Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

- ...вот так вот...БЛИН! Я ПОБЕЖАЛ В ТАЙНУЮ КОМНАТУ!!!
- Куда-куда??? Зачем???
- ФИЛОСОФСКИЙ КАМЕНЬ ОТЛОЖИТЬ!!!

(c) Башорг

Список фандомов

Гарри Поттер[18449]
Оригинальные произведения[1227]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[175]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12622 авторов
- 26917 фиков
- 8572 анекдотов
- 17642 перлов
- 656 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>


  Друзья поневоле

   Глава 2
Часть 2.
(Предупреждение: данная глава содержит элементы жестокости и описания пыток)
-Мне сейчас в лагерь надо. Я ведь пропал, никого не предупредив. Думал на пару часов, а вышло вот как. – Робин в сопровождении Джак бодро шагал по лесу в направлении лагеря. – Посмотришь, познакомишься с моими. Если захочешь, я позабочусь, что бы ты смогла спокойно уехать, но такой человек как ты нам бы очень пригодился.
-Я должна присмотреть за тобой, - произнесла Джак после небольшой паузы. Она намеренно избегала слов "хочу" или иных заверений собственного желания выбрать тот или иной путь. Просто сейчас она как медик не могла позволить себе оставить вверенного ей раненного, тем более что за него щедро заплатили. Пусть и несколько не так, как собирался заплатить Гисборн. Девушка поправила висевший за спиной меч, который как нельзя лучше подходил под ее руку, при условии двуручного хвата.
-Ты сказал, что твои друзья живут в лесу. Как получилось, что вас до сих пор не нашли? Я была в Ноттингеме. Там много солдат, они могут прочесать лес.
-Могут. Несколько раз даже прочесывали. Но не нашли. Мы лес знаем куда лучше, да и у нас свои люди во всех окрестных деревнях, так что обычно об облавах узнаем заранее. Кроме того, - Робин усмехнулся, – ловить разбойников прямая обязанность помощника шерифа. Вот только ловить - не значит поймать. Вот Гай нас активно и ловит… Кстати о нем. Джак, все считают, что мы с Гисборном друг друга ненавидим. Так что придется придумать какую-то историю, почему ты со мной, и где мы встретились. Про Гая никто не должен знать.
-У вас все сложно, - припечатала Джак, но по лицу было видно, что она понимает ситуацию, - Ты можешь сказать, что спас меня из дома Гая. Я хороший медик. Вам нужен медик. Поэтому ты забрал меня, чтобы не оставлять у плохого человека.
-Это сложно объяснить – Согласился Робин. – У нас странные взаимоотношения. Если задержишься у нас, еще много чего услышишь о помощнике шерифа. Что он убийца, человек без сердца, способный на страшные вещи. И это будет правдой. Жизнь любого из близких я бы ему не доверил. А вот свою – спокойно. Только моим людям этого знать не нужно. Они не поймут. Да и Гай сильно рискует, если всплывет, что мы с ним общаемся.
Так что действительно, лучше я скажу, что спасал тебя от Гисборна и шерифа. Но придется придумать что-то еще. Лекарь не такая большая ценность, чтобы из-за него устраивать многоходовую интригу. Почему ты вообще в тюрьме оказалась?
Джак немного помолчала, уверенно чеканя шаг, словно шла по песку пустыни, а не по мягкой почве леса. Ее взгляд стал предельно сосредоточенным, и потребовалось несколько долгий секунд, прежде чем Робин услышал ответ.
- Я алхимик, - сказала так просто, словно речь шла о поваре или конюхе, - Это мой секрет. Шериф узнал, и хотел использовать мои знания, чтобы убивать людей. Аллах такого не одобряет, и я тоже. Гисборн не знал, что я важна для шерифа. Иначе, наверное, не вытащил бы меня. Хотя... - она замялась, - он беспокоился о тебе.
-Вот как. Пожалуй, ради того, чтобы не дать шерифу в руки такое оружие, действительно стоило пойти на многое. - Робин задумался. - Ты не обижайся, что я про тебя так, но кажется нам всем очень сильно повезло, что я умудрился слечь именно у Гая дома. И людям, и мне, и тебе. Шериф бы на все пошел ради того, чтобы ты выдала ему свои секреты.
Некоторое время они шагали молча, потом Робин снова заговорил.
-Но ты сказала, узнал. Значит, изначально тебя привезли не за этим. Шериф привозит невольников с востока?
-Он что-то строит, - Джак едва заметно пожала плечами, - В камере об этом говорили. Шерифу нужен был греческий огонь. Но я не умею делать его. Хотя он мне и не поверил. Если бы я умела делать такой огонь, я не сидела бы в темнице, - она поджала губы, - До нас привезли еще один караван с людьми моего народа. Все очень крепкие мужчины. Кажется, будут строить что-то большое.
-Вот как. – Робин нахмурился. – Придется, видимо, в очередной раз навестить шерифа, и испортить его планы. Ничего хорошего он точно не задумал, а если для этого везут рабов, значит, хотят быть уверены, что потом никто ничего не расскажет, и людей не хватятся. Твоих соотечественников надо освобождать, иначе их убьют.
Джак покосилась на Робина, затем неуверенно произнесла.
-Когда я сидела в темнице, мне многое рассказали про Гисборна. Что он плохой человек. Но мне он не сделал зла. Потому я хочу спросить тебя. Шериф - действительно плохой человек?
Судя по взгляду, ей действительно важно было понять суть, немного приблизиться к истине прежде, чем ей придется делать какой-либо выбор.
-Если бы Гаю не понадобился врач, скорее всего шериф бы сейчас вздергивал тебя на дыбе, – Робин произнес это как нечто, само собой разумеющееся. – Гисборн далеко не святой, но и не монстр, каким пытается выглядеть. А вот шериф – совсем другое дело.
Джак некоторое время шла молча, переваривая информацию.
-Хорошо, что ты умудрился слечь именно у Гая дома, - сказала она, наконец, невольно повторяя слова Локсли. - Тогда нам нужно вытащить тех, кого привезли с моей родины. Но я не знаю, как найти это место. Можно проследить, куда людей повезут из Ноттингема, но это может быть нескоро. Нужно подумать. Если строительство большое, понадобится много материалов. Леса. Камней. Все это должны откуда-то возить. Можно узнать.
-Правильно мыслишь. Сейчас в лагерь придем, отправлю своих по деревням. Кто-то что-то непременно видел. Выясним. – Робин сбавил шаг. – Почти пришли. Держись пока у меня за спиной, а то мало ли что.
Еще буквально несколько шагов и они вышли к костру, у которого расположились разбойники.
Робин быстро обвел взглядом присутствующих и вздохнул с облегчением. Все целы.
-Так, а где радостные приветствия вернувшемуся командиру? – Весело поинтересовался он, подходя к огню. – Ребята, это Джак. Лекарь, алхимик и просто хороший человек. Простите, что не предупредил, но действовать было нужно быстро. Нельзя было оставлять ее в лапах шерифа и Гисборна.
Уилл вскочил на ноги, едва увидев приблизившегося к костру Робина. Он вероятно сильнее всех переживал за их командира, вдохновителя, а для него еще и просто друга детства. После увиденного в лесу, тем вечером, когда Гисборн положил записку в дупло старого дуба, Скарлет не находил себе места, и теперь голос Робина звучал для него райской музыкой. Особенно учитывая, что с приходом Локсли он больше не был здесь за старшего, и мог с чистой совестью передать на плечи графа весь груз ответственности.
Увидев незнакомку, Уилл в первый момент потерял дар речи. Он готов был встретить здесь самого шерифа или даже короля Ричарда, но не сарацинку, замеченную им при столь странных обстоятельствах. По мере того, как говорил Робин, у Скарлета отлегло на сердца. Конечно, девушка не была в Локсли по доброй воле. Чертов Гисборн увел ее к себе в поместье, и лишь потому она оказалась в тот вечер в его рубашке. Да как он посмел, такую как она...
Уилл сам не заметил, как скрипнул зубами с одной лишь мыслью в голове. "Не прощу". А когда сарацинка остановила на нем свой взгляд, на сердце потеплело, а на губах сама собой появилась улыбка.
- Прошу к нашему костру... Джак, - он впервые произнес ее имя, так естественно, будто знал его всегда. Девушка ответила сдержанной улыбкой.

