты поедешь, и подготовить засаду.
- Убить... меня? - Гай с удивлением покосился на Робина и нахмурился. - Я ничего не заметил.
Он понимал, что Робин не стал бы выдумывать подобное, но сейчас беспокойство за Ричи затмевало все остальное.
- Вот именно, - проворчал Робин, наконец, взяв себя в руки. – Кроме нас там был кто-то еще, и поджидал он явно тебя. Я не смог рассмотреть, кто, в последний момент заметил. Пришлось подранить твоего коня. Уж прости, но я предпочел, чтобы дыра была в конской шкуре, а не в твоей.
- Если ты успел подстрелить моего коня, почему не снял стрелка? - Гай недоверчиво вскинул бровь. С его точки зрения это было бы гораздо логичнее.
- Стрелка бы не успел, - хмуро пояснил Робин. - Развернуться надо было, и ветки мешали, а потом эта сволочь удрала.
- Но ветки не помешали тебе попасть в Ричи, - огрызнулся Гисборн, но тут же взял себя в руки. - Давай разберемся, что делать с этой... женщиной. Кстати, кто она?
- Он бы успел выстрелить... - Робин осекся, понимая, что вряд ли удастся сейчас что-либо доказать Гаю, учитывая, насколько тот привязан к своему коню. - А женщина – бывшая любовница одного высокопоставленного лорда, поддержкой которого я рассчитывал заручиться. И в обмен на помощь пообещал урегулировать ситуацию – леди знает слишком много лишнего.
- Видимо, этот лорд очень влиятелен, раз ты занялся этой проблемой... и раз ей занялся шериф, - Гай хмуро смотрел на него. - Вопрос в том, как нам обоим выйти сухими из воды.
- Не знаю, - Робин потер виски, лицо у него было уставшее. – Все пошло не так. Я думал, успею увезти ее из Ноттингемшира. А сейчас ее даже в лесу прятать не выход, Вейзи серьезно за дело взялся. Хоть с боем прорывайся...
- Можно спрятать ее в Локсли, - произнес Гай. - Если она не будет шуметь.
- И ты на это пойдешь? - Робин бросил на Гая изумленный взгляд, после чего тяжело вздохнул. – Не лучший хороший выход. Похоже, Вейзи или кто-то еще успел с ней договориться, так что леди не в восторге от нашей компании. Разве что Джак сумеет приготовить сонное зелье получше.
- У меня самое безопасное место. Или ее придется убить, что тоже вариант.
- Вариант, - нехотя признал Робин. - Но я не могу убить человека только потому, что так будет проще, пока есть хоть малейшая возможность этого избежать.
- Ну, раз ты такой щепетильный, привози ее ко мне, сегодня ночью. Стража будет прочесывать окраины, сможешь приехать без особых проблем. Но все равно... будь осторожнее.
- Когда это я был неосторожен, - Робин нахмурился. - Мысль хорошая, но мне она не очень нравится. Слишком рискованно. Особенно учитывая, что неподалеку шастает тип, мечтающий спровадить тебя к праотцам.
- Этим типом ты сможешь заняться вплотную, пока барышня у меня на руках. Считай, что я спасаю свою шкуру, - усмехнулся Гай. - Ну, или своего коня.
- О своей шкуре позаботься!- снова не сдержался Робин. Он боялся за Гисборна, а тот упорно не желал всерьез воспринимать угрозу. – Проклятие, у тебя что, чувство самосохранения совсем пропало за три года?
- Я не видел этого человека, - Гай качнул головой. - Возможно... ты переоцениваешь угрозу.
- Когда тебе в грудь стрелу всадят, ты тоже будешь считать, что мне померещилось? Я бы все-таки советовал тебе носить кольчугу и почаще оглядываться.
- Я приму твой совет к сведению, - расплывчато пообещал Гай. - А пока предлагаю перейти к основной проблеме. Та женщина. Ее нужно доставить в Локсли.
- Мне эта идея все еще не нравится, но это, пожалуй, лучший вариант, - Робин принялся расхаживать по поляне, словно физически не мог оставаться на одном месте дольше пары минут. – Ну, ты у нас помощник шерифа, направь усилия стражи в нужное русло, подальше от Локсли. И чтобы дамочка не шумела, ее придется опоить. Признавайся, на самом деле ты все это затеял, чтобы заполучить мою сарацинку?
- Сарацинку? - не сразу понял Гай, но потом сообразил, о чем речь. - Да, похоже, ее придется поселить в Локсли. Я не смогу постоянно присматривать за твоей ценной добычей, пусть даже одурманенной.
- Вот именно, тебе же надо разбойников ловить, - ухмыльнулся Робин. – А мне тоже найдется, чем заняться, так что Джак лучший вариант. Значит, позаботься, чтобы вечером солдаты там не околачивались, и спровадь служанку. Навестить родню там, или еще куда-нибудь подальше. Думаешь, пары дней хватит, чтобы Вейзи убедился, что птичка упорхнула, и ему ловить нечего?
- Боюсь, эту птичку он будет ловить дай бог, если только неделю, - вздохнул Гай. - Поэтому берите все необходимое, чтобы потом не придется мотаться в Локсли с чем-нибудь, привлекающим внимание. Это я о травах. Хотя их я могу приносить под предлогом лечения Ричи, - при упоминании о коне рыцарь заметно помрачнел.
- Вот уж воистину от нарушения шестой заповеди одни сложности. Только почему-то совсем не у тех, кто эту заповедь нарушал, - скривился Робин. – Дольше пары дней нам у тебя отсиживаться не стоит, рискованно. Но, может, за это время придумаем, как выкрутиться, так что как стемнеет, жди в гости.
- Хорошо, - Гай напоследок смерил Робина таким взглядом, словно пытался высмотреть что-то, ведомое ему одному. А потом развернулся и поспешил в сторону деревни, чтобы подготовить все к приходу нелегальных гостей, отослать служанку и проведать Ричи. А еще были его непосредственные обязанности и та головная боль, которую взвалил не него шериф.
Робин в свою очередь поспешил в лагерь. Идея спрятать пленницу в Локсли была смелой и дерзкой, а потому наверняка дело должно было выгореть. И главное, это избавляло его от необходимости разрываться между долгом и беспокойством за Гая, так как тот большую часть времени будет у него на виду, а уж в своих способностях не подпустить к нему таинственного убийцу Робин не сомневался.
Объяснить своим, что нужно на некоторое время рассредоточиться и затаиться, тоже оказалось несложно. Алану хватило одного намека, Маленький Джон тоже не заставил себя упрашивать. Сложнее всего было отделаться от Мача, не желавшего оставлять любимого хозяина, и от Уилла, который настойчиво уговаривал Робина поменяться местами. Конечно, доводы, что командиру нужна свобода передвижений, а пленницу в компании Джак может караулить кто-то другой, звучали весьма логично и убедительно. Только вот устремленный на сарацинку более чем красноречивый взгляд Уилла выдавал того с головой.
Благо хоть Джак объяснять ничего не пришлось. Девушка проводила Скарлета взглядом и уточнила:
- В Локсли?
- Туда, - подтвердил Робин. - Никому и в голову не придет искать похищенную девицу в доме помощника шерифа. Главное тебе никому на глаза не попадаться.
Инструктаж Робин продолжал на ходу. Прежде чем оказаться в безопасности за стенами манора, предстояло еще туда добраться и, что самое важное, протащить с собой одурманенную пленницу.

