Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Толстая Леди с протрета проснулась от того, что кто-то в нее стучал. На пороге стоял странный мальчик с парашютом и на лыжах. Подняв глаза на Толстую даму, он сказал:
- Слоны идут на север....
- Чего?!
- Слоны идут на север...
- Какие в задницу слоны?!
- Пароль.... Слоны идут на север...
- Слоны идут на х@й!!!, - бешено заорала Толстая Леди, - а общий зал Пуффендуйцев этажом ниже!

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1252]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12781 авторов
- 26925 фиков
- 8682 анекдотов
- 17723 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

 К оглавлениюГлава 2 >>


  Весеннее обострение

   Глава 1
Гарри

Ночью все острее воспринимается. Тишина оглушает, от запаха распускающейся листвы кружится голова, привычные мысли не просто царапаются тихонько, а стучат в голове барабанным боем. Хотел успокоиться перед сном, прогуляться по школе в одиночестве – как же! В итоге только накрутил себя еще больше. Как обычно, впрочем.

Ненавижу весну!
Авитаминоз, постоянная сонливость и периодически накатывающее депрессивное настроение. Погода при этом просто издевается: чем тебе хуже, тем ярче светит солнце, и заливаются ошалевшие после зимы птицы. Бесит! К экзаменам готовиться нет ни сил, ни желания, а учителя нудят в один голос: «Соберитесь. Это важно!» Да что там может быть важного? Свежая зелень глаза слепит, от апрельского ветра опьянеть можно – если уж у кого информации в голове и держится, то только у Гермионы, да и то по привычке скорее.

Кстати, о привычках. Весной мне удивительно везет на приключения несовместимые с жизнью. Именно весной меня пытался убить Квиррелл, василиск собирался мною пообедать, оборотень чуть не сожрал, дементоры опять же, Лорд палочкой перед носом махал… Такое чувство, что мне на роду написано сдохнуть в мае, а я каждый раз чудом выкручиваюсь. Сейчас пока на удивление спокойно. Не к добру.

Правда, есть польза и от экстремальных ситуаций – они неплохо отвлекают от личной жизни. Вернее, от размышлений о ее полном отсутствии.

Не знаю с чем это связано, но где-то с февраля все начинают делиться на пары. Как будто магниты в карманы запихивают – были адекватные люди, на уроках под диктовку писали, о квиддиче трепались, а потом, раз – взгляд стекленеет, слух отключается, и вот уже лучший друг тащит чужую сумку, а умница-подруга улыбается плоским шуткам и украдкой косится на свое отражение в оконном стекле. И речь сейчас не только о Роне с Гермионой. Весь Хогвартс по весне сходит с ума.
Обнимаются в коридорах, целуются у озера, записками на уроках перебрасываются, конфеты в «Сладком королевстве» скупают… Один я чувствую себя лишним.

Нет, я не дурак и не урод. Хотелось бы надеяться, что не. Я – гомик. Идиотское слово, но самое приличное из известных мне. Остальные куда хуже.
Понимаю, что звучит это отвратительно, но против природы не попрешь. Пытался, не вышло. Летом познакомился с соседкой: она свободна, я не занят, предков ее целыми днями дома не бывало, а тетю Петунью не интересовало, где осточертевший племянник проводил время, лишь бы не крутился под ногами.
Лиз, к счастью, оказалась совершенно равнодушна к цветам-конфетам, потому что денег на них мне все равно взять было негде. Она, вообще, оказалась девчонкой без комплексов и к себе меня пригласила уже через неделю после знакомства. Я ведь радовался, кретин, не знал, какой позор меня ждет.
Нет, когда мы только целовались, у меня встал. В моем возрасте и на дырку в заборе встанет без проблем, а вот потом… Стоило нам оказаться в постели - член сдулся, как воздушный шарик. Хорошо хоть не со свистом. Лиз еще бодрилась, утешала меня, дрочила рукой, даже в рот взяла – без результата. Кому рассказать – не поверят. Но это надо совсем мозгов не иметь – рассказывать о таком.
Ее терпения хватило минут на двадцать, а потом я вылетел за дверь, и обиженное «Не приближайся ко мне, козел!» стало достойным завершением моего первого сексуального опыта.

Я долго пытался понять, что со мной не так. И когда Дадли брякнул про Седрика «бойфренд», честно попытался представить себя с парнем. Отвращения воображаемая картина не вызвала, энтузиазма особого – тоже, но нужно было довести дело до конца.
Вернувшись в Хогвартс, я начал приглядываться к однокурсникам. Рассматривал знакомые физиономии в гостиной, косился в спальне, тайком бросал взгляды в квиддичной раздевалке – оценивал и фантазировал. Напроверялся до того, что через месяц у меня вставало на любого парня старше четырнадцати, дружеские прикосновения Рона вгоняли в краску, и я серьезно начал задумываться о вынужденной необходимости уйти из квиддича.
Но самое страшное заключалось в том, что кроме меня, похоже, других ненормальных в замке не было. Все ребята либо встречались с девушками, либо только об этом и мечтали, а на осторожные намеки, касающиеся нетрадиционной ориентации, реагировали как на обвинения в поддержке Волдеморта.
Если в школе единомышленников мне не найти, а на Прайвет Драйв я и сам искать не стану, то можно поставить кнат против галеона, что сдохну я девственником.

От тоски я расклеился окончательно и чуть не взвыл:
- Мерлин, помоги! Пусть здесь окажется еще хоть один пидор. Мне плевать, кто это будет, но должна же быть справедливость в мире. Кто угодно – и я с ним трахнусь!
Тут же пришло в голову, что нетрадиционной ориентации могут придерживаться Филч или Хагрид, и я, вздрогнув от ужаса, поспешил уточнить:
- Ладно, - в пустоте коридора собственный шепот казался особенно неприятным. – Кто угодно, но не великан, не директор, не мерзкий сквиб, не Хорек…
Договорить я не успел, потому что из-за поворота вырулил только что упомянутый Малфой в сопровождении свиты. Вжавшись в оконную нишу, я благословил Дамблдора за отцовскую мантию и задержал дыхание.

- Надо было раньше возвращаться. Отбой был два часа назад.
- Не ной, Винс. Если трусишь – предупреждай заранее, обойдусь без твоей помощи.
- Снейп с нас спустит шкуру, если застукает, - пробухтел Крэбб, и Малфой резко притормозил рядом с моим укрытием.
- Мне плевать на вашу шкуру. Сами вызвались помочь, а теперь я виноват? Хуже девчонок.
- Ты его совсем не боишься? В этом году он какой-то злющий, даже на тебя рычит, - Гойл на всякий случай отступил на шаг от разъяренного Малфоя, а я чуть не подпрыгнул от любопытства. Что Снейп стал придираться к бывшему любимчику, а тот хамить в ответ – заметили многие, а вот о причинах можно было только гадать.
- Хотите посплетничать? Тогда можете считать, что декан страдает от неразделенной любви.
- К кому?
- Ко мне. Блондины – его давняя страсть, а я отказался от сомнительного удовольствия согреть его постель, - Малфой брезгливо ухмыльнулся, глядя, как Крэбб с Гойлом таращат глаза.
- Ты серьезно?
- Разумеется. И если вы уже никуда не торопитесь, можем еще здесь постоять и поговорить о сексуальных предпочтениях Снейпа. Как раз и он присоединится.

