Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Святая троица в больнице Святого Мунго обращается к медсестре:
- Простите, мы хотели бы навестить больного Северуса Снейпа...
- Это пострадавший от взрыва в кабинете зелий?
- Да, да.
- Сейчас найду. Та-ак... он в палате 211... и 212... и 213...

Список фандомов

Гарри Поттер[18573]
Оригинальные произведения[1254]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[24]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[44]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12803 авторов
- 26189 фиков
- 8695 анекдотов
- 17713 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

 К оглавлениюГлава 2 >>


  На ту сторону бездны

   Глава 1
Нотт, внимательно разглядывающий собственный маникюр, стоял у дальней стены, затянутой гобеленом с вытканным семейным древом. Небрежно накинутый халат – шелковый, в пол, покрытый богатой вышивкой и даже на ее неискушенный взгляд безумно дорогой, - был распахнут, являя взору несвежую, заляпанную пятнами и почему-то намокшую рубашку. Брюки тоже оставляли желать лучшего – с серыми пыльными мазками на коленях и явными следами подсохшей блевотины. На ввалившихся в холл колдомедиков Теодор отреагировал коротким взглядом, кривой ухмылкой и парой ядовито сцеженных слов:
- Опять опоздали.
Гермиона, оттолкнув застывшего столбом брата Эдварда – новенький, ему простительно, -- бросилась к лежащей на ковре маггле и схватила ее за холодное липкое горло. Пульса не было.
- Я же сказал – опоздали.
Широко раскрытые глаза девушки с расширенными на всю радужку зрачками уже стеклянно смотрели в потолок, а посиневших губах всё еще пузырилась розовая пена, струйками стекавшая по подбородку. Они опоздали буквально на пару минут.

С чего это всё началось?.. А с чего обычно начинаются все неприятности? С затянувшей рутины, с хронической усталости, с поджимающего срока погашения кредита, с очередной размолвки с Роном… С вдруг осознанного острого нежелания возвращаться вечером домой, хотя после долгой, выматывающей смены все мысли - только о ванне и кровати. С как будто нарочно возникшего на пути маггловского бара, с лишней рюмки посредственного бурбона. Ну – и со случайной встречи в этом самом баре, естественно.
Своё черное дело алкоголь уже сделать успел. Гермиона, облокотившись на стойку, медленно потягивала новую порцию переставшего казаться таким уж гадким виски и в упор, не таясь, рассматривала его. Того, кто сидел у дальней стены и изучал тонкое меню.
Давно и прочно забытое лицо… Вроде бы всё знакомо – и склоненный четкий профиль, и рваные пряди темных волос… И даже то, как он быстро крутил в пальцах зажигалку, было знакомым, но собрать обрывки воедино, но узнать – не получалось. На удивление, терзание собственной памяти отвлекло получше выпивки и почти развеселило – это она-то, и не может вспомнить!.. И вскоре память таки сдалась, подбрасывая пока еще размытые, но становящиеся всё более четкими картинки и образы…
Вот стеклянный столик поменялся на старую, изъеденную непонятно чем парту, кожаная куртка – на щегольскую школьную мантию; дешевая зажигалка в руке превратилась в острое черное перо, меню – в пергамент с написанным четким почерком эссе. Но окончательно Гермиона узнала его лишь тогда, когда он поднял голову и так же, в упор, посмотрел на нее. Просто… таких разноцветных глаз больше не было ни у кого в Хогвартсе. Только у Нотта.
…Так вы спрашиваете, с чего начались все неприятности?.. Я вам скажу, с чего. С того, что не стоило уставшей и вымотанной женщине, да еще и на пьяную голову, принимать нечто, вдруг вспыхнувшее в глазах почти незнакомого мужчины, за искреннее восхищение собой-любимой. Вот совершенно не стоило. Равно как и поддерживать идею выпить еще по глотку – за неожиданную и приятную встречу старых… друзей.
И кстати, похмельное пробуждение в дешевом мотеле в пригороде для уважаемого колдомедика Грейнджер было все-таки нехарактерно. Но Провидение и тут смилостивилось над ней, и даже дважды – во-первых, наградив ее амнезией (увы, частичной, но спасибо, как говорится, и за малые милости), а во-вторых, Нотт в этот момент принимал душ. Гермиона лихорадочно натянула платье, пальто и, запихав белье в сумку, пулей вылетела за дверь, твердо сказав себе, что ничего не было, и задумываться тут не о чем.
Не задумываться удавалось целых три недели. Почти не задумываться, но ежедневная рутина засасывала и от ненужных мыслей очень удачно отвлекала. А потом началось.

