Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

На обратной стороне “Декларации о статусе гоблинов” тайная организация гоблинов-подрывников оставила карту Волшебного банка, прочитать которую можно только в очках Гарри Поттера…
Смотрите на видео - “Сокровище Гринготса”!

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12701 авторов
- 26942 фиков
- 8623 анекдотов
- 17684 перлов
- 676 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 3 К оглавлению 


  Возвращение в Девоншир

   Глава 4. Опять собака
Мы торчали в пабе уже битый час, а ничего дельного не услышали. Скучая, я смотрел в окно. Видел, как мимо проехал доктор на своём шарабане, торопясь куда-то. А жена его, должно быть, или присматривает за домом и лечебницей (если там сейчас есть больные), или навещает подругу в Баскервиль-холле.

Мы не уходили, потому что ждали сержанта Риггса с докладом о Мерипит-хаусе. Холмс то и дело в разговоре высказывал замечания, словно бросал пробные мячи, надеясь на ответную реакцию посетителей, но все пасы были мимо.

Но, так или иначе, разговор в кабачке крутился вокруг семейства Баскервилей.

― … а не разбогатей сэр Чарльз в Африке ентой, так и загнил бы дом, как есть загнил. Старый-то греховодник почитай ничего сыновьям и не оставил.

― … да, не в папашу сыновья пошли…

― … не скажи: Роджер-то совсем конченый был человек, дурной человек, и сын в папашу уродился.

― … так чего ― знамо дело: отца его денежкой не обидели, вот и старый Чарли к той семейке и норовил прибиться.

За соседним столом зашептались:

― … выгорело бы дельце… он-то не кормил ― это старый хмырь, которого с собой привезли… они якшались, говорю тебе, точно дружбу водили…

― Риггс вернулся! ― голос инспектора вернул меня к реальности.

Мы благоразумно вышли из паба на улицу.

― Ну, что там? ― спросил Мак.

― Да всё там тихо, сэр: замки целы, даже проржавели ― пришлось вламываться через чёрный ход. В доме пыль и паутина, но никаких следов того, что там вообще кто-то был последние несколько лет. Им даже стёкла не побили ― похоже, что деревенские туда вообще ходить побаиваются. Осмотрели также конюшню, сарай ― всё чисто, сэр.

― Мимо, ― глубокомысленно заключил инспектор.

Холмс ничего не сказал, глядя в конец деревенской улочки. По ней нёсся сломя голову какой-то мужчина, размахивая руками.

― Кажется, к нам спешат новости, джентльмены, ― заметил мой друг. ― Надо бы перехватить этого бегуна, пока он не влетел в паб и не переполошил тут всех.

Бегун явно направлялся в нашу сторону. Не думаю, что целью его было общение с нами, скорее, желание... жажда залить некое потрясение местным целительным бальзамом. И выговориться, поделиться животрепещущими вестями со всеми, у кого ещё будут достаточно открыты уши.

Риггс перехватил бегуна на подлёте к дверям паба, нежно взял под локоток и подвёл к нам. Судя по цвету носа мужчины и ещё кое-каким признакам, включающим весьма характерный запах, потребность причаститься здешним пойлом у него возникала регулярно.

― Ларкин, куда это вы так спешите, а? ― спросил констебль.

― Там… там…

Обернувшись, пьянчужка замахал руками в сторону пустошей.

― Что там?

― Иду я, значит…

― А куда ходили-то? ― перебил Риггс. ― В Баскервиль-холл, деньги выклянчивать?

Холмс, инспектор и я недоумённо переглянулись.

Расспрашивать бегуна на улице или в пабе ― выбор был небольшой. Но в пабе мы могли бы дать мужчине вожделенное и развязать ему тем самым язык. Так что мы вернулись внутрь. Я заметил, что Холмс достал часы и посмотрел на циферблат.

Завсегдатаи бросили беглый взгляд на нас и нашего гостя и отвернулись, занявшись своими кружками.

