Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Диалог Дамблдора (Д) со Снейпом (С):
Д: "- Северус хотите печеньки?"
С: "- Директор! А как же лимонные дольки?!!"
Д: "- Не волнуйтесь Северус, мы с Риддлом за лето решили поменяться ненадолго сладостями..."

(с) Турист Похмелыч

Список фандомов

Гарри Поттер[18458]
Оригинальные произведения[1235]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12640 авторов
- 26930 фиков
- 8581 анекдотов
- 17649 перлов
- 659 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  То-Чего-Не-Может-Быть

   Глава 3. День третий
Люциус привычно проснулся от тихого «чпок», с которым в камере каждое утро появлялся домовой эльф, доставлявший заключенным завтрак и газеты.

– Ваш завтрак, сэры, – очень знакомым голосом мрачно объявил домовик.

Изумленный Люциус приподнялся на локте и даже открыл глаза, после чего убедился, что слух его не обманывает: это действительно был Добби. Раньше еду ему всегда приносил один и тот же всклокоченный рыжий домовик с обвязанным вокруг талии полосатым тюремным носком. Люциус с первого же дня заключения стал называть эльфа Артуром, и через некоторое время тот даже начал откликаться.

Добби поставил поднос на стол, раздраженно грохнув железными тарелками.

– Ты что здесь делаешь, поганец? – грозно спросил Люциус.

Добби надул щеки и гневно сверкнул глазищами.

– Добби не поганец! Добби должен защищать доброго профессора от злого бывшего хозяина!

Люциус заржал.

– Слышь, ты, «добрый профессор», – он пихнул приятеля в бок, – вставай, завтрак принесли!

– М-м-м ф-ф-ф, – сердито буркнул Северус и накрылся подушкой.

Люциус ткнул его сильнее.

– Ты что, совсем одурел? – отозвался Северус из-под подушки. – Семь утра, какой, к дьяволу, завтрак?! Я в отпуске...

– А откуда ты знаешь, что семь утра? – искренне удивился Люциус.

– О Моргауза и все ее сыновья, – застонал Снейп и, поняв, что от него не отстанут, все-таки сел. – Проработаешь в школе пятнадцать лет, будешь без часов знать время с точностью до мину... – он увидел Добби и осекся. – Ты что здесь делаешь?

Добби заулыбался.

– Добби друг Гарри Поттера. Гарри Поттер друг профессора Дамблдора. Значит, Добби друг профессора Дамблдора. Профессор Снейп друг профессора Дамблдора...

Северус, чуя, куда ветер дует, тихо заскрежетал зубами. Люциус слегка сжал его плечо:

– Погоди, – вполголоса сказал он, – когда я еще услышу объяснение транзитивности из уст домового эльфа?

– ... так что профессор Снейп друг Гарри Поттера! – радостно заключил Добби.

– Постой-ка, – нахмурился Люциус, – там тогда еще симметричность должна быть.

– Что?! – в ярости воскликнул Снейп, который только что понял, что его обозвали другом Поттера.

– Я говорю, без симметричности не получится, – рассеянно отозвался Люциус и обратился к Добби: – А Гарри Поттер друг Добби?

– Конечно! – эльф аж запрыгал от возбуждения. – Гарри Поттер друг Добби. Добби друг Гарри Поттера.

– Ну вот, – удовлетворенно заметил Люциус, – симметричность явно наличествует, так что ты, Северус, друг Гарри Поттера!

– ЧТО ВЫ НЕСЕТЕ?! – завопил Снейп, вытаращив глаза.

– Это же элементарная логика, Сев, – примирительно сказал Люциус. – Это очень просто. Если хочешь, я тебе сейчас все объясню. Вот смотри, если Добби друг Поттера...

– Хватит! – не выдержал Северус и замахал руками. – Не надо, я вам верю... И вообще, там завтрак не остыл?

– Остыл, – невозмутимо ответил Люциус, – но мы его сейчас подогреем. Вставай, пошли есть.

Северус, смирившись с тем, что доспать ему не дадут, выполз из-под одеяла и, накинув поверх одолженной у Люциуса запасной пижамы мантию, сел за стол. Оглядев принесенный завтрак, он разинул от изумления рот.

– И это Азкабан? Это такая тюрьма, я правильно помню? Вас тут так кормят?!

– Я же тебе говорил, – отозвался Люциус, намазывая свежую венскую булочку маслом. – Тут очень неплохая кухня. Хотя мне никогда не понять их страсть к омлету провансаль. Нет чтобы со спаржей сделать...

– И зачем я тогда к Дамблдору пришел? – невнятно посетовал Снейп с набитым ртом.

– Раньше тут дементоры были, – возразил Люциус. – Так что вряд ли бы тебе удалось насладиться кулинарными изысками... Это нововведение.

– И почему мне кажется, что ты имеешь к этому непосредственное отношение? – проворчал Северус, наливая себе еще кофе.

– Потому, что ты меня хорошо знаешь, друг мой, – улыбнулся Люциус и развернул газету. – Ну-ка, посмотрим, что вышло у Риты? – он вдруг закашлялся и ткнулся в «Пророк» чуть ли не носом.

Снейп вопросительно посмотрел на него, но сей выразительный жест остался незамеченным, потому что Люциус не отрывал взгляда от газеты.

– Люц? – осторожно поинтересовался зельевар.

– Скажи-ка мне, Северус, – задумчиво начал Малфой, – когда ты последний раз видел Драко?

– Позавчера утром, – недоуменно отозвался Снейп. – Он мой разговор с Лордом подслушивал. А что?

– А то, что я готов прозакладывать свою трость, что это, – Люциус ткнул пальцем в газету, – его рук дело. Взгляни...

Северус послушно взял газету и уставился на занимавшие весь первый разворот очень странные рисунки с неровными подписями.

– Что это, Люц?

– Если я правильно понимаю весь размах авторского замысла, то это комиксы. Про нашего Лорда.

Снейп присмотрелся внимательнее. Действительно, над рисунками было напечатано: «Жизнь и удивительные приключения Лорда Волдеморта. Первая серия». На первом из них что-то почти круглое с торчащими во все стороны из лица палочками бодро шагало по улице, состоящей из кривоватых домиков. Все домики были с распахнутыми окошками, на которых кое-где виднелись гигантские ромашки в горшках, а из труб на черепичных крышах спиральками поднимался дым.

– Это что, наш Лорд?! – спросил Северус, пораженный до глубины души. – А почему такой круглый?

– Нет, это Дамблдор, – спокойно пояснил Люциус. – У него мантия развевается.

– А что это из него торчит?

– Борода у него торчит. Наверное, от волнения. Хотя, возможно, вот это его палочка, которую он зачем-то держит в зубах, а борода – все остальное.

