Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

К 6300
Настоящий гриффиндорец способен достать из Шляпы меч.
Настоящий когтевранец проштудирует кучу книг и выучит кучу заклятий, а потом, применив все эти знания, тоже может достать меч.
Настоящий слизеринец достанет из Шляпы записку: "Слышь, ты, не суй свои грязные лапы в Шляпу Годрика!!!" А потом применит хитрость и заставит гриффиндорца или когтевранца достать ему меч.
А настоящий пуффендуец меч никогда не достанет, он саму Шляпу достанет своими вопросами: "Чо я в Пуффендуе, я чо, тупой?"

Список фандомов

Гарри Поттер[18463]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12657 авторов
- 26948 фиков
- 8603 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 42 К оглавлениюГлава 44 >>


  Год, какого еще не бывало

   Глава 43. Семейный вопрос
        Гарри потянулся в постели, открыл глаза и слегка растерялся, увидев незнакомую комнату. Потом вспомнил: кошмар про Дарсуэйта, разговор со Снейпом...
        Правдивые Сны.
        Он сел, заметив, что один в спальне, но не успел даже потянуться за своей одеждой (она лежала на стуле, аккуратно сложенная), как через открытую дверь вошел Снейп и уставился на него сверху вниз.
        — Как тебе спалось?
        — Нормально.
        Снейп сел рядом и, подняв бровь, требовательно поинтересовался:
        — Нельзя ли несколько поподробнее? Я не могу с чистой совестью дать тебе еще одну порцию зелья, не зная, какой оно оказало эффект. Хотя, думаю, можно с уверенностью сказать, что аллергии на плакун-траву у тебя нет. — Он слегка усмехнулся. — Была бы, ты уже весь покрылся бы зелеными нарывами.
        — Могли бы и предупредить, — пробормотал Гарри. Потом зевнул и ответил на вопрос: — Знаете, вот вы сказали, что это зелье... э-э... подавляет эмоции, но это не совсем так. Оно подавляет только отрицательные эмоции. Мне сначала снились очень хорошие сны, и я совсем не чувствовал себя отстраненно.
        Удивление на лице Снейпа застало Гарри врасплох.
        — А вы что, не знали?
        Потом до него дошло.
        Какой ужас...
        — Вам никогда не снились приятные воспоминания? — И неизбежный вывод: — У вас их нет?!
        — Не стоит тратить на меня сочувствие, — почти рявкнул Снейп, избегая ответа, однако и эти слова значили очень многое.
        «Снейп — очень сдержанный человек, это его личное дело, — Гарри вспомнил свои собственные слова в разговоре с Дарсуэйтом. — И он наверняка сейчас предпочел бы, чтобы я заткнулся». И все-таки не смолчал.
        — Не может такого быть, — тихо произнес он. — Должно же было в вашей жизни случаться хоть что-то хорошее.
        Темные глаза Снейпа вспыхнули, но голос оставался ровным.
        — Я помню, что был невероятно счастлив и горд собой, когда принял Темную Метку, — признал он и язвительно прибавил: — Ты такие воспоминания имел в виду?
        — А тогда, когда у вас хватило мужества и силы оставить все это?
        — К тому времени, — рявкнул Снейп, — я был сломленным человеком.
        Гарри закрыл глаза, чтобы не видеть обвиняющего выражения на лице Снейпа. Нужно было все-таки довериться интуиции и не задавать таких вопросов.
        — Простите меня, сэр.
        Снейп некоторое время молчал.
        — Ты сказал, что тебе сначала снились хорошие сны, — наконец продолжил он уже спокойнее. — Правильно ли я понимаю, что кошмары тебе потом также снились?
        — Да, — признал Гарри, вспоминая. — Несколько разных. С зельем их и правда легче выносить. Прошлой ночью, когда Драко меня разбудил, я боялся, что меня вывернет. А теперь нормально себя чувствую. — Он нахмурился: — Но подробности, конечно... да, наверное, это зелье вам очень пригодилось, когда нужно было отчитываться перед Орденом.
        — Самайн? — напряженно уточнил Снейп.
        — Нет, просто Дурсли, — хмурясь, ответил Гарри. — Гадость всякая. Но не волнуйтесь, все нормально. Когда придет Тислторн?
        — В десять. — Снейп криво улыбнулся: — Мне снова пришлось отменить уроки. Если бы твои однокурсники знали почему, ты опять стал бы общепризнанным героем.
        — Тогда хорошо, что они не знают, — вздохнул Гарри. — И так часто приходится слушать всякую восторженную чушь... — Сообразив, что сказал, он поспешно прибавил: — Я не имел в виду, что хочу всё скрывать, сэр.
        Однако Снейпа, похоже, не беспокоил ни тот, ни другой вариант.
        — Кому сказать, когда и как — всё на твое усмотрение. Преподавателей, разумеется, поставят в известность немедленно. — Дождавшись кивка Гарри, он продолжил: — Насколько я понимаю, Тислторн сначала закончит мое собеседование. Нас, как ты понимаешь, довольно неожиданно прервали. А после обеда она поговорит с тобой.
        — С нами, — поправил Гарри.
        — Не думаю, что это осуществимо.
        — Нет уж, пусть они... — начал было Гарри, но Снейп его прервал.
        — Я, однако, полагаю, что нашел приемлемое решение проблемы. — Он помедлил. — Тебя устроит, если на твоем собеседовании будет присутствовать Люпин?
        — Ремус? — Гарри на минуту задумался. С одной стороны, хотелось, чтобы с ним остался именно Снейп, но, наверное, Ремус сумеет его защитить, если эта женщина все-таки попытается причинить какой-то вред. Впрочем, теперь нападение казалось маловероятным; пожалуй, основной причиной его опасений был приснившийся кошмар. С другой стороны, глупо было отказываться от возможности увидеть Ремуса. — Ладно, хорошо, — согласился он.
        — В таком случае, он придет к обеду, — заявил Снейп.

