Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

За Снейпом следили. Их было семеро. Макнейр и шестерка Петтригрю.

Список фандомов

Гарри Поттер[18346]
Оригинальные произведения[1185]
Шерлок Холмс[712]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[102]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12468 авторов
- 26845 фиков
- 8428 анекдотов
- 17326 перлов
- 642 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 27 К оглавлениюГлава 29 >>


  Отрезок пути

   Глава 28. Экзорцизм. Часть 2
Жарко сегодня. Солнце палит немилосердно, и я прячусь от него в тени бука возле озера. Кальмар изредка высовывает из воды свои щупальца и тут же снова прячет их обратно. Я листаю учебник ЗОТИ – Снейп на выходные опять задал сумасшедшую домашнюю работу, которую я еще не закончил. Снейп… каким-то образом я умудрился, словно разделить его на части в своем сознании. Первый: преподаватель – злобный и не слишком справедливый, язвительный и агрессивный. Второй: собеседник – понимающий и чуткий, умный, интересный и убийственно ироничный. И, наконец, третий: тот, что снится мне по ночам – настойчивый, нежный и страстный, сводящий с ума и невероятно сексуальный. Хм… интересно, как отреагировали бы наши девчонки, назови я Снейпа сексуальным? Наверное, сняли бы с Гарри очки и напялили на меня.

Усмехнувшись, я переворачиваю очередную страницу, а следом за ней сразу еще две. Извините, профессор, но не стану я смотреть на последствия Круциатуса. Насмотрелся уже, хватило. В том числе, на вас лично.

Вдруг я слышу за спиной шелест травы, но оглянуться не успеваю – чьи-то руки закрывают мне глаза. Принюхавшись, я ощущаю легкий цветочный аромат.

– Джинни, если ты не хочешь, чтобы тебя вычислили, смени духи, – советую я, отводя в сторону ее ладони.

– Не сменю, – она бросает сумку на землю и усаживается рядом. – Мне их близнецы подарили.

– И что?

– А то, – фыркает она, – что это первый на моей памяти подарок без подвоха. Я чисто физически не могу от него избавиться. И потом, Гарри они нравятся.

– Тебе не кажется, что с этого и надо было начинать? – интересуюсь я и тут же получаю шутливый подзатыльник. – Где Гарри, кстати?

– У Снейпа на отработке, – с ненавистью цедит Джинни. – Ублюдок сальноволосый совсем озверел!

– Ну, ты не преувеличивай, – возражаю я, стараясь не показать, что оскорбления в адрес Снейпа мне неприятны. – Это меньшее, что Гарри могло грозить.

– Ну да, меньшее! Малфой, между прочим, собирался применить к нему Непростительное заклятие! Это, по-твоему, нормально?

– Конечно, нет. Как мне кажется, они оба хороши. Ты ведь не думаешь, что нормально – использовать против человека заклинание, действие которого тебе не известно?

– Я же не говорю, что Гарри поступил правильно! – Джинни ударяет кулачком по колену. – Я говорю, что нельзя винить в этом только его!

– Никто и не винит только его, – терпеливо объясняю я. – Но Малфой в данной ситуации – пострадавший. Подумай сама, Джинни, а если бы вместо этого заклинания была Авада Кедавра?

– Гарри бы никогда…

– Потому что Гарри знает, как действует Авада. А если бы не знал и просто прочел его где-то?

– Но ведь для того, чтобы Авада Кедавра сработала, нужно действительно хотеть убить, – возражает она.

– У каждого человека бывают мгновения, когда хочется убить, – я пожимаю плечами. – И если в этот момент в руках будет палочка, то Авада может и сработать, даже если это просто сиюминутное желание.

– Ну, не знаю… Ох, Невилл! – Джинни вдруг порывисто обнимает меня и прижимается лбом к моему плечу. – Я ведь не за этим тебя искала! Я хотела попросить прощения…

– За что?

– За то, – бормочет она. – Я совсем про тебя забыла. Провожу все время с Гарри, а ты ведь мой друг.

– Тоже мне, нашла, за что извиняться! – я улыбаюсь и глажу ее мягкие волосы. – Я же все понимаю. И поздравляю, пользуясь случаем.