***
От визита в замок никаких неприятностей Гисборн, если честно, не ожидал. Обоз он вернул, даже с доплатой, так что с вечера шериф был в самом лучшем расположении духа. И потому очередной приступ бешенства Вейзи стал неожиданным и крайне неприятным сюрпризом.
-Гисборн! Это что такое, я тебя спрашиваю!- Возле уха помощника шерифа просвистел какой-то тяжелый предмет.- У нас тут тюрьма или проходной двор?! Где мой алхимик?!
Гисборн машинально пригнулся. И машинально отметил, что брошена в него была чернильница в виде черепа, кажется, дар одного из лордов. Тяжелая, надо заметить, если бы не наработанная практика, можно было слечь дня на два, а то и вовсе остаться без головы.
-Какой алхимик? – эту новость Гай слышал впервые. Единственный человек такого толка, которого он знал, был Ламберт - но тот в темницы слава богу не попадал, потому Гисборн терялся в догадках.
-Парнишка! Сарацин! Алхимик! – Продолжал бушевать Вейзи. – Куда ты вообще смотришь! Ценные заключенные пропадают, и никто ничего не видел! Никто ничего не слышал!
Гай подумал о том, что о ценном заключенном его как минимум никто не известил. Затем вспомнил девчонку-лекаря, которую вытащил для Локсли, сопоставил факты и коротко усмехнулся. "А тебе повезло, Робин. Нежданный, однако, подарочек. Интересно, она тебе хоть сказала?"
-Гисборн, ты язык проглотил!? Куда делся этот чертов сарацин?! – кажется тот факт, что последние двое суток Гая вообще практически не было в замке, разошедшегося шерифа нимало не смущал.
-Я найду его, - как мог уверенно произнес Гай, - В самое ближайшее время.
-Найди! И выясни, как такое вообще стало возможным! Я хочу кого-нибудь за это повесить.
От дальнейших разбирательств Гисборна спасло появление стражника, доложившего про обвал на шахте. Пришлось ехать. Пришлось ехать. К несчастью для вздумавшего протестовать относительно условий работы шахтера, которого пришлось убить там же на месте по недвусмысленному приказу шерифа. Правда, смерть невезучего рудокопа, настроила Вейзи на более добродушный лад, и он даже не преминул поделиться с Гисборном планами относительно намеченного на ближайшее время турнира лучников, и связанного с этим турниром плана по поимке Робина Гуда. План, честно признать, был так себе: «Гуд же у нас лучник, он такое состязание не пропустит. И тут мы его как схватим…». Но, памятуя, в каком состоянии сейчас был Робин, Гисборн имел все основания опасаться, что в этот раз у Вейзи может и получится. И хорошего настроения мысли эти помощнику шерифа не добавляли. Потом шериф уехал, оставив Гая проследить за ситуацией на шахте. И тут судьба, которая видимо сегодня никак не могла определиться в своем отношении к Гисборну, подкинула ему очередную проблему в лице Ночного Дозорного. Который снова умудрился удрать, правда, в этот раз не совсем невредимый. Пусть и легко, но зацепить его Гай успел.
Гисборн успел немного разобраться с делами до того, как наведался к Мэриан. После событий вчерашнего вечера у Гисборна остался неприятный осадок. Он ловил себя на мысли, что переживает, и в качестве жеста примирения пригласил Мэриан на турнир лучников, сопроводив приглашение скромным подарком. В процессе недолгой беседы - а долгих бесед у них за все время знакомства так до сих пор и не получилось – он, как мог подробно, рассказал ей о планах шерифа касательно поимки Робина, рассчитывая, что у девушки как раз будет время передать информацию по нужному адресу. Сочтя миссию выполненной, он покинул поместье Найтон, представляя, как пойдет Мэриан подаренное им ожерелье. Эти мысли неплохо скрасили остаток рабочего дня.
***
«Ну вот ей богу, такое впечатление, что без меня все останавливается. Несколько дней не появлялся, так все тихо было. Ну не считая отлова ребятами Гисборна, но это не происшествие, а так, досадное недоразумение. А стоило вернуться, и нате, завертелось». Робин с некоторым сожалением вспомнил уютную спальню родного поместья. Он бы не отказался еще пару дней поболеть там, просто ради отдыха. Но нет, вместо этого приходилось подпирать спиной дерево и наблюдать, как ребята упаковывают бессознательного стражника и активно спорят, кому именно из них лезть в клетку с рабами для реализации плана по проникновению в шахту и уничтожению оной. Алан и Уилл, похоже, норовя покрасоваться перед девушкой, и, не учитывая ее мнение, что она самый подходящий кандидат, соревновались за сомнительную честь сунуть голову в петлю. Робин и сам было сунулся поучаствовать, и в обсуждении, и в предшествовавшей ему потасовке, но передумал. Слишком красноречивый взгляд был у Джак, не желавшей видеть, как пациент сводит на нет ее медицинские усилия. Собственно в этот момент, на дороге и появилась всадница, узнать которую Робину труда не составляло.
-Надеюсь, благородна леди не слишком спешит, и уделит время бедному рыцарю. – Гуд поймал лошадь под уздцы и увел в сторону, не желая, чтобы вся честная компания была свидетелями разговора. - Мэриан, ты как всегда очаровательна.
- Робин... - Мэриан недовольно поджала губы, всем видом говоря "сперва дело, потом все остальное", хотя было видно, что комплимент ей приятен.
-У меня важные новости, - выпалила она, вглядываясь в лицо Локсли, чтобы убедиться, что он достаточно серьезен, чтобы воспринимать сказанное, - Шериф хочет поймать тебя... снова. На этот раз на турнире лучников. Гисборн проговорился, когда приглашал меня на турнир - и он будет ждать, потому времени мало. Прошу тебя... пообещай, что не сделаешь глупостей.
-Ну, я же Робин Гуд. – Тот задорно, по-мальчишески улыбнулся. – Готов поспорить, что план шерифа как всегда обернется полным провалом. Как со мной может что-то случится, когда ты обо мне беспокоишься?
«Ага, и еще один ангел хранитель тоже», - Мысленно добавил Робин, но вслух Гисборна не стал даже упоминать, хотя и хотелось выспросить девушку и относительно ее вчерашнего позднего визита в Локсли, и относительно ее взаимоотношений с этим типом вообще.
-Надеюсь, ты не собираешься лишить меня твоего общества, и уехать прямо сейчас, – Робин попытался поймать Мэриан за руку.
-Мое отсутствие могут заметить, - девушка постаралась увернуться, неловко прижав к себе правую руку. - Мне нужно идти, Робин, я и так едва смогла выбраться сюда, чтобы предупредить тебя. Не появляйся на турнире, кому нужна та серебряная стрела, все равно ты каждый день получаешь гораздо больше золота от проезжающих через Шервуд богачей, - Мэриан слишком хорошо знала Гуда, чтобы надеяться, что тот пропустит такое действо, как лучный турнир. И теперь старалась пробиться через мальчишескую тягу к безумствам и достучаться до здравого смысла.
-К Гисборну? – Начал было возмущаться Робин, но потом заметил, как неловко Мэриан держит руку.
Мягко, но настойчиво он развернул ладонь запястьем к себе и впился взглядом в повязку, на которой проступили алые пятна.
-Мэриан, что это? Что случилось?
В первый момент Мэриан растерялась, но под вопрошающим взглядом Гуда наконец произнесла.
-Я ездила к шахте. Там умирают люди, им нужны были хотя бы лекарства и еда. Обычно там не появляется никто кроме стражи, но в этот раз там был Гисборн. Он заметил меня. Мне удалось уйти прежде, чем он смог бы меня узнать. Только руку вот поцарапал.
-Значит Гисборн. -Тон Гуда явно не сулил помощнику шерифа ничего хорошего. –Может, тебе лучше не ездить на турнир? Вдруг он заметит. А мне бы очень не хотелось, чтобы с тобой что-то случилось. И не переживай, с шахтой мы разберемся.
-Я не могу, - потупилась Мэриан, старательно изучая землю под ногами, - Я обещала отцу, что поеду. Это не на долго, а рука хорошо перевязана. Одену широкие рукава, и никто ничего не увидит. - неуверенно подняв глаза, добавила, - Береги себя, Робин.
-Ради тебя все, что угодно. -Снова беззаботно улыбнулся Робин, и прежде, чем девушка успела еще что-то сказать, притянул к себе и поцеловал. - Развлекайся на ярмарке и будь умницей, а мы пока шахтой займемся.
-А с Гисборном мы еще поговорим. – Пробормотал он себе под нос, когда Мэриан уже не могла его услышать.