* * *

        Утром, когда они взялись за уроки, Гарри чувствовал себя несколько неловко. Он сознавал, что, отправившись «поговорить», остался у Снейпа на всю ночь, тогда как Драко зельевар в свою спальню дальше порога никогда не пускал. Если Драко и раньше ревновал, что Гарри усыновляют, то теперь должен на стенку влезть, верно?
        Но, по-видимому, это было не так.
        Драко показал ему несколько приемов сложной трансфигурации, чтобы Гарри представлял, что проходят их одноклассники, а затем они начали упражняться в заклинаниях первого курса. Сказать по правде, Гарри недоумевал, как Драко умудряется сохранять терпение, изо дня в день пытаясь помочь ему заново освоить магию... и каждый раз терпя поражение.
        Ремус Люпин вышел из камина в гостиной незадолго до полудня.
        — Добрый день, Гарри, Дадли... мистер Малфой, — поздоровался он.
        — Здравствуйте, профессор Люпин, — голос Драко вдруг сделался холодным.
        — Ремус! — Гарри вскочил, чуть не опрокинув стул. — Я так соскучился! Ну проходи скорее, садись! Как ты?
        — Полагаю, это мне бы задавать такой вопрос, — мягко заметил Ремус, позабавленный и довольный одновременно. — Выглядишь ты хорошо.
        — Ну, ты же знаешь профессора Снейпа и его зелья, — улыбаясь во весь рот, Гарри пожал плечами. Потом слегка посерьезнел: — Ты... что он тебе сказал, когда попросил прийти сюда?
        — Что тебе предстоит собеседование, поскольку он собирается тебя усыновить, и ты хочешь, чтобы при этом присутствовал взрослый, на случай, если что-нибудь пойдет не так. — Ремус откашлялся. — Гарри, ты точно знаешь, что делаешь?
        — Ты же сам говорил, мол, тебе приятно видеть, что у нас с профессором Снейпом наладились отношения.
        — Мирное сотрудничество — вещь, безусловно, хорошая, учитывая все обстоятельства, — признал тот, покосившись на Драко. — Но... усыновление?
        — Если тебе не нравится эта идея, может, тебе не стоит присутствовать на собеседовании, — осмелился сказать Гарри. Он не хотел обижать Ремуса, но и не хотел, чтобы тот дал Тислторн какие-нибудь основания для отказа.
        — Не то чтобы не нравится, — ответил Ремус. — Просто кажется несколько... неожиданной.
        — Странно. Я-то думал, что Ор... ну, старая компания уже давно в курсе.
        Ремус покачал головой, а Драко резко вставил:
        — Можешь смело говорить «Орден», Поттер. Или даже «Орден Феникса». Думаешь, я ничего не знаю? Учитывая, сколько слухов ходит в тех кругах, где мне доводилось вращаться, — прорычал он, бросив взгляд в сторону Дадли, — я, может, знаю побольше тебя!
        — Я смотрю, кое-кто принимает всё на свой счет, — поддразнил Гарри, решив не огорчаться. — Откуда мне знать, насколько ты в курсе? Всегда лучше быть осторожным, вот и все.
        Драко поморщился и явно был все еще обижен, когда направился к камину заказывать обед.

* * *

        Ремус был интересным собеседником и за обедом сумел завлечь Дадли разговором, но, как он ни старался, Драко вел себя все так же недружелюбно, если не попросту грубо. Гарри терпел, сколько мог, но в конце концов даже прекрасное настроение, вызванное сном о родителях, начало портиться от постоянных выпадов слизеринца в адрес Ремуса.
        — Чего тебе неймется? — наконец не выдержал он. — Что, Ремус поставил тебе плохую оценку по защите, что ли?
        Глаза Драко заблестели от неприязни.
        — О, он достаточно знает, чтобы понять, когда перед ним настоящий талант. Но такие, как он, не должны нас учить вообще!
        — Такие, как он? — переспросил Дадли, вытаращившись. — Что ты имеешь в виду?
        «Не смей! Рта не смей открывать!» — взглядом предупредил Гарри, зыркнув на Драко. Вслух он ответил кузену:
        — Ремус страдает от одной магической болезни. Это не заразно, так что не беспокойся.
        — В обычных обстоятельствах, по крайней мере, — едко добавил Драко.
        — Ремус никому не причинил вреда. И не причинит! — уперся Гарри. — Так что ты бесишься только потому, что по-прежнему сдвинут на чистоте крови. И наверняка считаешь его... заболевание каким-то пороком или еще чем в таком роде!
        — Гарри, — негромко вмешался Ремус, — мне не нужен защитник. Чувства мистера Малфоя... многие разделяют. Я привык.
        — Да мне плевать, это все равно глупо! — прорычал Гарри, резко отодвинулся от стола и встал. — Драко, если хочешь, чтобы я тебе доверял, прекрати постоянно поддевать...
        — Твоих друзей? — съязвил Драко. — То есть ты не станешь мне доверять, пока я придерживаюсь своего мнения, так? Очень мило! И очень по-гриффиндорски. Дух товарищества, esprit de corps прямо налицо!
        — Да ничего подобного! — возразил Гарри. — Если ты теперь против Волдеморта, тебе постоянно придется иметь дело с теми, кто тоже против него, дубина! Со всеми нами, и в том числе с Ремусом. Так что кончай с этими своими... закидонами, понял?
        Драко замер, нахмурившись так, что его светлые брови почти соединились.
        — А. Да. Полагаю, ты, возможно, прав. — Он побарабанил пальцами по столу и поглядел на сердитого Гарри снизу вверх: — Значит ли это, что ты мне веришь?
        — Я сказал «если», — напомнил Гарри, вспыхнув, потому что еще недавно и такого ни за что бы не сказал. Потом он вдруг сдался: — Блин, да не знаю я. Дай мне подумать, ладно? Честно говоря, я до сих пор так тебя и не понимаю. Но пока что ты мог бы говорить с Ремусом и поуважительнее, даже если он тебе не нравится.
        Драко задумался, потом кивнул и улыбнулся. Гарри узнал эту улыбку: мол, мне очень противно, но я буду вежлив.
        — Не хотите ли десерта, профессор Люпин? — поинтересовался он — впрочем, без сарказма. Уже хоть что-то.
        Покачав головой, Ремус встал.
        — Спасибо, нет. Думаю, в оставшееся время нам с Гарри стоит обсудить предстоящее собеседование. Гарри, мы здесь где-нибудь можем поговорить наедине?
        Гарри повел Ремуса в кабинет Снейпа, слыша, как за спиной Дадли спрашивает:
        — Что у него за болезнь?
        — А, это... какое-то редкое заболевание. Не помню точного названия, — солгал Драко.
        Гарри выдохнул с облегчением. Не хватало только еще, чтобы его кузен закатил истерику перед приходом Тислторн. К счастью, Дадли был недостаточно сообразителен и не успел понять, что Драко совсем не умеет врать.