Два барана, по недоразумению являющиеся шестикурсниками, наконец, отмерли и удалились, подгоняемые своим пастухом, а я сполз по стене на пол.
Кажется, Поттер, хреново ты сформулировал свое желание.

***
Я честно старался не думать о Снейпе, и вообще выбросить из головы идиотский разговор. Мало ли что могут наболтать слизни? Тем более что профессорская ориентация меня не касается ни каким боком – все равно ничего не светит. Не подходить же после уроков с предложением перепихнуться, а то: «У вас никого, у меня никого – не попробовать ли нам?»
Хорошо, что когда я эту сцену себе представил, в библиотеке за рефератом сидел – никто не обратил внимания, как Поттер глаза закатывает и губами шевелит. Ничего особенного. Может, человек вспоминает что-то важное. А я и вспоминал – проклятья, которыми меня Снейп по стене размажет. На пятнадцатом сдался. Он-то всяких гадостей по любому больше знает, зато я Экспеллиармусом владею виртуозно, ну почти, а он – нет. В той, подсмотренной в думосборе сцене, палочку он потерял и чуть не оказался без штанов. А может, и оказался – меня прервали на самом интересном месте.
Я припомнил некоторые моменты чужого воспоминания и пожалел, что Снейп не дал мне его досмотреть. Сейчас бы мог точно знать, с чем мне предстоит иметь дело в смысле размера и вообще. Хотя, за двадцать лет все, конечно, могло измениться. Или не могло?
С другой стороны, если Мародеры действительно оголили Сопливусу зад, тот урок Окклюменции завершил бы мою увлекательную жизнь. Не в том смысле, что я не пережил бы этого зрелища – возрождение Волдеморта куда страшнее, а в том, что Снейп меня бы просто убил на месте. И к лучшему.

Выспаться предсказуемо не удалось.
Я ворочался, вспоминал все, что мне известно о Снейпе, как он выглядел в Большом зале, на Зельях в прошлом году и на ЗОТС вчера утром, мысленно пытался снять с него хотя бы мантию и представить для начала что-нибудь простенькое – объятья, например. Воображение бастовало. Ну не видел я Снейпа не то что с собой – вообще ни с кем. Он у меня с сексом ассоциироваться не желал, шипел, плевался ядом, снимал баллы вместо одежды и грозил отработкой. Он же старый!
Хотя, сколько ему? Если он с Мародерами учился… Тридцать шесть? Тридцать семь? Для мужчины не возраст даже. Тетка вон с подругами обсуждает соседей, кто с кем, да кто чей любовник, а я иногда слушаю. Случайно, конечно, делать мне нечего – интересоваться всякой ерундой. Ну и телевизор иногда удается подсмотреть.
В общем, можно быть уверенным, что в этом возрасте люди еще трахаются. Но не Снейп же!

От подобных размышлений организм перевозбудился, и дело его успокоения пришлось брать в свои руки. Как обычно, к сожалению.
Я дрочил и убеждал себя, что дело не в Снейпе, а в принципе, вспоминал дырку в заборе и райвенкловского загонщика – у него такая улыбка, что снитч в последнем матче чуть было не просвистел мимо меня. После матча он целовался со своей девушкой, а я вместо того, чтобы радоваться победе, злился, что знаменитому Поттеру даже поцеловать некого.
Вот Снейп наверняка улыбаться не умеет. С его кислой физиономией только зельями и заниматься, раньше у меня хоть один любимый предмет был, так он и тут влез, все удовольствие от изучения ЗОТС умудрился испортить. Представляя вечно недовольное профессорское лицо, я и кончил. Черт! Эта сволочь даже оргазм может отравить.

Через два дня я сдался.
Малфой наверняка наврал, с него станется. Но чтобы в этом удостовериться, нужно было хотя бы попытаться Снейпа соблазнить. И вот когда эта затея провалится, можно будет опять считать себя единственным педиком в Хогвартсе и спать спокойно. В одиночестве.

Не скажу, что у меня есть хоть какой-то опыт по соблазнению кого бы то ни было, но времени до конца учебного года остается немного, так что не мешало бы поторопиться.
Наверное, проще всего начать прямо на ближайшем уроке.

***

Северус

Никогда не любил весну.
Слишком силен контраст между буйством оживающей природы и пустотой в душе.
Из-за плохих сосудов я с детства плохо переношу изменения погоды и мучаюсь от постоянных мигреней. Со временем удалось найти рецепт зелья, позволяющего купировать приступ головной боли в самом начале, но через несколько лет постоянного применения, оно перестало действовать. Пришлось его модифицировать, однако и новое средство не долго сохраняло эффективность. С тех пор мне периодически приходится менять обезболивающее, хотя не слишком много смысла в том, чтобы заботиться о части тела, потеря которой может случиться в любой момент.

Возможно, именно плохое самочувствие было одной из причин вечно дурного настроения и, как следствие, нежелания ладить с людьми.
Впрочем, самообман позволителен только в юности. Болен я или здоров, на скверный характер это влияет мало. В результате я в совершенстве овладел искусством отталкивать от себя окружающих, и сейчас почти доволен сложившимся положением. Почти, потому что именно весной накатывает иррациональное желание неодиночества.

Пятнадцать лет назад, предлагая место в Хогвартсе, Дамблдор говорил о том, что нуждается в помощи. Я сделал вид, что поверил, но уже тогда знал, что мною движет лишь стремление спрятаться от проблем, в которые я так талантливо себя втравил. За стенами замка и спиной директора было так удобно прятаться от неприятных решений, ответственности и последствий собственной глупости, что только спустя несколько лет пришло осознание: жизнь меня тоже потеряла.

В целом это устраивало: стабильная работа, крыша над головой, покровительство директора, определенное уважение, как приложение к должности. Отсутствие личной жизни воспринималось тогда как досадное недоразумение, не более.
Еще подростком я понял, что из-за сексуальных предпочтений семьи у меня не будет, а со временем убедил себя в том, что не нуждаюсь и в постоянном партнере. Ну, о каких отношениях может идти речь при такой работе? Два месяца стабильности и десять перерыва? В лучшем случае можно изредка вырываться на воскресенье – и только. Не стоит и начинать.
И я бы, наверное, окончательно примирился со своим положением, если бы не неприятные особенности моей работы.

