Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

В маггловской школе учительница задаёт загадку: "То толстеет, то худеет, на всю хату голосит". Почти все дети ответили мама, пара одарённых всё же узнала по этому странному описанию гармошку, и только маленький Гарри Поттер, опустив глаза, робко прошептал: "Дадли Дурсль".

честно переделала Shasfin

Список фандомов

Гарри Поттер[18476]
Оригинальные произведения[1237]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[137]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12678 авторов
- 26938 фиков
- 8608 анекдотов
- 17671 перлов
- 669 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  Друзья поневоле

   Глава 3. (окончание)
- Джон, уводи его! – Робин быстро передал с трудом способного передвигаться самостоятельно Ламберта самому физически сильному из своих людей. – Джак с ними.
Отдавая приказы, Робин уже выхватил меч и развернулся к приближающейся страже. Первого стражника он отправил в глубокий нокаут, рукоятью даги в лицо, второй, заработав неглубокий, болезненный порез, тоже задумался. Боковым зрением Гуд отметил, что рядом рухнул без сознания еще один стражник – работа Алана, прикрывавшего слева. За правый фланг вообще можно было не волноваться: к Уиллу и смертоносной мельнице, которую собой являла раскручивающаяся секира, солдаты вообще не рисковали приближаться. Маленький отряд организованно отступал к воротам.
Когда они были уже в воротах, из замка высыпала стража во главе с Гисборном. Добежать до стремительно отступавших разбойников солдаты уже не успевали, однако один наиболее предприимчивый вскинул арбалет и пустил стрелу в самого, на его взгляд, опасного противника, крутившего вокруг себя массивную секиру. Тот не упал, но оружие выронил, и солдат перевел арбалет на следующего нападавшего с колчаном за спиной. Однако спустить тетиву не успел: затянутая в черную кожу рука ударила по арбалету, посылая стрелу в землю, и только чудом не в ногу опешившего стражника.
- Куда целишь, идиот! Тот пленник нужен живым!
- Но я же не в...
Гисборн, впрочем, не был склонен слушать объяснения. Он переключился на командование оставшейся на ногах стражей, увидев, как разбойники вскакивают на лошадей и уносятся по знакомой дороге, ведущей в сторону Шервуда.