― Ларкин, сэр, ― сказал Риггс то ли Холмсу, то ли инспектору ― обращаясь куда-то в промежуток между ними. ― Отец Николаса, что живет у его светлости. Постоянно беспокоит Берримора и других слуг ― требует деньги, что заработал сын. Вроде как имеет право на них, как отец. А сам спускает всё на выпивку.

Я подал знак трактирщику и нам принесли ещё одну кружку и новый кувшин с пивом.

Ларкин жадно следил за тем, как наполняется сосуд, потом не менее жадно осушил его ― глотка в три, не больше.

― Там... ― сказал он хрипло. ― Там... на дереве...

Вот кто это был, значит. Мне стало жаль бедолагу Ника, как только я представил себе, как этот субчик избивал сына, который одним ударом мог бы свалить папашу с ног, но лишь терпел побои и плакал. Я прекрасно понимал супругов Баскервилей, которые проявили к парню истинно христианское сострадание.

― И что на дереве? ― спросил Холмс.

Он выразительно протянул руку к кувшину.

― Это собака миссис Эванс. Голди, значит, ― у Ларкина хватило ума сообразить, что лучше не орать на весь паб ― так больше шансов, что дадут выпить ещё. ― Кто-то повесил её на дереве, сэр. На краю дороги, на старом дубу.

Мы все дружно переглянулись, а в глазах Холмса мелькнул знакомый мне огонёк азарта. Конечно же ― следы. Свежие следы.

― Покажете нам? ― Холмс красноречиво потянулся пальцами к жилетному кармашку, намекая на скрывающуюся там пару монет.

Пьянчужка выразительно глянул на кружку.

― Я так испугался, сэр, ― сказал он умильно. ― Руки так и трясутся, видите, сэр, ― он вытянул над столом руки натруженными ладонями вверх.
Они действительно тряслись, как у любого сильно пьющего человека. Холмс снова кивнул трактирщику, и Ларкин осушил вторую кружку.

Пока папаша Николаса был занят восполнением сил, Холмс достал блокнот, что-то быстро написал на листке и показал Маку. Тот кивнул и вышел. В окно я увидел, как инспектор подозвал полисмена и стал ему втолковывать задачу. Тот выслушал начальство, козырнул и куда-то направился. Холмс опять посмотрел, который час, и сделал пометку в блокноте.

― Так вы нам покажете, мистер Ларкин? ― повторил мой друг свой вопрос.

― Ну, как же, сэр! Помочь закону ― это я завсегда… да…

И вовремя. Ещё кружка, и Ларкину стало бы совсем хорошо. И так уже Риггсу, которого мы взяли с собой, пришлось всю дорогу держать пьяницу под руку. Заблудиться мы не могли, и Ларкин, собственно, был нам не нужен. Я понимал, что Холмс просто решил пока что не делать происшествие достоянием всей деревни, а это случилось бы, оставь мы Ларкина в пабе. И какие уж тут следы? Какая работа?

Впрочем, как оказалось позднее, наше внимание к недостойному члену деревенского братства не прошло незамеченным. Деревенские сложили два и два, получили ноль без палочки... будь покойный старик чуть популярнее среди соседей, Ларкину пришлось бы туго.

Пока мы ехали, я раздумывал по поводу поручения, которое по просьбе Холмса дал полисмену инспектор. Судя по тому, что Холмс отметил время, логично было бы предположить, что полисмен отправился в Баскервиль-холл, чтобы выяснить, когда там был Ларкин, что делал, сколько пробыл. Я хорошо помнил здешние места, и мог себе представить, что пьяница сначала шёл по дороге, а чуть дальше дуба он свернул на тропинку, чтобы значительно сократить себе путь до усадьбы. Возвращаясь же обратно, он наткнулся на то неприятное в высшей степени зрелище, что заставило его бежать сломя голову в деревню.

С другой стороны, пожал я плечами, зрелище мёртвого животного для фермера ― не такое уж и потрясение. С чего бы вдруг такая реакция, больше подходящая для нервной городской барышни...