– А почему комиксы про Лорда, а тут Дамблдор?

– Ну ты прямо как маленький, – вздохнул Люциус. – Все тебе надо объяснять. Это Дамблдор идет в приют, где вырос наш Лорд, чтобы объяснить ему про Хогвартс.

– И откуда ты знаешь? – удивился Снейп.

– Там внизу под картинками все написано.

Действительно, присмотревшись внимательней, зельевар обнаружил внизу пояснительные подписи мелким шрифтом.

– Ну хорошо, а это что? – Северус указывал на вторую картинку, надпись под которой гласила: «В обыкновенном детском приюте творились ужасные вещи...». На самой картинке нечто рогатое путалось в веревках, а рядом гордо стоял некто небольшого роста со зловещей физиономией.

– По-моему, тут все просто. Тут же сказано: творились ужасные вещи. Видимо, в приюте поселилась какая-то нечисть, и наш Лорд, еще в детстве проявив выдающиеся способности, спас своих товарищей, поймав разбушевавшееся чудовище в магические силки. Ты глянь только, какие у этой твари рога и зубы. Наверняка она загрызала несчастных малюток по ночам...

– Возможно, – с сомнением отозвался Северус, глядя на нечто в силках. – А почему у нее пять ног?

– Откуда мне знать? – пожал плечами Люциус. – Может, это рогатый пятиног. Или ног на самом деле шесть, а шестую художник забыл нарисовать. Мало ли, что там водится в маггловских приютах.

– Ну хорошо, про комиксы я понял, – сказал зельевар. – А при чем тут Драко?

– А при том, – гордо объявил Люциус, – что только мой ребенок мог пристроить этот кошмар в «Пророк». И вообще, тут на последней картинке в нижнем углу надпись: «Производство: ДМ, ГП и К». Ты знаешь еще какого-нибудь «ДМ»?

– Нет, – помотал головой Северус. – Но там еще ГП! Драко и Поттер в одной компании?

– А почему нет? Надо же детям как-то развлекаться. В конце концов, у них каникулы.

– Ну-ну... – пробормотал Снейп, допивая остывший кофе, и в очередной раз порадовался, что успел укрыться за надежными стенами Азкабана. Ему даже думать не хотелось, на что способны Малфой и Поттер, если они начнут развлекаться вместе.

– И вообще, это все ерунда, – лениво заметил Люциус, выковыривая из зубов укроп серебряной зубочисткой. – Меня гораздо больше интересует общественный резонанс, который должно вызвать наше с тобой интервью.


---------------------
На всякий случай справка, хотя по-моему, и так все понятно.
Транзитивность и симметричность – свойства отношений в логике и математике. Отношение F называется транзитивным, если при наличии отношения F между a и b и между b и c то же отношение обязательно наличествует между a и c. Примеры транзитивного отношения: равенство (если a = b и b =c, то a = c) или отношение «больше» (если a > b и b > c, то a > c). Отношение F называется симметричным, если наличие отношения F между a и b обязательно влечет за собой наличие отношения между b и a. Очевидно, что равенство – симметричное отношение, а «больше» – нет.

Омлет провансаль – омлет с чесноком, помидорами, луком и оливками.


* * *

Гарри проснулся от того, что его трясли за шиворот.

– Поттер, если ты сейчас не встанешь, я просто не знаю, что я с тобой сделаю...

– А? – Гарри резко сел, протирая заспанные глаза. – Что стр'слось?

– Ты только посмотри! – Малфой сунул ему под нос газету.

– Погоди, я линзы надену... Ну, напечатали наше... творение, и что? Разве не должны были?

– Ты не туда смотришь, – Драко нетерпеливо выхватил «Пророк» у него из рук и перевернул страницу: – Читай. Вслух.

Заголовок статьи сразил Гарри наповал.


Открытое письмо из Азкабана: эксклюзивное интервью с добровольными заключенными Люциусом Малфоем и Северусом Снейпом


Вчера в Азкабане началась весьма необычная акция протеста: известный в прошлом Упивающийся Смертью Люциус Малфой и добровольно присоединившийся к нему бывший преподаватель Школы Чародейства и Ведьмовства Хогвартс Северус Снейп наотрез отказываются покидать камеру. Выйти на свободу они отказываются даже за деньги.



– Они что, совсем с ума сошли? – с надеждой поинтересовался Гарри.

– Вряд ли, – фыркнул Драко. – Я уверен, это какой-то очередной трюк моего папеньки. Ты дальше читай.


Наш специальный корреспондент Рита Скитер вчера вечером посетила протестующих. На первый же вопрос она получила невероятный – нет, сенсационный! – ответ.

– Скажите, мистер Снейп, что побудило вас присоединиться к своему другу в заключении?

– Не что, а кто, – ответил мистер Снейп. – Мой бывший работодатель, директор Хогвартса Альбус Дамблдор.



– Да как он смеет! Дамблдор мертв! Он же его и убил! – возмутился Гарри.

– Поттер, я никогда не поверю, что мертвый Дамблдор может загнать Северуса в Азкабан! – возразил Драко. – Там дальше наверняка есть какое-то объяснение.


– Тот самый, похороны которого состоялись в мае месяце?

– Именно. Как выяснилось, они оказались несколько преждевременными.

– Как такое могло случиться?

– Спросите у него самого или министра Скримджера.



– Еще и этот гад тут замешан? – возмутился Гарри.

– Поттер, ты уже с новым министром умудрился полаяться? – удивился Малфой. – Когда успел-то? Тоже мне, профессиональный оппозиционер...

– Чего?

– Неважно. Ты наживаешь врагов с такой скоростью, что скоро перегонишь Темного Лорда. Дальше давай.


К сожалению, как министр магии, так и чудом воскресший Альбус Дамблдор – наш корреспондент успела лишь поздравить его со счастливым возвращением в мир живых – наотрез отказались комментировать ситуацию.


– Скитер его видела?! – вытаращил глаза Гарри. – Значит, он и вправду живой?!

– Скорее всего, – пожал плечами Драко. – Хотя то, что говорит Скитер, обычно никак не связано с реальным положением вещей. И вообще, что ты все время отвлекаешься?


– Вернемся к вашему пребыванию здесь. Вы утверждаете, что профессор Дамблдор предложил вам присоединиться к мистеру Малфою?

– Это не я утверждаю, а вы спрашиваете. Дамблдор дал мне очередное поручение, которое и побудило меня принять такое решение.

– Что же это за поручение?

– Вытащить моего друга из Азкабана.

На этом месте в наш разговор вмешался мистер Малфой:

– Сев, по-моему, ты путаешь. Это наш Лорд (то есть Тот-Кого-Нельзя-Называть – прим. ред.) поручил тебе вытащить меня из Азкабана. А Дамблдор всего-навсего предложил тебе меня купить, чтобы я на вас шпионил.



