Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

В Хогвартсе большинство сказок начинается со слов: "Профессор Снейп,я ну никак не мог подготовится, потому что..."

Список фандомов

Гарри Поттер[18479]
Оригинальные произведения[1239]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12695 авторов
- 26934 фиков
- 8618 анекдотов
- 17678 перлов
- 674 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>


  Отсюда в вечность

   Глава 4. 4_3
– Ни с места! – крикнул кто-то.
Но беглецы и не думали никуда бежать. Они стояли вдоль стены напротив выхода, а перед ними столпились враги, заполнив собой почти всё пространство между партами, кафедрой и угодившими в ловушку пленниками.
Снегг окинул преследователей быстрым взглядом. Человек тридцать, не меньше. Некоторых он знал: Джагсон, Малсибер, Гиббон… Но он бы согласился на вдвое большее количество Пожирателей, только бы среди них не было её.
Что ж, значит, это судьба. И лучше покончить со всем поскорее.
– Я знала, – уверенно произнесла, выходя вперёд остальных, Беллатриса Лестрейндж, – я говорила повелителю: этому псу нельзя верить!
– Ты покойник, Снегг, – поддакнул кто-то.
– Это не тебе решать, Розевус, – отозвался маг.
Забыв о раненой руке, он смотрел на Беллу и старался понять, в каком она настроении.
– Как рука, Северус? – издевательски поинтересовалась та нарочито ласковым голоском. – Не болит?
– Болит, – в тон ей ответил Снегг. – И всё же у меня хватит сил, чтобы протащить твой труп за волосы через весь Хогвартс, любовь моя.
Лицо ведьмы исказила злоба. Вскинув руку с зажатой в ней палочкой, она явно хотела послать в него какое-то заклятье, но в последний момент передумала.
– Огрызаешься, ублюдок? Ладно, потявкай перед смертью. Мне это по сердцу – люблю, когда сопротивляются.
Снегг искоса глянул на своих спутников. Гарри с Роном стояли по правую руку от него с палочками наизготовку. Гермиона по счастливой случайности оказалась слева от парней и почти рядом с ним. Она стояла чуть позади всех и тоже держала в руке палочку.
В кабинете воцарилась тишина. Никто ни на кого не нападал.
Это не удивляло Снегга. Он не сомневался, что Беллатриса, которую сам Волан-де-Морт считал вернейшей своей сторонницей, здесь главная. Без её приказа никто ничего не сделает. А уж она торопиться не станет. Наоборот, постарается растянуть удовольствие.
И раз смерть неминуема, нужно заставить её напасть в нужный момент. И её, и остальных.
Все эти соображения вселяли слабую надежду на благополучный исход.
Для Поттера и его друзей, конечно.
Краем глаза Снегг видел, что Гарри с Роном как будто не слишком напуганы. Во всяком случае, выглядели они спокойными. Вид у обоих, особенно Уизли, был, конечно, потрёпанный, но парни явно настроились дать решительный бой. Гермиона была очень бледна, но тоже держалась молодцом.
Что ж… Это хорошо, что их боевой дух не сломлен...
– Эй, Белла! – не выдержал кто-то. – Какого чёрта ты с ними канителишься?
– Заткнись, Шреддер! – велела Беллатриса. – Ты разве не видишь – им некуда деваться! – по её губам скользнула уверенная улыбка хозяйки положения. – Что они могут сделать, – продолжала она куражиться, – этот истекающий кровью смердящий пёс и трое недоносков? Я жду, когда они запросят пощады!
Запрокинув голову, Беллатриса рассмеялась громким, вульгарным, безумным смехом.
Кое-кто из Пожирателей подобострастно загоготал вслед за ней.
Снегг пытался сообразить, насколько быстро Лестрейндж посылает заклятья и, главное, как можно её спровоцировать.
«Не проверить ли прямо сейчас?» – пришла ему в голову отчаянная мысль.
– Дешёвый приём, – сказал он в ответ на последнее замечание главной Пожирательницы. – Впрочем, я всегда подозревал, Беллатриса, что, несмотря на высокое происхождение, ты обычная дешёвка.
Смех ведьмы резко оборвался.
– А вот это ты зря! – прошипела она. – Сектумсемпра!
Её палочка взметнулась вверх так стремительно, что никто и глазом моргнуть не успел.
«Быстро...» – успел подумать Снегг, прежде чем кровавый туман застил ему глаза.
Заклятие ударило его в грудь.
Чем сильнее ненависть нападающего, тем чувствительнее удар...
Какая несправедливость... Он сам когда-то придумал это заклятье, а потом и усовершенствовал его, связав силу воздействия магии с чувствами наносящего удар.
Знать бы наперёд, где сам упадёшь...
Он и так чуть не упал. Пошатнувшись, Снегг наклонился назад и, если бы не Гермиона, которая, тихо ахнув, подхватила его и подставила плечо, точно не удержался бы на ногах. К несчастью, девушка невольно дёрнула его за руку, а поскольку именно эта рука сочилась кровью, маг издал приглушённый стон.
Беллатриса внимательно смотрела на него. Её глаза светились жестокой радостью.
– Как себя чувствуешь? – она садистски улыбнулась. – Каково это – умирать от собственного заклятья?
– Я пока не умер, – отрывисто бросил Снегг. – А чувствую я себя... – тут он ненадолго задумался, – ... как мэтр Гильотен, пожалуй. Впрочем, тебе это имя всё равно ничего не говорит, дура безмозглая.
– Не надо... – прошептала Гермиона одними губами. Глаза её блестели от подступивших слёз.
Впрочем, если Лестрейндж и задело последнее замечание, выразить своё неудовольствие по этому поводу она не успела.
По рядам Пожирателей прокатился удивлённый ропот.
– Почему он до сих пор держится? – воскликнул кто-то. – Он уже должен быть трупом или хотя бы отключиться! Никто не может выстоять против Сектумсемпры!
На лице Беллатрисы отчётливо проступило досадливое выражение, но даже в её безумных глазах мелькнула растерянность.
– Тихо! – рявкнула она. – Ему недолго осталось! Вы что не видите: его аж перекосило от боли!
Снегг собрал всё своё мужество.
Боль... Разумеется, он чувствовал её. Она раздирала его тело на части, пронзала мозг и причиняла невыносимые страдания...
