Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Истинный грифиндорец это человек способный забыть/потерять меч в шляпе

Список фандомов

Гарри Поттер[18479]
Оригинальные произведения[1239]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12695 авторов
- 26934 фиков
- 8616 анекдотов
- 17678 перлов
- 674 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>


  Отсюда в вечность

   Глава 4. 4_2
То, что произошло дальше, навсегда запечатлелось в памяти Гарри, Рона и Гермионы, как один из самых удивительных и необычных моментов в их жизни.
Рука Снегга, в которой он сжимал палочку, дрогнула и безвольно опустилась вниз. Отступив назад, маг прислонился к стене, как будто силы покинули его. Вид у него был затравленный.
Это совершенно не вязалось с его недавней готовностью защищаться.
Гарри и Рон смотрели на него во все глаза.
На лице чародея отразилась сложная гамма эмоций, где было всё: растерянность, смущение, неверие, шок… А глаза… Холодные и непроницаемые ещё несколько мгновений назад, они вдруг ожили и наполнились болью. И удивлением, которого Снегг не мог, да и не пытался скрыть.
Никто из них троих никогда не видел бывшего преподавателя Зельеварения и ЗОТИ и нынешнего директора Хогвартса таким.
Но больше всех был потрясён сам Снегг.
– Откуда ты знаешь? – выговорил он, справившись с волнением.
Гермиона встретила его смятенный взгляд с завидным хладнокровием.
– Неважно, – ответила она твёрдо. – Она любила вас и заплатила за это жизнью. И я уверена: вы не посмеете оскорбить её память ложью.
Гарри внимательно смотрел на своего заклятого врага и о чём-то напряжённо думал.
Один Рон ничего не понимал.
– Кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит?
Но вопрос его остался без ответа.
Снегга била мелкая дрожь, и трудно было понять: от волнения или от злости.
Гермиона по-прежнему не сводила с него пристального взгляда. Сейчас она видела только его глаза, то, что таилось в глубине этой закрытой от всего мира души.
– Скажи мне, – повторил маг окрепшим голосом, – откуда ты знаешь о ней? Её имя нигде не упоминалось, и никто в Хогвартсе не мог рассказать тебе о… нас.
Девушка опустила палочку.
– Он не лжёт, – сказала она убеждённо. – Я ему верю.
– Я… тоже, – тихо, словно бы нехотя произнёс Гарри.
Рон смотрел на обоих, как на сумасшедших.
– Вы что, ополоумели? Да он...
– Откуда? – процедил Снегг, в упор глядя на Гермиону. – Отвечай!
Что-то в его голосе подсказало девушке, что дальше отмалчиваться не стоит.
– Мне рассказал об этом ваш бывший учитель, – ответила она, – Гармоний Владышек. Его портрет.
При упоминании этого имени Снегг как-то сразу сник.
– Чёрт, – пробормотал он, – я и забыл о нём.
Убрав палочку под мантию, он с некоторым усилием оторвался от стены и подошёл к койке, на которой стояла раскрытая аптечка. Взял пузырёк с Укрепляющим Зельем, к которому Рон так и не притронулся, и одним глотком опорожнил его почти наполовину.
– В общем, так, – заговорил колдун, когда отнял пузырёк ото рта, – я больше не намерен тратить время на уговоры. Вы идёте со мной?
Он поочерёдно окинул троих юных магов цепким, вновь ставшим непроницаемым взглядом, чуть дольше задержав его на Гермионе.
В какой-то момент девушке показалось, что она увидела в этих глазах укор. Но то было мимолётное впечатление.
– Языки проглотили? Да или нет?
– Да, – твёрдо сказала Гермиона.
– Да, – чуть помедлив, отозвался Гарри.
– Да, – нехотя присоединился к друзьям Рон.
– В таком случае, – сразу взял деловой тон Снегг, – вам, Уизли, стоит выпить моё зелье. Оно придаст вам сил и поможет продержаться до тех пор, пока вам не окажет помощь кто-нибудь из целителей. Пейте немедленно – мы и так уже потеряли много времени на болтовню.
– Выпей, Рон, – поддержала разумный совет Гермиона. – Увидишь, тебе сразу станет лучше.
После такого напутствия Рон безропотно допил остатки золотистого зелья, после чего довольно уверенно встал на ноги.
– Возвращаю, – Снегг протянул ему волшебную палочку и взял с койки свою собственную. – На выход! – скомандовал он, одёргивая мантию. – Поттер, проверьте!
Гарри шагнул к двери и, осторожно приоткрыв её, выглянул наружу.
– Никого, – сообщил он. – За мной!
Двое парней, девушка и взрослый маг тихонько выскользнули в коридор седьмого этажа и быстро пошли вдоль распахнутых дверей.
Гарри остановился было напротив одной из стен, но Снегг протестующее махнул рукой.
– Не здесь. Спустимся на этаж ниже.
– С чего вдруг?
– Нужно предусмотреть пути отступления, – пояснил чародей. – Там нас ждёт надёжное убежище и, возможно, помощь. Идёмте.
Он сделал шаг в направлении главной лестницы. Гермиона последовала за ним.
И, похоже, только она.
Снегг обернулся и недовольно нахмурился, готовый дать выход давно сдерживаемому раздражению.
Поттер так и стоял у стены, пялясь на неё, как баран, – очевидно, пытался вызвать Выручай-Комнату. Уизли в нерешительности замер рядом.
«Недоумки!..»
Поток куда более крепких ругательств уже готов был сорваться с языка мага, когда вмешалась Гермиона.
– Гарри, Рон! – позвала она. – Ну где вы там застряли?
Поттер даже не повернул головы.
– Думайте все! – бросил он. – Нам нужно...
Но докончить фразу ему было не суждено: со стороны главной лестницы послышались шум, крики: «Он здесь!», «Хватайте его!» – и целая толпа Пожирателей Смерти появилась в конце коридора.
– Уходим, быстро! – крикнул Снегг, подталкивая Гермиону в противоположном направлении. – Назад!
Он указал в сторону каморки, из которой они только что вышли.
– Точно! – заорал Рон. – Там лестница... Гарри!!!
Оглушающее заклятье просвистело мимо локтя Поттера, едва не задев его.
Снегг, не останавливаясь, послал в преследователей заклятье Конфундус.
– Импедимента! – выкрикнул Гарри.
Послышался бранный возглас, и один из Пожирателей упал.
– Петрификус Тоталус! – добавил Снегг, узнав в подбитом Поттером противнике Долиша – мракоборца и агента Волан-де-Морта в Министерстве.
– Предатель! – огласил воздух яростный женский голос, один звук которого невольно заставил мага ускорить шаг.
Гарри, Рон и Гермиона уже взбирались на восьмой этаж по небольшой лестнице, под которой находилось их недавнее убежище.
Увернувшись от двух-трёх посланных в него заклятий и отразив ещё одно, Снегг бросился следом. Но едва он достиг первых ступенек, как правую руку внезапно пронзила резкая боль, такая сильная, что он едва не выронил палочку.
Заклятье Сектумсемпра, вспоров ткань на рукаве, рассекло кожу от локтя до запястья глубже любого ножа.
По-видимому, сила ненависти пославшего его была очень велика.
Громкий победный клич, раздавшийся почти сразу за нанесением увечья, сменил зловещий хохот, в котором слышались жестокая радость и злобное торжество.
От этого смеха у Снегга мурашки побежали по спине.
Он не сомневался, кто именно ранил его, очевидно, намереваясь таким коварным способом лишить его возможности нападать и защищаться.
«Не выйдет, тварь!»
Превозмогая боль, Снегг перехватил палочку левой рукой, одним прыжком достиг середины лестницы и, обернувшись, выкрикнул:
– Корупцио Лапидемус!
Потолок, точнее, та довольно большая часть его, на которую чародей указал палочкой, обвалилась, придавив нескольких Пожирателей. Послышались крики и стоны.
В довершение неразберихи, вместе с обломками на преследователей сверху рухнул человек, на котором повисли два домовика, подпоясанных серебряными кушаками.
