Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Чем Темный Лорд отличается от просто английского Лорда?
Английский Лорд заводит "феррари", а Темный Лорд - инфери.
(с)Аль-Тарим


Список фандомов

Гарри Поттер[18463]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12657 авторов
- 26948 фиков
- 8603 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 43 К оглавлениюГлава 45 >>


  Год, какого еще не бывало

   Глава 44. Формальности
        Снейп отрицательно качнул головой еще до того, как Тислторн договорила это безумное предложение до конца.
        — Усыновить обоих? — сухо повторил он, и отчего-то в его устах сама фраза прозвучала как нечто абсурдное. — Совершенно исключено.
        — Могу я узнать почему?
        — Прежде всего, Драко Малфой — гордый и умный юноша. Уверяю вас, он не оценит столь запоздалую уступку.
        Тислторн оперлась ладонями о стол, обдумывая услышанное.
        — Более того, существуют серьезные моменты практического характера, которые следует принять во внимание, — продолжал Снейп, и в его голосе появились довольно язвительные нотки. Похоже, он считал, что этой женщине следовало многое принять во внимание, прежде чем открывать свой болтливый рот. — Поскольку Драко был признан совершеннолетним раньше времени, он сейчас номинально владеет довольно большим состоянием, которое прежде управлялось по доверенности. Если он сейчас снова получит статус несовершеннолетнего, Люциус Малфой подаст апелляцию, чтобы присоединить эти фонды к общему наследству. Нужно ли упоминать, что в этом случае Драко не увидит ни галеона из тех денег, которые по праву принадлежат ему?
        — Разве мистер Малфой-младший не может предварительно забрать деньги?
        Снейп покачал головой.
        — Драко владеет ими номинально, — повторил он. — На доступ к этим средствам наложено множество ограничений до тех пор, пока он не женится и не произведет на свет достойного наследника.
        — Достойного?
        — Чистокровного и не сквиба.
        — Ясно, — вздохнула Амелия Тислторн. — Да, это проблема. Лишить его остатков наследства — значит усугубить эмоциональный шок, который ему пришлось перенести, когда от него отказался отец.
        — Проблема не только в эмоциях, — ровным тоном ответил Снейп. — Это вопрос политики. Драко с рождения учили, что деньги — это власть, а власть — всё, что имеет значение.
        — Хм-м... Значит, вы уже обдумывали эту возможность.
        Темные глаза Снейпа сверкнули.
        — Очевидно.
        — То есть это не было бы запоздалой уступкой, — торжествующе заметила она.
        — Важно не то, чем было бы такое решение, а то, как Драко его воспримет, — Снейп ловко уклонился от ответа. — Помимо этого, мне представляется непредусмотрительным усугублять бешенство Люциуса Малфоя. Довольно и того, что он потерял контроль над сыном.
        Тислторн нахмурилась и поерзала на стуле, который скрипнул под ее весом.
        — Но мистер Малфой уже поклялся убить его! Именно поэтому мы одобрили эмансипацию, чтобы мальчик мог остаться здесь, в безопасности и вне досягаемости его отца. Что тут еще усугублять?
        Даже Гарри понимал, насколько это глупый вопрос. И восхитился сдержанностью Снейпа, чей ответ был на удивление лишен издевки. В обычном случае зельевар содрал бы шкуру с любого, кто осмелился бы говорить с ним настолько бездумно... Но Снейп был воплощением Дома Слизерин. И уж точно не собирался оскорблять чиновницу, от чьего мнения зависело, будет утверждено усыновление или нет.
         От этой мысли на душе у Гарри сразу потеплело.
         Конечно, причиной тому мог вообще быть оборот, который приняла беседа. Уже ясно было, что как бы ни настаивала их въедливая гостья, Снейп не собирался усыновлять никого, кроме Гарри.
        И только его.
        «Вот вам!» — хотелось ему крикнуть.
        — Не спорю, Люциус действительно желает убить Драко, — между тем отвечал Снейп. — Однако в настоящий момент основным мотивом его действий является желание оправдать себя в глазах Волдеморта. Драко отказался от всего, чему его учили с детства и что связывало его с Упивающимися Смертью, — ради того, чтобы оказать существенную помощь Гарри. Таким образом, и сам Люциус оказался под подозрением, от которого надеется очиститься, пожертвовав сыном. Однако стоит Люциусу узнать, что я завладел чем-то, что он считает своим, и его желание уничтожить нас обоих возрастет стократно. Неужели вы полагаете, будто подослать сюда Горация Дарсуэйта — это худшее, на что способен Люциус Малфой?
        — Я понимаю вас, — наконец признала Тислторн. — Очень жаль. Мне думается, мальчику пошло бы на пользу, если бы ваши взаимоотношения были оформлены официально.
        Снейп резко кивнул.
        — В любом случае, я всегда готов помочь ему наставлением и советом. В конце концов, я его декан и старый друг семьи. Я намереваюсь сделать все, что в моих силах, чтобы помочь Драко.
        Гарри казалось, что он наблюдает за теннисным матчем или еще каким-то подобным соревнованием и что Снейп наконец одержал победу. Не сознавая того, он все это время сидел, затаив дыхание, и только теперь облегченно выдохнул. Снейп иронически покосился на него, и Гарри постарался в ответ принять невинный вид. Увы, без сомнения, безуспешно. Снейп явно знал, о чем он думал; знал, что Гарри совсем, совсем не хочет, чтобы Драко тоже усыновили.
        Теперь-то этого точно не случится, какие бы дурацкие сны про братьев ему ни снились.
        Интересно, что же тот сон тогда означал?
        Может, Гарри удалось изменить будущее, направить события в иное русло? Ведь был же день, когда ему страшно хотелось дать по физиономии ухмыляющемуся Рону... но он тогда сдержался. Кто знает, может, тот момент и был решающим, изменив все, что должно последовать дальше? Может, теперь он никогда не ударит Рона, и ни о какой чепухе в духе мы-с-Малфоем-братья можно не беспокоиться.
        Может, предсказания — это вообще полная ерунда, как он всегда и считал, его так называемые вещие сны — ну, или некоторые из них — абсолютная белиберда.
        Гарри улыбнулся.
        Снейп сощурился.
        Гарри пожал плечами.
        Ноздри Снейпа раздулись, но потом он отвернулся.
        Тислторн тем временем снова занялась своими свитками. Размашисто подписав один из них, она объявила:
        — Я рекомендую одобрить ваше прошение. Теперь вам обоим следует поставить подписи. Когда все документы будут окончательно утверждены и заверены в Магической службе защиты семьи, вы официально станете родственниками.
        Она протянула перо Снейпу, но тот проигнорировал ее и повернулся к Гарри.
        — Мы собираемся подписать магически обязывающий договор. Ты осознаешь последствия этого поступка?
        — Как бы да, — протянул Гарри, уязвленный. — Я, конечно, вырос в маггловском доме, но не совсем уж ушами хлопал тут пять лет. Это серьезный шаг, теперь я стану вашим... подопечным.
        — Подопечным? — переспросил Снейп, презрительно закатывая глаза.
        — Не торопите его, — мягко посоветовала Тислторн.
        — Неважно, — поторопился вставить Гарри, чувствуя себя ужасно скверно. И как только у него выскочило это дурацкое слово — «подопечный»? — Но у меня нет магии, чтобы скрепить договор, как же я подпишу?
        — У тебя есть магия, чтобы скрепить договор.
        Наверное, Снейп имел в виду змееяз. Пожалуй, не стоит упоминать о нем при Тислторн — похоже, ей не очень-то нравились эти способности. Слишком волдемортовские, наверное, хотя Гарри ничего не мог с этим поделать. Видит Мерлин, он даже не мог управлять ими! Сунь ему под нос змею — и все, пожалуйста...
