Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

В минувшую пятницу в больницу Св. Мунго поступил пацент Северус Тобиасович Снейп, находившийся в глубоком ступоре с признаками латентной истерики. Пациент нервно хихикает, дергает глазом и спрашивает, как пройти в серпентарий. При себе имеет книгу в черной обложке с заголовком "Гарри Поттер и Роковые Мощи"...

Список фандомов

Гарри Поттер[18462]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12655 авторов
- 26943 фиков
- 8595 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>


  Год, какого еще не бывало

   Глава 6. «Фримли-парк»
        К тому времени, как они вышли на Портсмут-роуд — улицу, ведущую к больнице, — Гарри начал беспокоиться всерьез. Полиморфное зелье действовало час, так? Краучу в свое время потому и приходилось постоянно таскать его с собой во фляжке, что через час зелье выдыхалось...
        Его так и подмывало спросить Снейпа о зелье большую часть пути: даже без часов было ясно, что прошло уже почти два. Хотя — нет. Говорить со Снейпом он не собирался. Ни о чем. Всю дорогу они шли молча — не считая того раза, когда Снейп выскочил было на проезжую часть на красный свет. Но даже тогда Гарри только тихо прошипел, чтобы он вернулся на тротуар.
        И все-таки — странно это было. В конце концов, Снейп рискует жизнью, если неожиданно превратится в самого себя! И как бы Гарри к нему ни относился, иметь еще одну смерть на своей совести не хотел. И потом, если дело обернется совсем худо, Орден потеряет шпиона — а значит, источник важной информации о планах Волдеморта. Гарри в упор не понимал, как такой спец по зельям может об этом забыть, но... Кто знает, что там у Снейпа на уме! Почему-то же он не стал принимать новую дозу...
        Гарри поджал губы, догадываясь, что именно с большой вероятностью сейчас у профессора на уме. Ну почему Снейп не может просто оставить его в покое, а?! Ну на кой надо совать нос в чужую жизнь и выпытывать все эти гадости насчет Дурслей?
        Ясное дело: он не доверяет Гарри Поттеру.
        «Между прочим, профессор, это взаимно!» — подумал Гарри. Слухи о том, что его родственники ненавидят и его самого, и магов вообще, наверняка теперь расползутся по школе. Как пить дать — сказал бы дядя Вернон, хотя вот уж чего Гарри совсем не хотелось, так это цитировать своего подонка дядюшку.
        Но вообще это все было не так важно. Гарри изо всех сил старался не выходить из образа взрослого человека, который старательно развивал в себе последние несколько часов. Что бы там ни задумал Снейп, шутить с Полиморфным зельем было опасно. Что если Снейп превратится в грозного и зловещего хогвартского зельевара прямо на глазах у Дурслей? Да их пинками из больницы прогонят! Под аккомпанемент дядиных воплей: «Я же сказал, никаких уродов! Они что, читать тебя не научили в этой твоей чертовой школе?!»
        Так что хочешь не хочешь, а напомнить про зелье придется. Гарри, задумчиво прикусил нижнюю губу, подбирая слова. Огрести по полной за попытку помочь — а это на уроках зельеварения было обычным делом, правда, обычно он пытался помочь Невиллу, а не Снейпу, — совершенно не хотелось.
        Взрослый человек просто взял бы и сказал об этом, правильно? А Гарри изо всех сил старался вести себя как взрослый. Не старался бы — его бы тут не было. И про шмотки Дадли он тоже не стал бы объяснять. Веди он себя как мальчишка — переоделся бы, как только Снейп приказал. И пусть бы Снейп сам разбирался с дядей Верноном, когда тот обнаружит, что Гарри Джеймс Поттер ходит в одежде, которая ему явно должна быть не по карману. Гарри даже не представлял, что бы стряслось дальше. Может, его обвинили бы в воровстве... Так или иначе, с надеждой на восстановление чар можно было бы распрощаться.
        Но до этого не дойдет. А все потому, что он сделал то, что должен был сделать ответственный человек, как ни неприятна была задача. Он об этом еще сто раз пожалеет, когда слизеринцы будут доставать его хохмами насчет «трудного детства», — зато останется в живых.
        Вот и тут — пусть Снейп засыплет его своими колкостями, но сказать-то надо...
        — Скажите, сэр, — спросил он, стараясь говорить обычным тоном, чтобы не привлекать внимание магглов. — А вам разве не пора... ну... принять лекарство?