― Риггс, ― подал голос тут Холмс, ― какой дорогой вы возвращались?

― Да мы напрямик, сэр, сократили путь.

― Понятно.

Значит, поэтому собаку обнаружил Ларкин, а не наряд полиции. У меня мелькнула мысль, что это повешение было актом уж слишком отчаянным. Я покосился на пьяницу: а не он ли часом состряпал дело? Нет, абсурд какой-то. Посчитав про себя примерное время, когда дорога точно была пуста, я смог выкроить часа полтора. Ларкин... у него, конечно, была возможность ― если брать в расчет исключительно время. Но трясущиеся руки алкоголика очень затруднили бы процесс. Да и к чему ему эта затея? Отомстить за что-то семье Эвансов под шумок? Устроить в деревне панику?

Тем временем Холмс натянул вожжи и вагонет остановился.
Инспектор присвистнул. Я посмотрел на дерево, точнее на труп собаки, и подозрения против Ларкина испарились. Собака была подвешена за шею на сук: большая такая лохматая псина, совершенно чёрная. Только горячо любящий её мальчик мог сравнивать Голди с овчаркой. Это была самая настоящая дворняга, но очень крупная. Она висела брюхом к дороге. Живот был вспорот, и кишки вывалились и повисли. На запах свежей крови слетелись ранние мухи ― слава богу, их было мало.

Однако, руки Ларкина, как мы могли заметить в пабе, были чистыми, и на нём вообще не было следов крови, иначе бы Холмс не преминул обратить на это внимание.

― Посидите в вагонете, джентльмены, ― попросил Холмс. ― Когда подойду к дереву, я вас позову.

В своих записках о расследованиях моего друга я так часто описывал его работу на месте преступления, особенно изучение им следов, что Холмс немилосердно называл эти описания клише. Не скажу, что в нашей нынешней ситуации можно было рассчитывать на какое-то особое везение. Земля на пустоши начала подсыхать после дождей, по обочинам дороги грязь покрывалась коркой, превращая старые следы в настоящие слепки. Посередине дороги грязь всё ещё представляла собой сплошное месиво. Пригорок, где рос дуб, был лысоват ― какое-то количество отпечатков могло обнаружиться там. Однако Холмс туда направился не сразу. Он прошёлся вдоль обочины, наступая на землю осторожно, тщательно выбирая, куда поставить ногу, пристально рассматривая ту мешанину из грязи, где только его опытный взгляд мог что-нибудь разобрать.

Я смотрел по сторонам, привычно набрасывая в блокноте описание местности ― мрачной, суровой, словно покрытой тенью совершенного злодеяния. Такая жестокость по отношению к безвинной божьей твари могла говорить либо о безумии, чему я знал примеры, либо о страхе, вызванном невежеством и суеверием.

Можно по-разному оценивать наш нрав, однако англичанин порой спокойно будет взирать на смерть человека, но жестокость по отношению к животному выведет его из себя. Так что я мог себе представить, что начнётся в деревне, когда там станет известно о случившемся.

Холмс продолжал свои изыскания. Он присел на корточки и что-то измерил рулеткой на земле ― возможно, след. И нельзя сказать, что его вид свидетельствовал о том, что нас ждёт удача.
Наконец он закончил с дорогой и стал подниматься к дубу, чуть наклонившись и уставившись на землю. Вот он что-то заметил уже совсем рядом с трупом несчастного животного, опустился на одно колено, не обращая внимания на потревоженных мух. Что-то потрогал на земле, потом, не оборачиваясь, сделал жест рукой, приглашая нас наконец-то подойти.
Впрочем, подумалось мне, нежные желудки наших предков спокойно переносили сжигание и утопление чёрных кошек, как пособников нечистой силы, и если несчастный пёс стал жертвой суеверия, то он может оказаться лишь первым в ряду жертв. Дьявола и его присных наши миролюбивые сограждане, особенно в таких глухих местечках, как это, боялись и почитали столь же реальным, как и электричество, проведенное сэром Генри.