* * *

        — Ты знаешь, о чем она будет спрашивать? — поинтересовался Гарри, ссутулившись в одном из кресел. Ему хотелось занять место Снейпа за столом, просто шутки ради, но он решил, что лучше не стоит.
        — Понятия не имею, — признал Ремус, положив лодыжку на колено и откинувшись с утомленным видом.
        — С тобой все в порядке? — нахмурился Гарри. — Вроде с последнего полнолуния уже прошло время. Разве ты еще не... э-э... пришел в себя?
        — Более или менее, но превращение без Волчьебойного зелья в ноябре... — Ремус вздохнул. — Подозреваю, пройдет несколько лунных месяцев, прежде чем мне удастся полностью восстановиться. Конечно, было время, когда я вообще обходился без зелья, — задумчиво сказал он. — И было не так скверно. Думаю, оно вызывает некоторого рода зависимость. Нет-нет, я не виню Северуса, — поспешно прибавил он. — Это замечательное средство, и даже лучший в мире зельевар не может предусмотреть все возможные побочные эффекты.
        — Ты считаешь профессора Снейпа лучшим в мире зельеваром?
        Ремус склонил голову набок.
        — Вообще-то я говорил риторически, но если серьезно... да, считаю. Неважно, теперь, когда у меня снова есть Волчьебойное зелье, мне будет лучше каждый месяц.
        — Прости, — был вынужден сказать Гарри, нервно сцепив руки. — Это я виноват, что в ноябре у тебя его не было. Ты наверняка знаешь, что Снейп его варил и оно испортилось? Он ничего не сказал, но думаю, это все из-за того, что я сунул нос в его... в его дела с Упивающимися. И это его выбило из колеи куда больше, чем он тогда показал. Короче, он начал зелье заново, но как раз в тот день я наконец нашел Сэл. Если б я не полез за ней и не вышел из дома, Снейпу бы не пришлось всё бросать и меня искать...
        — Прекрати, — строго осадил его Ремус. — Это я должен извиняться, Гарри. Мои мучения ничто по сравнению с тем, что пришлось перенести тебе. Как подумаю, что привел Люциуса Малфоя прямо к тебе... — он содрогнулся. — Ты всегда был добр и великодушен, Гарри, но все равно не представляю, как у тебя хватило сил меня простить.
        — Это была несчастливая случайность. И потом, все уже позади. И... — он чуть пожал плечами. — Знаешь, я раньше не задумывался, но ведь всего этого... усыновления и вообще... не случилось бы, если бы не Самайн. Из-за того что потом Снейп заботился обо мне, мы и стали... ближе, что ли. Иначе он по-прежнему хотел бы разве что учить меня чему-нибудь, и только.
        Ремус медленно кивнул.
        — Да, странно, как иногда все складывается. Ты уже думал, что, по-твоему, мне стоит дать этой женщине понять на твоем собеседовании?
        — Ха! Я знал, что о стратегии слышали не только слизеринцы. И да, думал. Говорить тебе, по-моему, не дадут, но многое зависит от того, как ты будешь на все реагировать. Помнишь, сколько я раньше жаловался на Снейпа? В общем, не удивляйся, если я не стану про такое упоминать. Я очень хочу, чтобы все получилось, так что собираюсь расписать ей, как у нас все прекрасно.
        — Не перестарайся, — предупредил Ремус. — Она будет пытаться выяснить правду и наверняка узнает, если ты начнешь чересчур многое скрывать.
        — Ну, я кучу всякого хорошего могу сказать про Снейпа, — ответил Гарри, кивая. — Но да, я понимаю. Знаешь, Ремус... я очень рад, что ты здесь, и не только потому, что соскучился. Помнишь, как ты анализировал мои пророческие сны?
        Ремус, надо отдать ему должное, покраснел.
        — А оказалось, что это были весьма буквальные видения будущего.
        — Но ты очень хорошо все проанализировал, — настаивал Гарри, сначала выпрямившись, а потом наклонившись вперед. — Я много про это думал. Сегодня, я имею в виду, — признал он. — Эти сны сбылись, некоторые из них, но и то, что ты о них говорил, тоже имело смысл. Я и правда чувствовал ровно то, что ты описывал, и это тоже отражалось в тех снах, а не только будущее. В общем, я хотел спросить, не поможешь ли ты мне разобраться. Мне сегодня ночью еще сон приснился. Кошмар. Я совсем запутался, там куча странных вещей была, всякие превращения и другие штуки, каких в реальной жизни не бывает.
        Губы Ремуса тронула мягкая улыбка.
        — Ничего себе перемены, Гарри. Тогда на площади Гриммо ты из кожи вон лез, чтобы только не делиться своими личными переживаниями.
        — И давно должен был извиниться перед тобой за грубость, — спохватился Гарри. — Прости. Все просто... получилось так. — Он покраснел, но взглянул Ремусу прямо в глаза. — Я теперь куда больше понимаю, что имел в виду Сириус, когда говорил, что в юности все идиоты. Я не нарочно вел себя как наглый сопляк. И даже не понимал, что веду себя так. Но когда теперь вспоминаю... ботинком в зеркало швыряться уж точно не следовало.
        — Ничего страшного, — успокоил Ремус. — Я тоже когда-то был подростком. Так что тебе приснилось?
        Гарри пересказал свой сон во всех подробностях, ничего не упуская.
        — Я уже догадался, почему Снейп сначала выглядел как призрак, а потом очутился рядом с Сириусом. Я боюсь, что он погибнет из-за меня, и это понятно. Вон что случилось с Сириусом. И с дядей Верноном, если уж на то пошло, хотя не могу сказать, что его смерть меня так уж вышибла из колеи.
        К счастью, Ремус не пытался это оспаривать.
        — Северус знает об опасности и очень хорошо подготовлен к ней, — заметил он.
        — А разве Сириус не был?
        — И близко не до такой степени.
        — Угу, — признал Гарри. — Но все равно мне до сих пор очень больно. Обычно я просто стараюсь об этом не думать. — Он помолчал немного, сделав один глубокий вдох, потом другой, прежде чем сумел продолжить: — Так как ты думаешь, почему мне снилось, что Снейп везде проходит и знает все пароли? И срабатывали они тоже как-то странно. Первый открыл кабинет Дамблдора, второй вернул меня туда, как порт-ключ...
        — Может, ты подсознательно спрашиваешь себя, знает ли Северус ответы на все вопросы? — предположил Ремус. — И в то же время понимаешь, что его ответы могут оказаться не такими, как ты ожидаешь.
        — Гм... может быть. Но почему порт-ключ перенес меня туда? На самом деле я говорил с Дарсуэйтом прямо здесь.
        — Дарсуэйт для тебя означает опасность. Возможно, ты думал, что в кабинете Альбуса тебе ничего не грозит. А может быть, это признак того, что ты не совсем доверяешь профессору Дамблдору.
        «Да уж какое там “может быть”...» — подумал Гарри.
        — Кстати о недоверии. Его дверь открывалась в лес. Я не сразу понял, но это был тот самый лес, где меня пытали.
        Ремус кивнул.
        — Хотя, конечно, директор никак не был в этом замешан.
        — Нет, этого я в виду не имел, — пробормотал Гарри. — Что там еще? Ну, Полная Дама не хотела меня впускать, но это просто неуверенность, наверное. Насчет Гриффиндора. Но я спросил у Снейпа, можно ли мне будет вернуться, и он не возражал — мол, когда все вернется в норму.
        — В норму, — повторил Ремус странным тоном.
        — Ну, для меня, — уточнил Гарри с улыбкой.
        — Гарри, — вдруг сказал Ремус, — по-моему, я никогда не видел, чтобы ты чувствовал себя так легко.
        — Да, я доволен, — согласился Гарри. — Даже счастлив. Знаешь, это очень непривычно. Не помню, когда в последний раз я был счастлив. Единственное, что меня бесит, — это отсутствие магии. Но знаешь что? — он криво улыбнулся. — Даже классно, наверное, что профессор Снейп хочет усыновить меня сейчас, когда ее у меня нет.
        — Потому что он усыновляет тебя, а не какого-то там избавителя волшебного мира.
        — Ну, он никогда обо мне так не думал, — пробормотал Гарри. — Но да, что-то в этом роде.
        Их прервал стук в дверь; чтобы открыть ее, Гарри пришлось приложить ладонь. В коридоре стоял Драко, который, судя по виду, смирился с судьбой и злился одновременно. Однако едва он увидел Гарри, как лицо его сразу приняло бесстрастное выражение.
        — Они здесь, — тихо сказал он.

