Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Звонит на радиостанцию поддатый поттероман:
- Вы не могли бы поставить песенку "Еду в Азкабан"?

(с) Эс Джи

Список фандомов

Гарри Поттер[18463]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12657 авторов
- 26948 фиков
- 8603 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 38 К оглавлениюГлава 40 >>


  Год, какого еще не бывало

   Глава 39. Смена парадигмы
        Тишина. Абсолютная мертвая тишина повисла в комнате, когда с губ Снейпа сорвался этот неожиданный вопрос.
        А потом раздалось несколько звуков одновременно.
        Громкий шмяк, когда у Гарри подкосились ноги и он плюхнулся прямо на пол.
        Рычание Драко — тот процедил сквозь зубы нечто непристойное, рванулся в спальню и захлопнул за собой дверь так, что грохот эхом разнесся по всем комнатам.
        И спокойный голос Дамблдора, чья голова все еще торчала в камине:
        — Возможно, это стоит обсудить у меня в кабинете, Северус. Пожалуйста, поднимись ко мне немедленно.
        С этими словами директор исчез.
        Снейп повернулся к Гарри, который, в свою очередь, ошарашенно уставился на учителя. С минуту, которая тянулась целую вечность, Снейп просто смотрел на Гарри. Возможно, ждал, пока он что-нибудь скажет? Если бы знать... К тому же Гарри здорово сомневался, что сумеет выговорить хоть слово. Даже шепотом.
        — Северус, — поторопил из опустевшего камина нетерпеливый голос, прервав размышления Снейпа... или что там его занимало.
        — Все нормально? — спросил зельевар, наклоняясь, чтобы помочь Гарри встать на ноги.
        Гарри кивнул, слегка удивляясь, что его держат ноги. Потом помотал головой. Потом пожал плечами. Честно говоря, он не очень понимал, ни что именно чувствует, ни что имеет в виду Снейп. Да, все было нормально в том смысле, что он не хлопнется в обморок посреди гостиной. Нет, он не мог назвать нормальным усыновление только ради того, чтобы сработали какие-то дурацкие чары! Хотя, конечно, конкретно эти чары не такие уж дурацкие, раз они могут спасти ему жизнь... Правда, вряд ли Волдеморт возьмет и объявится тут, в хогвартских подземельях. И все же Реддл умудрялся пробраться сюда раньше, верно? И шавок своих присылал.
        Ладно, ладно, эти чары совсем не дурацкие.
        Чувствуя себя резинкой, которую тянут во все стороны сразу, Гарри просто еще раз пожал плечами.
        — Поговорим, когда я вернусь, — пообещал Снейп, шагнул в камин и исчез во вспышке изумрудного пламени.
        — Ух ты! — сказал Дадли, распахнув глаза почти так же широко, как Гарри, хотя и по другим причинам. — Прям в столпе огненном вознесся. Ты тоже так можешь?
        Гарри вздрогнул и неожиданно обнаружил, что говорить все-таки способен.
        — Раньше мог.
        Дадли кивнул и продолжил рассуждать вслух:
        — Значит, он пошел поговорить с этим дедулей? Такой способ путешествовать? Вот это да! Чудное дело. Э-э... с твоим учителем все точно будет в порядке?
        На этот раз кивнул Гарри. Голова, казалось, страшно отяжелела; в изнеможении он опустился на диван и откинулся на подушки.
        — Он не обожжется, если ты об этом спрашиваешь, Дадли. Это просто средство передвижения у волшебников такое. Эй, ты же как-то видел, как я это делаю? — спросил Гарри и застонал, сам вспомнив этот случай. Когда он единственный раз на глазах у кузена пользовался каминной связью, Дадли был немножко занят. Тонноязычной тянучкой... И уж конечно, Дадли не мог видеть, как прибыли Уизли, потому что камин был заложен кирпичом.
        Между тем Дадли улыбнулся и расслабился. Гарри не понял почему: не мог же тот забыть неприятную историю с волшебными конфетами близнецов!
        Но улыбка, как выяснилось, означала, что Дадли подумал о вещах куда более важных. И что, по-видимому, заметил напряжение своего двоюродного брата, потому что сказал:
        — Но это здорово, Гарри. Я за тебя очень рад.
        И в явном возбуждении плюхнулся на другой конец дивана, чуть подпрыгнув на подушках.