― Что вы обнаружили, Холмс? ― поинтересовался я, подходя к моему другу со всей возможной аккуратностью, дабы не испортить уже обследованные им следы. С удовольствием отметил, что инспектор по мере возможности придерживается моих следов.

― Мужчина пришёл сюда по дороге, ведя собаку на верёвке, привязанной к её ошейнику. Собака шла спокойно, вероятно, потому, что они двигались по направлению к деревне. Но тут он завернул к дереву. Собака заупрямилась, и он подманил её кусочком мяса, который потом недожёванным выпал у животного из пасти…

Тут Холмс занялся висящей на дереве собакой. Я обошёл бедное животное, когда Холмс осмотрел петлю и верёвку.

Верёвка оказалась длинной, а петля скользящей. Ошейник Голди валялся под деревом. Тут не сложно было догадаться, что убийце пришлось попотеть, когда он перекинул конец верёвки через нижнюю ветку дуба, а потом стал тянуть собаку вверх, ещё раз перебросил край верёвки, а потом, как смог, затянул узел.

― Нож, ― говорил Холмс себе под нос, рассматривая вспоротый живот собаки под аккомпанемент роящихся мух, ― обычный, заточенный с двух сторон, но не скиннер. Он не предназначен для свежевания. Брюхо было вспорото сверху вниз.

― Получается, что изуродовал несчастную тварь он уже после... ― я кивнул на висящего пса, передернул плечами. Как омерзительно! Какой больной разум мог всё это спланировать и претворить в жизнь.

― Да, у него явно есть тяга к драматическим эффектам, ― пробормотал Холм себе под нос. ― Это мужчина ещё нестарый, сильный. Ростом он выше вас, доктор, но пониже меня или инспектора ― судя по длине шага. Он был обут в ботинки с прямоугольными носами. Ботинки недешёвые, я бы сказал, и ещё неразношенные.

Тут Холмс задумался о чём-то, и его невидящий взгляд продолжал упираться в распоротый живот собаки.

― Так откуда же он пришёл, как вы думаете? ― спросил инспектор.

― Ммм?

― Не со стороны Мерипит-хауса, ― вмешался я, ― иначе бы он мог попасться на глаза вашему наряду. И не со стороны Баскервиль-холла, если только Ларкин ничего не скрывает.

― Зачем бы ему? ― удивился инспектор. ― Такое грязное дело никто бы не стал замалчивать, а доброжелателей, ради которых Ларкин бы молчал, у него тут, насколько я понял, нет…

― Нет-нет, ― сказал Холмс. ― Ларкин не кинулся бы в паб, если бы кого-то боялся или выгораживал.

Он обернулся в сторону дороги.

― Инспектор, займитесь собакой, ― сказал он, ― а мы немного пройдёмся с доктором по пустошам.

Холмс был озадачен происшедшим ― я это видел. Но и не мудрено: никакой цели, кроме как сделать гадость ближним, в поступке неизвестного не было. И кто знает: был ли это убийца старика, или это кто-то из местных решил покуражиться?

Мак не стал спорить, мы оставили ему вагонет, попросив потом отослать его в Баскервиль-холл. Холмс пошёл прочь от дуба по подсохшей обочине, а я следом. Я поделился с ним своими соображениями ― что убийцей вполне мог оказаться человек с расстроенной психикой, и толчком могло стать убийство старика и вспыхнувшие слухи и суеверия.

―Уотсон, вас послушать, так тут живут одни ненормальные, ― отозвался Холмс немного раздражённо, вглядываясь в ему одному заметные следы на дороге.

Впрочем, не только ему. Я тоже заметил отпечатки собачьих лап.
Значит, мы шли к тому месту, откуда пришёл неизвестный, ведя бедную Голди.

Но Холмс, отойдя на приличное расстояние от места происшествия, нашёл большой валун, скинул плащ и расстелил, усаживаясь и приглашая меня присесть рядом.

― Вы не простудитесь? ― забеспокоился я.

