Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Разговаривают сёстры Эванс.
-Зря ты сказала Вернону, что не выйдешь за него замуж, - говорит Петуния, - теперь он женится на мне!
-А меня это ничуть не удивляет! - ответила Лили. -Я ему как сказала, что не выйду за него, то он мне сразу ответил, что теперь с горя сделает какую-нибудь ужасную глупость!

Список фандомов

Гарри Поттер[18479]
Оригинальные произведения[1239]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12695 авторов
- 26934 фиков
- 8615 анекдотов
- 17678 перлов
- 674 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  Друзья поневоле

   Глава 3
Гай отлеживался дома ровно десять суток. Именно столько потребовалось шерифу, чтобы утвердиться в мысли, что черный рыцарь является его личным оружием и неотъемлемой частью рабочей обстановки. И что многие вещи, которые раньше делались как-то сами собой, в его отсутствие делаться перестали. В итоге Вейзи явился в поместье Локсли, поздравил кое-как передвигающегося по дому Гая с полным выздоровлением и «обрадовал» недвусмысленным намеком, что к своим обязанностям тот может приступить уже сегодня.
Так прошло несколько дней. Гисборн исправно собирал налоги, двигаясь по поселкам в сопровождении усиленной охраны. Чаще всего он просто следил за привычными действиями солдат, не слезая с седла и не вмешиваясь. Текущие дела решались преимущественно через исполнителей, однако было одно дело, разобраться с которым он должен был сам. Он старательно оттягивал этот момент, но банда Робина словно сквозь землю провалилась. Беспокойство росло, и однажды, находясь на окраине одной из деревень, Гисборн украдкой начертил на стене таверны знак. Вечером того же дня он пришел сюда в ожидании совершенно определенного человека.
- Гай, что-то случилось? – поинтересовался Алан, присаживаясь за стол. Причины, по которым Гисборн мог его вызвать, Э’Дейл не понимал, и это, надо признать, его порядком нервировало. Как нервировала и повышенная активность ноттингемской стражи, которая последнее время наведывалась в лес едва ли не ежедневно, причем явно не по указке Гая, отлеживавшегося в Локсли.
-Что вы задумали? – Гисборн сидел, оперевшись о стол и нависая над кружкой, которую наверняка взял только для того, чтобы не вызывать вопросов у обслуги. Пить местное пойло он не собирался.
-Мы?! – удивление Алана было искренним и неподдельным. – Мы сидим как мыши под веником! Уж не знаю, что стража так активно ищет, но от нее в лесу последнее время не протолкнутся, а кому охота лезть на рожон?!
Видимо, новость о страже застала Гая врасплох. Он не особо интересовался последними событиями, но шериф, судя по всему, без дела не сидел.
- Стража, значит... и что же, вы просто сидите? Никаких вылазок, эскапад и прочих безумств? Не похоже на Робина, - имя графа было произнесено с явным напряжением в голосе.
- Так Робин ведь уехал. Сейчас за старшего Уилл, а он парень осторожный, авантюры не по его части, – пояснил Алан. – Так что еще пару недель можете наслаждаться спокойной жизнью.
- Уехал? - Гаю начало казаться, что он пропустил не две недели, а пару месяцев. Или даже лет. - Куда?
- Не знаю. Он ничего не объяснял. Может, Уиллу и сказал, но тот никому ничего не докладывал, – пожал плечами агент. - Робин сразу после похищения той дамочки уехал. Сказал, что на месяц как минимум.
- Какого черта Локсли уезжает на месяц, а ты не знаешь, куда?! - Гисборн подался вперед, схватив Алана за ворот куртки. Э'Дейл невольно отметил, что хватка была совсем не та, что раньше, но яростный взгляд помощника шерифа с лихвой это компенсировал.
- А что, мне надо было у него поинтересоваться? Мол, Робин, куда это ты собрался, а то у меня Гисборн отчет потребует?! – Алан инстинктивно отшатнулся, увидев не сулившее ничего хорошего выражение лица покровителя, но, несмотря на это, своего крайне язвительного тона не изменил. – Интересно, сколько бы я после этого прожил? Вы же помните, в каком он тогда был настроении.
Гай еще несколько секунд удерживал Э'Дейла, словно раздумывал, а не дать Алану по морде, но потом все же его отпустил. Со вздохом Гисборн снова оперся на стол, сделал большой глоток из стоявшей перед ним кружки и поморщился.
- Постарайся, чтобы все и дальше сидели тихо. Как только Робин объявится, или о нем будет любая информация, немедленно дай мне знать.
- Конечно. Если будет что-то важное, я сразу предупрежу. – Сообразив, что бить его не будут, Алан сразу почувствовал себя куда увереннее. – Гай, а по какому поводу эти облавы? Шериф что, клад в лесу ищет?
- Не знаю, - Гай качнул головой. - Я всего три дня как работаю.
С этими словами он покинул таверну.