***
До лагеря добрались быстро и без происшествий. Стража если и пыталась их преследовать, то быстро сбилась с пути, как Робин подозревал, не без помощи Гисборна. Уилл, несмотря на рану, держался в седле достаточно уверенно, а Ламберт находился на попечении Джак. В лагере девушка быстро развила бурную деятельность, ухаживая за алхимиком, Мач суетился возле Уилла, Алан и Джон тоже нашли себе занятие, карауля подступы к лагерю, а Робин внезапно почувствовал себя не у дел. Несмотря на усталость, после произошедшего сна не было ни в одном глазу, адреналин все еще бурлил в крови, и просто сидеть на одном месте казалось невыносимым.
- Как он? – Робин сунулся с этим вопросом к Джак, кажется, в третий раз за очень короткий промежуток времени.
- Если ты будешь спрашивать каждую минуту, лучше ему не станет, - неожиданно резко огрызнулась Джак. Словно одумавшись, продолжила уже мягче, но несколько растерянно:
-У него раздроблены кости. Я не знаю, что делать. Он может потерять руку, если я не найду способ. - Судя по ее тону, способ пока не находился, потому сарацинка обрабатывала остальные раны, не рискуя трогать конечность без продуманного плана действий. Почувствовав, что Робин продолжает настойчиво крутиться за ее спиной, Джак неожиданно развернулась к нему, держа в руках нож и пучок трав.
- Знаешь, что? - прошипела она так, что могло показаться, будто она сейчас или ножом пырнет, или траву в глотку затолкает. - Шел бы ты отсюда. В Локсли. Помнишь травницу? Сюда ее приведи. И этому своему скажи, что друг его живой. В общем, иди. - Она стояла и явно дожидалась, чтобы Робин и правда развернулся и начал двигаться в указанном направлении.
Взгляд у девушки был достаточно красноречив, чтобы у Робина не возникло желания спорить. Тем более, говорила она разумные вещи. Поэтому Гуд послушно сел на коня и отправился в Локсли за Матильдой. Уговорить знахарку помочь не составило труда, и очень скоро Робин доставил ее в лагерь. Потом за попытки ошиваться рядом он был награжден двумя далекими от дружелюбия взглядами и пожеланиями идти куда подальше.
- У-у-у, мегеры! Спелись, – прошипел себе под нос Робин, удаляясь от лагеря, куда глаза глядят. Но ноги почему-то сами, независимо от его желания, принесли его обратно в Локсли. Робин некоторое время наматывал круги вокруг поместья, убеждая себя, что он обязан рассказать Гисборну об исходе спасательной операции. Времени на размышления хватало, окна не горели. Судя по всему, Гисборн все еще продолжал «ловить» сбежавшего алхимика. Наконец, набравшись решимости и разжившись бутылью вина, чтоб скрасить ожидание, Робин проник в поместье привычным путем - через окно спальни.
Гисборн задержался в замке дольше обычного. Сперва ему пришлось организовывать поиски алхимика так, чтобы исход был заведомо неудачным, а времени потрачено было много. В итоге он вернулся в замок с видом «я сделал все, что мог» и следующие полчаса получал плановый разнос от шерифа. Ему припомнили несколько смертных грехов: от бегства Джак до сдохшей не вовремя любимой канарейки, после чего отпустили с миром, сопроводив напутствием: «Еще раз облажаешься - отправлю на виселицу!»
Угрозы Гая не трогали. На душе было сравнительно спокойно, он видел, как Ламберт уезжал с места событий если не очень здоровый, то вполне живой и кое-как самостоятельно двигавшийся. Значит, все получилось.
Рыцарь со спокойной душой расседлал Ричи и, отказавшись от мысли об ужине, поднялся по скрипучим ступенькам с намерением выспаться, а утром на свежую голову найти разбойников или на крайний случай связаться с Аланом и устроить Ламберту переезд на безопасную французскую территорию. С такими мыслями он вошел в спальню и прикрыл за собой дверь. И лишь тогда шестым чувством понял, что в комнате он не один.
- Долго ты, я уж заждался. А меня вот из лагеря выставили.– Нахально развалившийся на кровати Робин отсалютовал вошедшему полупустой бутылкой. - Пить будешь?
В первый момент желание покинуть комнату было почти инстинктивным и, забыв о прикрытой двери, Гисборн приложился затылком о доски. Как ни странно, это отрезвило, и Гай застыл, всматриваясь в глубину комнаты. Тонкая полоска лунного света из окна делила пространство надвое – освещенное место у стены и темное - на кровати, откуда доносился голос. Рука дернулась к рукояти меча, но Гисборн остановил ее.
- Что ты здесь делаешь?
- Тебя жду, – честно признался Робин. – Все равно из лагеря меня выгнали. Сказали, что мешаю врачам работать.
Не то чтобы Гуд успел напиться, но поверх многодневной усталости и напряжения последних суток, алкоголь лег хорошо, отдаваясь во всем теле легкостью и незаметно для самого Робина дурманя голову.
- Про Ламберта вот рассказать хотел, и вообще…
- Как он? - в лунном свете Локсли мог видеть, как Гисборн беспокойно нахмурился. Вся его поза в несколько секунд переменилась, и хотя он не сдвинулся с места, его внимание было сейчас сосредоточено на том, что скажет Робин.
- Живой. Но Джак говорит, что может потерять руку. – Робин замялся. – Сегодня ты опять мне спас жизнь. Я видел, как ты выбил арбалет у стражника. Почему? Я думал, после того, что случилось, тебя только порадует, если я сдохну.
Гай, застигнутый врасплох вопросом, некоторое время молчал. Он и сам не знал, почему поступил именно так. В тот момент, когда стражник навел арбалет на Локсли, у Гисборна была всего секунда, чтобы принять решение. И хотя в правильности поступка он не сомневался, но сколько-нибудь внятно объяснить его не мог даже для себя.
- Так было нужно, - произнес он наконец. - Слишком давно тебя знаю. Не хочу видеть твою смерть.
- Даже после всего, что я натворил? – Робин подался вперед, пытаясь в полумраке детально рассмотреть выражение лица собеседника. Он и не думал, что рискнет когда-нибудь завести этот разговор, но вино развязало язык, и слова вырывались прежде, чем он успевал осознавать, что говорит.
- Видимо, да. – Кажется, у Гая этот факт тоже вызывал удивление, но значительно меньшее, чем у Робина. Скорее ироническое недоверие самому себе. На движение Локсли он едва заметно отшатнулся. А затем неожиданно сделал два шага вперед, остановившись в изножье кровати.
- Помнится, ты предлагал мне выпить.
Интонация была неестественной, бог знает, чего стоило Гисборну сделать эти шаги навстречу. Но он не хотел, не мог позволить себе шарахаться от человека, который пришел в его спальню, как к себе домой. Который вытащил из застенков его близкого друга. И которого он не далее как сегодня спас от арбалетного болта.
- Держи. – Гуд протянул бутылку. В этот момент Робину отчетливо вспомнилось, как они первый раз напивались в этой спальне после его злополучного ранения. На душе стало совсем паршиво.