― Нет-нет. Сядьте, пожалуйста. Мне нужно подумать.

Я сел рядом ― с подветренной стороны, чтобы на Холмса не так уж дуло с пустошей, и стал терпеливо ждать.

Невидящий взгляд моего друга уставился в одну точку. Когда глаза его уже стали слезиться, он прикрыл веки, оставаясь всё также неподвижным.

― Безумие какое-то, ― пробормотал он наконец.

― А? ― я сам чуть не задремал в тишине, нарушаемой лишь посвистом ветра.

― У меня такое чувство, что разгадка совсем рядом, но я не могу ухватить нить.

― На первый взгляд, все это дело рук опасного сумасшедшего, причем давно живущего здесь и знающего местность и привычки соседей, ― сказал я. ― Но даже зная, сколь успешно и порой талантливо, на зависть лучшим актёрам, болезнь скрывается под личиной обычного чудачества, а то и вовсе обыденности, я никак не могу поверить, что и здешний люд, и доктор Мортимер проглядели тревожные признаки ― и сейчас ни у кого нет и тени подозрений.

― Он не сумасшедший, ― Холмс поднял палец, чтобы я не сбивал его с мысли.

― А могут быть эти два дела вообще не быть связаны между собой?

― Итак, ― начал Холмс, как бы оставляя без внимания мой вопрос, ― ему хватило ума совершить первое убийство так, что полиция и даже я оказались в тупике. Но он зачем-то устраивает этот спектакль с собакой. Чего он добивается? Почему он так бездарно обстряпал это дело?

― В каком смысле?

― Ботинки, которые у местных жителей найдутся, дай бог у считанных единиц. Мясо, которое у него просто имелось в наличии, когда он увидел собаку. Не охотился же он за ней?

― А почему нет? Вдруг это совершенно другой человек, который под шумок просто решил за что-то отомстить миссис Эванс?

― Совпадений не бывает, Уотсон, ― Холмс по-прежнему был серьезен, но в голосе, в тоне его мне послышалось, что он улыбается. ― Итак, у нас здесь либо два безумца, совершенно не знакомые местным жителям, но знающие о них всё; безумец и мерзавец, опять же из местных и опять же никому не известные; либо…
Он замолчал, выжидающе глядя на меня, давая мне шанс закончить его мысль ― подхватить её, понять, что же он обнаружил, изучая совершенные злодейства.

― Или это один человек, ― начал я, чувствуя себя полным тупицей, ― который всем хорошо знаком, кроме до сей поры скрытых своих склонностей… Холмс, я в тупике. И мне ещё покоя не даёт рассказ мальчика о том человеке, которого он видел. Об этой чёртовой трости в руках мужчины. И эти новые ботинки… Нас просто подталкивают к тому, чтобы подозрение пало на Мортимера, я бы сказал.

― О да, нас просто за руку ведут в определенном убийцей направлении, ― согласился Холмс. ― Итак... Это один человек, знающий местность, знающий местные суеверия, знающий... знавший убитого старика. Он не безумен, не в медицинском смысле, Уотсон. Я бы сказал, он ненавидит до безумия ― настолько, что просто убить врага ему не достаточно.

― Ненавидит доктора? Да за что же? ― я задумался. ― А что если дело тут в жене Мортимера? Она довольно странная особа ― у таких женщин обычно бывает прошлое. Мало ли что у неё там… в Америке?

Холмс бросил на меня мимолётный взгляд, значение которого я не мог определить.

― Возможно, ― сказал он, наконец.

Потом резко встал.

― Давайте-ка навестим место, куда нога доблестных стражей порядка ещё не ступала.

― Какое? ― удивился я, поднимаясь следом.

Холмс надел плащ.

― О нём, кроме меня, знали только три человека ― вы, старый Френкленд и юный Картрайт.

― А! ― воскликнул я. ― Жилище неолитического человека!

― Именно. Если человек вёл собаку не со стороны Баскервиль-холла и не со стороны Мерипит-хауса, то что нам остаётся?