Но не убивала.
Яйцо в левом кармане, заключавшее в себе жизнь арабского алхимика, придавало ему сил. А магия древних египтян, когда-то применённая к нему его возлюбленной, смягчала воздействие злых чар, не давая пасть духом и сорваться во мрак безумия. Этим подонкам и невдомёк, что он не так уж беззащитен. Надо воспользоваться их невежеством.
– Жалкие глупцы! – заговорил он самым надменным тоном, на какой был способен. – Думаете, такие, как вы, могут убить меня? Да ещё моим собственным заклятьем? Сборище недоумков, позор своих семей! Где вам понять, что Тёмный Лорд научил меня такому, что вам и не снилось!
Эта пафосная речь, произнося которую, он – хотелось бы верить! – умело подражал манере Волан-де-Морта, да к тому же, сопровождаемая презрительно-высокомерным взглядом, произвела на Пожирателей должное впечатление.
Даже Беллатриса заколебалась.
– Лжёшь! – прошипела она, но как-то неуверенно.
– Попытаетесь убить меня, – Снегг стремился закрепить хлипкий успех, – все умрёте. Понятно излагаю?
Пожиратели заволновались. На лицах многих читались растерянность и тревога.
Сохраняя внешнюю невозмутимость, Снегг старался понять, сколько ещё сможет продержаться. И что будет с ними, если он потеряет сознание?
По правде говоря, за Поттера и Уизли он почти не волновался.
Но Гермиона...
Она казалась наиболее уязвимой, несмотря на палочку в руке. К тому же она служила ему опорой и уже поэтому была стеснена в движениях.
Пожалуй, он слишком сильно навалился на девочку. Не костыль всё-таки...
Снегг попытался отстраниться от Гермионы, но та лишь ещё сильнее вцепилась в него.
«Отлепись от меня... – чародей обратил к ней затуманенный взгляд, уповая на то, что она всё понимает правильно, – ...я не утащу тебя с собой... мой гроб слишком тесен для нас двоих... ты должна жить...»
– А ну, кончили нытьё! – прикрикнула Беллатриса на своих прихвостней. – Он блефует!
– Я тоже так думаю, – поддержал её старый колдун, стоявший в первом ряду. Всё это время он внимательно наблюдал за Снеггом. – Чем зря воздух сотрясать, прикройте лучше стены, а то, может, тут запасной выход есть. Быстро!
«Будь ты проклят!» – Снегг не подал виду, но он готов был взвыть от бессилия и бешенства.
Отчаяние, безнадёжность и паника разом навалились на него, а поскольку боль в руке становилась всё нестерпимее, он сделал безрадостный вывод, что вот-вот упадёт в обморок.
Всё зря, пронеслось в его исходящем кровью мозгу, всё впустую… Это был их единственный шанс...
Несколько колдунов и ведьм, повинуясь приказу старика, рассредоточились вдоль стен класса по всему периметру.
– Умно, Мизерабль, – снизошла до сдержанной похвалы Беллатриса, – но это лишняя предосторожность. Снегг вот-вот сдохнет, и мы доставим Поттера к повелителю.
– Жду с нетерпением, – неожиданно заявил Гарри, – а то он, бедняжка, уже упарился гоняться за мной.
Снегг нашёл в себе силы улыбнуться.
«Молодец... Гарри...»
На Пожирателей это нахальное заявление произвело совершенно иное впечатление. В кабинете тут же воцарилась мёртвая тишина. Смолкли все разговоры. Беллатриса остолбенела, не веря своим ушам.
– Ах ты, мерзкий выродок, – опомнившись, она занесла палочку над головой.
По тому, как исказилось её лицо, Снегг понял, что нельзя терять ни секунды.
– Стой! – воскликнул он. – Не усложняй себе жизнь!
– О чём ты? – рука Лестрейндж замерла на полпути.
– Ты и так уже наломала дров, дура, – Снегг старался, чтобы голос его звучал жёстко и повелительно. – Тёмный Лорд поручил его поимку мне.
– Лжёшь, предатель! Мы все видели, как ты пытался спасти его и этих двоих!
– Пораскинь своими куриными мозгами, Белла. Это было частью моего плана. Я должен был заманить Поттера в ловушку – и я это сделал.
Видимо, он и впрямь был убедителен, потому что почувствовал, как Гермиона вздрогнула всем телом и тут же отстранилась от него.
Уизли ткнул палочкой в его сторону.
– Сволочь! – воскликнул он с неподдельным чувством. – Так я и знал!..
Поттер не проронил ни слова и, в отличие от импульсивного приятеля, не сделал ни одного лишнего движения, но после этих слов заметно напрягся.
Про себя Снегг возблагодарил бога, что гриффиндорцы, сами того не подозревая, невольно подыграли ему.
– Мне удалось убедить Поттера и его друзей, что я на их стороне, – продолжал он ломать комедию, – и это было совсем не сложно после того, как мне удалось провести всю школу. Так же я действовал, когда подбирался к Дамблдору.
Рон скрипнул зубами при этих словах.
Снегг повернул лицо, в котором не было ни кровинки, в сторону Гарри
– Видишь, я даже позволил моим товарищам напасть на меня, – произнёс он, презрительно улыбаясь, – и всё для того, чтобы ты поверил мне, Поттер.
– Падаль, – процедил Рон.
Маг торжествующе смотрел на Пожирательницу Смерти.
– Поттер мой, Белла. Убери от него свои жадные ручонки.
Ведьма смерила его недоверчивым взглядом и ничего не ответила.
Снегг понял, что ему уже всё равно.
Он держался из последних сил. Правая рука перестала кровоточить и даже почти не саднила... а может, он настолько одурел от боли, что уже не чувствовал её. Грудь жгло, как огнём, и он испытывал ужасные страдания, усиливавшиеся с каждым мгновением.
Железные когти смерти рвали душу на части, её ненасытная пасть высасывала из сердца последние соки, и он уже плохо понимал, что происходит...
Кэтти, милая... а вот когда ты, моя пантера, накинулась на меня, было совсем не больно... Даже наоборот – хорошо... Всё бы отдал, любовь моя, чтобы вновь оказаться в твоих нежных когтях...
Нет!!! Приди в себя! Ещё немного...
Слабый голос рассудка дорвался до сознания сквозь пелену кровавого бреда.