* * *

        Снейп проводил Амелию Тислторн вниз в подземелья сразу после того, как они закончили беседовать в кабинете, смежном с классом зельеварения. Поскольку накануне всем было не до этикета, он официально представил ее всем присутствующим, после чего, указав на Ремуса, объяснил, что после фиаско с Дарсуэйтом Гарри выразил желание не общаться без присмотра с представителями службы защиты семьи.
        Без присмотра... Гарри тут же почувствовал себя трехлетним.
        Амелия Тислторн, казалось, нисколько не насторожилась.
        — Понимаю, — только и сказала она, бросив Гарри сочувственный взгляд. — Профессор Снейп, не могли бы вы подождать здесь, пока мы беседуем с мистером Поттером? Хотелось бы, по возможности, закончить интервью сегодня.
        Снейп наклонил голову, выражая согласие.
        Драко неожиданно откашлялся, а потом заговорил сдавленно, словно сдерживая сильные чувства. Звучало это странно, потому что сказал он всего-навсего:
        — Прошу прощения, я вас оставлю. Мне нужно дописать одно... эссе и отослать его профессору Спраут.
        Гарри недоуменно посмотрел на него.
        — Но нам сто лет не задавали никаких эссе по травоведению.
        — Кое-кто здесь, в отличие от некоторых, — оскорбленно отозвался Драко, — занимается по продвинутому курсу.
        Гарри только плечами пожал, хотя впервые об этом слышал.
        — Что ж, приступим? — поинтересовалась Тислторн, поправляя свою просторную мантию. Сегодня ее наряд был ярко-фиолетовым, но по-прежнему ужасно не шел к ее кошмарным рыжим волосам.
        Вспомнив, как Драко обычно обхаживал гостей, Гарри предложил:
        — Э-э... разрешите, я возьму вашу мантию? Может быть, вы хотите чаю или чего-нибудь прохладительного?
        Конечно, если бы она согласилась, ему пришлось бы просить помощи, чтобы заказать напитки.
        Ведьма тем временем сняла верхнюю мантию, под которой оказалось безвкусное платье, столь же фиолетовое. Снейп без единого слова взял мантию, перебросил через руку, и по его бесстрастному лицу было ясно, что ему неприятно касаться этой вещи.
        — Спасибо, ничего не нужно, — пробормотала Тислторн, но добавила, внимательно глядя на Гарри: — Возможно, в сложившейся ситуации вам будет легче, если я отдам профессору Снейпу свою палочку на время нашего разговора?
        Неожиданное предложение.
        — Э-э... да, спасибо, — согласился Гарри, хоть и не принял его за чистую монету, будучи хотя бы отчасти слизеринцем. Почем знать, отдает эта женщина свою настоящую палочку или нет? Да и, честно говоря, не так уж он опасался нападения.
        Тислторн протянула Снейпу светлую палочку из клена, а затем прошла вслед за Гарри и Ремусом в защищенный чарами кабинет.
        Как только дверь закрылась и все они уселись, начались расспросы. Тислторн даже не стала доставать перо и пергамент, чтобы записывать ответы Гарри; она просто слушала.
        Первый же вопрос выбил Гарри из колеи. Он ждал сначала каких-то предварительных формальностей, но Тислторн, хаффлпаффка или нет, очевидно, считала, что лучше всего сразу перейти к сути дела.
        — Почему вы хотите, чтобы профессор Снейп усыновил вас?
        Гарри совершенно растерялся, хотя сумел все же выдавить:
        — Я же все это объяснил в анкетах.
        Тислторн явно хорошо подготовилась, ей не потребовалось сверяться с бумагами.
        — Да. Ваш ответ в основном строился на том, как вы его уважаете, мистер Поттер. Но, я уверена, есть множество людей, которых вы уважаете. Вы же не просите, чтобы они вас усыновили. Не могли бы вы немного подумать и ответить подробнее?
        Гарри так и сделал, хотя это было непросто, потому что ко всему примешивалось осознание, что ему нужна безопасность, которую могут обеспечить только хорошо защищенные комнаты Снейпа. И хотя этот пункт наверняка не вредно было бы упомянуть, он помнил, как Снейп говорил, что это не слишком хорошая основная причина.
        — Хм-м, — задумчиво произнес Гарри, прикрывая глаза, а потом признал: — Честно говоря, я как-то не анализировал всё это. Просто мне кажется, что так будет правильно. Но сейчас, когда вы спросили... знаете, наверное, потому, что он нормально со мной обращается.
        Гарри открыл глаза и увидел, что Тислторн пристально уставилась на него своими голубыми глазами.
        — Разве это так необычно, мистер Поттер?
        — Да. Люди видят шрам на лбу и либо обожают, либо ненавидят меня из-за него. Чтобы хоть чуточку вообразить, на что похожа моя жизнь... да даже собеседование об усыновлении, и то не могло пройти нормально. Когда в последний раз сотрудник вашей службы пытался кого-нибудь похитить?
        — Туше, — пробормотала она.
        — Вот представьте, что с вами такое случается постоянно, — прибавил Гарри и глубоко вдохнул. — А теперь представьте, что остальное время вокруг вас хоровод водят, чуть не поклоняются, и всё из-за того, что случилось, когда вы были еще в пеленках. Хуже того, для вас это личная трагедия, а вовсе не праздник.
        — Думаю, это очень нелегко.
        — Так и есть. Но профессор Снейп с самого начала настаивал, чтобы со мной обращались как с самым обычным студентом. — Он засмеялся. — Не сказать чтобы я всегда это ценил. Ясное дело, когда я сбегал из общежития после отбоя, то надеялся, что меня не поймают. И думал, что это жутко нечестно, если профессор Снейп меня ловил и назначал взыскания. Но он всегда считал, что уж чего мне не надо, так это особых привилегий. Думаю, он с самого начала знал, что я и так их получал слишком много, с той самой минуты, как вернулся в магический мир. И он знал, что это для меня вредно.
        Неясно, что Тислторн обо всем этом думала. Ее лицо не выражало ровным счетом ничего: вот вам и эмоциональная хаффлпаффка!
        — Он часто назначал вам взыскания за эти годы? — спросила она.
        О-о... опасный вопрос. С нее станется, подумал Гарри, проверить школьные записи и заранее узнать правду.
        — Ну, порядочно, — постарался он потянуть время. — Я же сказал, что не очень-то ценил его усилия. Но, с другой стороны, нарушать правила стало для меня... считай, привычкой.
        — Я имею в виду вот что, — начала объяснять Тислторн. — Как вы собираетесь справляться с тем, что ваш отец будет одновременно одним из ваших учителей? Вы не предвидите никаких трудностей?
        — Хм-м. Ну, некоторое время это будет неважно, я же сейчас не хожу на уроки. Вы знаете об этом, да?
        — Мне сообщили, что вам грозит большая, чем обычно, опасность, и что вы беззащитны, потому что ваша способность к магии фактически исчезла.
        Значит, ей ничего не сказали о стихийной магии, сообразил Гарри. Интересно.
        — Ну да. Я же говорю, в моей жизни редко что бывает нормально. Но даже сейчас профессор Снейп делает все, что в его силах. Он заставляет нас с Драко и вставать вовремя, и заниматься как обычно. Хотя, наверное, вы спрашиваете о том, что будет после. Думаю, если возникнут проблемы, мы сможем всё уладить. Чтобы понять, нужно знать профессора Снейпа, наверное. В общем, он действительно хочет как лучше для меня, так что если речь об оценках, например, он скорее будет строже ко мне относиться, когда будет моим... ну, опекуном. Вряд ли он станет меня баловать.
        — Вы спотыкаетесь на слове «опекун», — мягко заметила она.
        — Ну, я не очень понимаю, как его лучше называть.
        Она подняла брови.
        — Вы не обсуждали этот вопрос?
        Гарри задумался.
        — Он предложил мне подумать, не хочу ли я называть его по имени. Я так и делаю. Думаю, в смысле.