        — Так где мне подписать?
        Снейп взял у Тислторн свиток и протянул Гарри; пера он, впрочем, не дал. Пожав плечами, Гарри потянулся через стол, но вздрогнул и замер, потому что зельевар протянул:
        — Настоятельно рекомендую сперва прочесть то, на что ты подписываешься.
        Гарри последовал совету, но сосредоточиться было нелегко, потому что его затопило осознание собственной невероятной глупости. Можно подумать, ему в самом деле шесть! У него ведь хватало ума сообразить, что нельзя подписывать контракты, не прочитав, хотя кто теперь этому поверит? Он поднял взгляд, ожидая встретить в глазах Снейпа насмешку, но тот просто читал второй экземпляр договора.
        В итоге, в документе не оказалось ничего необычного, кроме длины. Гарри подумал, что там ужасно много слов, чтобы передать всего несколько идей.
        Большая часть договора выглядела вполне разумной. Грубо говоря, Снейп соглашался заботиться о нем, а Гарри соглашался на эту заботу, в том числе признавал родительские права Снейпа принимать решения, влиять на его образование и так далее. Поскольку он доверял зельевару, ничто из перечисленного его не обеспокоило.
        Однако он почувствовал себя неуютно, дочитав до фразы «право наследования». Он сразу вспомнил лицо Снейпа в зеркале. А вдруг из-за него Снейпа убьют? При мысли, что после этого он может что-то унаследовать, Гарри стало слегка дурно. От того, что с Сириусом все ровно так и случилось, тоже легче не становилось. Не в первый раз Гарри задался вопросом, как поступить со счетом Блэков и особняком на площади Гриммо.
        Стараясь об этом не думать, Гарри продолжил чтение.
        — Что такое «право на кров»? — спросил он чуть позже.
        — Это означает, что ты имеешь право жить в любом месте, где проживаю я, — довольно рассеянно отозвался Снейп.
        Забыв про Тислторн, Гарри выпалил:
        — Разве вы не всегда живете здесь?
        Снейп поднял голову, и в темных глазах мелькнуло веселье.
        — Моя жизнь не ограничивается Хогвартсом.
        — А, ну ладно, — пробормотал Гарри, чувствуя себя еще глупее, чем раньше. Он положил контракт на колени и снова взял чашку, хотя чай в ней уже совсем остыл.
        — У тебя нет других вопросов? — поинтересовался Снейп, извлекая из кармана мантии перо.
        — Кажется, нет...
        Пристально глядя на Гарри, Снейп протянул ему перо.
        — Ты уверен?
        Гарри, возможно, не улавливал всех нюансов в речи зельевара, но сейчас мгновенно понял истинную суть услышанного. Снейп спрашивал не просто о том, не осталось ли у него вопросов о контракте. Он хотел знать, действительно ли у Гарри не осталось никаких сомнений насчет усыновления.
        Гарри тут же устыдился своей реакции на весь разговор о Драко. Да, он не хотел, чтобы тот стал ему братом, но теперь, когда с этим вопросом было покончено, понял, как по-детски было сидеть и злиться, что ему, возможно, придется делиться.
        Он вдруг подумал, что хотел бы этого усыновления, даже если бы Снейп все-таки решил предложить то же самое Драко. И даже если зельевар, Мерлин упаси, все-таки передумает и в самом деле это предложит. Ведь Снейп же мог передумать, правда? Например, найти какой-то способ обойти все эти трудности с деньгами. Или, может, Люциуса приговорят к поцелую дементора... хотя это вряд ли, учитывая, что министерство было у того считай что в кармане. Так или иначе, препятствия могли исчезнуть. И что тогда будет с Гарри? Он станет братом Малфоя, вот что. В точности, как предсказывал его сон.
        И если всерьез, то Гарри попросту не должен соглашаться на усыновление, если не готов к такому повороту событий.
        «Но я хочу согласиться, — осознал он. — Даже если потом окажусь братом Малфоя».
        — Да, я вполне уверен, — спокойно ответил он, хотя видел, как Снейп поднял бровь в ответ на долгое молчание. И, невзирая на уверенный ответ, рука Гарри слегка дрожала, когда он потянулся за пером, которое зельевар так и держал все это время.
        Пальцы учителя дотронулись до его руки, ободряя, хотя прикосновение было поистине мимолетным.
        — Подпишите здесь, — подсказала Тислторн, ткнув пухлым пальцем в пустую подчеркнутую строку внизу свитка.
        Гарри так и сделал, вздрогнув от удивления, когда подпись Снейпа возникла над его собственной. Он покосился на разбросанные по столу документы и увидел, что это происходит со всеми копиями.
        — А моя подпись не скопировалась, — заметил он, дописав свое полное имя.
        — Пергамент, скорее всего, заколдован так, что реагирует на светлую магию, — тихо сказал Снейп. — Ничего страшно. Просто подпиши все вручную.
        Копий оказалось девятнадцать штук, и Гарри подумал, что это явный перебор.
        Тислторн высушила чернила на свитках заклинанием, а потом призвала все, кроме двух, и спрятала в папку из драконьей кожи.
        — Эти временные копии — ваши, — объяснила она. — Когда усыновление будет утверждено официально, вы сразу узнаете, поскольку поверх ваших подписей появится печать Магической службы защиты семьи.
        — И когда это произойдет? — поинтересовался Снейп.
        — Вроде завтра, — вставил Гарри. — Я это... уже спрашивал.
        В лице зельевара мелькнуло что-то похожее на одобрение, и это было приятно.
        Однако Тислторн предупреждающе подняла ладонь:
        — Я сказала, скорее всего завтра. Так или иначе, вы получите также официальный документ, на гербовом пергаменте, вскоре после окончательного одобрения нашей службой, и сможете вставить в рамку.
        — Мы будем весьма признательны, мисс Тислторн, — вежливо сообщил Снейп и встал, чтобы убрать свою копию договора в ящик стола. — Полагаю, на этом ваши дела на сегодня окончены?
        Вот вам и уместность, подумал Гарри. Снейп явно намекал ей, что пора бы убираться отсюда, притом без тени невежливости. Впрочем, еще тогда, с миссис Фигг, Гарри убедился, что Снейп умеет быть любезным, когда пожелает, — просто обычно не дает себе труда.
        Уловив намек, Амелия Тислторн встала.
        — Пожалуйста, примите в расчет чувства мистера Малфоя, — предупредила она. — Сколь важны бы ни были причины данного решения, из его беседы со мной очевидно, что в результате этого поворота событий он будет чувствовать себя отвергнутым.
        Снейп в ответ наклонил голову, а потом проводил чиновницу к камину.
        — Ну что, все уже? — бодро поинтересовался Драко, когда Гарри вошел в спальню. Его веселье выглядело натянутым. Все книжки по травоведению были убраны, но не успел Гарри сказать что-нибудь на этот счет, как Драко продолжил: — Ты теперь Снейп?
        — Я не собираюсь менять фамилию.
        — Разумеется, я спрашиваю в переносном смысле, — немного высокомерно ответил Драко.
        — Завтра все будет официально, — неловко сказал Гарри, не зная, как не обидеть Драко. Он хотел спросить, все ли в порядке, но решил, что это будет слишком уж навязчиво, во-первых, и что Драко вряд ли ответит честно, во-вторых. Нет, скорее всего, слизеринец притворится, что все распрекрасно, потому что иначе его Дом потеряет сотню баллов. Тяжело что-то делать в таких обстоятельствах, сообразил Гарри и нахмурился. Если Драко в самом деле пытается уговорить слизеринцев сражаться против Волдеморта... вот блин! Да не просто тяжело, а почти невыносимо!
        — Что-то не так? — спросил Драко, жестом предложив Гарри сесть напротив него на другую кровать.