Призвав на помощь всю свою волю, Снегг попытался проанализировать их незавидное положение.
Ещё пара минут есть... а после он точно свалится в обморок и далее – в небытие...
Значит, нужно успеть довести свою роль до конца... Хорошо, что вампирская кровь наделила его такой бледностью, что он и в нормальном-то состоянии походил на мертвеца, а сейчас, когда силы его стремительно таяли, слабость его почти никак не отражалась на цвете его лица...
Белла... надо спровоцировать её...
Беллатриса наконец-то соизволила выразить своё отношение к происходящему.
– Чудно, – проговорила она холодно, – наш милый Северус снова с нами! Только я не идиотка, Снегг! Я не верю ни одному твоему слову и знаю, что повелитель тоже тебе не верит. Ты сейчас что угодно скажешь, лишь бы спасти свою шкуру!.. Зря стараешься, двуличный пёс! Волком жил, собакой подохнешь!
– Что ты заладила: пёс, пёс... Я всегда жил inter canem et lupum – между волком и собакой. Волчья хватка, собачья преданность. Тёмный Лорд ценит меня именно за это.
– Вот как? – вмешался Мизерабль. – Так докажи свою преданность. Только Поттер нужен повелителю живым, об этих двоих речи не было. Убей их!
Снегг напряг все силы и, чуть развернувшись вправо, схватил растерявшуюся от неожиданности Гермиону за руку и рванул на себя.
– Только не её, – заявил он, обхватывая девушку за плечи, одновременно обнимая и опираясь на неё. – Она моя, я давно её заприметил.
Гермиона замерла и вся как-то сжалась под рукой чародея.
Она с ужасом ощутила на ладонях кровь, которой истекал Снегг.
Рон же словно с цепи сорвался.
– Ах ты, мразь! – заорал он. – Отпусти её!
– Никогда, – процедил Снегг, ещё крепче сжимая плечи девушки.
– Рон! – Гарри схватил друга за руку, принуждая опустить палочку. – Не надо! Ты заденешь её!
Уизли оттолкнул его и рванулся вперёд.
– Стой! – крикнул Снегг. – Хуже будет!
– Рон! – Поттер повис на плечах друга и оттащил его назад. – Не делай этого!..
Беллатриса опять разразилась издевательским хохотом.
– Потрясающе! – воскликнула она. – Шли на бойню, попали в театр! Давайте, подеритесь из-за неё! Или ты предпочитаешь, чтобы я сама убила твою подружку, Северус? Прежде чем прикончу тебя?
В продолжение её речи Снегг незаметно повернулся вправо, так что Гермиона тоже чуть-чуть сдвинулась в сторону.
На мгновение их взгляды встретились.
«Не бойся», – мысленно подбодрил её Снегг.
Он ослабил хватку и чуть отстранился от девушки, не сомневаясь, что в нужный момент она всё сделает правильно.
После чего здоровой рукой нащупал в левом кармане яйцо Альтотаса и сомкнул вокруг него пальцы.
Парни, как он успел заметить, стояли на расстоянии каких-то полутора шагов от них с Гермионой.
Пора, понял он.
– Белла, ты дура, – заговорил Снегг голосом, полным великолепного презрения. – Ты же видела – меня так просто не убьёшь. Тебе не справиться со мной, жалкая полоумная сучка. Кишка тонка. И вообще ты уже ни на что не годна. Как только Лорд терпит тебя рядом? Говорят, ты ему даже как шлюха не нужна?
Он знал: такое она не стерпит.
– Убить! – выплюнула Беллатриса и вскинула палочку.
Остальные только того и ждали.
В едином порыве палочки всех Пожирателей устремились на Снегга с Гермионой.
Всё дальнейшее произошло так быстро, что едва ли кто из присутствовавших в этот страшный момент в кабинете Древних Рун успел что-либо понять.
Разноголосые крики: «Авада Кедавра!» слились в один, множество смертоносных зелёных лучей полетело в Снегга и вжавшуюся в него девушку, но за мгновение до этого маг успел сжать в кулаке волшебное яйцо.
Гладкая скорлупа хрустнула, и одновременно что-то невыносимо-жаркое, как адское пламя, обожгло горло.
Теряя сознание, и какой-то угасающей его частью понимая, что проваливается в небытие смерти, Снегг, как ему ощущалось, замедленным движением изо всех оставшихся сил оттолкнул девушку назад, в последнем проблеске мысли уповая на то, что сумел заслонить её, уберечь...
И рухнул в бездну.


***
– Он жив!!! – надсадный, на грани истерики женский крик разорвал тишину кабинета.
– Похоже, – неуверенно ответил мужской голос. – Но это... невозможно!..
– Да не стойте, как бараны! – рявкнула женщина. – В каждом кабинете должна быть аптечка... вон же она! Быстро! Дайте мне!
Послышалось звяканье пузырьков, и вскоре женщина торжествующе воскликнула:
– Вот! Подержите... надо влить ему в рот...
Терпкая, но приятная жидкость заструилась по горлу, наполняя тело живительной силой, и в следующий миг Северус Снегг открыл глаза.
«Я умер, – подумал он – и сейчас в раю...»
Его голова покоилась на чём-то тёплом и уютном. На лицо набежала тень, и он сообразил, что это женская головка склонилась над ним.
Значит, это её голос он слышал. Гермионы...
Она здесь, рядом, держит его голову у себя на коленях... как хорошо!.. Его персональный ангел – милая маленькая Вирджиния...
Неожиданно в поле зрения возникла ещё чья-то физиономия. Взъерошенные волосы, любопытные глаза за круглыми стёклами очков... о, нет!..
«Как… Поттер?! Даже здесь?!»
И тут же рядом возникла веснушчатая рыжая рожа.
Снегг мысленно застонал.
«Ещё и Уизли...»
– Сэр, вы меня слышите? – ласковые пальчики осторожно погладили его по лицу. – Скажите что-нибудь!
– Где я? – выговорил Снегг незнакомым голосом.
Всё казалось ему чужим, даже собственное тело, которого он почти не чувствовал.
– В кабинете Древних Рун, – ответил ангел с лицом Гермионы Грейнджер. – Вы разве ничего не помните?
Снегг не ответил. Он молча смотрел на девушку непонимающим взглядом и постепенно начинал осознавать...