        — Это улучшенная версия, — Снейп мельком покосился на него. К удивлению Гарри, ни во взгляде, ни в последующих словах насмешкой и не пахло. — Действие длится восемь часов, но я буду принимать его каждые шесть, чтобы избежать... — он помедлил, видимо, подыскивая подходящее маггловское слово, — рецидивов.
        Гарри не стал спрашивать, кто улучшил зелье. В конце концов, Мастерами Зелий не становятся просто так. Если бы Снейп еще и преподавать умел, он бы просто идеально на свое место подходил. Только вот в преподавании он не смыслил ни бельмеса — он даже простым мерам предосторожности их обучить не мог. Видимо, ему больше нравилось смотреть, как школьники взрывают котлы, а потом орать на них. Насколько Гарри мог судить, Снейп даже не пытался чему-то их научить.
        Наконец показалась больница. Гарри не задерживаясь прошел сквозь стеклянные двери. Когда двери автоматически раздвинулись, пропуская посетителей, Снейп с подозрением покосился на Гарри — словно подозревал, что тот, вопреки запрету использовать магию, прошептал: «Alohomora». Он что, решил, будто Гарри в состоянии вытащить палочку из рукава этого уродского свитера и незаметно произнести заклинание? Или что Гарри владеет беспалочковой магией? Искушение натянуть Снейпу нос было велико, но делать это было бы глупо — и уж точно не по-взрослому. Зельевар бы просто-напросто настучал директору о нелегальном использовании магии, и Гарри пришлось бы объяснять, что он просто притворился — то есть, повел себя как жаждущий всеобщего внимания идиот, которым его и так считал Снейп.
        — Это просто маггловская техника, — пробормотал он, пока они шли к стойке регистратуры. — Я говорил, они тоже много чего умеют...
        Снейп приподнял бровь и кивнул, но не успокоился, пока не оглянулся и не увидел, как двери пропускают других посетителей больницы.
        — Будьте добры, номер палаты Петунии Дурсль, — обратился Гарри к леди в накрахмаленной белой униформе и аккуратной шапочке.
        Сестра быстро набрала запрос на клавиатуре и уставилась на экран компьютера. Снейп наблюдал за этим процессом с явным недоверием.
        — Отделение интенсивной терапии, посещения ограничены. Мне придется проверить по списку. Вас зовут?..
        — Гарри Поттер, ее племянник.
        Как же здорово, когда называешь свое имя, а никто вокруг не ахает и не пытается разглядеть его шрам! Собственно, дежурная вообще никак не среагировала — только выжидательно посмотрела на него.
        — А, да. Это Ремус Люпин, э... друг семьи, — добавил он.
        — Я туда позвоню, пока вы записываетесь, — сказала сестра, указывая на листок с таблицей, прикрепленный магнитом к металлической доске.
        Гарри вписал свое имя и чуть не вздрогнул, когда Снейп вывел рядом «Ремус Люпин» — почти тем же почерком, что и в утреннем письме.
        — Да-да, я поняла. Сейчас отправлю его к вам, — негромко ответила сестра в трубку. Закончив разговор, она повернулась на стуле и снова взглянула на посетителей.
        — Проходите, — сказала она Гарри, указывая направление: — Лифт там. Палата 328. — Затем ее взгляд остановился на Снейпе: — Боюсь, вам придется подождать здесь.
        Снейп прищурился, и не надо было владеть легилименцией, чтобы угадать, о чем он думает. Дальше все было понятно: профессор наклонился над стойкой, уставился сестре в глаза и произнес: «Obliviate minimisco». Гарри удивило лишь одно: Снейп владел-таки беспалочковой магией. По крайней мере, немного. Он снова задумался, почему Дамблдор не даст зельевару пост преподавателя ЗОТИ. Ну, может, конечно, директор просто понимает, что из Снейпа преподаватель, как из Хагрида балерина, и предпочитает, чтобы студенты приобрели хоть какие-то навыки самозащиты. Только вот это все равно не работало, учитывая, какие идиоты занимали этот пресловутый пост в последние годы. Ну, по крайней мере, в этом году у них не было Амбридж, хотя, на взгляд Гарри, профессор Арон был немногим лучше. Он тоже не любил практические занятия. Конечно, он не заставлял их выводить по сотне строчек собственной кровью — а это уже само по себе чего-то стоило. Однако самой полезной информацией, которую они успели усвоить на уроках, было, что слово «каппа» пишется с двумя «п».
        Полная фигня с этой защитой — и всеми ее преподавателями, не считая третьего курса.