– У них денег не хватит, – усмехнулся Драко. – Особенно на папеньку и Северуса сразу.

– Да уж, слизеринцы за «спасибо» не работают, – фыркнул Гарри.

– «Спасибо», Поттер, бывает разным, – наставительно сказал Драко. – «Спасибо» некоторых людей может стоить астрономической суммы денег. Однако ни Темный Лорд, ни Дамблдор к ним не относятся.


– А ты видишь существенную разницу? – возразил товарищу мистер Снейп. – По-моему, это детали. Результат был бы один и тот же: нам пришлось бы возвращаться к Лорду.

– Так почему же вы... поступили так, как поступили? – осторожно поинтересовалась наш корреспондент.

– Потому что меня не устраивают условия труда у обоих моих, с позволения сказать, работодателей, – отрезал Снейп. – Я вам не Труффальдино из Бергамо, чтобы постоянно вытаскивать этих двух... деятелей из той... гм... из тех ситуаций, в которые они все время попадают.

– Абсолютно согласен, – снова вмешался мистер Малфой. – Дурное обращение Темного Лорда со своими подчиненными в последнее время перешло все границы разумного. На мой взгляд, поддерживать его сейчас могут лишь сумасшедшие фанатики или простофили, не понимающие, что их просто-напросто дурят.

– Вы имеете в виду ужасные пытки, которым он, без сомнения, подвергал вас в наказание за малейшие проступки? Возможно, даже применение Круциатуса?

– Что вы, дела обстояли гораздо хуже, – покачал головой мистер Малфой. – Ненормированный рабочий день – это во-первых. Ну кому понравится, когда его поднимают по звонку в любое время суток? Жена, как вы догадываетесь, недовольна...

– И эксперименты страдают, – добавил мистер Снейп, который, напоминаем, является выдающимся зельеваром. – Вы не представляете себе, как тяжело быть членом двух тайных обществ сразу. То один шеф вызовет, то другой – поработать нормально не дадут. Как мальчик на побегушках, право слово.

– Потом, – продолжил мистер Малфой, – никакой медицинской страховки. Сам Круциатус – это полбеды, а вот лечение его последствий... Вы не представляете себе, во сколько мне обходилась оплата колдомедицинских услуг. Разориться можно.

– А в отпуске я вообще пятнадцать лет не был, – пожаловался мистер Снейп. («Грубейшее нарушение трудового законодательства, – отмечает наш эксперт. – Работодатель карается крупными штрафами вплоть до лишения лицензии...»)

– И никаких социальных гарантий. Инвалидом, например, стать – раз плюнуть, а пенсии от них обоих разве дождешься? – заявил мистер Малфой.

– Вон, можете у Люпина спросить, – добавил Снейп. (Ремус Люпин – однокурсник мистера Снейпа, оборотень, некоторое время назад преподавал в Хогвартсе ЗОТИ и, как нам известно, был уволен в конце года без выходного пособия).



– Какое хамство, – возмутился Гарри. – Он сам его и выжил из школы!

– Допустим, – язвительно сказал Драко, – но судя по тому, как выглядел Люпин, когда я его в последний раз видел, Дамблдора не очень заботит его финансовое положение. Да и в школу он на третьем курсе приехал... гм...

Гарри, твердо решив оставаться человеком Дамблдора до самых пяток, предпочел пропустить эти обвинения мимо ушей и просто продолжил чтение.


– В общем, мы решили, что не желаем позволять себя эксплуатировать, – подвел итог беседы Люциус Малфой.

В заключение господа протестующие выразили надежду, что остальные последователи как Того-Кого-Нельзя-Называть, так и Альбуса Дамблдора потребуют защиты своих прав и организуют профсоюз. Как откликнутся на этот призыв их бывшие коллеги, остается пока только гадать.



– Да-а... – протянул Драко. – Ну, папа дает... Я думаю, вкупе с нашими комиксами это Волдеморта доконает.

– И что тогда?

– А вот это уже одному Волдеморту известно. Придется ждать развития событий, – он встал и посмотрел на Гарри сверху вниз. – Пошли завтракать, а то через час явится наша команда... э-э... креативщиков. Нас ждет вторая серия!


* * *

Ознакомившись со свежим номером «Пророка», Питер Петтигрю не стал терять ни минуты. Так же, как и Люциус, он сразу же обратил внимание на подпись под комиксами – и решил, что Малфой-младший в качестве нового Повелителя подойдет ему ничуть не хуже, чем Малфой-старший. Даже лучше, потому что наивнее и неопытнее. Присутствие где-то рядом Поттера его, конечно, несколько смущало, но не слишком: тот один раз уже доказал собственную непроходимую глупость, пощадив Питера в Визжащей Хижине.

Чего Петтигрю действительно боялся, так это реакции Темного Лорда на обе публикации. Волдеморт имел давнюю привычку срывать дурное настроение на всех, кто попадался под руку, и Питер очень сомневался, что это будет Белла. А кроме нее и его самого больше в особняке никого не было.

Посему анимаг стремительно собрал все свои немудреные пожитки, прихватил из буфетной несколько золотых ложечек и чайное ситечко (почему, он и сам толком не знал) и покинул резиденцию Лорда со всей поспешностью, на какую был способен.


* * *

Алекто разбудило раздавшееся у нее над ухом немилосердное ржание ее брата.

– Может, мы тебя Лорду сдадим? – раздраженно буркнула она спросонья. – Вместо лошади? Я тебе и пару горбов могу запросто устроить...

– Комиксы... Лорд... – выдавил Амикус сквозь смех. – Сама посмотри...

Алекто отобрала у брата газету, однако в первую очередь ее внимание привлекло интервью Снейпа и Люциуса.

– Вот гады, – пробормотала она, пробежав глазами статью. – Твою мать!

– Что такое? – Амикус заглянул ей через плечо и тут же присвистнул. – Ничего себе...

– Дамби жив, – процедила Алекто. – Снейп и Малфой нас предали. И если я что-нибудь в чем-нибудь понимаю...

– ... то надо делать ноги, – кивнул Амикус. – Как ты думаешь, стоит связаться с Йоксли или Гойлом?

– Зачем? – прищурилась Алекто. – Гринготтские счета, которыми пользовался Лорд, зарегистрированы на нас...

– И на Йоксли, – возразил сестре Амикус.

– Тогда тем более, – отрезала та. – Несмотря на его сомнительные сексуальные предпочтения, он, к сожалению, не идиот. А значит, мы просто обязаны его опередить.


* * *

– Белла! Беллочка!