– Гермиона, – сказал Гарри серьёзно, – он уже не с нами.
– Откуда ты знаешь?
– Понятия не имею, – признался Поттер. – Но… его время вышло, поверь мне.
Гарри не мог бы сейчас объяснить даже самому себе, откуда у него взялась эта железная уверенность, что Снегг почти умер. Вернее, умер-то он по-настоящему, но почему-то ненадолго очнулся. Словно ему позволили вернуться... на некоторое время.
Он не понимал, откуда в нём взялось это знание – знание тайн самой глубинной, самой древней, самой могущественной Магии, о которой едва ли имели смутное представление даже такие великие чародеи, как Дамблдор. Было ли это внезапным озарением, божественным откровением, вдруг снизошедшим на него по чьей-то высшей воле? Или он уже родился с этой великой мудростью, которой было суждено открыться ему только сейчас?
Гарри не знал ответа. Но чувствовал – он всё правильно понял насчёт Снегга. Потому что даже в магическом мире есть свои непреложные законы, которым подчиняются все.
Эта жуткая картина всё ещё стояла у него перед глазами.
…Они выстроились у стены перед целой толпой врагов. Окровавленный, почти обезумевший от боли Снегг – это было видно невооружённым глазом – вцепился в Гермиону мёртвой хваткой, а та вжалась в него так, словно они были навеки сросшимися сиамскими близнецами (дурацкое сравнение, но именно оно почему-то сейчас лезло в голову). Они с Роном стоят в паре шагов от этой странной парочки, и он только что выпустил осатаневшего от ревности, ярости, отчаяния и боли друга, потому что нутром понял: сейчас случится что-то страшное. Его состояние передалось Рону, который тоже замер с палочкой в руке.
Собственно, особо гадать было нечего – их собирались убить. Полоумная Беллатриса Лестрейндж, которую Снегг, явно с умыслом, осыпал изощрёнными оскорблениями, уже сделала стойку, и все остальные Пожиратели замерли в предвкушении бойни, ожидая только сигнала со стороны бесноватой предводительницы.
То, что они ничего не сделают без её позволения, и сейчас, и тогда казалось совершенно очевидным – про фанатичную безумную Беллу говорили, что сам Волан-де-Морт опасается её.
Сейчас Гарри мог уверенно, без всяких соплей, сказать себе: он был готов умереть. Да, он мог бы отразить пару заклятий, увернуться от тройки других, но отступать было некуда. И он прекрасно понимал, что шансы у них невелики. Точнее, их практически нет. Единственная мысль, что владела им тогда: без боя не сдаваться!
Рон, судя по его побледневшему лицу и стиснутым зубам, тоже был полон решимости дорого отдать свою жизнь.
Ещё он намеревался – и то же самое собирался сделать Рон, тут и сомнений не было, – защитить Гермиону. Пусть ценой собственной жизни, но спасти её, закрыть собой...
А дальше... дальше случилось что-то невероятное.
Все Пожиратели одновременно послали в сторону Снегга с Гермионой (впрочем, как знать? – может, кто-то целился и в Рона) Убивающие проклятья. Целый сноп смертоносных зелёных лучей...
Они с Роном оба видели, как самое первое Убивающее проклятье, пущенное Беллатрисой, прицельно ударило Снегга в горло. А мгновение спустя целая туча таких лучей полетела в сторону их бывшего профессора. Оба они одновременно воскликнули: «Экспеллиармус!», сумев, кажется, обезоружить парочку замешкавшихся врагов, а потом...
А потом произошло нечто странное. В воздухе что-то разлилось. Какая-то едва видимая глазу прозрачная субстанция с молниеносной быстротой накрыла их четверых, словно гигантским стеклянным колпаком, отгородив от врагов. Убивающие проклятья ударились об эту невидимую преграду и, отскочив от неё, полетели обратно в выпустивших их колдунов. Воздух огласился воплями ужаса, предсмертными хрипами, а уже в следующее мгновение всё помещение было усеяно трупами…
Всё произошло слишком быстро – он едва успел осознать случившееся. Очевидно было, что Снегг применил какую-то мощную защитную магию, способную отражать даже Убивающие проклятья. И будь он чуть проворнее, то сумел бы отразить все заклятья...
Спаслась только Беллатриса Лестрейндж: её заклятье, выпущенное самым первым, единственное достигло цели – до того, как Снегг накрыл их всех спасительным щитом. Да, кажется, ещё один Пожиратель – какой-то щуплый на вид коротышка – тоже остался в живых. Вероятно, потому, что из трусости или ещё каких соображений не последовал всеобщему примеру и, может, даже палочку не поднял. Этот Аника-воин стоял где-то в самом конце – прятался за спинами товарищей. Зато благодаря своей трусости, вернее, осмотрительности, остался в живых. Едва всё стихло, как он рванулся к дверному проёму, благо находился совсем близко от него, и тут же выскочил вон.
Беллатриса, бледная, потрясённая, с расширенными от ужаса глазами, обнаружив, что её соратники мертвы, а намеченные жертвы живы, тоже метнулась к выходу.
Говорили, что она смела до безрассудства, но, очевидно, инстинкт самосохранения даже у сумасшедших фанатичек был развит сильнее прочих.
Гарри хорошо помнил, что именно в тот момент, когда Лестрейндж обратилась в позорное бегство, прозрачная, едва видимая пелена, окружавшая их, исчезла.
Они с Роном, не сговариваясь, синхронным движением вытянули свои палочки вперёд:
– Авада Кедавра!
Но смертоносные лучи, посланные в Беллатрису, прорезали пустоту – Лестрейндж успела скрыться раньше.
Снегг же, едва защитное поле исчезло, медленно, словно не желая мириться с таким исходом, рухнул на пол, гулко стукнувшись головой о каменные плиты. Под пронзительный, страшный в своём отчаянии, душераздирающий крик Гермионы.
Глаза бывшего профессора Зельеварения закрылись, голова его бессильно откинулась назад, и весь в крови, он, судя по всему, отправился к праотцам. Отсюда – в вечность.
Так должно было быть.
В Снегга попало Убивающее проклятье. Никто не мог выжить после такого.
И всё это произошло только что, каких-нибудь минуту-две назад.