Джинни выскальзывает из-под моей руки, отстраняется и отодвигается в сторону, обхватив руками колени.

– Что-то не так? – уточняю я.

– Все так.

– Джинни…

– Ты скажешь, что я опять ною!

– Я когда-нибудь так говорил?

– Нет, – признает она, отводя взгляд. – Я и сама это знаю. Просто… ты скажешь, что я дура!

– Поразительно, насколько хорошо ты умеешь предугадывать мои слова и поступки, – усмехнувшись, говорю я. – Может, объяснишь, в чем дело, а я уже сам подумаю, что сказать? Только не пытайся меня убедить, что Гарри проявил замашки домашнего тирана, я все равно не поверю.

– Да ну тебя! – фыркает Джинни. – Конечно, нет! Гарри замечательный, но… Понимаешь, я думаю… ну, мне ведь он давно нравится, и все это время я надеялась, что может быть… а теперь он, наконец, снизошел до меня…

– Снизошел… – тупо повторяю я.

– Да, снизошел! Я знаю, как это звучит! Но ведь так оно и есть! Я – наивная дурочка, влюбленная в героя магического мира, и этот самый герой, который не обращал на меня ни малейшего внимания, а теперь, оценив преданность, решил осчастливить. Хоть немного.

– Джинни, мне очень неприятно тебе это говорить, – медленно произношу я, – но ты, определенно, бредишь. И заставляешь меня сомневаться в твоих умственных способностях.

– Ну, знаешь, Невилл! – она вскидывает голову и гневно сверкает глазами. – Это уже слишком! Я надеялась, что ты меня поймешь.

– Я понимаю. Но это не мешает мне считать вышесказанное ерундой. Откуда вообще такие мысли? Кто-то так говорил?

– Да все они говорят! – свирепо выплевывает Джинни. – Курицы проклятые! Ненавижу своих однокурсниц! И они меня тоже!

– Это все издержки, малыш.

– Какие еще издержки?

– Издержки популярности, – поясняю я. – Ты красивая девушка, пользуешься успехом у противоположного пола. Естественно, они тебе завидуют. А теперь ты еще и самого Гарри Поттера взяла в оборот. Вот они и плетут всякую чушь, чтобы выбить тебя из колеи. А сами с удовольствием поменялись бы с тобой местами хоть на пару минут. Ты же помнишь выходку Вейн?

– У Вейн вместо мозгов флоббер-черви, – морщится Джинни. – Мои, впрочем, не лучше. Просто ужас, с кем учиться приходится! Хотела бы я учиться с вами! И чего я не родилась немного раньше?

– Не хочу тебя разочаровывать, Джинни, но если бы ты родилась немного раньше, вы с Роном, вероятнее всего, были бы близнецами, – замечаю я с как можно более серьезным видом. – В этом случае твой успех у противоположного пола представляется мне весьма сомнительным.

Несколько секунд она смотрит на меня удивлено, а затем звонко и заразительно хохочет, запрокинув голову, так что волосы почти касаются травы.

– Ума не приложу, где ты выучился ехидничать, но мне нравится! – заявляет она, отсмеявшись. – Причем, настолько, что я даже не стану передавать твои слова Рону.

– Вот за это спасибо, – усмехаюсь я и мысленно отвешиваю себе пинка. Выучился ехидничать, надо же! Не замечал… Надо бы получше за словами следить, не то Джинни может сделать правильные выводы. А я, пожалуй, приобрету репутацию язвительного гада.

– Ладно, – Джинни вздыхает и проводит рукой по волосам, – ты, наверное, прав – глупо это все. Просто мне не по себе, понимаешь? В прошлом году ему нравилась Чанг, сегодня нравлюсь я… Где гарантия, что завтра ему не начнет нравиться еще кто-нибудь?

– Ты встречалась с другими парнями, – напоминаю я.

– Это другое! Я с ними встречалась, чтобы отвлечься. А Гарри ведь и в самом деле раньше было на меня наплевать.

– Не было ему на тебя наплевать! Не в этом дело… – я на пару секунд задумываюсь, подбирая слова. – Просто вы с Гарри разные люди. Ты хорошо знаешь, чего хочешь от жизни, знаешь, что для тебя лучше и кто тебе действительно нужен. А Гарри требуется больше времени, чтобы разобраться, вот и все.