***
До ночи Гай успел подготовить все необходимое. У него уже был опыт укрывательства в Локсли такого шумного субъекта как Робин, а потому он отлично представлял, что может понадобиться. Он отослал служанку к родне, подбросив ей достаточно денег, чтобы та не попадалась на глаза как минимум неделю. Расчистил примыкающую к кухне каморку, где хранилась всякая не слишком нужная в хозяйстве рухлядь, подготовив ее для пребывания опоенной дамочки, и лишь на закате успел на полчаса заехать в монастырь, чтобы справиться о состоянии Ричи. Когда солнце скрылось за деревьями, он уже ждал Робина.
Впрочем, караулить разбойников было все равно, что ловить лунный свет. Только что никого, а спустя мгновение в гостиной обнаруживается Робин в компании Джак, которая поддерживает нетвердо стоящую на ногах молодую женщину.
- Дверь на кухне запирать надо, а то заходи, кто хочешь, бери, что хочешь, - протянул разбойник, подпирая плечом дверной косяк.
Гай вздрогнул от неожиданности, однако быстро взял себя в руки. «Пора привыкнуть к его шуточкам», - напомнил он себе, ответив совсем другое:
- И вы умудрились протащить ее через кухонную дверку? Я многое пропустил. Сюда, - он пересек комнату, открывая дверь на кухню, а оттуда - в каморку.
- Надеюсь, места хватит всем.
- Сэр, вы так щедры, - ухмыльнулся Робин. - Боюсь, однако, эти апартаменты чересчур роскошны, чтобы поместиться там втроем. Но мы не гордые, вполне согласимся и на куда более скромные условия хозяйских спален.
- Рехнулся? - буднично уточнил Гай. - Здесь самое безопасное место в моем доме. Хватит и того, что я укрываю эту невменяемую женщину.
- Вообще-то, это мой дом, - не преминул уточнить Гуд. – Для нашей гостьи место вполне подойдет, но ты же не собираешься заставлять ночевать тут и Джак?
Гай обдумал этот вариант и с сомнением произнес, обращаясь к сарацинке.
- Мне кажется, будет разумно, если ты останешься рядом с леди, чтобы наблюдать за ее состоянием. Впрочем, если удобство сейчас важнее безопасности, я с удовольствием устрою тебя в гостевой спальне.
Джак, хлопотавшая вокруг девушки, пожала плечами, кажется, даже толком не расслышав вопроса. А вот Робин продолжал гнуть свою линию.
- Раз уж мы здесь, пусть Джак спит наверху. А нашу леди ночью и я покараулить могу.
- Джак - лекарь, - шикнул на него Гай. - В благородство будешь играть в лесу, а здесь все должно быть сделано четко и без лишнего шума. Так что возвращайся в лес. Оттуда ты сможешь поддерживать связь с теми, ради кого прячешь эту женщину. А мне проще спрятать двоих, нежели троих.
- Лес сейчас стража прочесывает. И что я там буду делать? На кочках с зайцами общаться? Я всех своих разогнал по деревням отсиживаться, пока Вейзи не успокоится. А те, кому эта женщина нужна, обретаются отнюдь не в Ноттингеме. Так что пока не придумаем, как ее вывезти, я лучше буду поблизости, – Робин отступил на пару шагов и потянулся за кувшином с водой. Он был уверен, что Гай не почует фальшь в его голосе, но все же предпочел не смотреть тому в глаза.
- Ладно, - судя по виду, Гисборн был не в восторге от того, что ему на голову свалились трое гостей, но понимал, что выбора нет. - Будешь спать в гостевой комнате. Но я настаиваю, чтобы Джак постоянно находилась рядом с женщиной.
- Отлично, - с преувеличенным энтузиазмом согласился Робина. – Постараюсь не слишком мозолить глаза.
Гуд шутовски поклонился и взбежал на второй этаж. Однако когда Гай поднялся наверх, разбойник обнаружился не в гостевой спальне, а в его собственной. Когда Гисборн вошел, он как раз закрывал ставни, всем видом выражая неодобрение, словно злосчастный кусок дерева как минимум дал ему по лбу.
- Что-то не так? - поинтересовался Гай, заходя в комнату и сбрасывая куртку.
- Заменил бы ты ставни, а то к зиме по уши в снегу окажешься, – скривился Робин. – Никуда не годятся.
- Боишься за меня или за сохранность поместья?
- Да, удивительно, как оно еще цело. Да и покрасневший нос тебе не пойдет, – попытался отшутиться Робин.
- Кого ты высматривал? - как бы между прочим поинтересовался Гай.
- Где... высматривал? – удивился Робин, постаравшись ничем не выдать замешательства, но все же запнулся на секунду. Заминка была настолько короткой, что Гай не был уверен, не почудилось ли ему.
- За окном. Ты не стал бы рисковать и высовываться без веской причины. Итак... я слушаю.
- Да я в это окно раза по три за седмицу лазаю. Знаю, как остаться незамеченным. Просто проверил, не околачивается ли поблизости кто-нибудь подозрительный.
- Что ж, хорошо, - Гай стягивал остальную одежду. Он порядком намотался за день, и надеялся, наконец, упасть в объятья Морфея.
- Да... хорошо, - пробормотал Робин, с трудом отрывая взгляд от обнаженного торса Гая. Врать себе больше не получалось, слишком уж однозначной была реакция тела, которое к доводам разума, что это не нужно и неправильно, прислушиваться не желало.
- Спокойной ночи, - скорость, с которой Робин покинул спальню, больше напоминала паническое бегство.
Гисборн проводил сбежавшего разбойника недоумевающим взглядом, после чего прикрыл дверь.
- Я ведь сразу предлагал гостевые спальни, - пробормотал он, пожимая плечами.