Он ещё не успел толком осознать случившееся и принять смерть Снегга, как свершившийся факт, когда Гермиона, почти сразу же опустившаяся рядом с убитым магом на колени, своим воплем вывела его из шокового состояния.
Словно во сне Гарри увидел, как подруга приложила руку к груди Снегга – там, где должно было находиться сердце, а другой взяла его запястье, явно прощупывая пульс. Потом были попытки влить в горло покойного какое-то зелье, выхваченное Гермионой из аптечки, которую он машинально подал ей. А потом Снегг очнулся и открыл глаза.
НО ЭТОГО НЕ МОГЛО БЫТЬ В ПРИНЦИПЕ!!! ДАЖЕ В ВОЛШЕБНОМ МИРЕ!
«Я же видел, – потрясённо думал Гарри, – своими глазами видел, как он умер! И... и что?! Он... воскрес? Но это невозможно! С того света не возвращаются... »
Однако едва он увидел взгляд этого человека, как сразу всё понял.
Непостижимым образом всё вдруг стало до крайности ясно.
Снегг действительно умер. У него уже были не тот взгляд, не тот голос…
Просто... за какие-то неведомые заслуги ему позволили задержаться... чуть дольше.
Он был ещё не там. Но уже не здесь.
Как будто, возникло в мозгу неуместное сравнение, смотришь видеокассету и перед самым появлением надписи «конец» нажимаешь кнопку «стоп»» и отматываешь фильм немного назад.
Да... он-то это понимает. Но как объяснить друзьям?
– Скорее! – нервно воскликнула Гермиона. Она успела, осторожно сжав голову мага ладонями, придать верхней части его туловища вертикальное положение и теперь поддерживала его, уперев в спину обе руки. – Помогите ему встать!
Гарри присоединился к Рону, который, схватив Снегга подмышки, пытался его поднять, и общими усилиями парни поставили чародея на ноги.
Снегг медленно повернул голову и устремил мутный взгляд на дальнюю стену, смежную с соседним классом:
– Туда!
Гарри и Рон, поддерживая его под руки, прошли в указанном направлении.
Гермиона подала магу его палочку, которую тот выронил при падении.
Снегг встряхнул головой, словно пытаясь прийти в себя.
– Пустите, – проговорил он негромко.
Парни отступили, и колдун, вытянув руку с палочкой в направлении стены, довольно твёрдым голосом произнёс:
– Симплегадос!
По стене, от пола до потолка, ровно посередине пролегла глубокая трещина, словно кто провёл по ней гигантским ножом. Две одинаковые половинки со скрежетом поехали в стороны.
– Замрите! – сказал Гарри, прежде чем успел подумать.
Снегг повернул к нему бледное лицо.
Спросил – удивлённо, но без гнева:
– Откуда ты знаешь?
– Догадался, – соврал Гарри.
Гермиона первая шагнула в открывшийся проём, остальные последовали за ней.
Снегг произнёс заклинание повторно, и стены, поехав обратно, сомкнулись за ними.
Четверо магов очутились в кромешной тьме.
– Люмос! – произнёс Гарри. Палочка осветила небольшое замкнутое помещение размером с грузовой лифт, в конце которого виднелся круглый люк. – Где мы?
– Это тайный ход, – пояснил Снегг. Он прижал руку к груди с недоверчивым видом – словно хотел убедиться, что его сердце всё ещё бьётся. – Я сделал его, пока был директором. Там, – он кивнул в сторону люка, – винтовая лестница, ведущая на первый этаж. Воспользуйтесь ею. Боюсь, Белла скоро вернётся. И не одна.
Голос его звучал тихо, но твёрдо. Он стоял, прислонившись к раздвижной стене.
– Я не понимаю, – не выдержал Рон. – Вы что, неуязвимый? Я сам видел, как в вас попало Убивающее проклятье Лестрейндж!
Снегг слабо улыбнулся, хотя, возможно, это была всего лишь гримаса боли.
– Нет, – проговорил он, покачав головой, – я сейчас умру. Белла... она всё-таки достала меня... отличный боевой маг... этого у неё не отнимешь... – он умолк и вдруг начал медленно сползать по стене.
– Нет!.. – Гермиона тут же бросилась на колени рядом с ним. – Вам тяжело?
– Мне... хорошо...
Гарри с Роном присели на корточки.
Снегг сидел на полу, в изнеможении прислонившись к стене. Он казался сильно ослабленным.
– Мне бы... лечь...
Не договорив, он начал заваливаться на бок. Гермиона подхватила его и, сердито бросив друзьям: «Помогите!», с их помощью кое-как помогла умирающему вытянуться на полу, а сама уселась на пятки у него в изголовье.
Наблюдая за ней, Рон всё больше мрачнел.
– Во имя Мерлина, что здесь, на хрен, происходит?!
Гермиона шикнула на него, но Снегг счёл нужным объяснить:
– Я сейчас умираю... в процессе... просто этот... миг... смерти.... он как бы... растянут... во времени...
– Это какая-то магия, – добавил Гарри. – Очень сильная – видели защитное поле, которое он создал?
– Вы спасли нас, – голос Гермионы дрожал, по щекам катились слёзы, – такой ценой... Вы... вы великий человек, сэр.
Гарри молча пожал холодную руку Снегга.
– У меня мало времени, – проговорил тот, – слушайте.
Три головы склонились над умирающим. Гарри освещал палочкой его неестественно бледное лицо.
– Я вижу будущее... Ничего не бойтесь... Он падёт, а вы... вы останетесь живы... все... Гарри, ты... победишь его. Я всегда был на твоей стороне... несмотря ни на что. Дамблдор... объяснит тебе. И про свою смерть... тоже. Целью всей моей жизни... было... приблизить гибель Лорда... и ты сделаешь это...
Гарри молча кивнул. Он был слишком взволнован, чтобы что-то говорить.
– Рон... – Снегг перевёл взгляд на второго парня, – я не хотел... калечить Джорджа... Это случайность... Я пытался спасти... Люпина…
– Я вам верю, – сказал Рон серьёзно. – Теперь верю.
Он тоже стиснул руку чародея и довольно энергично встряхнул её.
Снегг угасал на глазах. Силы его стремительно таяли, словно он терял их с каждым словом, с каждым вздохом.
Он с трудом поднял взгляд, уже затуманенный смертью, на Гермиону.