– Ты, правда, так считаешь? – с надеждой спрашивает она.

– Ну, конечно!

– Хорошо. Тебе легко верить, знаешь ли, – Джинни улыбается и прислоняется к моему плечу. – По-дурацки опять получается. Я хотела просто поболтать с тобой, пока Гарри на отработке, а вместо этого опять начала жаловаться.

– Можешь жаловаться сколько угодно, мне это не мешает, – заверяю я. – Наоборот, я сразу же начинаю чувствовать себя взрослым и умным.

– А, то есть, ты за мой счет самоутверждаешься? – хмыкает она и спрашивает, чуть подталкивая меня локтем: – Ну что, взрослый и умный, ты сам-то не хочешь ни на что пожаловаться?

– Да мне вроде бы не на что…

– Точно не на что? А то я за тобой наблюдала…

– Мерлин великий, Джинни! – я заставляю себя рассмеяться. – У тебя еще времени хватает за мной наблюдать?

– Невилл, у меня шестеро старших братьев. Без наблюдательности я бы не прошла естественный отбор и вымерла еще в пятилетнем возрасте, – она передергивает плечами и продолжает: – В общем, я заметила, что ты иногда странно себя ведешь. Все время ходишь задумчивый, периодически бормочешь себе под нос что-то невразумительное, не всегда слышишь, когда к тебе обращаются. И вид у тебя – то совсем несчастный, то, наоборот, чересчур радостный. А иногда ты словно в облаках витаешь и улыбаешься мечтательно. Ты, случайно, не влюбился?

Влюбился? Я трясу головой и пытаюсь уложить в ней это нелепое предположение. С чего бы вдруг мне влюбляться? Вовсе я не влюбился! А все это… все эти сны… ну, какая же это влюбленность! Такие вещи как-то по-другому называются, это точно!

– Ну, конечно, я не влюбился! – с жаром восклицаю я. – В кого мне вообще влюбляться в этой школе?

– Ну, мало ли, в кого ты можешь влюбиться. У нас много интересных парней, – говорит Джинни, слегка пожимая плечами.

Медленно, очень медленно до меня доходит, что именно она сказала, и я смотрю на нее в немом изумлении, не зная, как реагировать. Она качает головой, словно удивляясь моей тупости:

– Невилл, ну, в самом деле! Я ведь не дурочка. Я давно знаю. И убери, пожалуйста, руку, у тебя хватка железная, – тут только я замечаю, что, оказывается, сильно стискиваю ее предплечье.

– Прости, – я немедленно разжимаю пальцы.

– Ничего. Но ты, кстати, мог бы и сам рассказать, – добавляет она с обидой, растирая руку.

– Разве можно о таком рассказывать? – бормочу я, пытаясь сообразить, как теперь вести себя с ней.

– Друзьям – можно! – твердо отвечает Джинни.

– То есть мы по-прежнему друзья? – уточняю я с облегчением. Если бы она от меня отвернулась, это было бы очень больно.

– Кретин! – заявляет она безапелляционно. – Ну, конечно, друзья! Как может быть иначе?

– Всякое бывает, – неопределенно говорю я и невольно морщусь, вспомнив автобиографию Милтона. Если уж любящие родители голову сына требовали, чего вообще можно ожидать от людей?

– Я понимаю. Но, знаешь, я надеялась, что ты скажешь. Я думала, что ты мне доверяешь. Ведь я тебе обо всем рассказывала. О Гарри, о дневнике Риддла и вообще всегда была с тобой откровенна, – она закусывает губу и отворачивается к озеру.

– Ну, прости, малыш, – мягко говорю я и обнимаю ее за плечи. – Я же не мог знать, как ты отреагируешь. И не хотел тебя потерять.

– Вряд ли я могла бы отреагировать как-то иначе. У меня живой пример есть.

– Пример?

Она негромко хихикает и вдруг отстраняется, сбрасывая мои руки. Разворачивается лицом ко мне и усаживается поудобней, поджав под себя ноги. Судя по всему, сейчас я услышу что-то интересное.

– Ага, пример. Мой брат Чарли, – сообщает Джинни, подтверждая мои предположения.