Первый Патронус появился в самый разгар еженедельной планерки. Все сорок девять колдомедиков больницы Святого Мунго, до этого внимательно слушавшие отчет дежурного врача, теперь с не меньшим вниманием разглядывали сияющего волка, нагло запрыгнувшего прямо на кафедру. Патронус дождался полной тишины, лениво нашел глазами Старшего и низким, чуть хрипловатым голосом, от которого у Гермионы скрутило все внутренности, произнес:
- Срочный вызов. Олдборо, Ноттхолл. Маггла. Героин. Принято?
- Принято, - поморщившись, ответил Старший; волк кивнул и исчез, а мистер Дарроу, отыскав в зале Гермиону, устало вздохнул:
- Давай, Грейнджер. Маггловская дрянь – по твоей части. Возьми с собой брата Эвана, и отправляйтесь. Заодно и воспоминания не забудь откорректировать… А вы, коллега, продолжайте.
Доклад возобновился, а Гермиона, выйдя на негнущихся ногах в коридор, только там сообразила, что пароль от камина Теодор сообщить так и не удосужился. Поэтому, пока отыскали на плане Олдборо аппарационную точку, пока нашли в самом Олдборо Ноттхолл… В общем, не помогли ни заклинания, ни маггловские антидоты. То ли доза была слишком большой, то ли героин смешали с чем-то еще, то ли, действительно, была виновата задержка, но девушка, так и не приходя в сознание, через четверть часа умерла у нее на руках. Брата Эвана вырвало рядом с телом, а Гермиона, выронив пустой шприц и без сил опустившись прямо на пол, первый раз за эти пятнадцать минут посмотрела в сторону безмолвно застывшего на диване Нотта. И получила в ответ тяжелый и холодный взгляд. Потом Теодор брезгливо поморщился, отвернулся и, по-прежнему не произнося ни слова, стряхнул пепел с сигары.
Странно, но умная вроде бы Гермиона расценила тот вызов как случайность. Совпадение. Ну, мало ли что в жизни бывает… Оказалось, нет.
И понеслось.
Патронус из Ноттхолла то появлялся четко по понедельникам, то через день, то его не было неделями… Каждый раз наркотики, каждый раз магглы. Причем, не какие-нибудь опустившиеся бродяжки и шалавы, а «золотые детки», не старше семнадцати, соответствующе одетые и увешанные драгоценными цацками. Брата Эвана, уволившегося после третьего посещения Олдборо, сменил брат Тадеуш, которого сменила сестра Джессика… Гермиона приспособилась аппарировать прямо к воротам поместья, дальше их не пускал антиаппарационный купол, но скорость реагирования на результат влияла, увы, не всегда. Часто на выдох «Какой наркотик?» Теодор лишь равнодушно пожимал плечами и продолжал молча наблюдать – за лихорадочно шепчущими диагностические заклинания губами, за тонкими пальцами, ломающими ампулы, а потом пытающимися нащупать хоть одну рабочую вену…
Вызовов было двенадцать. И троих из двенадцати спасти не удалось.
После четвертого вызова она потребовала официального разбирательства. Разобрались. Выяснили – Теодор, и так, кстати, много лет находящийся под негласным Надзором Аврората, никаких оргий в поместье не устраивал и собственноручно магглов наркотиками не накачивал. И с девочками, и с мальчиками он знакомился в дорогих, но нередко имеющих сомнительную репутацию клубах, и ненавязчиво приглашал продолжить вечер у него дома – запрещено? Не запрещено. Что особенно порадовало сотрудников из отдела зачистки – всегда педантично стирал память после аппарации, хотя такая предосторожность зачастую бывала лишней. Видел ли, что его случайные спутники или спутницы были под кайфом? – да, видел. Сам, разумеется, не употреблял, еще и их отговаривать пытался, конечно же, безрезультатно. А когда понимал, что все заходит слишком далеко, посылал Патронуса в Мунго. Никаких правонарушений, наоборот, налицо добросовестное выполнение гражданского долга и долга совести. Впору объявлять благодарность и награждать медалью.
За официальным, абсолютно ее не устроившим, последовало разбирательство частное. Рон, конечно, пофыркал и покривился, но просьбу своей «вечной» невесты все-таки выполнил. И по его словам, Теодор сильно смахивал на витрину в ювелирном магазине – такой же кристально чистый и непробиваемый. У Гермионы опустились руки.
А вызовы всё не прекращались. Она дошла до того, что устраивала истерики в кабинете Старшего и даже написала три заявления на увольнение. Мистер Дарроу все три пергамента аккуратно испепелил, а в качестве контрмеры напомнил про невыплаченный кредит и, скрипя зубами, пообещал увеличить зарплату. Контрмера подействовала, но ненадолго.
Но главное, Гермиона не понимала мотивов. Что называется, абсолютно. Даже если допустить, что всё действительно происходило так, как рассказывал Нотт, тогда зачем?.. Зачем он снимал малолетних наркоманов, зачем упорно тащил их в поместье, зачем, в конце концов, ждал до последнего перед тем, как отправить Патронуса? И почему каждый раз оставался, отстраненно наблюдая, как она пытается вытащить из комы очередного ребенка? Вопросов накопилось много, но, задай она их, что бы услышала в ответ? «Моя личная жизнь и мои пристрастия – не ваше дело, мисс Грейнджер»? И ведь не поспоришь. Особенно… после… Да, был и еще один вопрос, вдвойне неприятный для нее: насколько всё происходящее связано с тем, что она… Что они… Дальше Гермиона додумывать не решалась.

Эта девочка была четвертой. Брат Эдвард то ли всхлипнул, то ли судорожно вздохнул и, опустившись на пол возле растрепанной черноволосой головки, провел над телом палочкой и дрожащей рукой закрыл пустые распахнутые глаза. Гермиона, не убирая руку с горла – ну а вдруг, а вдруг? - вскинула ненавидящий взгляд и яростно прошипела:
- Сколько?..
- Шесть минут десять секунд, - тут же последовал четкий ответ, и Теодор, сухо щелкнув крышкой небольших часов, опустил их в карман халата. – До того, как ты открыла дверь. Можешь и не начинать, Грейнджер.
За месяцы этого вынужденного и дикого сотрудничества они стали понимать друг друга с полуслова. И когда наступает смерть мозга, Нотт знал прекрасно, в этом она уже убедилась. Пара минут, успей они на жалкую пару минут – и можно было бы попытаться… И в голове словно что-то перемкнуло; в ушах глухо застучало, а мир вокруг начал быстро наливаться красным. Гермиона пошатнулась, снова опустила глаза на неподвижное, будто кукольное, совсем еще детское личико и вдруг поняла, что это – конец. Что сегодня она дошла до ручки.
- Я же тебе показывала… - она, не чувствуя ног, поднялась, перешагнула через тело и медленно двинулась к нему, - как заводить сердце… Как делать искусственное дыхание… Я, блядь, оставила тебе все лекарства… Рассказала про все заклинания… Почему ты ничего не сделал?!!
Когда и как в ее трясущихся пальцах оказалась палочка, Гермиона не заметила. Нотт замер, прищурился и перевел взгляд с искусанных губ на недвусмысленно поднятую руку:
- Потому что это твоя работа. Убери палочку, Грейнджер.
- Я тебя, мудака, просила… - она, не видя ничего, кроме проклятых разноцветных глаз, подходила всё ближе, - хотя бы открыть камин… Просто открыть камин!..
- Герм, - Теодор вдруг ласково улыбнулся, - тебя же лицензии лишат. И это – в лучшем слу…
Его прервал яркий всполох заклинания. Нотт, закричав, выгнулся и рухнул на пол, а за ее спиной крику Теодора вторил высокий фальцет брата Эдварда. Гермиона выронила палочку и, зажмурившись, сжала разламывающуюся голову руками.