- Ты вообще как? Рука нормально действует? - почти шепотом поинтересовался Гуд, прикипая взглядом к той самой руке.
Потребовалась секунда или две, прежде чем Гисборн протянул руку, обхватив горлышко бутылки так сильно, что едва не треснуло стекло. Тут же сделал длинный глоток и поискал взглядом место, куда бы присесть. Покинув полоску света, он скорее привык к темноте и уже различал развалившегося на кровати Локсли. Почему-то вид Робина, ведущего себя в его доме так, словно у себя в лесу, не коробил рыцаря. Он воспринимал происходящее будто со стороны, и потому вопрос застал его врасплох.
- Вполне. - Он сделал еще один глоток, устроившись на стоявшем у стены сундуке – в спальне практически не было мебели. - Знаешь, у меня был шанс научиться драться левой рукой. Но, похоже, я его упустил.
На самом деле Гаю пришлось потратить некоторое время, чтобы привести доведенные до автоматизма приемы в соответствие со своими новыми возможностями. В частности, некоторые удары и блоки теперь требовали участия двух рук, в результате чего привычный одноручный меч был сменен на легкий полуторник.
- Я с Уиллом разберусь, – пообещал Робин, воспринявший слова относительно левой руки как напоминание о выходке Скарлета, - больше он к тебе не полезет. И вообще, сколько раз тебе говорить, не езди один в лес, там разбойники, они тебя не любят... - привычно пошутил Робин и осекся: в свете последних событий, фраза была совсем не смешной. Чтобы гладить неловкость и отвлечься, он протянул руку в сторону Гая. – Бутылку-то отдай!
- Я был со стражей, - внес ясность Гисборн, - Шериф искал золото, пришлось изобразить активную деятельность. А потом и правда больше не совался. В Ноттингеме тоже дел хватает.
Гай посмотрел на протянутую руку и только сейчас поймал себя на том, что снова выбрал максимально отдаленное от Робина место у самой стенки. На этот раз ситуация его взбесила. Черный рыцарь, прячущийся в собственном доме? Подобного в Англии еще не бывало. «И не будет», - решил он для себя, поднимаясь и преодолевая расстояние до кровати.
- Двигайся, - бросил он, устраиваясь на краю постели, чтобы опереться спиной о стену и увидеть лежащего на покрывале разбойника, на которого он смотрел сейчас сверху вниз. И уже потом передал ему бутылку.
- Хорошее вино. Где брал?
- Тебе скажи, так сам потом не достанешь. Сразу начнутся не уплаченные налоги, недоимки, и в результате конфискуешь все, что найдешь, для личных нужд! – рассмеялся Робин, пытаясь скрыть нервозность за привычным зубоскальством. - Могу еще достать, если понравилось, но поставщика не выдам. Я, знаешь ли, тоже иногда выпить не дурак.
- Я столько не выпью. – Гисборн криво усмехнулся. Робин видел, как из темноты на него смотрит пара прозрачно-серых глаз, очень внимательно. Или это просто так казалось? - Один - точно не выпью. А Ламберт, как ты помнишь, не пьет. Да и уедет скоро.
- Зато я пью, – хмыкнул Робин и тут же подтвердил свое заявление, приложившись к бутылке, и затем протянув ее Гаю. – Это можно считать за приглашение заходить в гости?
В голове в один миг пронеслись воспоминания о звенящей тишине ночного поместья, на несколько коротких недель скрашенной Ламбертом, который вскоре вынужден будет покинуть страну. Темнота усмехнулась из угла, щерясь острыми зубами бесконечных пустых минут, когда голова касается подушки, а сон все не идет. Гай несколько секунд смотрел в ее пустые глазницы, а потом ухмыльнулся в ответ.
- Определенно. - Он опустил руку на плечо лежавшего рядом Робина. - Заходи при случае.
От чужого прикосновения тот вздрогнул. Робин не знал, чего ожидал от разговора, но явно не того, что его вот так просто простят и примут. Словно предлагая забыть произошедшее, как страшный сон. От осознания, что Гай, которого он полагал последним гадом, в этой ситуации оказался лучше и великодушнее, чем он сам, чувство вины стало просто удушающим.
- Гай… - Робин попытался что-то сказать, но голос сорвался. Через мгновение, снова обретя снова дар речи, Гуд попросил хриплым от волнения голосом: - Ударь меня.
- Мне казалось, ты достаточно подрался сегодня, разве нет? – Гай забрал у него бутылку, как некий переходящий приз. Так у них повелось чуть ли не с первых ночных посиделок: один говорит, другой пьет.
- Так я драться и не предлагаю. Просто двинь мне в морду. Может, хоть тогда последней сволочью чувствовать себя перестану! – Робин отвел глаза, но не замолчал. Все то, что копилось долгое время, грызло исподволь, выплеснулось в рваной, порывистой речи. – Тому, что я сделал, не то что оправдания - названия нет! Я ведь никогда… никогда раньше. Да, сражался, убивал, но чтоб вот так… Не соображал, на каком свете нахожусь… Я ведь тебе доверял, даже больше, чем кому либо из своих! Черт, больше, чем Мэриан… На посторонних так не сердятся, понимаешь?
- Название есть всему, - сухо произнес Гисборн. Сунув бутылку в непослушные пальцы Локсли, он не спеша расстегнул и закатал рукав. А после повернул руку так, чтобы след от ожога оказался перед самым лицом Робина. - Ты пытал меня. Потому что решил, что я не оправдал твоего доверия. Я больше не поступлю с тобой так. Не подведу тебя. Но и я должен быть уверен, - он неотрывно смотрел в глаза разбойника, - что это никогда больше не повторится.
Робин дернулся, будто от удара, и вцепился в бутылку, как утопающий в обломок дерева. Ему дико хотелось отвернуться, но уродливый шрам словно гипнотизировал, не давая отвести взгляд.
- Я никогда больше… Гай, никогда. Пока хоть что-то понимать буду. - Когда Гисборн наконец убрал руку от его глаз, Робин вздохнул с явным облегчением. – Но и ты тоже. Не надо. Второго раза мы оба не переживем. Я ведь тогда почти сошел с ума. До сих пор не знаю, каким чудом в себя пришел, окончательно не рехнулся. Себя теперь боюсь.
- Все будет хорошо, - оптимистично произнес Гай, оправив рукав. А потом воспользовался моментом и забрал у него бутылку. - Пропускаешь свою очередь, Локси, - ухмыльнулся он, сделав глоток из горлышка.
- Я на тебя потом огрызнусь, ладно? – устало протянул Робин. Если раньше он полулежал, подпирая голову рукой, то теперь даже такое положение показалось ему неудобным, и он окончательно улегся, укладывая голову на руку.
- Завтра огрызнешься, - хмыкнул Гисборн, повернувшись и поставив бутылку на пол. Он видел, что Робин того и гляди вырубится на полуслове, и потому замолчал, давая собеседнику соскользнуть в объятия Морфея.
К самому Гисборну, впрочем, сон не шел. Несмотря на высказанные заверения, что все в порядке, присутствие Локсли не давало расслабиться. Поэтому он оперся затылком о стену и прикрыл глаза, то и дело поглядывая из-под тяжелых век на лежащего рядом разбойника. Под утро он все же уснул в неудобной позе, опустив голову на грудь и обхватив себя руками.