Чарли… второй раз уже о нем слышу. По словам Снейпа, он был единственным настоящим гриффиндорцем среди Уизли. Хм… это, случайно, не отличительная черта факультета? Было бы забавно. А Джинни ведь тоже его не впервые упоминает! Когда она строила планы моей головокружительной карьеры… Вот ведь маленькая рыжая зараза!

– Так, – говорю я. – Теперь я, во всяком случае, понимаю, зачем ты хотела нас познакомить.

– Ну да! – подтверждает она, довольно улыбаясь. – Но не за тем, о чем ты наверняка сейчас подумал. Просто у Чарли полно знакомых, и не только в Румынии. Мне показалось, что тебе это будет полезно.

– Спасибо, конечно, но, видишь ли, я не планирую… – я осекаюсь. Посвящать Джинни в свои сложности мне совсем не хочется. Она умница и, конечно, поймет, насколько все это… неприятно. Поэтому говорю я совсем другое: – не планирую ничего до окончания школы.

– Так я и не собираюсь прямо завтра вас знакомить, – резонно возражает Джинни. – Это так, на будущее.

– Ну вот в будущем и разберемся. Слушай, а родители… они знают?

– О, вот это особенно интересно! – оживленно говорит она, загадочно улыбаясь. – Что у нас тогда творилось – это просто нечто!

– И что же у вас творилось? – интересуюсь я. Может, хоть смогу примерно представить, что творилось бы у меня, вздумай я заявить о своих предпочтениях.

– Это было настоящее безумие! Долгое время никто ни о чем не подозревал, но однажды летом, когда Чарли перешел на седьмой курс, мама нашла у него один журнал. Маггловский. Не представляю, где он его раздобыл, но фотографии там были те еще. Естественно, бедняге Чарли устроили разбор полетов. Ну, а мы, разумеется, подслушали. На нас в силу возраста это особенного впечатления не произвело, Билл тогда уже жил отдельно и не присутствовал, только Перси в депрессию впал, но он всегда был кретином. В общем, мама после этого следила за Чарли, как коршун. Папа, в принципе, спокойно воспринял, но маме бесполезно что-то доказывать. Зато близнецы ликовали…

– Почему? – удивленно спрашиваю я.

– Потому что мама перестала обращать внимание на их кошмарное поведение, – снисходительно поясняет Джинни. – Ее беспокоил только Чарли. Надо сказать, что она практически его не ругала, но лучше бы ругала, по правде говоря…

– Джинни, честное слово, я и так в достаточной степени заинтригован! – не выдерживаю я. – Не нужно постоянно загадочно умолкать, Мерлина ради!

– Ладно, ладно, не буду больше! – смеется она и продолжает уже спокойней: – В общем, мама решила, что ему не помешает познакомиться с какой-нибудь хорошенькой девушкой… Да, ты прав, это ужасно! Она постоянно расхваливала его однокурсниц, в том числе тех, кого и в глаза никогда не видела, а еще регулярно приглашала в гости знакомых, у которых были дочери. Ну, мы-то только радовались – она каждый раз по такому случаю что-то вкусненькое готовила, а Фред и Джордж получали в свое распоряжение целые толпы невинных и не ожидающих подвоха жертв. Ничем хорошим, все это, разумеется, не заканчивалось. Чаще всего гости просто убегали, облитые какой-нибудь гадостью, а близнецов оставляли без ужина. Если нервы у гостей были крепкие, то я на правах маленького и глупого ребенка начинала задавать им неудобные вопросы, неприлично себя вести и болтать глупости. Мама меня потом отчитывала, а я притворялась, что ничего не понимаю. Чарли стоически терпел весь этот экзорцизм, но к концу лета был готов отправиться в Хогвартс пешком. Однако и там его проблемы не закончились…

– Джинни!

– Да-да, извини… В Хогвартсе за ним взялся шпионить Перси. Шнырял повсюду, нос свой совал, куда не надо, – кошмар, короче. Это нам с Роном Фред и Джордж рассказывали. Иногда им удавалось его запереть где-нибудь или заклясть удачно, но не всегда, к сожалению. В общем, седьмой курс у Чарли был веселым. К счастью, Билл, который все это время безуспешно пытался доказать маме, что она не права, познакомил его кое с кем во время пасхальных каникул. И этот кое-кто предложил ему поработать в Румынском драконьем заповеднике. Представляешь, как он обрадовался?