Беллактрикс целых полминуты раздумывала, нельзя ли притвориться спящей, но потом решила, что это будет неправдоподобно: ни один нормальный человек не способен спать, если его трясут за плечо со скоростью экспресса «Париж-Стамбул».

– Волдичка? Что стряслось? – она села, старательно-сонно потирая глаза одной рукой и кокетливо придерживая спереди пеньюар – другой.

– Они нас бросили! – взвыл Темный Лорд, трагическим жестом подсовывая даме сердца утреннюю газету.

– Кто? – изумилась Белла, тут же напрочь забывшая про пеньюар.

– Северус! И Люциус! – воскликнул Волдеморт. – Неблагодарные!

Он в сердцах трансфигурировал один из стульев в пару маленьких големов с лицами Снейпа и Малфоя-старшего и тут же их заавадил. Ему даже немного полегчало, но ненадолго.

– И сын... туда же! – воскликнул он, пиная зааваженных големов ногами.

– У тебя есть сын? – поразилась Беллатрикс и тут же ревниво поинтересовалась: – От кого?

– Какой сын? – в свою очередь обалдел Волдеморт.

– Который туда же...

– Ты меня совсем запутала, – пожаловался Лорд, устало опускаясь в кресло. – Какой сын? Куда туда же?

– Ты сказал, что твой сын туда же, – осторожно пояснила Белла.

– Да не мой, – с досадой отозвался Волдеморт. – А Люциуса. Они с Поттером...

– У Люциуса с Поттером есть сын? – чуть не завизжала Белла. – Но он же... Люци то есть... он же... нормальный!

– Какой он нормальный, когда он со мной так поступает! – горячо запротестовал Лорд. – Он меня бросил, скотина, и теперь там с Северусом... развлекается!

– И ты... тоже? – Белла сперва побледнела, потом позеленела и медленно сползла на подушки. – А я? А как же я?

Волдеморт, сообразив, что ляпнул что-то не то, сотворил стакан воды, испуганно бросился к Беллатрикс и принялся ее поить.

– Ты только не волнуйся, Беллочка, – нервно повторял он, ерзая на краешке кровати. – Все будет в порядке...

– Какое в порядке, – всхлипнула Белла, – когда ты с Люциусом...

– Я? – обалдел Лорд. – С Люциусом?

Нахмурясь, он прокрутил в памяти последние минут пять разговора и усилием воли заставил себя собраться с мыслями.

– Значит, так, – решительно начал он. – Во-первых, никакого сына у меня нет. Во-вторых, Драко, насколько мне известно, как был сыном Люциуса и Цисси, так и остался. И этот паршивец теперь с Поттером...

– Драко с Поттером?! – вытаращила глаза Беллатрикс.

– Белла, – предупреждающим тоном произнес Волдеморт, и та умолкла. – Как я уже третий раз пытаюсь тебе объяснить, младший Малфой с Поттером печатают про меня в «Пророке» всякую дрянь. Люциус с Северусом сидят в Азкабане и занимаются ерундой. А я сижу с тобой здесь и страдаю, потому что тебе приходится по полчаса объяснять элементарные вещи. Еще вопросы есть?

– Есть, – тут же ответила Белла. – Где там эти наши... лошадники?

– Не знаю, – удивленно сказал Лорд. – Я про них и забыл совсем.

– Ну так спроси, – Белла капризно надула губки. – Может, они ее нашли уже.

– Кого «ее»?

– Ну лошадь же! – воскликнула Беллатрикс.

С полминуты они молча смотрели друг на друга. Потом Волдеморт пересел в кресло, откинулся назад, полуприкрыв глаза, и сосредоточился.

Ничего не произошло.

Он открыл глаза, снова закрыл их и сосредоточился еще раз – увы, с тем же результатом.

– Они... не отвечают!

– Как это? – удивилась Белла. – Попробуй еще раз, Волдичка. Может, связь плохая...

Лорд попробовал.

– Все равно не отвечают! – почти в панике воскликнул он. – Да что же это такое!

Беллатрикс наконец выползла из-под одеяла, села на подлокотник кресла и нежно погладила Волдеморта по голове.

– Ну и пусть, – слегка растерянно сказала она. – Зачем они нам нужны? Все равно они все идиоты... А лошадь мы и сами найдем...

– Гады, – всхлипнул Лорд, закрывая лицо руками. – Кстати, Петтигрю тоже сбежал. Я уже проверял сегодня утром. Еще и ложки мои унес, клептоман несчастный! Совсем я один остался...

– И вовсе не один! – возмутилась Белла. – Я же с тобой!

– Только ты и со мной, – вздохнул Волдеморт. Ему очень хотелось пожаловаться еще на что-нибудь, но поводы, только что казавшиеся многочисленными, вдруг кончились.

– Ну вот видишь, – не очень убедительно пробормотала Беллатрикс. – Я с тобой, лошадь мы найдем, и все будет хорошо. Зачем нам они все? Разве что деньги... – она вдруг нахмурилась. – Этим Кэрроу, да и Йоксли тоже палец в рот не клади...

– Денег у меня достаточно, – Темный Лорд поднял голову. – У меня счета почти во всех восточных банках, и парочка даже в маггловских. Думаешь, я зря четверть века провел на востоке? – в его глазах загорелся самодовольный огонек.

– Ты у меня умница, – улыбнулась Белла. Потом вдруг снова нахмурилась: – А как же эти твои... хрюксы?

– Что-что? – недоуменно переспросил Волдеморт, потом усмехнулся: – А, хоркруксы... Да нету их больше.

– Как нету?

– А так. Я что, самоубийца, семь штук делать? Их и было-то всего два. Делать их, между прочим, не варенье жрать. Мне и первый-то раз очень не понравилось, а уж после второго я понял, что с меня хватит.

– Какая прелесть! – восхитилась Беллатрикс. – Пусть теперь эти дураки собирают всякую ерунду – им развлечения надолго хватит. А мы с тобой поедем на восток...

Лорд вопросительно приподнял левую бровь.

– ... искать волшебную лошадь, – упрямо закончила Беллатрикс. – Мы ее найдем, и вернем тебе прежний вид, и...

– Я уже понял, – кивнул Волдеморт, к которому вернулось хорошее настроение. Он бодро поднялся на ноги и посмотрел на Беллу сверху вниз. – Собирайся! Нас ждут великие дела!


* * *

Питер в нетерпении шнырял туда-сюда по Сумеречной аллее. Он не знал, конечно, где точно искать Малфоя или Поттера, но зато был хорошо знаком со сдачей внаем конспиративных квартир. Кроме того, он знал, что кроме Малфоя и Поттера младших, в создании комиксов участвовала некая «К» – и хорошо себе представлял, из кого именно эта «К» состоит. Питер был твердо уверен, что проследить за кучкой шумных гриффиндорских детей не составит никакого труда.