***
Проснувшись, в первый момент Робин даже не сообразил, где находится, и попытался нашарить меч, который при ночевках на постоялых дворах имел привычку класть рядом. Ради того, чтобы не светиться, Гуду слишком уж часто приходилось вместо приличных гостиниц останавливаться в заведениях с весьма сомнительной репутацией, где, не приняв мер предосторожности, можно было поутру недосчитаться как минимум кошелька.
Однако вместо привычного клинка под боком обнаружилось нечто весьма странное, больше всего напоминающее чьи-то ноги. Остатки сна слетели с Робина почти моментально. В изумлении распахнув глаза, Гуд убедился, что ему не померещилось, заодно осознавая, где находится, и вспоминая вчерашний разговор.
Поза Гисборна, спящего сидя, практически в том же положении, из которого он вечером пристально наблюдал за Робином во время всего разговора, лучше всяких слов выдавала, что все не так хорошо, как тот пытался подать. И, несмотря на все жизнеутверждающие фразы Гая, выкинуть из головы и перестать опасаться до конца, тот не смог. От этого зрелища чувство вины, как уличный кот, снова начало потихоньку устраивать из гостеприимной распахнутой Гудовской души когтеточку. Правда, то, что его вчера не выкинули в окошко, и даже пригласили заходить еще, немного успокаивало, давало надежду, что все поправимо, пусть для этого и придется приложить немало усилий.
Но пока стоило не предаваться размышлениям, а вернуться в лагерь, пока там не обнаружили отсутствие любимого командира и не начали предпринимать мер по розыску.
Стараясь двигаться как можно тише, Робин сполз с кровати, подхватил оставленные в углу лук с колчаном и покинул поместье так же, как пришел, - через окно.