– Наверное, прыгал до потолка, – предполагаю я, улыбаясь.

– Хуже, – усмехается Джинни. – Он схватил меня на руки и кружил по комнате, пока не заметил, что меня вот-вот стошнит.

– А как ваша мама на это отреагировала?

– Ну, какое-то время она плакала и уговаривала его остаться, но Чарли был непреклонен. Более того, он запретил маме приезжать. Это ее шокировало. Но еще больший шок она испытала, когда обнаружила, что он не отвечает на письма. Осенью все, включая Рона, уехали в Хогвартс, только Билл изредка заглядывал. Мама писала Чарли каждый день, изводя груды пергаментов. Чарли молчал. И писем от него не было до тех пор, пока мама торжественно не поклялась, что никогда больше не будет пытаться его исправить или изменить и позволит ему жить так, как нравится. После этого он ответил, а на Рождество мы поехали к нему в гости.

– И ты тоже?

– Ну, конечно, и я тоже! Мне десять лет было, не могли же меня одну дома оставить. В общем, мама попыталась уговорить его вернуться домой, но Чарли наотрез отказался, так как в Румынии ему нравится. Он мне потом сказал, что там много интересных парней.

– Он говорил на такие темы с десятилетней девочкой? – недоверчиво спрашиваю я.

– Невилл, ну я же говорю, что он потом сказал, а не тогда! – она закатывает глаза. – Он вообще часто мне пишет. Чаще, чем остальным.

– А у него есть там кто-нибудь… ну…

– Постоянный? Нет вроде бы. Он пока развлекается, насколько я понимаю.

– Тоже неплохо. За него можно только порадоваться.

– И у тебя все будет отлично! – уверенно говорит Джинни.

– Не знаю, – неохотно произношу я. – У Чарли ведь пятеро братьев. А я – единственный наследник.

– Хм… да, это проблема… Но ведь ты не должен из-за этого ломать свою жизнь!

– Ну, почему сразу ломать? Просто я не могу прервать род…

– Прервать род? Какая чушь! – раздраженно перебивает Джинни и сердито сдвигает брови. – Почему нашего директора никто не обвиняет в том, что он прервал род? У него ведь нет детей и уже явно не будет! А МакГонагалл? Или Флитвик? А как насчет Блэков? Ты ведь знаешь Блэков?

Я киваю. Странный вопрос. Родственников, даже дальних, знать полагается. А уж учитывая Министерство…

– Вот и пожалуйста. Этот род прерван по мужской линии. У женщин фамилии другие, а мужчины мертвы. Младший брат погиб из-за того, что был Пожирателем смерти, старший – из-за того, что им не был.

– Ну и какое отношение это имеет…

– А такое. Судьба, Невилл. От нее не спрячешься. То, что должно произойти, произойдет обязательно. Кто знает, может, тебе еще повезло, что ты оказался геем, а не… не умер, например?

Что-то в этом есть. Честно говоря, никогда не смотрел на ситуацию с такой точки зрения. А ведь, возможно, Джинни права. Хотя это и неприятно. Ей легко рассуждать. Семья большая, и ничего никому пока не грозит.

– Ладно, – говорю я, – возможно, оно и так. В любом случае, сейчас я не хочу об этом думать. У меня еще целый год обучения впереди. Ты мне лучше вот что скажи: как ты обо мне узнала? Это что, настолько заметно?

– Да нет, не так, чтобы очень, – она слегка пожимает плечами, – если, конечно, не наблюдать.

Ну, вот и за что мне это? Сначала Снейп, теперь Джинни… Слизеринцы, чтоб их! Кто следующий, интересно? Надеюсь, хотя бы не Малфой, иначе знать будет вся школа. Впрочем, он, по-моему, не такой уж слизеринец.

– В общем, я догадалась из-за Флегмы, – продолжает Джинни. – Точнее, не догадалась, а заподозрила. Ну, а потом уже понаблюдала за тобой, и…

– Постой-ка, давай сначала, – перебиваю я. – Что еще за Флегма?