И действительно, в четверть третьего на углу Диагон-аллеи и Сумеречной появилась галдящая компания. Слегка злорадствуя, Питер двинулся следом за ними короткими перебежками – от крылечка к крылечку, от урны к урне.

К несчастью для себя, Петтигрю забыл об одном очень важном факте. Четверо из пяти юнцов носили фамилию Уизли. И все четверо очень хорошо знали, как он выглядит в крысином облике. Поэтому когда на площадке второго этажа ничем не примечательного дома, куда Питер последовал за «наивными детьми», его настиг меткий Stupefy, анимаг не успел даже удивиться.


* * *

Когда в дверь постучали условленным стуком (три простых удара и один долгий), Драко, сидевший на письменном столе, скрестив ноги по-турецки, даже и не подумал сдвинуться с места.

– Поттер, открывай, креатив пришел! – заорал он на всю квартиру, не выпуская из рук блокнота и пера.

– А тебе что, лень подняться? – отозвался из кухни Гарри.

– Не лень! – крикнул Драко в ответ. – Но производственной необходимости я тоже не вижу!

– Разгильдяй, – пробормотал Гарри и поплелся открывать сам.

В прихожую ввалились взбудораженные близнецы, Рон, Джинни и Гермиона.

– Ты....

– ни за что...

– не угадаешь...

– что мы тебе...

– принесли! – выпалили они наперебой.

И Фред торжественно протянул Гарри оглушенную крысу, держа ее за хвост двумя пальцами. Одна лапка у крысы была серебряной.

– Твою... мать!!! – выдохнул Гарри.

За его спиной немедленно материализовался любопытный Драко.

– Что такое?

Фред продемонстрировал крысу и ему.

– А, – усмехнулся Малфой-младший, донельзя в эту минуту напоминая своего отца, – ошибка природы...

– Почему? – удивилась Гермиона.

– Ну как же, – скучающим тоном начал Драко, прислоняясь к косяку и лениво разглядывая ногти на правой руке, – гриффиндорец, продавшийся Силам Зла, – он так и произнес это, с двух больших букв, – это раз. Жуткий трус, непонятно как попавший на ваш факультет, – это два. Самый незаметный из слуг Лорда, ни с того ни с сего оказавшийся самым преданным, – это три. Хотя, – он прищурился, – возможно, в последнем я ошибаюсь. Сейчас мы это проверим.

– Что ты раскомандовался, Малфой? – недовольно спросил Рон.

Драко на секунду прикрыл глаза.

– Уизли, – произнес он подчеркнуто ровным тоном, – ты знаешь заклинание для выявления истинной формы анимага?

– Нет, – сознался Рон.

– Тогда заткнись и не мешайся, – высокомерно парировал Драко. – Поттер, дай мне мою палочку.

Гарри заколебался. Драко театрально вздохнул.

– Даю слово, – пафосно произнес он, прижав руку к сердцу, – что не использую ни одного заклятия против вас! А теперь дай мне мою палочку, идиот, хоть на минуту, и покончим с этим, – добавил он, не меняя позы, уже обыденным тоном.

Гарри фыркнул и, несмотря на неодобрительные взгляды Рона и Гермионы, протянул слизеринцу его палочку.

– Доверчивый идиот, – буркнул тот, после чего повернулся к Фреду: – Положи эту дрянь на пол посреди комнаты. И на всякий случай, – он обратился ко всем присутствующим, – приготовьте палочки.

Гриффиндорцы повиновались.

– Animagum revelo! – скомандовал Драко, из его палочки вырвался ярко-синий луч, и на полу посреди комнаты вместо крысы появилось тело Питера Петтигрю, все еще оглушенного. – Ну вот и все, – пожал плечами Малфой и небрежным жестом протянул Гарри палочку. – Дальше я бы рекомендовал его связать, применить Ennervate и допросить как следует. Вопросы есть?

– Есть, – уверенно заявил Гарри. – Метла в заднице – это врожденное свойство всех Малфоев или благоприобретенное?

– Тебе не понять, – гордо ответствовал Драко, расправив плечи. – Для этого надо быть Малфоем.


* * *

Руфус Скримджер и Альбус Дамблдор второй день сидели в Азкабане под дверью камеры №328. Они терялись в догадках, что бы такое еще посулить запершимся изнутри ненормальным, как вдруг к ним рысцой подбежал запыхавшийся Боб Бастлер.

– Там... внизу... – с трудом переводя дух, начал он.

– Журналисты? Гнать! – решительно объявил Скримджер. – Скажешь им, что у нас тут суперсекретное совещание комитета магической безопасности. Пусть потом приходят.

– Нет, – помотал головой Бастлер. – Там эти... которые с комиксами.

– Гарри? – искренне обрадовался Дамблдор.

– Нет, Поттера там нет, – возразил Боб. – Только лохматая девчонка, много рыжих, младший Малфой и что-то страшное и белобрысое. И еще у них с собой крыса.

– Крыса?! – дружно вскричали Дамблдор и Скримджер. Потом переглянулись и заулыбались.

– А ну-ка, – велел министр магии, – тащите сюда этих деток вместе с крысой.

– Что, прямо в коридоре будем беседовать? – поинтересовался Альбус.

– Да нет, зачем же? – удивился Скримджер и повернулся к Бастлеру: – Боб, давайте в Зал свиданий, там удобнее.

Бастлер кивнул и умчался. Дамблдор проследовал за Скримджером в комнату для свиданий – ярко освещенное помещение без окон, оклеенное обоями в мелкий сиреневый цветочек.

– Миленько тут у вас, – заметил директор, осторожно присаживаясь на обитую искусственной кожей банкетку.

– Ремонт сделали, – опустил глаза министр. – Приходится соответствовать новым требованиям. Журналисты, знаете ли, замучили совсем...

– Ясно, – кивнул Дамблдор.

Он хотел было сказать что-то еще, но тут в комнату ввалилась гомонящая толпа, из которой вырвалось что-то непонятно-белобрысое и с криком «Альбус!» кинулось обнимать директора. Он слегка опешил.

– Вы живой! – продолжало горланить белобрысое нечто, вцепившись в него мертвой хваткой.

Ошарашенный Скримджер вопросительно посмотрел на остальных гостей. Четверо рыжих – явно Уизли – и какая-то лохматая девчонка ухмылялись до ушей. Худой высокомерный блондин – очевидно, Малфой-младший – насмешливо фыркнул:

– Ну что вы хотите от Поттера? Его магглы воспитывали, – он слегка поклонился: – Здравствуйте, господин министр, добрый день, господин директор.

– Это Гарри Поттер?! – воскликнули оба почтенных джентльмена вместо приветствия.