Робин действительно не собирался соваться в ловушку и ехать на стрелковый турнир. Но, как известно, человек предполагает, а господу Богу об этих предположениях ничего не известно. Все пошло не так еще с приезда на шахту. Точнее с того момента, когда он заметил в кустах парнишку, явно задумавшего что-то самоубийственное, судя по его лицу. После, Робин под страхом смертной казни не смог бы вспомнить, что наплел вознамерившемуся отомстить за смерть отца пареньку, отговаривая его от покушения на помощника шерифа. А потом был провалившийся в шахту Джон, которого еле удалось вытащить, и в последний момент сбежать из под носа шерифа. И уже под конец, в дополнение ко всем неприятностям, выяснилось, что Робин если и был убедителен, то не слишком, так как вместо Гая юный мститель избрал другую кандидатуру той, кого он счел девушкой ненавистного Гисборна. Пришлось мчаться в Ноттингем, разбираться, ввязываться в авантюру с турниром. Благо хоть тут все прошло по плану, и Гуд успел скрыться в толпе, представив победителем парнишку-рудокопа.
С момента, когда паренек вышел на помост за наградой, прятавшийся неподалеку Локсли держал лук натянутым, со стрелой на тетиве, на случай если тот не прислушается к голосу разума и решит отомстить. Хоронить Гая сегодня совсем не входило в его планы.
-Ребята, я догоню. Переговорить кое с кем надо. – Робин пониже опустил на лицо капюшон плаща и скрылся в толпе.
В этот день Гисборну пришлось побегать. Больше того - весь день он мотался, как олень от гончих... хотя скорее как гончие за оленем. В итоге к вечеру он был порядком уставший и несколько раздраженный бессмысленной возней, устроенной вокруг шахты, и закончившейся полным раскрытием алхимика. Надо сказать, что труп "не выжившего в лесу сарацина", за которым он специально ездил, благо из рабов регулярно кто-то умирал, был уже почти готов. Именно это тело должно было сыграть роль погибшей в процессе побега Джак, и быть представлено шерифу, как доказательство смерти сбежавшего пленника - Гисборн не хотел, чтобы Вейзи искал сарацинку. Но та словно не желала сидеть спокойно, и в итоге шериф рвал и метал с новой силой.
Не меньшее беспокойство вызывала у Гая и Мэриан. Во время всего турнира она так и не произнесла ни слова, да еще и умудрилась порезаться, пока чистила яблоко. Гисборн недоумевал, как вообще можно было порезаться в подобном случае, и теперь не на шутку беспокоился, что девушка видимо сильно нервничает рядом с ним, раз допускает такие оплошности.
Это и занимало мысли помощника шерифа по дороге в замок, когда кто-то неожиданно схватил его за плечи и увлек в переулок.
-Какие люди, и без охраны. – Послышался над ухом у Гая знакомый голос. Гисборн уже достаточно хорошо знал Робина, чтобы по тону догадаться, что сейчас его опять будут отчитывать за невесть какие грехи.
-Робин, я устал, - решил внести ясность Гай, начав говорить до того, как Робин успел бы начать действовать, - Весь день сплошные нервы. По крайней мере, ты не явился на турнир - спасибо и на том.
Он развернулся, созерцая выглядывающее из-под надвинутого капюшона знакомое лицо.
-Я явился. - Ухмыльнулся тот. - Неужели ты думаешь, что тот парнишка смог бы попасть в яблочко? А день у тебя мог быть еще паршивее. Вот скажи, зачем было убивать шахтера? Ладно, ты чужую жизнь не в грош не ставишь, но эти демонстративные убийства на публику до добра не доведу. Терпение у людей не бесконечно. Шериф редко из замка выезжает, а ты всегда рядом. Вот дождешься - подкараулит тебя где-нибудь толпа крестьян с дрекольем, потом даже я могилу не найду.
-Робин, - во вздохе Гая, казалось, было все то, что он хотел бы сказать нежданному собеседнику, но заранее понимал, что слова эффекта не возымеют. - Я не первый год на службе. И до сих пор никто не осмелился поднять на меня руку - потому что меня боятся. И будут бояться. Такова природа крестьян. А если ты так щепетилен в отношении чужой жизни, может посоветуешь что мне требовалось делать после прямого приказа шерифа? - он поднял бровь, выжидая.
-Все когда-то бывает первый раз. – Проворчал тот. – Для тебя это вполне могло быть сегодня. Ты хоть знаешь, чего мне стоило отговорить людей от реализации этой самой мысли? Стыдно вспомнить, что я тогда им наплел. А ведь некоторым вполне может прийти в голову мысль, в духе Вейзи, что раз нельзя достать тебя, то можно кого-то близкого тебе. Например - Мэриан.
При упоминании девушки Гай посерьезнел, между бровей пролегла угрюмая морщинка.
-Она странно вела себя сегодня. Мне кажется, так и не смогла простить мне тот вечер.
-Или не вечер. - Робин решил, что предупреждение на счет обозленных шахтеров высказано, и можно переходить к следующему пункту. - А на Ночного Дозорного ты сегодня зачем набросился? Ну, приехал человек, ну привез продукты. Так что, сразу с кинжалом надо. Не трогал бы ты его.
-Если я не трогаю тебя, это не значит, что я позволю любому разбойнику творить что ему заблагорассудится, - отрезал Гай, - Или это очередной новичок твоей шайки?
-Логика у тебя явно хромает. Учитывая, что Дозорный тут уже года три как. И он даже не разбойник. Ввозит людям еду, лекарства. Так что, теперь за это убивать? Лучше на меня лишний раз облаву устрой, если жить скучно.
-Раньше он не так явно путался под ногами, - Гай нехорошо покосился на собеседника, - А с твоим появлением полез буквально во все дыры. Ничего не хочешь мне сказать?
-Не хочу, – вздохнул Робин, - но видимо придется. А то ж еще угробишь ненароком. Ладно я рыцарь, крестоносец, могу с тобой справится, а Мэриан все-таки девушка.
И глядя в явно ошарашенное лицо Гисборна, подтвердил.
-Да, Дозорный это Мэриан. Я предупреждал, что у нее обостренное чувство справедливости.
В первый момент Гай изменился в лице, и Робину показалось, что тому плохо. Привалившись к стене, тот ошалело переводил взгляд с земли под ногами на стену дома и обратно, моргал, и то и дело как будто порывался что-то сказать, но не находил слов, пока с языка не сорвалось короткое:
- Зачем?
-Что, зачем? - Не понял Робин.
- Зачем она это делает? - Гай посмотрел на собственные руки, только сейчас осознавая, какую ошибку едва не совершил совсем недавно. И поднял растерянный взгляд на стоявшего перед ним разбойника, - Ведь это опасно.
-А зачем я это делаю? – Пожал плечами тот. – Просто в этом мы с ней похожи, смотреть, как люди умирают, и ничего не делать, превыше наших сил. И нет, я не смогу ее отговорить. Уже пытался. Но если Мэриан взялась за что-то всерьез – спорить бесполезно.
-Ты – другое дело, - отмахнулся Гисборн, и стало ясно, что в его представлении Робин и правда другое дело. Сильный воин, крестоносец, отвоевавший не один год. Совсем не то, что хрупкая девушка, пусть даже с обостренным чувством справедливости.
-Убеди ее прекратить, - очень жестко произнес Гай, положив руку на эфес меча, - Я не прощу себе, если с ней что-то случится.
-Интересно, как ты это себе представляешь? Я начинаю на нее давить, она гордо удаляется и продолжает совершать подвиги в одиночку, и тогда я даже не имею возможности ее прикрыть. Я и так делаю все что могу, поверь. Но ты в свою очередь тоже присмотри, у меня физически нет возможности караулить ее круглосуточно.
-Я запру ее в замке, если поймаю еще раз, - в голосе Гисборна была злость, раздражение, но Робин неожиданно четко ощутил в нем неприкрытое беспокойство. Черный рыцарь развернулся, намереваясь покинуть переулок, с таким лицом, словно собрался увезти Мэриан в замок прямо сейчас.
-Гай, - Робин поймал помощника шерифа за плечо, - успокойся. Если Мэриан поймет, что ты все знаешь, а главное – откуда, вся наша конспирация летит к чертям. Ты ведь первый настаивал, чтоб никто не знал.
-Я просто перевезу ее в замок, - пробормотал Гай, остановившись на полушаге, - В городе полувоенное положение, всюду рыскают разбойники. Будет нормальным то, что я беспокоюсь о ее безопасности.
-Ты ей это объясни. – Робин с трудом сдержал смешок, уж упрямство и своевольный характер Мэриан он знал получше Гисборна. – Только давай все честно, без угроз, шантажа и прочего. А то я тебя знаю.
Робин замолчал, словно обдумывая какое-то важное решение.
-Выбор за Мэриан. И не только с переездом в замок. Сумеешь ее завоевать – уступлю, нет - не обессудь.
Гай постоял немного, затем повернулся, и Робин увидел знакомую усмешку на его лице.
-Идет, - бросил он таким тоном, что было ясно: он всерьез рассчитывает на победу. С этим выражением лица он и покинул переулок.

