Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Сломай систему - попроси у Выручай-комнаты телевизор и интернэт

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1252]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12781 авторов
- 26925 фиков
- 8682 анекдотов
- 17712 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 1 К оглавлению 


  Весеннее обострение

   Глава 2
Гарри

Он мне будто пинка отвесил. Лечу по коридорам и ног под собой не чую, а в голове только одна мысль и болтается: «Не исключил». Что-то меня смущает в этой формулировке, но что – не пойму. Ладно, потом разберусь.

Я даже не думаю, куда бегу, главное – подальше от злополучного туалета и Снейпа, от собственного идиотизма и ощущения полной беспомощности. Надо успокоиться и все хорошенько обдумать, и лучше бы в одиночестве. Ноги на автомате несут меня в Гриффиндорскую башню, я спотыкаюсь на лестнице, огибаю массивные доспехи, с трудом вписываюсь в поворот коридора и, как лисица в нору, кидаюсь к портрету.

Влетаю в нашу гостиную, чудом вспомнив пароль. Вообще днем и по хорошей погоде тут пусто, но сегодня мне не повезло. То ли Рон решил списать у Гермионы, то ли она предложила ему помочь, но они сейчас сидят в обнимку над одним пергаментом. Лучше бы это оказался кто угодно другой – так у меня был бы шанс проскочить без вопросов.

- Гарри, что с тобой? – подруга вскакивает с дивана с таким обеспокоенным видом, словно у меня, по меньшей мере, не хватает части тела. Головы, например.
- Нормально все, - я перевожу дух и пытаюсь проскользнуть в спальню.
- Гарри!
- Что?
Как же я не люблю, когда она начинает строить из себя заботливую мамочку. Нет, иногда это приятно, но чаще – жутко бесит.
- Посмотри на себя!

Смотрю. Блин.
Распахнутая мантия в какой-то белой крошке, рубашка в крови, из расстегнутой сумки грозят вывалиться книги, а к груди судорожно прижат «Курс продвинутого Зельеварения». Только сейчас замечаю, что брюки намокли и в кроссовках вода хлюпает. Да-а…

- Ты что подрался? – Рон тоже оценил мой вид, вон как ерзает от любопытства.
- Угу. С Малфоем.
- Гарри!
- Что «Гарри»? Что «Гарри»?! Я его не трогал даже. Просто зашел, а он там. Меня увидел и Ступефаем пальнул. Я, что, терпеть должен?
Меня несет, но скопившееся напряжение требует выхода. Голос повышается до крика, губы дрожат, и я еще сильнее стискиваю многострадальный учебник, закрываясь им как щитом.
- Успокойся, – Гермиона вскакивает, усаживает меня на диван, попутно высушивая и очищая одежду. – Давай по порядку. Ты дрался с Малфоем?
- Ну да, я и говорю. Он первый начал, честно! А потом он упал, и я думал: все, убил. А тут Снейп залетел – и все закончилось.
Сам понимаю, что несу какую-то ерунду, словно ребенок, но Гермиона улавливает суть.
- Малфой начал со Ступефая, так что это была не драка, а дуэль, так? И ты бросил в него какое-то проклятие, от которого он чуть не умер? Что это было?
- Сектумсемпра, из учебника. Но потом Снейп его вылечил, я сам видел.
- Гарри! – Гермиона жутко злится, а до меня все еще не доходит – почему. А Рон явно доволен, ухмыляется даже. Еще бы! Хорек в очередной раз нарвался, есть причина позлорадствовать.
- Да что не так-то?
- Ты хочешь сказать, что использовал незнакомое заклинание, чуть не убил человека – и все в порядке?
- Не человека, а Малфоя, - огрызаюсь я, - и не убил же в итоге.
- Ты немедленно, слышишь, немедленно должен отдать книгу Дамблдору! Вспомни о дневнике Тома Риддла, о Джинни! Ты весь год носишься с этим учебником, словно тебя околдовали, и не понимаешь, насколько это опасно. Опытный маг мог бы…
- Да не фига! Снейп же не отобрал, - слова вылетают сами, я не хотел об этом говорить, но теперь уже поздно что-то менять.
- Ты показывал его Снейпу? – растерялась подруга. – И что он сказал?
- Назначил отработку до конца года.
Чистая правда. Про то, что Принц – это Снейп, я подумаю позже. Один.
- И все? Он даже не доложил директору? – вступает Рон, и я, наконец, понимаю, что меня так смущало все это время.

Снейп сам, сам лично назначил мне взыскание. Он уже наказал меня. За то, что я чуть не убил его любимчика, всего-навсего отправил к Филчу, как за мелкую шалость. И книгу вернул. Теперь узнает Дамблдор или нет – не так уж и важно, Снейп уже оставил меня в школе, а уж если кто и стал бы настаивать на исключении, то только он.

Черт, хочу забиться в щель, чтобы никто не приставал, не дергал, не отвлекал. Мне есть о чем подумать. И о ком. Желание уединиться с мыслями о Снейпе становится таким невыносимым, что друзья, как никогда раньше, начинают тяготить, и я остро жалею о том, что вечер не может наступить прямо сейчас. В покое они меня точно не оставят, к сожалению.

***

Плотный тяжелый полг отрезает кровать от остального мира. Весьма условная, но чертовски надежная преграда. Уютная темнота обволакивает, заключает в кокон, приглушает шорохи и возню в общей спальне – здесь только мое личное пространство. Убежище на одного. Все, что я безуспешно, хотя и старательно, гнал от себя в течение дня, возвращается, получает разрешение быть. А если накрыться одеялом с головой и зажмурить глаза, то можно вспомнить все до мельчайших подробностей и потом, как колдографию, рассмотреть.

Я накладываю заклинание беззвучия, до боли сжимаю веки и задерживаю дыхание.

Снейп, вбегающий в туалет.
Сосредоточенный, как будто уже знает, что увидит или догадывается, и готов к этому.
Снейп, баюкающий окровавленного Малфоя.
Собранный и серьезный, не растерянный или испуганный. Он исправляет последствия моего идиотизма так, словно делает это каждый день.
Снейп, допрашивающий меня о Сектумсемпре.
Усталый, раздраженный – не без этого, но он не злится! Не унижает меня, не издевается, не грозит страшными карами.

Это Снейп вообще был? Я ждал от него чего угодно, но теперь уже точно уверен, что он даже директору не доложил, иначе я бы уже давно сидел у Дамблдора. И учебник…

Я вскакиваю и при свете Люмоса лезу в сумку, копаюсь в пергаментах и, наконец, нахожу проверенное эссе об инфери. Черт, ну как можно было весь год не видеть дальше собственного носа?
Кладу перед собой книгу Принца и собственную работу – и слепому видно, что пометки на полях оставлены одним человеком. Почерк почти не изменился, стал тверже – и только.
Под пальцами бумага чуть шероховатая, прохладная, со следами заломов. Если закрыть глаза, не различить, где печатный текст, а где рукописные пометки. Я с благодарностью глажу книжные листы. Целый год я прожил вместе с ним: с его советами, знаниями, распоряжениями. Я доверял ему – и он ни разу меня не подвел. Я не знал, что мне помогает Снейп, но и он не мог знать, что кто-то воспользуется его рекомендациями – они выручили бы любого. И Дамблдор не устает повторять, что верит ему.

Мне нестерпимо хочется пойти и повиниться. Не так, как днем – искренне. Сказать, что до этого момента я ни черта не понимал. И что мне стыдно, да.
Я сажусь на кровати и трясу головой. Не ври себе, Поттер, ты просто хочешь его увидеть.
Ну и ладно. Хочу.

Торжественно клянусь карте, что замышляю только шалость и обнаруживаю Снейпа на третьем этаже. Наверное, он совершает обход. Это кстати, потому что идти в его комнаты в подземельях я побаиваюсь, честно говоря. Конечно, обнаружив меня после отбоя разгуливающим по школе, он не обрадуется, но оставаться в кровати нет сил. Будь что будет. Не убил он меня же за Малфоя, правда?