Конверт подсунули под дверь. Гермиона, не заметив, наступила на него, и на дорогой бумаге остался мокрый след. Вошедший следом Рон наклонился и, стряхнув грязную талую воду, покрутил письмо в руках.
- Из «Гринготса», - разглядев вычурный герб, глухо сказал он. – Герм… Ты слышишь?..
Гермиона, не раздевшись и уронив голову на скрещенные руки, сидела за кухонным столом. Волосы от растаявшего снега намокли и потемнели, пальто на плечах и рукавах собралось некрасивыми складками. Рон с минуту постоял рядом и, вздохнув, положил конверт на клеенку:
- Ладно. Пусть остается до завтра.

Заметка в «Пророке» была короткой и по существу – в отличие от долгого и бурного заседания Визенгамота. Рон в который раз прочитал, что за применение Второго Непростительного колдомедик Грейнджер лишается врачебной лицензии с отстранением от практики сроком на пять лет, и отложил газету.
Приговор, действительно, был очень мягким. С учетом состояния аффекта, всех предыдущих заслуг и бла-бла-бла. Гермиона, зажав сигарету в зубах, яростно давила на крышку старой кофемолки и молчала.
Зато кофемолка гудела, как сумасшедшая. И его просьбу не курить в доме снова благополучно проигнорировали… Рон бросил короткий взгляд на напряженную спину и потянулся к отложенному вчера конверту. Гудение кофемолки вдруг смолкло, и в наступившей тишине звук разрываемой бумаги прозвучал особенно неприятно. Гермиона с силой раздавила окурок в пепельнице и развернулась:
- По поводу кредита?..
Рон молча кивнул.
- Твари… - она, не глядя, всыпала кофе в ковшик с кипящей водой и резко взболтала. - Какие они всё-таки твари…
- Они поздравляют тебя с Рождеством и Новым Годом…
- Я же писала заявление на продление срока… Ходила… Унижалась…
- …благодарят за досрочное погашение и спрашивают, что делать с оставшейся суммой.
- А теперь, когда я без… Что?!
- Что слышала, - он бросил первый лист на стол, с нечитаемым лицом продолжая просматривать остальные, и Гермиона неверяще схватила его. – Как интересно, Герм. Представляешь, ты внезапно разбогатела. С чего бы это?..
- Это какая-то ошибка, - она, наморщив лоб, по пятому разу перечитывала витиеватые гоблинские фразы. – Обычная банковская ошибка…
Рон вдруг хмыкнул, с шумом встал и отошел к окну.
- Да нет, не ошибка. Гоблины – такие дотошные создания… Они тебе и распечатку прислали – все движения по счету. Полюбопытствуй.
Она полюбопытствовала. Поступлений было тринадцать, каждый раз – одинаковые, довольно внушительные суммы. Гермиона долго и тупо разглядывала ровные колонки цифр, даты зачислений, вычеты на погашение кредита, пока ее не осенило…
- Нотт, - сквозь зубы сказала она. – Это всё Нотт. Деньги поступали на следующий день после каждого вызова в Олдборо. Это он.
- Нотт платил тебе за вызовы? – Рон оглянулся, засунул руки глубоко в карманы и, присев на подоконник, спокойно посмотрел на неё. – А я почему-то думал, что твою… трудовую деятельность должен оплачивать Мунго. Странно. А ты его, значит, вместо благодарности… Кофе.
Гермиона, отбросив листы, с проклятием ринулась к плите, но было поздно – кофе сбежал. Она смотрела, как растекается темная лужица, и одновременно пыталась успокоиться, взять себя в руки, собрать разбегающиеся мысли и сообразить, что делать дальше. Не получалось ничего.
- Рон. Я. Не. Знала.
- Верю.
- А о том, почему – я – его – тебе прекрасно известно. И мы эту тему, кажется, закрыли.
- Закрыли.
- Хорошо. Хорошо. Если хочешь, я ему всё верну. Всё, до последнего кната.
- Да? И как же, интересно?
- Возьму еще один кредит, - идея сама по себе была идиотской, но ничего умнее в тот момент в голову не пришло. – Кофе будешь?..
- Для этого тебе понадобится как минимум устроиться на работу, - он поднялся, прошел мимо нее и остановился в дверях. – Что видится мне весьма проблематичным - без лицензии и с пятилетним запретом… А делать ты больше ничего не умеешь, разве что… ездить на вызовы. Кофе не буду, спасибо.
Гермиона, расплескав остатки, в сердцах швырнула ковшик обратно на плиту и прижалась лбом к холодному стеклу. Догонять и оправдываться не было никакого желания. Да и совесть… гм… не рекомендовала. Ладно, посмотрим на это с другой стороны... Одной проблемой меньше. Пока. А сколько их прибавилось?..