– Гермиона... раз уж ты всё знаешь... закончи то, что я... не успел... Хлодвиг… мой конь... я сделал его таким... потому что... она... мечтала о таких… лошадях... мои записи... у Хагрида... там всё описано... Помоги ему... а то сам он... не разберётся...
– Я обещаю, – проговорила Гермиона сквозь рыдания, – обещаю выполнить вашу просьбу.
– Это… всё… – проговорил Снегг чуть слышно. – Конец…
– Сэр! – воскликнула девушка в смятении. – Вам… больно?
Снегг устремил задумчивый взгляд куда-то в пространство.
Лицо его словно просветлело, а глаза вдруг обрели ясность, совсем не свойственную умирающим.
– Нет, – уверенно сказал он внезапно окрепшим голосом, – мне не больно. Легко умирать с чистой совестью. Смерть не страшна – ведь это данность. Они все так уходили: Пенелопа, Кэтрин, Альбус. А теперь настал мой черёд. Я только одно хотел спросить...
Он вопросительно взглянул на Гермиону, и та, к недоумению парней, как-то сразу напряглась.
– Да? – пролепетала она.
– Вирджиния...
Гарри с Роном удивлённо переглянулись (впрочем, Гарри уже ничему не удивлялся), увидев, что Гермиона сразу прекратила плакать при этом обращении.
– …считаешь, я правильно поступил тогда?
Даже при скудном свете волшебной палочки было видно, как щёки девушки окрасились румянцем.
– Почему вы спрашиваете? – прошептала она в смятении. – Вы же знаете ответ...
– Не уверен. Ответь ты... прошу.
Что-то в его голосе, какие-то незнакомые интонации – не покровительственные, не жёсткие, не издевательские, а как будто доверительные и даже нежные – заставили парней навострить уши.
Рон так и впился взглядом во внезапно побледневшее лицо Гермионы.
Но девушка не заметила этого.
– Я уже не знаю... – проговорила она тихо, не смея поднять глаз, и снова заплакала.
– Красноречиво, – в голосе Снегга послышалась знакомая ирония. – Не то я хотел услышать от лучшей ученицы Хогвартса в свой последний час...
Гермиона подняла на него блестевшие от слёз глаза, и какое-то новое выражение в них заставило Рона, внимательно наблюдавшего за её реакцией, в бешенстве сжать кулаки.
– Вы сами всё знаете, – повторила девушка дрожащим голосом.
И мудрено было понять, дрожит ли она от волнения, недавних потрясений, растерянности, бессилия, страшного зрелища смерти, всего сразу или...
... или от ещё какого-то чувства – смутного, едва осознаваемого ею самой, не имевшего точного определения и не смевшего заявить о себе во весь голос, но несомненного, искреннего и... внезапного!
Снегг одарил её странной улыбкой – то ли удовлетворённой, то ли понимающей (а Рон про себя обозвал её дьявольской) – и чуть заметно качнул головой:
– Спасибо, – произнёс он таким тоном, что Гарри с Роном едва поверили своим ушам: даже в благосклонных похвалах, коими порой удостаивал любимчиков с собственного факультета этот холодный и жёсткий человек, никогда не чувствовалось ни малейшего намёка на сердечность... впрочем, возможно всё дело было в том, что сейчас он обращался исключительно к Гермионе: – Даже если ты лжёшь – это самая милая ложь, какую я слышал за все эти сорок лет...
Гермиона сделала непроизвольное движение вперёд – как будто хотела наклониться ещё ниже, но замерла, наткнувшись на повелительный запрещающий взгляд.
– Как-нибудь в другой жизни... – произнёс Снегг твёрдо. – Лучше... помяни меня в своих молитвах... нимфа...
Гермиона испустила судорожный вздох, словно проглатывала застрявшие в горле слова, и вдруг застыла с немым ужасом в глазах.
Взгляд Снегга замер, остановившись на ней, а в следующий миг как будто остекленел.
Рон придвинулся к Гермионе и накрыл её сложенные на коленях похолодевшие ладони своей рукой. Даже толком не прикасаясь к ней, он видел, как всё её тело сотрясает мелкая дрожь.
Гарри подавленно молчал.
На сей раз ни у кого из них не было сомнений – Северус Снегг умер.
И унёс в могилу большую часть своих тайн.
Чуть помедлив, Гарри встал. Рон тоже поднялся и потянул Гермиону за локоть. Девушка, уцепившись за его руку, медленно выпрямилась во весь рост, осторожно разгибая затёкшие ноги.
Освещаемые только слабым светом волшебной палочки, трое друзей молча смотрели на распростёртое у их ног тело директора Хогвартса. Каждый из них думал сейчас о своём, и никто не решался нарушить зловещую тишину тайного помещения, где испустил свой последний вздох этот странный человек.
Конечно, это была не первая смерть, случившаяся у них на глазах, но до сих пор ничья гибель не производила на них столь тягостного впечатления.
– Ладно, – первым нарушил молчание Гарри, – пойдёмте. Возьмите себя в руки, соберитесь. Гермиона, ты лучше успокойся. Нам ведь ещё нужно найти крестраж.
– Мы что, – голос девушки прозвучал неожиданно резко, – оставим его здесь?!
– Нет, с собой потащим! – процедил Рон сквозь зубы.
– Гермиона, – Гарри кинул на друга предостерегающий взгляд, который тот благополучно проигнорировал, – сейчас некогда заниматься Снеггом. Мы потом пришлём кого-нибудь сюда. О его... теле позаботятся.
Гермиона рассеянно кивнула в ответ.
– Да, Гарри, ты прав.
Но хоть она и признала довод Поттера разумным, тем не менее, с места не тронулась.
– Что, при жизни не налюбовалась? – со злостью выплюнул Рон.
Девушка недовольно покосилась на него, но ничего не сказала.
Гарри снял очки и протёр их об рукав.
– Ну что ещё, Гермиона? Что ты хочешь?
– Пойдёмте уже, а? Сколько можно торчать здесь! – Рон и не думал скрывать окончательно испортившегося настроения. – Ему уже ничем не поможешь.
– Это точно. А мы...
– Мальчики! – перебила Гермиона дрогнувшим голосом. – Как думаете, это будет очень... безнравственно, если я посмотрю у него в карманах?