***
Этим утром Алан оказался в Локсли по самой банальной причине. Банда рассредоточилась по окрестным деревням, так что воришка получил отличный шанс спокойно и без опаски явиться к своему начальству, а именно к тому, кто платит, и доложить все в спокойной обстановке. Ему было что сказать, и он наделся, что труды на благо Ноттингема (и, конечно, собственного благосостояния) будут вознаграждены должным образом. С этой мыслью он осторожно пробрался в поместье.
Но судьба сегодня явно не благоволила плуту. До манора ему добраться так и не удалось. Внезапно путь ему преградил вышедший из-за угла стражник. На миг он застыл, словно налетел на невидимую преграду, а потом схватил Алана за руку и потащил к гостеприимно приоткрытой двери овина.
- Ты что здесь делаешь?! Я же велел спрятаться и сидеть тихо, - прошипел стражник голосом Робина.
Толком уснуть этой ночью у Робина не получилось, потому манор он покинул еще затемно: уладил пару мелких дел, разжился доспехами стражника, которые должны были послужить идеальной маскировкой, чтобы держатся поближе к Гисборну и присматривать за ним. И тут, пробираясь обратно в поместье, он заметил на задворках еще одного крадущегося человека, очень знакомого.
- Я и прячусь! - тут же нашелся Алан. - Но я не виноват, что приютить меня на эти дни может только сестра служанки, работающей у этого... - он кивнул на поместье, искренне надеясь, что у служанки и правда есть сестра, - так что... - парень развел руками и добавил: - У меня, к слову, встречный вопрос - а что ты здесь делаешь, еще и в таком виде?
- Слежу кой за кем, - пожал плечами Робин. – И я велел залечь на дно, что означает держаться подальше от Ноттингема, Локсли и прочих мест, где обретаются местные власти. Так что, какой бы соблазнительной ни была эта девица, лучше найди другую. Подальше отсюда. У тебя же в каждой деревне подружка, а то и не одна! Не думаю, что это сложно.
- Между прочим, у подружек этих если не мужья, то суровые братья и внушительные матери, - фыркнул Алан. - Думаешь, я за красивые глаза Гисборна сюда пришел? - он хохотнул. - Но раз так, попробую рискнуть своей шкурой где-нибудь еще.
- Нет, слава богу, он не в твоем вкусе, - на миг лицо Робина приобрело мечтательное выражение, которого, к счастью, было не видно под шлемом, и единственное, что заметил Алан - это теплую улыбку, которой, определенно не заслуживал. – Но все-таки поищи в другом месте. Если тебе без риска жизнь не мила, так у тебя в замке подружка была из прислуги, как там ее... Сусанна, кажется?
- О, нет, - Алан скривился. - Только не туда. Она меня с того случая только сковородкой и встречает.
Не то чтобы это была вся правда, но все же отношения их качественно изменились.
- Какая невосполнимая утрата для твоего гарема, - на этот раз ухмылка Робина была довольно ехидной. – Все остальные нашли, где отсидеться, и только у человека с наибольшим числом знакомств - проблемы. Хочешь, в Неттлстоун на постой к знахарке определю? Правда, у нее осталось всего два зуба, но в остальном очень милая женщина.
- Не надо, - судя по всему Алан, внезапно вспомнил некую девушку, которая точно не откажет ему в пристанище. - Ну если так... пожалуй, пойду, да? А то потом еще не найду ее... ага?..
Впрочем, он не спешил уходить. Что-то в поведении Робина показалось ему странным, и Алан решил посмотреть, как будут развиваться события дальше.
- Иди, - разрешил Робин, первым шагая к выходу, и внезапно замер. Прежде, чем выйти наружу, он сквозь приоткрытую дверь осмотрел окрестности, и внезапно заметил тень, мелькнувшую в чердачном окне одной из пристроек. Повернувшись, разбойник приложил палец к губам, поманил Алана к себе, и снова принялся всматриваться в подозрительное окно: удобно так расположенное, дом и двор - будто на ладони.
И когда Робин уже готов был признать, что ему померещилось, дверь сарая приоткрылась, пропуская закутанную в плащ фигуру. Кем бы ни был незваный гость, на слугу или крестьянского парня, решившего покувыркаться с девицей на сеновале, он не походил, те лица не прячут.
- Что? - Алан понизил голос до шепота и старался не шевелиться. - Это... тот, кого вы ждали?
- Похоже... - Незнакомец собирался уходить, а это в планы Робина не входило. Мысль о том, что этот человек может быть непричастен к покушению на Гая, из его головы благополучно выветрилась. – Обойдешь конюшню и наперерез. Бегом.
Робин сам готов был сорваться с места, и только опасение спугнуть добычу заставляло его пока не двигаться. Алан кивнул и бросился туда, куда ему показали. Он не понимал толком, что происходит, однако решил не спорить с начальством. Да и разобраться так шансов было больше.
Но то ли преследуемый тип заметил мелькнувшую тень, то ли просто нервничал, находясь там, где ему не полагалось быть, но он внезапно ускорил шаг. Робин, не раздумывая, покинул укрытие и бросился в погоню, уже не таясь. Он понимал, что шанс схватить убийцу незаметно уже упущен, и на бегу клял себя за то, что в кои веки не взял лук. Заметив бегущего к нему стражника, закутанный в плащ человек тоже припустил бегом, явно не желая общаться с представителями закона.
В какой-то момент неизвестный понял, что на прямой от погони не оторвется, и свернул в сторону, петляя между крестьянскими хибарами, словно удирающий от гончих заяц. Робин же изображал ту самую гончую, с одним отличием: зайцы, когда их нагоняешь, не норовят швырнуть в лоб чем-то тяжелым, вроде не пригодившегося арбалета, оставленного у порога ведра, или просто развешенной для просушки рубахой.
Выбежавший из-за конюшни Алан к началу представления опоздал, увидев только удаляющегося Робина, и совсем уж нечеткий силуэт преследуемого типа. Разумеется, он попытался выполнить приказ и перехватить беглеца, но выскочить наперерез не вышло, так что Алану оставалось лишь припустить вдогонку. Но он не успел, впрочем, как и Робин.
Беглец нырнул в кусты и в следующую секунду уже мчался прочь верхом, по дороге сшибив с ног попытавшегося загородить ему дорогу Робина. Подоспевшему Алану оставалось только проводить всадника взглядом и помочь атаману подняться на ноги.
- Ушел, мерзавец, – Робин стянул шлем и осторожно ощупывал челюсть, словно проверяя, все ли цело. – Ты еще здесь?
Он словно только вспомнил о присутствии Э’Дэйла.
- Дуй отсюда, пока никто не проснулся. Будешь нужен - сам найду.
Дождавшись, когда Алан скроется из виду, Робин вздохнул и поплелся обратно к манору, по дороге подобрав оброненный непрошенным гостем арбалет.