Интересно, как можно находиться в школе, заполненной озабоченными подростками, и не думать о сексе? Молодые, активные и забитые, страшненькие и привлекательные, они носятся по лестницам, ерзают за партами, пересмеиваются в Большом зале, валяются на траве с учебниками. И если зимой и осенью с этим худо-бедно удается мириться, то весной - охватывающее их безумие начинает действовать и на меня.
Благословляю консервативность магического мира, предпочитающего мантии прочей одежде: они прекрасно скрывают сексуальные до неприличия тела юных магов и мою недопустимую реакцию на них. Иногда с искушением бороться очень трудно.
Наверное, стоит поблагодарить провидение за то, что девушки меня не привлекают, потому что первые годы обязательно находилась какая-нибудь романтичная идиотка не намного младше меня, тратящая силы и время на любовные записки и томные вздохи. Даже думать не хочу о своей возможной реакции на аналогичные действия кого-то из представителей одного со мной пола. Даже будучи твердо уверенным в недопустимости подобных отношений, не могу поручиться за то, что тело не предаст меня. Оно иногда совершенно не согласно с разумом и мнит о себе черт знает что.
Вот как сейчас.

***

Осознание того, что контрольные не целенаправленное издевательство преподавателей, а инструмент проверки знаний студентов, приходит со временем. Чаще всего тогда, когда сам уже стоишь за кафедрой и пытаешься вложить в головы лентяев хотя бы крупицу информации. Тот факт, что я никогда не сообщаю о проверочной работе заранее, бесит детишек больше всего. Ничего не имею против: жизнь вообще несправедлива, и это тот урок, который подрастающим магам стоит усвоить особенно твердо. Не стоит надеяться, что в будущем у них будет неделя на отражение вылетевшего из-за угла проклятия или поиска противоядия.

Лично для меня контрольные удобны еще и тем, что можно не тратить время на подготовку к уроку, да и просто помолчать час-другой, когда нет ни сил, ни желания говорить. Правда, потом придется разбирать накарябанный каракулями бред, но это уже дело привычки.

Утром я понял, что не смогу провести практическое занятие у шестикурсников Гриффиндора и Слизерина даже под угрозой Круцио, а начитывать новый материал не хочу. От одной мысли, что ежесекундно придется контролировать сорок ненавидящих друг друга недоучек, темнело в глазах, и я сдался. Да, как ни странно – профессора тоже люди. Студенты, правда, в это не верят, а мы их не разубеждаем. Впрочем, лично я могу гордиться – меня и коллеги не считают человеком.

Раздав списки вопросов, хожу по классу и наслаждаюсь относительной тишиной. В такие минуты я даже начинаю неплохо относиться к своей работе: никто не размахивает палочкой, не переговаривается с соседом – поскрипывают перья, головы опущены, шмыганье носом и приглушенные ругательства создают умиротворяющую атмосферу.
И все же что-то идет не так. Никто не списывает – можно даже не следить. У меня на уроках вообще не списывают – себе дороже. Безопаснее сдать пустой пергамент, тогда есть хоть какой-то шанс, что дело ограничится снятыми баллами. Найденная шпаргалка гарантирует полгода отработок с Филчем, а он как-то не пользуется любовью учащихся. Тогда что же меня беспокоит?

Отхожу к ряду последних парт и окидываю взглядом класс. Согнутые спины, темные и светлые затылки, напряженные плечи. Некоторым стоит больше думать об осанке, но я не нянька, чтобы делать замечания шестнадцатилетним оболтусам.
Странно, все заняты делом, даже Поттер что-то старательно карябает в своем свитке, прикрываясь локтем, а ощущение неправильности не пропадает.

Возвращаюсь на середину класса. Поттер отшатывается, опасаясь, очевидно, что я его задену. Здесь тепло, в отличие от подземелий, так что некоторые позволили себе снять мантии, а надежде магического мира жарче всех – ослабил галстук, который и так зачастую болтается как удавка на тощей шее, расстегнул верхние пуговицы и теребит воротник рубашки. Даже губы, кажется, облизывает. Может, ему плохо?

- Поттер!
- Да? – он дергается на скамье и закрывает работу ладонью. Да что там такое?
- Собираетесь упасть в обморок как нервная барышня? Принести нашатырь или предпочтете веер?
- А?
- Наложить на вас охлаждающие чары?
- Зачем?
Поттер покраснел? Быть не может.
- В таком случае, приведите себя в порядок. Вы не на пляже.
Вот теперь его щеки действительно розовеют, а я удовлетворенно отворачиваюсь. О Поттере можно не беспокоиться, он прекрасно себя чувствует.

Тишина, прерванная нашим маленьким диалогом, быстро восстанавливается, все так же шуршат пергаменты и тихонько стучат о края чернильниц перья, а у меня возникает чувство, что кто-то смотрит в спину. Оборачиваюсь, собираясь рявкнуть на пялящегося Поттера, но тот склонил голову так низко, что видны выступающие шейные позвонки. Показалось? Но мне редко что-то кажется.

Отправляюсь к окну и поворачиваюсь спиной к классу, полностью сосредоточившись на ощущениях. Чужой взгляд возвращается, и он не буравит затылок, не тычется в лопатки, как можно было бы ожидать – нет, скользит по спине вниз. Еще ниже…
Поздравляю, Северус, у тебя не просто паранойя – у тебя мания величия на фоне прогрессирующего нарциссизма. Ты себя в зеркало давно видел?

Если быть честным, вижу-то ежедневно, а вот именно рассматривал я себя довольно давно. Слишком давно. В молодости меня сложно было назвать привлекательным, а с годами я даже научился извлекать из этого выгоду. Разумеется, внешность не главное, и несимпатичные люди могут обладать бездной обаяния, но не я. Окружающие видят нас нашими же глазами, и если я считаю себя уродом, то с чего бы им думать иначе? Внешность – это визитная карточка. Красивых любят, обаятельным доверяют, а я не нуждаюсь ни в том, ни в другом. Чем меньше авансов от жизни, тем легче платить по счетам. Предпочитаю вызывать неприязнь – так меньше разочарований и обманутых надежд. У всех.

Взгляд не пропадает, он почти осязаем, и вызывает неуместную реакцию. Чертова весна! Не удивлюсь, если выяснится, что подростковая гиперсексуальность заразна, а у меня проблемы с иммунитетом. Мантия, конечно, может скрыть внешние проявления моего скандального состояния, но я бы предпочел, чтобы их не было вовсе. Да кто же эта нахалка?

- Мистер Поттер?!
В последний момент я еле успеваю придать голосу возмущенные нотки. Не хватало еще опозориться, продемонстрировав шок, причиной которого стал маленький засранец. Впрочем, уже не маленький.
- Да?
Он опять вздрагивает, но совершенно точно не оттого, что устрашился грозных интонаций в моем голосе. И даже не делает вид, что удивлен. Еще бы! Добрых пять минут сверлил мне глазами дырку ниже поясницы – даже Хагрид бы почувствовал.
- Хотите сдать работу и не знаете, как сообщить об этом?
Да, я не собираюсь его жалеть. Если потратил время на игры в гляделки - расплатится баллами за незаконченную контрольную.
- Я еще не все.
- Неужели? Позвольте полюбопытствовать, сколько вы успели написать?
Невыносимо медленно он выбирается из-за парты и подходит, шаркая ногами.
- Быстрее!
Вместо того чтобы положить свиток на стол, Поттер протягивает его мне, но слишком поспешно отдергивает руку, и работа падает под ноги.
- Простите, – торопливо присев, он подбирает пергамент, потом вскидывает глаза и смотрит на меня. Снизу вверх. Бесконечно долго. Запрокинутое лицо на уровне моего паха. Так не бывает.
Теперь моя очередь оттягивать ворот.