        — Да нет, все нормально, — помотал головой Гарри, хотя и сел.
        — Ты не передумал?
        — Нет.
        Драко скривил губу.
        — А, знаю. Право слово, неудивительно, что ты нервничаешь.
        — Ничего я не нервничаю! — запротестовал Гарри. — Я хорошо отношусь к Снейпу!
        Драко засмеялся, хоть и немного мрачно.
        — О, это весьма очевидно, как бы сюрреалистично это ни звучало. Я просто подумал, что тебе наверняка неуютно менять Дом.
        — Что-о?!
        — Северус сказал, что говорил тебе, — заметил Драко, ухмыляясь так, будто смаковал что-то очень вкусное. — Про твой хогвартский Дом, Гарри. Есть одно старое правило, начала пятнадцатого века или около того. Если в Хогвартсе учится ребенок кого-то из преподавателей, он по умолчанию становится членом того же Дома, что и его родитель, в дополнение к собственному, если, конечно, это разные Дома. Вопрос неприкосновенности родительского авторитета и все такое, чтобы ты не мог разозлить Северуса, а потом заявить: мол, Макгонагалл тебе разрешила. Разве Северус тебе не говорил?
        Гарри ошалел от неожиданности, но вынужден был признать:
        — А, да. Вообще-то говорил. Упомянул мимоходом. Но я в тот момент заполнял все эти анкеты... и не очень-то слушал.
        — Странно, что пять лет уроков у Северуса не научили тебя ничему. Он не сотрясает воздух понапрасну. — Со странной улыбкой на губах Драко поднажал: — Ты точно не против? Стать слизеринцем тоже? Не против, что об этом будут знать?
        — Похоже, придется, — легкомысленно отмахнулся Гарри. Учитывая, что он мог бы учиться в Слизерине все это время, если бы сделал иной выбор, как-то глупо было расстраиваться. И уж точно нельзя сказать, что Снейп его не предупреждал. — Ты думал, я расстроюсь?
        — Я думал, ты перепугаешься насмерть.
        — Не-а, — ответил Гарри, не уверенный, стоит ли говорить что-то еще. Но отчего-то казалось, что стоит. В конце концов, Драко многое для него сделал. Вернул палочку, занимался с ним часами... и, несмотря на ревность, не воспользовался своим собеседованием, чтобы помешать усыновлению. Конечно, он по большей части поступал так ради Снейпа, а не ради Гарри, но что Гарри сделал для него в ответ?
        Не очень-то много.
        Так что сейчас Гарри чувствовал, что просто обязан признаться. К тому же он уже начинал, пусть очень немного, доверять Драко, хоть и был уверен, что не знает о причинах скандального перехода слизеринца на сторону Света чего-то очень, очень важного.
        — Штука такая, — наконец начал Гарри, слегка краснея. — Понимаешь, Распределительная Шляпа вроде как хотела отправить меня в Слизерин с самого начала.
        — Вроде как хотела?
        — Ну, скорее пыталась меня уговорить.
        Драко медленно выдохнул.
        — Гм, интересно. Это может значить только одно: в тебе есть что-то слизеринское. Как же ты тогда оказался в Гриффиндоре? Шляпа же вообще-то не позволяет выбирать.
        — Я сидел и думал: «Только не в Слизерин, только не в Слизерин!», пока она не сдалась.
        — Очень лестно, — протянул Драко. — Хотя, полагаю, ты к тому времени уже знал, что там учился Темный Лорд, посему вполне логично... — он умолк, увидев, как Гарри мотает головой.
        — Про Волдеморта я не думал. Но ты уже прошел распределение, и в этом было все дело.
        — О, чрезвычайно лестно, — только и ответил Драко, но, судя по всему, не очень обиделся. — А Северус обо всем этом знает?
        — Да, он сказал, что мне следовало предоставить Распределительной Шляпе делать свое дело.
        — Хотя если бы ты так сделал, — смеясь, заметил Драко, — ты бы вряд ли пережил всю эту шумиху насчет Наследника Слизерина.
        — Мы с Роном и Гермионой думали, что Наследник ты, — признал Гарри.
        — Ах как мило! Учитывая, что в итоге выяснилось, что Комнату открывал какой-то маньяк-полукровка.
        — Опять ты про чистоту крови, Драко? — вздохнул Гарри.
        — Нет, я не об этом. Просто Салазар был помешан на этом, да? Как же глупо думать, что... Реддл может быть его так называемым истинным наследником. Он ведь даже не смог бы здесь учиться, если бы Салазар добился своего. — Драко оценивающе посмотрел на Гарри. — Значит, ты и слизеринец тоже, причем не только номинально. Что ж, невзирая на то, как сейчас ко мне относятся в Слизерине, мы поддерживаем друг друга. По крайней мере, обычно.
        — Это ты так говоришь, что будешь поддерживать меня?
        — Блин, Гарри, я которую неделю тебе это талдычу! Но это усыновление... — Его губы снова искривила та же странная полуусмешка: — Полагаю, мы с тобой теперь братья, а?
        Гарри замер и уставился на Драко, чувствуя, как мир вокруг перевернулся вверх тормашками и закружился. Он рассмеялся, и радость прогнала прочь все его треволнения — невероятное чувство облегчения нахлынуло и словно очистило его целиком с головы до пят. «Столько беспокойства, — думал он, булькая от смеха, — а этот сон значил совсем не то, что я думал! С чего я решил, что «братья» — это обязательно в буквальном смысле? Сон был вещий, по-настоящему вещий, но это совсем не важно, такой пустяк...»
        Зажав рот ладонью, Гарри чуть не взвыл от хохота.
        Драко, кажется, озадачился.
        — Я знаю, что другие Дома все слегка странные по нашим понятиям, — осторожно заметил он, — но разве вы в Гриффиндоре не считаете себя братством?
        Гарри попытался взять себя в руки.
        — Ну-у... да, наверное, — умудрился выговорить он, хихикая. — Правда, так никто никогда не говорит. — В очередном приступе смеха он плюхнулся на бок на кровати. — Знаешь что? Мы только наполовину братья! Потому что я только наполовину слизеринец! Или, может, с-сводные... — выдавил он. — Потому что я, так сказать, приемыш...
        И тут хохот сотряс его до глубины души, достигнув грани истерики, потому что в голове весело вертелось: «Снейп не усыновит Драко, Снейп никогда не усыновит Драко, мы никогда не будем братьями! Снейп будет моим опекуном, и только моим, и мне никогда не придется делиться, никогда, никогда!»
        Он чувствовал себя так, как бывает, когда кошмарный сон вдруг бесследно исчезает из памяти.
        В чем-то так оно и было.
        — Гарри, ты забыл свою... Мерлин, что здесь происходит? — раздался резкий голос Снейпа.
        Все еще дрожа, Гарри оттолкнулся руками и сел. Он увидел, что учитель стоит на пороге, держа в руке одну из копий контракта. Гарри попытался объясниться, но смех по-прежнему так и булькал в горле.
        — Он считает, что быть слизеринцем — это смешно до колик, — фыркнув, сообщил Драко.
        — Что в этом смешного? — требовательно спросил Снейп несколько оскорбленным тоном.
        Это умерило веселье Гарри, хоть и ненадолго.
        — Ну, я просто представил, что ношу алое, серебряное, золотое и зеленое сразу, — на ходу вывернулся он. Однако его фантазия немедленно решила выйти из берегов, прежде чем он успел одуматься: — Я подумал, что Добби может сшить для меня как-нибудь оба шарфа, и мне придется носить непарные носки, а еще можно разрезать галстуки пополам и как-нибудь соединить посередине...
        — Просто добавь змею в герб на твоем плаще, и хватит! — взорвался Драко. — Необязательно же выглядеть как дебил, Поттер!