        Хорошо хоть, они не бросили занятия ДА. Кто-то же должен был подготовить ребят, на случай если дело дойдет до драки с Упивающимися — или самим Волдемортом. И если на учителей рассчитывать не приходится — они справятся и сами.
        Вот еще одна причина, по которой Гарри уже почти совсем потерял уважение к Дамблдору. Директор наверняка мог бы нанять нормальных преподавателей ЗОТИ — но этого не делал. Он специально подбирал этих придурков. Нет, наверняка у него были на то причины — длинный список разумных рассуждений на тему того, почему приходится делать все так, а не иначе — и почему необходимо хранить все это в тайне... Дамблдор явно считал себя великим стратегом — или что-то в этом роде. И вся эта стратегия кончилась тем, что летом Сириус упал сквозь Завесу. Гарри просто тошнило от необходимости мириться с этими бесконечными интригами. Он не знал, как заставить директора раскрыть карты или рассказать всю правду. Он мог делать только то, что и без того делал.
        Все, что мог.
        Пока Гарри все это обдумывал, сестра потрясла головой, будто просыпаясь, и сказала — небрежнее, чем раньше:
        — Я же говорю, палата 328. Идите!
        На этот раз она махнула им обоим.
        Они направились к лифтам, но на полпути Гарри остановился:
        — Стойте! Эх, надо было раньше сообразить... А маггловские деньги у вас есть? Потому что у меня нету.
        — Директор счел, что это будет предусмотрительно, — пробормотал Снейп, копаясь во внутреннем кармане пиджака. Нет, честное слово, Снейп в маггловском пиджаке в мелкую полосочку — это было уже слишком! Хотя Люпин-то как раз в такой одежде выглядел нормально... — Что тебе нужно?
        — Цветы, — Гарри кивнул на киоск с цветами и подарками, мимо которого они как раз проходили.
        — А. Тогда держи, — с этими словами Снейп сунул ему несколько пятидесятифунтовых купюр.
        — Ремус, убери большую часть! — скрипнул зубами Гарри. Довольно сильный промах, но, по крайней мере, если Волдемортовы приспешники рыскают где-то поблизости, то им это странным не покажется. Ну им-то откуда знать, сколько стоит букет цветов...
        Взяв одну банкноту, Гарри сунул ее в карман, подошел к киоску и начал рассматривать букеты на витрине. Красивые лилии, но... нет, лучше не надо. Они только напомнят тете Петунии о Лили. И потом, они же дорогие. Он остановился на полудюжине маргариток в маленькой стеклянной вазочке. Убожество, конечно, но он прекрасно знал, что, если купит что-то роскошное, дядя Вернон обвинит его в том, что цветы наколдованные. А ему и так придется объяснять, на какие деньги он купил этот букет.
        — Спасибо, Ремус, — натянуто улыбнулся он, протягивая Снейпу сдачу.
        — Оставь себе, — процедил Снейп, отворачиваясь.
        — Нет, правда... — попробовал было поспорить Гарри, но Снейп уже шел дальше. — Ну ладно. Спасибо, что одолжил, — добавил он, нагнав спутника.
        Что бы Снейп ни намеревался ответить, он не успел, потому что в этот момент открылись двери лифта и оттуда повалил народ. Зельевар снова застыл в изумлении — занятное зрелище, особенно если учесть, что этот человек с серьезным видом утверждает, что может «разлить по флаконам известность, сварить триумф и заткнуть пробкой смерть». Спрашивается, что такого удивительного в обыкновенном лифте!
        Маггловская магия — так-то вот. Только это была не магия, просто машины. Гарри прекрасно это знал — и Снейп наверняка тоже, просто раньше не видел их вблизи. «Только не смеяться!» — приказал себе Гарри. Оставалось надеяться, что в палате зельевар будет вести себя сдержаннее. Если он начнет глазеть на медицинское оборудование, как двухлетка на унитаз, Дурсли точно поймут, что он волшебник.
        Они зашли в лифт, и Гарри нажал третий этаж, стараясь не улыбаться, когда лифт тронулся и это движение чуть не сбило Снейпа с ног. Да уж, с магией вышло бы более плавно.
        — Так, нам в триста двадцать восьмую... — сказал Гарри, когда двери лифта открылись. Он сверился с указателями: — Это туда.
        Вскоре они нашли палату и заглянули внутрь. По стенам стояли десять кроватей — по пять с каждой стороны. Примерно так же, как в хогвартском лазарете — только тут, понятно, повсюду были приборы. Гарри не знал, что делают эти машины, но Снейпу об этом решил не сообщать. Слишком уж часто приходилось ему мучиться от незнания на зельях, чтобы обратная ситуация не доставляла массы удовольствия.