- Как же тебя угораздило? – тихо спросил Гарри. – Честное слово, хоть не уезжай никуда…
Гермиона, грея замерзшие руки в его широких и теплых ладонях, вяло пожала плечами:
- Не знаю. Перекрыло – и... Как я в него еще Авадой не бросила…
Над их головами вежливо кашлянула официантка, и они отодвинулись друг от друга, давая девушке возможность расставить на небольшом столике чашки и креманки. Поттер рассеянно скользнул взглядом по аппетитным сладостям и тяжело вздохнул:
- Герм, ты понимаешь, что легко отделалась? За Круцио обычно наказывают куда жестче…
«Жестче» подразумевало Азкабан. Гермиона упрямо вскинула подбородок:
- Да, я бесстыдно пожинаю плоды заслуг прошлого. И совесть меня, представь, не мучает!.. А ты понимаешь, во что он превратил мою жизнь? За два месяца – четыре трупа! Как я должна была реагировать?! Как, Гарри?..
- Ладно, хватит, - твердо сказал он. – Ешь пирожное, пей кофе. Свое персональное кладбище, прости за банальность, есть у каждого врача. А тебе давно пора было отдохнуть. Пашешь, как ненормальная, без перерывов и выходных, Дарроу вконец охренел… Кто угодно может сорваться от такой жизни... Когда ты последний раз была в отпуске?
- Не помню, - она нехотя воткнула ложечку в воздушный крем. – Года три назад, кажется… Зато теперь наотдыхаюсь до тошноты. И я не верю, что Нотт чистый. Не может он быть ни при чем. Вот не верю, и всё!
- А я не верю, что он прицепился к тебе на ровном месте, - Гарри, размешивая сливочную «шапку» в чашке, задумчиво смотрел на нее. – Вдруг, ни с того, ни с сего. Так не бывает, Герм.
Гермиона вздрогнула, глубоко вдохнула и на секунду прикрыла глаза. Поттер терпеливо ждал.
- Ладно, - выдохнула она. – Я с ним спала. Один раз. Случайно. Рон не в курсе. Вроде бы.
- Ясно, - Гарри чуть улыбнулся. – Случайно. Очень мило. Как раз в твоем стиле.
- Ясно? – Гермиона, пропустив подначку мимо ушей, отодвинула от себя расковыряное пирожное и тоскливо взглянула на валивший хлопьями снег за окном. – А мне не ясно. Может, это какая-то недоступная моему пониманию странная мужская логика? Не получилось затрахать ее так – попробуем по-другому?.. Или что?
Гарри неожиданно рассмеялся:
- Девушка, ваша фамилия ведь не Малфой. С чего ты вдруг решила, что все крутится только лишь вокруг твоей восхитительной персоны?.. А странная мужская логика, кстати, такова, что Нотт в этом плане о тебе наверняка уже и думать забыл. Да, могло быть поводом – но не больше. Так что не бери в голову.
Она с подозрением покосилась на него:
- Это ты меня так успокаиваешь, Поттер? Или мне стоит оскорбиться?
- Не оскорбляйся, - он примирительно улыбнулся и, облокотившись на стол, вдруг сделался серьезным. – А чтобы у тебя мозги без дела не заплесневели, могу подкинуть кое-какую информацию для размышления… Хочешь?
- По поводу Нотта? – Гермиона вздохнула. – Подкинь, хотя… Я просила Рона проверить его по вашим каналам… Что?
Гарри смотрел на нее укоризненно:
- Грейнджер, я тебя умоляю… Теперь настала моя очередь оскорбляться.
- В смысле – не надо сравнивать?
- В смысле – не надо сравнивать. Каналы бывают разными, знаешь ли.
- Только давай без подробностей твоей личной жизни, - быстро сказала она.
- Мерлин… Стукнуть тебя, что ли… Ладно, первый наводящий вопрос, из далекой юности. Ответ ты знать должна, как бывшая староста… Кто в Слизерине был лучшим по зельям?
Гермиона скептически и очень красноречиво приподняла бровь. Поттер тихо фыркнул:
- Нет, неверно. Представь себе, Теодор. С него единственного из всего курса Снейп ни разу не снял ни одного балла. За все семь лет, и только это уже кое-что о нем говорит. Следующий вопрос, риторический, потому как информация строго секретная… Тебе известно, чем занимался Нотт во время войны?
- Ну, если второй вопрос вытекает из первого… - она подумала, придвинула креманку обратно и вдруг снова, как воочию, увидела рафинированного сибарита в роскошном халате. – Уж точно не участвовал в рейдах и не бросался под проклятия.
- Правильно мыслишь, - Гарри сделал глоток капучино. – Зелья варил для Пожирателей. Но не какие-нибудь банальные, типа Костероста или кровевосполняющего, таких кадров у Лорда и без него было навалом, а мощные стимуляторы. Точнее, психостимуляторы. По им же разработанным рецептам.
Гермиона застыла и медленно подняла глаза:
- То есть… наркотики? Но ведь наркотики на магов не действуют.
- Маггловские наркотики не действуют, - поправил он. – Но наш с тобой недобрый гений умудрился создавать зелья, вызывающие у магов точно такие же эффекты, как допинг – у магглов. Резкое, но кратковременное усиление умственной и физической активности. Причем – внимание – без формирования обязательной для маггловской дряни физиологической зависимости. По завершению действия - пара часов истощения - и полное восстановление. Шикарная штука для войны, правда?
- Тогда почему он до сих пор не в Азкабане?!
- Хороший вопрос, - Поттер криво улыбнулся. – Потому что, когда Нотта взяли – уже в конце, перед самой Победой, - Шеклболта так восхитили его разработки, что он предложил ему выбор. Догадайся, какой. Подстраховавшись, естественно, Непреложным Обетом. Исход войны тогда уже был ясен, и Теодор, как истинный слизеринец, ухватился за подвернувшуюся чудесную возможность руками и ногами.
- А старший, которого так и не нашли…
Гарри махнул рукой:
- Старого Теодора быстро и надежно спрятали, это было одним из условий перехода младшего на нашу сторону… Я лично занимался, а рассказываю тебе это только потому, что пару лет назад он помер в далекой экзотической стране – между прочим, добропорядочной и естественной смертью.
Гермиона опустила голову.
- Удивительно, что Нотт до сих пор жив, - тихо пробормотала она, невидяще глядя на пышную кофейную пенку и пытаясь хоть как-то разложить услышанное по полочкам. – Необходимость-то в нем вроде отпала?..
- Ну, как тебе сказать… - Гарри задумчиво почесал нос. – Сегодня отпала, завтра снова появится… Жизнь нынче непредсказуемая, а такими мозгами разбрасываться грех. Поэтому он не просто жив, его еще и озолотили по полной программе, чтобы соблазнов меньше было. Да и кому он мешает? Живет тихо, в провинции, под негласным Надзором, ни в чем особо предосудительном… гм… пока не замечен. Поместье накрыто антиаппарационным куполом, камин сто лет как запечатан…
Гермиона моргнула и растерянно нахмурилась:
- Что значит – запечатан?..
Поттер пожал плечами и допил остывший кофе:
- То и значит. Закрыли сразу после войны, чтобы с минимальными погрешностями отслеживать все его контакты… Кстати, да. Он за последние месяцы пять прошений подал, чтобы снова подключиться к общей сети… Хорошо, что мы заговорили об этом, надо будет открыть, пусть уже человек пользуется… Ну что, поехали дальше?
- А есть еще и «дальше»? – слабо спросила она.
Чего-чего, а заплесневение ее мозгам теперь точно не грозило, с такими-то новостями… Да еще и проклятый камин… Да.
- Есть. Больше никаких страшных тайн, но все же… После войны у Теодора неожиданно случился бурный роман. Ну, знаешь, как это бывает… Смятение чувств, сошедшийся клином свет и полный срыв крыши.
- Знаю, знаю, - Гермионе вдруг сделалось неприятно, причем настолько, что даже угрызения запоздало проснувшейся совести потихоньку отодвинулись на задний план. – И?..
- С магглой, Герм. У брезгливого и чистокровного до мозга костей и пятнадцатого колена Нотта – с простой маггловской девчонкой. И не просто двухнедельное помешательство, он прожил с ней пять лет. Представила?
- А потом? – невольно вырвалось у нее.
- А потом, - взгляд Гарри стал непроницаемым, - девчонка умерла. И – по всем законам жанра – как ты думаешь, от чего? Правильно, - безжалостно закончил он, - от передозировки.