***
- А, Гисборн. Проходи, проходи. – Настроен Вейзи был достаточно дружелюбно, что, впрочем, Гая, неплохо знавшего шерифа, совсем не успокоило. - Смотрю, ты наконец-то перестал изображать жертву разбойничьего произвола. Так займись делом!
Гай вскинул брови. Можно подумать, до этого он делом не занимался, а объезд поселков совершал сам Ричи, без всякого его, Гисборна, участия. И все-таки было похоже на то, что Вейзи решил-таки поручить ему ответственное задание, которое могло дать исчерпывающие ответы на вопросы, не дававшие Гаю покоя.
Он молча ждал, когда шериф посвятит его в свои планы.
- Раз ты пришел в себя, нечего в замке отсиживаться! Найди мне лагерь разбойников. Они не успели бы раздать по селам такую прорву золота, и я хочу его вернуть! – приказ Вейзи наконец-то объяснил Гаю, ради чего ноттингемская стража прочесывает лес.
- И... сколько же они взяли? – Если судить по тону шерифа, банда как минимум ограбила казну. Но о таком Гисборн сразу узнал бы. Значит, шериф решил-таки провезти еще один обоз с золотом для заговора, невесть из каких запасов. Люди Локсли перехватили его... и Вейзи, естественно, ничего не сказал - не признавать же, что наступил на старые грабли.
Вздохнув от одной мысли о том, сколько проблем ему сейчас придется решать, Гисборн кивнул и сказал:
- В деревнях золота нет, я вытряс из этих оборванцев последние гроши. Значит, оно в лагере. А его... я его найду.
- Вот-вот! Найди! – прошипел Вейзи не хуже потревоженной кобры. – Наши союзники требуют денег, которых у меня нет! Сначала перехваченный обоз, потом эта безмозглая дура, которая встала мне вдвое дороже! Когда принцу надоест эта курица, я сам сдавлю ее тощую шею!
Гай хрипло закашлялся, услышав озвученную сумму. Сама потеря обоза была весомой, а уж Агата... при таких потерях беспокойство шерифа становилось совершенно естественным. Это были не временные затруднения - ему действительно нечем было платить. А это означало, что придется ехать в лес. От одной мысли об этом у Гисборна в животе прокатился холодный комок, но он вовремя вспомнил слова Алана. Робин в отъезде. Уилл осторожный парень. Значит, бояться нечего.
- Я найду лагерь.
- Найди эти деньги, – повторил приказ Вейзи. – И быстро. Если мы в ближайшее время не предоставим деньги нужным людям, они могут в нас засомневаться. А если возникнут сложности, принц расстроится…
Все последствия отсутствия золота Вейзи называть не стал, но молчание его было весьма многозначительным.
Первой мыслью Гисборна было использовать знания Алана, заставить его сдать лагерь, посулив большое вознаграждение, и тем решить дело в течение суток. Он даже оставил знак на стене таверны, представляя, какое будет у Э’Дейла выражение лица, когда Алан увидит, что его вызывают второй день подряд. Но, рассудив, что тот все равно не появится раньше вечера, Гисборн решил создать видимость бурной деятельности. Собрав стражу, он под прикрытием живого щита отправился в лес, направляясь в ту его часть, где лагеря, как он думал, точно быть не могло.
Но высшие силы в этот день не слишком благоволили рыцарю, поскольку отряд почти сразу наткнулся на разбойников и вынужден был вступить с ними в бой. Банда Робина возвращалась в лагерь после очередной раздачи денег и продовольствия крестьянам, и столкновение с солдатами было абсолютно случайным.
В начале схватки Уилл думал лишь о том, как обезвредить стражников и увести людей, но потом увидел за спинами солдат знакомую фигуру, затянутую в черный кожаный доспех. До сих пор Гисборн в облавах не участвовал, и Скарлет не ожидал его увидеть и на этот раз. Но, заметив ненавистного помощника шерифа, он не смог сдержатся.
Последнее время он пристально следил за Джак, что невольно выливалось в более тесное общение с ней. И с каждым днем он все сильнее привязывался к девушке, убеждаясь, насколько та замечательный, добрый, отзывчивый человек. У такой, как она, просто не могло быть ничего общего с чудовищем вроде Гисборна. Для Уилла вывод был однозначен: Гисборн либо каким-то образом запугал девушку, либо просто ее обманул, обвел вокруг пальца.
И теперь, оказавшись лицом к лицу с соперником, Скарлет решил, что сама судьба предоставляет ему шанс расквитаться с ним.
Столкновение застало Гисборна врасплох. Прорычав под нос что-то вроде «вот когда не надо, так они тут как тут", он не вмешивался в схватку, позволяя стражникам делать свою работу. Это было совершенно безопасно. Ноттингемские солдаты не могли сравниться с разбойниками, а те, в свою очередь, не убивали, а по большей части оглушали их. Оставалось только подождать, когда банда отойдет в лес, что Гай и делал, пока в его сторону мимо спин стражников не полетел небольшой метательный топор, который разрезал воздух у самого его плеча. Помощник шерифа успел было порадоваться плохой меткости метателя, как его неожиданно подвел конь. Ричи, над ухом которого просвистел топор, от испуга вскинулся на дыбы, и, выкинув Гисборна из седла, умчался прочь.
Падение на землю вышибло воздух из легких, а в раненом боку, о котором Гай уже и думать забыл, снова зашевелились раскаленные угли. Он успел подняться как раз вовремя, чтобы увидеть несущегося на него давешнего «аристократа» с топором. Того, о ком Алан отзывался как об «осторожном» человеке.
Сейчас этот «осторожный», раскручивавший перед собой боевую секиру, приближался к Гисборну, и его намерения явно не были дружественными. Лезвие страшного оружия блеснуло в воздухе и обрушилось на Гая. Несмотря на то, что убивать противников было не в правилах разбойников, для него явно в очередной раз собирались сделать исключение.
Гисборну пришлось раз за разом уворачиваться от нападавшего и позорно прятаться сначала за стволы деревьев, а потом и за стражника, которого он выставил перед собой, как живой щит.
- Вы ведь не убиваете! - выкрикнул он, удерживая перед собой отчаянно сопротивлявшегося своей участи солдата.
Уилл слегка сбавил напор, двинув невезучего стражника древком секиры по ребрам, а потом добавив по голове обухом. Убивать кого-либо, кроме Гисборна, в его планы не входило.
Гаю пришлось отпустить солдата, чье тело стало безвольным и таким тяжелым, что держать его дольше стало невозможно. И снова пришлось отступить. Гисборн выхватил меч, стараясь с его помощью держать разбойника на расстоянии. Но правая рука двигалась плохо, а драться левой он почти не умел и потому неловко вцепился в короткую рукоять обеими ладонями, проводя такие финты, которые его учитель назвал бы неприличными французскими словами, а самому Гаю приказал бы отрабатывать стойку до поздней ночи.
Ситуация была явно не в пользу помощника шерифа. Будь у Гисборна хотя бы щит, это сравняло бы шансы, но щита не было. Очередной удар он успел парировать, принимая древко секиры на клинок, но удержать после этого меч уже не смог. А его противник уже замахивался для финальной атаки, долженствующей оборвать жизнь черного рыцаря.
Спасение подоспело с неожиданной стороны.
- Уилл, отходим! – Джак в последний момент успела оттолкнуть Скарлета, и брошенная секира просвистела у самого лица Гисборна, чудом его не задев.
- Быстро, пока стража не оклемалась!
Спустя еще секунду рядом с парой разбойников возник еще и Алан. Он схватил Скарлета за рукав, пытаясь оттащить Уилла в сторону.
Когда Гисборн осознал, что смерть снова прошла мимо него, бой был уже окончен, и на земле остались лежать бесчувственные стражники. Гай смотрел вслед удаляющимся разбойникам, отчетливо понимая, что два совершенно посторонних ему человека в очередной раз спасли ему жизнь. А еще один явно собирался уложить его спать вечным сном на этой полянке. В Ноттингемшире творились странные дела, и он все меньше понимал их. Прислонившись к стволу дерева, Гисборн с трудом перевел дыхание. Нужно было переждать, пока крошечный человечек внутри него руки перестанет дергать за нервы, а уже потом пойти и подобрать меч. И отыскать этого чертового коня.

***
-Уилл, что это было?! – напустилась Джак на Скарлета, стоило разбойникам оказаться в лагере. – Какого черта ты полез в драку с Гисборном? Мы ведь не убиваем, забыл? А ты его чуть не отправил на тот свет! А о последствиях ты подумал?! Мало того, что стража регулярно прочесывает лес, ты хочешь, чтобы на нас опять облаву с собаками устроили?
Уилл молчал. Его взгляд беспокойно метался по лицу девушки, как у человека, едва выучившего буквы и пытавшегося теперь прочесть очень важное письмо. Скарлет схватил Джак за плечи, затем, словно одумавшись, отпустил её и посмотрел в ту сторону, откуда они пришли.
- Но это же Гисборн. Ублюдок, каких свет не видел. Это был шанс покончить с ним!
- Какой шанс? – возмутилась Джак. – Шанс подставить всех? Показать, что мы ничем не лучше солдат и так же хладнокровно убиваем, как они? Ах да, еще отличный шанс разозлить шерифа, чтобы он нашел на освободившееся место кого-то похуже Гисборна!
- Да разве можно быть хуже Гисборна?! - в запале выкрикнул Уилли, поймав на себе удивленный взгляд товарищей, сбавил тон: - Он... ужасный человек. Почему мы всегда должны быть честными? Почему мы всегда должны все прощать?
- Уилл!- брови девушки удивленно взметнулись. - Неужели ты хочешь опуститься до его уровня? Или ты от Робина заразился?!
Уилл стоял напряженно и прямо, как натянутая струна, плотно сжав губы.
- Видимо, он мало получил от Робина, раз посмел явиться сюда! - бросил он, затем глухо добавил, так что разобрать слова смогла только Джак: - Он достоин только того, чтобы копошиться червем в земле. Но почему-то ему каждый раз достается всё.
Развернувшись, он пошел прочь и вскоре скрылся среди деревьев. Уилл чувствовал, что может сорваться на своих друзей, и знал, что не имеет на это права. Он был за главного и отвечал за всех и каждого в лагере и в деревнях Ноттингемшира. И сейчас ему нужно было остыть.
Джак с недоумением посмотрела вслед Уиллу. Первым её порывом было догнать его и спросить о смысле последних слов, из которых следовало, что Гай будто бы отобрал у Скарлета нечто весьма ценное. Но, немного подумав, сарацинка решила отложить расспросы. Судя по настроению Уилла, дальнейший разговор о помощнике шерифа вполне мог спровоцировать ссору, а ссорится с ним Джак не хотела.

***
Гисборн сидел в таверне второй раз за последние два дня. Впрочем, на этот раз он пил. Не брезгуя сомнительным напитком в кружке, которая, наверно, была в последний раз помыта в честь отъезда Ричарда и теперь дожидалась возвращения короля, чтобы вновь оказаться в лохани с водой.
Обретя равновесие между отпустившей болью в руке и еще не слишком сильным шумом в голове, Гай решил, что готов принять любые новости, и то и дело поглядывал на дверь таверны в ожидании информатора. Алана не было, и в душе сонно ворочалось раздражение, грозившее перейти в короткую вспышку ярости.