***
Спустившись утром на кухню, Гай обнаружил горячий завтрак, приготовленный сарацинкой, а также Гуда, почему-то одетого, как стражник. Робин с недовольной миной крутил в руках арбалет, а физиономию бравого разбойника украшал солидный синяк, которого вечером еще не было.
- Я пойму это так, что ты потерял все свои вещи и вынужден был нарядиться стражником, после чего неаккуратно наткнулся на сук, - Гай окинул Робина пристальным взглядом. - И... я прав, не так ли?
- На лошадь, - мрачно уточнил тот. – Всадник не пожелал останавливаться и рассказывать, что он делает под твоими окнами с этой вот игрушкой.
Гуд отложил в сторону арбалет.
- Ты шарился у меня под окнами в этом... наряде, - Гай поморщился. - Робин, ты понимаешь, к чему это может привести? У меня в доме и так находится ваша обморочная беглянка. А теперь ты разгуливаешь, еще и с арбалетом... к слову, ты уверен, что этот человек выслеживал меня? Может, он пришел за вами? Согласись, вы наделали шума, и все это очень логично.
- Я не шарился, а возвращался, - пожал плечами Робин. – Ну кого может заинтересовать стражник, идущий к помощнику шерифа? А вот тип, которого я спугнул, выбрал очень хорошую позицию, напротив твоего окна. Не будь ставни закрыты, ты имел все шансы получить с утра пораньше болт в сердце. Добропорядочные граждане не прячутся по сараям, и от стражи не удирают.
- Возможно, он собирался прикончить меня, чтобы я не мешал ему разделаться с тобой. В конце концов, помощник шерифа может поднять много стражников и навести шороху, - пожал плечами Гай. - В отличие от одного разбойника. Все возможно, но в совпадения вроде тех, что два разных человека одновременно охотятся за тобой и за мной... прости, но я не верю.
- Из чего следует, что охотятся за тобой. О чем я уже предупреждал. За мной гоняется только стража, о перемещениях которой ты осведомлен. А вот тип, что пытался тебя подстрелить в лесу, явно отважился на вторую попытку, – по выражению лица Гисборна Робин понял - убедить, что кто-то охотится именно за ним, пока не получилось. – Можешь не верить, но сейчас мне особо заняться нечем, и я с тобой пару дней под видом стражника поезжу. Поработаю телохранителем.
- Тебе, похоже, и правда заняться нечем, - произнес Гай, устраиваясь за столом. - Джак... это великолепно, - сарацинке была адресована искренняя и теплая улыбка, как ни крути, а завтрак у нее удался на славу.
- Тебя хотят убить, - гнул свое Робин. - И если ты не хочешь сам позаботиться о своей безопасности, позволь этим заняться мне. Шлем надену – никто не узнает, мало ли стражи вокруг, ты и сам, небось, всех в лицо не помнишь.
- Я помню тех, кто хорошо выполняет свои обязанности. Таковых немного. А от остальных мало толку, - отмахнулся Гисборн.
- Вот и я о чем. Еще одного стражника никто даже не заметит, а убийца к тебе подобраться не сможет, – Робин не желал отвлекаться от темы. – И всем спокойнее будет.
Гай смерил его взглядом. На миг закралась мысль, не решил ли Робин использовать ситуацию с похищенной барышней в том числе и в личных интересах. Но после одернул себя: «Я ведь сам предложил поселить их здесь».
- Да. Думаю, так всем будет лучше.
- Отлично. Я коней седлать, – Робин подхватил шлем и скрылся в направлении конюшни, пока Гай не передумал. Он в любом случае собирался выследить незадачливого убийцу, но сделать это, находясь рядом с жертвой было куда проще, чем охранять издали.

***
В Ноттингем они добрались без приключений. Там, у входа, Робину все же пришлось оставить Гая, поскольку ходить по замку в такое время даже под видом солдата было небезопасно. Рыцарь лишь надеялся, что Робину хватит благоразумия не соваться за ним.
Впрочем, узнать, насколько разбойник готов проявлять осторожность, возможности ему не представилось. С шерифом он столкнулся почти у входа в замок. Похоже, Вейзи куда-то собирался, однако, заметив помощника, остановился.
- А, Гиззи! - судя по улыбке, настроение у него было или очень хорошее, или очень плохое. – И как продвигаются поиски?
- Пока не особо успешно, - Гая покоробило подобное обращение, но он не стал на людях выказывать недовольство. - Мы делаем все возможное.
- Надеюсь, действительно все, а не как обычно. И, кстати, ускорь сбор налогов. Я хочу, что бы ты скорее выбил из этой черни положенное, – неожиданно сменил тему шериф.
- Мне сложно будет заниматься обоими делами одновременно, - осторожно заметил Гисборн. И правда, решать вопрос пропавшей девушки одновременно со сбором налогов было едва ли возможно.
- Что, намерен тратить время на бесполезные прогулки по лесу? Вот уж не замечал за тобой такой любви к природе,- тон Вейзи стал жестче. – Робин Гуда ты все равно не поймаешь, как показывает опыт. Но если тебе так нравится ползать по кустам, я, пожалуй, разрешу... после того, как соберешь деньги.
- Хорошо, – кивнул Гай, оценивая ситуацию. С одной стороны, приказ шерифа значил, что в ближайшее время Робина не станут искать, и можно будет немного расслабиться. Вот только налоги... это означало большой кусок работы. Ездить по деревням, выбивать... - Мы собирали налог совсем недавно. У крестьян ничего нет, и если в другое время разбойник мог бы подбросить им немного золота, то сейчас он... слегка занят. Я не уверен, что соберу, сколько нужно.
- А ты постарайся, Гиззи. Очень постарайся, - выражение лица у Вейзи было такое, словно он придушил очередную канарейку. – Надеюсь, ты не подхватил от своей прокаженной милосердие и другие слабости? Тряхни их хорошенько, и сразу все найдется. Я хочу отправить обоз дня через четыре. Разумеется, на тебя могут напасть разбойники. Я даже надеюсь, что они это сделают.
- Нападут? - Гай нахмурился. - Но какой тогда толк... - он готов был к тому, что его снова назовут идиотом, но решительно не понимал, в чем суть.
Вейзи выдержал паузу, видимо для большего драматического эффекта, а затем пустился в объяснения. Улыбка на лице шерифа означала, что он в восторге от озарившей его гениальной идеи.
- Сейчас разбойники затаились, и ты их не найдешь. Даже не спорь, ты уже доказал свою бесполезность в поимке этой братии в лесу. Но если ты начнешь угнетать его обожаемых крестьян, Гуд не выдержит и объявится. Тут-то мы его и схватим, или хотя бы кого-то из его людей, и обменяем на дамочку. С обозом тоже отправим отряд побольше, если разбойники в деревне не объявятся. Ну а если нападения не будет, репутация Гуда в глазах черни, которую он так рвется защищать, окажется подмочена. А принц получит выплаты, которые мы ему порядком задолжали, так что лучше бы тебе постараться, чтобы сумма перекрыла даже разочарование его высочества от потери этой вертихвостки.
После слов Вейзи ситуация прояснилась. Итак, шериф решил убить всех зайцев разом. Что ж, это было вполне возможно - оставалось лишь понять, как повернуть ситуацию себе во благо. А так можно было использовать что угодно - уж в этом Гисборн был уверен.
- Гениальный план, милорд, - кивнул он.
- Вот именно. Что бы Гуд ни сделал, нам все равно на руку, – шериф, продолжая довольно ухмыляться, потрепал Гая по щеке. - Так что иди, мальчик мой. Нагони на этих ленивых бездельников страху.

***
Следующие несколько дней прошли монотонно, в разъездах по деревням и однообразных перепалках, от которых Робин уже готов был взвыть. Прислушиваться к голосу разума, коим себя почитал предводитель разбойников, и проявлять осторожность Гай не желал. Поэтому Робин постоянно находился в напряжении, пытаясь в одиночку уследить за окрестностями, заметить опасность, и с каждым мгновением все больше напоминал перетянутую струну.
- Гисборн, ты же, кажется, должен на окружающих страх нагонять? Мог бы с собой отряд стражи взять, а не пару калек, которые за меч с трудом держатся.
- Ну что сказать, ты ведь есть - этого для страху более чем достаточно, - огрызнулся Гай. - Моего уж точно.
- Вокруг полно места. К примеру, вон тот навес. Обязательно торчать посреди площади, изображая мишень? - Робин, похоже, старался смотреть одновременно во все стороны.
- Посреди площади я лучше внушаю страх, - буркнул Гай. - Кажется, ты этого хотел совсем недавно?
- Я хотел, чтобы ты взял с собой побольше стражников. Безопаснее.
- Ты сам говорил, что они тугодумы, а теперь они вдруг стали достойными воинами?
- Ты отлично понимаешь, о чем я! Может, стражники и не очень, но все равно с ними безопаснее. От стрелы закрыть сгодятся, – проворчал разбойник, делая шаг в сторону.
- Робин, - смерил его недовольным взглядом Гай. - Пойди пройдись.
- Не могу. Я же стражника изображаю, значит, должен быть при помощнике шерифа.