        — Как бы вы сказали, у вас были хорошие отношения с предыдущими опекунами?
        В сознании всплыл последний кошмар, но, благодаря зелью Правдивых Снов, Гарри удалось не вздрогнуть — или хотя бы ничего не показать. Он задумался, как же лучше ответить. Сыграть на жалость, постараться заставить ее поверить, что Снейп, в отличие от Дурслей, будет настоящим родителем, а он, Гарри, в этом отчаянно нуждается? Или Тислторн из-за этого решит, что он слишком невменяем и что Снейп с ним с таким не управится? И вообще, что ей уже известно? Что ей сообщили Снейп и Дамблдор? Как ни крути, а его ответы не должны противоречить ничьим другим...
        — Отвечайте правду, будьте добры, мистер Поттер, — посоветовала Тислторн, когда молчание затянулось.
        — Меня им подкинули, когда я был совсем маленьким, и они никогда не давали мне об этом забыть, — резко заявил Гарри, стараясь не смотреть на Ремуса. — К тому же они не одобряли магии, а все дети волшебников колдуют, хоть и нечаянно. И я не был исключением.
        — Как они реагировали на стихийные проявления вашей магии?
        Гарри нахмурился.
        — Я думал, это собеседование касается только профессора Снейпа и меня?
        — Ваш опыт в предыдущей семье имеет прямое отношение к новой, — спокойно разъяснила Тислторн.
        — Ну, они меня наказывали, — признал он, решив скрыть, насколько сильно. — Отправляли в постель без ужина, и всякое такое. — Не было никакой нужды разъяснять, что постелью служил чулан или что он часто обходился без завтрака, обеда и ужина разом... и иногда по несколько дней. Правда, потом он придумал, как повернуть эту тему в свою пользу. — Там меня постоянно подавляли, а потом я вдруг очутился здесь, считай, в другом мире, и меня почитали чуть не как героя, и вообще слишком многое спускали с рук. Ну, например, во время Тримудрого турнира столько правил нарушили, чтобы мне позволить соревноваться. Я никак не проходил по возрасту, но я же Гарри Поттер. Если бы еще чье-нибудь имя вылетело из Кубка, наверняка нашли бы способ отменить его участие, хотя бы ради безопасности. Но я вроде как суперволшебник какой-то, так что мне пришлось участвовать, нравилось мне это или нет. Профессор Снейп спорил с ними, между прочим. Но я вот что хочу сказать: он знает, как достичь той золотой середины, которая мне нужна.
        Тислторн кивнула, хотя, судя по всему, она скорее показывала, что слушает, чем соглашалась.
        — Еще всего пару вопросов, — объявила она. — Говорил ли профессор Снейп с вами о том, почему когда-то присоединился к Сами-Знаете-Кому?
        У Гарри отвисла челюсть. Да что ж этот такое, опять?!
        — Дарсуэйт только об этом и талдычил, — пожаловался он Ремусу, вытаращившись от волнения.
        Тислторн предупреждающе подняла руку, не дав Ремусу рта раскрыть.
        — Пожалуйста, выслушайте меня. Я не прошу мне рассказывать, почему профессор когда-то присоединился к силам Тьмы. Я спрашиваю, обсуждал ли он с вами это свое решение.
        Гарри заколебался, не зная, как ответить.
        — Он не пытался оправдать свой поступок, если вы об этом. И, если уж на то пошло, он куда больше говорил о том, как понял, почему Волдеморт неправ, почему он сам перешел на нашу сторону, ну и все такое прочее. Но вообще да, мы обо всем этом говорили.
        — А о том, как он враждовал с вашим отцом, о чем многим известно, — тоже? — настаивала Тислторн. Шокированный Гарри уставился на нее, и она понимающе прибавила: — Да, это не секрет для всех, кто был в Ордене тогда, в первую войну.
        — А, ну да. Ну, он знает, что я не мой отец, — Гарри поспешил защитить Снейпа. — То есть, он совершенно четко это признает.
        «Наконец-то», — прибавил он про себя, но вслух этого произносить не стал.
        — Я спрашивала, обсуждали ли вы с профессором Снейпом его неприязнь к вашему отцу, — терпеливо разъяснила Тислторн.
        — А. Да, обсуждали. Несколько раз. Он говорит, что...
        — Мне не нужно знать, что он говорит, — прервала его она. — Мне нужно знать, не беспокоит ли это вас.
        — Нисколько, — ответил Гарри, глядя ей прямо в глаза. — И я понимаю, что вам не нужно знать, что он говорил, но я хочу вам сказать. Все мое детство мне твердили, будто мой отец был безработный пьяница, который угробил себя и свою жену в автокатастрофе.
        Несмотря на всю свою профессиональную выдержку, Тислторн ахнула.
        — Да, — согласился Гарри. — Это ужасная клевета. Но я в нее верил, и у меня не было возможности узнать правду, пока Рубеус Хагрид — он здесь сейчас преподает — не забрал меня оттуда, чтобы я мог поехать в школу. В общем, неприязнь там или нет, но профессор Снейп достаточно обо мне беспокоился, чтобы, узнав, что именно мне говорили о Джеймсе Поттере, подробно рассказать, что представлял собой мой отец и чего достиг, когда был жив. И если это не свидетельство того, что профессор будет мне хорошим родителем, то я не знаю, что еще нужно.
        Тислторн снова рассеянно кивнула.
        — Профессор Снейп обсуждал с вами дисциплинарные вопросы?
        — Ну, он очень дисциплинированный человек, — признал Гарри. — Я уверен, что он... а, вы имеете в виду наказания? Да, мы об этом говорили.
        — На этот раз мне нужно знать точно, что вы обсуждали, — мягко сказала она.
        — Ну, сначала мы говорили про правила и решили, что будем обсуждать ситуацию и договариваться, пока не найдем компромисс... «Я в курсе, что тебе не шесть лет», так он сказал. Потом еще говорил, мол, в каких-то случаях мне придется принять его точку зрения на предмет, а если что — он мне даст взыскание или еще какое лишнее задание. Ну, в таком духе.
        Тислторн слегка улыбнулась.
        — Весьма по-учительски.
        Гарри улыбнулся в ответ.
        — Может быть, вы хотите задать мне какой-нибудь вопрос? — поинтересовалась она, давая понять, что собеседование окончено.
        — Когда усыновление оформят официально?
        — А. Как вы сами сказали, с вами редко обращаются так же, как с остальными людьми. Мы незамедлительно рассмотрели вашу заявку, как только поняли, что это усыновление необходимо, чтобы срочно обеспечить вам некую защиту. Таким образом, если я одобрю этот шаг...
        — То есть вы еще не одобряете?.. — ахнул Гарри, вцепившись в подлокотники.
        — Одобряю, — мягко заметила Тислторн, и Гарри прямо-таки обмяк от облегчения. — Однако есть еще некоторые формальности, которые придется пройти, прежде чем я подпишу все бумаги. Например, мне нужно поговорить с мистером Малфоем. Он, конечно, эмансипирован, но de facto является членом семьи. Затем мне бы хотелось побеседовать с профессором и с вами одновременно, после чего можно будет готовить окончательные версии документов для подписания. Затем, разумеется, Магическая служба защиты семьи должна будет заверить все документы, и...
        Гарри начал думать, что ему будет лет двадцать к тому моменту, когда все это закончится. Наверное, смятение отразилось на его лице, потому что Тислторн сказала:
        — Завтра, мистер Поттер. Если все сложится удачно, завтра вы станете его сыном.
        Сыном... Это слово вызывало у Гарри странные чувства. Он не был уверен, что приятные, но теперь, после того как ему приснились родители, было не так страшно, как раньше.
        — Это очень быстро, — признал Гарри. — Спасибо.
        — А теперь я хочу видеть мистера Малфоя, — заявила она. — И, если вам не трудно, я бы не отказалась от чашки чаю.
        — Да, конечно, — сказал Гарри, открывая дверь. — Я пришлю Драко и принесу чай.