Гаю показалось, что он сомкнул веки всего на секунду, но когда он в очередной раз открыл глаза, Робина уже не было рядом, а комнату освещали лучи восходящего солнца. Выпрямившись, он поморщился и покрутил головой, разминая затекшую шею. После чего скинул сапоги, вытянулся на кровати, уткнувшись лицом в подушку и прячась от света наступающего дня. И, наконец, нормально заснул с мыслью, что опоздает ко второй смене стражи, и полным осознанием, что ему плевать на грозящий разнос от шерифа.

***
Робин возвращался в лагерь далеко не в радужном настроении. С момента, как они вытащили Ламберта, прошло уже несколько дней, и шериф, видимо, смирился с потерей, прекратив прочесывать лес и устраивать облавы. По крайней мере, так Гуд думал изначально. Вот только когда появилась возможность проникнуть в замок и поискать книгу, в указанном Ламбертом месте ее не оказалось. Робин еще раз уточнил местонахождение столь ценного труда и наведался в замок повторно, но книгу так и не нашел. А это наводило на нехорошие подозрения, что, упустив алхимика, шериф все-таки умудрился найти книгу. Зная Вейзи, тот должен был ее надежно спрятать и охранять. Но попытка залезть в расположенный в спальне шерифа тайник провалилась, более того, Робин попался на глаза страже и вынужден был очень быстро уносить ноги. Приходилось признать, что если с наскока взять не удалось, то придется придумывать план и разрабатывать полноценную операцию по ограблению тайника или сокровищницы.
Хорошо хоть сумел договориться о безопасной отправке Ламберта за пределы графства, а потом и страны. Правда, еще предстояло убедить алхимика в том, что отъезд для него является лучшим вариантом.
Ламберт не сразу согласился покинуть Англию. Свыкнуться с мыслью самого переезда в чужую страну для него оказалось сравнительно просто, однако за книгу он переживал настолько, что его убедили лишь клятвенные заверения Гуда в том, что злополучная рукопись будет найдена, и будет делано все, чтобы она не вновь попала в руки шерифа.
- Можешь сжечь ее, - заявил Робину Ламберт. - Толку мне от нее теперь ровно вполовину.
На пустой рукав алхимика Робин старался не смотреть. Над спасением руки бились Джак и Матильда, но вскоре стало ясно, что срастить раздробленные кости не получится, и все, что они могут оставить ученому, так это практически неподвижную конечность с сотней возможных осложнений в будущем. Ламберт счел за лучшее избавиться от нее вовсе.
- Я благодарен вам за все, что вы сделали. Тебе, Робин из Локсли. Приятно знать, что в Англии есть еще люди, для которых честь и совесть – не пустой звук.
- Больше чем ты думаешь. – Робин задумался. Он совсем не был уверен, что стоит заводить этот разговор. Непонятно было и то, как Ламберт на него отреагирует. Но и просто позволить ему уехать Гуд не мог. Это было нечестно по отношению к Гаю.
- Ламберт, я о Гисборне спросить хотел. Вы же вроде как друзья? Что ты о нем думаешь?
Алхимик задумался и несколько секунд изучал взглядом землю. Но когда в голову Робина полезли самые мрачные мысли, прозвучал его голос.
- Он не плохой человек, - произнес Ламберт задумчиво, - но и не хороший тоже. Собеседник приятный, внимательный, хороший друг. Иногда мне кажется, что в нем живут два человека и борются между собой время от времени. Но в основном как-то мирно сосуществуют, хоть я и не понимаю, как. Если ты хочешь знать, простил ли я его за случившееся… скорее да. Определенно, да. Хоть и не уверен, что смогу впредь вести с ним дела, но буду рад видеть его, как друга.
-Не понимаю я его, - вздохнул Робин. Он не был уверен, что разумно раскрывать перед Ламбертом все карты, но Гисборн о своем прошлом молчал как пленный на допросе, и соблазн попытаться хоть что-то узнать был непреодолим. – Временами ведет себя как скотина, и руки сами тянутся стрелу пустить, а временами… словно в нем еще осталось многое от мальчишки, которого я знал. Мы же с ним дружили, давно, еще детьми совсем. А потом жизнь раскидала…
Ламберт понимающе кивнул. Так, словно по себе знал, каково это – разойтись, будучи еще совсем юными, а потом встретиться вновь и понять, что перед тобой совсем другой человек.
- Я знаю его лет пять от силы, может, шесть. Хотя какое там, последние три года виделись раза два за весну, - он задумчиво потер переносицу, вспоминая что-то, - У него тогда было плохо с деньгами. У меня, впрочем, тоже, но все же немного лучше – я ведь местный, а он только приехал. Познакомились в таверне, я там ждал одного приятеля, с которым уже тогда начали проводить эксперимент по превращении свинца в золото, который, кстати, не удался: следовало предполагать, что тот древний трактат просто подделка… так вот, друг тогда так и не пришел. А Гай все сидел и сидел, уже и служанка на него коситься начала. Помню, мне стало любопытно, подсел к нему, пообщались. Оказалось, что он из Франции приехал, а там был неподалеку от того местечка, где у меня живет тетка по материнской линии. Я ведь и сам наполовину француз. Так вот, собеседник он интересный, так и просидели с