На встречу в таверне Алан пришел с тяжелым сердцем. Памятуя о сегодняшнем происшествии в лесу, он имел все основания полагать, что настроение у его покровителя будет паршивым. И выражение лица Гисборна, замеченное Э’Дейлом еще с порога, эти подозрения вполне оправдывало.
- Мои извинения, раньше вырваться не смог, – пробормотал Алан, присаживаясь за столик и взмахом руки подзывая служанку.
Гисборн наградил его недобрым взглядом, отставил недопитую кружку, не переставая буравить собеседника взглядом, пока тот делал нехитрый заказ.
- Это нападение сегодня... что это, черт подери, было? - вопрос был задан глухо, но от этого прозвучал еще более угрожающе. - Если не ошибаюсь, это и есть тот самый осторожный помощник Локсли?
- Сам ничего не понимаю, – вздохнул Алан, опасливо косясь на собеседника. – Уилл никогда на рожон не лез. Уж не знаю, когда он на вас успел такой зуб заиметь.
- Почему все ваши имеют на меня зуб?! - Гисборн грохнул кружкой по столу так сильно, что пойло потекло на доски, забрызгивая столешницу. - Почему ты так паршиво выполняешь свою работу, что меня второй раз едва не убивают?!
- Не все. Я вот не имею. И Джак, кажется, тоже, – Алан честно плел все, что приходило в голову, лишь бы только отвлечь Гисборна от вопроса о плохом исполнении его агентом своих обязанностей. – Вы бы слышали, как она на Уилла напустилась за сегодняшнее. Мол, всех наших под монастырь подводишь. Правда, не очень помогло, он вас за что-то крепко невзлюбил. Вел себя так, словно ему личного прислужника Люцифера не дали на тот свет спровадить. Но об остальных он думает, так что специально за вами гоняться не будет, только вот на узкой дорожке вам встречаться не стоит.
- Джак. - Гай поджал губы. Девочка была умной, и, похоже, ответственной, раз уж взялась свести последствия происшествия к минимуму. Но ситуация все равно не радовала, тем более в свете недавних событий.
- Алан, - он поднял на него глаза, и Э'Дейл понял, что от него ждут ответа, который лучше дать как можно более обстоятельно, - вы перехватили обоз. И получили выкуп за фаворитку. Но когда я явился за налогами, у крестьян не было ни гроша сверх меры. Поэтому я спрашиваю тебя, - Гай слегка подался вперед, - где золото? В лагере? Что вы намерены делать с ним?
- Золото? Так это его по лесам ищут? – Алан, не удержавшись, тихо рассмеялся. – Ну, могу только пожелать удачи. Пару медяков, если повезет, отыщете. Часть по деревням разошлась, а остальное там же, где Робин, то есть одному богу ведомо где.
- Робин увез с собой золото? - У Гая натуральным образом отвисла челюсть. Локсли не представлялся ему в образе человека, решившего что-то прикарманить, хотя деньги были просто баснословными. Но кто знает, возможно, ничто человеческое ему не чуждо, только Локсли... Впрочем, вспомнив недавнее происшествие в лесу, Гисборн одернул сам себя. Он не так хорошо знал Робина, как ему казалось, потому могло быть все что угодно. Не исключено, что тот нечто замышляет, и едва ли ему может понравиться ход мыслей Хантингтона.
- Ага, практически все, – подтвердил Алан. – Из того обоза по деревням разошлась разве что треть. А относительно выкупа за фаворитку… так я не знаю, сколько там было. Мы даже мешки не развязывали. Робин сразу их на лошадь погрузил и тем же вечером уехал. - Алан на несколько мгновений замолчал, припоминая обстоятельства отъезда Гуда. – Но вот что странно: для груза он брал самых завалящих лошадей, только бы ноги передвигали, зато себе под седло едва ли не лучшую из всех, что смогли найти. Говорил, что ехать не ближний свет, не хватало без коня остаться.
«Значит, он не собирался везти деньги далеко, - подумал Гисборн, упершись взглядом в край стола, по которому лениво ползала муха. - Вероятно, он кому-то платит. Прямо здесь что-то покупает и затем с этим куда-то едет».
Картина не складывалась. Что можно купить на такую сумму? И это нужно увезти с собой... или не увезти?
«В чем твой план, Робин? Что ты задумал?»
Покачав головой, Гисборн поднялся и оставил на столешнице кошелек с монетами.
- На выпивку хватит, - хмыкнул он.
Кошелек показался Алану чересчур тощим, и он даже решил, что на его заработке сказалось настроение Гисборна. Но, открыв мешочек, он обнаружил там не ожидаемое серебро, а несколько золотых монет. Господин все же помнил, кто вытащил его из леса той памятной ночью.

***
Мэриан тренировалась на заднем дворе поместья, метая ножи в дерево. Откровенно говоря, девушка скучала и нервничала. Ничегонеделание претило ее деятельной натуре, а последние дни делать было нечего. Шериф ничего нового не замышлял, только гонял разбойников по лесу, так что присутствия Ночного Дозорного пока нигде не требовалось.
Робин уехал. И даже вечно создававший проблемы своим навязчивым вниманием Гисборн не появлялся. Последнее обстоятельство тоже было непривычным и даже слегка неприятным. Как оказалось, за последние несколько месяцев она настолько привыкла, что помощник шерифа вечно околачивается рядом, что нарушение привычного порядка вещей заставляло ее нервничать. В дополнение к мыслям о невесть куда пропавшем Гуде…
Раздражение девушки выразилось в очередном броске кинжала, чье лезвие вошло в дерево почти наполовину.
Со стороны дороги она услышала приближающийся стук копыт. Менее чем через минуту лошадь остановилась, и вскоре в ворота, несмотря на поздний час, уверенно постучали.
Стучавший не боялся разбудить хозяев, и у Мэриан не возникло ни единого сомнения в том, кто мог позволить себе вести себя подобным образом. Правда, никогда раньше этот человек не позволял себе подобного в ее присутствии...
- Сер Гай, вы поздно. Что-то случилось?! – Мэриан постаралась изобразить взволнованный, немного недовольный вид, но вместо этого на лице сама собой возникла приветливая улыбка. Все-таки визит Гисборна, возможно и сулящий неприятности, был приятным разнообразием на фоне последних дней.
- Думаю, вы сами скажете мне, что именно случилось. - Гай вошел во двор, слегка мазнув взглядом по воткнутым в дерево ножам, словно это была самая естественная вещь для этого места. Равно как и леди, на ночь глядя метавшая ножи в собственном дворе.
- У меня один вопрос, и от ответа на него зависит, где мы продолжим нашу беседу. - Он подошел к ней почти вплотную, всматриваясь в лицо, словно хотел прочесть на нем все то, что она хотела утаить.
- Где он, Мэриан?
- Кто?
На лице девушки было написано искреннее недоумение пополам с возмущением. За исключением той ситуации в Локсли, Гай всегда был с ней вежлив и обходителен. А сейчас практически вломился в поместье с непонятными вопросами и, кажется, обвинениями. «А ведь я ему даже обрадовалась!», - подумала Мэриан, которую начали терзать смутные сомнения относительно вменяемости помощника шерифа.
Тон девушки несколько остудил Гисборна, дав ему возможность посмотреть на себя со стороны и понять, что если его голова забита решением насущного вопроса, то Мэриан, скорее всего, погружена совсем в иные мысли. Об этом можно было судить по улыбке, которая стремительно покидала ее лицо.
- Простите, леди Мэриан, - казалось, только сейчас Гисборн в полной мере осознал, с кем говорит, и что своими руками чуть не разрушил едва восстановленные хорошие отношения. - Я был непозволительно резок. Однако ситуация касается человека, известного вам лучше, чем мне. Я знаю, что он покинул Ноттингемшир, и мне необходимо понять, куда он направляется и зачем. Я очень надеюсь, что вы сможете оказать мне эту небольшую услугу. И простите за позднее вторжение.
- Ну что вы, Гай, ваш визит не доставил мне никаких неудобств. Жаль только, я не понимаю, о чем идет речь, и вряд ли смогу вам помочь.
Мэриан по-прежнему была сама вежливость и дружелюбие, хотя сейчас это была ее маска. Она лихорадочно пыталась просчитать ситуацию. Единственным человеком, который приходил на ум при словах Гисборна, был Робин, но помощник шерифа не должен был, не мог знать о её связи с Гудом, иначе он бы заявился сюда в сопровождении отряда стражи и вряд ли был бы так вежлив и галантен.
- Леди Мэриан, - Гай понизил голос, и со стороны могло показаться, что они просто ведут светскую беседу, - я знаю, насколько вам дорог этот человек. И поверьте, не хочу причинить ему зла. Равно как и вам, - сказал он, и его следующая фраза прозвучала еще на полтона тише: - Должен сказать, что платье идет вам много больше, чем плащ Ночного Дозорного.
- Простите, я не понимаю… - Мэриан приготовилась все отрицать, но запнулась, когда до ее сознания дошел смысл последней фразы. – Какой плащ? – переспросила она больше рефлекторно, хотя сама едва удержалась, чтобы не отшатнутся и не сбежать. Теперь она совсем ничего не понимала. Если Гисборн знал, что она - Дозорный, то почему ничего не предпринял? И еще из его слов выходило, что зла он не желал зал Робину, хотя взаимная неприязнь этих двоих была общеизвестна и подкрепилась последними событиями, когда Мач появился в ее поместье, уговаривая остановить Робина, пока тот не совершил убийство.
- Плащ Ночного Дозорного, - вздохнул Гисборн, на секунду прикрыв глаза. - Мэриан, вы же умная девушка. Подумайте, почему вас до сих пор не поймали. Почему вам удается уходить от стражи. Почему я каждый раз лично дерусь в Дозорным и проигрываю. Я... каждый раз боюсь, что вас ранят. – Он невольно коснулся ее руки там, где когда-то порезал ее кинжалом, еще не зная, с кем имеет дело.
- Гай, я… - она снова запнулась, потом, повинуясь порыву, подалась вперед, обняв стоящего перед ней мужчину, и почти невесомо коснулась губами его щеки. – Спасибо. Я просто не заслуживаю такой заботы.
Гисборн замер. Стоял, не дыша, все то недолгое время, что его обнимали тонкие руки. Даже когда Мэриан отстранилась, он, казалось, продолжал чувствовать на щеке ее поцелуй. Между бровей пролегла морщинка, и девушка успела увидеть на его лице выражение мучительного ожидания. Словно музыкант, услышавший божественную мелодию, которая стихла за миг до того, как он успел ее запомнить, теперь Гай стоял в тишине, надеясь уловить еще хотя бы один звук, но вместо этого слышал лишь стук собственного сердца.
- Я прошу вас быть осторожнее, - глухо произнес он. - Пообещайте мне, что будете очень внимательной…Значит, все, что вы делаете, настолько важно для вас, ведь вы так сильно рискуете…
- Гай, это действительно для меня важно. Но я постараюсь не рисковать. Не хочу, чтобы вы за меня волновались, - проговорила Мэриан абсолютно искренне, как лучилась искренностью ее теплая улыбка, адресованная помощнику шерифа. Девушка знала, что тот к ней неравнодушен, но даже представить не могла, что настолько. Что Гисборн, которого многие считали монстром, был способен пойти на такой риск, прикрывать ее эскапады, пренебрегать своим положением ради нее! Это было непривычно и неожиданно приятно.
Гай хотел сказать еще что-то, но вместо этого лишь с трудом сглотнул и кивнул в ответ на сказанное. Он чувствовал, как слова ускользают с языка, и при виде улыбки Мэриан, предназначающейся – о господи! – ему, он теряет остатки разума и может сделать что-то недопустимое. Например, поцеловать ее. Прямо сейчас, в приоткрытые губы, на которые он старался не смотреть и от которых не мог отвести взгляда.
- Я, пожалуй, пойду. Простите за столь поздний визит. - Он склонил голову, прощаясь, но еще не собрался с силами, чтобы отвернуться и просто покинуть это место, унеся с собой ощущение столь редкого в его жизни душевного покоя.
- Ничего. Это хорошо, что вы зашли. – Мэриан тоже замерла в растерянности, не зная, что делать дальше. За несколько минут ее впечатление о помощнике шерифа изменилось настолько, что не укладывалось в голове. – Хотя если для следующего визита вы выберете более подходящее время суток, я не обижусь.
Слова вырвались сами, прежде чем девушка успела даже осознать, что она только что предложила заходить в гости человеку, встреч с которым прежде старалась избегать.
- Я последую вашему совету, леди Мэриан.
Гисборн поднял на нее глаза и улыбнулся, а не скорчил неприятную ухмылку, которую в большинстве случаев видели на его лице. После этого он почти сразу покинул двор, прикрыв за собой ворота. И уже удаляясь от поместья Найтон, он вдруг поймал себя на мысли, что так ничего и не узнал о местонахождении Гуда.