* * *

        — Помогите мне добыть для нее чаю, — сказал Гарри Снейпу, выходя в гостиную. — И она хочет теперь поговорить с Драко.
        — Он у вас в спальне, — пробормотал Снейп, направляясь к камину. — Ты понимаешь, что мне теперь придется менять все чары на своем кабинете?
        Драко сидел на своей постели и писал что-то, перед ним лежала раскрытая книга. По травоведению, никаких сомнений, но точно не учебник. Так или иначе, но, едва заметив Гарри, Драко поспешно захлопнул книгу и спрятал пергамент за спину. Да что же это за эссе такое, что надо его так скрывать?
        Оставив пока этот вопрос, Гарри объяснил, что Тислторн хочет видеть Драко.
        — Не понимаю, при чем тут я, — пробормотал тот, поднимаясь с кровати. Небрежно, будто по привычке, махнул палочкой и пробормотал разглаживающее заклятие, приводя в порядок покрывало, потом задернул занавеси балдахина и буркнул: — Не вздумай туда заглядывать.
        — Да я бы и так не стал, — запротестовал Гарри, не зная, смеяться или обижаться.
        — Я серьезно.
        — Если я говорю, что не буду, значит, не буду!
        Драко пристально посмотрел на него.
        — Да, с тебя станется. Гриффиндорец.
        — Ты чего... бухтишь? — вдруг спросил Гарри.
        Впрочем, Драко, очень может быть, вел себя как обычно; это Гарри вдруг впервые за невесть сколько времени по-настоящему расслабился. Сны, которые он видел сегодня ночью, похоже, вернули ему что-то очень-очень важное.
        Драко тем временем запустил пальцы в волосы, взъерошив их. Совсем на него не похоже, подумал Гарри. Нет, пожалуй, дело было не только в нем самом.
        — Нет, правда, — настойчиво сказал он. — В чем дело?
        — В ней, — чуть не зарычал Драко. — Что мне ей говорить? А вдруг я все нахрен испорчу? Северус никогда меня не простит! А ты... — его презрительная гримаса сменилась отчаянием, — ты хоть и валял дурака поначалу, но, по-моему, сейчас действительно хочешь, чтобы тебя усыновили. А это значит, что если я провалю все дело, ты никогда не станешь мне доверять! — Он вдруг пробормотал вполголоса: — Хотя какое мне до этого дело, если ты так и так мне не доверяешь.
        — Послушай, я же сказал, что не знаю! Ты меня ненавидел пять лет, Драко! А с Самайна прошло чуть больше пяти недель! Не могу я так просто разменять одно на другое, знаешь ли.
        — Угу, знаю, — мрачно подтвердил Драко. — Ладно. Что ты хочешь, чтобы я ей сказал?
        Гарри уставился на него.
        — Э-э... я ж не знаю, что она будет спрашивать. Но... короче, я бы не стал особо поминать старое. Ни про меня и Снейпа, ни про нас с тобой.
        — Старое — это то, что было до минувшего октября, — кивнул Драко. — Очень хорошо, сделаю всё, что в моих слизеринских силах.
        Гарри понятия не имел, что это значило, но, как ни странно, не сомневался, что Драко в самом деле собирался ему помочь.