ним еще час, пока служанка не начала нас уже недвусмысленно выставлять. Я начал собираться домой, его спросил, не по дороге ли нам. Он, конечно, долго мялся, но в итоге выяснилось, что денег у него кот наплакал, и выложил он их – ты не поверишь – чтобы оставить своего коня на ночь в стайне при таверне. Я тогда и подумал – на кой ему скотина, если сам концы с концами не сводит? Так ему и сказал. Чуть не поругались там же. А потом пригласил его к себе и подумал, что сам я тоже тот еще идиот, ворья-то в городе, что мух у мясника. Только как-то слишком искренне он тогда выглядел, молодой, глупый, честный еще. Ну или мне так показалось. Я тогда жену потерял, детей так и не завел. В итоге дом пустой остался. Думал комнату сдавать, так с моими алхимическими экспериментами никто под одной крышей жить не соглашался. Да и я абы кого на порог не пустил бы. Только вот с ним как-то сразу сложилось. Начали вести хозяйство, он, оказывается, руками работает отлично, дом в порядок привел. Я-то по большей части с колбами да порошками, вот и запустил собственное жилье. Удобно еще было, что его никакие мои эксперименты не смущали. Помнится, я тогда купил у старьевщика завалящую заморскую рукопись и попробовать по ней состав приготовить. Все, как написано, намешал, а оно как рванет! Дым из окон, соседи на улицу повыбегали. Я кое-как проветрил, спустился в гостиную, а этот, не поверишь, спит, словно так и надо, - Ламберт рассмеялся воспоминаниям.
- Да, это на Гая похоже, – усмехнулся Робин, - на того, которого я знал. Правда, вот никогда бы не подумал, что Гисборн по хозяйству что-то умеет. На него ж посмотреть, головорез - головорезом, руки только под меч и заточены. А конь – не поверишь, он до сих пор с этой скотиной носится. Голову за него открутить готов.
Ламберт хмыкнул себе под нос.
- Наверное, на нем на испытания и приезжал, а я и не признал. У меня вообще к коням душа не лежит, помню, всю первую зиму ждал, когда уже он перестанет на этой колбасе ездить и пустит по назначению. Так нет, проносился до весны. А к осени уже на нем такие мили отмахивал, пока по работе носился. У купца какого-то устроился, а там то на склады, то в лавку, то еще куда. Тогда стало проще, благо, платил купец хорошо, Гай мне тогда дом окончательно обустроил. Словно долг какой возвращал, хотя я за ним долга не видел, жили ведь вместе, друг другу не мешали, чего уж. Но к алхимии я его так и не приучил, не его это. Хоть, бывало, сядет под стенку и внимательно так наблюдает. Говорит, со стороны забавно: вроде воды нальешь, порошок насыплешь, ничего особенного, а как лучину поднесешь – вода гореть начинает. Его все это как завораживало, мог целый час просто сидеть и наблюдать. А потом раз, помню, уехал куда-то на несколько дней. И вернулся сам не свой. Ходил по дому, чуть доски до земли не протоптал, места себе не находил. Вечером опять куда-то уехал, так ничего и не сказав, я уж думал, от него какая знатная дама в подоле принесла, вот он и мается. А вышло иначе. Приехал под утро и говорит, что уезжает. Мол, предложили ему место в Ноттингеме, хорошее. Помощник шерифа. Я на него смотрю – ну какой из него помощник-то? Сам не знаю, как он тогда вообще про ту должность узнал, кто ему в здравом уме предложил такое, да и зачем шерифу такой человек приезжий, ну да то дела не мои. В общем, говорили мы долго, уже служанка начала завтрак готовить – мы тогда служанку завели, Гай решил, что мне не помешает, хотя я-то и сам справлялся. Готовил даже. Чего Гай никогда не умел, так это готовить, - Ламберт поморщился, видимо, вспомнил один из сомнительных кулинарных шедевров Гисборна. – Так вот, в разговоре я его спросил, где он жить будет. Оно ведь непросто, нужен не только дом, но и конюшня. А с тем, как он со скотиной носился, так абы какой хлев там не подошел бы. Он тогда про какое-то поместье упомянул. Сейчас не вспомню, но у него так глаза загорелись, что я, признаться, испугался. Он про него все говорил, что там жить будет, а сам так расписывал, будто там уже бывал. Я его, конечно, спросил, в каком виде ему земли-то отходят, ибо если насовсем, то очень уж щедро. Он тогда что-то невнятное сказал, мол, он на них временно, но видно было, что ему там словно медом намазано. Так и уехал тогда, даже большинство своего скарба оставил. Сказал, что там у него все есть.
- Ох, узнать бы, кто ему это место присоветовал, да удавить доброхота, – мрачно проворчал Робин. – Не попади он тогда к Вейзи, кто знает, как бы все сложилось. Может, не оказались бы мы с ним по разные стороны. А с поместьем ты не удивляйся, для него это ж и вправду было, как домой вернутся. Мы в Локсли времени проводили даже больше, чем у него дома… а его поместья-то уже и нет давно. Сгорело. Мы оба в том пожаре родителей потеряли.