- Ноги не держат, Поттер?
Что я несу? Не важно. Главное, чтобы никто не догадался о моих мыслях.
Вдох, выдох, вдох… Пока Поттер вставал, мне удалось успокоиться.
- Я нечаянно. Сэр.
Злосчастный листок все-таки оказывается в моих ругах, я его разворачиваю и срываюсь:
- Отработка. Сегодня в семь. Здесь.
Поттер вылетает из класса, не оборачиваясь.

***

Гарри

И незачем так шипеть. Да, я не художник, и что? В конце концов, там все очень даже невинно. Многие вообще голых женщин рисуют. Частями. А я его оставил одетым! Или он себя не опознал? Или, наоборот, опознал, но рассердился на сердечки?

Легко сказать «соблазнить Снейпа», а как? Да я к Чжоу, помнится, подойти не мог, а тут тебе не ровесница. И совета спросить не у кого.
Как себя девчонки в таких случаях ведут? Вздыхают, бегают за парнями, а сами делают вид, что просто мимо проходили, одеваются так… ну, словом, чтобы было на что посмотреть. Мне вон Джинни постоянно на пути попадается, что я, совсем дурак, что ли? А уж как Лаванда Рона преследовала - весь Хогвартс в курсе. Только если я по коридорам за Снейпом начну гоняться – это ж заметят. Если только ночью, но тоже не вариант. Он с меня баллы снимет и в спальню вернет, я и сказать ничего не успею, наверное.
Короче, решил разобраться на месте. Мало ли как урок пойдет, вдруг что придумаю?

А Снейп нам контрольную закатил, ну не гад ли? Назло ведь!
Я даже сначала плюнуть на соблазнение хотел. Написал на листе: «Мантикора и основные способы защиты от нее» и передумал. Начал вспоминать все, что про эту тварь известно. А сам на Снейпа смотрю, как он по классу ходит, хмурый, злющий как обычно. А иногда в окно как глянет, и взгляд такой тоскливый делается, будто осточертело ему все – и мы, и контрольная эта и век бы никого не видел. И мне интересно сделалось: а если он все-таки трахается, то с такой же кислой мордой или нет? Он улыбаться умеет? Его что-то радует вообще? Он живой ведь. Если поранится – идет кровь, сам видел еще на первом курсе. В Большом зале ест, живет где-то.

Я пытался вообразить его комнаты, все равно про мантикору ничего путного вспомнить не могу. Ее еще то ли встретишь, то ли нет, а профессор вот он, перед носом маячит. И не известно, кто опаснее.
Это я начал с комнат, а стал думать почему-то о кровати, и как Снейп на ней спит.
Вот это, конечно, я зря. Про кровать, имею в виду. Потому что вспомнились все размышления последних дней, и то, как дрочил… И тут слышу:
- Поттер!
А я, оказывается, пуговицу на рубашке расстегнул. Но он вроде все на жару списал, хотя и ввернул насчет нервной барышни. И вот с ним я собираюсь переспать? Сволочь же просто!

Ладно, решил я, если что-то и предпринимать, то только наедине, потому что позора не оберешься. Да он же меня первый идиотом и выставит. Можно, конечно, на отработку нарваться, только у нас сейчас не зелья, тут котел не взорвешь и вообще ничего кроме контрольной не испортишь.
Гляжу я на свой пергамент, а там с начала занятия только одно задание и написано. Скоро сдавать, и времени не осталось почти. Мечтатель хренов!
И тут меня осенило: если пустой лист сдать, то Снейп точно взбесится и снятыми баллами не ограничится! Ну, чтобы уж наверняка, я его портрет изобразил. Все равно думать больше ни о чем не мог. И сердечками украсил, чтобы профессор не усомнился в моем отношении. Но пока рисовал, он засек и опять как рявкнул!

Вроде все шло как надо, но в последний момент я перетрусил и пергамент выронил, а когда поднимал… У него такое лицо было, будто он все понял про мои мысли и планы кретинские, и вроде как даже не против и вот-вот сейчас сделает что-то такое. Этакое. Не знаю что, но возражать я не буду. Не смогу просто.

Очнулся я, когда про отработку услышал, и тут же смотался, чтобы Снейп не передумал и не отправил меня к Филчу. Обидно было бы.

***

- Гарри, что ты там написал? – Гермиона как обычно заботится обо мне. Она удивительная, таких больше нет. Я вот люблю своих друзей, но думаю в первую очередь о себе все-таки. И Рон, уверен, тоже. А подруга переживает за нас обоих. Это трогает и совсем чуть-чуть раздражает.
- Ничего.
Истинная правда, между прочим.
- Ты в чем-то ошибся? Выбрал не свой вариант? Из-за чего Снейп так разозлился?
- Да говорю же: ничего я не успел. Голова разболелась.
- Шрам, да? - голос Гермионы становится понимающим, в нем отчетливо проступает напряжение. Еще бы! С нашим-то опытом.
- Нет, душно просто.
И зачем я их с Роном дожидался? Знал, что придется объясняться, а все равно полчаса подпирал стенку. С другой стороны, вопросов все равно было не избежать, так что лучше ответить на них пораньше.
- Может, сходить к мадам Помфри?
- Да ну, глупости. Подышу воздухом, и все пройдет.
- А трансфигурация? Макгонагал тоже обещала контрольную назавтра. – Видно, что подруга подгоняет нас по привычке – она и сама не прочь отдохнуть: погода шепчет.
- Если перезанимаемся, то точно завалим, - встревает Рон. – Меня уже тошнит от уроков, надо перерывчик сделать.
Мы шагаем к озеру вместе, и я рад хотя бы на время отвлечься от мыслей о Снейпе.

К семи меня осеняет. Вдруг Малфой не врал, и профессору действительно нравятся блондины? Это же можно проверить.
Этим заклинанием мы еще на втором курсе развлекались, перекрашивая друг друга во все цвета радуги. С Тонкс не сравниться, конечно, но при необходимости я и сам смогу осветлиться. Главное, чтоб потом никого в коридоре не было.

Уже у двери я оглянулся по сторонам и пару раз глубоко вдохнул. Нежелательных свидетелей поблизости не наблюдалось. Взмах палочки вышел неловким, но так всегда, если пытаешься заклясть себя. Хорошо, что под рукой нет зеркала, а то мог бы и передумать.
Не давая себе времени на колебания и отступление, я решительно постучал в дубовую дверь. Ну, держись, Гарри!

***

Ой, кажется, дурная была идея. Как бы Снейпу плохо не стало, вон аж онемел от удивления. Или я так хорошо выгляжу или не узнал. И долго мы так стоять будем? Жаль, зеркала тут нет, самому любопытно стало. Может, так и ходить теперь? Или приберечь сюрприз для Волдеморта? А что, вдруг его удар хватит, и убивать не придется?
- Профессор?
- Поттер? Что с вами?
Отмер, надо же. Узнал даже.
- А что?
Да, я дурак и не в курсе. Все равно сказать-то нечего.
- Вы… опоздали на полторы минуты. – Снейп разворачивается и идет к своему столу. – Вымоете полы и парты. Разумеется, без магии. Тряпки и ведро в подсобке, приступайте.