        — Десять баллов со Слизерина, — вздохнул Снейп, взмахнув палочкой. — Право слово, я думал, вы уже выросли из таких перебранок.
        — Малфой просто не одобряет мой вкус в одежде, — парировал Гарри, произнося фамилию, просто чтобы увидеть, что будет.
        — И десять с Гриффиндора, — добавил Снейп, снова махнув палочкой. Потом замер и насторожился, будто прислушивался к чему-то очень-очень далеко. Сосредоточившись, он даже глаза закрыл. — Счетчики... — простонал он наконец. — Я и не сообразил.
        — Что такое? — спросил Гарри, хотя подозревал, что и так знает.
        Снейп сердито посмотрел на него.
        — Они сняли десять баллов со Слизерина. А потом пять с Гриффиндора и еще пять со Слизерина, потому что я оштрафовал тебя.
        Гарри опять расхохотался. Он как раз гадал, как его распределение в два Дома сразу отразится на счетчиках баллов. Теперь он знал наверняка.
        — Это не смешно! — возмутился Драко. — И почему вообще так получилось, а? Усыновление станет действительным только завтра, Гарри мне сказал!
        — Я подписал магический контракт, — заявил Снейп. — Мне не нужно одобрение какого-то министерского чиновника, чтобы для меня что-то стало действительным. Вот почему. — Он протянул Гарри копию документа: — Спрячь куда-нибудь понадежнее. Когда появится печать, лучше всего будет оставить контракт в твоем сейфе.
        Драко все еще злился.
        — Если мы будем ссориться и ты станешь снимать баллы, как обычно, Слизерин уйдет в минус, — пожаловался он, — а Гриффиндор даже ничего не почувствует! Гарри теперь может саботировать всю систему штрафов!
        Снейп едва удостоил Гарри взглядом.
        — Может, но не станет.
        — Почему нет? — требовательно поинтересовался Драко, показав зубы.
        — Потому что он и гриффиндорец тоже, — объявил Снейп, причем без всякого презрения, что очень понравилось Гарри. — Гарри, учитывая, как повели себя счетчики баллов, думаю, что охранные чары тоже сработают. Мы повторим ритуал сегодня вечером. Скажешь своему кузену? — легкая гримаса на лице зельевара яснее всяких слов говорила, что ему не слишком нравится, когда на его диване в гостиной средь бела дня дрыхнет маггловский мальчишка.
        — Да, конечно, — ответил Гарри, разгладив копию контракта и глядя на нее.
        Драко попереминался с ноги на ногу, потом вдруг бросился вон из комнаты, крикнув на ходу, что ему надо закончить какое-то зелье.
        — А я-то думал, он занят своим проектом по травоведению, — легкомысленно пошутил Гарри. — Нет у него там никого зелья. Иначе б вы уже читали ему нотацию, что не надо оставлять зелья без присмотра.
        — Он, без сомнения, желает побыть один, —заметил Снейп и, сощурившись, посмотрел на Гарри. — Я, возможно, не согласился на предложения Тислторн, но ее анализ ситуации надо признать безошибочным. — Он опустил взгляд на контракт: — Не выставляй его напоказ. Сделай, как я сказал, и убери его.
        — Я хотел посмотреть, как появится печать...
        — Убери.
        — Хорошо, сэр, — кивнул Гарри.
        Судя по виду, Снейп хотел сказать еще пару слов, но передумал, пробормотал что-то насчет того, что у него есть дела в классе, и стремительно вышел.

* * *

        — Заходили твои друзья, — заметил Дадли за ужином. — Этот рыжий парень страшно разозлился, что Драко не пустил его к тебе.
        — Ты и Северус были на собеседовании, — спокойно объяснил Драко, грациозно наколов на вилку креветку во фритюре. — Я подумал, не стоит вас прерывать.
        С этим не поспоришь, подумал Гарри.
        — Значит, Рон. А кто еще?
        — Грейнджер, Лонгботтом и какая-то из сестер Патил, понятия не имею которая.
        — Ладно, я им напишу, — решил Гарри.
        — Собираешься поделиться последними новостями? — вопросил Драко, холодно изучая Гарри.
        — Да, конечно! — сорвался Гарри, но, заработав гневный взгляд Снейпа, сбавил тон: — Но не в письме, наверное. А... что ты им сказал?
        — Что ты занят, — протянул Драко.
        — Слишком занят, чтобы увидеться с ними, — прибавил Дадли. — Но рыжий парень в это не поверил. Обозвал Драко лживой гадюкой. Потом лохматая девушка сказала, чтобы он успокоился, а другая девушка попыталась переступить порог, и ее чем-то ударило вроде тока, и она сказала, что так и знала, что не надо было приходить сюда к Гарри, и что не понимает, почему ты не обедаешь в Большом зале, а потом Драко сказал, что она дура, если пытается зайти без приглашения, и неужели она не понимает, что преподаватели знают толк в охранных чарах, чтобы защитить свои комнаты...
        — Спасибо, Дадли, — прервал Гарри этот поток. Снейп начинал злиться, и Гарри решил, что не стоит подливать масла в огонь, ссорясь с Драко, и лучше замять все дело. В конце концов, после ужина они собирались повторять охранный ритуал. Пусть лучше Снейп в это время будет спокоен. По крайней мере, Гарри думал, что так будет лучше: наверняка он не знал.
        Гм, может, поэтому его собственная магия отказывалась работать? Ведь каждый раз, когда он пытался произнести заклинание, он испытывал страх, отчаянное беспокойство, что ничего не получится, что он никогда не вернет свои способности?
        Позже в тот вечер Гарри так и не смог решить для себя, спокоен Снейп или нет, но обряд прошел без сучка без задоринки. Его учитель опустился на колени, призвал все свои силы, чтобы удержать чары на месте, и Дадли поклялся, что добровольно дает свою кровь ради защиты Гарри. И на этот раз, когда кровь Дадли потекла на сияющий серебром и золотом шар, паривший перед Снейпом, чары впитали ее, связав с самой сутью магии.
        Шар сделался густо-алым, завертелся, а затем начал светиться темным флуоресцентно-зеленым цветом. А потом взорвался, и магия брызнула в стороны, залив стены, пол и потолок, заново покрыв все комнаты — даже затекла в камин, а оттуда вверх по дымоходу, где Гарри ее уже не видел.
        Снейп, дрожа, поднялся на ноги и слегка пошатнулся, но в этот раз он не ругался, а выглядел довольным.
        — Готово, — сказал он, добрался до кресла и практически рухнул туда.
        — Правда? — пробормотал Драко, удивленно глядя по сторонам, потом повернулся к Гарри: — Очень слизеринский цвет.
        — Это цвет любви моей матери, — сообразил Гарри, вспомнив слова Снейпа. Но почему именно такой оттенок? Гарри не думал, что это как-то связано с ее глазами. Нет, похоже, оттенок чар, покрывших стены, в точности повторял цвет Авады Кедавры, потому что суть любви его матери состояла в том, что она приняла проклятие вместо него. И умерла вместо него.
        Ему не очень-то нравилось видеть этот цвет.
        — Кто-нибудь, вылечите Дадли, пожалуйста? — попросил он, чтобы отвлечься.
        — Северус, у тебя совсем нет сил, — заметил Драко, когда Снейп попытался встать. — Я все сделаю.
        Одно короткое движение палочкой, простое заклинание, и порез исчез с ладони Дадли.
        По его дрожащим щекам потекли две огромные слезы.
        — Жа... жалко, что ты не мог так помочь маме. Мы с папой... мы думали, что это будет так просто...
        — Ох, Дадли... — Гарри не выдержал. Он обнял плачущего кузена и притянул к себе. На этот раз он не почувствовал уколов призрачных игл, ему просто было очень грустно.