- Он никогда не говорил, что у него поместье было. Вообще о прошлом мало говорил, да так что иногда казалось, будто и нет у него никакого прошлого. О тебе, например, я от него ни разу не слышал, да и о поместье тоже. Да что там, я даже не знал, что он раньше в Англии жил, пока тот не приехал однажды. Уже под осень. Честно – не узнал его, даже собака наша дворовая его облаяла, а он как меч из ножен потянул, я подумал, что убьет псину. Жутко было. Он очень изменился за те полгода. Весь в черную кожу затянутый, меч на поясе, а рукоять стертая, будто из рук его не выпускает. И ухмылка эта… вроде улыбается, а как будто прирезать хочет. Знаешь, если б я его таким в той злополучной таверне встретил – на порог бы не пустил. Да что там! Я к нему тогда и не подсел бы. Но рассудил так: родной ведь человек, да приехал издалека. Ну, он пока себя в порядок привел, пока поел, вроде отошел немного, а может я попривык, но уже не косился на него как на убийцу подосланного. Тогда рассмотрел его получше. Надо сказать, выглядел он отлично, одежда добротная, ножны на заказ, явно в средствах не стеснен. Остался у меня на пару дней, о работе своей особо не рассказывал, упомянул только, что вроде как при шерифе прижился, налоги собирает. Собирает, и бог с ним, работа не пыльная, главное, чтоб все с отчетностью сходилось или как там принято. Привез мне несколько редких манускриптов, которых я никак достать не мог, а вскоре ускакал обратно в свой Ноттингем. Так и мотался, бывало, два, три раза в год, всегда на пару дней, не больше. А последний раз приехал и остался на неделю. Он тогда плохой был, будто больной. Мне все казалось, что он руку как-то странно держит. Скорее, на душе у него было неспокойно – так бывает, если мир не на трех столпах держится, а на одном, и столп этот возьми да и рухни. Пожил у меня немного, снова мою алхимию смотрел. А потом возьми да и пригласи в Ноттингем. Мол, зачем такой талант в глуши пропадает. Ну я и поехал. А дальше ты знаешь.
- Знаю, – кивнул Робин. При упоминании о том, что Гай был болен, снова ожило чувство вины. А еще он осознал, что во многом тоже является причиной того, что Ламберт оказался в Ноттингеме и пострадал. – Я сам в этой ситуации не без греха. Мы тогда поссорились крепко. Да что там говорить, я его чуть на тот свет не спровадил. Потому он к тебе и подался, больше не к кому было. - Робин некоторое время молчал, стараясь смотреть в сторону, на деревья, землю, облака, на что угодно, только не на алхимика, а потом поинтересовался: - Тебе уезжать завтра. Перед отъездом с ним встретиться хочешь?
- Да, - Ламберт ответил как-то легко, не думая. Может, на волне воспоминаний захотелось напоследок увидеть старого друга, пусть знакомство с ним в итоге и вышло боком. - Он ведь меня тогда пытался вытащить. Я когда вас увидел, сперва решил, что Гай передумал и решил не рисковать. Я за это время научился отличать этих двух разных Гисборнов, что у него в голове сидят. И тогда, в темнице, был тот, первый, к которому я в таверне подсел. Нехорошо будет уехать, не попрощавшись.
- Ну вот и ладно. Я вам тогда встречу организую, - Робин кивнул, соглашаясь со словами собеседника. - А то иначе и вправду нехорошо получается. Он ведь тогда за тебя переживал, даже со мной сотрудничать согласился. Я когда к нему шел, думал, спустят меня с лестницы как минимум, после того, что было. Да у Гая голова не тем занята была. Вечно он так, сначала натворит дел, а потом за голову хватается и думает, как это решать...
Ламберт улыбнулся краешками губ. Увидеться с человеком, за несколько дней успевшим из его друга превратиться в отстраненного и пугающего помощника шерифа, а потом снова стать заботливым и близким, было просто необходимо. Кроме того, не исключено, что тот захочет передать что-либо своим французским друзьям, если такие еще остались.
- Тогда завтра перед отъездом и увидитесь, - произнес Робин, поднимаясь. Теперь ему нужно было предупредить Гая о планируемой встрече. Дел у Гуда было много, так что на разговоры времени он решил не тратить. Быстренько написал записку и отправился по деревням решать свои вопросы, надеясь, что параллельно подвернется и шанс передать письмо адресату, не разыскивая его специально. Гисборн ему встретился только на обратном пути в лагерь, когда Робин уже думал, что придется-таки после заката тащиться в Локсли. Скрытый кустами, Робин вскинул лук, выпуская стрелу с заранее примотанным к древку посланием. Как всегда, точно в цель: стрела вонзилась в седло перед Гисборном.
Ричи был привычен ко многим вещам, в том числе к свисту стрел. Так как самой стрелы он не увидел, то не вскинулся и даже не всхрапнул, а спокойно продолжил рысить по тропинке. Гисборн же чуть не выпрыгнул из седла на конский круп. Немного отдышавшись, выматерился в адрес Робина, ибо у кого еще хватило бы наглости стрелять в помощника шерифа и при этом промазать столь недвусмысленным образом. Попробовал вытащить стрелу, но наконечник прочно застрял в передней луке, и потому Гай просто обломал древко. И лишь тогда увидел листок бумаги.
Записка была лаконичной, только время и место, а также имя того, кто будет ждать его там. Гисборн еще раз пробежал записку глазами, после чего сунул ее в карман и пришпорил коня. Требовалось кое-что забрать из поместья.