Уповая на то, что ему удалось хотя бы ненадолго задержать врага, Снегг выскочил на последний этаж, и только тут немного перевёл дух.
Глазам его предстала следующая картина.
Рядом с зиявшей в полу огромной дырой Гарри и Рон, заслоняя Гермиону, яростно отбивались от троих Пожирателей Смерти.
Скорее всего, прикинул Снегг, Белла предусмотрительно послала часть своих людей сюда, чтобы отрезать Поттеру возможные пути отступления.
Впрочем, если так оно и было, то приспешников Волан-де-Морта ждал неприятный сюрприз.
На другом конце зала, куда выходила основная лестница, на полу уже валялось несколько тел. У одного из трупов вокруг головы растеклась кровавая лужица. Трое разбойников – Морфин, Бастинда и Галилей, находясь возле самой лестничной площадки, сдерживали натиск не менее десятка Пожирателей Смерти, не пуская их на этаж.
Одновременно внимание Снегга привлёк шум, доносившийся из-за двери комнаты отдыха – при Дамблдоре она использовалась по назначению, служа педагогам и другим работникам Хогвартса второй учительской, а при нём это уютное помещение единолично занял Амикус Кэрроу, объявив его своими личными апартаментами.
Комната располагалась слева от него, на расстоянии примерно шести метров – одинаково далеко и от ближайшего к ней края дыры в полу, и от выхода с лестницы на другом конце зала, который защищали разбойники.
В следующий момент дверь комнаты распахнулась, и оттуда вырвалась ещё одна группа сражающихся: трое Пожирателей и двое магов – молодой парень и мужчина средних лет с серебряной повязкой на рукаве.
Это были отец и сын Цабини. Они молча и на удивление слаженно отбивались от врагов. Блез держался превосходно.
Но не успел Снегг порадоваться за друга-бандита, вновь обретшего сына, как из-за той же двери показалась ещё одна фигура.
И её появление совершенно не обрадовало мага.
– Ты что здесь делаешь? – крикнул он. – Я велел тебе быть на шестом этаже!
– А сам-то? – огрызнулась Теруань, останавливаясь на пороге и кладя левую ладонь на рукоять болтавшегося на поясе кинжала. – Э, да из тебя кровища хлещет, как из свиной туши!
Всё это время Снегг держал раненую руку согнутой в локте и прижатой к телу – так удавалось немного замедлить кровотечение.
Оценив обстановку и решив, что ни одна из трёх попавших в поле его зрения групп сражающихся не нуждается в немедленной помощи – даже Поттер с Уизли неплохо справлялись, – Снегг быстро подошёл к Теруань.
– Знаешь Заживляющее заклятье? – спросил он, разгибая окровавленную руку и вытягивая её перед собой. – А то самому неудобно.
Ведьма кивнула и, проведя палочкой над раной, вполголоса пробормотала нужные слова. Глубокий порез на глазах начал затягиваться.
Снегг по ходу дела внимательно обозревал поле битвы, в которое превратился последний этаж.
– Что ты тут делаешь? – повторил он.
– Мы почти разобрались с теми ублюдками, что были на пятом этаже, когда сверху их спустилась ещё целая свора, – пояснила француженка. – Наши погнали их обратно, а мракоборцы отправились шерстить нижние этажи. Я увязалась за ребятами и по дороге, между прочим, заглянула на шестой этаж. Но ни тебя, ни Поттера там не было.
– Да, мне пришлось потратить некоторое время на уговоры.
В этот миг за спиной Снегга послышался протяжный и как будто удаляющийся крик.
Маг обернулся. Теруань шагнула вперёд, чтобы разглядеть, что происходит.
У дыры в полу остались только Поттер, Грейнджер и Уизли. Двое Пожирателей, не подавая признаков жизни, валялись неподалёку, а третьего парни, судя по всему, только что столкнули вниз.
– Похоже, мальчик неплохо держится, – одобрила разбойница. – Хороший боец.
– А он и обязан хорошо держаться, – заявил Снегг, – раз весь магический мир возлагает на него надежды.
Сейчас, когда рука была худо-бедно вылечена, он чувствовал себя намного уверенней.
Поттер и Уизли, покончив с напавшими на них Пожирателями, теперь отстреливалась от врага внизу, не давая преследователям, оставшимся на седьмом этаже, подняться выше. Гермиона, несмотря на то, что ей не позволили непосредственно участвовать в бою, тоже времени зря не теряла: пока парни разбирались с колдунами, она успела воздвигнуть каменную стену, закрывшую выход с лестницы, и уже наколдовывала вторую.
Поттер непрестанно посылал вниз заклятья на поражение. Уизли старался не отставать от него, хотя действовал медленнее и периодически морщился – давала себя знать раненая нога.
– Они долго не продержатся, – машинально сказал Снегг, обдумывая свои дальнейшие действия. – Первая стена вот-вот рухнет.
Как бы в подтверждение его слов, каменную преграду, которую наполовину закрывала вторая стена, спешно возводимая Гермионой, сотрясло несколько мощных ударов.
– Зато её нельзя взорвать, – возразила Теруань. – И пробить такую махину не так-то просто… а что, в Хогвартсе теперь обучают Фортификационным чарам?
– Нет, просто эта девочка умна и любознательна. И очень талантлива.
Шум на другом конце зала внезапно усилился, и, взглянув туда, Снегг увидел, что Пожиратели Смерти прорвали разбойничью оборону и хлынули с лестничной площадки в зал. Врагов было много, а магов-защитников – всего несколько человек из числа Дориных бандитов, причём, каждый из них бился с несколькими противниками одновременно.
Снегг заколебался, но лишь на мгновение.
Душа его рвалась к разбойникам, его братьям и боевым товарищам, за чью преданность пришлось заплатить такую страшную цену.
Но он ни на секунду не забывал, что враг пытается проникнуть сюда и с чёрного хода, который защищают всего лишь два неопытных юнца и явно не способная на убийство девушка.
Решение пришло мгновенно.
– Ты помоги нашим, а я – к ним, – сказал он, кивнув в сторону Гарри. – Прикрой меня.
В ответ Теруань вскинула палочку и уверенным движением послала влево Убивающее проклятье.
Снегг нисколько не сомневался, что оно попало в цель (тем более у него за спиной почти сразу раздался звук падающего тела), но восхищаться профессиональными навыками француженки было некогда. Он быстро пересёк пространство, отделявшее его от Поттера и остальных.
– Все целы? – спросил Снегг, окидывая Гермиону быстрым внимательным взглядом.
– Да, – отозвалась девушка. – А как ваша рука? Я видела, что в вас попали.
– Со мной всё нормально.
На самом деле подобное заявление было несколько преждевременным – рана пока что не успела затянуться полностью, и должно было пройти некоторое время, прежде чем онемение, вызванное Заживляющим Заклятьем, уйдёт окончательно.
– И поэтому вы держите палочку в левой руке?
«А ты наблюдательна», – подумал Снегг, с невольным удовольствием отмечая неподдельную тревогу в девичьих глазах.
– Не волнуйтесь, мисс Грейнджер, я одинаково хорошо владею в бою обеими руками.
Говоря так, Снегг приблизился к проёму и осторожно заглянул в него.
Представшее его взору зрелище обнадёживало: ряды нападавших заметно поредели, на полу валялось шесть или семь трупов, а человек десять, столпившись на лестнице, пытались с помощью различных заклятий пробить возведённую Гермионой каменную стену, устойчивую к большинству разрушительных чар. Остальные Пожиратели, прикинул Снегг, скорее всего, вернулись на главную лестницу и пришли на помощь тем, что штурмовали восьмой этаж. Вот почему врагам удалось прорвать защиту разбойников – благодаря численному перевесу, и только.
Однако его встревожило, что Беллатриса Лестрейндж бесследно исчезла.
– Что за женщина лечила вам руку? – поинтересовался Поттер. – Это о ней вы говорили до того, как на нас напали?
– Да.
– Кто она? Ваша подруга?