– Ну, Флегма! – она хихикает в кулак. – Это Флер Делакур, она собирается замуж за моего брата Билла. Я тебе не говорила?

– Говорила, – припоминаю я. – Еще осенью. Так при чем здесь Флегма… тьфу ты, то есть Флер?

– Ты на нее не пялился! – торжественно сообщает Джинни таким тоном, словно это все объясняет.

– Хм… а должен был?

– Ну, вообще-то, да. Она ведь на четверть вейла, на нее все пялятся. Конечно, вейловской крови в ней мало, поэтому разум мужчины не теряют, но не восхищаться не могут. Особенно, когда она сама хочет произвести впечатление, как, например, на Святочном балу.

– Ну, а если я специально на нее не смотрел? – не сдаюсь я.

– Так я не говорю, что ты не смотрел, – возражает Джинни. – Я говорю, что ты не пялился. Это разные вещи. Ты смотрел, но равнодушно. То есть, не совсем равнодушно… С одобрением, но так, словно тебя это не касается. Я, наверное, путано объясняю, но суть в том, что это не тот взгляд, которым мужчины смотрят на красивых женщин. Особенно на тех, в ком течет кровь вейлы.

– И ты сразу решила, что я гей?

– Конечно, нет! Просто мне это показалось странным. А потом я покопалась в библиотеке и нашла упоминание о том, что магия вейл не действует на мужчин, которые предпочитают свой пол. Зато действует на женщин, которые не интересуются мужчинами.

– Муховертку мне в задницу… – потрясенно бормочу я. Мерлин, а что если не только она заметила? А еще какая-нибудь Паркинсон, например? Хотя нет, Паркинсон бы молчать не стала – сразу бы завизжала о своем открытии на весь Большой зал. Но вдруг еще кто-то знает? Интересно, а Снейп тогда же все понял? Но ведь он сам должен был на нее пялиться. Или он… – Слушай, Джинни, а что, я один ее не разглядывал? – спрашиваю я со смутной надеждой.

– Не знаю, Невилл, – вздыхает она. – Если бы я тогда понимала, в чем дело, то постаралась бы еще кого-нибудь вычислить. Но я только отметила эту странность, и все.

– Ладно. А на кого-нибудь еще вейлы не действуют?

– Ну, сильные волшебники вроде Дамблдора вполне способны не поддаваться их влиянию. Еще от него можно закрыться с помощью окклюменции и тому подобных штук, это ведь происходит на ментальном уровне.

Я чувствую себя так, словно меня окатили ледяной водой. Дурак. Глупо было предполагать, что Снейп может быть таким, как я. Это слишком невероятно. Хотя… он так много знает об этом… Но он обо всем много знает, это тоже не показатель.

– Слушай, Невилл, – прерывает мои размышления Джинни. – Ты не против, если мы вернемся к началу разговора?

– Прости?

– Ну, твое поведение. Ты в кого-то влю… тебе кто-то нравится? – быстро поправляется она, заметив, что я собираюсь возмутиться.

– Нет! То есть… я не знаю! – ужасно не хочется говорить об этом с ней. Если бы речь шла просто о каком-то парне, было бы другое дело. Но… Снейп? Она просто не поймет. Я и сам не понимаю, хотя знаю его намного лучше.

– Я могла бы тебе помочь.

– Каким образом?

– Понаблюдать, – объясняет она. – Ты ведь, наверное, не знаешь, гей он или нет. Хотя Чарли говорит, что интуиция его ни разу не подводила, и никого из его друзей тоже.

– Серьезно? – недоверчиво спрашиваю я.

– Ага. Чарли считает, что у всех гомосексуалов есть чутье, которое позволяет сразу отсеивать непроходные варианты и замечать своих. Ты ничего подобного не чувствуешь?

– Не знаю… вряд ли. Наверное, ко мне это не относится.

– У тебя просто недостаточно опыта, – успокаивающе говорит она. – Так что насчет моего предложения? Я, правда, могла бы…

– Нет! – твердо говорю я.

– Но я хочу помочь!