- Ничего с твоим конем не случится. Совсем не обязательно на ночь глядя тащиться в монастырь.
- Локсли, на этот раз серьезно говорю, пойди пройдись, - по лицу Гая было видно, что сейчас он просто выставит разбойника за дверь.
- Я бы с радостью, но ты же в монастырь собираешься. А убийцу мы все еще не поймали.
- Робин, - Гай поднялся и прошелся по комнате. - У тебя есть два варианта. Замолчать. Или покинуть этот дом. Ты понимаешь причину?
- Молчу, - пробурчал Гуд и со вздохом принялся натягивать кольчугу. Отпускать Гая куда бы то ни было одного в его планы не входило.

У ворот аббатства Гай и спешился.
- Тебе туда нельзя, - покачал он головой. В это место его самого пускали с большим скрипом. А уж страже и подавно не дали бы войти.
- Подожду тут. Не задерживайся, – Робин с явной неохотой признал его правоту.
Гай оставался в монастыре около получаса, после чего вышел недовольный и явно мрачный.
- Поехали, – зная отношение Гая к коню, доказывать бесполезность визита в монастырь Робин не рискнул, но теперь ему не терпелось вернуться в Локсли. – Что опять не слава Богу?
- Ричи выздоравливает, но медленно, - ответил Гисборн. - Медленнее, чем мне обещали, - надо отдать рыцарю должное, он не обвинил Локсли вслух. Но фраза повисла в воздухе.
- Извини, - проворчал Робин, напряженно всматриваясь в придорожные кусты, - но твоя шкура мне дороже.
Гай кивнул. Все случившееся было неприятно, но в то же время он понимал, что Робин просто хотел сохранить ему жизнь. И неважно, показалось разбойнику или нет. «Будь я на его месте, я бы себя заподозрил, - размышлял он по дороге. - Но Локсли слишком честен, а значит, если он ходит со мной и говорит, что это для моей защиты... значит, по крайней мере, верит в это сам...»