Снегг слегка нахмурился и от подобного предположения, и от мимолётной вспышки гнева – в голосе юного наглеца ему послышалась чуть ли не издёвка.
Тем не менее, ответил он довольно спокойно:
– Нет. Она всего лишь работает на меня. Но на вашем месте, Поттер, я бы молился, чтобы числиться у такой, как она, в друзьях.
– Мне кажется, – задумчиво сказал парень, – я где-то видел её.
– И я тоже, – поддакнул Рон, во время этой короткой беседы незаметно переместившийся к Гермионе. – Но где – убей бог, не помню.
– Значит, никто из вас не знает, кто она?
– Я знаю, – сказала Гермиона дрогнувшим голосом. – Это Теруань, профессиональная убийца. Она в розыске и…
– И она сражается за нас, мисс Грейнджер, – холодно заметил Снегг. – Если будет по-настоящему туго, держитесь к ней поближе, поняли?
Ответа не последовало: Пожиратели снизу отправили в них сразу несколько заклятий на поражение. Гарри со Снеггом отпрянули назад, Гермиона проворно отскочила к недостроенной стене, а Рон пригнулся и, ткнув палочкой в сторону лестницы, которая хорошо просматривалась сквозь дыру, произнёс:
– Глиссео!
Нижняя половина лестницы тут же стала ровной и гладкой, словно невидимый каток одним мощным движением разровнял ступеньки до состояния идеально плоской поверхности.
Трое Пожирателей с проклятьями скатились вниз, а двое других удержались только потому, что успели схватиться за перила.
– Неплохо, Уизли, – уронил Снегг таким пренебрежительным тоном, что Рон побагровел, – но здесь нужны радикальные меры. Поттер, прикройте меня.
Гарри кивнул и нацелил палочку на скатившихся с лестницы магов.
Выбрав момент, когда он послал вниз пару Оглушающих заклятий, Снегг резко выкинул руку в сторону лестницы, крикнул: – Бомбарда! – и тут же отклонился назад.
– Авада Кедавра! – ответ снизу раздался практически в ту же секунду, и зелёный луч смерти разорвал пространство точно между Снеггом и Гарри.
А уже в следующий миг лестница обрушилась, увлекая за собой большую часть стоявших на ней Пожирателей Смерти. Пару-тройку колдунов, судя по всему, убило взрывом
Крики боли и ярости смешались с грохотом летевших во все стороны конструкций.
Снегг слегка вытянул шею, чтобы лучше видеть, что происходит внизу, и тут же отпрянул назад.
– Человек пять уцелело, – констатировал он. – Будьте начеку.
Он оглянулся, намереваясь позвать Теруань.
Но слова замерли у него на языке.
На восьмом этаже творилось нечто невообразимое: маги в серебряных шарфах и повязках мужественно сражались с Пожирателями Смерти, и последним, несмотря на значительное численное превосходство, никак не удавалось стать хозяевами положениями.
Сердце Снегга внезапно наполнилось законной гордостью.
«Где вам, – подумал он с неуместным самодовольством, – справиться с Ангелами Кэтти!..»
Ведь здесь, как он запоздало сообразил, по прихотливой игре случая (а может, благодаря чьему-то умелому руководству) собрались лучшие люди Доры: Галилей, Цабини, Морфин, Теруань и невесть когда присоединившиеся к ним Крокус с Копенгагеном.
Самые отчаянные головы, самые искусные маги, самые опытные бойцы, побывавшие с его сестрой не в одной опасной передряге.
Каждого из них можно было без колебаний выставлять против десятка Пожирателей или пятерых мракоборцев. Собственно, примерно так оно и было: горстка разбойников билась с целой толпой сторонников Волан-де-Морта, сея вокруг кровь, панику и смерть.
Теруань и Цабини с сыном, как понял мгновенно оценивший ситуацию Снегг, делали всё, чтобы не подпустить Пожирателей к Поттеру. Остальные маги старались удержать врага вблизи главной лестницы на другом конце этажа.
Вырисовывалась следующая картина: несколько разбойников в авангарде успешно отражали атаки рвущихся на этаж Пожирателей и постепенно сокращали число тех, кому всё же удалось проникнуть в зал. Везунчиков же, что ушли чуть дальше, благополучно избежав смерти от руки Копенгагена или Галилея, ждал жестокий отпор со стороны Теруань и обоих Цабини. И если отец с сыном не слишком зверствовали, то свирепая француженка не ведала ни пощады, ни милосердия.
А в тот самый момент, когда Снегг обернулся, чтобы призвать её на помощь, произошло нечто совсем уж из ряда вон, что изумило даже его, хоть до сих пор он самонадеянно полагал, будто после одной бурной и насыщенной событиями ночи вполне постиг натуру этой страшной женщины.
Какой-то Пожиратель, отброшенный мощным заклятьем в сторону с такой силой, что почти впечатался в стену рядом с комнатой отдыха, тем не менее, почти тотчас пришёл в себя и прицельно отправил Убивающее проклятье прямо в спину Морфина, занятого сражением сразу с тремя противниками:
– Авада Кедавра!
Но прежде чем он успел договорить роковые слова, раздался другой голос – резкий и пронзительный, как скрип железа по стеклу:
– Акцио хомини!
Этот голос принадлежал Теруань.
Француженка как раз разделалась с одним из нападавших при помощи кинжала, который в её умелых руках почти всегда заканчивал то, что начинала волшебная палочка. Она вовремя заметила вражеский манёвр (Цабини был занят тем, что перевязывал руку сына, из которой обильно сочилась кровь) и мгновенно сориентировалась, что делать дальше.
Пожиратель Смерти, попавший под её заклинание, успел-таки выпустить смертоносное проклятье, но поскольку сделал он это в тот момент, когда поток магии уже нёс его на Теруань, удар вышел смазанным и не достиг цели: Морфин обернулся – и в этот миг зелёный луч пролетел точно над его плечом, поразив, по злой иронии судьбы, какого-то другого Пожирателя.
Одновременно Теруань проделала следующее: в последнюю секунду перед неизбежным столкновением она шагнула в сторону, так что отброшенный к ней мужчина неминуемо упал бы, если бы она не удержала его, схватив за плечо, вернее, за мантию – просто царапнула по ней ногтями и сгребла ткань в кулак.
Удержав его таким способом от падения, она тут же выпустила несчастного, встала у него за спиной (этот Пожиратель был маленького роста, так что его макушка едва доходила женщине до подбородка), и, не давая обречённому врагу опомниться, той же рукой схватила его за волосы и резко дёрнула голову жертвы на себя.
В воздухе сверкнул кинжал...
Мужчина не успел даже вскрикнуть, как Теруань с полнейшим хладнокровием перерезала ему горло.
Она действовала быстро и чётко, а главное – совершенно спокойно. И при этом не отрывала взгляда от молодого разбойника.
Всё произошло в считанные секунды, однако Снегг не упустил ни единого момента жестокой расправы.
– Чёрт… – вырвалось у него.
И, как осознал он мгновение спустя, не он один стал свидетелем кровавого действа.
Сзади послышался сдавленный крик, и, обернувшись, Снегг увидел, как Гермиона поспешно отвернулась, поднеся обе ладошки ко рту. Поттер был бледен, на лице его ясно читались ужас и отвращение. Уизли выглядел немногим лучше, к тому же, его конопатую физиономию изрядно перекосило – но, скорее, от испытываемой им боли, нежели от страшного зрелища.
Но больше всех был потрясён, разумеется, Морфин.
Развернувшись в их сторону, он успел сделать пару шагов вперёд и теперь смотрел на Теруань так, словно отказывался верить своим глазам. На его лице не дрогнул ни один мускул, когда она перерезала глотку злополучному Пожирателю Смерти, но удивление и растерянность во взгляде были столь сильными, что он, кажется, даже забыл, где вообще находится.
«Ещё бы, – Снегг вполне разделял смятение парня, – я бы тоже не поверил, если бы сам не увидел».
Теруань меж тем выпустила из рук обмякший труп, тут же повалившийся на пол, и с брезгливым видом отступила на полшага назад. Со своего места Снегг мог хорошо видеть её лицо.