Пока я поспешно одеваюсь и натягиваю мантию-невидимку, значок с именем Снейпа продолжает двигаться, я поглядываю на него, чтобы не упустить, мысленно представляю, как до него лучше добраться, и неожиданно понимаю.
- Мать его! Там же Больничное крыло!

Ну что за подлость, а? Пока я тут валялся и время терял, он пошел к Малфою. Ненавижу!


***
Бегу сломя голову, совершенно не заботясь об осторожности – мантия не падает и то ладно. Кажется, я сегодня только тем и занимаюсь, что куда-то бегу. Если не успею перехватить Снейпа – в палату к Малфою потом незаметно не попасть, а я не готов оставлять их наедине. Что там хорек болтал о любви декана к блондинам? Не то чтобы я ему верю, но осторожность никогда не бывает лишней.
У поворота к Больничному крылу я притормаживаю, заглядываю за угол коридора и чувствую непреодолимое желание побиться головой о ближайшую стену – опоздал. Ну, еще бы! Глупо было надеяться, что мне снова сегодня повезет.

Снейп как раз подходит к двери, и кидаться сразу за ним опасно. Дыхание, сипло рвущееся из моей груди, способно посоперничать со свистом Хогвартс-экспресса. Зажимаю рот рукой, но сердце заполошно колотится о ребра, и мне кажется, что его оглушительный стук невозможно не услышать.
Чтобы его успокоить, придется сидеть у порога не меньше десяти минут. Иначе, может, и вышло бы незаметно проскользнуть.

Дверь за Снейпом захлопывается, я медлю с минуту и прижимаюсь к ней ухом, надеясь на чудо. Тщетно. Что бы там ни происходило, я этого узнать не смогу. Разве что нагло вломлюсь внутрь, но вряд ли Снейп примет меня за сквозняк. Хотя… Если они там чем-то заняты, то могут и не заметить. Нет уж! Не буду об этом думать. Не буду!

Сажусь у стены, переводя дыхание, и ревниво вглядываюсь в карту. Два значка с именами наложились друг на друга, почти слились, и настроение стремительно портится.
Черт-черт-черт!
Сюда бы знаменитый Удлинитель ушей. А еще лучше, какое-нибудь Всевидящее око, тогда бы вообще никаких вопросов не осталось. Впрочем, если там темно… Хватит, Поттер!

Время тянется нестерпимо медленно. Кажется, я просидел под дверью уже целую вечность, а Снейп все еще у Малфоя. Разговаривают они там что ли? О чем? Я примерно представляю, что могла бы сказать в такой ситуации Макгонагал. Она потрепала бы меня по плечу и заявила: «Выздоравливайте, мистер Поттер, через неделю матч с Райвенкло – команда нуждается в капитане». Наш декан к сантиментам не склонна и сидеть у чьей-то постели вряд ли станет. У моей – точно нет.

Появление нового значка на карте и звук шагов в коридоре я осознаю одновременно. Мадам Помфри, очевидно, куда-то отлучалась, а может она живет где-то в другом месте, но сейчас решила вернуться и навестить своего пациента. А она знает, что Малфой там не один?
Вжимаюсь в стену, пропуская спешащую колдоведьму. Без привычной мантии, в теплом стеганом халате, простоволосая, она похожа на одну из соседок тети Петуньи. Странно, как все-таки людей меняет одежда. Или это от человека зависит? Потому что Рон, например, он, что в форменной мантии, что в пижаме – все равно Рон.

Возмущаться мадам Помфри начинает прямо с порога, ухитряясь кричать шепотом, и я еле успеваю вжаться в стену.
- Северус, что ты себе позволяешь? Или ты мне настолько не доверяешь, что решил лично проконтролировать лечение?
Я по-прежнему вынужден оставаться в коридоре - пройти незамеченным мимо Помфри невозможно, зато теперь я могу заглянуть внутрь. Мне удается рассмотреть сдвинутую ширму и Снейпа, сидящего на краю кровати. Малфоя не видно – профессор его загораживает.
- С каких пор мне нельзя навещать собственных студентов? – Снейп тоже шепчет, но все равно его прекрасно слышно.
- Ночью?
- Днем не было времени. И потом, сейчас не так поздно.
- Чем сидеть здесь, лучше бы занялся выяснением кто его ранил! Дети калечат друг друга, а ты ничего не можешь сделать!
- Тебе не нравится, когда я вмешиваюсь в твои дела, так и ты не учи меня моим обязанностям. – Снейп мимоходом проводит рукой рядом с собой – по одеялу, по груди Малфоя? – и встает. – Виновный уже наказан, если тебя это интересует.
- Ты ничего не давал ему больше? – мадам Помфри отступает на шаг, освобождая проход.
- Я и не смог бы. Он спит и проспит до утра. Как думаешь, надолго он тут задержится?
- Особой необходимости в изоляции нет, но, учитывая нервное истощение, я бы посоветовала ему отдохнуть пару дней.
- Полностью согласен, - Снейп с удовлетворением кивает. – Доброй ночи.

Провожая взглядом удаляющегося профессора, колдоведьма неодобрительно бормочет:
- Прилетел, ишь ты! Стал бы ты так беспокоиться, если бы обидели чужого студента?

Я дожидаюсь пока за ней закроется дверь, и ухожу в Гриффиндорскую башню. Гоняться за Снейпом уже расхотелось, да и откровенно говоря, что я ему скажу? Вот если бы в Больничное крыло попал я, он бы ко мне ночью точно не пришел. И мне вдруг от этого становится немного обидно.

В нашей спальне давно все угомонились. Пробираюсь к своей постели на ощупь, не зажигая Люмос. Северные ночи сейчас такие светлые, что можно ориентироваться удается без проблем.

Раздеваться нет сил, поэтому прямо в кроссовках падаю на покрывало, закидываю руки за голову и пытаюсь представить себя на месте Малфоя. А что если бы он успел ударить первым? И не Круцио, а Авадой?

Представляю, как в туалет заходит Снейп, а мой труп валяется в луже.
«Драко, вы промочили ноги!» «Ой, я не заметил. Сейчас высохну и иду на чары!» Оба перешагивают через меня и выходят, где-то сверху злорадно рыдает Миртл.
Ну, уж нет! Если бы Малфой меня убил, было бы не интересно.

Поворачиваюсь на бок, накидываю на себя край покрывала, чтобы было уютнее, и стараюсь представить что-нибудь другое. Пусть Круцио, фиг с ним.

Я корчусь в том же туалете, на таком же мокром полу, под ногами довольного Малфоя, а Снейп наклоняется надо мной, пытается приподнять…
Я точно помню, боль от второго Непростительного адская и не отпускает потом очень долго. Любое прикосновение, малейшее движение вызывают ужасные ощущения. А еще тошнит. Интересно, Снейп будет очень возражать, если меня вывернет на его мантию?
Ерунда какая-то получается. Нет, пусть лучше Малфой запустит в меня той же Сектумсемпрой. А что, он вполне мог о ней узнать от своего декана, тем более тот, как выяснилось, друг семьи.

Я до мелочей пытаюсь припомнить дневную сцену, только теперь на месте Малфоя представляю себя. Это надо мной Снейп поет неизвестное заклинание, это из-за меня взволнованно хмурится и с облегчением переводит дыхание, это меня ведет, поддерживая под локоть. Нет, лучше несет. Я не могу идти, и он подхватывает меня на руки и несет в Больничное крыло. Ну и что, что этого не было. Это с хорьком не было, а со мной – запросто.

Трусь щекой о подушку, воображая, что это мантия Снейпа – шерстяная и чуть колючая, обнимаю себя руками и подтягиваю колени к груди. В паху предсказуемо тянет. Ну и что, что я не собирался дрочить. Со Снейпом можно.