***
- Робин, ты ведь понимаешь что шансы на успех у тебя… - закончить фразу храмовник не успел.
- Жильбер, я отлично осознаю все сложности и возможный риск. Но если задуманное получится, возникнут очень неплохие перспективы. Ричард всегда относился к ордену очень благосклонно, а такое укрепление ваших позиций в Англии сыграет на руку в первую очередь тебе. В случае провала рискую я один, – говоря все это, Робин даже не смотрел на собеседника. Подперев голову руками, он словно гипнотизировал стоявшую передним кружку.
- И ты так спокойно обо всем говоришь? Любой другой лорд на твоем месте бы не отважился бы пойти на такое.
- У меня в этом плане преимущество, - устало вздохнул Гуд. – В отличие от большинства дворян, мне нечего терять. И я осознаю свой долг перед королем и Англией.
- Когда ты так говоришь, мне начинает казаться, что передо мной сидит восторженный идеалист, который ничего не понимает ни в жизни, ни в политике, – хмыкнул тот, кого Робин называл Жильбером. – Подозреваю, что большинство знакомых с тобой людей тебя таковым и считает.
- Ты достаточно умен, чтобы не заблуждаться на мой счет, как и я - на твой. И чтобы просчитать всю выгоду от моего предложения - тоже, – Робин едва заметно передернул плечами. – У тебя хорошие связи в Риме, и не составит труда достать разрешение на этот брак. Дальнейшее моя забота.
- А что о твоей идее подумает королева? – осведомился рыцарь, чьи плечи прикрывал белый плащ тамплиера.
- Как истинно мудрая женщина, королева-мать предпочитает не знать о том, что может ее поставить в неудобное положение, - в руках Робина внезапно появился перстень, который он покрутил, давая собеседнику возможность разглядеть изображенный на нем герб, – но, как настоящая королева, она поддержит все действия, направленные на благо Англии.
На некоторое время в комнате повисла тишина. Робин не спеша тянул вино из кружки, а его собеседник, казалось, был занят исключительно созерцанием украшавшего стену гобелена.
- Ты меня убедил. Я свяжусь с тобой, как только получу нужные бумаги, – произнес наконец Жильбер. – И по возможности окажу поддержу.
- Это больше, чем я рассчитывал. – Робин на мгновение склонил голову в знак признательности и начал тяжело, опираясь на столешницу, подниматься.
- Не заночуешь?– теперь, когда деловой разговор был окончен, тон Жильбера звучал почти дружески.
- Нет. Меня не должны здесь видеть. – Мотнул головой Робин.
- Все-таки жаль, Локсли, что ты не хочешь вступить в ряды братьев, - усмехнулся храмовник.
- У меня сейчас слишком много мирских обязательств, чтобы посвятить жизнь Господу, – Робин одарил собеседника своей жизнерадостной улыбкой и уже в дверях добавил: – Лучше ты помолись за успех моего начинания.
Привязанный во дворе конь покосился на всадника, словно на личного врага, но послушно двинулся туда, куда его направили. Только отъехав от замка на приличное расстояние, Робин позволил себе вздох облегчения. Впереди были еще не одни сутки дороги, но уже можно было возвращаться в Ноттингем. За последний месяц он сутками не покидал седла, спал большей частью урывками, по паре часов, не расставаясь с клинком. На данный момент мечты Гуда не простирались дальше того, чем добраться до лагеря и как следует выспаться. Разговор с Жильбером вытянул из него остатки сил, и несколько раз за вечер Гуд едва сдерживался, чтобы не приложить чертового тамплиера об стол. Но он смог сдержатся и смог убедить собеседника. Это значило, что у его безумного плана появились все шансы быть воплощенным в жизнь…