- Опять мишень изображаешь! – Хоть Гуд и ночевал в гостевых апартаментах, но все равно по-хозяйски заваливался в спальню Гая, не предупреждая, а зачастую и постучать не удосужившись. Как в этот раз.
Окинув помещение взглядом, он бесцеремонно оттер Гисборна от окна и принялся запирать ставни.
- Сядь, - окликнул его Гай, а когда тот не обратил внимания, просто поймал его за руку и буквально швырнул на постель, так что Локсли завалился на нее боком, от неожиданности потеряв равновесие.
- Сдурел? - резко поинтересовался Робин, с трудом подавив желание схватить этого невозможного типа за руку и в свою очередь повалить на себя.
- Хватит мельтешить перед глазами, - Гай прошелся по комнате. Он представлял собой идеальную цель, расхаживая туда-сюда мимо окна, но это его не беспокоило.
- Куда бы я ни посмотрел, я вижу тебя. Каждый раз. Каждую минуту. Кажется, если я лягу в постель, то найду тебя под одеялом. Это раздражает, черт тебя дери!
- Там ты меня уже находил! После очередных посиделок с бутылкой, – попытался пошутить Робин, вставая и перемещаясь к окну. – Проклятие, с Ричардом и то было проще, а уж он еще тот любитель лезть на рожон!
- Я тебя не держу, - глухо произнес Гай. - Это была твоя идея - ходить за мной повсюду. Если передумал - лес рядом. Но ты меня бесишь. Мне все равно, как это выдерживал Ричард, но лично я... черт, я так не могу. Это невыносимо.
- Увы, сейчас у меня нет под рукой нескольких десятков человек, чтобы обеспечить нормальную охрану. Мои люди вряд ли оценят, если я поручу им твою безопасность, - вздохнул Робин. – А в одиночку единственный вариант - это держатся поближе. И надо сказать, ты мне работу облегчить не стараешься.
- Возможно, - Гай прикрыл глаза, сев на край постели. - Но если я еще один день увижу тебя шастающим за мной по пятам, пришибу.
- А если я не буду за тобой шататься, вполне возможно, убьют тебя. – Робин, наконец, избавился от раздражающего фактора, закрыв ставни. – Забудь, что это я, - посоветовал он спокойным, даже отрешенным тоном. - Так, еще один стражник, околачивающийся рядом, нечто вроде мебели.
На Гисборна он старался не смотреть, так как мысли упорно пытались свернуть совсем не в ту сторону.
- Будь это любой другой стражник, я бы вышвырнул его к черту. Но я знаю, что это ты. И от этого мне сложнее, если ты понимаешь, о чем я.
- Придется потерпеть. Гай, ненормальный с арбалетом может быть опаснее обученного убийцы. Нельзя предугадать, что он сделает. Так что просто веди себя осторожнее и позволь прикрывать тылы, ладно? – голос Робина звучал искренне, хотя самому себе можно было признаться, что рациональное зерно в замечаниях Гисборна есть, и он хлопочет больше необходимого.
- Ненормальный? - Гай нахмурился, - То есть это... какой-то обиженный жизнью крестьянин, никогда ничего кроме плуга в руках не державший?
- Я не знаю, – вздохнул Робин. – Но похоже, что это обозленный на тебя одиночка. Не думаю, что крестьянин – слишком уж арбалет у него хороший был. Но такие вот обиженные опасны своей непредсказуемостью. Вспомни стражника, который положил несколько человек, пытаясь добраться до Вейзи.
- Насколько хороша подготовка этого человека? - Гай явно пытался сузить круг подозреваемых.
- Я его пару раз мельком видел. С луком обращаться умеет, с арбалетом тоже. Верхом неплохо держится, - Робин нахмурился, пытаясь вспомнить еще хоть что-то про загадочного незнакомца. – С твоей репутацией подозревать можно половину населения графства.
- Тогда и гадать нечего, - вздохнул Гай. - Перебирать всех подряд - пустая трата времени.
- Вот поймаем, тогда и поговорим, – Робин собирался ковать железо, пока горячо. – Так что, будешь себя осторожно вести?
- Буду, настолько, насколько это будет необходимо. Однако тебе... не стоит давить на меня. Я взрослый человек, ты должен понимать.
- Я не давлю, просто прошу соблюдать элементарные меры предосторожности, - голос Робина звучал почти обиженно. – А ты словно специально подставляешься.
Он замолчал. Гай не дурак, и если продолжить, по тону заподозрит неладное. Робин и сам понимал, что переживает куда больше, чем следовало: Гисборн не мальчишка, и вполне способен сам о себе позаботится, но почему-то руководствоваться не эмоциями, а разумом получалось не очень. Потому он поспешил сменить тему.
- Так что там с нашей проблемой? Ты говорил, у тебя есть план, как вывезти девицу, но деталями поделиться не удосужился.
- Не удосужился, ты ведь не даешь слова сказать, - пробормотал Гай, но тут же продолжил. - Скоро из Ноттингема поедет обоз с золотом. Не знаю, для каких целей, но тебя хотят на него поймать. Золото настоящее, и в иное время я не отговаривал бы тебя провернуть свое нехитрое дело - но не в этот раз. Послезавтра в повозке кроме долгов и налогов поедет твоя подопечная. Никто не рискнет обыскивать повозку, сопровождаемую помощником шерифа. По крайней мере, я смею на это надеяться. Тебе придется найти другой путь, чтобы выбраться из графства - и ждать в условленном месте. Заберете ее и... увезете, куда планировали.
- Послезавтра? – Робин вздохнул с облегчением, когда тему перевести удалось, но тут же снова нахмурился. – Значит, придется... неудобно... Гай, никаких претензий, но хоть на пару дней раньше предупредить не мог?
Признаваться самому себе, что за личными переживаниями он почти забыл о деле, Робину не хотелось.
- Сегодня меня поставили перед фактом, - Гисборн развернулся и едва не припечатал Робина к стене, так что руки легли по бокам от головы Локсли. Он наклонился, всматриваясь в его лицо, словно хотел увидеть там что-то особенное, ловя изменения в мимике. - Я прячу у себя комнате твою глупую ошибку. Терплю твою паранойю. Разгребаю твои проблемы. И ты говоришь, что тебе неудобно?
Обычно на резкие движения Робин реагировал рефлекторно, однако в этот раз он не попытался ударить или вывернутся, просто вздрогнул и застыл, будто его застигли врасплох на месте преступления. Все эти дни, пока они вынуждены были находиться под одной крышей, Робин старался держать дистанцию, загонял поглубже ненужные, неправильные мысли, которые тем не мене, возникали, стоило черному рыцарю оказаться в поле зрения. И вот сейчас дистанция была нарушена, и оказалось, что наваждение никуда не делось.
- Гай, извини. Это так, мысли вслух, – пробормотал Робин, отводя взгляд.
Гисборн несколько секунд смотрел на него, не понимая того, что видел. Странное, необычное для Робина выражение лица - неуверенность? Смущение? Скорее, второе. Но ведь не было никакой причины, он не сказал ничего, что могло вызвать подобную реакцию. Поджав губы, Гай убрал руки.
- Хорошо,- он помолчал, все еще удивленный, но мысли быстро вернулись в прежнее русло. - Ты успеешь встретить ее?
- Успею, придется постараться, чтобы все уладить, - Робин запнулся, точно с размаху налетел лбом на стену. Он только сейчас сообразил, что в его отсутствие прикрывать Гая, который все еще не воспринимал угрозу всерьез, будет некому, и с трудом подавил приступ паники. Как он ни убеждал себя, что Гисборн вполне способен сам о себе позаботится, легче от этого не становилось.
- Тогда постарайся, - Гай кивнул и, кажется, переключился мыслями на другие дела. В частности на то, что ему будет непросто организовать свою часть плана. Ведь повозку будет караулить стража - а значит, потребуется определенная ловкость, чтобы засунуть туда барышню, и потом - несколько часов нервотрепки, чтобы та не издала ни звука во время не слишком мягкой поездки по дорогам Ноттингема и Шервуда.
- Гай, я... - вместо того, чтобы уйти, Робин сделал несколько шагов в его сторону, пристально всматриваясь, словно на лице Гисборна был написан ответ на какой-то жизненно важный вопрос. – Вот сейчас и займусь.
Он тряхнул головой и быстро вышел.
В первый момент Гай решил, что Робин хотел сказать что-то важное. Возможно, о будущей поездке. Или о чем-то еще. Однако тот не договорил и ушел, оставив его в недоумении. Гай не знал, что и думать, на его памяти Робин впервые так терялся
«Проклятие, чуть не сорвался». После почти панического бегства из спальни Гая, Робин прихватил оружие и покинул поместье. Он убеждал себя, что никакое это не бегство, просто есть неотложные дела, которые требуют внимания, но выходило не очень. «Когда закончится эта история, я с ним поговорю. Сейчас не время. Слишком много всего происходит, некогда на личные переживания отвлекаться…» - размышлял Гуд, найдя причину отложить разговор, в исходе которого совсем не был уверен.
***
Следующий день для Гисборна начался, как и полдюжины предыдущих: завтрак в компании сарацинки и явно не выспавшегося Робина; визит в замок; получение от Вейзи очередной порции наставлений и напоминаний о том, что наутро обоз нужно отправить, а помощник должен этот самый обоз сопроводить; визит в пару деревушек, прежде обделенных вниманием. И при этом надо было стараться не замечать все так же постоянно маячащего в поле зрения Гуда. Но после полудня дела как-то вдруг закончились, предоставляя помощнику шерифа редкую возможность заняться ничегонеделанием у себя дома. Гуд исчез по своим важным делам на благо Англии, предварительно с настойчивостью наседки проводив Гая до манора, стребовав обещание никуда не отлучаться и в очередной раз чуть не доведя рыцаря до белого каления.
Казалось, все сулило Гаю тихий и спокойный вечер, не обогащенный сюрпризами, на которые так горазда матушка судьба, ровно до того момента, пока в дверь не постучали.
Он тихо подошел к двери. Сколько бы Гай ни отмахивался от предостережений Робина, слова разбойника крепко засели в голове, и он был начеку. Возможности увидеть, кто стоял за дверью, не было, потому он замер и несколько секунд ждал. Стук повторился. Неуверенный, словно человек за дверью проверял, есть ли кто дома. Стражники и шериф так не стучат. Гай осторожно, бесшумно вытащил меч. И резко распахнул створку, готовый снести голову всякому, кто окажется у него на крыльце, и кто покажется ему подозрительным.
Мэриан, как раз поднявшая руку, чтобы еще раз постучаться, испуганно отшатнулась. Девушка и так выглядела взволнованной, а после появления хозяина дома с мечом наголо неуверенность в ее глазах начала перерастать в панику. Достаточно было взглянуть на ее лошадь, оставленную в паре шагов от двери, как становилось понятно, что в Локсли она примчалась галопом, словно ее преследовали.
- Мэриан? - меньше всего Гай ожидал увидеть ее. И, признаться, немало растерялся, но тут же посторонился, пропуская в дом. - Проходи, - он посмотрел на меч в руке, словно только что о нем вспомнил, и неловко сунул его в ножны. - Прости, я... не знал, что это ты. Что-то случилось? Ты так спешила...
- Я... - Мэриан застыла в нерешительности, будто собиралась с духом, чтобы войти. Она заметно нервничала - закусывала губу, теребила край блузы, как будто не зная, куда деть руки. – Наверное, не стоило... Но я не знаю, что делать.
Мэриан сделала шаг вперед, но вместо того, чтобы пройти в дом, практически уткнулась лицом в грудь Гая, как в тот раз, когда он вытаскивал ее из подземелья.
Гай секунду или две стоял в замешательстве, после чего осторожно, но крепко обнял девушку. Он чувствовал, как суматошно бьется ее сердце, и постарался успокоить, придать уверенности.
- Что бы ни произошло, Мэриан, что бы ни случилось... мы справимся. Ты мне веришь?
Девушка кивнула, позволив увести себя в дом и усадить в кресло, а потом быстро, перескакивая с одного на другое, принялась рассказывать.
- Я просто не знала, к кому еще пойти... Не думала, что все так получится…