И его выражение поразило его.
Француженка по-прежнему смотрела на Морфина. Её руки машинально вытирали кинжал скомканным носовым платком.
То, как она спокойно, словно это было самое привычное и будничное занятие, счищала кровь с орудия убийства, ужасало и вызвало трепет и отвращение.
Выглядела ведьма тоже не лучшим образом: её чёрное платье было забрызгано кровью, а серебристую повязку около правого уха «украшало» безобразное багровое пятно – очевидно, она поправляла её окровавленными пальцами.
Снегга, однако, ничуть не удивило, что профессиональную убийцу куда больше заботит чистота оружия, нежели собственного наряда - как раз в этом-то не было ничего странного или шокирующего.
Странным было другое.
Теруань смотрела на Морфина без всякой ненависти. Её глаза, обычно пустые и холодные, сейчас переполняли владевшие ею чувства: гордость, удовлетворение, облегчение…
И радость.
Совершенно откровенная радость от сознания, что молодой бандит благодаря её усилиям остался жив.
Снегг смотрел и никак не мог поверить.
Морфин, очевидно, тоже.
– Чтоб я сдох… – он наконец обрёл дар речи и сделал ещё один шаг в сторону своей спасительницы.
– Успеешь, – высокомерно прервала его Теруань, опускаясь на корточки рядом с трупом и всё так же глядя парню в лицо, – если и дальше будешь варежкой торговать. Учти, придурок, я не… Сзади!!!
Её вопль мгновенно привёл Морфина в чувство. Он резко согнулся в пояснице (умно, промелькнуло у Снегга в мозгу: обычно как раз целятся в голову или сердце), быстро развернулся в таком положении на сто восемьдесят градусов и, уже выпрямляясь, послал в Пожирателя, ещё только занёсшего руку с палочкой над головой, Убивающее проклятье:
– Авада Кедавра!
Короткий крик, звук упавшего тела…
Теруань, уже начавшая опустошать карманы своей жертвы, благо врагов поблизости не наблюдалось, улыбнулась и, на мгновение прервав своё малопочтенное занятие, вскинула сжатые кулаки с поднятыми большими пальцами и резко встряхнула ими.
Правда, Морфин этого не видел.
«Я полный осёл», – подумал Снегг, окончательно добитый этим новым проявлением симпатии и восхищения.
Уж от кого-кого…
– Уоллес! – раздался, перекрывая остальные (очевидно, усиленный заклятием Сонорус), голос из толпы Пожирателей. – Наконец-то!
На пустое пространство в центре зала вышел молодой человек примерно одних лет с Морфином. Его чёрные волосы, доходивший почти до лопаток, были стянуты в хвост. Одет он был в куртку из кожи зелёного китайского дракона, очень похожую на крокодиловую, и такие же ботинки. Палочка в его руке потрескивала и искрила.
– Рад встрече, Дуг, – бросил Морфин отрывисто. Лицо его потемнело. – Потанцуем?
– Давно пора!
Парень в зелёной куртке резко выкинул руку в сторону, останавливая ринувшегося было к нему колдуна средних лет.
– Нет, Антей! Он мой!
К несказанному удивлению Снегга, в намечающуюся разборку вмешался ещё один маг.
– Перемирие! – закричал Крокус Монблан зычным голосом. – Пере-мирие!
Антей, по-видимому, имевший среди Пожирателей определённый авторитет, поддержал его.
– Остановитесь! На это стоит посмотреть!
Снегг едва верил своим ушам.
Это не укладывалось в голове, но почти все послушались
Часть Пожирателей просто опустила палочки, кое-кто из них занялся ранеными или убитыми товарищами, а дерущиеся маги остановились и замерли, наставив палочки друг на друга.
«Да что за Колизей они тут устроили?»
Снегг видел, как Крокус подошёл к Антею, что-то спросил, и после того, как тот кивнул, вскинул палочку вверх:
– Сарунос!
В потолок ударил синий светящийся луч, и там тотчас повис большой, не меньше трёх футов в диаметре, бледно-голубой шар, внутри которого ровно в центре чернел другой шар куда меньших размеров. Это жутковатое подобие огромного глаза вобрало в себя свечение создавшего его луча и залило пространство вокруг холодным инфернальным светом.
– Если кто-то попытается напасть до окончания перемирия, – во всеуслышание объявил Монблан, – Глаз Смотрящего поразит его парализующим лучом.
– Мило, – раздался за спиной Снегга голос Поттера. – Интересно, на тех, кто вломится сюда во время перемирия, это тоже распространяется?
– Да, – подтвердил подошедший Блез. – Никаких исключений.
– А ты откуда знаешь? – подозрительно спросил Гарри.
Слизеринец пожал плечами.
– Прочёл.
И не вдаваясь в дальнейшие объяснения, отошёл чуть подальше и сел на стул, приманенный из комнаты отдыха Цабини-старшим. Сам Забелиус уже сидел на точно таком же. Оба мага выглядели слегка потрёпанными: у Блеза была перевязана правая кисть, а мантия его отца была забрызгана кровью и кое-где порвана, но, похоже, ни тот, ни другой серьёзно не пострадали.
– Теруань, – спросил Снегг у бандитки, всё так же сидевшей на полу рядом с трупом (правда, она успела принять более удобную позу, спрятав полусогнутые ноги под аккуратно расправленным подолом платья), – что здесь происходит?
– Произойдёт, – поправила та. – Битва титанов.
– Я серьёзно, Жозефина.
– Я тоже. Садись, на это стоит посмотреть.
Поскольку маги на другом конце зала уже почти все расселись прямо на полу, Снегг счёл нужным последовать их примеру и, всё ещё смутно осознавая реальность происходящего, опустился на пол рядом с ведьмой.
«Театр абсурда, ей-богу!»
– Кто такой Антей? – продолжил он расспросы. – Крокус знаком с ним?
– О, Антей, он же Сглаз, – в голосе француженки послышалось неподдельное уважение. – Серьёзный мужчина. Он раньше возглавлял банду Санчо Бесноватого, с которой у Доры были дела ещё в девоне, а потом отошёл от дел и назначил атаманом этого припадочного бразильца. Я слышала, что он примкнул к сторонникам Сам-знаешь-кого, но не думала, что это правда. Говорят, – прибавила ведьма, помолчав, – он оказал ему какую-то важную услугу. Но не удивлюсь, если эти уроды слушаются его и без высочайшего повеления – в нашей среде Антея многие боялись. Так что, отдыхай, пока есть возможность. Ни один идиот не осмелиться нарушить перемирие: Глаз Смотрящего – штука жёсткая.
– Простите, мадам, но что в нём такого страшного? – раздался слегка взволнованный девичий голос. – Разве нельзя потом снять паралич?
Снегг только сейчас увидел, что Поттер, Уизли и их подруга встали позади них с Теруань и с интересом прислушиваются к их разговору.
Бандитка обернулась и, прежде чем ответить, окинула девушку оценивающим взглядом.
По-видимому, она осталась довольна увиденным, потому что ответила вполне дружелюбно:
– Паралич снять можно, милая. Но есть риск подхватить от Глаза какой-нибудь скверный побочный эффект. Например, потерять часть волшебных способностей или стать клиническим идиотом.
– Последнее некоторым из присутствующих не грозит, – вставил Снегг, бросив косой взгляд на Рона, – по причине врождённого слабоумия.
Уизли набычился, но Гермиона, схватив его руку, бросила на парня умоляющий взгляд, и тот сдержался.
Тем временем Морфин и его противник, убедившись, что никто не собирается препятствовать им сводить личные счёты, подошли друг к другу почти вплотную.
Они стояли в центре зала, точно под Глазом Смотрящего
– До смерти, – сказал Морфин твёрдо.
– Да, – отозвался второй парень. – На меньшее я не согласен.
– А это кто? – поинтересовался Снегг.
– Дуглас Мортимер, – ответила Теруань. – Протеже Антея. Очень способный парень. Самый прославленный молодой убийца во всей Англии.