Я, не задумываясь, расстегиваю ширинку и поглаживаю член. Главное, не упустить это придуманное ощущение неодиночества. Хочу чувствовать себя… с ним.
Чтобы кончить, не требуется много времени. Даже жаль, что все происходит слишком быстро. Мыслями я еще в пути к Больничному крылу, а послеоргазменная истома привычно тянет в сон. Интересно, Снейп правда погладил тогда Малфоя? Меня бы он положил на кровать и обязательно поправил одеяло, а я задержал бы его руку.
- Что вы делаете, мистер Поттер? - проворчал мой фантом, но я, кажется, уже спал, прижимая к щеке уголок покрывала.

Северус

Время утекает водой меж пальцев. Казалось, зачерпывал полную пригоршню, а теперь на ладони высыхают последние капли – не удержать, не напиться. Май подходит к концу, задание Лорда Драко так и не выполнил, а сам едва не погиб. Если директор умрет от последствий собственной недальновидности, что сделает со мной Нерушимая клятва?

Альбус выглядит измученным.

- Может быть, в следующий раз увеличить дозу, Северус? – директор отставляет опустевший кубок и прикрывает глаза.
- Как скажешь.

Не вижу смысла спорить. Я могу сварить больше зелья, изменить концентрацию, могу и дальше экспериментировать с ингредиентами, но это не поможет. Альбус почти труп. Удивительно, как он вообще пережил весну. Только мы вдвоем знаем, как тонка нить, удерживающая Дамблдора в нашем мире.

- Ты продержишься? – я мог бы принять его вопрос за искреннюю заботу, но, увы, директор прагматичен.
- Конечно. Столько, сколько понадобится.
Одобрительная улыбка едва угадывается, но в поощрениях уже нет необходимости. Возможность выбора для меня иллюзорна.

- Завтра нам с Гарри предстоит небольшое путешествие. Ты не мог бы приглядеть за порядком в школе? Одним глазом.
- Присмотрю даже двумя. Как я понимаю, с утра тебе понадобится тонизирующее зелье?
- В идеале я бы глотнул Феликс Фелицис, но ты прав, взбодриться тоже не помешает.
- Тогда я пришлю его сегодня же.

Забираю кубок и поворачиваюсь к двери, но Альбус окликает:
- На случай если мы больше не сможем поговорить. Не забудь рассказать Гарри… Но пусть он узнает как можно позже.
Молча киваю и ухожу.
Мертвым не возражают, но боюсь, понимание Поттера обойдется мне куда дороже, чем согласие убить Альбуса.

***

Мое любимое место в Хогвартсе – Астрономическая башня. Здесь можно дотянуться рукой до неба, подставить грудь ветру и ощутить, пусть ненадолго, как он уносит и развеивает суетные мысли, снимает тяжесть с души, умиротворяет. Еще школьником я пробирался сюда ночами, чтобы помечтать вволю, а сейчас прихожу, когда чувствую, что начинаю задыхаться под бременем взятых на себя обязательств.
Я вижу, как накатывают на берег свинцовые волны озера, вглядываюсь в таинственную зелень Запретного леса, склоняю голову перед величием древних гор, и все проблемы с такой высоты кажутся незначительными.

Просьба Альбуса, касающаяся Поттера, на первый взгляд пустяковая: сообщить, что он является последним хоркруксом Лорда. Интересно, как директор это себе представляет?
Я довольно долго демонстрировал мальчишке свою неприязнь, делал все, чтобы он меня ненавидел, а теперь должен сказать: «Кстати, когда Волдеморт захочет вас убить, не сопротивляйтесь». Нужно быть идиотом, чтобы в такой ситуации мне поверить. К тому же, речь идет о Поттере! Он по определению не способен на безоговорочное послушание даже тех, кого уважает. Что уж говорить о том, чтобы прислушаться к словам человека, которого он считает врагом.

Альбусу стоило самому просить об этой маленькой услуге. Ручаюсь, ему без труда удалось бы добиться своего. Прекрасно справился бы и Люпин, со своим умением показывать все в розовом свете и дарить надежду там, где для нее нет и не может быть места. Шеклболт, умеющий как никто ставить перед фактом. Но не я.
Поттер не доверяет мне, а возможности завоевать его доверие нет.

Но не это смущает меня в первую очередь. Можно найти способ, передать информацию опосредованно, устроить принудительный сеанс легиллименции, сфальсифицировать письмо директора – вариантов достаточно. Хуже другое: Дамблдор настаивает, что о роли жертвенного агнца Поттер должен узнать как можно позже, чтобы не было времени на размышление, и в этом я с ним не согласен.


Человек слаб. Инстинкт самосохранения в нем сильнее доводов рассудка. Мальчишку можно убедить в необходимости добровольно встать под смертельное проклятье – чувство долга и представления о чести в нем достаточно сильны. Но боюсь, что если времени на осознание необходимости подобного шага не оставить – Поттер палочку не опустит. Не сможет. Он еще молод и слишком любит жизнь.

И это, черт возьми, правильно!
Шестнадцать лет – не тот возраст, чтобы хладнокровно идти на смерть. Что бы я ни думал об оружии и его закалке – все чушь. Дети не должны умирать. Тем более - добровольно.

Боль в пальцах действует отрезвляюще – я слишком сильно вцепился в перила.
Поднимаю голову к небу. В это время года ночи на севере весьма условны. Закат и восход разделяют короткие сумерки, а на такой высоте, кажется, светлее, чем на земле.

Вряд ли сегодня удастся уснуть, так что можно задержаться подольше. Хочется надеяться, что влюбленные парочки решат уединиться в другом месте, но на всякий случай лучше наложить на дверь запирающие чары.

Оглядываюсь, взмахиваю палочкой, и в этот момент что-то тяжелое сбивает меня с ног. Сохранить равновесие уже не успеваю, а назвать себя идиотом – вполне. О том, что на Башню можно взлететь, я забыл.
И кое-кто этим успешно воспользовался.

Гарри

Меня не оставляет ощущение, что время тает, истончается как лед на реке: вроде бы совсем недавно можно было смело шагать вперед, а теперь от прочной переправы совсем ничего не осталось.
Учебный год заканчивается, я скоро уеду и останусь наедине со своим безумием. Нет уж! Пусть орет, язвит, пусть даже проклянет меня – все лучше, чем так мучиться.

И все равно где-то бродит шальная мыслишка «А вдруг?», но я загоняю ее поглубже, не даю укорениться, боясь разочарования.
Чудес от жизни я уже давно не жду.

За последние дни желание объясниться со Снейпом превращается в навязчивую идею. Мне уже все равно, каким будет ответ, лишь бы выплеснуть это чертово признание, иначе меня просто разорвет.

Не жизнь, а сплошные догонялки. Сначала я слежу за Малфоем, теперь вот преследую Снейпа.
Он словно чувствует что-то и отгораживается от меня директором, профессорами, студентами и просто стенами своего кабинета – туда я пока не решаюсь постучать. Вроде бы и на виду, а не подойти, и я жалею о последней, потраченной зря, отработке.

Если честно, я толком не знаю, что ему сказать. С трудом собираю отдельные слова в нелепые фразы, но от слащавого: «Профессор, извините, но вы мне нравитесь» меня начинает подташнивать. Кстати, насчет «нравитесь» я не уверен. Это не любовь, упаси Мерлин, не влюбленность даже. Как назвать желание почувствовать на себе чужие руки? Подчиниться уверенным прикосновениям? Почувствовать свою нужность, не как вероятного Героя, как живого человека?

Я хочу быть с кем-то. Целоваться, позволять себя обнять и обнимать кого-то в ответ, трахаться, наконец! И так уж вышло, что на месте мифического «кого-то» прочно обосновался Снейп.

Было бы правильным сказать, что я его хочу, только за такое можно запросто получить по роже. Если бы ко мне подкатил тот же Малфой – отдубасил бы его не задумываясь, несмотря на полное отсутствие личной жизни.

Наверное, надо мной висит как-то злой рок. Даже жаль, что в учебном плане не было Предсказаний – может, узнал бы что-нибудь полезное и успел подготовиться. Например, к зельеварам, которых что-то слишком много в этом году. Несколько месяцев искал возможность поговорить с одним, и, нате вам – караулю другого! Боюсь, тут воспоминания о маме не помогут, да и о долге лучше не упоминать. Может, ему польстить как-то?
Даже посоветоваться не с кем.