Верхом Ламберт пока ездить не мог, управлять лошадью одной рукой еще только предстояло приноровиться. Так что до нужного места пришлось добираться пешком, после чего Робин оставил его, предупредив, где именно будет ждать повозка, которой предстояло увезти алхимика из графства. А пока Ламберт уселся на землю, привалившись спиной к дереву, и принялся ждать... наверное, все-таки друга.
Гисборн появился почти сразу. Выехал из-за поворота и, увидев Ламберта, тут же остановил коня, спешился. Он не хотел подъезжать к нему верхом, не хотел смотреть сверху вниз. Приблизившись, почти сразу присел.
- Как ты? - Казалось, он хотел обнять его, но наткнулся взглядом на пустой рукав рубашки, и неловко опустил руки. – Прости. – И снова слово было неподходящим, едва ли человек в здравом уме простил бы произошедшее. - Я подвел тебя.
- Пустое. - Ламберт пожал плечами.- Это ведь не ты мне кости ломал. Ты этого не хотел, я знаю.
От сказанных слов Гая передернуло. Он словно наяву услышал хруст костей в одном из тех жутких приспособлений, которые...
- Я ведь был там, - произнес он, все же набравшись смелости и обняв Ламберта за плечи. - Я должен был что-то сделать. Знаешь... если тебе нужна помощь, протекция во Франции, деньги для обустройства на новом месте, только скажи.
- Главное, чтобы не такая протекция, как в последний раз, - криво ухмыльнулся алхимик. - Нет, ты не подумай, я тебя не виню. Просто понять пытаюсь, неужели ты не видел, что за человек шериф? Как тебя вообще угораздило с ним связаться, ты ведь не такой.
- Я... – Гай, казалось, не знал, куда деть глаза. - Все не так просто, Ламберт. Бывают предложения, от которых нельзя отказаться. Даже когда это сделка с дьяволом. А свой кровавый крестик на договоре я уже поставил, так что... По крайней мере, во Франции ты будешь в безопасности. От меня в том числе.
- Выбор есть всегда, в этом я с одним твоим товарищем полностью солидарен. Разве стоит продавать душу? Я ведь помню, каким ты был, когда мы только встретились, а сейчас... словно надвое разрываешься. Временами вроде и прежний, а потом словно тебя яд изнутри разъедает.
Гай так и не убрал ладони с плеч друга, отстранившись на вытянутых руках. Вроде и боялся отпустить, потерять контакт, и в то же время словно пытался отгородиться от прозвучавших слов.
- Когда мы встретились, я был никем. Мы перебивались, чем бог пошлет, не зная, что ждет нас завтра. Песчинки в море жизни, которые приходят и уходят, и до которых никому нет дела. Сейчас те, кто много лет назад презирал меня, склоняют голову при моем появлении. Власть, Ламберт. Возможность вернуть утраченное. Единственная, наверное, для меня возможность. Я не жду, что ты поймешь. Просто... иногда все складывается именно так. И мне жаль лишь, что ты попал между этих жерновов. Этого не должно было случиться.
- Значит, власть? Ты уверен, что действительно хочешь этого? - Ламберт накрыл руку Гая своей, не позволяя тому отстранится. - Задумайся, когда ты был более счастлив? Тогда или сейчас, когда приходится переступать через себя? И что останется в конце, когда ты получишь то, к чему стремишься? Окружающий тебя страх, пустота и одиночество... Ты хороший человек, Гай, и я не хочу, чтобы ты сам себя уничтожил.
Лицо Гисборна осунулось. Некстати вспомнился его дом в Локсли. Когда он впервые пришел туда после стольких лет, чистым удовольствием было ходить по двору, где они когда-то бегали детьми, есть за столом и спать в постели среди знакомых стен. Тогда ему казалось, что он получил назад частичку когда-то отобранного счастья. И лишь со временем начал замечать, что дом умирает. Окна из гостеприимно встречающих его стали таращиться черными слепыми провалами, даже лестница стала угрожающе поскрипывать, словно кто-то хищный крался за ним по пятам, поджидая удобный момент для нападения. Гисборн не сразу понял, что одиночество в дом принес он сам, и прячущаяся по углам темнота – часть его самого.
-У меня еще есть шанс на нормальную жизнь, - подумав, ответил он, и только потом осознал, что стискивает плечо собеседника. Словно одумавшись, разжал пальцы и полез под куртку, выискивая там что-то.
- Я не очень хороший человек. Но ты прав в том, что я не такой, как шериф. – Из-под полы появился потрепанный кожаный переплет, в котором Ламберт с удивлением узнал свою книгу.
- Солдаты начали обшаривать замок, пришлось найти твою рукопись раньше них.
- Спасибо. - Ламберт взял книгу и попытался спрятать ее за пазуху. Левая рука дернулась поправить отворот куртки, и алхимик на секунду неловко застыл, в очередной раз вспоминая о своем увечье, с которым еще не свыкся. - Теперь я действительно могу уехать со спокойной душой. Да и Робину не придется совершать налет на замок. - Алхимик улыбнулся, припомнив что-то забавное относительно главаря разбойников.
-Хороший он парень, этот Гуд. Обезбашенный, конечно, на всю голову, но хороший.
- Возможно, - не стал спорить Гисборн. У него касательно Гуда имелось совершенно противоречивое мнение, однако он был рад, что тот помог Ламберту - и ему самому - в безнадежной ситуации.
- Я навещу тебя во Франции, - пообещал он напоследок.
- Я буду рад тебя видеть. - Ламберт порывисто обнял Гая, затем отстранился. - Мне пора. Береги себя.
Дожидаться, пока приедет повозка и заберет алхимика в сторону ближайшего порта, Гай не стал. Их определенно не должны были видеть вместе, и в какой-то момент он поймал себя на мысли, что не очень-то отличается от Гуда и Мэриан. Вот только тех не должны были застать с плохими людьми, а его - с хорошими.

просмотреть/оставить комментарии [19]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

июль 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.08.03 00:00:34
Когда Бездна Всматривается В Тебя [0] (Звездные войны)


2020.08.02 23:45:23
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.07.28 13:20:20
Наши встречи [3] (Неуловимые мстители)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [1] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [1] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.22 08:45:54
Змееглоты [5] ()


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.12 14:55:50
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.07.07 09:21:27
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2020.06.26 22:37:36
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2020.06.24 17:45:31
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2020.06.19 16:35:30
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.06.13 11:35:57
Дамбигуд & Волдигуд [7] (Гарри Поттер)


2020.06.12 10:32:06
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.06.11 01:14:57
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2020.06.06 14:46:13
Злоключения Драко Малфоя, хорька [36] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [1] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.