― Больше ничего, ― вынужден был согласиться я, удивляясь, как это не пришло мне в голову. Я ведь знал об этой пещере, даже посетил в ней Холмса во время расследования дела о собаке. Потом я подумал, что и доктор, с его страстью к археологии, наверняка должен был знать об этом месте...

Нет, я не подозревал Мортимера, несмотря на все косвенные улики, не подозревал ― именно благодаря им. Я не мог представить себе, что кто-то окажется столь недогадлив, чтобы не избавиться, совершая кровавое преступление, от самых характерных своих примет ― уж хотя бы трости.

― А вот инспектору я думаю поручить кое-что, ― говорил Холмс, пока мы шли по направлению к его бывшему убежищу: во-первых, проверить, не появилось ли в ближайших деревушках новых жителей ― приезжих. Как вы помните, я жил-то, собственно, в Кумб-Треси, а в пещеру наведывался изредка. А во-вторых, я хочу, чтобы инспектор навестил нового владельца Лефтер-холла.

― Но к нему наведывался сержант.

― Я помню, ― ответил Холмс немного раздражённо. ― Но одно дело сержант, а совсем другое ― инспектор Мак, который обладает не в пример большей наблюдательностью. И кроме того, неплохо было бы выяснить побольше об этом джентльмене. Мы с вами как-то слишком легкомысленно отнеслись к новому лицу в окрестностях Баскевиль-холла. Даже именем его не поинтересовались.

― Так ведь это просто старик... ― начал было я, но оборвал себя на полуслове, пристыженный, вспомнив о талантах Холмса в гримировке. Не только мой друг был столь искусен в примерке чужой личины ― да вот хотя бы Невилл Сент-Клер. ― Холмс, я вот тут подумал, ― звучало забавно, что и говорить, ― важно ещё уточнить, когда именно новый жилец въехал в Лефтер-холл.

― Хотите увязать это с возвращением двух счастливых пар? ― спросил Холмс без тени иронии. ― Да, это разумно. Дата его приезда может о многом сказать нам.

Наконец мы взобрались на вершину холма. Должен сказать, что в прошлый раз Холмс выбрал прекрасный наблюдательный пост. Человек, вооружённый биноклем, мог обозревать окрестности, обходя вершину холма. Отсюда можно было разглядеть и Лефтер-холл, и дорогу на Баскервиль-холл, и отдалённые очертания Мерипит-хауса.

Холмс разочарованно окинул взглядом тропинку, ведущую к норе нашего далёкого предка. Судя по выражению лица моего друга, тут очень давно не ступала нога человека.

― Мимо, как сказал Мак, – пожал он плечами.

― Но всё же давайте заглянем, ― улыбнулся я. ― Ностальгия, знаете ли.

― У нас не так уж много времени на то, чтобы предаваться воспоминаниям, но заглянем на минуту.

Что мы и сделали.

― Ого! ― воскликнул Холмс. ― А после меня тут неплохо проводили время!

― У этого местечка неплохая репутация ещё со времен неолита, ― пошутил я. ― Не уступим же мы, современные люди, своим далеким предкам в поисках уюта.

― Правда, парочка резвилась тут довольно давно, ― заметил Холмс.

В нише, где у него раньше стояла лампа, лежало несколько свечей, покрытых толстым слоем пыли. Холмс извлёк нижнюю, отряхнул её и зажёг. Фитиль затрещал, брызгая искрами, но вскоре разгорелся, как следует. Мой друг накапал стеарина на камень, прежде служивший ему столом, и прикрепил свечу. Он зажёг ещё одну и склонился к самой земле, что-то выковыривая ножом у самого камня.

― Да, забавно, ― сказал он, показывая мне женскую шпильку.

― Вот вам и патриархальные местные нравы, ― рассмеялся я.

― Как раз патриархальные нравы и требуют искать убежища, ― заметил Холмс рассеянно. ― Как тут не заподозрить супружескую измену? По шпильке владелицу не установить, к сожалению, вещь самая обычная.