– И что у него за проблемы с Морфином?
– Не знаю. То ли из-за наркоты, то ли из-за бабы, а, скорее, то и другое вместе. Бьюсь об заклад, Дуг и к Пожирателям примкнул, только чтобы добраться до Морфа.
Оба противника тем временем начали готовиться к бою.
– Дайте кто-нибудь палочку! – громко сказал Морфин.
Теруань тут же схватила палочку зарезанного ею Пожирателя.
– Эй, Морф! Держи!
Тот обернулся и поймал палочку, которую ведьма кинула ему.
– Давай, малыш, покажи класс!
– Ты меня поражаешь, – сказал Снегг тихо.– С каких пор ты переменила к нему отношение?
– Заткнись! Смотри лучше!
Мортимер скинул куртку и остался в тонком чёрном бадлоне, заправленном в кожаные штаны, плотно облегавшие ноги. Он был невысоким и худым, если не сказать субтильным, но двигался уверенно и быстро, а его мягкая пружинящая походка напоминала кошачью поступь.
Морфин тоже снял кожаную, всю в заклёпках куртку, на рукаве которой был повязан лоскут серебристой материи, и отшвырнул её в сторону, оставшись в чёрной футболке с надписью – что именно там было написано, Снегг не разобрал. Он был помощнее противника, но тоже не выглядел качком – скорее, производил впечатление в меру тренированного спортсмена. Футболка, обтягивающая его, как вторая кожа, выгодно подчёркивала мускулы, и даже исколотые ближе к локтям руки не портили впечатления. Бледно-голубые джинсы Морфина, также щедро усеянные металлическими заклёпками, сидели на нём, как влитые, а обут он был в тёмно-коричневые мокасины, в которых, очевидно, чувствовал себя очень удобно – во всяком случае, ступал он в них легко и даже грациозно, что наводило на мысль, будто всё своё детство бывший наркоман провёл у балетного станка.
– Ставлю в заклад голову, – заявила Теруань, – Морфей победит.
Казалось, она даже забыла о поживе: кошельке, карманных часах и кисете с табаком, которые извлекла из карманов своей жертвы. Все эти предметы так и лежали на полу рядом с телом.
– Откуда такая уверенность?
– Он завязал, а значит, в отличной форме.
Ответ показался Снеггу неубедительным.
– Ты думаешь…
– Я знаю, – отрезала Теруань. – Я видела его в деле. И заткнись, добром прошу.
Снегг счёл за благо последовать её совету.
Француженка, не отрываясь, смотрела на двух новоиспечённых гладиаторов, готовых вот-вот броситься друг на друга.
Снегг проследил направление её взгляда и нисколько не удивился, убедившись, что он сосредоточен исключительно на Морфине.
«Поди пойми этих баб, – подумал он. – Раньше она только и мечтала убить его, а теперь сама за него глотки рвёт».
Противники начали сходиться.
– Учти, Уоллес, в этот раз мамочка тебя не спасёт, – бросил Мортимер, кивнув за спину Морфина.
Теруань возмущённо фыркнула.
– Да я бы давно сдохла, будь у меня такой сын! – высказалась она – достаточно громко, чтобы её можно было услышать и на расстоянии.
«Ещё бы, – мысленно усмехнулся Снегг, – я и сам бы успокоительную настойку литрами пил с таким отпрыском. А вот от дружка-Морфина ты бы не отказалась».
Теперь он в этом не сомневался, ибо ясно видел во взгляде увлечённой творившимся на их глазах жестоким спектаклем Теруань не только профессиональный интерес и азарт хищника, но и нечто, похожее на восхищение. Она с жадным вниманием следила за каждым движением Морфина и – Снегг готов был поклясться в этом – почти не таясь любовалась им.
Так она смотрела раньше только на Дору.
«М-да. Оказывается, от ненависти до любви один шаг».
На другом конце зала толпа зрителей была побольше, и, в основном, это были Пожиратели Смерти. Снегг насчитал всего три серебряные повязки и вдруг с неприятным удивлением понял, что уже давно не видит среди разбойников Бастинды-Вырви-Глаз.
Но сейчас было не время гадать, что с ней случилось.
Взоры всех были обращены в центр зала.
Это и впрямь было похоже на танец. Морфин и Мортимер двигались по кругу – лёгкие, будто тени, изящные, словно танцоры, и напряжённые, как хищные звери. Они не сводили друг с друга настороженных глаз, два молодых волка, выжидающих удобного момента, чтобы вцепиться друг другу в глотку.
…И вдруг, словно по команде, оба вскинули палочки, причём, у Морфина их было две (по одной в каждой руке), и почти одновременно выкрикнули какие-то неизвестные заклятья.
Из палочки Мортимера вырвался всполох пламени и, как торпеда, стремительно понёсся в сторону Морфина. Тот успел пригнуться, но огонь всё-таки немного опалил его волосы, вернее, тот петушиный гребень, что заменял ему причёску. Снегг только сейчас заметил, что ирокез Морфина по краю примерно на полдюйма выкрашен в красный цвет – так волосы у него были тёмно-каштановыми.
В свою очередь Морфин выпустил из обеих палочек два фиолетовых луча, которые и не думали ни на кого нападать, а просто колыхались в воздухе подобно двум длинным бичам. Почувствовав, что волосы загорелись, маг швырнул одну из палочек вверх, и, пока она летела обратно, успел провести ладонью по ирокезу, гася пламя (ожогов он, по-видимому, вообще не почувствовал). Затем Морфин резко вскинул левую руку над головой и схватил палочку, упавшую прямо ему в ладонь. После чего метнулся в сторону, взмахнул обеими «бичами» и, подавшись всем корпусом вперёд, синхронными движениями направил обе палочки на Мортимера. Фиолетовые лучи угрожающе вытянулись и, подобно двум змеям, обвились вокруг шеи последнего. Морфин отклонился назад, согнув руки в локтях, словно натягивал вожжи. Лицо Мортимера посинело, оттого что «бичи», обмотавшись вокруг шеи, сильно сдавили ему горло. Если бы он чуть замешкался, то уже в следующий миг был бы задушен. Но парень не растерялся и, подняв руку, взмахнул своей палочкой. Огненный луч, вырвавшийся из неё, перерезал смертоносные путы
Морфин потерял равновесие и упал на спину. Но он быстро подтянул колени к груди, потом резко распрямил их, выкинув вперёд, и, изогнувшись всем телом, одним мощным прыжком вскочил на ноги. И едва успел отпрыгнуть в сторону – очередное заклятье, посланное врагом, просвистело рядом, задев его правую руку.
Сектумсемпра, понял Снегг, увидев, как на локте Морфина сверкнул алый порез.
К счастью, его задело совсем чуть-чуть, и рана, которая могла обернуться большой потерей крови и стать серьёзной помехой в бою, оказалась лишь лёгкой царапиной.
Что до Мортимера, то у него на шее проступил ожог в виде «ошейника» – фиолетовые лучи жгли не хуже огненных.
Переведя дух, оба мага бросились в атаку по новой. Теперь они стремительно перемещались по периметру или, скорее, окружности воображаемой арены, иногда делая выпады вперёд и беспрестанно пуская друг в друга разнообразные заклятья на поражение: лучи, посылаемые их палочками, так и сверкали, зачастую сталкиваясь в воздухе. Не достигая цели, они уничтожали друг друга в воздухе и рассыпаясь снопами разноцветных искр.
При этом оба противника то и дело замирали в причудливых позах, совершали чёткие, отточено-изысканные движения руками и переступали ногами так, словно красота шага имела для них первостепенное значение
Снегг никогда не видел такого завораживающего поединка. Оба парня «вытанцовывали» дуэль с непринуждённым изяществом, словно речь шла всего лишь о невинной забаве, а не смертельной схватке, чьим непременным условием был летальный исход для одного из сражающихся.
Морфин, вынужден был он признать, вообще творил чудеса, виртуозно манипулируя обеими палочками так, словно они являлись естественным продолжением его рук.