        — Я буду жутко скучать, — признал Дадли, когда они отодвинулись. — Странно, да? Мы вместе выросли, столько лет прошло, но я только теперь хоть немного знаю тебя по-настоящему.
        Гарри мог бы ответить, что трудно узнать кого-нибудь по-настоящему, когда колотишь его, травишь или пытаешься сесть сверху.
        — Мы еще увидимся, — пообещал он.
        Дадли сглотнул.
        — Ну... когда у тебя теперь есть настоящая волшебная семья, не знаю, как часто ты сможешь выбираться к... в маггловский мир. Когда мы увидимся?
        Гарри не знал, что сказать, потому что это мало зависело от него. Он вопросительно покосился на Снейпа — глаза у зельевара были закрыты, но он, по-видимому, внимательно слушал, потому что ответил:
        — Летом, если удастся взять под контроль его магию. Если нет, мы, скорее всего, не рискнем появляться в Лондоне, но придумаем что-нибудь еще.
        — Спасибо, — сказал Дадли.
        — Это мне следует вас благодарить, — поправил Снейп, поднимаясь на ноги. — За то, что помогли мне защитить Гарри, я благодарен вам от всей души. А теперь прошу меня извинить: мне нужно выспаться и восстановить силы. Утром директор организует ваше возвращение в дом вашей тетки. — Его голос начал слегка прерываться, когда он договаривал: — Не забудьте вернуть кольцо Альбусу Дамблдору, прежде чем вы расстанетесь...
        Он пошатнулся, и Драко подхватил его под локоть.
        — Пойдем, Северус, — сказал он и увел зельевара по коридору к спальне. Охранные чары слегка моргнули, когда Драко просунул руку в дверь, подталкивая Снейпа в комнату, к постели.
        — Ты доверяешь чарам Северуса? — поинтересовался Драко, вернувшись.
        — Ну да, — отозвался Гарри, озадачившись. — Конечно доверяю.
        — Отлично. Я тебе хочу кое-что показать, — Драко подошел к входной двери. — Abrire.
        — Что ты делаешь?! — воскликнул Гарри. — Тебе нельзя туда!
        — Я должен.
        Но Драко только и сделал, что шагнул наружу в темный коридор, постоял там секунд пять, а потом снова вернулся внутрь, сквозь тонкую, светящуюся зеленью пелену, затягивавшую дверной проем. Потом закрыл дверь рукой.
        — Зачем все это? — спросил Дадли.
        Прошло с минуту, пока Гарри сообразил, в чем дело.
        — А. Комнаты его впустили, — сказал он кузену. — Чары не должны впускать кого-либо, кто хочет причинить мне вред. — Он повернулся к Драко: — Полагаю, ты думаешь, это значит, что я должен тебе доверять.
        — Нет, Гарри, — разозлился Драко, — ты не должен. Плевать, что чары твоего отца прекрасно мне доверяют. Это факт, но это не важно. Ты живешь в собственном маленьком мирке. Можешь вообще не обращать на меня внимания.
        — А, тебе нужны факты? — скривился Гарри. — Вот тебе один. Дом номер четыре по Тисовой был прекрасно защищен, правда? И не должен был впускать внутрь никого, кто хотел бы причинить мне вред. Так каким же образом мой дядя каждый день возвращался домой после работы? И как Дадли — прости, Дадли, — проходил через ту же дверь?
        — Потому что они там жили! — горячо возразил Драко и тут же прибавил потерянно: — Ой. Честное слово, я думал, это сработает.
        Дадли переводил взгляд с одного на другого, но предпочел не вмешиваться.
        — Я пойду спать, — решил он. — Э-э... Драко, ты не мог бы?.. — он махнул куда-то в сторону дивана.
        Драко покачал головой, все еще расстроенный, и сказал:
        — Теперь, когда чары работают, я больше не нужен Гарри, чтобы защищать его, если что. Так у вас будет хоть шанс поговорить напоследок.
        Кивнув, Дадли побрел в спальню.
        Гарри тоже устал, но хотел выпить еще зелья Правдивых Снов. Увы, дверь Снейпа была закрыта, и Гарри не хотел его беспокоить, особенно если учесть, что зельевар все равно наверняка бы ответил, что не слишком умно принимать такое средство каждую ночь.
        Но он очень хотел снова увидеть во сне отца и мать.
        — Что такое? — спросил Драко усталым голосом.
        — Я... ничего, — Гарри сдался, чувствуя себя несчастным. Может быть, неправильно было мечтать увидеть во сне умерших родителей в первую же ночь после того, как его усыновили. Может быть, Служба защиты семьи и не считала еще договор «действительным», но счетчики баллов — да, и чары тоже. И Снейп.
        И этого было достаточно. Гарри уже усыновили. Раз и навсегда.
        «Надо было сказать Снейпу хоть что-нибудь, — сообразил он. — Но что? Он не любит, когда его благодарят... Может, действительно попробовать называть его по имени?»
        — Что такое? — допытывался Драко.
        — Чары на стенах бледнеют, — произнес Гарри. Это было правдой, но он уж точно не поэтому задержался в гостиной.
        Драко пожал плечами, потом заговорил:
        — Послушай, я знаю, что твой кузен тоже не любит твою змею, но я просто не засну, думая, что она может взять и заползти на меня...
        — Но ты спал тут столько ночей кряду!
        — Угу. Я... в общем, я ее обездвиживал на ночь.
        — Драко!
        — Тихо, ты Северуса разбудишь, а ему нужен отдых. Межосевое колдовство очень изматывает. Короче, я пытался сказать, что я не хочу больше этого делать, ладно? Поэтому не мог бы ты просто забрать с собой свою проклятую змею? Пожалуйста.
        Гарри с сомнением посмотрел на него.
        — Хорошо, конечно. Но ты же знаешь, она может проползти под дверью, пока ты спишь.
        — Ты что, нарочно? Хочешь, чтобы у меня были кошмары? — Драко вздохнул. — Я собираюсь заколдовать щель, чтобы она не пролезла.
        — Ладно, — согласился Гарри. Он подобрал Сэл, не обращая внимания на отвращение на лице Драко, и ушел в спальню.
        То ли оттого, что Сэл обвернулась вокруг его руки, успокаивая его своим тихим дыханием, то ли Гарри просто перегорел, но, так или иначе, никаких кошмаров он в ту ночь не видел.

* * *

        К полудню следующего дня Дадли уехал.
        К вечеру кольцо матери снова висело у Гарри на шее; директор забрал его у Дадли, когда они прибыли на вокзал Кингс-Кросс и перешли на обычную платформу.
        Обещанная официальная копия контракта, однако, так и не прибыла; печать на копии Гарри тоже не появилась. Он знал, поскольку проверял чуть ли не каждые полчаса. После того, как он в шестой раз сбегал в спальню посмотреть на спрятанный в сундук документ, Снейп настоял, чтобы он занялся чем-нибудь еще.
        — Может быть, сыграем в шахматы? — предложил он.
        Гарри был абсолютно уверен, что Снейп разобьет его наголову, но помотал головой вовсе не по этой причине.
        — А вдруг они откажут? — спросил он, неприятно удивленный тем, как задрожал его голос.
        Снейп указал на диван и дождался, пока Гарри не прекратил нервно расхаживать туда-сюда и не сел.
        — Почему они должны это сделать?
        — Ну, вы же знаете... — пробормотал Гарри, опустив глаза и глядя на руки.
        — Вероятно, ты намекаешь на мое прошлое?
        — Нет! — воскликнул шокированный Гарри. — Мерлина ради, вы же спасли меня от Волдеморта! Не могут же они в самом деле думать, что это проблема... — У него вытянулось лицо: — Или могут?