– Господи, да нет, конечно! Наоборот, это дельная мысль – может, при нём какое предсмертное письмо есть или что-то в этом роде. И почему я сам об этом не подумал? – Гарри снова присел на корточки рядом с телом Снегга. – Ну что, ты посмотришь или я?
– Лучше ты, Гарри.
– Подержите, – Поттер протянул друзьям палочку, которую взял Рон, и, осторожно отогнув края разодранного, залитого кровью сюртука покойного, проверил его внутренний карман. – Есть, – сказал он спустя некоторое время и извлёк оттуда заляпанную свежей кровью старую фотографию, слегка обгоревшую по краям и с оторванным нижним уголком.
На фотографии была изображена девушка, сиявшая яркой экзотической красотой, верхом на серой лошади. Конь пританцовывал на месте, а девушка, одетая в нечто вроде короткой белой туники, эффектно оттенявшей её смуглую кожу, счастливо улыбалась, и улыбка её согревала, как весеннее солнышко.
Гарри сразу узнал её.
– Это она. Пенелопа Сфинкс.
– Я так и думала, что он носит её фото при себе, – Гермиона взяла у него снимок и внимательно вгляделась в него. – Да, это та самая фотография.
– Какая?
– Которую он однажды бросил в огонь, а потом достал оттуда, потому что это была последняя память о ней.
– Откуда ты знаешь?
– От старика на портрете.
– Так, так, – произнёс Рон тоном, не сулившим ничего хорошего, – я вижу, вы оба знаете о Снегге куда больше, чем я.
– Я – нет, – отозвался Гарри. – Я только однажды случайно влез в его воспоминания и увидел его с этой девушкой, Пенелопой. Он тогда был молод и встречался с ней. Насколько я понял, там всё было серьёзно.
– Да неужели?
Поттер пожал плечами.
– Гермионе лучше знать. Она, похоже, в курсе всех его тайн.
– Ничего подобного! – возмутилась девушка.
Но она уже поняла, что объяснений не избежать.
– До этой Пенелопы мне нет никакого дела, – заявил Рон, – и до прочих его баб тоже, даже до той чокнутой ведьмы, что помогла нам с канатами. Но тебя что с ним связывало?
– Рон, сейчас не самый подходящий момент... – попыталась урезонить его Гермиона
Но парня уже несло.
– А когда бывают подходящие моменты? Что за милые разговоры перед смертью? Почему он назвал тебя Вирджинией? – наседал он. – Может, объяснишь?
– Гарри! – Гермиона беспомощно смотрела на Поттера. – Гарри, ну хоть ты скажи! Я потом всё объясню. Сейчас...
– Нет, Гермиона, – решительно прервал её Гарри. – Рон прав. И я бы тоже хотел знать, что у тебя за дела со Снеггом... были. Мы и так потеряли много времени, ничего страшного, если задержимся ещё немного. Расскажи всё – только быстро.
– Быстро не получится.
Рон взъерошил рыжие вихры и с независимым видом засунул руки в карманы.
– В общем, так, – произнёс он хмуро. – Если ты хочешь, чтобы мы были вместе, не смей от меня ничего скрывать. Я хочу знать, что тебя связывало со Снеггом, и о каком таком правильном поступке он говорил с тобой перед тем как откинуться.
– А нельзя ли повежливее об умершем?
– О’кей, перед тем как он умер. Довольна? А теперь рассказывай!
Гермиона сердито сдвинула брови.
– Это ультиматум? – спросила она непривычно тонким голосом.
– Думай, что хочешь, – Рон уступать не собирался. – Но если ты сейчас же, сию секунду, не объяснишь мне, в чём дело, считай, что между нами всё кончено!
– Вот, значит, как?
– Гермиона! Рон! – Гарри бросился гасить не на шутку разгоревшуюся ссору. – Ну, хватит уже! Не хватало ещё вам ругаться из-за Снегга! Из-за мёртвого!
– От него и мёртвого одни неприятности, – буркнул Рон.
– Гермиона, а тебе разве есть что скрывать? – Гарри в упор посмотрел на подругу.
Девушка вспыхнула.
– Нет, – отрезала она, – но подобные ревнивые припадки как-то не располагают к откровенности. Это просто оскорбительно!
– Если у такого, как он, была такая девушка, как вот эта вот, – Рон кивнул на фотографию, которая сейчас лежала на груди Снегга, – то моя ревность вовсе не так глупа.
– Логично, – поддержал друга Гарри. – Что ты на это скажешь?
Гермиона сдалась.
– Ладно. Раз вы не имеете никакого уважения к моей частной жизни...
– Мы твои друзья, помнишь?
Девушка сделала вид, что не расслышала этого замечания.
– Только верните фотографию, где взяли, – потребовала она. – Это чужая память.
Гарри поспешно выполнил её просьбу, осторожно, стараясь не измазаться, водворив снимок на прежнее место.
Гермиона молча наблюдала за его действиями, а, когда он закончил, со вздохом произнесла:
– Ну, слушайте, что ли...
В течение следующих десяти минут она вкратце поведала им историю своего путешествия со Снеггом в замок его дяди Серциуса за восьмым крестражем, рассказав как граф Вильбург обязал их присутствовать на балу вампиров, и о том, как Снегг поначалу сопротивлялся этому вздорному капризу, а она настояла на том, что им следует принять приглашение. Рассказала, как на балу её опоили приворотным зельем, и всё потому, что она проявила непростительное легкомыслие, забыв наставления Снегга. Краснея и волнуясь, описала своё дальнейшее поведение, украдкой наблюдая за реакцией Рона: по мере рассказа тот то краснел, то бледнел, периодически судорожно сжимал кулаки и всё время бросал на покойного директора ненавидящие взгляды.
А закончила Гермиона свой рассказ на том, что проснулась в комнате Снегга, дождалась его прихода (а пришёл он довольно скоро), выпила с ним стакан чая и, получив дальнейшие указания, отправилась к себе.
– Н-да, – произнёс Гарри, едва девушка умолкла, – ничего себе приключение.
– Я достала крестраж, – напомнила Гермиона. – Ради этого всё затевалось.
– И ради этого, – с нажимом произнёс Рон, настроенный далеко не так благодушно, как Гарри, – ты пошла с ним на бал, назвалась его женой и... чёрт! Говоришь обо всём так, словно ничего особенного не произошло! – он и не думал успокаиваться. – У меня вообще такое ощущение, что ты гордишься собой!