– Почему они не применяют Убивающее проклятье? – задал Уизли идиотский вопрос.
– Я же говорил, – ехидно уронил Снегг, чуть повернув голову к соседке.
– Потому, сынок, – отозвалась Теруань, не отрывая глаз от дуэлянтов, – что это слишком просто. И потом, это ведь запрещённое заклятье, в курсе?
– Морфин дерётся, как бог, – высказался Цабини.
– Скорее, как дьявол, – возразил Снегг. – Но второй тоже отлично держится.
– Ему недолго осталось, – проговорила Теруань уверенно. – Сейчас увидите.
И точно: Морфин, словно услышав её слова, на миг замер, вытянувшись струной и встав на носочки. Правую руку он держал согнутой в локте и прижатой к боку, а левую, немного согнув и отведя чуть влево, поднял над головой. Палочка, зажатая в ней, была направлена вперёд параллельно полу.
Снеггу пришло в голову, что сейчас он похож на тореадора из варварской забавы магглов-испанцев.
А потом Морфин сделал широкий шаг-выпад вперёд правой ногой. Согнув её в колене, он переместил на неё центр тяжести и одновременно резко выкинул обе руки прямо перед собой, так что кулаки с зажатыми в них палочками оказались друг над другом.
– Иглоссус! – отчётливо произнёс он.
Словно маленький гудящий пчелиный рой вырвался из обеих палочек. Это странно поблёскивавшее облачко стремительно понеслось на Мортимера, и по мере приближения «пчёлы» как будто вытягивались, и утончались, и всё больше отливали стальным блеском… пока в какой-то страшный момент не превратились в горсть тонких игл, длиной около пяти дюймов.
Увы, Мортимер понял это слишком поздно.
Он не успел отразить удар, когда иглы вонзились ему прямо в грудь.
«Мгновенная смерть», – подумал Снегг с содроганием.
Мортимер на мгновение застыл, а потом, раскинув руки, упал навзничь.
Звук от падения его тела жутко прозвучал в наступившей вдруг оглушительной тишине.
Морфин подошёл к поверженному врагу. Он молча смотрел на него и, насколько Снегг мог разобрать со своего места, лицо его ничего особенного не выражало.
Но в том, что Дуглас Мортимер мёртв, не было никаких сомнений.
Внезапно рука его конвульсивно дёрнулась. В тот же миг в воздухе что-то просвистело, и в лоб мертвеца вонзилась железная «звёздочка».
Это Теруань метнула один из своих сюрикенов (и когда только она успела достать его?).
Морфин порывисто обернулся. В глазах его полыхнуло бешенство.
– Контрольный в голову, – заявила ведьма, прежде чем он успел открыть рот. – Всему-то тебя надо учить, кретин.
В этот момент Антей на другом конце зала встал – так, чтобы всем было хорошо его видно, и, указав палочкой на Глаз Смотрящего, выстрелил в него красным лучом.
Зловещий шар тут же исчез.
– Перемирие окончено! – объявил он и ткнул палочкой в сторону Морфина: – Убить его!
Тотчас всё пришло в движение. Морфин, бросив на Теруань прощальный взгляд, развернулся и ринулся в гущу врагов, отбивая летевшие в него заклятья двумя палочками сразу. Оба Цабини вскочили со своих мест и поспешили за ним. Остальные разбойники на другом конце зала уже вовсю дрались со вновь активизировавшимися Пожирателями Смерти
– Учитесь у мистера Уоллеса, Поттер, – произнёс Снегг без всякого ехидства. – Двупалочковая магия. Редкий дар, им мало кто владеет. Я, например, так не могу.
– И я тоже, – добавила Теруань.
– Это было жестоко, – пробормотал Гарри, отходя. – Идите туда, – он явно обращался к Рону и Гермионе, – будьте на страже, а то скоро гости пожалуют.
Действительно, со стороны забаррикадированной лестницы вновь послышались глухие удары.
Снегг ощутил лёгкую досаду при мысли, что Пожиратели этажом ниже, очевидно, увидели через дыру в потолке Глаз Смотрящего и потому затихарились на время перемирия.
Жаль, они не попытались напасть, пока дрались Морфин с Мортимером, – одной – или сколько их там? – проблемой было бы меньше.
Впрочем, удовлетворённо отметил маг про себя, пробить возведённую Гермионой защиту – несколько каменных стен друг напротив друга – было совсем непросто.
Следовательно, сейчас они все четверо, даже пятеро, если считать и Теруань, могли чувствовать себя в относительной безопасности.
Француженка, очевидно, думала так же – иначе сложно было объяснить, почему она была занята тем, что деловито ссыпала монеты из кошелька покойника в свой собственный.
– Зря ты влезла, – укорил её Снегг. – Испортила парню весь триумф.
– Он не был похож на триумфатора, – возразила ведьма, пряча часы убитого в карман. – И потом, я просто перестраховалась. Морф бы до этого не додумался.
– Потому что он боец, а не мясник.
Теруань скривилась в презрительной усмешке.
– Он – мужик, – отрезала она. – А вы все – самоуверенные идиоты. У Дуга могла быть кольчуга или что-то в этом роде. Ты разве не видел, что иглы вошли в него не полностью? И рука у него дёрнулась так неожиданно. Он мог быть ещё жив на тот момент.
– Это был рефлекс, – возразил Снегг
– Ну вот и у меня тоже.
– И без того было ясно, что Дуг Мортимер мёртв.
– Аминь всем сердцем, – отозвалась Теруань без всякого выражения, оценивающе взвешивая кисет с табаком на ладони.
Снегг поборол внезапно возникшее желание немедленно отойти от неё как можно дальше.
Вместо этого он спросил:
– Скажи, Теруань, что у тебя за интерес к Морфину?
– Не понимаю, о чём ты, – бросила француженка, уменьшая кисет до размеров кната и тоже засовывая его в карман.
– Я глазам своим не поверил, когда увидел, что ты спасла ему жизнь. Причём дважды.
– А, ерунда, – покончив с мародёрством, ведьма поднялась и отряхнула платье. – Мы одна банда, забыл?
– И что? – Снегг тоже встал. – При чём тут это? Ты же ненавидишь его больше жизни – я сам не раз в этом убеждался, когда жил с вами. А тут вдруг ни с того ни с сего бросилась его спасать!
– Я не перестала ненавидеть его меньше, если ты об этом.
– Хм. Значит, Дора просила тебя приглядывать и за ним тоже?
– Нет! – рявкнула Тнруань тоном оскорблённого достоинства. – Этого ещё не хватало!
Было очевидно, что развивать эту тему она не намерена.
Но Снегг не собирался сдаваться.
– И всё-таки, – настойчиво произнёс он, – ты изменила к нему отношение. Кардинально.
– Тебе показалось, браток.
– Когда кажется, крестится надо. Не прикидывайся дурой. Я видел, как ты на него смотрела.
– И что же ты такого видел? – тихо спросила ведьма, поднимая на него глаза.
От её взгляда Снеггу сделалось не по себе.
– Ну, – сказал он, тщательно подбирая слова – это было похоже на… какие-то чувства. Может, у тебя... гм… материнский инстинкт прорезался?
«С инцестуальным оттенком», – добавил он про себя, но озвучить эту дерзкую мысль не посмел.
– По-моему, у тебя на уме совсем другое, – заявила Теруань. – Говори, как есть, убивать не стану. Тебя нельзя, я помню.
«И в самом деле!»
– Я думаю, Жозефина, что ваша вражда с Морфином – в прошлом. А если начистоту, то по-настоящему вы и не враждовали никогда, я прав?
Француженка хранила величественное молчание и, осмелев, Снегг продолжал:
– И я, кажется, понял, в чём дело. Тебе нравится этот парень. Всегда нравился. Поэтому ты и ненавидишь его – и за то, что он так действует на тебя, и за то, что у тебя нет шансов.
Теруань устремила на него мрачный взгляд.
– Ещё что скажешь, психолог хренов? – процедила она. – Назови хоть одну причину, по которой мне может нравиться этот недоумок.