***
Глядя на то, как шериф радостно отплясывает на дне воронки, оставшейся после взрыва, Мэриан почувствовала, как сердце невольно сжимается от ужаса. Когда утром Гай пригласил ее присутствовать на небольшой демонстрации достижений алхимии, которые должны были облегчить работу шахтеров, она согласилась, но ничего сверхъестественного не ожидала. Что не все ладно, она начала понимать, едва прибыв к месту испытаний и увидев подготовленное укрытие. А еще заметив то, с какой осторожностью приятель Гисборна обращался со своей смесью. Когда прозвучал весьма впечатляющий взрыв, Мэриан отчетливо поняла, что никакими шахтерскими работами здесь и не пахло. Шериф только что заполучил в свои руки новое страшное оружие и был этому весьма рад. Как, похоже, и Гай, дружески похлопавший алхимика по плечу и произнесший нечто одобрительное.
Стараясь не слишком привлекать к себе внимание, Мэриан сделала пару шагов в сторону этих троих и принялась напряженно вслушиваться в чужой разговор. Ламберт как раз начал озвучивать шерифу свои условия относительно доставки пороха.
- Я буду продавать его другим шахтам. Получу достойное вознаграждение… И главное: порох нельзя использовать в военных целях.
«Он что, настолько наивен? Не понимает, что за шериф за человек?» - Мэриан едва не вздрогнула от удивления, услышав последнюю фразу. Но напряглась не она одна. Гисборн тоже как-то нервно покосился на своего друга, тогда как физиономия шерифа по-прежнему сияла дружелюбием, пока он утверждал, что согласен на все условия. Заслышав подобный тон Вейзи, сама Мэриан бежала бы, не оглядываясь, и не только она. В какой-то момент девушке показалось, что алхимик тоже готов сорваться с места и сбежать.
Впрочем, в своих подозрениях она была недалека от истины. Только сейчас, когда возбуждение от удачной демонстрации схлынуло, Ламберт начал осознавать, насколько ошибся. Шериф хотя и согласился на его условия, но промелькнувшего в его глазах на долю секунды огонька было достаточно, чтобы алхимик сообразил: ему врут. Этим людям изобретение нужно было вовсе не для того, что бы облегчить жизнь шахтерам, а для того, что бы убивать. Ламберт сделал шаг назад, положив руки на притороченные к поясу сосуды с порохом, нервно оглянулся по сторонам, словно только сейчас заметив количество стражи.
- Не делай глупостей, - Гай оказался рядом и словно бы по-дружески взял его за плечо, вцепившись в него мертвой хваткой, - я с самого начала говорил тебе, что все не так просто. Но я уверяю тебя, люди не пострадают. Ближайшая война у нас в Палестине, и никто не потащит туда твое изобретение на свой страх и риск. Кому охота взлететь на воздух? Здесь же конфликты настолько мелкие, что люди не будут рисковать, перенося емкости с греческим огнем под обстрелом, когда один случайно споткнувшийся воин может положить половину отряда. Шериф пока не понимает этого, но при первых же испытаниях все станет ясно, как божий день. Он будет рвать и метать, но в итоге эта вещь, - он осторожно обхватил пальцами ладонь Ламберта, сжимавшую емкость с черным порошком, - станет подарком всему человечеству. Облегчит труд многих и многих людей. Подумай об этом.
- Гай, – алхимик повел плечом, словно ему было неуютно, а на самом деле проверяя крепость хватки. Но рука Гисборна сжимала плечо подобно тискам, а стражники, повинуясь жесту шерифа, уже подтягивались поближе, лишая даже призрачной возможности побега, – я надеюсь, что ты прав. - Ламберт снова обратился к шерифу:
- Думаю, мы договорились.
Он постарался, чтобы его голос звучал искренне и уверенно, хотя сам алхимик был в панике. Он понимал, в какой ситуации очутился: и шериф, и Гисборн, которого он имел неосторожность считать своим другом, не отпустят его, не получив нужное им оружие. А значит, нужно было соглашаться, надеясь лишь на то, что когда эти двое расслабятся и поверят ему, представится возможность удрать.
- Я знал, что ты разумный человек, Ламберт, - Гай ослабил хватку и дружески похлопал его по плечу. - Англия будет благодарна тебе, мой друг. Думаю, сейчас самое время поехать в замок и приступить к работе. Естественно, тебе все оплатят прямо на месте, как я и обещал. Шериф держит свое слово, - с нажимом произнес он.
- Разумеется. Я немедленно приступлю к работе, – подтвердил Ламберт, изучая что-то у себя под ногами. Алхимик старательно пытался даже не смотреть на Гисборна, опасаясь, что не сможет сдержаться и выдаст свое истинное настроение.

***
«Ну, слава Богу, добрался». Последние пару часов Робин подгонял замученную не меньше его самого лошадь, стремясь побыстрее оказаться дома. После проведенного в разъездах времени даже лесной лагерь разбойников представлялся землей обетованной, сулившей радости в виде горячего обеда и места, где можно упасть и спокойно заснуть на сутки, а то и двое.
- Так, полцарства за обед и кружку чего-то горячего уставшему командиру! – возвестил Гуд, вваливаясь в схрон.
- Хозяин! - Мач оказался рядом еще до того, как Локсли успел закончить фразу. Он был ужасно рад тому, что Робин вернулся живым и здоровым. – Сейчас, сейчас все будет!
И он начал хлопотать на импровизированной кухне, а к Робину между тем направился улыбающийся Скарлет.
- Рад видеть тебя дома, Робин. Надеюсь, все прошло успешно. - Уилл не знал о цели поездки Локсли, но понимал, что тот не станет мотаться столько времени без весомых причин.
- Лучше, чем я ожидал, – довольно ухмыльнулся Робин, осторожно прислоняя к столбу навеса лук и стягивая с себя колчан вместе с курткой. - Если так и дальше пойдет, кое-кого ждет масса неприятных сюрпризов. А что у вас тут? Все целы?

- Слава богу, все, - кивнул Скарлет, и на миг выражение его лица неуловимо изменилось, но он тут же стряхнул наваждение. - Солдаты прочесывают лес. Видимо, ищут наш лагерь, либо шериф наконец-то решил вернуть выкуп за леди Агату.
При упоминании о выкупе Робин рассмеялся.
- А, ну пусть ищут. Если не произошло чудо, наделившее стражу божественными силами, как раз ко второму пришествию и найдут. – Отсмеявшись, Гуд продолжил уже более серьезным тоном: - Насчет денег. Часть ушла, пришлось нужным людям заплатить, остальное здесь. - Робин оглянулся вокруг, словно желая убедится что они одни, вытянул из-за пазухи конверт из плотного пергамента, продемонстрировал его Уиллу и почти сразу спрятал обратно. – Чеки Ордена. Обмениваются на звонкую монету в любой комтурии. Спрячу в тайник, но чтобы ты знал, а то всякое бывает…
- Хорошо, - если Уилл и удивился подобному обмену денег, то ничего не сказал. Он признавал за Робином право решать, и отлично знал, насколько необычными иногда бывают его идеи, а потому просто кивнул, принимая все как данность.
Мач тем временем сообразил нехитрый обед для своего хозяина. Едва Локсли закончил трапезу, стук копыт возвестил о прибытии путника. К удивлению разбойников, перед ними предстала Мэриан.
- Робин! - Едва увидев Робина, девушка бросилась ему на шею.
- Моя прекрасная леди, ты все хорошеешь день ото дня!
Не сдержав хулиганского порыва, Гуд подхватил Мэриан и закружил. Через некоторое время он все-таки разжал объятия и отступил на пару шагов, вспомнив, что выглядит сейчас как последний бродяга. Несмотря на всю радость встречи, ему было неудобно перед девушкой за свой потрепанный вид.
Мэриан, впрочем, это явно не смутило. После столь длительного отсутствия она готова была принять его любым и потому не позволила ему отстраниться.
- Я беспокоилась за тебя. Ты пропал так надолго. Никогда больше так не делай! - она возмущенно толкнула его кулаком в плечо.
- Так я же вернулся! – Робин жизнерадостно улыбнулся девушке и увернувшись от очередного тычка, шутовски запричитал: – Ой-ой-ой! Свет очей моих, не надо меня бить. Я больше не буду!
- Это точно! - припечатала Мэриан и неожиданно с самым серьезным видом схватила его за плечо, привлекая к себе. - У меня плохие новости, Робин, - ей было нелегко говорить об этом, но дело не терпело отлагательств. - Вчера Гай привел в замок своего друга алхимика. И теперь у шерифа есть греческий огонь, - произнесла она, поежившись от одного воспоминания о том, как на месте крошечного сосуда осталась огромная воронка в земле.
- Это очень страшно, Робин. Я боюсь думать, что Вейзи может сделать, получив такую силу.
- Проклятие!.. – от пары крепких слов Робин удержаться не смог, потом прошипел: – Хорошие друзья у Гисборна, талантливые.
Проклятый Гисборн! За время поездки Робин практически сумел выкинуть мысли о помощнике шерифа из головы, но, как оказалось, лишь для того, чтобы по возвращении ему первым делом о нем напомнили. Гуд также отметил, что за время его отсутствия помощник шерифа для Мэриан из Гисборна превратился в Гая, и это совсем не радовало, хотя внимания на этом факте он решил пока не заострять. Слишком уж тревожные новости привезла девушка.
- Я придумаю, что делать, - произнес Робин с уверенностью, которой совсем не испытывал. – Нельзя оставлять такое оружие в руках шерифа.
Сейчас Гуд разрывался между нежеланием подвергать девушку дополнительной опасности и осознанием того, насколько опасен может быть греческий огонь в руках безумца Вейзи. «Но Гисборн ведь знает, что она - Дозорный. Если за все это время он не тронул ее, то не тронет и сейчас», - мысленно успокаивал себя Гуд.
- Мэриан, я понимаю, что это рискованно, но необходимо, чтобы ты поехала в замок. Никто другой не сможет узнать, что там происходит, какие планы у шерифа и Гисборна.
- Я видела, что Гай убеждал своего друга в чем-то. Знаешь... мне кажется, что он обманул его. Алхимик говорил, что хотел использовать силу греческого огня для помощи в шахтах. Возможно, этот человек на нашей стороне, и нам достаточно будет помочь ему выбраться из замка. Я посмотрю, что можно сделать.
Прощание было кратким. Как девушке ни хотелось остаться с Локсли, все же теперь приходилось заниматься более важными делами, чем личное счастье. Вскоре стук лошадиных копыт затих вдали. Мэриан направилась в Ноттингем. У нее был шанс пробраться в самые потаенные уголки замка. А если ее найдут... что ж, она немного заблудилась, разыскивая Гисборна.