И тут меня осеняет. Феликс Фелицис! Спрашивается, как можно было не догадаться раньше?

То, что помогло один раз, поможет и второй. Конечно, зелье удачи – не Амортенция, но мне же не нужен влюбленный Снейп, я хочу просто поговорить. И если после разговора удастся остаться в живых – тоже неплохо.

В жутковатом предвкушении вечером принимаю душ. А что? Повезет - уже сегодня займусь сексом, нет – похоронят чистым.

Долго размышляю, стоит ли надевать одну из тех ужасных тряпок, которые зовутся у меня трусами, или плюнуть и пойти на штурм без белья, но скромность побеждает. Понятно, что ничего хорошего Снейп обо мне уже не подумает, но и окончательно упасть в его глазах я тоже не хочу – сделаю вид, что ничего такого не имел в виду. Да и не ему укорять меня, если на то пошло. Видал я его подштанники, мои трусы – лучше!

Обойдусь без мантии – ночи сейчас теплые, да и не на урок же собрался. Карту Мародеров решаю с собой не брать – мало ли как сложится, а потерять я ее не могу. Да и нет в ней необходимости. Феликс Фелицис сам поведет, проверено.

Дождавшись, пока все угомонятся, делаю глоток золотистой жидкости, и тут же меня охватывает знакомая эйфория: все получится.

Извлекаю из-под кровати метлу, распахиваю окно и прямо с подоконника влетаю в белесое небо.

Можно не переживать об однокурсниках – они крепко спят. Можно не осматриваться по сторонам – я ни во что не врежусь. Привычный восторг полета перерастает в невероятное наслаждение. Хочется кричать от счастья, и я рад, что горло перехватывает встречным ветром, и голос не слушается.
Облетаю наше общежитие, предвкушение удачи прокатывается по венам горячей волной, и я поворачиваю в сторону Астрономической башни. Не знаю, что там делать Снейпу, да и не хочу задумываться. Даже если зелье ведет меня туда только для того, приложить головой о камни – плевать. Сейчас мне на все именно пле-вать!

Перелетая через парапет и врезаясь в неожиданное препятствие, понимаю, что я, как обычно, погорячился.

***

- Поттер! – Снейп так рад нашей встрече, что больно пинает меня по ребрам, пытаясь встать. На выслушивание любовных признаний он, определенно, не настроен. Хотя Астрономическая башня – самое романтическое место во всем Хогвартсе.
- Откуда вы знаете? - я делаю вид, что удивлен его осведомленностью и протягиваю руку, помогая подняться.

Правда, он мою помощь предпочитает игнорировать, как и вопрос, впрочем. На какое-то мгновенье становится обидно, но я так рад самой возможности увидеть его и практически упасть в объятия, что не хочу расстраиваться по пустякам. И все равно я придерживаю его за локоть. Так спокойнее.
- Что вы здесь делаете?
Снейп, наконец, принял вертикальное положение и явно приготовился снимать баллы, поэтому я стараюсь его опередить:
- Вас искал. Можно спросить? – и вежливо добавляю: - Сэр.

Я все еще держусь за него одной рукой. А теперь хватаюсь еще и второй, чтобы не сбежал, наверное. Он молчит, и самое время, чтобы спросить, да вот только слова все никак не находятся. А Снейп ждет и смотрит, и даже пока вроде бы не собирается сбрасывать меня с башни, и я выпаливаю то, с чего вся эта история, собственно, началась:
- А вам правда Малфой нравится?
- Что?!

Это не удивление – шок. Но не спрашивать же его: «Сэр, скажите, вы пидор?» Есть какое-то более вежливое слово, но сейчас я его точно не вспомню, а на грубость Снейп может обидеться. Зачем мне обижать человека, с которым я хочу трахнуться?
- Я не в том смысле. То есть, в том. Простите.

Поговорили, называется. Если бы не зелье удачи, сердце давно бы выскочило из горла и поскакало по каменным плитам, но оно еще мечется тугим мячиком, гоняет кровь. И хорошо бы в мозг, а то только лицо горит, а мыслей связных как не было, так и нет - чушь одна.
- Поттер, извольте пояснить, что вы имели в виду.
Ага, сейчас. Вот только дыхание переведу – и сразу.

- Поттер!
- Ну, я слышал, что вы предпочитаете … э-эээ… мужчин. Конкретно – блондинов. И решил уточнить. - Твою мать, что я несу? Детский лепет. Но Снейп не перебивает, хотя лучше бы уж начал орать, я бы хоть заткнулся. – Я просто узнать, потому что если место занято, то лезть глупо, конечно.

Молодец, Поттер – сказал, так сказал. И ведь соображаю все, не то, что когда Малфоя чуть не убил – проклятое зелье не дает отключиться.

- Так, Поттер, - очень медленно произносит, наконец, Снейп, - давайте резюмируем. Вы узнали о моей ориентации, и решили поинтересоваться, не состою ли я в интимной связи с Малфоем? Правильно? С каким, кстати?
- С Драко, конечно.
Имя у хорька… неудобное, как наждаком по горлу.
- Конечно?
- Старший женат.
- Это аргумент, - соглашается Снейп, и я, как ни стараюсь, не слышу издевки в интонациях. Оглох, наверное.

Он близко. Оказывается, не только я его – он тоже меня держит, так же, чуть повыше локтей. И если не эта поддержка - валяться бы мне у него в ногах от накатившей слабости. Я не заметил, когда это случилось. Кажется, вокруг нас ничего нет. Только он и я. Его голос и мой хрип. Его спокойствие и моя дрожь.
А время застывает.

- Поттер! – Снейп меня слегка встряхивает, чтобы привлечь внимание. Да я слушаю, слушаю. Не вижу только – лицо в сумраке расплывается. – Вы так и не объяснили, зачем это вам.
- Я же сказал: если вы заняты – мешать не буду.
- Мне или Драко?
Задумываюсь.
- Обоим. На хорька мне плевать, конечно. На Малфоя, в смысле. Но вас я пойму – он симпатичный.
- Получается, я вам нравлюсь?
Ну и кто из нас тупит, спрашивается? Я же ему прямым текстом все сказал.
- Получается, нравитесь! А что тут странного?
Я чувствую, что завожусь, но остановиться уже не могу:
– Я не жениться на вас собираюсь. Не замуж… Да какая разница? Я просто узнать, как это бывает, когда с кем-то! Потому что я, в отличие от вас, похоже, никому даром не сдался.
- Поттер.
- Да, Поттер! Я ни о чем больше думать не могу, хожу за вами, как собачонка паршивая.
- Так не ходите! – он слегка повышает голос. – Если вам это неприятно…
В нормальном состоянии я бы тут же заткнулся, а сейчас только отчаянно злюсь:
- А что делать? Про вас я хотя бы знаю, а про остальных – нет. Мне каждого встречного спрашивать, да? Может, кто захочет попробовать? Давно пальцами на Поттера не показывали?

Я еще что-то хотел добавить, но Снейп резко притянул меня к себе, вжал лицом в плечо так, что сразу стало нечем дышать, а потом чуть-чуть ослабил хватку. И я перестал дергаться.

Колючая мантия под щекой – самое нужное ощущение. Потому что она не моя. Потому что меня обнимают. Хрен с ним, пусть из жалости.
Я почему-то вспоминаю, как ревел, уткнувшись носом в гермионин шарф, когда узнал о Сириусе, и слезы сами закипают, чтобы тут же, не успев толком пролиться, впитаться в шерстяную ткань.

Северус

Все наши желания исполняются.
Мимолетные раньше, заветные и выстраданные – значительно позже. Какие-то сбываются весьма условно, другие - буквально, но обязательно приходит день, когда без стука в дверь к тебе вламывается сбывшееся желание и с порога глумливо скалится: «Хотел? Расхлебывай!» А внутренний голос, единственный адекватный собеседник последних лет, ему ехидно поддакивает.