***
Робин нанес последний удар, и меч Гисборна, блеснув в воздухе, улетел в кусты. Второй рукой он замахнулся кинжалом, словно и вправду намеревался заколоть противника, но в последний момент перевернул оружие, и ощутимо ткнул Гая под ребра рукоятью.
-Все, ты убит! – Рассмеялся Робин, делая шаг назад и опуская руки. – Тренироваться чаще надо. А то скоро отрастишь брюхо и будешь взбираться на лошадь, как шериф, со спины стражника.
Свою речь разбойник сопроводил еще одним несильным тычком кулака в бок.
-Я скорее Ричи кланяться научу, - буркнул Гисборн, оттолкнув руку Робина, чтобы не получить по ребрам повторно, и направляясь к кустам в поисках оружия, - Ты мне покажешь нормально этот прием? Уже второй раз выбиваешь меч, а я так и не понял как.
Возвращался Гай уже с клинком, задумчиво вертя им в воздухе в попытке изобразить вышеозначенный маневр и исправить ощутимый пробел в образовании. Уже подходя к Робину, он спрятал меч и неожиданно посерьезнел.
-Сегодня вечером пойдет обоз. Ну... из тех. Я могу на тебя рассчитывать?
-Какие вопросы. Не в первый раз ведь. Можешь не переживать, доедет целым и невредимым. – Пообещал Робин. – А прием, вот через пару дней приходи – покажу. Буду заниматься неблагодарным делом повышения уровня боеготовности ноттингемского гарнизона в твоем лице.
-Приду, - совершенно спокойно кивнул Гай, словно для Робина не было ничего естественнее, чем учить помощника шерифа особым приемам, привезенным то ли из Святой Земли, то ли еще откуда.
-К себе не приглашаю, у нас в страже новички - пока натаскиваем, ходят улицы патрулируют. Молодые, и проявляют излишнее рвение при выполнении прямых обязанностей.
-К их рвению еще бы мозги, и хотя бы зачатки нормальной боевой подготовки. – Хмыкнул Робин, явно демонстрируя свое отношение к уровню подготовки стражи. – Но не переживай, я уже понял, что меня не горят желанием видеть.
Гуд рассмеялся, вспомнив лицо Гая и все, что тот ему высказал пару недель назад. Когда Робин, взбешенный очередной «инквизиторской» выходкой злейшего друга, заявился высказывать претензии прямо в его апартаменты в замке. Правда, с тех пор Гай по большей части обретался в Локсли.
-Будь у них мозги, наша жизнь стала бы значительно сложнее, - хмыкнул Гай, забирая из-за кустов мирно пасшегося Ричи и подтягивая подпруги. Робин заметил, что тот при малейшей возможности берет с собой коня. Гисборн говорил, что все это из соображений практичности, мол, никогда не знаешь, когда и куда придется ехать, а иногда отшучивался, что обленился на своей работе. Однако у Локсли все больше закрадывалась мысль, что Гай просто не хочет оставлять коня в поместье, словно боится лишний раз выпустить его из поля зрения.
-Увидимся, - махнул он рукой, забираясь в седло, и вскоре пропал из виду, видимо творить очередные дела государственной важности.
Робин подобрал валяющиеся в стороне лук и колчан и двинулся в сторону лагеря, насвистывая какой-то веселенький мотивчик. Настроение у него было отличное. Впрочем, как всегда после спарринга с достойным соперником. Его ребята, несмотря на регулярные и упорные тренировки, устраиваемые им Робином, до уровня Гисборна пока не дотягивали. Да и вообще, за последние пару месяцев жизнь как-то наладилась, вошла в привычную колею. Разбойные вылазки, вечно остающийся в дураках шериф, и ясное дело его помощник. Гисборн, как успел уяснить Робин, был той еще сволочью, и не скрывал этого, не смотря на регулярные, вплоть до мордобоя, попытки Гуда, наставить его на путь истинный. Но при всем этом шервудским разбойникам вреда от него не было, а вот спарринги или вечерние посиделки за бутылкой вина, когда Робин тайком прокрадывался в Локсли, становились уже почти традицией. Правда, после заключенного договора, тот всерьез принялся за осаду крепости именуемой Мэриан, вечно оказываясь возле девушки, даря подарки. Но и в этом были положительные моменты: из-за пристального внимания помощника шерифа у девушки просто не было возможности разгуливать в виде Ночного Дозорного, а в остальном Робин знал, что Мэриан не из тех, кого можно купить подарками, потому верил в нее и не опасался. После всего, что было за последние годы, такая жизнь казалась почти раем. Даже война в памяти как-то поблекла и уже не так часто преследовала его в ночных кошмарах.
По возвращении в лагерь Робин обнаружил, что ребята не сидят без дела. Если Мач и Маленький Джон привычно обустраивали быт, хоть и косились в сторону окраины лагеря, то оказавшийся в той стороне Уилл сидел под деревом с какими-то бумагами в руках. К самому же дереву был привязан некий тип в дорожном плаще, и Скарлет что-то настойчиво спрашивал у него, указывая на бумаги. Тип в ответ мотал головой и что-то невнятно бормотал.
- Робин! - увидев Гуда, Уилл поднялся и направился к нему широким уверенным шагом, - Нужно кое с чем разобраться.
-В чем дело? Это что за тип? – Указал на привязанного к дереву человека Робин, моментально подбираясь. Судя по тону Уилла, хороших новостей ожидать не приходилось.
- Посыльный, - кивнул Уилл, - Посмотри, что он вез.
Он передал в руки Робина письмо, в котором ровным почерком было написано: "Золото, полученное в прошлый четверг, принесло нам два графства на западных землях. Все приграничные территории на нашей стороне, но в них еще есть люди, верные королю. Надеемся, что ваша щедрая помощь на будущей неделе поможет нам решить этот вопрос раз и навсегда".
Внизу стояла подпись одного из графов приграничных земель, известного своей активной поддержкой политики, проводимой шерифом.
-Они замышляют что-то против короля, - уверенно произнес Скарлет, - Посыльный клянется, что ничего не знает. Как мы могли пропустить такое? Прямо у нас под носом. И золото... сколько требуется золота, чтобы подкупить лордов на всех этих землях? Мы не могли пропустить их все, - Уилл явно не понимал, что происходит, и смотрел на Гуда с надеждой, что тот хоть как-то прояснит ситуацию.
-Много… очень много. – Голос у Робина был отстраненный. Он чувствовал себя так, словно его внезапно по голове огрели чем-то тяжелым. Еще раз пробежал глазами письмо, вникая в смысл написанных фраз, мысленно сопоставляя даты, и все еще надеясь, что ошибся. Но письмо не исчезло, смысл фраз не поменялся, а значит, ответ на вопрос Скарлета мог быть только один. Золото проходило через Шервуд потому, что он, Робин, его пропускал. Потому что он поверил человеку, которого считал другом, а тот попросту воспользовался этим доверием в своих целях.
-Мы не пропустим. – Робин наконец оторвал взгляд от бумаг и поднял глаза. Уилл невольно вздрогнул, такого пронзительного, полного ледяной решимости взгляда он у своего друга и командира никогда не видел. – Я, кажется, знаю, где пройдет следующий груз. Собирай наших.
Банда собралась даже быстрее чем обычно. Даже Мач не задавал вопросов, а Скарлет шел на дело с недоверием, словно не мог понять, каким образом Робин вдруг понял время и место прохождения обоза. В назначенный час на дороге появилась телега, груженая углем по самые борта. Двое стражников на ней негромко переговаривались. По одному их виду было ясно, что едут они этой дорогой не первый раз, и за все это время ни разу не столкнулись с Гудом.
Правда, этот раз стал досадным исключением. Солдаты даже за мечи схватиться не успели, как оказались связаны и уложены в сторонке.
-Уилл, проверь телегу.- Приказал Робин, обыскивая стражников, в поисках сопроводительного письма. А когда ничего не нашел, схватил одного из них за шиворот и оттащил в сторону.
-Куда ехали? Зачем? Кому предназначается груз? Вздумаешь врать – пожалеешь, что на свет родился. – Перед самым лицом стражника угрожающе блеснул клинок. Робин не кричал, но от спокойного, отрешенного голоса по коже невольно бежали мурашки.
Стражник упираться не стал. Груз был не его, а призрачная опасность получить от начальства ни в какое сравнение не шла с перспективой быть разделанным на шашлык мечом стоявшего перед ним человека.
Догадки Робина подтвердились. Телега ехала в одно из приграничных графств и, хотя сам стражник толком не знал, что вез, Локсли даже не удивился, когда Маленький Джон, разворошив уголь, нашел под ним несколько мешков, как вскоре оказалось, набитых золотыми монетами.
Локсли внезапно ощутил, как его накрывает даже не боевая ярость, а какая-то отрешенность, пустота. Все происходящее казалось нереальным, словно какой-то гротескный витраж. Даже голоса друзей слышались эхом, отдаленно и не четко. Он зло стукнул кулаком по дереву, едва не разбив костяшки, боль немного протрезвила.
-Уилл, Джон, Джак – на вас золото. Потом спрячьте телегу – чтоб ни одна живая душа не нашла. Алан, Мач – оттащите стражников к лагерю и свяжите покрепче. Как того посыльного. Мне нужно, чтобы до завтра в Ноттингеме никто не узнал, что обоз перехвачен.
Никто не возражал. Даже стража, осознав наконец, что их не будут бить и убивать, довольно спокойно дала сопроводить себя в лагерь. Мач явно почувствовал, что что-то не так, но слишком хорошо знал хозяина, чтобы лезть под руку. Джак также не сделала этой ошибки, хотя то и дело поглядывала на Робина. Алан тоже забеспокоился. Он честно помог Мачу отконвоировать стражу, после чего всего через полчаса сослался на дела в Клане и оставил лагерь.
Робин догадывался, что своим поведением мог напугать людей, но ему было плевать. Пожалуй, он даже рад был, что никто к нему не сунулся, а наоборот, разбойники старались обходить озверевшего командира и на глаза не попадаться. Не спал тем вечером Робин долго, слишком уж паршиво было на душе. Хотелось вцепится кому-то в глотку, или просто убить, или завалится с бутылкой в Локсли к Гаю… Поймав себя на этой мысли, Робин едва сдержал рык, когда осознал, что вспомнил не Мэриан, и не кого-то из своей верной команды, а Гисборна. Слишком уж он привык к нему за это время, слишком доверял. И от этого предательство, которым все обернулось, было болезненно вдвойне.
Уснуть удалось лишь под утро, да и сон успокоения Робину не принес. Ему опять привиделась Акра.