        Гарри посмотрел на него; глаза отчего-то защипало, и казалось, будто они пересохли. Или это в горле запершило? Поди разбери.
        — А, ты об этом. Я... честно говоря, я даже не знаю, что он на самом деле имел в виду.
        Дадли уставился на него, как на урода в балагане.
        — А чего тут неясного? Ты, наверное, просто ошарашен, вот и все. Но тебе давно нужен папа, это точно.
        Папа? У Гарри внутри что-то екнуло, а потом заныло и зазудело, как в тот раз, когда он переложил змеиного корня в сироп Чихай-Не-Хочу. Ощущения были ужасней некуда.
        — Дадли... — Он вздохнул и приподнял голову так, чтобы видеть кузена. В висках заколотилась боль, расползаясь по всей голове и мешая подобрать такие слова, чтобы Дадли понял. — Не говори больше таких вещей, а? Особенно когда профессор Снейп вернется. Потому что... даже если он серьезно, он как-то не очень... папа, понимаешь?
        Дадли с упрямым видом помотал головой.
        — Это же только чтобы чары сработали, — объяснил Гарри. — Просто формальность, техническая деталь. Это ничего не значит, Дадли.
        Тот начал что-то возражать, но Гарри ничего не услышал, потому что в эту секунду в гостиную ворвался Драко, распахнув деревянную дверь спальни так, что она ударилась о каменную стену.
        — Неблагодарный засранец! — рявкнул он в такой ярости, в какой Гарри прежде никогда его не видел. — Это ничего не значит, да? Только когда мне нужна была помощь, что-то я не помню, чтобы Северус предлагал такое!
        Гарри даже не сразу сообразил, что Драко, как это ни странно, ревнует.
        — Тебе нужна была помощь другого рода, только и всего, — тихо ответил он, глядя на Драко и не видя его.
        — Он мог усыновить меня, — разгневанный Драко расхаживал туда-сюда по комнате, — вместо того чтобы устроить мне эмансипацию. Но усыновление... бьюсь об заклад, ему даже в голову не пришло! И неважно, что я слизеринец, а ты всего-навсего несносный гриффиндорец, чтоб тебя! Неважно, что это я его знаю с детства и что совсем недавно — да еще в конце сентября! — он тебя попросту ненавидел! А ты отмахиваешься от всего, что он предлагает, со своими дерьмовыми отговорками про чары!
        — Но это же и правда ради чар, — уперся Гарри.
        — Чары просто катализатор! — Драко скривился еще больше и прошипел: — А, конечно, до тебя не доходит. Во-первых, учитывая твои хреновые отметки по зельям, ты, скорее всего, даже не знаешь, что такое катализатор! А во-вторых, ты наверняка считаешь, что все слизеринцы абсолютно бесчувственные!
        — Я никогда не говорил, что слизеринцы бесчувственные! — запротестовал Гарри.
        — Как же! Ты думаешь об этом — каждый раз, когда забываешь, что я вернул тебе твою проклятую палочку! Каждый раз, когда говоришь очередную гадость насчет того, как я, по-твоему, обманул сыворотку правды! Каждый раз, когда смотришь на меня как на слизняка, не способного на элементарную лояльность!
        — Сыворотка там или нет, я точно знаю, что ты мне наврал! — огрызнулся Гарри. — «Когда я услышал, что мой отец с тобой сотворил, меня просто замутило», — безжалостно передразнил он. — Даже Снейп говорит, что ты врать не умеешь, ты в курсе? А ты врал, причем это и я знаю, и ты. Только вот Снейп почему-то не замечает. Так что нечего ныть, что он предпочел тебе какого-то там гриффиндорца, Малфой! Если бы это было так, мне бы не пришлось терпеть здесь твою лживую морду!
        Лицо Драко было пепельным, но он, похоже, сумел взять себя в руки.
        — Я беру назад все, что говорил насчет той книги, — спокойно объявил он, отряхнув ладонями брюки так, будто сам воздух в комнате был грязен. — Никакая у тебя не гиперкомпенсация, Поттер. Ты просто абсолютно рехнулся. И с глазным эликсиром явно что-то не так, потому что ты еще и слеп, как летучая мышь! Ты что, правда не видишь, насколько Северус о тебе заботится?!