Сапоги давно промокли, но Гермиона, не замечая, как заледенели ноги, продолжала медленно брести по пустынным ночным улицам.
От нахлынувших скопом мыслей было просто некуда деться.
Нотт пять лет жил с наркоманкой. Знал об этом. Пытался бороться, искал лучших маггловских врачей, устраивал в дорогие частные клиники, поддерживал магией и поил своими волшебными зельями… Не помогло. Ну, не сложилось, не получилось – со всеми его знаниями, талантами и всем тем, что можно купить за деньги у магглов. Вот уж действительно – закон жанра, ирония судьбы и мельницы богов, которые, как известно, только кажется, что мелят медленно… И что тогда выходит – на этой почве его хорошенько сдвинуло?.. До такой степени, что теперь ему требуется регулярная подпитка всех его низменных и темных инстинктов? Наблюдать за агониями снова и снова, периодически убеждаться, что - не получиться - может не только у него?..
Нестыковка состояла в том, что на сдвинутого мозгами Теодор не походил совершенно. Потому что всякого рода безумия она уж в своей жизни навидалась, и на этом фоне хладнокровный и сдержанный слизеринец выглядел абсолютно нормальным. Даже чересчур. А вот его поступки утверждали обратное.
И это – еще не беря во внимание внезапно пролившийся на нее щедрый денежный дождь.
- Тогда я вообще ничего не понимаю, - несчастным голосом сказала Гермиона кудрявым розовощеким купидонам, украшавшим дверь, и только потом поняла, что она уже дома. Ничего себе, задумалась на семнадцать кварталов… Дверь перед ней открылась.
- Чего ты не понимаешь? – настороженно спросил Рон. Гермиона расстроенно махнула рукой и молча прошла мимо него в темный холл.
- Постой, - крикнул он ей во след. – Что сказал Гарри? Насчет денег? Он даст?..
Гермиона остановилась.
- Я забыла, - отстраненно сказала она. – Забыла спросить.

Потянулись унылые и однообразные дни. Не привыкшую сидеть сложа руки Гермиону вынужденное безделье страшно угнетало. Рон чуть ли не сутками пропадал на работе, и от большой тоски она навела идеальный порядок в доме (два дня), перечитала все отложенные на «потом» книги (еще четыре дня) и всерьез подумывала над тем, не завести ли собаку… Впрочем, когда опытным путем было установлено, что гулять по паркам прекрасно можно и в одиночестве, и, главное, это одиночество нисколько не тяготит, мысли о собаке отпали сами собой.
Трогать остаток чужих денег на счете Гермиона категорически себе запретила, а вариантов досуга помимо прогулок, не требующих затрат, было крайне мало. Неприятной неожиданностью стало то, что ее, заодно с лицензией, вдруг лишили и абонемента на посещение библиотеки Университета, причем связь между этими двумя событиями из сбивчивых объяснений заведующего она так и не уловила. Конечно, оставалась еще и старая библиотека Блэков, и она знала, что Поттер будет только рад, заходи она почаще, но… Но видеть каждый раз вежливо-холодную, злорадную улыбочку Драко, ловить на себе его насмешливые взгляды было выше ее сил. А после того, как во время очередного посещения Норы Молли преувеличенно-бодро заявила, что теперь есть время и о детях подумать, Гермиона лишний раз убедилась, что визиты и туда – тоже не вариант.