– Знаю, малыш, – я ловлю ее теплую ладонь, подношу к губам и целую кончики пальцев. – Знаю. Но я должен разобраться сам. Представь, что я в свое время предложил бы тебе поговорить с Гарри?

– Ой, нет! – смеется она. – Я бы тебе не позволила! Ладно, ты прав. Только пообещай мне одну вещь.

– Какую?

– Если у тебя что-то получится с этим парнем, ты мне расскажешь, хорошо? Не подумай, что я лезу не в свои дела, просто ты мой друг, и я о тебе беспокоюсь, а еще…

– А еще тебе любопытно, – заканчиваю я, сжимая ее маленькую ручку. – Обязательно расскажу. Если ничто не помешает.

Не знаю, зачем я добавил последние слова. Можно было бы с чистой совестью хоть Непреложный обет давать – все равно шансов никаких. Ничего не будет. Никогда.


О разговоре с Джинни я думаю весь оставшийся день. И разговор со Снейпом тоже вспоминаю. И сейчас, лежа в постели без сна и стараясь не обращать внимания на оглушительный храп Рона – и у него еще хватает совести говорить, что это я храплю! – я все еще не могу перестать обдумывать то, что узнал за последнее время.

Эти ужасные и циничные слова Снейпа о моем так называемом будущем… Я ведь сразу понял, что он прав. Потому эти слова и задели меня так сильно. Чего он вообще хотел добиться? Поиздеваться? Показать, насколько отвратительная меня ждет жизнь? Едва ли. Скорее уж, помочь хотел. Такой он человек. Его помощь как… как Костерост, наверное. Безумно больно и мучительно, но результат есть. Вот только не знаю, есть ли он в этом случае. Возможно, зелье еще не подействовало.

И рассказ Джинни о брате… Хоть я и не знаком с этим Чарли, только видел однажды, но очень рад за него. Он ведь не просто добился того, что его семья смирилась, но и какую-то личную жизнь завел. И не где-нибудь в маггловских клубах или в подполье. Значит, все-таки это возможно – жить так, как нравится. Правда, у меня несколько другой случай. Я должен.

Мерлин, я все время делаю то, что должен! А кому я должен? И почему должен? Я никому никогда ничего не обещал, между прочим! Дядя Элджи говорит, что мама и папа огромное значение придавали семье, продолжению рода, сохранению фамилии. Но откуда мне знать, что это действительно так? Вдруг он специально мне все это сказал, чтобы внушить, что я не имею права поступать по-своему? Методы у него те еще – то в воду столкнет, то из окна уронит. Я ведь раньше не слишком ему доверял из-за всех этих ловушек. А тем летом после третьего курса он просто застал меня врасплох. Все всегда застают меня врасплох. Снейп вот тоже застал… на пятом курсе, когда начал выяснять, почему я его боюсь. Это так глупо. С тех пор, как я, краснея и бледнея одновременно, выпалил тогда ему всю эту чушь, у меня вообще не получается молчать в его присутствии. То есть молчать получается, а вот когда он конкретные вопросы задает – нет. Странно как-то. Может, он какое-нибудь заклятие на меня наложил? Да нет, вряд ли. Зачем ему это?

Я стараюсь не слишком зацикливаться на мыслях о Снейпе, иначе мне придется прервать размышления на неопределенный срок, а я хочу все обдумать сейчас. Может, мне действительно плюнуть на обязательства и попробовать жить так, как нравится? Если не получится, то семью завести всегда успею. Вот только поймет ли бабушка… Все-таки я ее единственный внук, а тут такое… Да вот именно, что единственный! Не захочет же она ломать единственному внуку жизнь! В крайнем случае, процитирую предсказание Снейпа. Если, конечно, решусь на такое.

А что касается самого Снейпа… подозрительно все это. Ну, тролль с ней с этой Делакур. Я в его сторону тогда даже дышать боялся, поэтому не представляю, пялился он на нее или нет. А вот его поразительная осведомленность как-то смущает. Ну, положим, для того, чтобы расписать в красках мою жизнь, достаточно разбираться в людях. А как быть с конкретными сведениями? Откуда он все это знает? Если предположить, что он тоже гей, то осведомленность как раз не удивляет. А если нет? Можно ли это объяснить как-то иначе? А ведь можно, пожалуй. Он же шпион. Среди Пожирателей, наверное, и геи тоже есть. Мало ли о ком нужно сведения собрать! Тут любая информация будет полезной. Нет, осведомленность – точно не показатель.