        — Ну заботится, — признал Гарри, пожимая плечами. — Он вполне порядочный человек. Но почему он заботится? Потому что я, как ты выражаешься, «наша основная сила»! Снейп ведь на что угодно пойдет, только чтобы я выполнил свое проклятое предначертание! Да взять хоть Дадли — отличное доказательство! — Гарри с виноватым видом покосился на двоюродного брата, потом снова повернулся к Драко. — Ведь уж конечно Снейп не хотел пускать в свои комнаты маггла! Но все равно пошел на всякие хлопоты, чтобы это устроить! И все это для того, чтобы я когда-нибудь смог прикончить Волдеморта! И сегодняшняя его идея из той же оперы. Это стратегия, Драко! Ты же слизеринец, ты должен понимать!
        — Это не просто стратегия! — воскликнул Драко, тряхнув головой. — Мерлин свидетель, Северус позволяет тебе болтать с ним каждый вечер!
        — Да, но это объяснить проще простого. Я ведь прочитал ту книжку, как ты и насоветовал. Там черным по белому написано, что перенесшим травму нужен надежный человек, с которым можно поговорить. Снейп знает, что он чуть ли не единственный, кому я сейчас доверяю, так что он старается мне помочь. Я же сказал, что он порядочный человек.
        Драко оскалился, потом открыл рот, явно собираясь выдать очередную тираду. Однако вместо этого принялся уговаривать чуть дрожащим голосом:
        — Гарри... все совсем не так. Просто послушай меня, хорошо? Северус... он признался, что хотел бы, чтобы тебя распределили в Слизерин. Мол, тогда ему бы понадобилось куда меньше времени, чтобы понять, каков ты на самом деле. Блин, Поттер, ну как можно быть таким тупым?! Северус к тебе очень привязан.
        Гарри отодвинулся, вжавшись в самый угол дивана; руки у него тряслись.
        — У тебя совсем с головой плохо, ты в курсе? — вопросил Драко. — Остается надеяться, что эти чары не различают формальности и настоящие отношения! Потому как у тебя такие психологические проблемы, что понятие «семья» тебе попросту недоступно!
        — Не говори Гарри такие гадости! — взорвался Дадли и вскочил на ноги, сжав кулаки.
        — С меня хватит, — объявил Драко, вскидывая руки. — Я иду в постель.
        Дверь спальни снова хлопнула, хотя не так сильно, как раньше. Гарри и Дадли остались смотреть друг на друга.
        — Кажется, он забыл, что ночует здесь, — пробормотал Гарри и задумался, где же будет спать Драко. Трудно было представить, что он добровольно воспользуется постелью Дадли, даже если помнить о существовании чистящих и прочих подобных заклинаний. Однако еще менее вероятно было, что Драко выберет кровать Гарри.
        Сквозь закрытые двери донесся слабый звук льющейся воды. Но никакого пения — не сегодня.
        — Знаешь, он, конечно, злыдень, но все равно прав, — медленно произнес Дадли, поворачиваясь к нему. — Я плохо знаю твоего учителя, но, по-моему, он к тебе очень хорошо относится.
        — Он... не знаю, — отозвался Гарри, потирая виски.
        — Ты совсем умотался, — посочувствовал Дадли. — Может, пойдешь в постель? Я посплю на диване, как нечего делать.
        Гарри не сдержал вздоха.
        — Нет, я лучше дождусь Снейпа. Слушай, ты тоже явно устал. Давай ты поспишь на моей кровати, ладно?
        — Ладно, — пробормотал Дадли. — Спокойной ночи, Гарри.
        — Спокойной ночи, — ответил он. Оставшись один, он достал из ящичка Сэл и позволил ей ползать вверх-вниз по его рукам. Немного погодя Гарри лег на спину и уставился вверх, вспоминая, как выглядел потолок, покрытый серебристо-призрачными заклятиями.
        — Гарри расс-с-с-строен, — прошипела Сэл, слегка касаясь дрожащим язычком его уха.
        — Нет, не очень, — отозвался Гарри, закрывая глаза. — Прос-с-сто ус-с-стал.
        — С-с-с-пи, — посоветовала змейка.
        Он не думал, что сможет заснуть, учитывая, что в гостиной горел яркий свет, но минуты текли, одна другой медленней, и Гарри обнаружил, что начинает дремать: отговорка быстро стала правдой.
        — Ос-с-станьс-с-ся с-со мной, С-сэл, — шепотом попросил он, уже погружаясь в сон.
        Сэл свернулась в клубок у него на груди и смотрела, слегка покачивая головой, как он засыпает.