– Потому что этот недоумок, как ты выражаешься, такой же чокнутый, как ты сама. Он похож на тебя, как две капли воды: тоже неприкаянный, отчаянный и безрассудный. И торчок до кучи, хотя во вменяемом состоянии и вполовину не такой несносный, как обычно. Если бы у тебя действительно был сын, он был бы таким как Морф. Но Уоллес тебе не сын.
– К счастью для нас обоих, – согласилась ведьма.
– И мне интересно, ваше пари…
– Ещё одно слово, – бандитка выхватила кинжал, и он тут же оказался в опасной близости от горла мага, – и я перережу тебе глотку, как этому жмурику. И никакие моральные долги меня не остановят.
– А вот это уже не так интересно, – проговорил Снегг, сохраняя, однако, хладнокровие. – Ладно, я понял. Убери.
– Так-то лучше, – смилостивилась Теруань, опуская нож. – А теперь слушай сюда, кретин. Я смотрю, совсем у тебя крыша поехала на фоне затянувшегося недоёба. В твою дурную голову не приходило, что, может, я сама хочу убить этого недоделанного?
«Так я и поверил, – подумал Снегг скептически. – Рассказывай эти сказки кому-нибудь другому».
Однако на лице его не отразилось ни единой эмоции.
– А все мои восторги относились к его боевому мастерству. Я уважаю профессионалов, тем более асов в своём деле.
«Особенно, когда у аса внешность двадцатилетнего парня, сильные руки и встаёт на тебя».
– Да что ты понимаешь! – неожиданно вспылила француженка, и Снегг невольно задался вопросам: может, она действительно умеет читать мысли без всякой магии? После стольких галлюциногенов, которые её закалённый организм перемолол только так, у неё вполне могли появиться подобные способности. И никакая окклюменция тут не поможет.
Теруань даже прошлась взад-вперёд, как будто пыталась дать выход переполнявшему её негодованию.
– Ты примитивен, как все мужики, – проговорила она отрывисто, – сводишь всё к сексу. А ещё ты, единоличник хренов, никогда не поймёшь, что такое – одна команда.
«Да где уж мне…»
– Ты живёшь с одними и теми же людьми и прочими тварями годами, – продолжала разбойница в непонятном волнении. – Всегда рядом, всегда вместе. И в бою, и в пирах. И в горе, и в радости. Знаешь, что они убьют за тебя, и сама убьёшь за них любого. Знаешь, что они пойдут на всё, чтобы спасти твою шкуру. Из петли вытащат… из Азкабана… да у самого дьявола из пасти вырвут, если надо! Мы были одной семьёй, понимаешь? Бывало, ели из одной миски и спали всей кучей в какой-нибудь убогой хижине. А теперь, когда банды нет… – она ненадолго умолкла, а когда заговорила снова, голос её звучал подозрительно глухо, как будто что-то сдавливало ей горло: – ...я не знаю, как мне жить дальше. Дора… и все прочие придавали моей жизни смысл. А сейчас один сплошной мрак…
На Снегга вдруг снизошло озарение.
«Дора умерла, и ей надо кого-то любить. Она женщина, это заложено в ней природой. И это никто не смог из неё вытравить. Ни Чивасы, ни Курт, ни собственная мать-шлюха…»
– …и я не могла, понимаешь? Не могла допустить этого.
Снегг сообразил, что занятый своими мыслями, прослушал её последние слова.
«Что я должен понять?»
Француженка взглянула на него в упор.
Чародей готов был поклясться, что её душат слёзы, хотя она колоссальным напряжением воли не даёт им вырваться наружу.
– В банде. Своих. Не бросают, – с усилием произнесла ведьма. – А мы все ещё банда, понял?
«Это-то я понял, – мысленно отозвался колдун. – Только это лишь половина правды. Мне ты, конечно, можешь соврать. И вообще кому угодно, даже Морфину. Только себе не ври».
Поняла ли Теруань, что он пытался ей сказать, так и осталось для Снегга неясным, потому что в этот момент последняя из возведённых Гермионой стен у проёма в полу рухнула, и упорство особенно ретивых Пожирателей Смерти из отряда Беллы наконец было вознаграждено.
– Авада Кедавра! – сказали Снегг и Теруань в один голос.
Двое вновь прибывших Пожирателей упали замертво.
Гермиона, обхватив Рона одной рукой и подставив ему плечо, пыталась увести его прочь.
– Оставь! – рявкнул тот, отталкивая девушку. – Беги, прячься!
Весь посиневший от боли (ещё бы! вряд ли у него вообще что-то нормально срослось) Уизли кое-как заковылял в сторону комнаты отдыха (это было единственное ближайшее помещение, дверь в которое была распахнута настежь), приволакивая больную ногу. Гермиона, держа палочку наизготовку, не столько шла, сколько пятилась рядом, прикрывая парня.
– С дороги! – крикнула Теруань. – Быстро!
Она двинулась на врагов, осыпая их Убивающими проклятьями и по ходу дела орудуя своим страшным кинжалом.
Снегг быстро оценил обстановку.
Всего пятеро… ага, одного она уже зацепила. Что ж, с этой сворой Теруань прекрасно справится и сама.
И Снегг, не колеблясь, повернул вслед за Роном и Гермионой.
– А где наш герой? – спросил он, нагоняя их у спасительной комнаты. – Где Поттер?
– Дерётся, – пропыхтел Уизли, тяжело оперевшись на дверь. – Не видите что ли?
Снегг вперил внимательный взгляд в изрядно поредевшую толпу Пожирателей на другом конце зала и вскоре, к огромному своему облегчению, увидел среди них Поттера. Он дрался рядом с Блезом Цабини.
Он вскинул палочку:
– Акцио Поттер!
Поттера немедленно отшвырнуло к нему, но Снегг успел посторониться – ещё не хватало, чтобы этот бугай врезался в него! – и вовремя ухватить пронёсшегося мимо парня за ворот.
– Не спешите умирать, – проговорил он, заставляя юного мага притормозить и не давая ему впечататься в стену. – У вас ещё есть обязательства перед магическим миром, спаситель вы наш.
И Снегг втолкнул Гарри Поттера в комнату отдыха.
Оглядевшись по сторонам, он удовлетворённо отметил, что этаж вот-вот будет расчищен с обеих сторон, и вошёл следом.
– Я должен помочь тем людям! – Поттер уже рвался наружу. – С дороги!
– Успеете погеройствовать. Вам ещё нужно найти диадему, помните?
Гарри стиснул зубы, но больше не делал попыток покинуть пределы комнаты.
– Значит так, – начал Снегг, – нам надо спуститься на шестой этаж. Там мы попытаемся вызвать Выручай-комнату.
– Почему там? – тут же спросил Поттер. – Что мешает начать вызывать её прямо сейчас и прямо здесь?
– А вы сможете сосредоточиться? Когда враг так близко? Не говорите глупостей, Поттер. Здесь слишком неспокойно.
– На шестом, что ли, спокойнее?
– Там кабинет Древних Рун, – сказал Снегг, раздражаясь. – Нам нужно попасть туда, тупица!
– Да пошёл ты! – огрызнулся Поттер. – Никуда я не пойду!
– Гарри, в кабинете убежище! – вмешалась Гермиона.
– Это он так говорит!
– Вы бы всё-таки слушали свою подругу почаще – полезно, знаете ли. Да и Уизли нужно как можно скорее доставить к целителям, а то он слишком лёгкая добыча для Пожирателей. Не дай бог, он попадёт в руки Беллы.
При последнем имени Рон заметно побледнел. Гермиона выглядела немногим лучше.
А для Поттера этот довод, похоже, оказался решающим.
– Ладно, – сдался он. – Идём?
– Я посмотрю.
Снегг подошёл к двери и, приоткрыв её, выглянул наружу.
В том конце зала, откуда он выловил Поттера, уже никого не было, если не считать множества неподвижных тел на полу.
В другом конце Теруань билась с последним Пожирателем, защищавшимся особенно отчаянно.
– На выход! – скомандовал Снегг.