Несколько минут назад кто-то сокрушался, что не знает, как завоевать доверие Поттера? Пожалуйста - вы уже говорите по душам.
Переживал, что личная жизнь не складывается по ряду причин – вот тебе все тот же Поттер, да еще с предложением, от которого невозможно отказаться. Молодой, симпатичный и без лишнего стеснения. Да, не большого ума, но он не планирует вести с тобой интеллектуальных бесед, Северус. Да, слишком юн, но сам ты в его возрасте молча страдал, а он – пытается добиться желаемого. Можно еще добавить, что он почти такой же мертвец, как Дамблдор, но это будет ложью. Поттер со своим неуклюжим флиртом гораздо живее того, кто собственноручно убил в себе желания, и делает с тех пор что угодно – служит, спасает мир, выполняет долг - но не живет.

Я обнимаю всхлипывающего Поттера и думаю, что он счастливее меня. У него есть Дамблдор, которому можно верить, есть друзья, есть цель, пусть безнадежная и самоубийственная, но он об этом не знает. Есть даже человек, на чьем плече, оказывается, можно выплакаться. А у меня – нет.
Кошусь с сомнением на лохматую макушку, может, стоит последовать его примеру? Я чувствую такое опустошение, что с легкостью смогу порыдать за компанию. От жалости – к себе или к нему.

Чтобы взять себя в руки, начинаю размышлять о задании Дамблдора. Надо как-то пользоваться моментом. Пусть не сию секунду, но кто знает, представится ли удобный случай когда-нибудь позже? Да и после убийства директора оправдаться перед Поттером будет куда сложнее. Тролль бы его побрал! Я всего лишь хотел, чтобы он замолчал.
Поттер все еще размазывает сопли по моей мантии, и нет никаких идей, как… это остановить. Утешения – не мой конек. Вот оскорбить – запросто. Увы, оскорбления плохо сказываются на доверительных разговорах по душам.

- Поттер?
- У? – он наконец-то отстраняется, снимает очки, делает попытку протереть их краем футболки, да так и оставляет в руке.
- Почему я? Не считая того, что я гей, конечно. Вы же никогда не испытывали ко мне симпатии. Более того – считали своим врагом.
- А, так вот как это называется, - Поттер чему-то усмехается чему-то и принимается старательно изучать свои ботинки. – Не знаю. Вы классный. Умный, сильный. И Дамблдор верит вам.
«Убью заразу!» - думаю я, и осторожно уточняю:
- Вы не пробовали поискать кого-то более подходящего по возрасту?
- Считаете меня маленьким, да? – тут же взвивается Поттер и вскидывает на меня зареванные глаза с мокрыми топорщащимися ресницами. – Ну что мне сделать, чтобы доказать вам, что не в этом дело? Хотите, Волдеморта в вашу честь убью? Попозже только.
- Не стоит. В мою честь – не стоит.
- Ну, я не знаю тогда. А чего хотите?

Понимая, что где-то упустил нить разговора, пытаюсь вернуться к нравоучительному тону:
- Хочу, чтобы вы прекратили забивать голову всякой ерундой.
- Это не ерунда! – протестует он и тут же потерянно вздыхает: - Я вам совсем не нравлюсь, да?
- Поттер, - мучительно хочется закрыть глаза, а еще лучше, было бы оказаться в собственной постели и спрятаться под одеяло с головой. – Дело не в этом, поверьте. Мы просто не подходим друг другу.
- И что же делать?
Он у меня это спрашивает? Поверить не могу!
- Жить дальше. Рано или поздно вы встретите кого-то…
- Вы сами-то верите? – он прерывает поток банальностей, впрочем, я никогда не умел произносить их достаточно убедительно.
- Во что? – ощущение, что я не владею ситуацией, усиливается.
- В то, что для меня будет это самое «рано или поздно». Что вообще что-то будет.

Он спокоен и очень серьезен. Вопрос о его будущем никак не связан с сексом, и я понимаю, что солгать – именно сейчас – я не смогу. В меня будто влили двойную дозу Веритасерума – стоит открыть рот и на голову шестнадцатилетнего подростка выплеснется правда. Пока ненужная правда.

- Сэр? – Поттер ждет. С каждой утекающей секундой молчание становится все более трусливым.

Спасти ситуацию уже невозможно, и я решаю наплевать на просьбу директора и положить конец неосведомленности Поттера. В худшем случае он закатит истерику и сбежит, достойно завершив дурацкую сцену. В лучшем – переключится с подростково-гормональных проблем на более насущные. Хотя настроение в любом случае будет испорчено.

- Что вы знаете о хоркруксах?
Он удивленно моргает, но тут же внутренне собирается и осторожно уточняет:
- Вас Дамблдор просил что-то рассказать?
- Вы удивительно догадливы, Поттер. Директор действительно хотел передать через меня определенные сведения, но не сегодня. Он полагает, что вы пока к ним не готовы.
Человек падок на лесть, особенно если дать ему понять, что он способен на гораздо большее, чем думают о нем остальные, а уж любой подросток просто из кожи вылезет, лишь бы оправдать подобное мнение.
- Так в чем дело? – он сосредоточенно хмурится и подается вперед, демонстрируя предельное внимание.
- В ту ночь, когда ваша мать пожертвовала собой ради вас, - я стараюсь максимально точно воспроизводить слова директора – так легче говорить, - смертельное проклятье срикошетило в самого Темного Лорда, часть его души откололась и осталась жить в теле единственного находящегося рядом существа. Именно этим объясняется ваша мысленная связь с Лордом и знание серпентарго.
- Я – хоркрукс?
Нет, несмотря ни на что, соображает Поттер быстро.
- Видимо, да.
- И вы меня убьете?
- Не я. Лорд должен сделать это сам, после того, как вы завершите свою миссию. Простите, подробностей Дамблдор мне не рассказывал. Он осторожен.

Я зря ожидал вспышки эмоций – Поттер кажется совершенно спокойным. Похоже, это шок. Истерика наверняка начнется позже, когда он полностью осознает что именно его ждет. Видимо, я был прав – с подобными мыслями нужно свыкнуться. Или не прав?

- Значит сначала я… Неважно. А потом должен буду стоять, как баран, и ждать, пока Волдеморт начнет меня убивать?
Молча киваю.
- Так в этом все дело, да? – он неожиданно повышает голос и шагает ближе, заглядывая мне в глаза, а я начинаю раскаиваться. Вот зачем надо было проявлять ненужную инициативу? Все-таки директор опытнее, да и детскую психологию знает лучше.
Пока я решаю, как бы потактичнее сбежать, лицо Поттера искажает страдальческая гримаса, и он обиженно выпаливает:
- Вы поэтому со мной не хотите? Вам противно из-за Волдеморта?

Никогда не понимал подростков.


У него опять жалко вздрагивают губы, и я чувствую наступающую волну злости – на себя. На то, что выставил себя болваном и не прекратил разговор сразу. На то, что где-то в глубине души мне лестно быть объектом подобного интереса и страшно сделать даже шаг, потому что он может оказаться неверным.
Поттер о последствиях не задумывается, а я их слишком хорошо представляю, и от этого злюсь уже на него.
А еще хочется, впервые в жизни хочется перестать думать. И я целую Поттера.
Он откликается мгновенно, словно не сомневается ни в чем. Обхватывает мою шею, прижимается тесно и с готовностью размыкает губы.
Глажу вздрагивающее тело, чувствую его возбуждение, и собственное желание бьет в голову, словно молодое вино. Руки почти помимо моей воли стягивают с Поттера футболку, ерошат волосы, ощупывают, оглаживают и где-то на краю сознания мелькает собственническое: «Мой!»

Я отмечаю ненужные мелочи – грубоватую кожицу на острых локтях, торчащие ребра, тощую шею с неожиданно нежной впадинкой у основания, чуть заметный пушок на пояснице. Запускаю ладонь под пояс болтающихся на талии брюк, и он прерывисто всхлипывает, порываясь сделать хоть что-то, пытаясь тоже раздеть меня.
- Не нужно.

Поттер покладисто отводит руки, но я понимаю, нет, я точно знаю, что поцелуями ограничиться не удастся. Да и не собираюсь я ими ограничиваться.