        — Директор заверяет меня, что нет.
        — Шикарно, — буркнул Гарри. — Он до сих пор обижен, что я не хочу вываливать ему все мои переживания. Когда он привел сюда Дарсуэйта, то едва сказал мне два слова, а сегодня, когда возвращал кольцо, — и того меньше...
        — Если бы Альбус Дамблдор не считал усыновление хорошей идеей, он бы, безо всякого сомнения, не отправил бы Люпина на континент.
        — Наверное, мне просто кажется, что по-моему никогда не выходит, — признал Гарри. — Ни одного нормального года еще не было.
        — Это в твою пользу, я полагаю. Кто бы предсказал на Распределении в этом году, что еще до декабря тебя усыновит ненавистный преподаватель зельеварения? Да еще добровольно.
        Гарри поднял взгляд.
        — Я... я вас не ненавижу.
        — Именно.
        — Я думал, что надо, наверное, попробовать называть вас по имени, — признал Гарри и слегка нахмурился. — Но... не знаю. Я себя чувствую при этом как-то неправильно. Слишком хорошо я помню ваши уроки, наверное. Для Драко-то не так, он же знал вас раньше.
        Снейп откинулся на спинку кресла и положил ногу на ногу.
        — Я уж точно не рекомендую обращаться ко мне по имени на уроке. Но вне класса ты можешь поступать так, как тебе кажется правильным.
        — Вряд ли это важно. Все равно в класс я больше не вернусь, — вздохнул Гарри.
        — Вернешься.
        — Хоть бы мне кто сказал когда.
        — Предсказания не моя стезя. Боюсь, здесь я тебе помочь не могу.
        Это замечание подняло Гарри настроение.
        — Зачем вы тогда выбрали этот курс на уровне ТРИТОНов, профессор? Я имею в виду, какой смысл сдавать экзамен, если все равно получишь «тролля»?
        Драко услышал это из спальни, и манерной походкой вышел в гостиную.
        — А ну выкладывай. Северус за что-то получил «тролля»?
        — За предсказания, — проворчал тот.
        — Но кто угодно может сдать предсказания, главное побольше наврать, — рассмеялся Драко. — Всякий, у кого есть хоть капля ума... ой, извини. Я не это имел в виду.
        Гарри не думал, что можно смотреть на кого-то одновременно сердито и добродушно, но именно таким взглядом Снейп наградил Драко.
        — Да ладно, расскажи уже, — настаивал Драко, усаживаясь рядом с Гарри. — Я знаю, что все не так просто. Я знаю, что ты мог бы преспокойно наврать с три короба, как Гарри или я. Так почему ты этого не сделал?
        Добродушия во взгляде Снейпа несколько поубавилось, когда он признал:
        — Мной владело некое тщеславное убеждение, что я сумею доказать абсолютную несостоятельность данной дисциплины. Темой моего эссе на экзамене ТРИТОНа оказалось нечто в духе «Проанализируйте пять различных методик предсказания и для каждой приведите подробные примеры впоследствии исполнившихся пророчеств».
        Драко издал низкий смешок.
        — Дай угадаю. Ты подробно проанализировал пять заданных методик, ничего не упуская.
        Приятное воспоминание заставило губы Снейпа изогнуться в улыбке.
        — О да, весьма подробно, но мои примеры, мягко говоря, служили скорее опровержению, чем наоборот. Если не ошибаюсь, мой тезис звучал как: «Не существовало и не может существовать никаких возможных способов предсказания будущего». Разумеется, перспектива минувших двадцати лет позволяет мне заметить, что моя тогдашняя точка зрения была чрезмерно отвлеченной.
        Гарри покосился на Драко и с облегчением заметил, что тот тоже в недоумении.
        — Я был неправ, — пояснил Снейп, обменявшись взглядом с Гарри.
        Пророчество... «...рожден теми, кто трижды противостоял ему... на исходе седьмого месяца...»
        — Угу, — кивнул Гарри.
        Драко явно не понимал, о чем идет речь.
        — Ты имеешь в виду вещие сны Гарри?
        — Помимо прочих подобных явлений. Но у всех у них есть общая черта: их нельзя вытребовать. — Снейп сцепил пальцы в замок и посмотрел на мальчиков поверх своих рук. — Будущее не открывается по приказу. Но когда оно желает нам открыться, то всегда найдет способ.
        — Так что нас ждет в будущем? — спросил Драко, придвигаясь ближе к Гарри.
        — Чтоб я знал, — беспечно ответил он.
        — Не хочешь мне говорить, значит?
        Снейп пришел ему на помощь.
        — Всегда остается еще вопрос интерпретации, Драко.
        — Ага, я в самом деле ничего не знаю, — подтвердил Гарри. И, пожалуй, это было правдой: вон как он промахнулся с этим сном про братьев! Он совсем не понял, что все это значило. А сон-то оказался насчет того, как он относится к слизеринской части себя. В точности, как говорил Ремус.
        Пока Гарри размышлял надо всем этим, из камина вывалился какой-то пакет: плоский, квадратный, завернутый в пергамент; сверху была прикреплена маленькая сложенная записка. Гарри привстал, но Драко схватил его за руку и дернул назад на диван.
        — Да что с тобой такое? — рассердился Гарри. — Это сертификат об усыновлении!
        — Подожди, — ответил Драко и указал на Снейпа. Тот осторожно обошел пакет кругом, держа палочку наготове. Несколько заклинаний спустя он удовлетворенно кивнул.
        Постоянная бдительность, вспомнил Гарри. Да, конечно, теперь камин был безопаснее некуда, если сложить обычные чары самого Снейпа и защиту крови, но лучше все равно соблюдать осторожность.
        Сорвав с пакета записку, Снейп развернул ее и прочитал вслух.
        «Северус, это доставили на твое обычное место в Большом зале за ужином. Я намекну Службе защиты семьи, что им лучше обзавестись совами поумнее, поскольку тебя там однозначно не было. Полагаю, тебе стоит обдумать возможность иногда разделять с коллегами трапезу.
        Твой и т.д.,
        Альбус Персиваль Вульфрик Брайен Дамблдор»

        Гарри осознал, что раздраженно скрипит зубами.
        — Вы там почти всегда обедаете! И ужинаете тоже иногда.
        Снейп покачал головой и постучал палочкой по пакету. Пергамент исчез, и внутри оказался простой деревянный ящичек.
        — Что, вы едите у себя в кабинете, когда вы не с нами?
        Ответа не последовало.
        — Значит, вы просто не едите? — заключил Гарри. — Ну, это никуда не годится.
        — Ты, — с нажимом сказал Снейп, доставая из ящичка документ и передавая ему, — здесь, кажется, не родитель.
        «И вы тоже», — чуть не ответил Гарри, но теперь он не мог так сказать, верно? Тем более, когда ему под нос сунули сертификат об усыновлении. В каждом углу была маленькая печать, подтверждающая подлинность документа, а поверх их подписей стояла печать побольше — с большой птицей, распахнувшей крылья над птичками поменьше. Снейп протянул ему свидетельство, и Гарри взял, чувствуя, как его наполняет удовлетворение. Но, вместе с тем, и страх — неизвестности, того, что все слишком серьезно, что все это значит для него слишком много, больше, чем следует.
        Однако по большей части он просто был доволен.
        — Что мы с ним сделаем? — спросил Гарри.
        — Тислторн предлагала повесить на стену.
        — Ага, Тислторн, — передразнил Гарри. — Она вообще много чего предлагала, да?
        — Довольно об этом, — предостерег Снейп, и было очевидно, что он имеет в виду. По крайней мере, для Гарри.
        — Хорошо, сэр, — тихо сказал он.
        — Можно я посмотрю? — спросил Драко, удивив их обоих.