* * *

        Гарри казалось, что Драко провел в кабинете целую вечность. Может быть, всему виной была атмосфера в гостиной. Снейп, может, и пригласил Ремуса ради Гарри, но явно не собирался прощать оборотню невольное участие в похищении в Самайн. Только присутствие Дадли заставляло присутствующих держаться в рамках приличий. Дадли сидел за столом и корябал что-то на куске пергамента, который Драко заколдовал так, чтобы все нарисованное оживало. Дадли хохотал до упаду и нарадоваться не мог на волшебные картинки, хотя результаты его усилий мало чем отличались от детских каракулей.
        Правда, теперь это были ожившие каракули.
        Гарри тщетно пытался вспомнить время, когда магический мир казался ему таким же захватывающим и безобидным.
        Снейп между тем сидел, нахмурившись и скрестив руки на груди. Как ни странно, он не задал ни одного вопроса о том, как прошло собеседование Гарри. Ремус пытался вовлечь зельевара в разговор, но тот отвечал так же скупо, как раньше Драко.
        «Ох уж эти слизеринцы», — подумал Гарри, покачав головой.
        — Ну, так о чем она вас спрашивала? — поинтересовался он, надеясь разговорить Снейпа.
        И заработал сердитый взгляд за свои усилия. Мда, эта тема явно не подойдет.
        — Вы не знаете, чем таким по травоведению занят Драко? — попытался Гарри снова. — Он очень серьезно к этому относится, по-моему.
        Снейп сцепил пальцы и запрокинул голову, разглядывая потолок.
        — Я не дышу в затылок профессору Спраут, Поттер.
        Вот так, значит. Поттер. Ладно, ему не нужно повторять трижды, и так понятно, когда пора остановиться. Гарри повернулся к Ремусу и одними губами прошептал:
        — Безнадега.
        Ремус улыбнулся и кивнул.
        — Хватит меня обсуждать, — прорычал Снейп, не отводя глаз от гранита над головой.
        Гарри не выдержал и расхохотался. Теперь и Ремус сердито смотрел на него, мол, перестань, но Гарри не мог остановиться. Смех, словно предохранительный клапан, помог спустить накопившееся напряжение, и Гарри аж забулькал, держась за разболевшиеся от долгого смеха бока.
        — Что смешного? — спросил Дадли, подходя ближе. Он преспокойно уселся на пол и принялся вертеть в руках кольцо, которое носил на цепочке. Кольцо Лили. Гарри смотрел на него, чувствуя, как неожиданно заныло сердце. Светлые сны, может, и помогли кое с чем, но не с этим.
        Дадли, с несвойственной ему чуткостью, заметил и сказал тихо:
        — Скоро оно опять будет у тебя, Гарри. Совсем скоро. Не обижайся, но как только с теми чарами все устроится, я сразу уеду.
        Услышав это напоминание о неминуемом отъезде Дадли, Снейп сразу встрепенулся. Он неизменно держался со своим маггловским гостем терпеливо и мягко. Настолько, что сам на себя был непохож, но Гарри ясно понимал, чем зельевар руководствуется. Дадли был нужен им, чтобы наложить защитные чары, и Снейп, слизеринец до мозга костей, прекрасно сознавал, что Дадли не перенесет обычных вспышек его темперамента.
        — Скажите, Дадли, — протянул Снейп, принимая более привычную позу, — у вас есть какие-нибудь определенные планы на будущее?
        Дадли как-то сразу смутился и виновато покосился на Гарри.
        — Ну, я, честно говоря, собирался поехать на Рождество к тете Мардж. Я знаю, Марша говорила, что она может дурно повлиять на меня, в смысле диеты и... ну... отношения к тебе, но мы ведь с ней все-таки родственники, понимаешь, и она... — он сглотнул. — У нее только что умер брат.
        — Я понимаю, — сказал Гарри. Он никогда не простит Мардж все те гадости, которые она наговорила, но Дадли тут ни при чем. — Передавай от меня привет, — сказал он с легким злорадством в голосе. — Скажи, что я пришлю ей кучу воздушных шариков к Рождеству.
        Дадли откашлялся.
        — Она же это... не помнит про Тот Случай.
        Гарри об этом знал.
        — А жалко, — сказал он, и Дадли захихикал, прикрывая рот ладонью.
        — А после Рождества я начну искать квартиру и работу, — вздохнул Дадли. — Мама с папой тратили почти все, что папа зарабатывал, но отложили немного денег, так что я как-нибудь перебьюсь, пока не найду что-нибудь. А здесь ведь нет телефона, да? Как мне тебе писать — надо сову купить?
        — Я тебе напишу, — пообещал Гарри. — Через миссис Фигг, она перешлет тебе мои письма маггловской почтой. Главное, дай ей свой адрес, и тоже сможешь через нее со мной связываться. Она сама разберется с совами и прочим. Как тебе эта идея?
        — Сложновато, — вздохнул Дадли. — Но лучше, наверное, не получится.
        Ремус потянулся, разминая свои длинные ноги, и поднялся.
        — Я был очень рад видеть тебя, Гарри, и рад, что у тебя все хорошо. Но меня ждут дела «старой компании», к которым я должен вернуться как можно скорее.
        — Понимаю, — пробормотал Гарри и встал, чтобы проводить Ремуса до камина. — А когда мы снова увидимся? Ой, — ему вдруг пришла в голову неожиданная мысль, и он покосился на Снейпа. Тот подчеркнуто не обращал на них никакого внимания. «Знать бы, — подумал Гарри, — что это означает». — Наверное, тут решать профессору Снейпу, — признал он несколько угрюмо. Конечно, хорошо, что Снейп наконец-то подпустил к нему Ремуса, но Гарри прекрасно понимал, что это было сделано под давлением серьезных обстоятельств. И, увы, визит этот нисколько не растопил лед между ними, ни настолечко. А Гарри так не хотелось, чтобы Снейп и Ремус ругались из-за него!
        — По правде говоря, — сообщил Ремус, — я уезжаю за границу. Помнишь поручение Хагриду, касательно наших... союзников? У меня похожее.
        Гарри тут же все понял, как и то, что Ремус говорил так туманно из-за Дадли.
        — А, ясно, — сказал он разочарованно, хоть и понимал, что оборотни на их стороне очень пригодились бы. — Ну, удачи.
        Ремус наклонился к нему и сильно понизил голос.
        — Поручение поручением, но я думаю, что у директора есть и другая цель.
        — Какая? — шепотом спросил Гарри.
        — Мерлина ради! — взорвался Снейп. — Я вас прекрасно слышу. Другая цель состоит в том, что Альбус, как обычно, вмешивается не в свое дело. Он думает, нам с тобой требуется время, чтобы привыкнуть к новому положению вещей, вне влияния иных... претендентов на роль родительского авторитета. — Он презрительно покосился в их сторону. — Приятного путешествия в Германию, Люпин.
        Ремус кивнул, улыбнулся Гарри напоследок и исчез в камине.
        Гарри сел на свое место, и они снова принялись ждать. «Да что ж там такое говорит Драко? — недоумевал он. — Хоть бы Снейп применил подслушивающее заклятье, что ли...» Это же было бы по-слизерински, правда?
        Наконец Драко вышел в гостиную.
        — Она ждет вас обоих, — бесстрастно сообщил он, вежливым жестом указав на Гарри и Снейпа. — Простите, я пойду закончу свой проект.
        — Да что ж это за проект такой? — не выдержал Гарри.
        — Потом узнаешь. Думаю, очень скоро.
        Гарри не знал, что и думать. Пожав плечами, он последовал по коридору за Снейпом.