Толкаю Поттера к стене, так у него будет хоть какая-то опора, и решительно расстегиваю его ширинку. Он опять виснет на мне, пытается потереться пахом, но не успевает – я опускаюсь на колени, удерживая вздрагивающие бедра.
Кожа пахнет мылом и мальчишеским потом, член с готовностью тычется мне в губы. Облизываю, прикусываю губами, дразню языком - Поттеру много не нужно – вцепившись мне в волосы, он выгибается, вибрируя от напряжения, и кончает.
Глотаю, сжимаю бархатистые ягодицы, и представляю, как разворачиваю мальчишку носом к этой же стене. Он сладкий, и это не преувеличение.

- Простите, - раздается сверху виноватый шепот.

Я не отвечаю, я слишком занят. Я ласкаю везде, где могу дотянуться – ноги, живот, пах. Я по-прежнему не собираюсь пользоваться его щедрым предложением, но позволяю себе насладиться несколькими мгновеньями просто прикасаясь к нему. Черт, как давно у меня никого не было.

Я поднимаюсь и занимаю место Поттера у стены. Он тянется с очередным поцелуем, но я удерживаю его за плечи.
- Тише. Постой так.
- Но вы… Как же?
- Не вертись.

Целую шею, плечи, лопатки. Это неудобно, мне приходится наклоняться все ниже и ниже, но все не важно. Одной рукой обхватываю его поперек груди, второй добираюсь до своего члена.
Поттер встает на цыпочки, руками раздвигает ягодицы, словно собирается… собирается помочь мне. - Не нужно.

Заставляю его стоять смирно и быстро дрочу.
На загривке у него такой же пушок, как и на пояснице. Кончаю, прикусывая его зубами, и чувствую себя на редкость паршиво.
Прежде чем отстраниться, позволяю себе легко коснуться губами лохматого затылка. Надеюсь, он этого не заметил.

Мы приводим себя в порядок, не глядя друг на друга. Вернее, я старательно не смотрю и надеюсь, что Поттер тоже… то ли не смотрит, то ли старается. Не знаю, чего мне хочется больше.
Понятия не имею, что нужно делать в таких случаях. Говорить, что мне жаль, глупо, но именно это я сейчас чувствую. Хотя тело до сих пор помнит, как мне было хорошо. За это мне тоже стыдно.

- Возвращайтесь пешком, Поттер.
- Но я вполне могу долететь!
- Никаких полетов! Вашу метлу я передам с домовиком.
- Хорошо, - он, должно быть, раздосадован и это вполне справедливо. После близости нужно вести себя как-то иначе, да вот беда – не умею.

Взмахнув палочкой, я снимаю запирающие чары с двери и подталкиваю Поттера к лестнице. Уже на пороге он решительно поворачивается ко мне, но вместо прощального поцелуя коротко прижимается лбом к плечу.
Шаги давно стихли, а мое сердце все еще щемит от неожиданной нежности.


Гарри

Не знаю, что будет потом, но сейчас я охрененно жив. Что там Снейп говорил о смерти? Да насрать! Это как полет, как сданный экзамен, как получившийся Патронус, как… как секс, да. Наверное, это и есть счастье.
Я скачу по лестницам тугим мячиком. Стоит толкнуть – взлечу безо всякой магии – снитч обзавидуется.
Было-было-было. Со мной. И с ним. Теперь даже сдохнуть не жалко. Меня же порвет сейчас!

Залетаю в спальню, кидаюсь на кровать и зажмуриваюсь, восстанавливая в памяти все до мельчайших подробностей. Снейп меня целовал. Меня! Сам, первый. Даже в голове не укладывается. А потом отсосал – совершенно добровольно. Да в самом сумасшедшем сне такое не приснится.
Он делал это не из жалости. Нельзя жалеть – так. Опыта у меня никакого, но могу поклясться – он тоже хотел.

Я бы закупорил это воспоминание в пробирку, чтобы пересматривать потом, да не умею.
Остается только прокручивать секунду за секундой – как пленку в магнитофоне, по кругу.

Я ждал, что он меня трахнет по-настоящему прямо там, я был готов, клянусь. Но Снейп не стал.
И сейчас я ему благодарен.

Так хотелось обнять его перед уходом. Поцеловать – самому. Не рискнул, а теперь жалею.
И с этим сожалением недосказанности или недоделанности я провалился в сон.

***

Проснулся я предсказуемо, со стояком, и от того, что можно не фантазировать, а вспоминать, возбуждение, кажется, становится еще сильнее. Криков из-за полога не слышно, наверное, все еще досыпают или разбираются с такими же проблемами. Могу поклясться, что в нашей спальне ни у кого вчера секса не было – кроме меня. И вообще, скорее всего, не было.

Дрочу не спеша, растягивая удовольствие, и прикидываю, думает ли Снейп обо мне прямо сейчас. Хоть немножко? Мне бы хотелось. Потому что я – думаю. О том, какие у него, оказывается, ласковые руки. О горчащих от кофе губах. О длинных волосах под моими пальцами и о том, как у него во рту жарко и влажно, и… Ох!
Поскольку теперь мне есть с чем сравнивать, заявляю откровенно: вчера было намного круче!

Ночные эмоции стихли, но не намного. Радость уже не искрится во мне бенгальским огнем – она светит спокойно и ровно, как Люмос на кончике палочки.
Я помню, что сказал Снейп о последнем хоркруксе, но не собираюсь сейчас думать о плохом. Что будет, то будет. Если для того, чтобы убить Волдеморта мне придется умереть вместе с ним – пусть. Жизнь я проживу не зря. А может и экзамены не придется сдавать в следующем году, чем плохо?

Надеюсь, что за завтраком увижу Снейпа. Конечно, ничего кроме взгляда я себе не позволю, но так и подмывает подойти и поцеловать его прямо в Большом зале. Вот бы все обалдели! Особенно Рон с Гермионой. Я знаю, что они думают друг о друге, но дальше мыслей там пока дело не зашло. Меня буквально распирает похвастаться Рону тем, что я уже успел трахнуться. Ну, почти. Он, понятное дело, мне про Лаванду все подробности сразу выкладывал – не было там ничего, кроме поцелуев и обжиманий. И тем более Браун ему не отсасывала.

Понятное дело, что Снейп меня убьет, если я хоть что-то ляпну, но помечтать-то можно? Тем более, он сам сказал, что меня надо приберечь до Лорда.

Хихикаю, представляя себе разгневанного Снейпа, не имеющего возможности запустить в меня непростительным. Почему-то это совершенно не пугает.

Сегодня ничто не способно меня огорчить. Вот бы все были так же счастливы! Думаю, явись в Хогвартс Волдеморт – я бы и его поцеловал от избытка чувств. А что, глядишь, он и сдох бы сам – от шока. Весь день я стараюсь не улыбаться, но хорошее настроение не отпускает до самого вечера. Рон ворчит, что из-за отработок с Филчем я пропущу последний матч, Гермиона опять нудит по поводу учебника Принца-полукровки, а я делаю вид, что злюсь на Снейпа, но думать могу только о прошедшей ночи.
Записка от Дамблдора приходит как нельзя вовремя.

По дороге к кабинету директора слышу, как кто-то вскрикивает в коридоре, и, не раздумывая, сворачиваю.
- Профессор?

На полу лежит Трелони, многочисленные шали не дают ей подняться, и мы тратим некоторое время на то, чтобы разобраться с ними. Наверное, она просто споткнулась, потому что рядом никого нет, а на каменных плитах расплывается пятно и пахнет хересом, а под ногами хрустят осколки бутылки.
- Что произошло?
- Я размышляла о… - ее очки запутались тонкой цепочке, Трелони нетерпеливо дергает их и сама себя обрывает. - Неважно. Я была полностью погружена в себя, когда он напал на меня!
- Кто?
- Откуда мне знать, - жалобно произносит она, и я еще раз оглядываюсь по сторонам, надеясь увидеть притаившегося злодея.

Стоп. Это же пятый этаж.