Все, он уже зарылся в пергаменты и на меня не смотрит. Для кого я такой красивый, спрашивается?

***
Северус

Бросив на парту скомканную мантию, Поттер идет в подсобку за инвентарем. Из-за запрета на использование магии, воду приходится набирать в туалете, и он сначала хлопает дверью, выходя из класса, а потом еще раз - вернувшись. Вообще, наглец производит много шума: двигает скамьи, с грохотом переставляет ведро, остервенело полоскает тряпку. Это мешает сосредоточиться на проверке контрольных, и я невольно наблюдаю, как Поттер оттирает чернильные надписи с парты. Он слегка горбится, закатанные до локтей рукава рубашки позволяют разглядеть напряженные мальчишеские мышцы под гладкой кожей. Кисти рук кажутся слишком крупными по сравнению с тощими запястьями. Щенячьими.

Постоянно забываю, какой он, в сущности, ребенок. Нет, не так. Я вполне осознанно запрещаю себе думать о нем как о ребенке. Оружие не имеет возраста, если годится для боя. Дамблдор отливал этот меч, а я своей задачей считал его закалку, и прекрасно справлялся с ней все эти годы. Жаль, у нас мало времени. И если Поттер погибнет, думаю, Лорда меньше всего будет интересовать, какую по счету весну он не встретит в своей жизни.
Только Поттеру, очевидно, плевать на все связанные с ним надежды – он такой же лоботряс, как его сверстники. Гоняет на метле, саботирует учебу, нос свой сует куда ни попадя… Перекрасился вот.
Желтая шевелюра Поттера привлекает внимание откровенной неуместностью, и я замечаю ее даже тогда, когда она вроде бы уже должна исчезнуть из поля зрения.
Отвратительное зрелище!

Очередной пергамент перечеркивает красная чернильная полоса и на полях появляется законный «Тролль» - Уизли, кто бы сомневался! Мозги у автора были заняты чем угодно, только не Защитой от темных сил. Да и остались ли там мозги или вышибло прямым попаданием бладжера? Впрочем, он не является исключением из правил – в этом возрасте все такие: непомерные амбиции, сиюминутные желания, абсолютная эгоцентричность и пустая голова.

Грохот отвлекает от следующего, такого же маловразумительного опуса: Поттер задел ведро и суетливо собирает разлившуюся воду. Как можно быть таким неуклюжим?
Глядя на возню с тряпкой, стискиваю в пальцах проверенный свиток. Непривычный ракурс и, чего греха таить, возбуждающий. Хорошо, что Поттер стоит ко мне спиной и ничего не замечает. Хотя, в такой позе понятие «спиной» теряет свое основное значение.
Он наклонился и сосредоточенно елозит грязной тряпкой по полу. Ноги расставлены слишком широко и стоит ему чуть-чуть опустить голову, как мы окажемся лицом к лицу. Тогда мое пристальное внимание к обтянутой залоснившейся брючной тканью части тела, будет очевидно. Очень многообещающей части, надо заметить. Очень… сексуальной.

Черт! Недопустимо пялиться на ребенка и думать о нем в таком ключе. Однако я сам только что уверял себя, что его возраст не должен иметь значения, а уж Поттер определенно считает себя вполне взрослым. Вместо того чтобы учиться, витает в облаках и карябает сомнительные картинки. Если бы не порхающие сердечки, я мог бы принять этот скетч за карикатуру на самого себя, поскольку нарисованное нечто меньше всего похоже на девушку.
Интересно, кто это?
Кажется, я всерьез размышляю о сердечных привязанностях студента, но мне и в самом деле любопытно, кем бы он мог увлечься. Внешностью его судьба не обделила, известностью – тем более. Популярность при таких условиях должна быть бешенная. О его отце, помнится, половина школы вздыхала – тайно и напоказ, а сын довольствуется компанией Грейнджер и Уизли шестой год, а взгляды девиц его, похоже, не трогают. А ведь смотрят, и как! Со стороны такие вещи особенно заметны. Неужели переборчив? В скромности Поттера заподозрить сложно.

Очередная лавка с глухим стуком врезается в стену. Он собрался свести меня с ума, не иначе. Даже нарочно нельзя производить столько шума. Стоило отправить его к Филчу, но, назначая отработку, я явно не мог мыслить рационально. Как и сейчас, по-видимому.
- Нельзя ли аккуратнее?!
- Простите, - ни малейшего раскаяния. Поттер отирает лоб мокрой ладонью, смахивая нелепую светлую челку. С его густыми бровями этот цвет выглядит на редкость пошло, и в душе просыпается злорадство: кем бы ни была его избранница, ей это точно не понравится.
И все-таки, кто она?

Вместо положенного безразличия испытываю раздражение, словно от песка в ботинке – не больно, идти можно, но мешает. Практически не задумываясь, просто давая выход этому раздражению, поднимаю палочку и возвращаю поттеровской шевелюре привычный цвет. Он дергается, но уклониться не успевает.
- Что вы сделали?
- Отвратительная реакция, Поттер! Вас убьют прежде, чем вы сообразите, в какую сторону поворачиваться.
- Но вы же сами запретили мне использовать магию!
- Для уборки, а не для самозащиты.
- Но я… - он обрывает себя на полуслове, и я рад. Значит, можно обойтись без банальностей о постоянной бдительности – не хочу походить на Хмури.
- Что вы сделали? – повторяет Поттер, на этот раз гораздо спокойнее.
- Вернул вам человеческий облик.
- А? – он тянет челку, пытаясь рассмотреть, прищуривает левый глаз и смешно моргает от напряжения.
- Любоваться собой будете в свободное время.
- А я закончил уже.
- В таком случае – выметайтесь.

Ведро возвращается в подсобку, Поттер подбирает сумку и оглядывается на пороге, собираясь прощаться.
- К завтрашнему утру напишете эссе о сравнительных характеристиках инфери и призраков. – Я не собираюсь прощать пренебрежение к моему предмету.
Дверь в очередной раз хлопает, больше ничто не отвлекает от работы, а перед глазами все еще стоит оттопыренная поттеровская задница.
Да что же это!

Гарри

И что это было, спрашивается?
Два часа ушли соплохвосту под зад, а толку нет. Да я там чуть стриптиз не станцевал, взмок весь, корячился эротично как мог, но так и не узнал снейпову ориентацию. То ли он натурал, то ли ему блондины не нравятся, то ли лично я. Последнее самое паршивое, потому что во время своего сольного выступления я порядком завелся, а этому гаду хоть бы что. Уткнулся носищем в пергаменты, и плевать, что тут молодой, доступный и даже где-то красивый парень практически готов на все. И это не преувеличение: меня многие считают вполне симпатичным. Девчонки, правда, но они тоже люди.