Намокшая газета пахла отвратительно – сырой бумагой и ядовитой типографской краской. Рон бросил ее возле камина (неужели трудно было забрать с порога, всё равно целый день дома просидела) и раздраженно сказал:
- Ну давай сходим куда-нибудь.
Гермиона отрицательно покачала головой и, зябко запахнув плед, подвинула кресло ближе к огню. Выходить сегодня на улицу, чтобы на каждом шагу натыкаться на красные сердца, цветы и целующиеся парочки?.. Нет уж, спасибо.
Их розы, конфеты и праздничный секс на День всех влюбленных остались в далеком прошлом. И, что самое печальное, это даже не угнетало. Рон пожал плечами, потянулся к столику за графином и так и замер – с протянутой рукой.
Она оглянулась на дверь и резко вскочила.
Патронус Нотта неторопливо обошел их скромную гостиную, чуть задержался, заглядывая в спальню, потом дошел до ковра и, усевшись в центр, принялся тщательно вылизываться.
- Что-то твой благодетель охерел, - сквозь зубы сказал Рон, с силой сжимая пальцы вокруг стеклянного горлышка. – Причем вконец.
Гермиона, не слыша и не дыша, выронила плед и нервно заправила за ухо выбившуюся прядь. Волк, наконец, поднял голову и спокойно взглянул на нее.
- Грейнджер. Мне нужна твоя помощь. Желательно быстрее. Запоминай пароль от камина…
Следующие три минуты Рон молча смотрел, как она мечется по дому, горстями скидывая в сумку жгуты, шприцы и лекарства, как зачем-то натягивает, а потом сбрасывает пальто и как, рассыпав полбанки дымолетного пороха, исчезает в камине. Потом вздохнул и всё-таки сделал глоток. И поморщился – на невысохшей до конца газете остались дырки от каблуков.

Вот где День святого Валентина праздновался с размахом и по полной программе. Гермиона, не успев стряхнуть пепел, оглохла от грохота музыки и почти ослепла от обилия сверкающих разномастных сердечек. Пока она трясла головой и промаргивалась, ей в руку всунули бокал с шампанским, в губы – вонючую сигару и строго спросили – а правда ли она только что вывалилась из камина. Гермиона сказала, что нет, вернула шампанское полностью удовлетворенному ее ответом юноше и, бросив сигару в огонь, попыталась высмотреть среди пьяной и укуреной толпы Нотта.
Теодор, скрестив руки на груди и широко расставив ноги, стоял в дверях. И даже через весь немаленький зал было видно, насколько он нетрезв. Гермиона выдохнула проклятие и, расталкивая празднующих, стала пробираться к нему, на ходу расстегивая сумку.
- Пей! – в его руке оказался фиал с антипохмельным. – Немедленно!
Нотт без слов опрокинул зелье в себя и, отшвырнув флакон, развернулся и быстро направился к лестнице. Она моргнула и кинулась следом.
- Не отставай, - бросил он через плечо.
За ее спиной захлопнулась какая-то дверь, и Гермиона снова как будто оглохла, на этот раз от внезапной тишины – звукоизоляция в доме была отличная. Теодор свернул по коридору налево, потом еще раз, чуть не сбил с ног попавшуюся навстречу хихикающую парочку и остановился на пороге огромной ванной комнаты.
Девчонка полулежала на полу, привалившись к стене и закатив глаза. Прозрачная рубашка на груди была до половины расстегнута, и, присмотревшись, можно было увидеть, что она редко, но дышит. Пустой шприц и ядовито-розовый жгут валялись рядом.
- Успели всё-таки, - с неожиданной злостью произнес Нотт, наклоняясь и приподнимая густо накрашенное веко. – Зрачков почти не видно…
- Пульс слабый, - Гермиона, запретив себе думать, убрала пальцы с тонкой шеи и, опустившись на колени, раскрыла пошире сумку. – Ладно. Поехали. Положи ее как следует…

- Джесс… Джесс!.. – Теодор отвесил пару несильных пощечин. – Смотри на меня! Ну, давай, Джесс!..
Оплеухи подействовали – девушка, прижав ноги к животу и некрасиво разведя колени, подняла на него мутные голубые глаза.
- Девяносто на шестьдесят, - Гермиона сняла с безвольной руки манжету и спрятала тонометр в чехол. – Уже лучше. Джесс… А полностью как – Джессика?
Вопрос был риторическим, но девчонка вдруг хрипло ответила:
- Женевьева… А вы – доктор?
- Доктор она, доктор, - непонятно усмехнулся Нотт, и от этой усмешки вдруг продрало холодом по всему позвоночнику; Гермиона застыла и медленно перевела на него заледеневший взгляд, а Женевьева прерывисто вдохнула и тихо произнесла:
- Спасибо, доктор.
- Ну вот, «спасибо» - совсем другое дело, - не глядя на девушку, одними губами улыбнулась Гермиона. – А то всё деньги да деньги…
Нотт, не отвечая, вопросительно приподнял бровь – левую, - и карий глаз заискрился злым весельем. Сколько времени они над головой Женевьевы сверлили друг друга взглядами – неизвестно, но внизу вдруг распахнулась дверь, и сквозь полившиеся раскаты музыки пьяный мужской голос зычно крикнул:
- Эй, Нотт, такси здесь, «Пятый океан» ждет! Поехали!! Хватит трахаться!!
Гермиона подавилась язвительной репликой, а снизу, перекрикивая вопли и стоны «MUSE», всё разрывались:
- Тео, блядь! Ненасытное животное! Бери Джесс и спускайся! Мы ждем!
- Тебя ждут, Нотт, - она отвела глаза первой и с трудом встала; с неожиданно поднявшейся волной желчи и горечи справиться было сложно, но она справилась, голос, в отличие от дико затекших ног, практически не дрожал. – Отправь девочку домой и вали гулять дальше. Снимешь кого-нибудь еще.
А хотелось не сдерживаться, не цедить сквозь зубы… Хотелось завопить от злости, дать волю подкатившим к горлу слезам, хотелось как следует пнуть под ребра и с размаху заехать тяжелой сумкой прямо по наглой ухмылке… А потом взгляд вдруг наткнулся на собственное отражение в огромном, на полстены, зеркале, - и захотелось разреветься уже от другого - от досады на себя, от острого разочарования…
- Я так и поступлю, - глаза Теодора, потемневшие настолько, что стали почти одного цвета, неторопливо скользили снизу вверх – по разношенным туфлям, по бесформенному домашнему платью, по собранным в неопрятный хвост волосам… - Дорогу сама найдешь, Грейнджер? Или проводить?
- Обойдусь, - подхватывая сумку, отрывисто выдохнула она. – Женевьева! Поняла? Домой!
Женевьева заторможено кивнула.
В холле первого этажа она натолкнулась на шумно одевающуюся компанию. В распахнутую настежь дверь тянуло холодом, и девушки, повизгивая, натягивали на оголенные плечи меховые полушубки. Кто-то грубо дернул ее за локоть:
- Эй, ты!.. Горничная!.. Мы там срач небольшой оставили… Приберись по-быстрому, мы еще вернемся...
Ну надо же, как вовремя… Гермиона резко остановилась, повернулась, ненавидяще сузила глаза и медленно потянула из рукава палочку. Сзади ее моментально обхватили сильные руки.
- Не дури, - шепнул Нотт. – Слышишь?..
Она упиралась, шипела и вырывалась. Он сжимал ее все крепче и под аккомпанемент грязных шуток и улюлюканья подпихивал бедрами, упорно толкая в сторону опустевшего зала. Отпустил только возле камина – чтобы развернуть лицом к себе, грубо притиснуть спиной к мраморным наличникам и быстро и жадно поцеловать.
Гермиона застыла. Нотт, в последний раз проведя языком по припухшей нижней губе, с трудом переместил руки с ее плеч на теплый мрамор и, резко оттолкнувшись, сделал шаг назад. Она смотрела на него огромными темными глазами и молчала.
- Успокоилась? – тяжело дыша, со злостью спросил он. – Тогда проваливай. Дура, натвори ты что сейчас, никакой Поттер тебя б не отмазал…
Гермиона вспыхнула, растерянно моргнула и машинально облизнулась. Теодор грязно выругался и, схватив с полки банку с порохом, бросил горсть в огонь…
Когда языки зеленого пламени улеглись, он осторожно вернул банку на место и, постояв несколько секунд с закрытыми глазами, выдохнул, потряс головой и достал телефон.
- Мадам Хмелевская? Да, я. Я нашел Женевьеву… Записывайте адрес.
Снаружи пронзительно засигналило такси.