– А чего мне стыдиться? – воскликнула Гермиона, явно уязвлённая. – Я же объяснила: это была идея Снегга. А сам он вёл себя безупречно.
– Я согласен с Гермионой, – вставил Гарри.
Он уже жалел, что поддержал Рона в его настойчивости.
– Ещё бы, – бросил Уизли со злостью, – это же не твоя девушка.
– Знаешь, Рон, если ты не прекратишь вести себя, как идиот, то я перестану быть твоей девушкой!
– Правда, Рон, – пытался урезонить его Гарри. – Ты же знаешь Гермиону!
Думал, что знаю. А у неё, оказывается, от меня сплошные секреты.
– Так если ты не способен адекватно реагировать!
– А не надо делать из меня дурака, – огрызнулся Рон. – «Безупречно!» Как будто ты не знала, что у него на уме!
– Да при чём тут это! – не выдержала Гермиона. От волнения она раскраснелась, глаза её пылали гневом. – Он же мне ничего не сделал! Пальцем не тронул! А что до мыслей... так ведь думать-то можно всё, что угодно!
– С меня хватит, – заявил Гарри. – Я сыт по горло вашими милыми разговорами. Хотите, можете и дальше выяснять отношения, а я пошёл искать диадему.
– Я с тобой! – Гермиона вздёрнула подбородок и первая направилась к люку. – Надо ещё прислать кого-нибудь сюда за телом профессора.
Подойдя к люку, она взмахнула палочкой:
– Десцендо!
Крышка откинулась, и девушка соскользнула внутрь.
– Гарри, не отставай! – донёсся её удаляющийся голос вперемежку со звуком постепенно затихающих шагов.
В тёмном замкнутом пространстве остались только двое угрюмых парней и труп на полу.
– Слушай, Рон, – Гарри положил руку на плечо друга. – Зря ты с ней так. Ты же знаешь: она порядочная. Тебе лучше извиниться перед ней. Да и что у неё общего со Снеггом? Это даже представить дико.
– А ты слышала, что она сказала ему? – мрачно возразил Рон. – «Я не знаю!» Она жалеет, что он...
– Глупости, – решительно перебил Гарри. – Она просто расчувствовалась («Хотя кто её знает?» – внезапно подумал он). А может… может, она просто хотела сказать ему что-то приятное. Ну, вроде как, утешить в последнюю минуту. Снегг и сам не больно-то ей поверил. Помнишь, он что-то про милую ложь сказал?
– Ну да, – неохотно протянул Уизли, – было дело. Но я уверен – она что-то недоговаривает.
– Да с чего ты взял?
– Не знаю. Мне не понравилось, как она смотрела на Снегга. И как он на неё – тоже. Нет, что-то тут нечисто.
– Слушай, – Гарри решил зайти с другой стороны, – так ведь это же Снегг! Он всегда был… – тут он поневоле запнулся и опасливо покосился на покойного директора, –…э-э-э… с таким своеобразным юмором. Он мог… ну, не знаю… покуражиться немного перед смертью, – выдал Гарри неубедительное объяснение.
– Гарри, я не дурак, – серьёзно сказал Рон. – И я отлично вижу, что ты просто пытаешься меня утешить, а Гермиона от меня что-то скрывает. На пороге могильной ямы людям обычно не до шуток, не считаешь? И ты не видел, как она смотрела на него.
– Ну, не видел, – согласился Поттер. – И что? Со стороны Гермионы это могло быть... благородством, игрой – он говорил со всей возможной убеждённостью, хотя сам в это не верил. – А даже если она была искренна... ну, знаешь, вообще-то я с ней согласен: думать ведь никто не запрещает. А он, – кивок в сторону Снегга, – ей уже ничего не сделает.
– Это обнадёживает, – коротко сказал Рон и поднялся. – Ладно, хватит уже. Я потом из неё всё вытрясу. А сейчас пошли отсюда.
У Гарри вырвался невольный вздох облегчения.
– Не забудь попросить прощения, – напомнил он вполголоса, прежде чем спуститься в люк.
Рон пробурчал в ответ что-то нечленораздельное и полез следом.
Они нашли Гермиону на первом этаже – лесенка упиралась в дверь, которая, как предположила девушка, вела в одно из слизеринских подземелий.
При виде Рона Гермиона отвернулась с самым независимым видом.
– Никак наш Отелло перестал дуться? – съязвила она.
Рон скроил было недовольную физиономию, но, встретив предостерегающий взгляд Гарри, тут же взял себя в руки.
– Гермиона, – произнёс он вполне мирным тоном, встав за спиной подруги, однако, не касаясь её, – прости меня.
– За что? – спросила та, не оборачиваясь.
Голос её звучал уже не так непримиримо.
– Гермиона, я иди... я просто нервный.
Гарри сделал «страшные глаза», указывая на напряжённую спину Гермионы, и энергично потряс головой.
Рон шагнул к девушке и обнял её.
– Ну, прости меня, – сказал он примирительно. – Я вёл себя, как дурак. Просто... я очень тебя люблю.
– Ладно, – голос Гермионы заметно потеплел, – прощаю. Но ты должен пообещать мне, что мы больше не будем возвращаться к Снеггу!
– Чур, меня! – сказал Рон, ещё крепче обнимая её. – О мёртвых – или хорошо, или ничего.
– Вот это другой разговор!
– Слушайте, голубки, – вмешался Гарри, очень довольный мирным исходом дела, – вы ещё помните, зачем мы здесь?
– Разумеется, – Гермиона тут же высвободилась из рук Рона, но улыбнулась ему довольно ласково. – Мы готовы, Гарри. Идём?
Поттер кивнул и тихонько отворил дверь...
«Я обязательно выполню его последнюю волю, – подумала Гермиона, прежде чем выскользнуть следом, – как только мы победим».
Робкая надежда, которую она мужественно поддерживала в себе все эти годы, сейчас превратилась в железную уверенность.
В том, что Волан-де-Морт обречён, она больше не сомневалась.
Ни единого мгновения.














просмотреть/оставить комментарии [2]
<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>
сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.09.30 00:02:14
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [8] ()


2020.09.22 10:06:44
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.09.09 23:49:00
Дочь зельевара [195] (Гарри Поттер)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [256] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.