Алан же потратил полночи на попытки найти Гая. Будучи в курсе проходящих через Шервуд особо ценных обозов, он сразу понял, кого остановила банда Робина, и теперь пытался предупредить помощника шерифа, но того нигде не было. В замке, куда он явился под прикрытием надвинутого на глаза капюшона, стража только покрутила пальцем у виска, сказав, что в такое время не работает даже Гисборн. В Локсли служанка только развела руками, сказав, что хозяина нет, и когда он будет, она не знает. Далеко за полночь Алан был вынужден вернуться в лагерь ни с чем.
Гисборн же весь вечер провел за неспешными беседами с Мэриан, и потому, проводив ее до поместья в Найтоне, вынужден был вместо заслуженного отдыха скакать в одну из окрестных деревень и улаживать текущие вопросы.
В итоге на следующее утро он встал поздно. Это было вполне допустимо, ведь именно сегодня намечался праздник по случаю Дня Рождения Короля Ричарда. Шериф нашел забавным отпраздновать его в Локсли, потому Гисборну не пришлось никуда ехать, и он дал себе время нормально проснуться и привести себя в порядок, пока служанка и несколько нанятых по этому случаю крестьян накрывали столы и делали последние приготовления на кухне.
Вскоре начали сходиться первые гости. Все как на подбор знатные, с титулами и землями, Гисборн неожиданно почувствовал гордость, что может вот так принимать их в своем поместье, и даже скользкая улыбка шерифа не портила настроения. Он сидел за столом рядом с Мэриан, следя чтобы в ее тарелку попало самое лучшее, а саму леди не слишком утомлял разговорами сидевший слева пожилой граф. Жизнь определенно была хороша...
Ровно до того момента, как с улицы донеслось явно возмущенное ржание, а вслед за тем цокот копыт. Сквозь открытое окно Гисборн имел возможность наблюдать Робина верхом на его лошади. Гуд специально прогарцевал возле самого окна, словно чтобы быть уверенным, что его заметили, после чего направил коня проч.
- Ричи! - возглас заставил шерифа удивленно поднять голову от тарелки со сливами и воззриться на своего помощника, совершенно неожиданно перемахнувшего через стол, презрев этикет и правила приличия, и через секунду хлопнувшего дверями, так что Вейзи успел только пробормотать:
-Эй... а как же прокаженная?... - после чего оперся локтем о стол, уставившись на Мэриан, - Смотри, не ровен час его у тебя уведут. Или Гуд. Или вот, конь, если не ошибаюсь.
Гисборн же вскочил в седло первой попавшейся лошади и теперь во весь опор мчался за мелькающим где-то впереди хвостом каракового скакуна. Надо сказать, Ричи был конем честным. И хотя сейчас на нем сидел совсем не его хозяин, но всадник давал команду "вперед", и Ричи скакал в своей обычной манере. А за ним с перекошенным от ярости лицом несся Гисборн, оседлавший, сам того не заметив, белую кобылку Мэриан.
Конь и вправду был хорош. Робину даже пришлось его придерживать, чтобы Гисборн гарантированно не отстал. С мрачным удовлетворением разбойник понял, что не ошибся, вычислив совершенно неожиданное слабое место противника. Кто бы мог подумать, что помощник шерифа бросится за ним ради какого-то коня – но именно это сейчас происходило, и губы Робина изогнулись в злой усмешке. Попался.
Забравшись поглубже в лес, чтобы случайно нагрянувшая стража не помешала, Локсли остановил коня, спешился, достал меч и принялся ждать преследователя.
Гай вылетел из-за поворота, и, увидев, что Гуд спешился, сходу притормозил и спрыгнул на землю. Он еще не понял до конца, что происходит, по крайней мере, не вытащил оружие, а вместо этого широкими шагами направился к разбойнику.
-Какого черта, Робин?!
Гай наконец перевел на того взгляд, и увидев в руках клинок, остановился.
-Сейчас не лучшее время для спарринга, - фыркнул он, - И это - мой конь, черт тебя дери! Еще раз тронешь - убью.
-Попробуй. – Предложил Гуд, а потом, наконец, поднял на Гисборна взгляд, в котором полыхала бешенная, неприкрытая ненависть, и бросился вперед, явно намереваясь не драться, а убивать. Гая спасло только расстояние. Успей он подойти еще хотя бы на шаг ближе, и от удара бы не увернулся.
Гисборн отшатнулся назад, разрывая дистанцию. Он еще тешил себя надеждой, что Робин нашел какое-то сумасбродное развлечение на его, Гая, голову. Но уже в следующую секунду стало ясно, что спаррингом здесь и не пахнет. Его пришли убивать. Здесь, на этой лесной дорожке в богом забытой глуши.
Выхватив меч, Гисборн принял на него выпад Локсли, ощутив, как от страшного по силе удара дрогнул клинок.
- Какого черта?! - только и успел выкрикнуть Гай, потому что в следующую секунду не мог уже произнести ни слова. Все что он мог, это отбиваться. Даже не нападать, всей его выучки хватало лишь на то, чтобы один за другим парировать удары наседавшего на него противника. Сейчас перед ним был не привычный бесшабашный Робин, которого он знал. На дорожке стоял враг, взбешенный, одержимый жаждой убийства. Впервые за все время общения с Локсли Гисборну стало страшно.
Если раньше, ввязываясь в драку, Робин не забывал высказать Гаю все свои претензии, то в этот раз выдвигать обвинения и что-либо объяснять он не собирался. Ему хотелось просто заставить того заплатить за предательство, а не выслушивать очередную ложь. Гуд поймал Гисборна на тот самый прием, который еще вчера обещал ему объяснить, выбивая оружие, но не рассчитал. Пальцы соскользнули, и его собственный клинок также улетел в траву, сводя схватку к рукопашной. «Впрочем, так даже лучше» мелькнула у Робина мысль, когда он все с той же молчаливой яростью ринулся на противника с кулаками.
Гисборн к этому времени уже понял, что шансов у него немного, и потому старался не подпускать Робина слишком близко. Подхватив с земли увесистую ветку, которой впору было бы орудовать Маленькому Джону, он несколько раз широко махнул ею перед собой, надеясь не то чтобы попасть по противнику, но по крайней мере заставить его держаться подальше. Отступать было некуда. Разве что повернуться и бежать - но это было равносильно бегству от разъяренной собаки, которая обязательно догнала бы. И вцепилась в горло.
- Назад! - заорал он, снова взмахнув палкой, которая из-за своего веса была крайне неудобным оружием, но давала небольшой шанс.
Слишком большой вес импровизированной дубины Гисборна и подвел. Едва ветка просвистела перед ним и по инерции продолжила движение, Робин улучил момент и тигром прыгнул на противника, сбивая того с ног. На землю рухнули оба. Гуд выхватил кинжал и нанес удар в руку, сжимавшую ветку. Гаю повезло, лезвие пропороло рукав, оставляя болтаться лоскуты ткани, и отлетело куда-то в траву. А Робин уже и забыл про клинок, методично нанося удары в голову и корпус. Уже ни о чем не думая, просто избивая противника.
В первый момент Гай пытался нашарить клинок, но тот был слишком далеко, и искать его не было никакой возможность. Чтоб хотя бы попытаться нащупать клинок вслепую, требовалась свободная рука, но удары сыпались с такой силой, что Гисборну оставалось только закрываться, насколько это было возможно. Он по привычке пытался защитить лицо, выставив перед собой руки и справедливо думая, что им в любом случае достанется меньше. А также думая о том, что если Робин не остановится, через несколько минут все это уже не будет иметь особого значения. Разве что он будет смотреться немного эстетичнее на собственных похоронах. Если, конечно, его тело вообще найдут в этом богом забытом лесу. Гай глухо зарычал, от отчаяния, непонимания, за что его убивают, почему именно сегодня и именно так.
Гай поднял руку прикрывая лицо, и Робин неожиданно застыл. Перед глазами мелькнула перечеркнутая шрамом татуировка, невольно отбрасывая в водоворот жутких воспоминаний. Их первая встреча в Акре. Тогда образ человека, с которым он сцепился во время покушения на короля, никак не ассоциировался с Гисборном, которого Ричард ему представил, как своего спасителя. И только после неожиданного и болезненного предательства Гая наконец пришло и осознание того факта, что в Святой Земле помощник шерифа оказался вовсе не случайно, узнав о заговоре и движимый благородным порывом предупредить короля. Гай изначально был на стороне заговорщиков и приехал с теми, кто короля собирался убивать. И Ричарда тот попросту обманул, спасая свою шкуру, точно также как обманывал его, Робина, пользуясь его доверием для того, чтобы помогать изменникам.
Робин нашарил в траве кинжал, сгреб Гисборна за волосы, заставляя откинуть голову, и поднес оружие к горлу противника, намереваясь поставить финальную точку в этой истории.
Судя по взгляду Гисборна, тот до сих пор не понимал причин учиненной над ним расправы. Как не понимал и того, почему Робин неожиданно остановился, и почему теперь собрался прирезать его. Он лежал на земле, не пытаясь уже сопротивляться, только не сводя глаз даже не с клинка у собственного горла, а с перекошенного лица Локсли.
Казалось, тот ничего не слышал и не видел, кроме распростертой перед ним жертвы, не отреагировал даже на прозвучавший за его спиной возглас.
-Хозяин?!
На поляну вылетел Мач, в шоке переводя взгляд с черного рыцаря на своего лорда.
-Мы же не убиваем, хозяин. Вы сами так говорили!
Появившийся следом Алан застыл за спиной оруженосца, замерев на полушаге, словно запнулся. А затем осторожно кивнул.
-Робин, это не наш метод.
-Обстоятельства вынуждают. – Робин повернул голову к своим людям, внезапно появившимся на поляне. С трудом осознавая, где он и на каком свете находится, все еще не убирая кинжал от горла Гисборна. – Лучше уйдите.
-Я не буду уходить! - запальчиво воскликнул Мач. - Я не позволю вам совершить ошибку, о которой вы потом будете жалеть. Этот человек... он всего лишь помощник шерифа. Очередной глупец, поддавшийся чужим убеждениям. Об него вы хотите марать руки на английской земле? Хозяин... вы же сами говорили, что убивать здесь нельзя. Это ведь... здесь не так, как там, вы ведь понимаете... - у Мача подошли к концу аргументы, и он лишь смотрел на Робина.