***
Выхода не было. Алхимик смотрел на тюремную решетку, сознавая, что это, возможно, последнее, что он видит в своей жизни. Приехав в замок, Ламберт изобразил бурную деятельность в отведенной ему лаборатории и при первой возможности постарался улизнуть. Вот только шериф оказался куда осторожнее, чем можно было предположить, и стража перехватила алхимика еще до того, как он успел покинуть замок. Единственное, что сейчас хоть как-то его успокаивало, было то, что он успел спрятать книгу с записями. Без нее шериф и его подручные не смогут воссоздать изобретение и использовать его для уничтожения чужих жизней.
В коридоре послышались гулкие и тяжелые шаги, которые казались особенно зловещими в тишине каменного мешка. Приблизившись к камере, Гисборн отослал стражу, прикрыл массивную дверь и лишь тогда подошел к решетке. Коснувшись прутьев, он провел по ним затянутыми в перчатку пальцами и не сразу встретился глазами с Ламбертом.
Первым прозвучал совсем не тот вопрос, которого мог ожидать алхимик.
- Как ты?
- Пока ничего, но ведь за меня еще не взялись палачи. – Ламберт отвел взгляд. – Гай, ты меня обманул. Ты говорил, что не позволишь использовать мое изобретение как оружие.
- Почему ты всегда делишь мир на черное и белое? - Гай прислонился к решетке. - Это всего лишь порошок, который не стоит твоей жизни. Он не стоит твоих пальцев, которые переломают мастера этих застенков. Ламберт, ты ведь умный человек. Подумай, чем ты рискуешь! Это всего лишь книга. Черт, это ведь частично и моя книга тоже, ты ведь помнишь, кто платил за все исследования и дорогостоящие компоненты, которые ты так долго не мог достать? Я прошу оттуда одну страницу, Ламберт. Всего одну страницу - с описанием греческого огня.
- Для тебя все так просто! А я хочу помогать людям, а не убивать. Если я отдам вам книгу, погубленные жизни все равно будут на моей совести, - пленник покачал головой, отступая от решетки. – Нет. Я умру здесь, но ничего не скажу.
- Ты не понимаешь, - на лице Гая отразилось бессильное раздражение, - тебя заставят сказать. Так или иначе. В лучшем случае ты выйдешь отсюда калекой, который ничего больше не сможет делать. Почему ты обрекаешь себя на это? Эти жизни... будут на совести шерифа. На моей совести, если хочешь! Но почему из-за неких эфемерных людей должен страдать ты?
- Это ты не понимаешь, - вздохнул узник. – Есть вещи более важные, чем собственная жизнь. Чего она будет стоить, если я куплю ее такой ценой?
- Тебя все равно заставят сказать! - Гисборн от души стукнул кулаком по прутьям, а затем лихорадочно прошелся вдоль решетки. - Я попробую вытащить тебя. Сегодня вечером скажу, что хочу провести допрос лично. Нас оставят наедине, и я постараюсь спасти тебя. На замковых складах есть подземный ход, он выведет тебя в лес. А стража туда не сунется, даже если поймет, где искать, - он покусывал губы, явно прямо сейчас обдумывая детали плана.
- Ты сделаешь это? – Ламберт снова подошел вплотную к решетке, с недоверием всматриваясь в лицо Гисборна. – Даже зная, что книгу я все равно не отдам?
- Черт с ней, с книгой, - пробормотал Гай. - Я втянул тебя в это дело, хотя знал, что все может закончиться плохо. Хотя и не думал, что настолько плохо. Если ты спрятал книгу где-то в замке, можешь рассказать о ней даже не мне - Робину Гуду. Наша местная легенда грабит богатых, помогает бедным. Обитает в лесу, куда выведет тебя потайной ход. Скорее всего, ты столкнешься с ним под каким-нибудь деревом. Он сможет вытащить для тебя книгу, если ты так боишься, что она попадет в наши руки. А если думаешь, что мы с ним заодно... - уголки губ нервно дрогнули, - то это не так. Он чуть не убил меня. Так что твои секреты будут в безопасности.
Притаившаяся за дверью Мэриан на последних словах Гисборна едва себя не выдала. Подслушанный разговор вообще был полон неожиданностей для девушки. Но рекомендация обратится к Гуду, как и заявление Гая о том, что Робин его едва не убил, были важнее всего остального.
За размышлениями Мэриан едва не пропустила момент, когда Гисборн направился к выходу. Она едва успела нырнуть в ближайшую нишу, чтоб не попасться ему на глаза. Гай не должен был узнать, что она подслушивала, и тратить время на разговоры с ним тоже было нельзя. Девушка понимала, что узнала все что нужно, и теперь необходимо было вернуться в лес и предупредить Робина, пока тот не сунулся в замок.

***
Разбойники провели в засаде возле подземного хода несколько часов, но Ламберт так и не появился. В какой-то момент у Робина мелькнула мысль, что весь подслушанный Мэриан разговор был просто подставой, но он быстро ее отбросил. Если бы Гисборн задумал такую каверзу, то возле подземного хода караулила бы стража или хотя бы человек, который выдал бы себя за Гуда и вытянул бы у алхимика информацию о местонахождении книги. Но из рассказа Мэриан следовало, что Гисборн действительно намеревался вытащить Ламберта из лап шерифа.
Окончательно осознав, что алхимик не появится, Робин подозвал своих.
- Сами видите, Ламберт не появился. Значит, придется действовать по первоначальному плану. – Кто-то из разбойников попытался возразить, но Робин не дал ему и рта открыть. – Я сейчас попробую разведать обстановку, а вы готовьтесь. Но до моего возвращения ничего не предпринимать. Джак, со мной!
Гуд быстро зашагал по тропинке, даже не оглядываясь, чтобы проверить, следует ли за ним сарацинка. Джак шла за ним, то и дело поглядывая по сторонам из соображений безопасности.
- Робин, - произнесла сарацинка, когда они достаточно далеко отошли от остальных.- Скажи, что у тебя есть план.
- Даже два, – криво ухмыльнулся Гуд. – Хочу поговорить с Гисборном. Вряд ли он мне обрадуется, да и поведения его я не понимаю. Сначала подставил человека, который считал его другом, потом хотел его спасти, но ничего не сделал. Но мало ли, может, мне повезет. Если же не повезет, а Гай примется звать стражу, действуем по изначальному плану. Меня берут под арест, и я оказываюсь в тюрьме. Отмычки с собой, так что от кандалов я избавлюсь. Ты уходишь и предупреждаешь остальных, потом проводите отвлекающую атаку, а я тем временем вытаскиваю Ламберта.
- Хорошо, - кивнула сарацинка, - мне стоит достать плащ и шлем. Сойду за стражника. Если что, буду конвоировать тебя в камеру - подстрахую.

Джак уже поняла ситуацию и надеялась лишь, что все пройдет гладко, что слова Гая о дружбе с Робином не были пустым звуком.
- Нет, в камеру меня конвоировать не надо. Гисборн тебя видел, и может опознать. Если меня возьмут, тут же уходи, – тон Робина возражений явно не предусматривал.
А спустя пару минут было уже не до разговоров, так как они оказались на территории замка.
- Жди здесь, - Гуд указал Джак на удобную нишу возле лестницы, а сам прошел дальше по коридору и скрылся за дверью нужных ему апартаментов.