- Вы хотели войти в Выручай-комнату? – как можно спокойнее интересуюсь я, а сам практически уверен в ответе. Более того, я точно знаю, кто тут ошивается весь год.
- Да, но разве вам о ней известно?
- Совершенно случайно! – успокаиваю я. – Понимаете, мне было видение…
Трелони округляет глаза и становится похожа на сову. Держусь изо всех сил, чтобы не засмеяться.

Ее рассказ полон многозначительных намеков и недомолвок, но суть удается уловить сразу. Трелони, по обыкновению прятавшую в укромное место свою выпивку, оглушил Малфой. Конечно, напавшего она не узнала, но в том, что это был именно хорек, уверен. А ведь со вчерашнего дня я о нем и не думал. Непорядок! Личная жизнь – это прекрасно, но гаденыш явно что-то замышляет, хоть директор и не верит. Вот пусть теперь выслушает коллегу.

- Вам надо обязательно рассказать обо всем Дамблдору, - говорю я как можно убедительнее.
- Да? – она отводит глаза. – Господин директор ясно дал мне понять, что желал бы сократить мои визиты к нему.
- Но это важно! – я настойчиво беру ее под локоть. Кроме того, что Трелони может помочь разоблачить Малфоя, мне ее и правда жалко. Она же тихая, таких нельзя обижать. Хорек просто зарвался. – Идемте. Я вас провожу.

Трелони еще колеблется, но не долго.
Она идет медленно, постоянно останавливается, дергает мою руку, заглядывает в глаза и что-то рассказывает. Ее сетования на компетентность Фиренца и трогательные воспоминания я пропускаю мимо ушей, кивая невпопад, а сам думаю о том, что Феликс Фелицис, наверное, все еще действует, потому что ничем, кроме удачи нельзя объяснить нашу встречу.

- … и затем нас бесцеремонно прервал Северус Снейп!
- Кто? – я машинально реагирую на имя.
- О! Он тоже пытался получить работу в том году, - повышает голос Трелони, ободренная моим вниманием. – Поэтому подслушивал под дверью, надеясь, что я скажу что-то важное. Но Дамблдор взял меня, а не его, хотя позже… Гарри? Что-то случилось?

Нет. Меня всего лишь предали. Семнадцать лет назад и вчера – пустяки, ничего серьезного. Смотрю на Трелони, а она отшатывается в ужасе. С чего бы? Я ведь ничего не делаю. Это с миром что-то происходит – он трещит, того и гляди рухнет нам на головы, а я был бы совсем не против.

Вот, оказывается, кто оставил меня сиротой. Не Волдеморт, нет – Снейп. Он прознал о Пророчестве и растрепал своим поганым языком, тем же самым, которым… На меня как будто вылили ведро помоев. Как же мерзко!
Наверное, профессор Трелони была бы рада узнать, что встреча с ней отравила, практически уничтожила мое счастье.

- Гарри?
- Ждите меня здесь.
- Но ты обещал…
Бегу, не слыша ничего кроме шума крови в ушах. Почему я не убил его вчера? Ведь была же возможность!

***

Возвращаюсь в реальность только в кабинете директора и отстраненно думаю, каким образом прошел мимо горгульи.
- Ты вовремя, Гарри, - Дамблдор улыбается, и это кажется диким. – Отправишься со мной?
- Куда? А, - я вспоминаю. – Конечно.
- Что произошло?
- Ничего важного, - обрываю директора я совершенно по-хамски, но сейчас это меня не волнует.
- Гарри… - он настаивает, и я срываюсь. Хотел – получи.
- Снейп! - ору так, что даже Фоукс недовольно бьет крыльями. - Это все из-за Снейпа! Он сказал Волдеморту о Пророчестве. Это был он! Он подслушивал за дверью, Трелони рассказала мне!
- Когда ты узнал об этом? – Дамблдор спокоен, и это бесит.
- Только что! Это правда?
- Да. Выслушай меня, Гарри.

Не хочу слушать, но если есть хоть какое-то, пусть самое невероятное оправдание – оно мне необходимо. Что угодно, только бы мир вновь обрел устойчивость. Возможно, это подло по отношению к родителям, но мне сейчас нужно поверить, что тот, кого я обнимал – не виновен в их смерти. Не думал, что может быть так тошно и больно одновременно.


Дамблдор говорит об ошибке и раскаянии, о том, что Снейп не мог знать о ком говорится в Пророчестве, о своем доверии, и я чувствую его убежденность. Кажется, в словах директора невозможно усомниться, но у меня есть вопрос, который окончательно все прояснит. Догадываюсь, что если Дамблдор прав, то я подставлю Снейпа, но другого выхода не вижу. К тому же, обет молчания с меня никто не брал.

- Скажите, - я сглатываю и с трудом подбираю слова, - правда ли, что часть Волдеморта попала в меня?
Взгляд Дамблдора, такой серьезный и понимающий, моментально становится яростным. Это длится недолго, но меня буквально отбрасывает.
- Откуда ты это узнал?
Молчу. В ответе нет необходимости.
- Гарри, - директор внезапно дряхлеет прямо на глазах, и от такой резкой перемены становится жутко, - мне жаль, что так сложилось. Северус не должен был сообщать тебе эту информацию так рано.
- И все-таки вы доверяете ему? – не могу удержаться от подколки, хотя чувствую невероятное облегчение: в этом Снейп не соврал.
- Это непростой вопрос, Гарри, и я понимаю, что тебя смущает, но – да. Всецело. Мы достаточно долго спорили с Северусом. Казалось, я был убедителен, но, возможно, прав оказался он. Тебе страшно?
- Нет, - я не вру. Никогда не приходилось испытывать такой мешанины эмоций, и сейчас я опустошен, но страха нет точно.
- Хорошо. Так ты пойдешь сегодня со мной?
- Вы нашли еще один хоркрукс?

Я пойду куда угодно, лишь бы что-то делать, а не изводить себя дурными мыслями и не оставаться в одиночестве.
Слушаю инструкции Дамблдора, обещаю исполнить их в точности и стараюсь не думать о Снейпе.



Иногда события происходят так быстро, что времени на их обдумывание просто не остается. Мне нужно успеть взять мантию-неведимку, предупредить Рона и Гермиону, встретится с Дамблдором. Нам есть что обсудить по дороге к пещере, а потом все закручивается так стремительно, что на мысли времени не остается. Мы находим хоркрукс там, где директор и ожидал, но я даже не могу обрадоваться, настолько велика усталость.
Выполняя все требования Дамблдора – в пещере, по дороге из Хогсмита, на Астрономической башне - я сначала даже не понимаю, почему, собравшись бежать за Снейпом, не могу двинутся с места.

Это похоже на кошмарный сон – все видишь, все осознаешь, но изменить ничего не можешь.
Малфой кричит и показывает метку, смеются Пожиратели, Дамблдор, лишенный волшебной палочки, стоит у самого парапета, и над всем этим ликует безумный зеленый череп.

Я до последнего надеюсь проснуться, и когда появляется Снейп, думаю, что вот сейчас, сейчас все закончится.

Я смотрю на умоляющего директора и почти спокойно жду финала. Ведь тот, кто обязательно всех спасет – вот он, уже здесь. Появился, как и положено, в последний момент. И заставляет меня очнуться не зеленая вспышка, не безумный смех Беллатрикс, не всхлипывание Малфоя, а захлопнувшаяся за Снейпом дверь. Способность двигаться ко мне вернулась, а чувства умерли. Мне не страшно, не больно – мне никак. Только поэтому я могу броситься за пожирателями.

В обычно тихих коридорах кипит бой. Вижу Джинни, Рона, Макмиллана, Макгонагал… Нет времени на объяснения. Атакую, защищаюсь, кого-то отбрасываю с дороги, а ноги скользят на каменных плитах пола и кроссовки забрызганы чем-то красным. Сейчас у меня только одна цель – догнать Снейпа. Как его остановить, решу на месте. Главное – успеть, не дать им с Малфоем добраться до ворот – там они могут аппарировать.