– Ага, – сказал Гарри, отлепившись наконец от Дамблдора. – Альбус, вы не представляете, как здорово, когда тебя никто не узнает.

– Я верю, мой мальчик, я верю, – закивал Дамблдор, пытаясь привыкнуть к мысли, что Гарри за прошедший год не только вырос и сильно изменился, но и начал называть его по имени. Он перевел взгляд на остальных молодых людей: – Рон, Гермиона, я рад вас видеть... Фред, Джордж, я надеюсь, что ваш бизнес процветает? Джинни, девочка моя...

– Это все очень мило... – хором начали Скримджер и Драко, тут же осеклись и неприязненно посмотрели друг на друга.

– Близнецы Петтигрю поймали! – спохватился Гарри. – Смотрите!

Джордж, ухмыляясь, продемонстрировал клетку, где сидела понурая крыса с серебряной лапкой.

– Сей джентльмен, – лениво заметил Драко, – имел честь нам сообщить, что якобы знает, где находятся так называемые хоркруксы. Мы решили...

– Это мы решили, Малфой, – огрызнулся Рон. – Тебя никто не спрашивал.

Драко страдальчески закатил глаза к потолку.

– Рон, опять ты за свое, – с укором заметила Гермиона. – Профессор, – обратилась она к Дамблдору, – мы все решили, что лучше принести Петтигрю вам.

– Но позвольте... – начал было Скримджер, однако его тут же перебили.

– Не позволю! – воскликнул Гарри. – Это действительно Питер Петтигрю, он жив, Сириус Блэк был невиновен, а ваш дурацкий Аврорат занимается ерундой, вместо того, чтобы делать свое дело!

– Гарри! – в ужасе воскликнула Гермиона.

– Кто о чем... – пробормотал Драко.

– Не очень вежливо, но в целом верно, – мягко заметил Дамблдор. – А теперь давайте все-таки перейдем к делу. Мне бы очень хотелось побеседовать с мистером Петтигрю.

Крыса в клетке горестно опустила усы.


* * *

«Добровольные заключенные» в камере №328 второй день кряду играли в покер. И несмотря на то, что Северус действительно успел выиграть кругленькую сумму, настроение у него портилось все сильнее и сильнее.

Много лет мечтая о тишине и покое, он вдруг обнаружил, что и то, и другое его ужасно раздражает. За двадцать лет он как-то незаметно привык много работать, мало спать и при этом успевать абсолютно все. А теперь вынужденное безделье в замкнутом пространстве страшно угнетало его, хоть он и не собирался в этом признаваться даже самому себе.

– Да успокойся ты, – нетерпеливо сказал Люциус, и Северус обнаружил, что, стоило им отвлечься от игры, как он принялся ходить из угла в угол. – У тебя что, клаустрофобия?

– Нет у меня никаких фобий, – огрызнулся Северус. – Ну разве что поттерофобия, но здесь она мне, надеюсь, не грозит.

– А что ты тогда носишься туда-сюда, как почтовая сова в Валентинов день? – поинтересовался Люциус.

– Не знаю, Люц, – вздохнул Северус и сел на кровать. – Не знаю. Может, в шахматы сыграем?

Но не успел Люциус ответить, как в камере появился Добби.

– Сэры не отвечают, когда их зовут, – укоризненно сказал он, – потому что не слышат, что снаружи. Профессор Дамблдор просил передать письмо, – он поклонился Северусу и протянул ему конверт.

Снейп опять вздохнул, но конверт все-таки взял и распечатал. По мере чтения глаза у него все больше и больше лезли на лоб.

– Что такое? – заинтересовался Люциус.

– Сумасшедший дом, – пробормотал Северус. – Форменный сумасшедший дом.

– А именно?

– Поттер и компания приволокли сюда Хвоста.

– Молодцы. А мы-то тут при чем?

– А Хвост говорит, будто все наши, кроме него, по приказу Лорда ищут по стране горбатую лошадь. Дескать, Белла потребовала: вынь ей да положь горбатую лошадь. А поскольку она из Лорда веревки вьет, то все оставшиеся...

– Это кто? – уточнил Люциус.

– Кэрроу, Йоксли и Гойл, – честно ответил Северус.

– Хороша команда, – засмеялся Люциус. – Я смотрю, Белла совсем ума лишилась...

– Не то слово. Короче говоря, Петтигрю, глядя на это безобразие, решил переметнуться. Утверждает, будто знает, где оставшиеся хоркруксы. Кстати, отпрыск твой здесь, вместе с Поттером и его приятелями. Хочет тебя видеть.

– Да ну? – обрадовался Люциус.

– Угу, – сказал Снейп. – Дамблдор интересуется, не выйдем ли мы. Предлагает поучаствовать в рейде на поместье Лорда...

Малфой задумался.

– А, вот тут уже начались угрозы, – усмехнулся Северус, дочитав до конца. – Цисси видела наше интервью и к вечеру будет здесь.

Люциус побледнел.

– Мерлин милостивый... – выдохнул он, хватаясь за голову. – Она же мне голову оторвет. И хорошо, если только голову...

– Может, выйдем? – предложил Северус. – Пока они нас уговаривают, можно лицо сохранить. А то, по-моему, еще чуть-чуть, и позору не оберешься.

Люциус, который уже нарисовал в воображении ужасающую картину разъяренной Нарциссы, в гневе разносящей Азкабан по кирпичику, только кивнул.

– Добби, – позвал он, – передай Дамблдору, что мы согласны.

Добби понятливо мотнул ушами и исчез.


* * *

Операция «Идиотизм» была назначена ровно на шесть вечера. Название образовалось как-то само собой, после того как Люциус в седьмой раз в раздражении воскликнул: «Да это же идиотизм!», а Скримджер в не меньшем раздражении заметил, что «с этим идиотизмом пора кончать».

Была уже половина пятого, а план операции все еще не был продуман как следует, потому что все ее участники постоянно переругивались. Дамблдор и Скримджер никак не могли согласиться, кто возглавит штурмовой отряд. Джинни требовала, чтобы ее взяли с собой, но остальные были против единогласно. Люциус настаивал, чтобы дома оставили всю банду рыжих, а лучше и грязнокровку тоже, и Уизли подняли такой галдеж, что даже у Гарри заложило уши. Драко возражал всем и каждому просто из принципа. Снейп едва ли не единственный пребывал в хорошем настроении, потому что стоило ему взглянуть на Гарри, как его немедленно разбирал смех. Грустный Петтигрю, для надежности привязанный к стулу в углу комнаты, в дискуссии участия не принимал.

Внезапно в дверь постучали, и в комнату снова заглянул Боб Бастлер.