Гай, сообразив, что его смерть по каким-то причинам откладывается, не шевелился, чтобы не привлекать к себе внимания. И потому видел, как Алан неспешно и как можно незаметнее скрылся из поля зрения Локсли, отходя в сторону. Метко брошенный камень пришелся как раз на начало ответа Гуда, заставив того покачнуться и рухнуть на Гисборна. Алан перевел взгляд на Мача и пожал плечами с видом полной непричастности к происходящему.
-Он бы все равно тебя не послушал.
Гай тем временем пытался выбраться из-под отключившегося Гуда. У него была смутная надежда уйти отсюда сейчас, но собственное тело подвело, и он потерял драгоценные секунды. Когда же в поле зрения появился нависший над ним Мач, помощнику шерифа стало ясно, что он задержится в лесу на неопределенное время.
Дальнейшее в памяти Гисборна осталось крайне обрывочно. Кажется, его связали и куда-то волокли, после чего сознание окончательно померкло. Пришел в себя он уже будучи привязанным к дереву, а на поляне, как тигр в клетке, метался Робин, что-то втолковывая своим людям.
-Этот человек предатель. Он пытался убить короля! Это он был тогда в Акре! Мач, ты же помнишь.
Робин с раскалывающейся от боли головой пытался хоть как-то объяснить причины своего поведения Мачу, Алану и Джак. Хорошо еще Уилл с Маленьким Джоном с самого утра ушли по деревням раздавать вчерашнюю добычу. Но и оставшихся разбойников было более чем достаточно для неразберихи. Они ждали объяснений, а главную причину своего гнева Гуд высказать не мог, это было слишком – признаться, что у него были свои дела с Гисборном, и он доверял этому человеку. Что дело даже не в том, что Гай предал короля, а в том, что он предал его, Робина Локсли.
-Вы послали меня за помощью, хозяин, - осторожно развел руками Мач, словно извиняясь за собственную неосведомленность. - Я видел, что вас пырнул ножом какой-то сарацин, но я едва ли возьмусь утверждать... что это был он, - последовал кивок в сторону помощника шерифа.
-Я так вообще ничего не видел, - честно развел руками Алан, - И раньше ты говорил, что это был сарацин. Робин, я понимаю, что этот человек не мировая добродетель, но вешать на него всех собак... это немного слишком.
Джак участия в беседе не принимала. Она сидела около костра, подбрасывая дрова, но Робин то и дело ловил на себе ее напряженный взгляд.
-Я знаю! Это был он! Этот человек предатель! – Робин практически рычал. – И мне плевать на методы. Речь идет о благе Англии.
-Какие методы, Робин? - Алан растерянно посмотрел на Гуда, - Ты из него и так всю душу вытряс, будешь снова бить - и он признается, что спал с королевой. И какой пример ты подаешь? Среди нас женщина, - он уверенно кивнул на Джак, в напряженном молчании замершую у костра, - Ты хочешь, чтобы она смотрела на ваши выяснения отношений?
-Не нравится, катись на все четыре стороны! Что мелкий ограниченный воришка может понимать в политике. – Гуд наградил Алана таким взглядом, что тому на мгновение показалось, что ему сейчас также достанется пара тумаков. – Я из него еще не начинал душу вытрясать.
Робин в два шага оказался рядом с Гисборна и с размаху двинул пленника в челюсть.
-Он мне все расскажет, даже если мне живьем его на куски порезать придется.
Пленнику достался еще один удар, на этот раз под дых.
-Черта с два это политика, - Алан подскочил к Локсли, схватив за руку, и спешно зашептал, так что его слышал только Робин и еще возможно Гай, которому сложиться пополам от боли мешали только веревки.
-Робин, ты понимаешь, что у всех на глаза бьешь связанного беспомощного человека? Что на тебя нашло? Чем ты лучше его, лучше шерифа? Где твои "чистые" методы, которыми ты так гордился? Если тебе плевать на нас с Джак, посмотри на Мача. Ты теряешь друга, с которым прошел войну. Он стоит того? - он кивнул на помощника шерифа. И поймал его взгляд, в котором увидел на миг удивление - а затем совершенно явную благодарность. После чего Гай снова опустил голову.
-Я тебе сказал не лезть! – Робин резко развернулся и ударил не ожидавшего подвоха Алана, сбивая того с ног. – Это мое дело. Кому не нравится, может убираться! Это всех касается.
Перевел взгляд с пытающего встать Э’Дейла на Мача, а потом на старающуюся даже не смотреть в их сторону Джак.
Алан приподнялся на локтях, ощупывая разбитую губу. Он допускал, что на него могут поднять руку, но все же произошедшее застало его врасплох. Поднявшись и стараясь держаться подальше от Гуда, он отошел в сторону.
-Ты первым будешь жалеть об этом, Робин, - произнес он, разворачиваясь, - Ты прав. Я не хочу участвовать в этом.
Сплюнув в траву, Алан покинул поляну широким шагом раздраженного человека. И лишь оказавшись вне поля зрения, бегом направился по дороге, ведущей в Ноттингем.
Мач покосился на ушедшего Э'Дейла, затем обвел взглядом оставшихся. Возникло неприятное чувство игры на выбывание, и он не хотел думать о том, что будет, когда на поляне останутся только Робин и Гай.
-Возражений больше не будет? – Робин пристально посмотрел на двоих оставшихся свидетелей, ожидая, рискнет ли еще кто-нибудь заступаться за пленника, после чего снова переключил свое внимание на черного рыцаря.
-Заговор против короля, Гисборн. Кто еще участвует? Ты бы не рискнул один поехать в Акру с подобной целью, – подойдя вплотную, едва слышно добавил. – И на этот раз я хочу услышать правду, а не те басни, которыми ты меня кормил все это время.
-Я спас короля, рассказав ему о покушении. И пришел в его палатку, чтобы никто другой не всадил в него клинок. А ты как всегда бросаешься в драку, не разобравшись, - хрипло прошептал Гисборн, - Но ты ведь не из-за этого заманил меня в лес. Что это было, Робин?
-Неправильный ответ. - Отрезал Гуд, нанося оппоненту еще один удар по лицу, наотмашь. - И для тебя – граф Хантингтон!
-А тебе ведь все равно, что я скажу, граф Хантингтон, - пробормотал Гисборн, чувствуя привкус крови ко рту. Казалось, Робину было все равно, как он все объяснит, какие аргументы приведет. Тот словно задался целью выместить на нем свой гнев, вспыхнувший невесть за какие прегрешения.
-Предавший однажды…- Робин запнулся, потом ядовито прошипел. – Что пошло не так в Акре? Испугался за свою шкуру и решил сдать своих приятелей-заговорщиков? Хотя тебе же не привыкать.
-Не все в жизни так просто, как тебе бы хотелось, - бросил Гай, подняв голову и изучая лицо Робина, - Однако, не окажись я в Акре, король был бы убил. Этого ты не можешь отрицать. Но ты ведь бесишься не из-за этого, - он почти шептал, нахмурился, оглядывая лагерь за спиной Робина и неожиданно зацепившись за что-то взглядом, - Ах вот оно что... - на лице появилась мрачная язвительная ухмылка, - Ты остановил тот обоз. А ведь я говорил тебе не лезть в это, Локсли.
-Не лезть!? Что бы ты и остальные могли строить заговор против короля прямо у меня под носом?!– Взорвался Робин, подкрепляя каждое слово ударом, словно вознамерившись стереть с лица Гисборна усмешку и забить всю сказанную ложь обратно ему в глотку. - Ты! Меня! Использовал!
Гай не мог ни ответить, ни защититься. По случаю праздника он еще с утра пренебрег доспехом, не предполагая выходить из дому, и теперь вынужден был в полной мере ощутить ярость сошедшего с ума Робина. В боку что-то хрустнуло, и несколько долгих секунд он не мог вдохнуть. Когда мир снова обрел краски, Гисборн неестественно рассмеялся, не поднимая головы, но явно глядя на что-то за спиной Робина.
Обернувшийся Локсли увидел, как Мач непослушными пальцами пытался выудить из-под рубашки висевший на шее знак, едва не оборвав при этом кожаный шнурок.
- Посмотри, хозяин! – он держал знак перед собой, словно священник, защищающийся от нечисти святым крестом, - Ты дал нам это, как символ того, что наша борьба справедлива! Что, борясь со злом в Ноттингеме, мы остаемся честными людьми! А сейчас ты… ты.. совсем не тот Робин, которого я знал, - выкрикнул он с отчаянной обидой в голосе, - А тот, кого я вижу сейчас… я не знаю этого человека.
Он развернулся и почти побежал в сторону лесной чащи.
-Теряешь людей, граф Хантингтон, - через силу пробормотал Гисборн. Говорить было трудно, в боку немилосердно кололо, и он никак не мог вдохнуть достаточно воздуха. – Королю плевать на тебя. На нас всех. Из-за него англичане умирают на чужой войне, в богом забытой пустыне, за идеалы, которых никто не понимает. Ты отвоевал пять лет – и что получил? У тебя отобрали поместье, земли, ты живешь в лесу, как преступник, твоя женщина встречается с тобой тайком, чтобы ее не схватила стража. Это справедливость твоего короля? Чем же он лучше шерифа?
-Он король! Вы должны служить ему! – Робин выплюнул эти слова в лицо Гаю, схватив того за горло, и на секунду Гисборну показалось, что это конец. Но когда перед глазами у уже замелькали темные пятна, хватка разжалась, и Гуд сделал шаг назад. – И если он такой плохой король, почему ты предупредил его в Акре? Или тебя действительно ничего кроме собственной шкуры не волнует?
- Он король, - пробормотал Гисборн между судорожными вдохами, - И ты должен выполнять его приказы. Он говорил тебе убивать меня? А в Акре… я сразу понял, что все это покушение – чушь. Что к королю не подобраться. Кому хочется умирать? Это не мои цели. К тому же… я не имею ничего против короля… ничего такого, за что я убил бы его… - он невольно закашлялся и если бы не веревки согнулся бы пополам, когда чертов бок дал о себе знать, - В конце концов… ведь мы оба выжили, не так ли?
-Значит действительно, только собственная выгода и ничего больше. И плевать, через кого ради этого надо переступить, убить или предать!
Робин снова замахнулся, но так и не ударил. На какую-то секунду Гисборну показалось, что из-под яростной безумной маски выглянул прежний Робин, и когда он заговорил, голос его был потерянным и беспомощным.
-Я тебе доверял, – сейчас, когда рядом никого не было, Локсли наконец мог высказать то, что терзало его изнутри. Но прозрение длилось лишь миг, а вот глаза Робина полыхнули прежним безумием.
-Я хочу знать про заговор. Кто еще в нем участвует? Кто вас поддерживает? И ты мне расскажешь.
Гай устало зажмурился, как человек, которого обстоятельства вынуждали прыгнуть в пропасть. А когда заговорил, голос звучал негромко и с неожиданной долей доверия, которую от Гисборна в сложившейся ситуации едва ли можно было ожидать.