Или все же цвет волос не тот? Это Малфой виноват! Он мне всегда все портит. Мало того, что целый год гоняюсь за ним, карту Мародеров истрепал, его планы выведывая, так еще и перекрасился зря. Хорек наверняка будет счастлив, если узнает, что оставил меня без личной жизни. Животное! Сам, моль бледная, никому не нужен, в Пожиратели потому и подался, теперь вот пакостит. А мы бы со Снейпом…

В общем, я уже смирился со своими странными желаниями. Ну Снейп, ну и что? Подумаешь, рожа отвратительная, так если он сзади будет – мне на него не смотреть. И возраст тоже не помеха – зато опыт, а то я не знаю, что и как делать, опозориться могу в первый раз.

Тут я опять впадаю в тоску, потому что «не знаю» относится не только к технике, но и к отношениям в принципе – Снейпа же я так и не развел на секс. А с другой стороны, плана как такового у меня, прямо скажем, и не было. Я же не ожидал, что профессор меня тут же на парте разложит или в любви объясняться кинется. Бред какой-то. Скорее, проклял бы. Что и сделал фактически, бросив заклинание.

Неприятно признавать, но Снейп опять оказался настолько прав, что я на него даже не обиделся. Он всегда прав, почему-то. Волдеморт не будет предупреждать о нападении заранее. Я просто обязан быть готов всегда.

Конечно, кто станет ожидать проклятья от собственного профессора? Но он может оказаться предателем или действовать под Империо. Да только Крауч в роли Грюма чего стоил! А случай с Кэти Белл? Ведь тот, кто подсунул ей ожерелье, не вызывал опасений. И на втором курсе, когда василиск выполз из Тайной комнаты, на Джинни тоже никто не думал.
В моей жизни достаточно примеров, когда все переворачивается с ног на голову: беглый убийца оказывается любящим крестным, а скромный учитель – носителем Волдеморта, так что надо бы быть осторожнее.

Но все-таки интересно, зачем Снейп меня перекрасил? Может, ему на самом деле не так уж и нравятся блондины? Хорошо бы.
Я даже споткнулся. Получается, меня все-таки волнуют вкусы Снейпа. Более того, я бы предпочел им соответствовать. Докатился, Поттер!

***
За размышлениями незаметно добираюсь до нашей гостиной. Как на меня все навалились, орут, теребят, вопросы какие-то задают. Так что от интимных переживаний я отвлекся.

- Гарри, завтра тренировка будет или нет?
Рона кроме квиддича ничего не интересует. Это и понятно – от Лаванды он успешно отвязался, а Гермиона не такая приставучая, да и после блестящей игры приятель в себя, наконец, поверил, но мне спорт уже поперек горла. Свары, интриги, неудовольствие до матча, а после все опять начнут друг с другом целоваться, один я не при делах.
- Обязательно, так что советую всем игрокам выспаться!
- Поттер, может, вернешь меня в команду? – МакЛаген смотрит многозначительно и подмигивает. – С Уизли вы продуете, как пить дать.
- Нет, изменений в составе не будет, - развожу руками.
Поздно, Кормак, поздно – я уже со Снейпом. Да и вряд ли я бы с тобой согласился. Ты только мозги и способен трахать.
- Гарри!
Всем я нужен одновременно, но не так, как хотелось бы.
- Ребята, давайте завтра. Мне еще эссе писать!
- Какое? – вскидывается Гермиона.
- Про инфери и призраков. Знаешь что-нибудь?
- Гарри, эта тема была в прошлом месяце, чем ты слушал?
Да я и не слушал. Думал о том, что Малфою понадобилось в Выручай-комнате и разглядывал задницу Финнигана.
- Поможешь? – смотрю жалобно-жалобно, и Гермиона вздыхает. Это она списывать давать не любит, а в помощи никогда не отказывает. Жаль, мы с Роном не всегда помним такие тонкости.

Весь вечер стараюсь не думать о Снейпе.
Пока спать не лег – получалось, а как в кровать забрался, достал «Курс продвинутого Зельеварения», так и поплыл. Ассоциация простая: учебник – зелья - Снейп. И не важно, что в этом году Зелья ведет Слагхорн. Эх, мне бы на каждый год по книжке Принца-полукровки – я бы и у Снейпа в лучших учениках ходил. Или хотя бы в числе первых. Главное, все бы получалось, и на уроках ему придраться было бы не к чему.
Лежу, мечтаю, а перед глазами картинка, как отражение в зеркале Еиналеж: я перед преподавательским столом, в котелке весело что-то булькает и приятно пахнет, через ряд Малфой в бессильной злобе грызет свой галстук, а Снейп довольно ухмыляется. Так бы он точно на меня внимание обратил!

Приятное видение исчезает и становится тоскливо. Не судьба мне быть первым учеником.
Ладно, нечего киснуть, что-нибудь придумаю.

Я машинально листаю книгу, цепляюсь взглядом за незнакомое заклинание с пометкой: «Для врагов» и загибаю уголок листа. Надо проверить при случае, но сейчас лень. Засовываю учебник под подушку и пытаюсь представить себе этого Принца.
Да, это месть с моей стороны – раз Снейп меня игнорирует, я тоже не буду о нем думать. Подумаешь, Снейп! Да Принц в сто раз круче! Он и симпатичнее гораздо, уверен.

Несмотря на открытое окно, в спальне душно. Я верчусь под колючим одеялом, пытаюсь заснуть, но вспоминается сегодняшняя контрольная, задумчивый Снейп и мои нелепые танцы вокруг ведра. Блин, у меня снова встал, кошмар просто.

Можно перетерпеть, строя из себя стойкого оловянного солдатика, но я сдаюсь и быстро дрочу – так заснуть проще.

***

Мозги, конечно, от всех этих весенних забот набекрень, но о странных исчезновениях Малфоя я не забываю и карту Мародеров проверяю регулярно.

Разворачиваю ее в очередной раз - и вот он - значок с его именем в одном из туалетов. Мчусь туда со всех ног. Казалось бы, ничего удивительного, ну, Малфой, ну в туалете. Мы вон даже в женском одно время тусовались, на втором курсе, а он в мужском, что гораздо логичнее, так нет же – бегу смотреть, будто кто меня в спину толкает.

Долетаю и, не успев отдышаться, распахиваю дверь. Малфой стоит у раковины, ссутулившись и опустив плечи. Шепчет что-то истерично, а рядом маячит сердобольная Плакса Миртл. Я в растерянности замираю на пороге, и когда хорек замечает меня в зеркале и разворачивается, посылая первое заклинание, еле успеваю достать палочку. Да что он творит-то? Да, мы терпеть друг друга не можем, но вот так, на ровном месте, не обменявшись даже парой оскорблений, никогда не дрались.
Тело действует само, отклоняясь от проклятий, рука машет палочкой, выставляя защиту, губы шевелятся заклинанием, нападая, а меня не покидает ощущение нереальности происходящего. Словно со стороны смотрю.
За спиной взрывается сливной бачок, я поскальзываюсь на мокром кафеле и шлепаюсь на пол.