***
Гисборну было паршиво. Он кружил по замку, как зверь в тесной клетке, изводимый собственной беспомощностью. Два часа назад он напросился провести допрос Ламберта, напирая на то, что сможет убедить его, и уже собрался было увести его из камеры, когда нос к носу столкнулся с Вейзи. Шериф совершенно не разделял энтузиазма своего помощника.
- У тебя был шанс договориться с ним после испытаний. А теперь дай дорогу компетентным людям, то есть мне. А миндальничать будешь с кухарками.
Эти слова до сих пор стояли в ушах Гисборна, и он раз за разом мысленно перебирал всевозможные аргументы, которые должен был озвучить. И не мог выбросить из головы того, что сейчас с его другом делали ужасные вещи. Из-за упрямства Ламберта. И по его, Гая, вине.
Гисборн вернулся в свои покои и некоторое время стоял в тишине, слушая стук собственного сердца и принимая решение, а затем зажег свечу и уверенно направился к не разобранной до сих пор кровати. Совсем не так, как идет человек, собравшийся ложиться спать. Но странный шорох заставил его обернуться. В полумраке Гаю с трудом удалось различить человеческую фигуру.
- Я вот пытаюсь понять, ты действительно такой мерзавец, или такой идиот? – раздался знакомый голос. – Склоняюсь к мысли, что и то, и другое, но все-таки идиот больше.
Гисборн замер, а затем повернул голову так, как во сне человек оглядывается на преследующий его кошмар. Внутри все похолодело, язык прилип к гортани, а рука сама собой легла на рукоять меча. Однако Гисборн не вытащил оружие, его взгляд заметался по комнате, словно он отчаянно искал и не находи выход из собственных покоев. Робину стало ясно, что Гай не позовет стражу. Просто потому, что впал в ступор.
- Я понимаю, что ты вряд ли хочешь меня видеть, – Гуд сделал шаг вперед, выходя на свет. – После всего, что я натворил, глупо ожидать иного. Но сейчас ведь речь не об этом. Ты хочешь спасти Ламберта, я тоже. Поэтому предлагаю опустить оружие и поговорить. Что пошло не так?
- Ты вернулся, - слова прозвучали хрипло, и по интонации трудно было понять эмоции. Впрочем, Гай быстро смог взять себя в руки и ответил уже внятно: - Я собирался забрать его на допрос и вывести из замка. Но шериф решил заняться им лично. Я уже упустил много времени. И теперь у него мало шансов.
- Понятно. Все-таки ты идиот, Гисборн. Сначала подставляешь человека, а потом… - Робин осекся, просто махнул рукой. – Ладно, времени мало. Отвлечь шерифа сумеешь, чтобы я смог Ламберта вытащить?
- Я его не подставлял, - шикнул на него Гай. - Это еще один идиот с такой же идеалистической чушью в голове, как и у тебя. А отвлечь... Ненадолго. Постараюсь.
- Ага, и почему-то все вокруг не понимают, когда их обманывают и пытаются их доверие использовать, – зло процедил Робин. Он думал, что сумел пережить свою обиду, но стоило увидеть Гая, надежно похороненные эмоции снова ожили. Гуд не желал начинать спор. – Пустой разговор. Сейчас дам своим отмашку, чтобы пошумели и отвлекли стражу. Как только подтянутся, пойдешь к шерифу.

- Хорошо, - голос Гая был слегка напряженным. Последние два часа он изводил себя попытками придумать хоть сколько-нибудь стоящий план взамен рухнувшего, но все его попытки оказывались тщетными. Он был один. И не мог быть в двух местах одновременно. С появлением Локсли этот вопрос решался, и Гисборн готов был отдать ему инициативу в вопросе спасения Ламберта. Лишь бы только помог, пока не стало слишком поздно. - Пусть приходят, - произнес он. - Мы подождем.
Ожидание сводило с ума. Знать, что Ламберт находится в руках шерифа, и ничего не делать, было ужасно, но рыцарь понимал, что у них нет иного выбора.
- Я сейчас. – Робин приоткрыл дверь и тихо свистнул. Спустя пару мгновений в комнате появился стражник, в котором Гисборн даже не сразу опознал сарацинку. – Джак, давай наших сюда. Всех оставишь во дворе, но как только поднимется суматоха, пусть отвлекают внимание. Уилл пусть ждет у лестницы в подвал, пойдет с нами. Потом за мной зайдешь.
Закрыв за девушкой дверь, Гуд прошел в глубь комнаты, устроился в кресле, рассматривая лежащий под ногами ковер, словно там было изображено нечто чрезвычайно интересное.
Гисборн тоже молчал. Ранее беспокойно ходивший из угла в угол, с появлением Локсли он опустился на стул у противоположной стены комнаты, и Робин то и дело почти физически чувствовал на себе его внимательный взгляд. Неизвестно, чего ожидал Гай, он понимал, что разбойник пришел исключительно с целью вытащить алхимика из рук шерифа. И что в замке он едва ли будет склонен к необдуманным поступкам. Однако черному рыцарю было явно спокойнее, когда Локсли находился в поле его зрения.
Тишина была осязаемой, но что сказать, Робин просто не знал. Просто исподтишка иногда косился в сторону Гисборна и тут же отводил взгляд, чтобы Гай не заметил. Ему и в голову не приходило, что они могут увидеться не как враги, а после их последней встречи, все приходившие на ум слова были просто неуместны. А память, как назло, подкидывала воспоминания о дружеских перепалках и потасовках, которые даже сейчас казались более уместными, чем это гнетущее молчание и осторожный обмен взглядами.
- Да не смотри ты так! – первым не выдержал все-таки Робин. – Когда все закончится, можешь мне морду набить, разрешаю!
Уголок рта Гисборна нервно дернулся, но Гай не опустил глаз. Предложение не казалось забавным, да и если честно, бить Робина он не хотел. Тот отсутствовал слишком долго, и Гисборн воспринял его отлучку сперва с облегчением, а затем и с безотчетным одиночеством, словно из мозаики его жизни выпал очень важный кусочек. А когда прошло и это, он начал привыкать, приспосабливаться. Мозаика перестраивалась под новую рамку, и когда потерянная часть оказалась вдруг у него на ладони, Гай не был уверен, что сможет найти для нее место в получившемся узоре.
- У тебя была долгая дорога, - наконец произнес он. Потрепанный вид Локсли говорил сам за себя.
- Да, пришлось поездить, - подтвердил Робин, просто чтобы не молчать. – Надеюсь, здесь я ничего важного не пропустил?
Разговор не складывался. Робин знал, что так будет, что они встретятся как чужие люди, но все равно ощутил разочарование. Как бы он не пытался себя убедить, что Гисборн это прошлое, которое нужно вычеркнуть, оказалось, что внутри до сих пор жила хрупкая надежда, что все поправимо. Пока он мотался по всему континенту, выкидывать произошедшее из памяти было легко, но достаточно было встретиться лицом к лицу с Гаем, чтобы осознать, что он себя обманывал, и ему не хватало этого человека.
- Я решил помочь другу устроить свою жизнь. И теперь мое непосредственное начальство разделывает его на куски. А я сижу здесь и веду с тобой светскую беседу. Сам решай, важно это или нет. Хотя... ты это и не пропустил.
В голосе Гисборна было безжизненное спокойствие, какое бывает у человека, дошедшего до той самой грани, за которой восприятие происходящего стирается, и все становится серым.
- Смотрю, везет тебе на честных и принципиальных, вот только заканчивается обычно плохо, - Робин тяжело вздохнул. - Не переживай, вытащим мы его. Устраивать побеги из местной тюрьмы моя работа.
- Вы с ним чем-то похожи. Разве что он никогда не воевал. Сидел над своими книгами. Однажды устроил дымовую завесу в комнате, да так, что служанка убежала, крича: «Спасите! Пожар!» А я тогда еле дверь нашел. Выдумщик он, бывало, рассказывает такие вещи, что непонятно, сам он все это видел или подслушал у кого. Но занятно. Хотя, знаешь, он совсем не пьет. Понятия не имею, почему. Вроде и религия позволяет. - Гай оперся спиной о стену. - Он хороший человек. Ему там не место. Вытащим - отправлю во Францию. Алхимик сейчас нигде не пропадет.
- Там никому не место. Гай, я все сделаю, чтобы его вытащить, – Робин и сам не заметил, как вместо язвительного «Гисборн» вернулся к обращению по имени. – Хотя мне теперь хоть из лагеря беги. И одного алхимика иногда много, а уж если эти двое решат обменяться опытом с наглядными демонстрациями…. Надеюсь, Шервуд не спалят.
- Лучше во Францию, - качнул головой Гисборн, - окажись в Шервуде два алхимика, шериф весь лес перевернет, но достанет. Он и Джак едва отпустил. Кстати, как она?
- Изначально, когда отсюда убегать будем, все равно придется в лес. Потом Ламберт, конечно, уедет, но думаю, пару дней в лагере будет весело, – хмыкнул Робин, – А что Джак? Джак молодчина, умница редкая, сокровище, а не девушка. Алан с Уиллом друг на друга вечно косятся как бойцовские петухи, хвосты перед ней распушили.
- Уилл хотел убить меня, - как бы случайно проронил Гисборн, - Недели две после... в общем, когда я, наконец, сунулся в лес. Как с цепи сорвался. У вас там, наверное, воздух особый или трава какая.
- Ты уверен?! – Робин едва не подскочил. – Уилл? Парнишка такой с некрестьянской внешностью, предпочитающий из оружия секиру?!
- Да, «аристократ» с секирой. Неплохо дерется, - на губах обозначилась усмешка, - но только когда я не в форме. Сейчас ему лучше против меня не вставать.
- Я разберусь, – пообещал Робин. – Это на него совсем не похоже. Уилл парень осторожный, рассудительный. Из моих самый вменяемый, пожалуй.
Гисборн пожал плечами.
- Люди меняются. Но приятно знать, что это не твоя инициатива. - Он выпрямился, поводя плечами. Кажется, Гай выбрал не самое удобное место для сидения, но идеальное с точки зрения обзора. - У Ламберта была книга. С описанием греческого огня и многого другого. Ее и хочет получить шериф. Я безуспешно пытался ее найти и сейчас думаю: а если бы нашел? Если бы было два варианта - отдать ее и предать то, за что пострадал Ламберт, но спасти его или не отдать и позволить ему умереть? Что бы ты сделал?
- Только не мои! Меня даже в Англии в тот момент не было! – возразил Робин, даже не замечая, что в своем порыве доказать непричастность к выходке Уилла частично раскрывает карты касательно поездки. – А насчет книги не знаю. Слава Богу, мне не приходилось оказываться перед таким выбором, знаю только, что я сам бы предпочел, будь на месте Ламберта. Умереть, но не допустить, чтобы по моей вине пострадали другие.
- Он тоже сказал это. - Гай если и заметил оговорку Локсли, то виду не подал. - Я говорил, что вы похожи. А я отдал бы книгу, чтобы забрать его оттуда, пока не стало слишком поздно.
- Он бы тебе не простил, - покачал головой Робин. – Вот и разница между тобой и такими, как он или я. Тебя волнует только очень ограниченный круг людей, которые тебе по каким-то причинам небезразличны, а на весь остальной мир ты плевать хотел. А я так не могу. Для меня любая человеческая жизнь ценна.
От последних фраз Гай медленно подался вперед. На языке крутилось множество аргументов, что нет смысла спасать каких-то эфемерных людей, которых он и в глаза-то не видел, и которые, скорее всего, сами не без греха. Однако лишь раздраженно дернул уголком губ и произнес:
- Не знаю, как другие, но если он умрет, я себе точно не прощу.
- Вытащим, – в голосе Робина звучала железная уверенность. Он покосился на Гисборна, и снова переключился на созерцания узора на ковре. Другого человека Робин бы постарался еще как-то ободрить, но не Гисборна. Робин понимал что если сейчас подойти к Гаю, положить руку на плечо в привычном ободряющем жесте, от него шарахнутся как от прокаженного..
Гай кивнул. Вытащить из тюрьмы невинно пострадавшего - да, это было вполне в рамках морали Локсли. Равно как было логичным забрать алхимика из рук шерифа до того, как выданные секреты сильно усложнят разбойникам жизнь.
Снова повисла тишина. От необходимости выдумывать тему для беседы их обоих спас тихий стук в дверь.
- Робин, все на месте, – доложила обнаружившаяся за дверью сарацинка.
Гуд перевел взгляд на Гисборна.
- Твой выход. Уведи оттуда шерифа. Прорываться с боем, имея раненого на руках, сомнительное удовольствие. Джак, пошли.
Гай покинул комнату, стараясь пройти как можно дальше от Робина и едва не снеся стоявшую за дверью Джак. В подвал он направлялся с тяжелым сердцем, однако, едва зайдя в помещение, понял, что Ламберт жив. В полутьме едва ли можно было разобрать его состояние, слишком много пролилось крови, но алхимик дышал. В какой-то момент Гисборну показалось, что тот посмотрел на него. Он отвернулся. Не сейчас. Нужно было собраться.
- Ты решил присоединиться или взял дурную привычку отвлекать меня по поводу и без?
Шериф развернулся к нему, скрестив руки на груди. Судя по всему, рыцарь попал в «перерыв», а это уже было немалым везением: увлекшегося Вейзи можно было выгнать из пыточной только под угрозой обрушения замка.
-Я знаю, где книга, - произнес он как можно тише и кивнул на дверь. - Нужно поговорить с глазу на глаз.