Случившееся и вправду было просто стечением обстоятельств, крайне неудачным для Мэриан. Знай она, что столкнется с шерифом, ни за что не поехала бы с отцом, а отсиделась в маноре. Но она там оказалась, и когда увидела, как один из стражников собирается ударить девушку, вернее, даже девочку, не сдержалась и вступилась. А когда упомянутый стражник высказался в ее адрес весьма нелицеприятным образом, уже не сдержался сэр Эдвард. К сожалению, за его содержательным монологом никто не заметил подошедшего Вейзи. И на вопрос «Что происходит?» Мэриан, не разглядев, кто стоит у нее за спиной, резко огрызнулась.
- А шериф... он сказал, что если отец не в состоянии уследить за дочерью, то ночевать будет в темнице, где и ему, и мне самое место. А еще лучше на плахе.
Мэриан сама не понимала, каким чудом ей удалось улизнуть, когда Вейзи на секунду отвлекся, но что делать дальше - она не знала. Робин в этой ситуации помочь не мог, к тому же Мэриан его уже больше недели не видела, и где искать имела весьма смутное представление, потому бросилась за помощью к Гисборну.
Гай взял руки девушки в свои, успокаивающе глядя ей в глаза, и быстро прикинул, как можно вытащить сэра Эдварда из передряги. На старика, откровенно говоря, ему было плевать, и не будь он отцом Мэриан, Гисборн сам распорядился бы его казнить. Но поскольку он был семьей леди Найтон, первоочередной задачей Гая стало его от этой казни спасти. Равно как и от заключения, что дало бы возможность выиграть немало очков в свою пользу и заслужить расположение девушки. Об этом говорил ему разум. А сердце между тем просто не могло выносить отчаяние на лице Мэриан, чувствовать, как подрагивают ее руки в его ладонях. «Холодные, - подумал он отстраненно. - Она замерзла, когда ехала сюда. Нужно ее согреть».
- Мэриан, - Гай облизнул губы, собираясь с мыслями, и посмотрел ей в глаза - уверенно, спокойно. Наверное, наиболее спокойно за последние месяцы. Когда от него зависело ее благополучие, он мог перешагнуть через гипнотизирующую красоту ее глаз, встряхнуться, собраться.
- Есть один способ, который совершенно точно обезопасит вашего отца. Но... вы можете расценить его неправильно.
- Какой способ? – уже почти спокойно поинтересовалась Мэриан. Первый страх, вызванный в основном неожиданностью катастрофы, отступил, и теперь она пыталась собраться с мыслями, чтобы найти выход из ситуации. Тем более ощущение, что она не одна, что рядом есть человек, готовый помочь и поддержать, действовало умиротворяюще.
- Брак, - ответил Гай. - Шериф никогда не тронет мою жену и ее родню, фактически, они находятся под защитой черных рыцарей. Это гарантированно спасло бы и тебя, и твоего отца. Однако я не могу предлагать тебе подобное. Поэтому можно рассмотреть другие варианты. Уехать из города или из страны. Сегодня же, если твоего отца еще не схватили. Вам ведь есть куда уехать? Сэр Эдвард перенесет дорогу?
- Я не знаю, – в голосе девушки снова появилась неуверенность, и было непонятно, имела она в виде отъезд или замужество.
Мэриан нравился Гай, а с тех пор, как он перестал на нее давить, скрыл ее тайну, она успела искренне привязаться к рыцарю. Сейчас она вполне могла представить себя рядом с ним, впрочем, как и рядом с Робином. Вот только решать окончательно все еще была не готова. Тем более в такой ситуации, когда поспешный брак навсегда оставит тень неуверенности, осознания, что решение было принято под давлением обстоятельств. Хотя не будь этой ситуации, она вполне могла и согласиться, вздумай Гисборн сделать ей предложение.
- Знаешь, а ведь отец настаивал, чтобы я вышла за тебя замуж.
- Именно поэтому я не могу толкать тебя на подобный шаг. Став моей женой, ты сделала бы меня счастливейшим мужчиной на земле, и клянусь, ни ты, ни наши дети никогда бы не нуждались. Я мог бы жить - для тебя, и ты знаешь, что это правда. Но я не простил бы себе того, что не оставил тебе выбора, воспользовавшись ситуацией, чтобы привязать тебя к себе. Потому... я пойму, если ты уедешь. И помогу всем, чем будет возможно.
- А если я не хочу уезжать, – Мэриан погладила рыцаря по щеке. Она вдруг представила, что ей придется уехать из Ноттингема, где она провела почти всю сознательную жизнь, бросить людей, которых она знает, о которых обещала заботиться, туда, где не будет никого знакомого, не будет ни Робина, ни Гая, и на душе стало тоскливо и холодно. – Все слишком быстро.
- Тогда мы можем объявить о помолвке, - он накрыл ее руку своей, на миг прикрыв глаза от приятного ощущения тонких пальцев на своей коже. Уже чуть более теплых, чем раньше. - Это заставит шерифа придержать лошадей, чтобы не расстроить мой брак. А там... мы что-нибудь придумаем.
- Да, - лицо Мэриан озарила улыбка, она приняла решение. – Гай, не думай... я правда выйду за тебя замуж. Просто мне нужно время. Свадьба - это слишком серьезный шаг. Это что-то, что должно быть только для двоих, а не вот так, под давлением обстоятельств.
- Я буду радоваться каждому дню, приближающему твое решение. Но не торопись. Счастье... должно приходить вовремя, - Гай подался вперед, ведомый самым сокровенным желанием, и осторожно накрыл ее губы своими. Почти невинный поцелуй, лишь намек на то, что он готов был дать ей. Безмолвный ответ, их молчаливые обещания друг другу.
***
Дела как-то очень быстро закончились: письма были отправлены еще накануне, нужные люди предупреждены, записка Алану оставлена, и некоторое время Робин просто шатался по деревне, высматривая, не мелькнет ли где знакомая физиономия. Не то чтобы он всерьез рассчитывал встретить жуликоватого подчиненного, но это был повод оттянуть возвращение в Локсли. Если бы все зависело от него, Робин с большим удовольствием переночевал бы сегодня в лесу, но слишком многое надо было согласовать, и потому он вынужден был вернуться в манор.
Робин грустно усмехнулся, вспоминая, с какой радостью еще совсем недавно ожидал вылазки в Локсли. Когда не нужно было сдерживаться и следить за каждым словом, можно было спорить с Гаем, хлебать вино из одного кувшина, а потом уснуть вповалку на одной кровати. До истории с доспехами и последовавшего за этим осознания, что закипающая в груди ревность при виде Мэриан рядом с Гаем касается совсем не девушки. И с этого момента все пошло не так. Словно тот эпизод распахнул запертую доселе дверь в сознании, выпуская на волю все, что там таилось, поджидая своего часа: собственнические чувства, ревность, желание. А вместе с этим пришло и осознание, что Гаю об изменившемся отношении знать не следует. Воспоминания о презрительном тоне последнего, когда в разговорах несколько раз мимоходом мелькала подобная тема, были достаточно красноречивы. Робин перестал ночевать в Локсли, пытался встречаться с Гисборном исключительно на нейтральной территории и надеялся, что со временем эти странные, сродни наваждению, чувства отступят. И тут судьба, словно в насмешку над намерениями Робина, так раскинула карты, что ему пришлось жить в поместье и находится при Гисборне почти неотлучно.
Проживание в Локсли для Робина превратилось в непрерывное испытание выдержки и самоконтроля, и даже дезертирство в гостевые апартаменты не спасало. Тем паче Гай, при Джак еще соблюдающий нормы приличия, Робина уж точно не стеснялся. Ему и в голову не приходило, что когда он, к примеру, спешит стянуть пропитавшуюся за день потом рубаху, Робин с трудом сдерживает желание стащить с него остальную одежду и повалить на кровать.
Накануне разбойник едва сдержался, стоило Гаю подойти слишком близко, и что делать, если ситуация повторится, он не знал. Но уже понимал, что сумасшествие по имени Гай Гисборн так просто не отпустит, а значит, придется что-то решать.
«Насколько проще было бы с Мэриан...» При мысли о ней Робин ощутил мимолетный укол вины. Когда он уходил в крестовый поход, все было просто и ясно. И там, пожалуй, тоже: образ ждущей его девушки часто всплывал в памяти, служа якорем, надеждой вернутся к той жизни, что была когда-то. Представлял, как все будет, их совместную жизнь. Вот только иллюзии имеют неприятное свойство разбиваться при столкновении с реальностью. Вернувшись, в какой-то момент Робин поймал себя на мысли, что воспринимает Мэриан, которая была ему почти ровесницей, скорее как младшую сестренку, которую надо защищать и оберегать от реалий этого мира. Его душу слишком обожгло среди палящих песков, а она... она осталась прежней. Такой живой, порывистой, наивной.
И Робин продолжал валять дурака, ребячиться, позволять себе глупые выходки, показывая Мэриан то, что она ожидала увидеть. Наверное, со временем все бы наладилось, были бы и откровенные разговоры, и признания в любви... просто потому, что так должно было быть. Не появись в его жизни Гисборн. Жестокий, циничный, язвительный тип, с которым, тем не менее, можно было быть собой. Гай доводил до бешенства, плевать хотел на идеалы и принципы, которыми Робин жил... и ничего не ждал от него, принимая таким, как есть. И как-то постепенно, незаметно, все больше и больше проникал в его жизнь, пока не заслонил собой все.
«Вот только что теперь с этим делать... Он же не благородная девица на выданье, чтоб говорить комплименты и цветочки дарить...»
Робин подтянулся, забрался на подоконник, и через секунду был уже внутри. Окно спальни по-прежнему оставалось самым удобным маршрутом для проникновения в дом.
С некоторым беспокойством он обвел взглядом пустую комнату. «Надеюсь, Гай никуда не уехал на ночь глядя, обещал же...» - эта мысль заставила нервничать, и Робин отправился на поиски хозяина. Хотя таиться было нечего, но привычка - вторая натура, потому из комнаты Гуд выскользнул тенью, держась у стены, и прежде чем спуститься вниз, сначала прислушался и постарался присмотреться к происходящему на первом этаже. А в следующую минуту его захлестнули боль и ярость. Странное оцепенение навалилось на плечи неподъемным грузом, мешая скатиться по лестнице вниз и разнести там все, выплеснуть бушующие эмоции, которые породила подсмотренная трогательно-романтичная сцена.
- Я выйду за тебя... - остального Робин уже не слышал. И поцелуй. Словно печать на приговоре.
- Думаю, нам стоит порадовать сэра Эдварда, – Гай приобнял Мэриан за плечи и проводил к выходу.
Робина он так и не заметил, а тот первый раз за все время не увязался следом, забыв об опасности в попытках осознать увиденное. Придя через какое-то время в себя, и как-то уложив в голове то, чему стал свидетелем, он вспомнил про незадачливого убийцу и готов был броситься вдогонку за Гаем и Мэриан, но у самой двери его перехватила сарацинка. То ли Джак тоже слышала разговор, то ли по выражению лица предводителя заподозрила неладное, но вместо того, чтобы сломя голову мчатся к Найтон-холлу, Робин послушно позволил отвести себя на кухню. Там его сначала пытались успокаивать, потом долго и настойчиво убеждали, что Гай не ребенок, вполне способен справиться сам, и ничего с ним не случится. Причем когда Робин упомянул, что волнуется за Гисборна, на лице девушки промелькнуло явное облегчение, давая все основания предполагать, что объяснение между Гаем и Мэриан она слышала.
В результате он так никуда и не поехал. Странным образом Робин мог противостоять десятку вооруженных головорезов, но не одной решительно настроенной девушке. Поэтому, обсудив с Джак все детали предстоящей операции и клятвенно пообещав никуда не отлучаться, он ушел наверх, поджидать Гая.
Настроение было паршивым, чертов Гисборн никак не возвращался, в мыслях царила полная сумятица, и чтобы скрасить ожидание, Робин приложился к вину из Гаевских запасов. Вино пошло хорошо, хоть и не прибавило ясности мысли, скорее, проснулся безбашенный энтузиазм сродни тому, с которым он вешал чучело шерифа и творил прочие безумства.