- Кру… - дрожащими от ненависти губами начинает Малфой, и я, не успев задуматься, отвечаю:
- Сектумсемпра!
Лицо и грудь Малфоя покрываются глубокими порезами, он падает, падает, падает - целую вечность. А я пытаюсь кинуться к нему или хотя бы закричать, но не могу. Не могу.
Малфой, белый, как кафель, лежит на полу, его кровь разбавляется водой, красная лужа подбирается к моим ногам, а я не двигаюсь. Стою могильным камнем, как зачарованный, в голове только стучит быстро-быстро: «Нет! Я не хотел! Не хотел!»
И Миртл кричит что-то. Кажется, про убийство.

Отмираю от толчка в плечо. Мимо вихрем пролетает Снейп, падает коленями в кровавую лужу и взмахивает палочкой над Малфоем.
Как?! Как он всегда ухитряется оказаться там, где что-то случается? Меня трясет. Я готов разреветься от облегчения, глядя, как затягиваются раны на тощем теле. Заклинание Снейпа похоже на песню, а сам он – на Мерлина и Иисуса одновременно – всеведущий и всемогущий.
Никогда не видел ничего прекраснее!

Малфой открывает глаза, и я облегченно выдыхаю. Миртл тихонько подвывает, на полу и стенах следы от ударов заклятий, но кошмар потихоньку отпускает.

- Ждите меня здесь, Поттер, - бросает Снейп перед тем, как отвести Малфоя в Больничное крыло.

Быстро киваю. Все что угодно. Да я сейчас сам себя тут связать готов, не то что Снейпа дождаться. Жаль, что никто не связал меня раньше. Может, ничего бы не случилось.

Следующие десять минут стараюсь вспомнить, что произошло между Сектумсемпрой и появлением Снейпа. Получается, что я просто стоял и смотрел?

Тестралы свидетели, мне доводилось видеть смерть. На моих глазах убили Седрика, погиб Сириус, и я считал себя виновным в обоих случаях, но так жутко мне не было никогда. Неужели я, и правда, чуть не стал убийцей?
Ничего ведь не сделал, даже не попытался, только ждал, что кто-то придет и все исправит.
Вот Снейп и пришел.

Теперь меня исключат, да? Нападение на ученика, закончившееся угрозой его жизни – за это по головке не погладят. Я не гиппогриф, конечно, да и старший Малфой в Азкабане, но обычной отработкой тут не отделаешься. Снейп первый на меня покажет и будет прав. Чтобы ни случилось – так нельзя. Даже с Малфоем.
Шок постепенно проходит и наваливается страх, липкий и стыдный. Я чувствую свою вину и понимаю, что никакие оправдания вроде: «Он первый начал» не помогут. Тем более со Снейпом.
Скорее бы он пришел, хоть стало бы ясно, чего мне ждать.
Блин, муторно-то как.


Северус

К счастью, все обошлось.
Оба живы – и это можно считать колоссальной удачей. Следящие заклинания, наложенные на Драко, приходилось обновлять ежедневно, зато результат оправдал затраченные усилия – я успеваю вовремя. И привидениям спасибо за помощь – без них найти дуэлянтов было бы гораздо сложнее.

Самое тяжелое последствие Сектумсемпры – глубокие, не поддающиеся исцелению обычными заклинаниями раны и, как следствие, большая кровопотеря. Но теперь даже шрамов не останется. Впрочем, Драко лучше побыть в Больничном крыле пару дней – остыть.

Не удивлюсь, если он сам спровоцировал Поттера. Малфои могут сколько угодно рассуждать об аристократизме, чистоте крови и манерах, впитанных с молоком матери, но на самом деле они никогда не отличались выдержкой. Даже на хладнокровие Люциуса я бы не стал рассчитывать в экстремальной ситуации. Его стремление покрасоваться и излишняя самоуверенность не однократно ставили под угрозу тщательно разработанные планы.

Драко же только начал отращивать зубы, а уже вообразил себя опытным хищником. Вознамерился произвести впечатление на Лорда и заслужить его благосклонность. Мальчишка! Из-за непомерной гордыни отверг мою помощь, не прислушался к советам матери – теперь расхлебывает. Все они в этом возрасте считают себя вполне взрослыми и страдают отсутствием мозгов.
Ему еще хватило ума понять, что никакой доблести в задании нет: осознание того, что на карту поставлена жизнь близких, заставило его отнестись к ситуации максимально серьезно. И испугало. Пусть.
Страх лучше бравады.

- Обопритесь о мою руку, Драко.
Дрожащие пальцы вцепляются в локоть.

Не спорит, и правильно делает. Впрочем, у него и сил-то для возражений не достаточно – еле идет. Но идет все-таки, и это тоже большая удача. Еще немного, и пришлось бы нести его на руках или левитировать, что не могло не привлечь ненужного внимания. Хорошо, что нас не видит никто – я позаботился об отвлекающих чарах.
Кровевосстанавливающее, общеукрепляющее, снотворное. И обязательно зайти ночью, проверить.

Поручаю Малфоя попечению мадам Помфри и возвращаюсь к Поттеру.
Он меня сегодня удивил. Сектумсемпра, надо же…

Стоит, дожидается. Кто бы сомневался. Кажется, у нашего героя шок.
- Я не хотел! Я не знал!
Интересно, за кого он переживает больше – за себя или за Малфоя?
- Не думал, что вам знакома столь темная магия, Поттер. Вы полны сюрпризов.
Он вздрагивает. Нужно выводить его из ступора, вызванного чувством вины и страхом наказания. Злость – прекрасная альтернатива истерике. Или защита.
– Откуда вы знаете это заклинание?
- Прочитал где-то.
Врет, разумеется.

Можно обойтись без лигиллимеции – страх и так заставит его рассказать все. Но привычка использовать любую возможность для тренировки побеждает.

Я атакую без предупреждения, беспалочковой магией. Вторжение получается не таким грубым, как на наших занятиях – сознание не взламывается, только приоткрывается. Во-первых, мне не нужен еще один обморочный подросток, а во-вторых, важна его реакция на попытку проникновения. Конечно, полностью контролировать свое сознание Поттер так и не научился, все эмоции на поверхности, но я даю ему пару секунд на сопротивление. Есть!

Пусть он не выставляет щит сразу, но хотя бы понимает, что происходит и пытается закрыться. Год назад дела обстояли намного хуже. Прекрасно, учитывая стресс.

То, что я вижу - неожиданно, зато объясняет все сразу – и восторги Слагхорна, и Малфоя в Больничном крыле.
- Подайте мне ваши книги.

Отступает, поднимает сумку с мокрого пола, начинает копаться. На его лице явственно проступает досада на собственную недогадливость, но мне некогда с ним возиться, поэтому я резко уточняю:
- Всю сумку. Живо.

Поттер неохотно протягивает свое имущество.
Среди потрепанных книг, мятых пергаментных свитков, целых и ломаных перьев вижу знакомый переплет.