Его фигуру я узнаю со спины. Наверное, у меня на него нюх – даже в неверном свете луны не спутаю Снейпа ни с кем.
- Ступефай!
Мимо.
Он что-то кричит Малфою и поворачивается ко мне лицом. Я его ненавижу – не сердцем – разумом. А эмоций как не было, так и нет, словно кто-то выключил их за ненадобностью. Вспоминаю обиженный голос Трелони, умоляющий Дамблдора, свою ярость – и выплескиваю все это:
- Круцио!
Он парирует легко и не двигается с места.
Рядом смеется Беллатрикс, гневно кричит Хагрид, заходится визгом Клык, а я вижу только Снейпа.
- Круцио!
- Отвратительно, Поттер, - и я могу поклясться, что он усмехается. – Для непростительных проклятий вам не хватает хладнокровия.
- Импедимента!
Очередное сорвавшееся с палочки заклятье блокировано так же невозмутимо, будто Снейп демонстрирует защиту в классе. Да что же это? Эта сволочь надо мной издевается!

Бросаю в него очередное обездвиживающее, но падаю сам и корчусь от разрывающей боли. Вот и все.
- Нет!
Пытка прекращается почти мгновенно, и я слышу, как он кричит кому-то из Пожирателей: «Мальчишка принадлежит Лорду!»
Спасибо, что напомнил.

Земля под ногами качается, встать удается только на четвереньки, но я справлюсь.
- Сектум… - губы онемели, но я упрямо повторяю: - Сектумсемпра.
- Это бесполезно, Поттер. У вас нет ни малейшего шанса.
Очевидно, я сошел с ума. Все уже сбежали, а Снейп все еще здесь. Он не нападает, словно ждет чего-то. Чего?
- Сражайся, ты! – не понимаю, что происходит, и от этого кричу первое, что подворачивается на язык: - Или убей меня, ты, трус!
Я чувствую, как накатывает отчаянье. Бесполезный Поттер.
- Заткнись! – вот теперь он взбешен. – Не смей называть меня трусом!
Он делает шаг ко мне, наверное, собираясь ударить по маггловски, я даже вижу, как сжимаются кулаки. Терять мне все равно нечего, остается ждать, и я жду, глядя ему в глаза.

Что-то не так со временем, с жизнью, с нами обоими.

Взгляд Снейпа, только что обжигающе яростный становится пустым, и он отворачивается, бросив равнодушно:
- Убирайтесь, Поттер.
Это хороший совет, но у меня туго с послушанием – все запасы на сегодняшний день исчерпаны. Рывком преодолеваю разделяющее нас расстояние и хватаю его за рукав.
- Стойте!
То, что не удавалось с помощью магии, получается неожиданно легко – Снейп останавливается.
- Не все сказали, Поттер? Хотите что-то добавить?
- Да, - это безумие, но мне не привыкать. – Я не понимаю! Вы же могли меня убить.
- Вы оглохли или потеряли память? Убить вас – прерогатива Лорда.
- Тогда почему вы меня отпускаете?
- Хотите составить мне компанию?
Если бы Снейп издевался, я бы понял, но он совершенно серьезен.
- Я не знаю, что думать. Не знаю, что делать. Я… запутался.

Признание вырывается помимо моей воли, но оно искреннее, и Снейп это, кажется, понимает, потому что в его взгляде мелькает что-то живое. Сочувствие, должно быть.
- Вы знаете что делать, Поттер, а в том, что думать, разберетесь позднее. Выполните свое предназначение.
- А вы?
- А я – свое. У каждого из нас есть обязательства.

Больше я его не удерживаю – нечем и незачем. Я смотрю, как черная фигура растворяется за воротами, и шепотом желаю удачи.
Я идиот, знаю.

Эпилог

Снейп, как всегда, оказался прав.
Я злился на эту самоуверенную сволочь, но упорно следовал его совету весь следующий год. Я делал и думал.
Первое получалось лучше, чем второе, но и упрямства мне не занимать.

Хоркруксы уничтожались один за другим, я прислушивался к себе и чувствовал только холодную решимость дойти до конца. Если я чего и боялся, то разве что ошибиться. Но мне везло – с друзьями, с врагами, как будто в крови еще оставалась капля зелья удачи.

Я бы и рад сказать, что не вспоминал Снейпа, но это бы было враньем. Он прочно поселился в моей голове, обосновался там со всеми удобствами, и со временем я махнул рукой – пусть, разберусь как-нибудь.

Поначалу я злился страшно, материл его вместе с Роном и надеялся, что ему икается где-то там – где бы он ни был. Потом успокоился немного. Вопросов было больше, чем ответов, но я и так и эдак вспоминал и обдумывал все, что мне было известно, и пришел к выводу, что врагом он нам он все-таки не был. А когда увидел меч Гриффиндора, окончательно уверился, что Снейп на нашей стороне. И что он обо мне не забыл.

Ну, а кто еще мог бы вытащить древний артефакт из кабинета Дамблдора? Кроме действующего директора, разумеется. А в озеро он меч закинул из мести, не иначе.
- Вы же тут, да? – орал я, раздеваясь на морозе. – Не прячьтесь, я точно знаю, что это вы! Хочется стриптиза – так и скажите!
Снейп не отзывался, и я оставил на себе трусы чисто из вредности – раз не вышел, хрен ему, а не любование моей задницей. Лучше бы я их снял, конечно – не пришлось бы на мокрые трусы джинсы натягивать – да и медальон заодно, а то чуть не утонул, выпендрежник фигов. Вот тогда бы Снейп высказался по поводу тупых гриффиндорцев, способных даже в луже захлебнуться, от души.

Потом я лежал в палатке и прислушивался к ночным шорохам, завидуя Рону с Гермионой. Они были вместе, пусть нелепо и по-дурацки, но были. А я… Я даже его не увидел. Обидно.

Я прокручивал фразу за фразой все, что мог бы сказать Снейпу, все, что хотел сказать и что сказал вместо этого, и тосковал.

Встретились мы только второго мая, когда обоим было не до разговоров.
Несколько минут да долгий взгляд, украденный у войны – вот и все общение. Зажимая ладонью рану на шее, я был счастлив, что успел. Успел попрощаться.
- Посмотри на меня, - еле различимое сипение, но я и без просьбы обошелся бы. Я готов был утонуть в его взгляде, нырнуть и не выплывать на поверхность, но он бы мне не позволил.
- Страшно? – я не слышал, угадал по губам.
- Нет. Вы никогда красавцем не были и сейчас не особенно изменились.
Он нахмурился, не желая тратить последние силы на мой идиотизм, а я осторожно погладил морщинку на лбу и улыбнулся.
- Неудачная шутка, да? И все равно – нет. Я не боюсь. Вы же сами говорили о долге, помните? Дождетесь меня там?
Я не стал жалеть о том, что могло бы быть. Я просто поцеловал его и ушел. Не замечая, что кровь больше не течет.


Мы оба умерли в тот день и выжили тоже оба. Я – случайно, а он, видимо, от нежелания встречаться со мной. Правда, потом Гермиона что-то говорила о стихийной магии, но это полная ерунда. Если бы можно было исцелять наложением рук, колдомедики остались бы без работы.

Умирать было не страшно, а вот спустя неделю собираться к Снейпу – жутковато. Но я же Гарри Поттер – мальчик, который может быть выживет в третий раз. Да и выбора другого нет. Потому что на дворе снова весна, я герой и знаменитость, а трахаться по-прежнему не с кем.
И если уж совсем начистоту, то Волдеморта я все-таки убил. А если Снейп будет сопротивляться, то заявлю всем, что сделал это в его честь - пусть оправдывается!


просмотреть/оставить комментарии [17]
<< Глава 1 К оглавлению 
май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

апрель 2022  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.05.19 15:05:37
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.18 23:57:15
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.18 12:17:07
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.15 18:31:15
После дождичка в четверг [3] ()


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.03.03 14:54:09
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2022.03.01 15:00:18
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2022.01.30 18:16:06
Я только учу(сь)... Часть 1 [64] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:22:35
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [1] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [32] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.