– У нас тут... пополнение, – радостно сообщил он. За его спиной виднелась группа авроров, не спускавших глаз с очень хмурых брата и сестры Кэрроу, а также Йоксли и Гойла. Всклокоченная Алекто метала убийственные взгляды не только на Йоксли и Гойла, но и на собственного брата.

– Вот это да! – присвистнул Скримджер. – Бастлер, как вам это удалось?

– Они устроили масштабную драку в приемной Гринготтса, – ухмыльнулся тот. – Деньги не поделили.

– Вот видите, – наставительно заметил Дамблдор, – до чего людей жадность доводит.

Северус и Люциус пробормотали что-то про отсутствие здравого смысла и плачевные последствия, не уточнив, впрочем, кого именно имели в виду.

– Великолепно! – обрадовался Скримджер, едва Упивающихся увели. – Значит, в особняке только Тот-Кого...

– Придурок красноглазый, – непочтительно перебил его Драко. – Сколько можно язык ломать об эти вечные экивоки?

Министр онемел.

– Он не вас имеет в виду, – усмехнулся Люциус, – а Темного Лорда. Или Волдеморта, как вам будет угодно.

Гарри ухмыльнулся, а Снейп скривился.

– Мальчики, – вмешался Дамблдор, – это сейчас неважно. И у нас мало времени. Давайте к делу.

– Итак, как я говорил, – процедил Скримджер, – в особняке Реддлов сейчас только В-волдеморт и Беллатрикс Лестранж, – он склонился над столом, водя пальцем по плану упомянутого особняка. – Вот что я предлагаю...


* * *

Штурмовой отряд в некотором изумлении стоял на лужайке перед распахнутой настежь дверью. Окна дома были темны, изнутри не доносилось ни звука, зато на крыльце, свернувшись большими кольцами, грелась в лучах вечернего солнца Нагини. Она лениво подняла голову, смерила незваных гостей презрительным взглядом и снова улеглась.

– Я так и знал, – пробормотал Снейп. – Ничего хорошего из этого не выйдет.

– Да брось, – попытался утешить его Люциус. – Ну что у тебя за паранойя, честное слово?

– Карьера способствует, – буркнул тот. – Никогда не становись учителем, Люц, если хочешь сохранить здравый рассудок.

– И долго мы будем стоять? – поинтересовался Гарри.

– У тебя есть предложения, Поттер? – хмыкнул Драко.

– У меня нет, – сказал Гарри, – но, может, у нее есть? – он кивком указал на змею и, не дожидаясь ответа, зашагал по лужайке к крыльцу.

– Ты куда? – вскинулась Гермиона, но ее тут же схватила за плечо крепкая рука.

– Стоять, – прошипел Снейп. – Вы не умеете разговаривать со змеями, зато, возможно, представляете некоторую ценность для общества. В отличие от вашего приятеля.

Гарри между тем подошел к крыльцу на безопасное расстояние метра в три – на всякий случай, конечно, сжимая в руке палочку.

– Добрый день, – прошипел он.

Скримджера передернуло. Нагини подняла голову.

– З-с-сдравс-с-ствуй, – ответила она. – Я тебя давно ж-ш-шду.

– Да? – удивился Гарри. – А з-с-сачем?

– Бывш-ш-ший хоз-с-сяин велел, – змея кокетливо махнула кончиком хвоста. – Он с-сказ-с-сал, ты теперь будеш-шь хоз-с-сяин.

– Офигеть! – от неожиданности Гарри снова перешел на английский.

– Что такое, Гарри? – обеспокоенно поинтересовался Дамблдор.

– Она говорит, что Волдеморт сказал, что теперь я ее хозяин, – ответил ошарашенный Гарри. – И что она давно нас ждет.

– Кто есть в особняке? – резко спросил Скримджер.

Гарри повернулся к змее:

– В доме кто-нибудь ес-с-ть?

Нагини помотала плоской головой.

– Хоз-с-сяин и хоз-с-сяйка уехали. Ос-ставили вам пис-сьмо. И меня.

– Она говорит, что там никого нет, что Волдеморт и Лестранж уехали и что они оставили нам какое-то письмо, – перевел Гарри присутствующим.

– Восхитительно, Поттер, – сухо сказал Снейп. – А теперь, будьте любезны, уберите свое новое домашнее животное с дороги и пустите взрослых в дом.

Гарри пожал плечами. Убедившись, что Дамблдор жив, он потерял к Снейпу всякий интерес, и такие мелочи, как подначки желчного зельевара, его просто не волновали.

– Нагини, – сказал он, – пож-шалуйс-ста, уйди с-с дороги. Они хотят войти.

Та величаво кивнула и медленно сползла с крыльца в сторонку.

– Веж-шливый хоз-с-сяин, – удовлетворенно прошипела она, – мне нравитс-ся, – и положила треугольную голову Гарри на плечо.

– Она его душит! – в ужасе вскричал Рон.

Драко только презрительно сплюнул.

– Нет, Крысли. Она демонстрирует привязанность фамилиара к хозяину. Проще говоря, вашего полку прибыло.

– Идиоты, – пробормотал Гарри на змееязе. Как ни странно, Нагини сама по себе не вызывала у него раздражения: змея как змея, хоть и очень большая. – Нагини, ты не могла бы про-сто подож-шдать с-снаруж-ши? Только никого не еш-шь.

– Конеш-шно, – она послушно свернулась на траве, прикрыв глаза. – Я тебя подож-шду.

– Можно идти, – повернулся Гарри к остальным.


Не прошло и десяти минут, как они убедились, что особняк и в самом деле пуст – во всяком случае, там не было ни одной живой души. В главной гостиной на огромном столе сиротливо лежал большой конверт.

Удостоверившись, что никаких заклятий и ловушек нет, Дамблдор его вскрыл. Стоило ему проглядеть первые несколько абзацев, как и без того неряшливые остатки рыжей бороды встали дыбом, и старик громко выругался, совершенно поразив всех присутствующих.

– Читайте уж, – вздохнул Снейп. – Хуже уже все равно не будет.

Дамблдор вздохнул и принялся читать письмо вслух.

– Всем привет! – начиналось оно.

Слушатели поморщились. Все до единого.

– Не могу передать, как я обижен и разочарован. Сев, Люц, вам не стыдно?

– Нет, – хором ответили оба. Кто-то тихо фыркнул.

– Ну остальные-то просто идиоты, я на них и не рассчитывал, но вы... Ладно, я отвлекся. Итак, я, Лорд Волдеморт, пишу это 5 августа 1997 года, в здравом уме и твердой памяти...

– Как же, – хмыкнул Гарри.

– Тихо, Поттер, – цыкнул на него Люциус.