Он первым вышел из комнаты отдыха и решительно направился к разбойнице.
– Авада Кедавра! – посланное им на ходу проклятье избавило беднягу от мучительной смерти: француженка, отшвырнув его к стене, уже занесла над ним нож.
Теруань стремительно обернулась. Лицо её искажала ярость.
– Чтоб ты сдох! Я сама…
– Заткнись, – перебил маг. – Лучше проводи нас.
Поттер и Грейнджер уже направлялись в противоположную сторону – в расчищенный другими разбойниками конца зала, – поддерживая с обеих сторон горемычного дружка, когда навстречу им высыпала ещё одна группа Пожирателей Смерти.
– Вот они! – послышался женский голос, отозвавшийся в ушах Снегга похоронным звоном.
«Белла...»
– Поттер, назад! – закричал он что есть силы. – Корупцио Лапидемус!
Потолок обрушился на преследователей, и в зал ворвался свежий ночной воздух.
Гарри, Рон и Гермиона со всей возможной скоростью двигались в сторону зиявшей в полу дыры.
– Это их надолго не остановит, – Снегг кивнул в сторону внушительного завала – помимо потолка на пол рухнула целая груда башенок, находившихся на крыше. – А куда делись наши защитники?
– Очевидно, для них нашлась другая работёнка, – заявила Теруань с полнейшим хладнокровием. – Брось, я и одна отлично справлюсь. А вы уходите здесь.
– Как? Мётел у нас нет, лестница сломана. Прикажешь прыгать?
– Тоже мне, разбойник! – презрительно бросила ведьма. – Сразу видно – никогда не удирал от мракоборцев. Да это плёвое дело!
Она направила палочку на потолок и произнесла:
– Канатос Криатос! – и, чуть подумав, добавила: – Тетра!
С потолка тут же свесилось четыре витых каната.
– Самоудлиняющиеся, – пояснила француженка. – Уводи мелюзгу, а я прикрою. Разберусь с этими и приду к вам на шестой.
– Спускайтесь, быстро! – велел Снегг своим спутникам. – Я сейчас.
Гарри и его друзей не надо было просить дважды.
Снегг повернулся к разбойнице.
– Жозефина, – сказал он, сжав её руку, – спасибо.
– Я задержу их, ничего! Скоро встретимся, Северус!
«Если встретимся», – мрачно подумал маг.
Он чуть помедлил, прежде чем отпустить руку женщины.
– Прощай.
Теруань взглянула ему в лицо и нахмурилась.
– Берегись, брат, – сказала она серьёзно. – И уходи давай… скорее!
Снегг кивнул и, шагнув к проёму в полу, уцепился за один из канатов.
Бандитка тем временем повернулась в сторону обвала, из-за которого уже повылезали, как тараканы из щелей, первые Пожиратели Смерти.
Глаза её приняли стальное выражение.
– Сюда, гниды, – пробормотала она себе под нос, вытаскивая из ножен кинжал. – Поохотимся, как говаривала Дора. Да… славная будет охота.
Полностью сконцентрировавшись на враге, Теруань не обратила внимания, как у неё за спиной вспыхнули и вскоре сгорели дотла четыре волшебных каната.

Снегг, Гарри, Гермиона и немного отстававший от них Рон, оказавшись на седьмом этаже, спускались дальше не по главной лестнице, а по боковой.
Эта разумная мысль пришла на ум одновременно и Снеггу, и Поттеру, поэтому маленький отряд, никого не встретив на своём пути, благополучно добрался до шестого этажа.
Но едва они миновали большой неровный проём, на месте которого ещё вчера была дверь, ведущая в комнаты когтевранцев, как наткнулись на троих Пожирателей Смерти – двух мужчин и женщину.
– Авада Кедавра! – воскликнула ведьма, направив палочку на Гермиону.
Девушка метнулась назад, споткнулась о какой-то обломок и упала, ударившись головой о стену слева от дверного проёма. Гарри с Роном почти одновременно послали в Пожирателей Оглушающее и Парализующее заклятья, а Снегг, схватив Гермиону за руку, рывком поднял её на ноги и втолкнул в коридор, куда выходили комнаты когтевранцев.
– Вы целы? – спросил он, входя следом.
– Да… а вы?
– Со мной всё хорошо.
– Как ваша рука? – поинтересовалась девушка. – Отошла?
– Почти.
В этот момент в когтевранский коридор ввалился Поттер.
– Уведи её! – крикнул он, обернувшись.
– Гарри!!!
– Авада Кедавра!
Два возгласа слились в один: пронзительный, отчаянный крик Гермионы и уверенный голос Снегга, пославшего Убивающее проклятье в ведьму, уже ткнувшую палочкой в сторону Гарри.
Всё произошло практически мгновенно: колдунья – женщина средних лет, на вид чуть старше Снегга, – покачнулась и, прислонившись к стене, медленно сползла на пол. Почти тотчас раздался глухой стук от падения ещё одного тела. Гарри со Снеггом выглянули наружу.
Оказалось, Рон опутал второго Пожирателя множеством длинных верёвок, так что тот упал и теперь напрасно силился пошевелиться, спелёнатый, словно куколка тутового шелкопряда. Третий Пожиратель, увидев, что остался один против троих, предпочёл не рисковать и бросился наутёк.
– Поттер, гляньте, свободен ли путь, – распорядился Снегг. – А вы, Уизли, избавьтесь от этого.
Гарри кивнул и пошёл по пустынному коридору шестого этажа, то и дело озираясь по сторонам. Рон с помощью заклятья Левитации переместил связанного врага на лестницу чёрного хода.
– Сэр, – Гермиона тронула Снегга за рукав, – хорошо, что вы с нами. Вы спасли Гарри жизнь.
– Не преувеличивайте. Она бы его не убила, а только оглушила.
– Всё равно вы...
– Случайность, – перебил Снегг. – Тебя хотел спасти, а на него – плевать.
Он не смотрел на девушку. Выставив палочку вперёд, маг осторожно выглянул наружу и поманил Рона к себе.
– Кажется, всё тихо, – сказал он, обращаясь к спутнице. – Что бы ни случилось, держись поближе ко мне, поняла?
Гермиона робко кивнула, и они покинули когтевранский коридор. Рон присоединился к ним.
– Вы двое идите, я буду прикрывать сзади. Поттер… А-а!..
Закончить Снегг не успел – правую руку обожгла уже знакомая боль, словно по ней полоснули ножом. Едва затянувшаяся рана вскрылась, и кровь хлынула из неё бурным потоком.
– Быстро… – проговорил маг, стискивая зубы, – бегите… в кабинет Древних Рун…
– Вам не уйти! – этот торжествующий голос, в котором слишком явственно слышалась уверенность в победе, на мгновение вверг чародея в панику.
Она преследует их. Методично, упорно, с женской дотошностью. Ею движет ненависть и желание выслужиться, а ещё – врождённая жестокость и склонность к садизму. Это не случайность, что она опять ранила его в ту же руку и почти в то же самое место – нет, именно этого она и добивалась…
Снегг бежал по коридору, видя перед собой тонкую девичью фигурку и высокого крепкого детину, улепётывавшего со всех ног, несмотря на то, что он заметно прихрамывал.
Ещё немного… дверь в нужный кабинет уже распахнута… Поттер ждёт на пороге...
Сзади, настигая их, неслась целая толпа Пожирателей Смерти.
Рон и Гермиона вломились в кабинет, куда только что шагнул Гарри. Снегг влетел следом и с силой захлопнул за собой дверь.
– Только без паники… – успел сказать он.
– Бомбарда!
Щепки и деревянные обломки полетели во все стороны, и в класс ворвалась большая группа людей.

просмотреть/оставить комментарии [2]
<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>
сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.09.25 16:53:26
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.09.22 10:06:44
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.09.17 18:46:21
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.11 09:39:43
Змееглоты [8] ()


2020.09.09 23:49:00
Дочь зельевара [195] (Гарри Поттер)


2020.09.04 18:58:33
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [256] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.