***
- Проклятие! – тихо прошипел Робин, шарахаясь в сторону и едва не сбивая с ног Джак, когда в конце коридора показался еще один отряд стражи. Похоже, у шерифа сегодня был приступ паранойи, и патрули ходили по замку удвоенными. Поэтому к месту встречи с Уиллом они добирались дольше, чем изначально планировалось.
- Все тихо? Шериф не появлялся? – шепотом поинтересовался Робин у Скарлета, следящего за дверью, ведущей в казематы.
- Нет, – отрицательно покачал головой тот. – Только что Гисборн вошел, а в остальном тихо.
- Ясно. Как только шериф выйдет, бегом туда. Вы с Джак забираете пленника, я разбираюсь с охраной. Времени будет в обрез, так что приготовься, если что, прорываться с боем.
Уилл только молча кивнул, поудобнее перехватывая топор. Инструкции ему были ясны, а к пустым разговорам обстановка явно не располагала.
***
Шериф был заинтригован. Последовав за Гисборном, он вышел в коридор под самые факелы и развернулся, уткнувшись взглядом в своего помощника.
- И где же она?
Гай облизнул губы, после чего заговорил тоном, уверенности в котором было меньше, чем хотелось бы шерифу.
- Ламберт определенно взял ее с собой на демонстрацию, чтобы передать вместе с изобретением. Там он засомневался, но по дороге в замок его сопровождала стража. В замке он был всего в нескольких помещениях - в лаборатории, в своей комнате, возможно где-то еще. Если мы обыщем эти места, то сможем найти книгу.
Шериф недовольно прищурился.
- То есть ты не знаешь, где книга, - это было скорее утверждение, чем вопрос.
- Я предполагаю, где она может быть. И уверен, что мы найдем ее раньше, чем Ламберт расскажет вам о ней. - Гай избегал смотреть в глаза шерифу, но тот в какой-то момент настойчиво поймал его взгляд.
- Так вот оно что, - протянул Вейзи, улыбнувшись во все тридцать два зуба, включая парадный со стразиком. - Поиграть в благородство! Сдать книгу и спасти своего дружка! Опять миндальничаешь, Гиззи. Тебе не идет. - Он потрепал его по щеке, отчего Гай в омерзении отшатнулся. Шериф, развернувшись, направился обратно, то и дело оборачиваясь и бросая едкие комментарии. - Вот увидишь, я выбью из него признание раньше, чем ты перевернешь замок вверх дном!

Едва шериф с Гисборном скрылись за поворотом, как разбойники бросились в темницу. Уилл и Джак следуя приказу, сразу двинулись вперед, а вот Робин задержался, разбираясь с охраной. Когда последний стражник был оглушен, Гуд обернулся посмотреть, чем заняты его люди, и остро пожалел, что не взял с собой Алана, который мастерски управлялся с отмычками. Уилл и Джак все еще топтались перед решеткой, которую шериф перед уходом запер. А время уходило.
- Я отвлеку стражу, – бросил Гуд, делая шаг в сторону двери, но девушка его остановила.
- Погоди, сейчас откроем. – Джак рванула с шеи фиал и принялась осторожно, по капле, лить жидкость на петли решетки.
- Поторопитесь. – Робин наложил стрелу на тетиву и встал у приоткрытой двери, так чтобы просматривать коридор.
В скором времени за его спиной раздался скрежет металла по камню, знаменующий, что решетка все-таки сдалась перед алхимическим искусством Джак. Еще спустя несколько мгновений Ламберт, практически повисший на плечах Уилла, был извлечен из камеры. Пленник был весь в крови, так что оценить его состояние Робин не мог. Единственное, что сразу бросилось в глаза - безвольно повисшая вдоль туловища левая рука, вывернутая под каким-то абсолютно неестественным углом: так нормальные конечности не сгибаются.
- Джак, вперед! – Робин быстро закинул за спину лук и обхватил Ламберта за пояс с другой стороны.
Разбойникам повезло. Стража заметила их только тогда, когда они практически добрались до выхода из замка, и почти сразу вынуждена была переключиться на защиту от остальной части банды, ударившей с тыла.
***
Гай посмотрел в спину шерифа, удаляющегося от него по коридору, и начал считать про себя, когда тот свернет за угол. На счете «одиннадцать» подвал огласил истошный визг: "Гииизбооорн!!!". После этого рыцарь отсчитал еще несколько секунд и бросился за шерифом.
Вейзи стоял перед распахнутой дверью, за которой находилось совершенно пустое, если не считать оглушенных стражников, помещение. Он бешено вращал глазами, и в первый момент даже не заметил, что помощник уже находится рядом. А когда заметил, то влепил ему затрещину - не столько болезненную, сколько унизительную.
- Ты идиот! - заорал он. - Ты потерял моего алхимика! Уже второго! Немедленно найди его, слышишь, не-мед-лен-но найди и верни или сядешь на его место!
- Я найду его, - бросил Гисборн, стрелой вылетая из пыточной. А за ее пределами уже без особой спешки принялся созывать стражу.

просмотреть/оставить комментарии [19]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.09.25 16:53:26
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.09.22 10:06:44
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.09.17 18:46:21
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.11 09:39:43
Змееглоты [8] ()


2020.09.09 23:49:00
Дочь зельевара [195] (Гарри Поттер)


2020.09.04 18:58:33
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [256] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.