― И пусть имя дамы останется втайне, ― хмыкнул я. ― Эта шпилька пролежала тут так долго, судя по виду, что вряд ли имеет отношение к нашей истории.

― А равно как и имя владелицы этого платочка? ― Холмс, как коршун, метнулся в угол пещеры, к краю земляного ложа и осторожно поднял квадратный кусок ткани. ― Ого! Батист! Дьявол, метки нет!

Он даже зарычал с досады.

― Это уже не жена фермера или пастуха.

― Да уж! La lande n'est point pavé en batiste.

― Холмс?

― Пустоши не вымощены батистовыми платочками.

Я рассмеялся, когда узнал перефразированную цитату.

― Сколько он тут мог пролежать, как вы думаете?

― Да сколько угодно ― хоть пять лет, хоть шесть.

«Не жена ли доктора потеряла?» ― мелькнула у меня не совсем достойная джентльмена мысль.

Впрочем, я с готовностью признал, что продиктовано это предположение почти исключительно неприязнью, что вызвало у меня наше знакомство. Безусловно, были и иные возможности. Супруга нашего уважаемого почтмейстера, к примеру, относила себя к сливкам деревенского общества и старалась соответствовать требованиям столь высокой репутации. Да и миссис Бэрримор ― могла же она получить в подарок от леди Баскервиль некоторые предметы туалета, слишком шикарные для экономки, но уже недостаточно подходящие супруге баронета, подобно тому, как её муж некогда оказался владельцем всего американского гардероба своего хозяина.
Впрочем, миссис Бэрримор явно не стала бы после истории со своим братом платить мужу такой чёрной неблагодарностью.

― Что ж, ― сказал Холмс, пряча платок в карман, ― возвращаемся в деревню. Она уже, наверняка, бурлит.

― Не наведаться ли нам к доктору? ― предложил я. ― Тем более что и инспектор квартирует у него.

― Что ж, Мак уже наверняка закончил свои дела, а если ещё нет, то мы поговорим с доктором ― хотя бы расспросим его насчёт джентльмена из Лефтер-холла. Если тот, как говорят, не отличается крепким здоровьем, Мортимер оказывал ему врачебные услуги.

― А если нет? ― заметил я. ― Это может означать, что он симулирует болезнь, а может не означать ровным счетом ничего. Старость капризна и подозрительна, к тому же джентльмен вполне мог попасться на удочку шарлатанов из «Христианской науки» и попросту не доверять никому из настоящих врачей, полагаясь только на милость божью.

Но Холмс уже задул свечи и вышел из пещеры, и мне ничего не оставалось, как поспешить за ним.

Обратный путь показался короче: мы быстро спустились с холма и бодро зашагали по тропинке в сторону проезжей дороги.

Бедную собаку с ветки уже сняли и куда-то увезли. Неподалёку от дуба стояли два полисмена с самым грозным видом, а судя по состоянию дороги, деревенские уже пытались совершать паломничество к месту смерти Голди, но были отправлены восвояси.

― Несчастное животное, ― вздохнул я. ― А ведь предстоит ещё сообщить ужасную новость ребёнку. Не представляю, каким шоком это окажется для него после всего пережитого.

― Надеюсь, его мать не позволит устроить из этого цирк для всех соседей, ― проворчал Холмс, ― и выдворит сочувствующих.

В деревне царила зловещая тишина. Люди стояли группами возле оград и о чём-то перешёптывались. Нам тоже досталось несколько косых взглядов. Глядя на мрачных жителей, я думал: не будь здесь такого числа полицейских, к кому бы мужчины попытались наведаться в первую очередь, вооружившись вилами и лопатами?

В доме Мортимера тоже было напряженно. Инспектор ещё не вернулся, как сообщила нам горничная. Сам доктор озабоченно рылся в своем саквояже.

― О, мистер Холмс, доктор, ― приветствовал он нас. ― К сожалению, день не назовёшь добрым. Это правда ― о собаке Эвансов? Лили не знала подробностей, лишь сказала, что случился какой-то кошмар.