* * *

        Почувствовав, что легонькая Сэл больше не лежит у него на груди, Гарри тут же пробудился. Приоткрыв один глаз, он увидел, как Снейп, осторожно держа змейку в ладони, относит ее в ящичек.
        Гарри помотал головой, спустил ноги с дивана и сел. Первая мысль его была диковата, но он не проснулся-таки как следует. И вообще, Снейп, кажется, раньше никогда не прикасался к Сэл.
        — Вы не боитесь змей?
        — Вовсе нет, — ответил Снейп ровно.
        — Ясно, — сказал Гарри. Снейп опять вел себя странно: просто стоял и смотрел на него. Разглядывал, словно какой-то таинственный ингредиент, с которым непонятно, как поступать: рубить, крошить или бросать в котел целиком. Ощущение, будто его изучают, было настолько сильно, что аж мурашки по спине побежали. — Э-э... вы не погасите свет? — рискнул он завязать разговор: что угодно, лишь бы зельевар перестал его разглядывать. — Я сегодня буду тут спать.
        Губы Снейпа вытянулись в тонкую прямую линию.
        — Тебе не кажется, что нам следует кое-что обсудить?
        Гарри помотал головой.
        — Нет, сэр.
        Снейп занял ближайшее кресло и устроился там с видом глубокой задумчивости. И тут же снова уставился на Гарри.
        — В самом деле? — протянул он.
        — Нет, сэр, — повторил Гарри.
        — Ты готов вот так просто позволить мне тебя усыновить? — вопросил Снейп.
        — Да, сэр.
        — «Да, сэр, нет, сэр»... прекрати эту чушь сейчас же! — сорвался тот, и его пальцы скрючились, будто когти. — Я предпочитаю знать, что ты на самом деле об этом думаешь.
        У Гарри снова начала раскалываться голова. Сказать по правде, он сам не знал, что об этом думает. И что это подразумевает — тоже. Усыновить его — да, это понятно. Но только ради защитных чар, правда же? До победы над Волдемортом? И все это понарошку. Ну, то есть, на бумаге все будет всерьез, но по-настоящему — нет... так?
        — Ну-у... по-моему, это прекрасный план действий, — наконец выдавил Гарри.
        — План действий... — медленно пробормотал Снейп, как будто впервые слышал это выражение.
        Гарри кивнул, сам не зная, почему у него так перехватило дыхание. Он несколько раз глотнул воздуха, но от этого стало только хуже. Да что ж такое-то! В висках немилосердно стучало, голова болела так, что его начало мутить.
        — Это не столько план действий, сколько смена парадигмы, — пояснил его учитель.
        Можно подумать, Гарри знал, что это такое.
        — Неважно, — отмахнулся он. — Что сказал Дамблдор? Как он считает, это поможет? Обмануть заклятье, я имею в виду?
        — На мой взгляд, ты упускаешь самое важное, — объявил Снейп, положив руки на колени, и наклонился вперед, пристально разглядывая Гарри. — Одних только документов об опекунстве мне недостаточно.
        — Недостаточно? А что еще нужно? Чтобы я фамилию поменял? — ахнул Гарри. — Это я буду Гарри Снейп?!
        — Тебе не пойдет, — Снейп слегка улыбнулся, но улыбка исчезла так же быстро, как и появилась. — Ты намеренно притворяешься тупицей? Номинальные мелочи вроде фамилий меня не интересуют.
        Гарри опять попытался вдохнуть поглубже. Голова меньше болеть не стала, но тошнота слегка отступила.
        — Ну и прекрасно, — сухо огрызнулся он, потом смягчился: — Потому что мне моя фамилия нравится. И что бы вам ни сделал мой отец, он все равно был мой отец, и даже вы сами признали, что он вырос хорошим человеком. По-моему, «Поттер» — нормальная фамилия. И вообще, как меня ни бесит вся эта шумиха из-за того, что я чудом выжил, зато погубил своих родителей... это все-таки важно для войны и для людей. Ну, то есть, что подумают, если Гарри Поттер вдруг перестанет быть Гарри Поттером?
        — Никому и в голову не приходило предложить тебе сменить фамилию, — терпеливо сказал Снейп.
        — Ну и прекрасно, — довольно вызывающе повторил Гарри. — Потому что я не соглашусь. А теперь, не могли бы вы погасить свет? Надеюсь, если я засну, у меня голова пройдет.
        — Почему ты не сказал, что тебе нужно зелье? — удивленно спросил Снейп.