* * *

        Оказывается, Снейп потребовал для гостьи не просто чашку чая: на столе красовался на треножнике чайник с волшебными ревущими драконами. Время от времени один из них выпускал струю пламени, и из носика начинал идти пар. Это было одно из самых хитроумных подогревающих заклятий, которые Гарри приходилось видеть. Рядом с чайником стояла чашечка, которая возмущенно хмурилась. Наверное, потому что была почти пуста и хотела, чтобы в нее долили чаю.
        Две другие выглядели вполне довольными. Снейп налил чаю себе и Гарри, затем долил Тислторн, и ее чашка явно обрадовалась.
        Тислторн сидела за письменным столом в кресле Снейпа, и Гарри это показалось довольно невежливым, хотя раньше ему самому хотелось туда сесть. Хотя, может быть, ей просто нужно было место: почти весь стол покрывали свитки пергамента. На одном из них она писала — аккуратным, четким и довольно вычурным почерком. Занимая свое место, Гарри заметил, что все написанное магически копируется на другие свитки. Тислторн поглядывала на них время от времени, видимо, проверяя, всё ли в порядке.
        Снейп устроился во втором кресле нога на ногу, пристроив блюдечко на колено, и молча ждал, пока Тислторн заговорит. Ждать пришлось долго: та сосредоточилась на документах.
        — Всё выглядит вполне удовлетворительно, — сказала она, наконец подняв взгляд. — Тем не менее, мне хотелось бы узнать, профессор Снейп, не задумывались ли вы о том, как изменения в ваших отношениях с мистером Поттером повлияют на мистера Малфоя? Мы оформили эмансипацию, поскольку это было необходимо ради его безопасности. Однако преждевременное юридическое совершеннолетие отнюдь не означает эмоциональной зрелости.
        — Я прекрасно знаю, что он ревнует, — холодно признал Снейп. — И не слишком многое могу предпринять.
        Тислторн помедлила, вероятно, обдумывая, как совместить практичность с конфиденциальностью.
        — В таком случае, я уверена, вы понимаете, что он питает к вам в значительной мере сыновние чувства? Неудивительно, если учесть, что вы сумели сделать то, чего он, без сомнения, желает собственному отцу.
        — Оставить Волдеморта, — подтвердил Снейп. — Да, я понимаю его чувства.
        — А вам не приходило в голову... — она умолкла, явно не зная, как продолжить. — То есть в настоящее время оба молодых человека равно претендуют на ваше время и внимание, но усыновление, очевидно, нарушит равновесие в пользу мистера Поттера. — Она покосилась на Гарри. — Было бы ненормально, если бы мистера Малфоя это не беспокоило. Думаю, ему будет очень трудно справиться с этой ситуацией.
        — Что же вы мне предлагаете сделать? — спросил Снейп, хотя явно неискренне. — Вышвырнуть его из моих комнат, если его поведение будет доставлять неудобства мне или Гарри? Я не могу этого сделать, мисс Тислторн. Безопасность Драко, не говоря уже о таковой всего Дома Слизерин, требуют, чтобы он оставался здесь.
        — Но Драко, кажется, не возражает, — вставил Гарри, хотя не был вполне уверен, что ему стоит открывать рот. С другой стороны, Тислторн же пригласила на собеседование их обоих, так? А не одного Снейпа. Он сделал вид, что не заметил предупреждения в глазах зельевара, и продолжил: — В смысле, когда мы первый раз об этом заговорили, он здорово расстроился, но теперь вроде нормально относится. Ну, почти.
        — И что же заставило его «почти» нормально отнестись к этой идее?
        — Понятия не имею, — признал Гарри, водя пальцем по краю чашки. — Он сначала только и делал, что подначивал меня, а буквально на другой день опять помогал с домашними заданиями и вообще вел себя как обычно.
        Тислторн пристально посмотрела на Снейпа.
        — Вы между тем точно знаете, что стало причиной этой перемены.
        Снейп пожал плечами.
        — Я сказал, что если он не откорректирует свое поведение, я буду снимать по сто баллов со Слизерина в день.
        Гарри так сильно вздрогнул, что пролил чай на блюдце.
        Снейп смерил его гневным взглядом. В этом не было ничего из ряда вон выходящего, если не считать того, что самого Снейпа в ту минуту мерила точно таким же взглядом Тислторн.
        — Вы в самом деле уверены, — начала она елейным голоском, — что угрожать мистеру Малфою — это лучший метод решения проблемы?
        Снейп отвечал холодно.
        — Он студент и в силу обстоятельств живет сейчас в моих апартаментах. Я не собираюсь терпеть откровенную грубость под моей крышей.
        — И все-таки... сделать в сущности семейную проблему поводом для школьных взысканий... — с нескрываемым осуждением произнесла Тислторн.
        — Драко очень серьезно настроен вернуть себе былое расположение Дома Слизерин, — мягко ответил Снейп. — Потеря большого количества баллов, очевидно, помешает ему достичь этой цели. Я знал, что такие меры на него воздействуют должным образом.
        — И все-таки... — снова пробормотала она, укоризненно подняв рыжие брови.
        — Будьте уверены, подобные меры не единственные, к которым я прибегаю в случае... семейных неурядиц. Возможно, вам неизвестно, что я знаю Драко Малфоя с рождения, в буквальном смысле слова. Я знаю, как он думает, и не сомневался, что он правильно ответит на мой маневр. Именно так он и поступил.
        К тому моменту, когда Снейп договорил, в голубых глазах Тислторн появился задумчивый блеск.
        — Понимаю. Однако, коли вы так хорошо знакомы с мистером Малфоем и сознаете, что он воспринимает вас в известной степени как отца, мне кажется, куда лучшим способом ответить на его ревность было бы просто усыновить обоих мальчиков, не так ли?
        Сердце Гарри ушло в пятки, потому что он точно знал, что на это ответит Снейп. Давний сон встал перед глазами во всей красе. «Полагаю, мы с тобой теперь братья», — сказал Драко, а Гарри рассмеялся в ответ. И даже не ехидно. Собственно, во сне его прямо-таки затопило облегчение. Искреннее, глубокое облегчение, будто он никогда в жизни не был так счастлив — и это услышав от Драко, что они братья!
        Но он не желал быть братом Драко Малфоя, чтоб тому провалиться! И если Снейп вздумает усыновить их обоих...
        Гарри вдруг засомневался, хочет ли он, чтобы его вообще усыновляли.
        ____________________
        esprit de corps — (франц.) командный дух, честь мундира (прим. перев.).

просмотреть/оставить комментарии [646]
<< Глава 42 К оглавлениюГлава 44 >>
май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.30 09:53:34
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [354] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.