А вот когда мы обсуждали Милтона, он говорил так… эмоционально, с таким жаром, словно эта тема задевает его за живое. Почему? Конечно, и здесь причины могут быть какими угодно. Например, кто-то из родственников или друзей пострадал. Были же у него когда-то родственники и друзья. Последние, возможно, и сейчас есть. В конце концов, он ведь не обязан знакомить с ними студентов. И все равно… А еще это чутье, о котором говорила Джинни…

Ох, Мерлин, да что я рассуждаю? Даже если ему нравятся мужчины, что мне это дает? Ничего абсолютно. Вряд ли ему могу понравиться я. Кто я такой, в сущности? Всего лишь студент, да еще и гриффиндорец. Зачем я ему нужен? Представляю, как бы он развеселился, намекни я ему на что-то подобное!

Но с другой стороны, он общается со мной, помогает мне. И не потому, что его кто-то заставил, а… а почему, собственно? Почему он позволяет мне приходить, почему оставляет меня в своей лаборатории в гордом одиночестве, почему обсуждает со мной запрещенную к продаже литературу, почему позвал меня после того, как я видел его слабость и буквально заставил принять мою помощь? Сплошные «почему». Непостижимый человек. Наверное, я никогда его не пойму. Но какой тогда смысл думать о том, кто он и что он?

Если допустить – просто допустить на секунду – что ему нравятся мужчины (ну, хотя бы в дополнение к женщинам) и что мизерный шанс у меня есть, то что мне делать в данном случае? Тут и думать долго не надо – ничего. Пока ничего, во всяком случае, до окончания школы. Но до окончания школы еще год, а за год я, пожалуй, смогу разобраться, что к чему. Раньше ведь я не наблюдал.

Я вытягиваюсь под одеялом и не могу сдержать негромкий смех. Когда решение принято, дышать словно становится легче. Даже если выяснится, что все это безнадежно, хуже, чем сейчас, все равно не будет. По крайней мере, я буду знать, что пытался. Поеду тогда в Румынию знакомиться с братом Джинни. Все лучше, чем самому себе лгать.

просмотреть/оставить комментарии [1306]
<< Глава 27 К оглавлениюГлава 29 >>
сентябрь 2018  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

август 2018  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.09.18 19:46:23
Не забывай меня [1] (Гарри Поттер)


2018.09.16 05:45:00
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.09.15 17:08:33
Рау [0] ()


2018.09.13 23:59:17
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.09.13 10:43:39
Хроники профессора Риддла [585] (Гарри Поттер)


2018.09.11 23:06:13
Потомки великих. Слепая Вера [12] (Гарри Поттер)


2018.09.10 23:07:00
Ящик Пандоры [2] (Гарри Поттер)


2018.09.10 12:56:28
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2018.09.09 14:23:00
Лёд [3] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.09.07 11:09:44
Охотники [1] (Песнь Льда и Огня, Сверхъестественное)


2018.09.04 20:51:57
Дамблдор [2] (Гарри Поттер)


2018.09.03 22:22:17
Прячься [1] (Гарри Поттер)


2018.09.01 15:22:06
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.08.31 23:59:52
Моя странная школа [2] (Оригинальные произведения)


2018.08.30 15:14:36
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.08.29 15:09:49
Исповедь темного волшебника [2] (Гарри Поттер, Сверхъестественное)


2018.08.24 12:35:06
Vale et me ama! [0] (Оригинальные произведения)


2018.08.21 16:32:11
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.08.17 17:52:57
Один из нас [3] (Гарри Поттер)


2018.08.14 12:42:57
Песни полночного ворона (сборник стихов) [2] (Оригинальные произведения)


2018.08.12 22:06:53
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.08.09 11:34:05
Вынужденное обязательство [3] (Гарри Поттер)


2018.08.07 23:34:52
Вопрос времени [1] (Гарри Поттер)


2018.08.06 14:00:42
Темная Леди [17] (Гарри Поттер)


2018.08.06 08:40:07
И это все о них [3] (Мстители)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.