        — Да, конечно, — согласился Гарри и отдал ему сертификат.
        Драко несколько секунд смотрел на документ, но, кажется, не читал; он просто уставился на пергамент в целом, а не проглядывал строчку за строчкой. Потом встал, вернул его Гарри и сказал:
        — Прошу меня простить.
        Гарри решил, что лучше ничего не говорить о том, как поспешно он вышел.
        — Вот, — он протянул сертификат Снейпу. — У меня же уже есть копия. Вы сами решите, что с ним делать.
        Кивнув, Снейп свернул пергамент, трансфигурировал какую-то случайную ниточку в белую ленту и перевязал ею свиток. Потом положил его на книжный шкаф в гостиной.
        — Я настоятельно рекомендую тебе держать свою копию в сундуке, пока не выпадет шанс убрать ее в сейф. Однако данная копия предназначена специально для того, чтобы ее демонстрировать. Я оставлю ее здесь, на случай, если ты захочешь кому-то показать.
        — Я не стыжусь нисколько, — объявил Гарри. — Как только выпадет случай, я сразу скажу друзьям.
        Ноздри Снейпа на миг раздулись.
        — Ты не хаффлпаффец, Гарри. Нет никакой необходимости выставлять свою лояльность напоказ. Я ни в малейшей степени не обижусь, если ты проявишь немного изворотливости, решая, кому сообщить и когда. Ты сам говорил, насколько для тебя важны твои друзья. К чему ссориться с ними из-за этого?
        — Если у них есть хоть капля здравого смысла, они только порадуются, что у меня наконец есть... кто-то, кто обо мне заботится. Я, конечно, могу и сам о себе позаботиться, но все равно... — торопливо возразил Гарри. — Потому что я могу, вы же знаете. Ну, по большей части. В смысле, от меня не должно быть прямо столько хлопот... — почувствовав, что совсем запутался, Гарри решил, что разумнее всего будет заткнуться.
        — Я не уверен, что Рональд Уизли обладает хоть каплей здравого смысла, — язвительно сообщил Снейп.
        — Нечестно судить о нем по тому, как он разбирается в зельях, — настаивал Гарри. — Да в них он тоже не так уж плох.
        — Невзирая на зелья, у Уизли явным образом недостает некоторой части мозгов. Разве не он целый год пытался колдовать сломанной палочкой, причем иногда с катастрофическими результатами?
        — Да он же был тогда всего на втором курсе! — проворчал Гарри. Пожалуй, не стоит упоминать, что у родителей Рона попросту могло не быть денег на новую палочку в тот год, решил он. Вряд ли Рон хотел бы, чтобы Драко такое подслушал. — А вы, слизеринцы, небось хохотали до колик после той истории со слизняками, — пожаловался он.
        — Полагаю, что да.
        Гарри был избавлен от необходимости отвечать, потому что в гостиную вернулся Драко. И как он выглядел! Гарри глазам своим не верил. Раньше на Драко были черные джинсы и серая рубашка. Теперь он был облачен в бархатную зеленую мантию, подбитую узкой полоской поблескивающего серебристого меха. В руке он держал маленький букетик... Гарри не был уверен, чего именно. Там были цветы, это точно, но еще ягоды, и какие-то пряности... и даже сосновые иглы. Все это было аккуратно засунуто во флакон для зелий, заполненный какой-то коричневой жидкостью с хлопьями.
        Драко спокойно пересек комнату и остановился перед Снейпом, который сразу замер и замолчал, едва увидев Драко. Потом, одним плавным движением, Снейп тоже встал.
        В эту секунду Гарри осознал, что происходит что-то очень важное, чего он не понимает. И Снейп, и Драко вели себя очень серьезно и торжественно, как будто участвовали в какой-то церемонии.
        Или даже обряде, потому что Гарри никогда раньше не видел, чтобы Драко так себя вел.
        Слегка кивнув, Драко шагнул ближе к зельевару и взял его протянутые руки в свои, так что теперь они вместе держали странный маленький букет.
        — Северус, — заговорил он тепло, и его слова звучали, точно клятва. — Этот благословенный день одарил тебя радостью. Пусть грядущие года будут многочисленны и полны всем тем, что я желаю тебе и твоей семье.
        Снейп все это время, не отрываясь, глядел Драко в глаза, словно оглушенный, но теперь опустил взгляд и посмотрел на букет. Некоторое время он разглядывал его, а потом тихо произнес:
        — Хороший выбор, Драко.
        Драко снова кивнул, очень торжественно, потом по очереди поднес к губам руки Снейпа и поцеловал легонько. Наконец он приподнялся на цыпочки и поцеловал его и в щеку тоже.
        Затем он четко развернулся на каблуке и направился к Гарри. Недоумевая, что происходит и как поступить, Гарри неуверенно поднялся на ноги. Господи, не собирается же Драко целовать ему руки и щеку тоже?!
        Но Драко просто протянул ему букет, слегка поклонился и ушел назад в спальню.
        Занервничав, Гарри неуверенно засмеялся, поднес букетик к носу и понюхал. Пахло вечнозеленым лесом и пряностями, как на кухне.
        Он обратил внимание, что Снейп до сих пор несколько ошарашен поведением Драко.
        — Что это было? — спросил он наконец.
        Вопрос, кажется, заставил Снейпа прийти в себя.
        — Церемония благопожелания, — объяснил он и подошел ближе к Гарри, чтобы еще раз повнимательнее взглянуть на букет. — Чистокровная традиция.
        — Разве усыновления бывают так часто?
        — Нет. — На щеках Снейпа проступили два красных пятна, и он признал: — Она касается рождений, так приветствуют появление в семействе младенца. Обычно цветы и травы ставят у колыбели новорожденного. Драко слегка изменил обряд, отдав их прямо тебе.
        Гарри терпеть не мог выглядеть глупо, но ведь у него не было возможности узнать магические традиции в детстве.
        — Что он пытается этим сказать?
        — Что принимает тебя как моего сына, полагаю, — пробормотал Снейп.
        Гарри понизил голос.
        — А почему вы сказали «хороший выбор»?
        — Человек, составляющий благопожелание, выбирает растения, каждое из которых от природы наделено определенными магическими свойствами. Выбрав чернику облиственную, сосну, гардению, плакун-траву, чабрец, ясменник, чай и лук-порей, Драко пожелал тебе в будущем совершенно определенных вещей.
        — А что они все значат? — настаивал Гарри.
        — О, я не могу тебе этого сказать. Каждое благопожелание заколдовано таким образом, чтобы простоять до тех пор, пока ребенок не вырастет и не сможет узнать сам, что родные и близкие пожелали ему много лет назад.
        — Спорим, я и так у Драко все выспрошу.
        — Серьезно сомневаюсь. Он, вероятнее всего, считает, что ты должен сам выяснить значение этих растений, так же как сделал он, когда на двенадцатилетие ему отдали все благопожелания, оставленные у его собственной колыбели.
        — Ну, скажите, — не унимался Гарри и вытащил из крохотного букетика фиолетовый цветок. — Вы сказали «плакун-трава». Это же фиолетовый дербенник, в точности как в зелье Правдивых Снов, да? Вы должны мне сказать, что он значит! Вы же меня им поили!
        — И тебя настолько заинтересовали его свойства, что ты немедленно взялся меня расспрашивать, — ехидно заметил Снейп. — Да-да, я прекрасно помню. Ты потребовал изложить все характеристики плакун-травы, прежде чем даже пробовать зелье. Это был достаточно серьезный аргумент в споре...
        —Ладно, ладно, мне раньше было абсолютно все равно! — засмеялся Гарри. — Но раз оно и было в том зелье, и оказалось здесь, вы могли бы удовлетворить мое любопытство. Или мне просто начать гадать? Плакун-трава связана с правдой. Значит, Драко хочет, чтобы я говорил правду? Он имеет в виду, что я лжец? Ничего себе пожелание!