Размахрившиеся уголки переплета, стершаяся до абсолютной нечитаемости надпись на корешке, пожелтевшие страницы, испещренные моими пометками. Посредственный учебник, выдержавший не одно переиздание благодаря отсутствию альтернативы, вызывает приступ ностальгии. Двадцать лет назад, получив от матери подержанную, но аккуратно обернутую книгу, я не испытывал никаких эмоций, кроме привычного стыда за очередное свидетельство нашей бедности. А сейчас я рад ее видеть.
Интересно, как она попала к Поттеру? Впрочем, должно быть я сам сунул ее в кладовку, не помню.

Мысль, что сам того не желая, Поттер учился весь этот год у меня, приносит неожиданное удовлетворение.
- Применяете к студентам Слизерина заклинания их декана?
- Ч-что? – глаза у Поттера округляются в удивлении. – Но тут написано…
- Конечно, я знаю, что тут написано. Тем более что я сам это писал.
Он закрывает рот, осмысливая информацию, но мне некогда ждать.
- Вы понимаете, что безответственность, с которой вы решили опробовать неизвестное проклятье, подлежит наказанию?

Поттер стискивает кулаки, а кажется, что он сжимается весь, каменеет в ожидании приговора, но глаза не опускает.
- Меня исключат?

Так вот чего он боится. Напрасно. Дамблдор готов закрывать глаза и на более тяжкие прегрешения, а уж невольную ошибку Избранному простит легко. Тем более, сейчас. Но вслух я этого говорить не собираюсь.
- Думаю, отработки каждую субботу до конца года отобьют у вас охоту к рискованным экспериментам.
Я старательно делаю вид, что исключение было бы для него благом, и Поттер напряженно спрашивает:
- С вами?
Надежда в голосе мне, определенно, послышалась.
- Боюсь вас разочаровывать, но у меня нет времени возиться с бестолковыми юнцами. А мистер Филч будет рад получить вашу помощь. Детали обсудите с ним сегодня же.

Поттер понуро опускает голову, плечи никнут – ничего удивительного. Я тоже не горю желанием общаться с нашим смотрителем, но ведь наказание и не должно быть приятным.
- Убирайтесь.

Памятник унынию, в который превратился обычно деятельный подросток, направляется к выходу. Расстегнутая сумка болтается в опущенной руке, и я замечаю, что все еще держу «Курс продвинутого Зельеварения»
- Поттер!

Он замирает, потом медленно оборачивается. Ждет, что ужесточу наказание? Может, и стоило бы, но я, и правда, им сегодня доволен.
- Вы забыли учебник.

Неверящий взгляд упирается сначала в книгу, затем поднимается на меня. Я буквально впихиваю ему в руки потрепанный томик и киваю на дверь.

Оставшись один, взмахом палочки уничтожаю следы крови на полу, и более или менее привожу в порядок стены. Не стоит пугать детей.

***
Весь вечер расписан буквально по минутам, но даже за делами странное поведение Поттера не дает покоя. Он что, хотел отрабатывать со мной? Драко его по голове не ударял ненароком?
Только спятившего Поттера и не хватает для полноты ощущений.
Можно подумать, я умираю от скуки.

Чем ближе к концу учебного года, тем больше наваливается проблем. А эта весна бьет все рекорды.

Подготовка к экзаменам у пятых и седьмых курсов в самом разгаре, и Слагхорн постоянно обращается за помощью, мотивируя это длительным перерывом в преподавании. «Взаимовыручка коллег», как он это называет. «Мальчик мой, совершенно не могу разобраться в твоих записях! За последние годы учебные планы так изменились. Не можешь ли ты провести вместо меня консультацию перед СОВ – дети лучше знают твои требования». Ленивый хитрец!

И я уже не говорю о том бардаке, который творится с курсом ЗОТС. У учащихся настолько туманные представления о предмете, что сейчас они вынуждены изучать дисциплину фактически заново, чтобы забыть сразу после экзамена.

Весной подростки становятся традиционно неуправляемыми: влюбляются, страдают, выясняют отношения, впадают в депрессию и выпадают из реальности. Те, кого по какой-то случайности минуют романтические отношения, тратят силы на шалости или доводят себя до истощения зубрежкой. Запасы успокоительных зелий расходуются с невероятной скоростью, а в результате умело направленной трудотерапии школа сияет от подземелий до Астрономической башни.

Но изобретательность юности не идет ни в какое сравнение с оригинальностью более старшего поколения.

Лорду, очевидно, мало строить планы по захвату Министерства, и он решил позабавиться с Малфоями. Иначе задание Драко назвать нельзя. Каждому понятно, что поручать подростку убийство мага такого уровня как Дамблдор просто бессмысленно. Он мог бы дать более выполнимое задание и приобрести еще одного преданного сторонника, но предпочел возложить заведомо провальную миссию на сына одного из самых верных слуг и потом наказать всю семью. Зачем? Чтобы остальные трепетали? Проще убить сразу. Для наглядности.

Неужели он не понимает, что бояться больше, чем сейчас, невозможно? Когда его чистокровные последователи поймут, что в случае неудачи расплачиваться придется детям – многие пересмотрят свои взгляды. А оставшиеся будут искать возможность сбежать.
Я давно отчаялся найти логику в поступках Лорда. Не удивлюсь, если только Белла и понимает его полностью.

Дамблдор сходит с ума по-своему. Благородно решив избавить Драко от тяжести убийства и, фактически, спланировав свою смерть, директор весь год только и делает, что раздает распоряжения. Как престарелая тетушка, собирающаяся отправиться в мир иной и уже составившая завещание, он беспокоится, не собьются ли с пути истинного оставляемые им родственники. Не позабудут ли мыть руки перед едой без его чуткого руководства, не пренебрегут ли теплыми носками в холодное время года, не станут ли опрометчиво сидеть на сквозняке.

Рассуждения о будущей кончине, как и наставления мне лично, похоже, доставляют Альбусу искреннее удовольствие. Я отдаю себе отчет в том, что поговорить ему на эту тему больше не с кем, раз уж он именно меня посвятил в свои планы и назначил палачом, но Мерлин великий, как же это все надоело!

Обсуждение учебного плана на будущий год сменяют распоряжения для Ордена, просьбы позаботиться о школьниках полны настойчивыми намеками присмотреть за Поттером лично – и при этом половину информации Дамблдор не считает нужным сообщать. Старый перестраховщик и на краю могилы продолжает изъясняться загадками. У меня иногда руки чешутся поднять палочку и сдержать обещание задолго до того, как Драко наберется смелости исполнить приказ Лорда.
Мечты.


просмотреть/оставить комментарии [17]
 К оглавлениюГлава 2 >>
май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

апрель 2022  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2022.05.12
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [2] (Оригинальные произведения)



Продолжения
2022.05.18 12:17:07
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.15 18:31:15
После дождичка в четверг [3] ()


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.30 02:25:11
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.03.03 14:54:09
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2022.03.01 15:00:18
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2022.01.30 18:16:06
Я только учу(сь)... Часть 1 [64] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:22:35
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [1] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [32] (Гарри Поттер)


2021.12.24 21:38:48
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2021.12.23 17:06:13
Ненаписанное будущее [23] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.