        — Потому что оно мне не нужно! Мне нужно, чтобы меня оставили в покое и дали выспаться!
        — Сначала нам необходимо все обсудить, — заявил Снейп, поднялся и поманил его пальцем. — Идем в кабинет, чтобы без помех поговорить наедине.
        Гарри поплелся за ним по коридору, волоча ноги. И вздрогнул, когда Снейп закрыл за ними обоими дверь. Учитель протянул ему маленькую склянку с зельем от головной боли, Гарри осушил ее одним глотком и подождал немного. Потом еще немного.
        — Не помогает, — наконец сообщил он и нахмурился. — Можно, я пойду спать?
        Снейп сощурился.
        — Нет. Сядь.
        Гарри не подчинился, и тогда зельевар взял его за плечи, мягко подтолкнул и усадил на стул. И принялся растирать ему плечи.
        — Это от перенапряжения, — объяснил он. — Зелье совсем не помогло?
        — Ну, немножко, — признал Гарри. На самом деле зелье очень даже помогло, просто головная боль прошла не до конца.
        — Прекрати уклоняться от разговора, — буркнул Снейп, сильнее впиваясь в мышцы пальцами. Но больно не было: он прекрасно знал, как снять напряжение плеч и шеи. — Просто расслабься, глупый ты ребенок.
        Время шло, и постепенно Гарри начал расслабляться. Возможно, отчасти потому, что Снейп замолчал, а еще — потому что кабинет был освещен не так ярко. И уж точно помог массаж: ловкие пальцы двигались вдоль позвоночника, разминая затекшие мышцы.
        — У вас хорошо получается, — наконец пробормотал Гарри. Прозвучало это слегка невнятно.
        — Достаточно?
        — Нет.
        Снейп слегка усмехнулся и помассировал еще немного. Потом произнес:
        — Я же знаю, что головная боль у тебя уже прошла.
        — Прошла, — сознался Гарри.
        — Хорошо. В таком случае, приступим к разговору. — Снейп сел напротив и посмотрел Гарри прямо в глаза. — Я говорил серьезно, Гарри. И вполне искренне.
        — Да, я догадался, — пробормотал Гарри. — В смысле, вы бы вряд ли предложили, если б думали, что это не поможет.
        — Ты снова о защитных чарах, — вздохнул Снейп. — Суть ситуации абсолютно не...
        — Но это поможет? — перебил его Гарри. — А что думает директор?
        — Мы думаем, что твой кузен прав и именно поэтому заклинания не сработали.
        — Ну, так это главное, — кивнул сам себе Гарри.
        — Это не главное, — возразил Снейп, сплетя пальцы.
        — Нет, главное.
        Гарри приподнялся, но Снейп тут же сухо велел:
        — Сядь! Мы не договорили.
        Зельевар сделал глубокий вдох, потом еще один... как будто нервничал. Странное зрелище.
        — Гарри, — наконец произнес Снейп и чуть наклонил голову, разглядывая его. — Озарение Дадли, хотя и ценное само по себе, привело к... некоторому недоразумению. Суть в том, что я обдумывал нечто в таком роде задолго до того, как оказалось, что охранные чары отказываются работать.
        Гарри скривил губу и протянул:
        — Угу. Вы давно собирались меня усыновить. Да, конечно.
        — Признаюсь, так далеко в своих размышлениях я не зашел. — Снейп улыбнулся, коротко и натянуто. Темные глаза его были серьезны. — Задолго до Самайна я осознал, что мы на удивление хорошо понимаем друг друга. После гибели твоего дяди мне пришло в голову, что ты остался без опекуна... И, более того, что ни один взрослый человек не ставил твои интересы выше прочих. Помимо Джеймса и Лили, конечно.
        — Профессор... — Гарри сглотнул, сообразив, что Снейп в самом деле нервничает: такие сбивчивые речи были ему совсем не свойственны. — Думаете, почему я никогда никому не рассказывал про чулан и все прочее? Даже Рону с Гермионой и то далеко не все говорил. Вы столько лет на уроках повторяли, какой я избалованный, и я не возражал. Как думаете, почему?
        — Это тема для другого разговора...
        — Нет, для этого, — уперся Гарри. — Ну подумайте. Почему я никому не говорил, что со мной дурно обращались и не любили почти всю жизнь?
        Снейп скривился.
        — Полагаю, тебе было неловко. И, возможно, даже стыдно.