        — Просто скажи ему, что значит плакун-трава, пока у меня уши не завяли от такой чепухи, — крикнул Драко из спальни, продемонстрировав, что опять подслушивает. Правда, дверь была открыта, так что, сообразил Гарри, у Драко просто не было другого выбора.
        — Плакун-трава дает успокоение и защиту, — ровным голосом сообщил Снейп. — Это и есть компонент, подавляющий эмоции в зелье Правдивых Снов.
        — Кстати, о зелье. Можно мне... еще?
        — Ты опасаешься кошмаров сегодня ночью? — вопросил Снейп, приподняв бровь.
        — Нет, — признался Гарри. — Ну, не очень. Но они у меня часто бывают. И мне бы очень хотелось... перебояться, что ли. В смысле, если бы я все мои обычные плохие сны перевидел с этим зельем, оно бы помогло мне... справиться, что ли. И тогда мне бы перестали сниться кошмары. — Гарри вздохнул: — Я путано говорю. В этом есть хоть какой-то смысл?
        — Есть, — признал Снейп. — Подожди здесь. Я принесу несколько флаконов на одну дозу.
        Едва его учитель... нет, приемный отец, одернул себя Гарри, вышел, как он тут же почувствовал себя немного виноватым. Конечно, он нисколько не соврал, но и правды тоже не сказал.
        — Профессор? — неуверенно позвал он, когда Снейп вернулся с обещанными флаконами. — То, что я только что сказал... в общем, это было по-слизерински. Я... честно говоря, я просил зелье, потому что в прошлый раз мне снились мои... родители, и я надеялся увидеть их еще раз.
        Снейп вложил флаконы в руку Гарри и мягко заставил его сжать пальцы.
        — У меня нет возражений на сей счет. Если не считать тех соображений, что высказывал тебе директор касательно зеркала Еиналеж.
        — Опасно погружаться в мечты и забывать жить, — признал Гарри. — Да, я понимаю. Спасибо, сэр.
        Снейп в ответ только наклонил голову.
        Когда Гарри вошел в спальню, Драко уже лежал в пижаме под одеялом, но еще не спал.
        — Почему ты не можешь просто звать его по имени? — спросил он, приподнимаясь на локте.
        Гарри пожал плечами и сел, чтобы снять ботинки. Он потер левую ступню: хотя она, без сомнения, полностью исцелилась, все равно немного ныла.
        — Мерлина ради, он же теперь твой отец! — воскликнул Драко.
        — Может, в этом и дело, — пробормотал Гарри. — Разве ты звал своего отца Люциусом? И если бы мой не погиб, я бы вряд ли называл его Джеймсом.
        Драко подавил смешок.
        — Не собираешься же ты последовать совету своего кузена и называть его папой? Хотел бы я видеть, какое у Северуса будет выражение лица!
        — «Папа» тоже звучит как-то неправильно, — признал Гарри. — И вообще все, что мне приходит в голову.
        — Попробуй papa, — протянул Драко, изобразив кошмарный французский акцент.
        Гарри демонстративно содрогнулся и постарался сменить тему:
        — Кстати, спасибо за букет.
        — Это не букет, — высокомерно поправил Драко. — Это, к твоему сведению, благопожелание. Тем не менее, всегда пожалуйста.
        — Ты... ты это хорошо сделал, — признал Гарри. — Кстати, а почему ты ничего не сказал мне, только Снейпу?
        Драко засмеялся.
        — В рамках церемонии ты исполнял роль новорожденного младенца. Обычно считается, что ребенок нескольких дней от роду мало что понимает в клятвах и пожеланиях.
        — А, ну да, — пробормотал Гарри. — Ясно. Слушай... ты никак не можешь мне сказать, что значит чабрец? Или сосновые иглы?
        — Сам выясняй, лентяй. — Драко зевнул. — Мне же пришлось. Тебе повезло, что тебе не досталось банановых листьев, как мне. Они означают потенцию и деторождение. Предполагается, между прочим, что я должен обзавестись кучей чистокровных детишек, чтобы населить Магическую Британию.
        Куча маленьких Драко... Гарри едва удержался от гримасы. Вместо этого он взял перо, пергамент и поставил сбоку чернильницу, чтобы удобнее было макать.
        — Можешь повторить еще раз, что там было?
        — Ты в самом деле совсем не слушаешь, когда говорит Северус, — поддел Драко.
        — Зато я послушаю тебя, — с сахарной улыбкой заявил Гарри. Драко сперва фыркнул, но потом все-таки продиктовал список растений, из которых было составлено благопожелание. Записав их все, Гарри сказал: — Я чуть позже спать приду. Придется и вправду заниматься этим самому. Э-э... а ты не мог бы одолжить мне книги, которыми пользовался?
        — Извини, — отозвался Драко, беззаботно и нисколько не виновато. — Я их вернул профессору Спраут, когда она заходила через камин и принесла мне растения, которые я попросил.
        — Да ладно тебе! Чтобы я не заметил, что к нам пришел кто-то из учителей? И чтобы она даже не захотела поговорить со мной?
        — А она хотела. Но ты и Северус беседовали с Тислторн. — Драко усмехнулся, и его глаза лукаво сверкнули: — Я взял с Дадли слово молчать, и он его даже сдержал. Как тебе такая слизеринская хитрость? Не обижайся, но он явно не умеет держать язык за зубами. В общем, тебе придется самому просить мадам Пинс, чтобы она прислала нужные источники.
        — Ага, — согласился Гарри. — Пойду сейчас же ей напишу. Кстати, я велел Сэл по тебе не ползать. И она обещала, что не будет. Между прочим, она сказала, что и так этого никогда не сделала бы, потому что ты ее пугаешь.
        — Неправда!
        — Правда. А чего ты хотел, после того как обездвиживал ее столько раз? Короче, она не будет тебя беспокоить, и надеюсь, ты не расстроишься, если я теперь буду брать ее сюда. Она прошлой ночью спала, обвернувшись вокруг моей руки. Было так приятно чувствовать, как она тихонько дышит...
        У Драко был такой вид, будто его вот-вот стошнит.
        — Хватит, — выдохнул он. — Я поставлю ограждающие чары вокруг своей кровати, на случай, если твоя дражайшая змейка решит прогуляться.
        — Да не решит она.
        — На меня она не заползет, уж это точно, — заявил Драко.
        — Ладно, спокойной ночи, — ответил Гарри, взял благопожелание и тихо закрыл за собой дверь. Бесшумно, в одних носках, он прокрался в кухню, сел за стол, поставил благопожелание перед собой и взялся за письмо.
        Оно не начиналось со слов «Дорогая мадам Пинс».
        Нет, Гарри пришла в голову идея куда лучше. Он точно знал, к кому обращаться за помощью, когда нужно что-то исследовать.
        «Дорогая Гермиона, — написал он. — Прости, что не вышло увидеться, когда вы в последний раз приходили. Кто с вами был — Падма или Парвати? Неважно, передавай привет от меня, и Рону с Невиллом тоже. У меня в это время была важная встреча. Надеюсь, Драко вам не очень нагрубил, но все равно к лучшему, что встреча прошла без помех. Однако я очень надеюсь скоро вас увидеть. Правда, приходите, как только сможете. Я хочу вам кое-что рассказать. А пока, не могла бы ты посмотреть для меня описания нескольких растений? Меня интересуют магические свойства лука-порея, сосновых иголок, чабреца, черники облиственной, ясменника, чая и гардении...»

просмотреть/оставить комментарии [646]
<< Глава 43 К оглавлениюГлава 45 >>
май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.30 09:53:34
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [354] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.