― Да, коллега, ― сказал я, бросив взгляд на Холмса. ― Кто-то убил собаку мальчика. Зрелище не из приятных, поверьте военному врачу.

― Надо проведать малыша, ― сказал Мортимер, сморщился, словно от зубной боли. ― Мало ему одного потрясения, теперь ещё и это. Вот уж судьба…

― Не стоит возлагать на высшие силы ответственность за дела человеческих рук, ― возразил Холмс.

Но тут к нам вышла миссис Мортимер ― прямая и решительная.

― Здравствуйте, джентльмены.

Она пожала нам обоим руки.

― Вы уже с утра на ногах. Надеюсь, от чая не откажетесь?

― Разумеется, друзья, ― поддержал Мортимер. ― Вы ведь ожидаете инспектора? Время быстрее пролетит за чашкой чая.

Жена его немедля вызвала горничную и отдала необходимые распоряжения. Стол был накрыт почти мгновенно. Я усмехнулся ― особенность быта врача: в любой момент тебя могут вызвать к постели больного, так что о режиме приходится только мечтать. А прислуга приучена к тому, что завтрак, обед, чай могут потребоваться в любое удобное время.

Когда, тщательно вымыв руки, мы приступили к чаепитию, которое сопровождалось, конечно, не таким изобилием, как в Баскервиль-холле, но зато характеризовало миссис Мортимер как хорошую хозяйку, я мысленно порадовался хорошему аппетиту Холмса. Если бы я и раньше не наблюдал его в гостях, когда он, бывало, крошки в рот не брал, сидя за столом, я бы подумал, грешным делом, что, устраивая дома голодовки, он «воспитывает» нас с миссис Хадсон.

― Скажите, доктор, ― обратился мой друг к Мортимеру, прикончив очередной сэндвич, ― что вы можете рассказать о пожилом господине, который купил Лефтер-холл? Кстати, когда это случилось?

Мне показалось, что миссис Мортимер слегка насторожилась.

― Если честно, ничего толком рассказать и не могу. Его зовут Джейкоб… Джейкоб…

― Риордан, ― подсказала ему супруга.

― Да, Риордан, ― улыбнулся своей половине рассеянный доктор. ― Спасибо, дорогая. Он не мой пациент ― я видел-то его всего пару раз, и то через ограду. По степени нелюбезности он даст фору покойному Френкленду. Ходит с палочкой, сутулится, но не думаю, что там что-то серьёзнее радикулита. Одышки я не заметил. У него служит миссис Томсон. Она ещё и в лечебнице подрабатывает подёнщицей.

― А она что из себя представляет?

― Молодая вдова, довольно разбитная особа, но при этом совсем уж за грани приличий не переходит. К ней периодически сватаются наши деревенские, но, кажется, вдовушка решила поднакопить деньжат и уехать в город. Старик, видимо, ей неплохо платит.

― Когда он переехал сюда?

― Года полтора тому назад. Но дом купил раньше – вскоре после смерти Френкленда.

― Чем он занимался?

― Не имею понятия. Но он выглядел довольно ухоженным ― привык, видимо, следить за собой. Он, несомненно, джентльмен.

― Богатый, пожилой, нелюдимый... ― подытожил Холмс. ― Он выпивает?

― Судя по цвету лица, нет, ― ответил Мортимер. ― Я, конечно, заметил у него старческую пигментацию на лице и на руках, но в остальном кожа у него здорового оттенка.

И тут горничная впустила в гостиную инспектора, поставила на стол ещё одну чашку. Миссис Мортимер наполнила её, не дожидаясь просьбы, положила на тарелочку пару сэндвичей и передала новому гостю.
Бедный Макдональд так набросился на них, что мы с Холмсом переглянулись и решили пока повременить и оставить несчастного инспектора в покое.

просмотреть/оставить комментарии [32]
<< Глава 3 К оглавлению 
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.14 23:59:57
Работа для ведьмы из хорошей семьи [8] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.