То, что Рон с ней не разговаривает, Гермиона совершенно случайно обнаружила на следующий день, ближе к полуночи.

В «Гринготс» она все-таки зашла, ничего такого, просто голое любопытство. Дежурный гоблин, с подозрением оглядев ее, долго шуршал бумагами, а потом со скрытым злорадством сообщил, что новых поступлений не было.
Гермиона растерянно хмыкнула, пытаясь понять, обрадовало ее это, или огорчило. Не поняла. Гоблин протянул ей выписку и нехотя проскрипел:
- Как прикажете распорядиться остатком?
Она посмотрела – денег осталось, конечно, не столько, чтобы съездить на Бали и месяц там прошиковать, но вполне достаточно, чтобы с удовольствием пробежаться по магазинам, в кои-то веки ни в чем себе не…
Так, стоп.
Эти. Деньги. Чужие.
Но ведь она их заработала!.. Не украла, не выпросила, не… Заработала!.. Эти деньги ее!..
Проклятие, как будто в самом воздухе «Гринготса» витало что-то развращающее…
Деньги Нотта. Небрежная подачка с барского стола…
Гоблин ждал, нетерпеливо постукивая о конторку длинными кривыми пальцами. И, как назло, за его спиной на стене тоже висело зеркало…
…Нотта, так внимательно – и так близко - разглядывающего ее спутанные волосы и старое платье… Который бессовестно пользовался ее знаниями и опытом, когда ему заблагорассудится, и который в том – другом – плане, повинуясь долбанной загадочной мужской логике, давно о ней и думать забыл!.. И от которого она ни разу не услышала простого человеческого «спасибо»!
А жесткий поцелуй вместо пощечины – тоже ничего себе мера. Имеющая полное право на существование и вполне действенная. Вон как прекрасно сработало.
- Да в конце концов!.. – зло сказала Гермиона своему непрезентабельному отражению.
Пальцы гоблина замерли.
- Прошу прощения?.. – прищурившись, переспросил он.
Она опустила глаза на пергамент. В голове неожиданно стало пусто.
- Мисс Грейнджер?
Гермиона глубоко вздохнула.
- Всё снимаю, - сквозь зубы выговорила она.