-Ты веришь в идеалы больше меня, - он сделал паузу, переводя дух, - Веришь настолько, что пойдешь в самое пекло, чтобы защитить короля. И неважно, что он думает о тебе, кем считает, на что обрекает. Ты разворошишь осиное гнездо, и все те, кто сумел поднять руку на короля… они просто убьют тебя… а я не могу допустить этого… потому я не скажу тебе, Робин, - он покачал головой, не открывая глаз, - Я не имею права.
-Скажешь! – В голосе Робина звучала мрачная решимость. – Я тебя заставлю. Ты же сам признался, что не веришь в идеалы, так стоит ли умирать ради того чтобы прикрыть других.
Робин оставил пленника и отошел к костру. Селу у огня, достал меч, и сунул его в пламя. Ожидая, пока клинок раскалится, он застыл изваянием, бездумно глядя в огонь.
На душе было пусто и тоскливо. Избивая Гисборна, он надеялся, что терзавшая его душу боль отпустит – однако легче не стало, даже наоборот. Глаза застилал кровавый туман, мелькали картины из прошлого и настоящего. Боль от вонзающегося под ребра кинжала, клинок, перечеркнувший татуировку, Гай, так искренне убеждающий его поверить, строчки письма, говорящего о том проклятом золоте, и снова Акра… И яростное, пожирающее изнутри желание убить, растерзать, причинить такую же боль, какую чувствовал он сам.
- Робин, - сарацинка молчала так долго, что Локсли успел забыть о ней. А она все это время сидела возле костра, сейчас сжимая в руках чашку с каким-то варевом, о которую грела руки, периодически делая мелкие глотки. Со стороны могло показаться, что она безучастна к происходящему, но по ее неестественно белому лицу и стискивающим чашку пальцам было ясно, что это не так.
-Тебе нужно отдохнуть, - произнесла она, заворожено глядя в пламя и стараясь не смотреть на раскаляющийся клинок, - Он никуда не денется. Ты сделаешь то, что захочешь – но не сейчас. Прошу тебя, возьми, - она обеими руками протянула ему чашку, словно та была очень тяжелой, но Робин видел, что у сарацинки дрожат руки.
-Я не убью его. Просто заставлю говорить. – Робин перевернул клинок, по-прежнему глядя куда-то в пространство отсутствующим взглядом. Протянутой ему чашки словно и не заметил. – Те обозы с золотом. На них финансировался заговор против короля. И я пропускал их, пропускал потому, что он просил. Потому что верил ему. Это предательство, Джак, такого не прощают.
Джак, подержав немного чашку, со вздохом убрала ее. Надо признать, что она лишь делала вид, что пьет из чашки, и очень надеялась, что наскоро приготовленный сонный отвар свалит Робина прямо у костра. А там ей останется только освободить Гисборна. Не ради помощника шерифа, а, прежде всего, ради самого Гуда, чтобы кошмары про Акру не множились ужасами, сотворенными им здесь.
-У него другая мораль, - произнесла она сбивчиво, – но он тоже человек. Ты говорил, что тогда, в Палестине, понял, что сарацины тоже люди. Что понял это же обо мне. Но тот, кого ты собрался пытать, человек не меньше. Даже если он отнесся к тебе плохо – поступи с ним достойно. Покажи ему, что ты лучше его, как когда-то показал шерифу. Иначе… ты станешь таким же, как он, тем, кем боишься стать. Ты ведь сам не простишь себе.
Казалось, Робин не понял доводов сарацинки. Сжигаемый гневом, он вероятно даже не понял смысла ее речи, и вскоре поднялся, сжимая в руке раскаленный клинок, и двинулся к пленнику. Попытавшаяся заступить ему дорогу, девушка вынуждена была отойти в сторону, чтоб не напороться на пышущее жаром лезвие.
Гай не на шутку занервничал. Если раньше у него были призрачные надежды, что Робин одумается и откажется от затеи, то сейчас решимость Локсли была очевидна. В панике Гисборн задергался у дерева в запоздалой попытке освободиться. Он не понаслышке знал, что делает с людьми каленое железо, и сейчас в его глазах был неприкрытый ужас.
-Кто еще с вами?! – Робин подошел к черному рыцарю, одной рукой вцепившись тому в горло, второй же поднес к лицу раскаленный до красноты меч.
Даже будучи схваченным за горло, Гисборн как мог отвернул голову, чувствуя кожей опасный жар клинка.
- Не надо, - слова вырвались сами собой, и он беспомощно перевел взгляд стоявшую за спиной Гуда сарацинку, взглядом умоляя ее сделать хоть что-нибудь.
- Робин, он того не стоит, - Джак хотела выкрикнуть эти слова, но голос подвел, и вместо окрика получился лишь тихий шепот.
-Говори! – казалось, голос Робина и его меч были выкованы из одного металла.
Внезапно хватка на горле разжалась, позволяя Гисборну отвернуть голову.
– Думаю, не стоит пока портить тебе лицо. Некоторые после этого не могут рта раскрыть, а мне это не подходит.
Гисборн едва успел перевести дух, когда в последовавшей за возгласом Робина тишине раздался сухой треск рвущейся ткани. Рубашка разошлась по вороту, и Гай неожиданно остро ощутил лесной холод. Он не помнил, когда последний раз чувствовал себя настолько беззащитным. Так, наверное, ощущали себя пленники в пыточной Вейзи, зная, что железо может в любой момент коснуться обнаженной кожи. Ожидание, с которым нельзя было свыкнуться, и от которого все внутри переворачивалось холодным скользким комом.
- Не надо, Робин, - спешно пробормотал он, - Я ничего не знаю, мне нечего сказать тебе. Я на твоей стороне, разве ты забыл? Я ведь помогал тебе, неужели так ты теперь со мной обойдешься?
-На моей стороне?! – Робин хрипло рассмеялся. Этот человек, все это время так спокойно и расчетливо им манипулировавший, смел еще утверждать, что они на одной стороне. На секунду прижал конец меча чуть пониже ключицы. - Заговор, Гисборн! Заговор! Я хочу знать, кто в нем участвует!?
Раздавшийся крик заставил Джак вздрогнуть и отшатнуться. Неясно чего в нем было больше, боли или все же страха, но Гисборн дернулся в сторону, насколько позволяли веревки. Кажется, теперь он в полной мере понял, насколько все серьезно.
-Ты сумасшедший, Локсли! – выкрикнул он в лицо Робина, - Как ты после этого посмотришь в глаза Мэриан?! Она считает тебя героем, а ты ничем не лучше меня!
-А я и не утверждаю, что лучше, – губы Робина искривила ухмылка, как у человека вынужденного вспоминать абсолютно непереносимые вещи. – Однажды мы по приказу вырезали две с половиной тысячи пленных. Не думаю, что после этого еще одна жизнь на моей совести что-то изменит.
Гисборн вновь ощутил прикосновение раскаленного метала. На этот раз была чистая боль и запах паленой плоти. Гай дернулся назад, ударившись затылком о ствол дерева. Ему хотелось малодушно потерять сознание, но здоровый организм не оставлял подобной лазейки. Хотелось завыть от безысходности, Гисборн совершенно четко понял, что его будут пытать всерьез, пока он не скажет. А он обязательно скажет, рано или поздно. И тогда его убьют. И закопают здесь же в лесу. Или просто бросят, и тогда его разорвут на куски дикие звери. Растащат по норам, кормить своих детенышей. С губ сорвался полубезумный смешок при мысли о столь сомнительной пользе от помощника шерифа.
-Я ничего не скажу тебе, - пробормотал он, не видя, что его сумасшедшая ухмылка напоминает оскал, - Можешь просто убить меня, прямо сейчас. Ты всегда проигрывал, Робин. Пришел спасать короля… а всего только и смог, что поцарапать татуировку… ты никчемный воин, Локсли… просто разбойник…
Слово достигло воспаленного сознания Робина, и застряло там острой занозой. Он отступил на полшага, изучая привязанную к дереву жертву, словно примеряясь, где оставить следующую багровую метку. Но проклятая татуировка невольно притягивала взгляд, воскрешая в памяти тот жуткий день в Акре. Забирая что-то из его жизни, так же, как перехваченное накануне письмо. Отчаянно захотелось стереть из памяти этот кошмар, словно его и не было. Словно ничего не было.
Робин шагнул вперед и прижал раскаленный метал к руке Гисборна, там, где скалился перечеркнутый шрамом гротескный волк.
Крик хлестко ударил по нервам, казалось, живое существо не способно издавать подобных звуков. Гисборн выгнулся в путах, словно вознамерился одним нечеловеческим рывком порвать их – а в следующую секунду безвольно повис, уронив голову на грудь. Сердце Робина успело отмерить два удара, прежде чем цепкие руки схватили его со спины, выворачивая запястье в отчаянной борьбе за меч.
- Хватит, - процедила сквозь зубы Джак, прилагая все усилия, чтобы оттащить его от дерева с пленником, - Чертов крестоносец, солнце Палестины сожгло твои мозги. Ты хуже бешенной змеи, которая кусает всех без разбору.
Она висела на Локсли, будто обхвативший добычу богомол, казалось, ему пришлось бы сломать ей руку, чтобы освободиться.
Но Робин и не думал сопротивляться. Безумный крик что-то перевернул в его голове, разгоняя пелену безумия, гася сжигавший изнутри гнев. Робин разжал пальцы, выпуская рукоять, обвел поляну взглядом, силясь понять, что здесь происходит, а при виде обвисшего на веревках Гисборна ощутил острый приступ отвращения к самому себе.
-Джак, что я творю? – Пробормотал он, оседая на землю.
-Ты творишь ужасные, мерзкие вещи, за которые будет стыдно тебе за то, что ты это делал, и мне за то, что не остановила тебя сразу, - выдохнула Джак, осторожно придерживая его и садясь на траву, так что Локсли опирался спиной о ее грудь.
-Хорошо, что ты пришел в себя, Робин, - она водила руками по его плечам, поддерживая контакт и не давая ему снова выпасть из реальности, - Все закончилось. Ты с нами. Тебе просто нужно отдохнуть. Сегодня был трудный день, у всех нас. И у него тоже, - она кивнула на Гисборна, начавшего подавать признаки жизни, - Пусть идет домой. А у нас есть чем заняться.
-Спасибо тебе. – Робин старался даже не смотреть в сторону Гая. Обида, боль, ненависть, казалось, что все чувства к этому человеку сгорели, в этой последней вспышке ярости, и осталась только пустота. – Помоги встать.
Он поднялся, опираясь на руку девушки, сделал пару шагов в сторону костра, подобрал валяющийся на земле кинжал и резко, с полуоборота метнул его в Гисборна. Несмотря на расстояние, он не промахнулся. Лезвие вонзилось в дерево, разрезая веревку. Оборачиваться и смотреть, что делает освобожденный пленник, Робин не стал. Просто зашагал прочь.