        — Ты маггл, не забудь! — прошептал он, прежде чем открыть дверь. Потом он вспомнил еще об одной вещи: — Да, когда дядя Вернон выходит из себя, он перестает сдерживаться. Он может начать орать что угодно — ты не мог бы оградить нас заглушающим заклятьем? Э... его ведь необязательно привязывать к стенам, занавескам и всяким таким вещам?
        — Насколько я могу судить, в этом году с защитой ничуть не лучше, чем раньше, — хмыкнул Снейп, прежде чем согласно кивнуть.
        Гарри не удержался:
        — Но Ремус, уж ты-то отлично все объяснял. Просто классно! По-моему, ты лучший преподаватель Хогвартса — из всех, кого я знаю!
        С этими словами он распахнул дверь и вошел в палату. Впрочем, как только он очутился внутри, улыбка сползла с его лица.

* * *

        Несколько пациентов обернулись, когда они вошли, но большая часть народу в онкологической палате спала. Спали и Дурсли. Все Дурсли.
        Тетя Петуния лежала на ближайшей к окну кровати. Черты ее лица обострились, кожа казалась почти прозрачной, местами виднелись синяки. Она лежала с закрытыми глазами, повернув лицо к свету и часто дыша. Гарри сглотнул. Да, он слышал, что она больна, серьезно больна, но почему-то все-таки ожидал, что она будет выглядеть как обычно. Оглядит его с ног до головы с кислым видом, подожмет презрительно губы... Как тогда, когда она кричала на него за грязные следы на полу, или пересоленную отбивную, или отметки лучше, чем у Дадли.
        Но она выглядела плохо. Совсем плохо. Гарри даже не верил своим глазам. Какое-то время он просто стоял и смотрел. Никогда ему не приходилось видеть человека в таком состоянии — даже Седрик, когда Волдеморт прошипел: «Избавься от этого», выглядел не так жутко.
        Тогда тоже ничего хорошего не было, но вот это было еще хуже. Медленная смерть. Маггловская смерть. То, что рак творил с тетей Петунией, было просто ужасно...
        И тут Гарри понял еще одну не менее страшную вещь. Когда он узнал о болезни тети Петунии, то даже слегка обрадовался. Обрадовался, что ей тоже достанется — после всех мучений, которые она причинила ему. Он был уверен, что она получила по заслугам, что до этого жизнь преподносила ей одни подарки.
        Да, тетя Петуния не была совершенством, но свое мнение о раке он пересмотрел. Такого не заслуживал никто. Она гнила заживо, ее тело все еще цеплялось за жизнь, хотя надежды уже не было. На Гарри накатил приступ тошноты, но, когда он сглотнул, полегчало. Немного. После пары глубоких вдохов стало почти нормально. Только тогда он смог оторвать взгляд от тетки.
        Он не плакал — не по Петунии, по крайней мере, — но слезы уже подступили к глазам. Слезы стыда. Одна-две слезинки успели скатиться по щекам, но Гарри даже не заметил их, пока Ремус не протянул ему молча белый носовой платок. «Нет, не Ремус», — напомнил он себе, хотя сейчас осознать это было еще труднее.
        — Спасибо, — прошептал он, не оборачиваясь на Снейпа. Господи, какое счастье, что это не Ремус. Иначе он бы сказал больше, начал бы бормотать что-то о своей вине, о том, что он желал тетке такой участи... Но он не знал — не понимал до сих пор, что такое смерть. А ведь должен бы — после Седрика, после Сириуса... Но — он был либо легкомысленным идиотом, либо слишком инфантильным. Во всем.
        Гарри сунул платок Снейпу и осознанно игнорировал его, рассматривая остальных Дурслей. Дядя Вернон дремал в кресле у тетиной койки, склонив голову набок и слегка похрапывая. Дадли спал рядом на стуле, наклонившись вперед и пристроив руки и голову в ногах кровати. На тумбочке стояли подвядшие гвоздики и лежала распечатанная колода карт.
        Гарри замешкался, соображая, что делать дальше, потом пожал плечами, поставил вазочку с маргаритками около гвоздик и пошел взять незанятый стул у одной из коек, где пациентка спала. Бесшумно поставив его рядом с Петунией, он жестом пригласил Снейпа сесть. Потом взял еще один стул для себя.