просмотреть/оставить комментарии [19]
<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>
январь 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

декабрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.01.26 08:09:31
«Л» значит Лили. Часть I [1] (Гарри Поттер)


2020.01.24 12:10:10
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.01.23 14:02:47
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.01.21 10:35:23
Список [10] ()


2020.01.19 13:28:22
В \"Дырявом котле\". В семь [4] (Гарри Поттер)


2020.01.18 23:21:20
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:47:25
Туфелька Гермионы [0] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:43:37
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.01.11 22:15:58
Песни полночного ворона (сборник стихов) [3] (Оригинальные произведения)


2020.01.11 21:58:23
Змееглоты [3] ()


2020.01.11 20:10:37
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2020.01.11 01:11:34
Двуликий [42] (Гарри Поттер)


2020.01.09 20:31:20
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.01.08 22:42:55
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.01.07 21:23:20
Дамблдор [5] (Гарри Поттер)


2020.01.07 03:14:32
Волдеморт и все-все-все, или Бредовые драбблы [38] (Гарри Поттер)


2020.01.06 22:03:17
Драбблы [2] (Гарри Поттер)


2020.01.06 22:03:04
Драбблы по Вавилону 5 [3] (Вавилон 5)


2020.01.06 19:16:55
Драбблы, Star Trek [2] (Звездный Путь)


2020.01.06 16:59:07
Драбблы по Аббатству Даунтон [2] (Аббатство Даунтон)


2020.01.02 19:07:18
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2019.12.30 19:22:59
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.12.29 11:44:09
Слишком много Поттеров [42] (Гарри Поттер)


2019.12.21 00:59:19
Мордорские истории [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.12.08 02:07:35
Быть Северусом Снейпом [252] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.