просмотреть/оставить комментарии [19]
<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>
январь 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

декабрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.01.26 08:09:31
«Л» значит Лили. Часть I [1] (Гарри Поттер)


2020.01.24 12:10:10
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.01.23 14:02:47
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.01.21 10:35:23
Список [10] ()


2020.01.19 13:28:22
В \"Дырявом котле\". В семь [4] (Гарри Поттер)


2020.01.18 23:21:20
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:47:25
Туфелька Гермионы [0] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:43:37
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.01.11 22:15:58
Песни полночного ворона (сборник стихов) [3] (Оригинальные произведения)


2020.01.11 21:58:23
Змееглоты [3] ()


2020.01.11 20:10:37
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2020.01.11 01:11:34
Двуликий [42] (Гарри Поттер)


2020.01.09 20:31:20
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.01.08 22:42:55
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.01.07 21:23:20
Дамблдор [5] (Гарри Поттер)


2020.01.07 03:14:32
Волдеморт и все-все-все, или Бредовые драбблы [38] (Гарри Поттер)


2020.01.06 22:03:17
Драбблы [2] (Гарри Поттер)


2020.01.06 22:03:04
Драбблы по Вавилону 5 [3] (Вавилон 5)


2020.01.06 19:16:55
Драбблы, Star Trek [2] (Звездный Путь)


2020.01.06 16:59:07
Драбблы по Аббатству Даунтон [2] (Аббатство Даунтон)


2020.01.02 19:07:18
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2019.12.30 19:22:59
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.12.29 11:44:09
Слишком много Поттеров [42] (Гарри Поттер)


2019.12.21 00:59:19
Мордорские истории [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.12.08 02:07:35
Быть Северусом Снейпом [252] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.