        Несколько минут они сидели молча. Гарри пытался прийти в себя и уложить в голове страшные вещи, которые открылись ему теперь. Не о жизни и смерти, но о нем самом. «И опять — взрослость!» — он слегка поморщился.
        В какой-то момент ему пришло в голову, что стоило бы взять с собой что-нибудь почитать. Но у него не было книг, кроме школьных учебников, а их к Дурслям брать не стоило. Он правильно сделал, что оставил книги в своей пустой спальне на Тисовой аллее. В доме, конечно, были и другие книги, но Гарри был не такой идиот, чтобы к ним прикасаться.
        Снейп явно нервничал больше, чем когда-либо на памяти Гарри. Впрочем, оно и неудивительно: когда это зельевару приходилось просто вот так сидеть и ничего не делать? В классе он носился как угорелый — от стола к столу, ругая зелья гриффиндорцев и хваля слизеринские, даже если последние ничем не отличались от первых. Если он садился на уроке, то только чтобы проверять письменные работы, пальцем одной руки водя по строчкам, а второй рукой судорожно записывая комментарии вроде: «Похоже, на сей раз вы умудрились растерять все свои мозги. Пока не отыщете их, будьте так любезны не посещать моих уроков».
        Даже просто наблюдая, как студенты пишут контрольную, он все равно возился с растворителями или разбирал ингредиенты, одновременно зорко следя за каждым из учеников. Неудивительно, что он заметил, как Гарри сунул конверт под пергамент...
        А сейчас Снейпу было абсолютно нечего делать, и Гарри понимал, что скоро тот окончательно взбесится.
        Внезапно Снейп встал и подошел к листку с краткой историей болезни, висевшему на спинке кровати. Сняв его, он погрузился в чтение, водя пальцем по строчкам, будто проверяя студенческую работу.
        — Посетителям вряд ли разрешается это читать, — заметил Гарри вполголоса.
        — Почерк все равно абсолютно нечитабелен, — только что не прорычал Снейп.
        Замечательный ответ, учитывая, от кого он исходил. Первогодки не рыдали, получая назад свои эссе, только потому, что комментарии были написаны размашистыми каракулями, которые ни один нормальный человек разобрать не в состоянии. Ну да оно и к лучшему, потому что после того, как прочтешь на полях: «Если вы действительно считаете, что ферментированный экстракт тиса не ядовит, приготовьте его и выпейте. Не забудьте поделиться с сокурсниками-гриффиндорцами», остальное читать уже не хочется.
        Раздраженный голос Снейпа не был громким, но его оказалось достаточно, чтобы разбудить Дадли.
        Тот потянулся, бормоча что-то спросонок, а затем поднял голову, пошатываясь от усталости. Он уставился на Гарри и заморгал.
        Со своей стороны, Гарри не мог не уставиться на кузена в ответ. Дадли выглядел почти так же плохо, как Петуния, и хотя у него не было такого изможденного вида, как у матери, он явно похудел. Сильно похудел.
        Дадли все еще оставался жирным увальнем, но по сравнению с летом разница была ощутима. Странно только, что ему не купили новую одежду: штанины и рукава у Дадли были теперь так же подвернуты, как и у Гарри.
        Гарри быстро проверил, закрывает ли рукав палочку, встал и опустился на одно колено рядом с Дадли. Нет, не для того чтобы о чем-то умолять. Он не будет умолять, что бы там Снейп ни говорил по этому поводу. И дело не в гордости, просто он знал Дурслей. Если они не захотят помочь ему, то не помогут. Точка. И унижайся тут, не унижайся — без толку. Он выучил это в пять лет и с тех пор никогда ни о чем не умолял. Ни разу.
        Так или иначе, сейчас об охранных чарах говорить было слишком рано. Не такая тема, чтобы поднимать ее с места в карьер. Придется еще сообразить, как бы все это смягчить, как не выглядеть эгоистом, который беспокоится только о себе — сейчас, когда тете Петунии так плохо.
        А колено... Это было проще, чем пододвигать стул. И не так навязчиво, более уважительно к больничной обстановке и явному горю Дадли.
        — Привет, Гарри, — выговорил наконец его кузен. Он явно не совсем проснулся, потому что тупо добавил: — Ты приехал.
        Гарри кивнул, и тут начал ворочаться дядя Вернон. Которому было что сказать по этому поводу. И еще как было...

просмотреть/оставить комментарии [646]
<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>
май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.23 00:46:57
Наши встречи [1] (Неуловимые мстители)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [353] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.28 16:00:26
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.