– Рад уведомить вас, что ни вы, ни Британия, ни даже магическая Европа не представляете более для меня никакого интереса, ибо я открыл для себя нечто более важное...

– Это Беллу, что ли? – удивился Люциус. – Да ее еще...

– Мистер Малфой! – возмутился Дамблдор. – Здесь дети!

– Где дети?! – недовольно воскликнули представители младшего поколения.

– Неважно, – заметил Снейп. – Альбус, читайте дальше.

– ... нечто более важное. Так что я отбываю на восток, в надежде, что вы меня больше не побеспокоите. Там я надеюсь разыскать волшебную горбатую лошадь, обрести с нею вечную молодость...

– Я думал, он с Беллой сбежал, – пробормотал Люциус.

– ... и после того воссоединиться с моей возлюбленной, – невозмутимо продолжал чтение Дамблдор. – Вам же оставляю своего рода завещание...

– Ну-ка, ну-ка... – заинтересовался Скримджер.

Особняк со всем содержимым оставляю Люциусу, – прочитал директор. – Люци, ты у нас известный барахольщик, вот и разбирайся на здоровье. Желаю приятно провести время.

– Спасибо, – машинально отозвался Люциус.

Мастера зелий, одна штука, завещаю директору Хогвартса Альбусу Дамблдору...

– Что?! – взвизгнул Снейп.

Мастера зелий, одна штука, завещаю директору Хогвартса Альбусу Дамблдору, – дрогнувшим голосом повторил Альбус. – Мне он больше без надобности, так что забирайте его в вечное пользование. Да, кстати: проклятие с должности преподавателя ЗОТИ я снимаю с одним условием: не давайте ее этому немытому перебежчику. А то обратно прокляну. Пусть как вел зелья, так и ведет до скончания своих дней, сволочь сальноволосая.

Снейп издал невнятный звук и тяжело осел на вовремя подставленный Люциусом стул.

Змею мою Нагини оставляю на попечение Гарри Поттеру, – между тем продолжал Дамблдор. – Он, в конце концов, единственный, кроме меня, змееуст в Британии – пусть пользу приносит. И учти, Поттер: обидишь змеюшку, я не поленюсь вернуться.

– Больно надо, – надулся Гарри. – Я и без ваших глупостей ее не обижу.

– Сразу видно Хагридову науку, – пробормотал все еще не пришедший в себя Снейп.

Питера Петтигрю завещаю министерству магии в лице Руфуса Скримджера. Этот паршивец у меня ложки спер, шесть штук, и ситечко чайное золотое, одно. Бабушкино, между прочим. Так что делайте с этим крысенышем, что хотите.

Счастливо оставаться, искренне ваш, Лорд Волдеморт, – дочитал совершенно растерянный Дамблдор. – Тут еще приписка, другим почерком.

– Дайте глянуть? – Люциус заглянул ему через плечо. – О, это от Беллы. Только она у нас пишет, как курица лапой. «Скажите Руди, что я ему больше не жена. Люци, передавай привет Цисси. Всем счастливо, ваша Белла».

– И что теперь? – растерянно спросил Скримджер.

– Как что? – удивился Драко. – Объявим о нашей безоговорочной победе над мировым злом. Вы будете ордена раздавать. Папа вернется домой, а Северус в Хогвартс, зелья вести...

Снейп скрипнул зубами, но промолчал.

– А у нас вообще каникулы, – закончил Драко. – Кстати, пап, ты второй год обещаешь съездить со мной в Париж.

– Погоди секунду, – отмахнулся Люциус. – А с сокровищницей этой что делать? Тут ловушек больше, чем в любой гробнице фараонов.

– У меня есть отличная идея, – вмешался Альбус. В глазах его появились привычные лукавые огоньки. – Мистер Малфой, – обратился он к Люциусу, – как вы смотрите на то, чтобы возглавить новое образовательно-научное ведомство?

– Смотря что за ведомство, – осторожно отозвался Малфой. – И за какие деньги.

– Национальный Университет Изучения Потенциально Опасных Хоркруксов, – торжественно объявил Дамблдор. – Неограниченное министерское финансирование, лучшие специалисты и мировая слава.

– Иными словами, вы хотите, чтобы я возглавил кучку авроров, которые будут разбираться с этим гнездом параноика? – уточнил Люциус. – И еще за деньги? Я согласен.

– Но позвольте... – запротестовал Скримджер.

– Ах, Руфус, – Альбус обнял его одной рукой за плечи, – не будьте мелочны. Вот увидите, все сложится к лучшему.

– Кстати, тут в подвалах есть отличный коньяк, – неожиданно для самого себя встрял Драко.

И вся компания, не обращая более внимания на вялые сомнения министра, двинулась в подземелья – отмечать благополучный исход войны.


Гарри, который коньяка не любил, ибо никогда не пробовал, потихоньку вышел во двор и сел рядом с Нагини на лужайку.

– Знаеш-шь, – сказал он, задумчиво поглаживая голову змеи, – я только с-сейчас-с понял...

– Ш-ш?

– Ос-сенью з-селья опять будет вес-сти С-снейп, – грустно ответил Гарри. Потом вдруг хихикнул: – З-сато отец Малфоя будет работать в ш-штуке, которая наз-сываетс-ся НУИПОХ. Предс-ставляеш-шь, я у него буду по утрам на з-савтраке с-спраш-шивать: ну и как там у твоего отца в НУИПОХе? Вот с-смеху-то будет...

– А ты меня с-с с-собой воз-смеш-шь? – сонно поинтересовалась Нагини.

– Пос-стараюс-сь. Ес-сли директор раз-среш-шит.


просмотреть/оставить комментарии [24]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
март 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

февраль 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.03.26
«Л» значит Лили. Часть I [4] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.03.27 18:40:14
Отвергнутый рай [22] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.03.26 22:15:23
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.03.26 22:12:49
Лучшие друзья [28] (Гарри Поттер)


2020.03.24 15:45:53
Проклятие рода Капетингов [0] (Проклятые короли, Шерлок Холмс)


2020.03.23 23:24:41
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.03.23 13:35:11
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2020.03.22 21:46:46
Змееглоты [3] ()


2020.03.22 15:32:15
Наши встречи [0] (Неуловимые мстители)


2020.03.21 12:04:01
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.03.21 11:28:23
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.03.19 05:09:45
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.03.15 17:48:23
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.03.14 21:22:11
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.03.11 22:21:41
Дамбигуд & Волдигуд [4] (Гарри Поттер)


2020.03.02 17:09:59
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.03.02 08:11:16
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.03.01 14:59:45
Быть женщиной [9] ()


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.20 14:29:50
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


2020.02.07 12:11:32
Новая-новая сказка [6] (Доктор Кто?)


2020.02.07 00:13:36
Дьявольское искушение [59] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.