В «Волшебных Вкусняшках» всегда было много народу, но Гермиона эту крохотную лавку любила, там действительно продавались необыкновенно вкусные сладости – нежные, воздушные, тающие во рту и всегда поднимающие настроение. Самое то к хорошему кофе, только что купленному в магазине напротив... Продавец повернулся на звук колокольчика, кивнул, выдал приветливое:
- Рад видеть вас, мисс Грейнджер. Давненько вы к нам не заглядывали… - и вернулся к обслуживанию стоявшего у прилавка покупателя.
Которым, как назло, оказался Малфой. Настроение сразу испортилось.
Драко неторопливо оглянулся, окинул ее с ног до головы внимательным взглядом и вдруг широко улыбнулся. Гермиона сразу ощетинилась.
- Что?.. – получилось не особо дружелюбно, но как получилось. Он покачал головой:
- Радуюсь, Грейнджер, что выиграл у Гарри пари. Благодаря аналитическому складу ума и элементарному знанию женской психологии. Красивые волосы.
Продавец протянул ему пакет с покупками. Она едва сдержалась, чтобы не коснуться остриженных прядей – сколько, интересно, придется привыкать к новому облику? – заняла его место у кассы и буркнула:
- Спасибо.
- Не за что. Для кого постаралась?
Гермиона метнула на него испепеляющий взгляд и с преувеличенным вниманием принялась рассматривать витрину. Драко поставил пакет на подоконник и облокотился о прилавок с видом человека, у которого полно времени. Продавец терпеливо ждал.
Внимание Малфоя отвлекало и нервировало, и вскоре Гермиона не выдержала:
- Драко, что тебе нужно?
Малфой перестал улыбаться и выпрямился:
- Поговорить. Выпьешь со мной кофе?
- Нет. Говори сейчас.
Драко коротко взглянул на развесившего уши продавца; тот внезапно вспомнил, что забыл нечто важное в подсобке и моментально испарился. Она нетерпеливо побарабанила ногтями по стеклу:
- Ну?..
Предельно собранный и серьезный Малфой напрягал еще больше, чем Малфой, гнусно ухмыляющийся. С тем хоть всё было понятно… Драко вздохнул:
- Всего пара слов, Герм. Когда до тебя вдруг доходит, что больше не нужно оправдывать ожидания окружающих, очень легко сорваться в штопор. Новая прическа и новые тряпки – это, конечно, замечательно, но… Слизерин есть Слизерин. Не забывай об этом. И просто… будь чуть осторожней. И осмотрительней.
Гермиона на секунду прикрыла глаза:
- Поттер тебе обо всем рассказывает?..
- В этом нет необходимости. Я, во-первых, неплохо знаю Тео, а во-вторых, представь себе, умею сопоставлять факты и делать логичные выводы.
- Представляю. То есть ты периодически пользуешься и головой, а не только...
Дверь в подсобку открылась, выпуская вернувшегося с крайне незаинтересованным видом продавца. Малфой фыркнул:
- Да, и это тоже.
Она рассеянно указала на несколько пирожных и, получив перевязанную красивой ленточкой коробку, нерешительно спросила:
- Драко… Зачем ты мне это сказал?..
- Потому что… - он, наклонившись, понизил голос, - ты единственная поддержала тогда Гарри. А для него это очень много значило. И вот еще что, Грейнджер: бросай уже, на самом деле, рыжего недоумка. Сколько можно?..

Кофейная пена поднялась пышной шапкой, и Гермиона, не сводившая с турки глаз, ловко сняла ее с огня. За отмытым окном наливался синевой тихий февральский вечер. Она поставила на поднос кофе и пирожные и, подхватив его, направилась в гостиную, к ярко пылающему камину.
Входная дверь, скрипнув, открылась. Она, замедлив шаг, обернулась и чуть не упала, споткнувшись о край ковра и залив драгоценным кофе блюдце с пирожными.
Стоявший на пороге Рон держал в руках корзину. Большую. С цветами. Нежные разноцветные ирисы, тюльпаны с пушистыми лепестками, строгие нарциссы, фиалки, ландыши, крокусы… И дом моментально наполнился сумасшедшим весенним ароматом, даже перебившим запах свежесваренного кофе… Она, покачнувшись, наощупь опустила поднос на столик и прошептала:
- Мерлин… Какое чудо…
Раньше ни на что, кроме алых роз в хрустких целлофановых обертках, у Рона фантазии не хватало.
- На пороге нашел, - он со стуком поставил корзину на пол. – Букет бы выкинул… А так – жалко.
- Жалко, - завороженно согласилась она, не сводя с этого буйства весны подернувшихся поволокой глаз. Он поджал губы, окинул быстрым взглядом ее новую прическу и вытащил из цветов маленькую плотную карточку:
- Вот. От неизвестного и скромного поклонника… мать его.
Неизвестный скромный поклонник был предельно лаконичен и небрежно набросал всего два слова: «Спасибо, дорогая». Гермиона не смогла сдержать улыбки. Рон посмотрел на неожиданно появившиеся на щеках ямочки и отвернулся.
- Герм, - вдруг напряженно сказал он. – Давай поговорим.
Они проговорили до ночи, уничтожив все запасы кофе и спиртного в доме. Потом Рон собрал кое-какие вещи, чмокнул ее в нос на прощание и аппарировал, а Гермиона еще долго сидела, глядя на догорающие в камине угли, и ни о чем не думала.

просмотреть/оставить комментарии [6]
 К оглавлениюГлава 2 >>
февраль 2023  

январь 2023  

...календарь 2004-2023...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2023.02.06 09:54:40
И по хлебным крошкам мы придем домой [4] (Шерлок Холмс)


2023.02.05 21:00:22
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2023.02.01 16:16:22
Моральное равенство [0] (Гарри Поттер)


2023.01.20 19:53:36
После дождичка в четверг [6] ()


2023.01.15 17:26:41
Змеиные кожи [1] (Гарри Поттер)


2023.01.10 17:37:54
Blestemul lui Dracula 3: capcana pentru Dragan [5] (Ван Хельсинг)


2023.01.10 09:47:46
У семи нянек, или Чем бы дитя ни тешилось! [2] (Гарри Поттер)


2023.01.09 12:42:39
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2023.01.05 19:02:58
Соседка [2] ()


2023.01.05 19:01:28
Танец Чёрной Луны [8] (Гарри Поттер)


2023.01.04 01:12:51
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2022.12.03 19:13:46
Драбблы по Дюма [2] (Произведения Александра Дюма)


2022.12.03 18:21:37
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2022.12.02 11:52:35
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.12.02 10:24:26
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.11.27 19:57:05
Цепи Гименея [3] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.11.25 22:52:23
Наследники Гекаты [15] (Гарри Поттер)


2022.11.25 20:06:56
Последняя надежда [5] (Гарри Поттер)


2022.11.19 23:09:23
Гарри Снейп и Алекс Поттер: решающая битва. [0] (Гарри Поттер)


2022.11.15 20:16:44
Глюки. Возвращение [242] (Оригинальные произведения)


2022.10.05 19:45:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2022.09.28 13:18:39
Отвергнутый рай [38] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2022.09.27 15:20:38
письма из пламени [0] (Оригинальные произведения)


2022.09.26 01:49:17
Выбор Жизни [7] (Евангелион, Научная фантастика)


2022.09.10 23:28:23
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2023, by KAGERO ©.