        — Возможно, — согласился Гарри, вспоминая себя в одиннадцать лет. Теперь уже трудно было представить, как он себя чувствовал тогда, потому что все заслоняли нынешние чувства. — Но самое главное, куда важнее всего остального: я не хотел, чтобы люди меня жалели. Понимаете?
        Снейп ненадолго задумался.
        — То есть ты считаешь, что я тебя жалею.
        — Ну, вы же сказали, что ни один человек, ни один взрослый то есть, не заботился обо мне по-настоящему. Обо мне, а не мальчике из пророчества или там будущем воине. Сириус мог бы, наверное... но после Азкабана... не знаю. Он меня любил, но был... не в себе. Как будто судьба специально лишала меня всех, кто был близок, так или иначе... Я знаю, как жалко это звучит.
        — Да, то, что люди видят в тебе не тебя самого, а нечто иное, весьма прискорбно, — согласился Снейп, не отводя взгляда. — И я сам, как ты прекрасно знаешь, совершил ту же ошибку. Теперь я вижу тебя, Гарри, — по крайней мере настолько, насколько ты сам позволяешь. Однако мысль о том, каким бесплодным оказалось твое детство, вызывает у меня отнюдь не жалость.
        Гарри не мог вынести его угрюмого взгляда и отвернулся. Не хочу знать, подумал он. Не хочу. И спрашивать не буду. Но все равно спросил.
        — Что тогда? — сорвался шепот с его губ.
        Снейп долго медлил с ответом.
        — Восхищение, — наконец сказал он. — Потому что я знаю, что такое страдание, Гарри. Знаю, как легко озлобиться... но ты не поддался искушению. Простить этого твоего кузена... — его передернуло.
        — Ну, Дадли не так уж плох.
        — Теперь — возможно, — признал Снейп. — Но я знал тебя до того, как ты научился окклюменции. И тебе не удастся меня убедить, что расти вместе с ним было легко.
        Да, подумал Гарри, это еще один момент, который стоит принимать в расчет. Снейп знал о нем очень личные вещи. Воспоминания и шрамы, сокрытые практически ото всех. Кроме Снейпа. Больше того, зельевар знал и никогда не использовал это знание, чтобы мучить его, даже когда они были врагами. Даже когда Гарри заглянул в думосброс и Снейп жаждал с ним рассчитаться.
        Нарочно уронить образец готового зелья, вдруг сообразил Гарри, — это, конечно, мстительная гадость, но уж точно не самое худшее, что Снейп мог сделать. Далеко не самое худшее.
        Он пожал плечами.
        — Нечем тут особенно восхищаться. Если б вы знали, сколько раз я желал Дурслям смерти, всем троим, даже Дадли... — он осекся, потому что уголки губ Снейпа дрогнули, несмотря на серьезность беседы. — Ой. Ну да, конечно, вы знаете.
        Потому что и это в его воспоминаниях тоже было.
        — Ты совершенно нормален, — сообщил Снейп. — И это, возможно, и есть суть дела с моей точки зрения. С тобой никогда не обращались нормально. Десять лет лишений и пренебрежения, а затем — слава и честь, ради которых ты сам ничего не совершил. Ты только что сказал, что выжил, погубив своих родителей. Но ни то ни другое не твоих рук дело, Гарри. Твоя мать спасла тебя своей любовью. Это она сохранила тебе жизнь, взамен отдав свою. А в результате никто не обращается с тобой, как с нормальным ребенком.
        — А то я не знаю, — пробурчал Гарри.
        — Никто, кроме меня, — добавил Снейп.
        Гарри вытаращил глаза.
        — Да вы что, шутите, что ли? Вы не обижайтесь, но это просто чушь! Теперь, конечно, все иначе, но вы пять лет обращались со мной просто кошмарно!
        — Я хотел расквитаться с Джеймсом, — признал Снейп. — Это иррациональная и неприемлемая реакция...
        — Это детсадовская и скотская реакция, — не удержался Гарри.
        — Да. Поскольку я позволил себе озлобиться. Да, Гарри. Раздирая в клочья твое самолюбие на уроках зельеварения, я воображал, какие страдания это причиняет Джеймсу, где бы он ни был. И это приносило мне удовлетворение. Но при всех моих... проблемах, только я настаивал — или, по крайней мере, пытался настаивать, — чтобы в этой школе твой статус знаменитости не имел никакого веса, какую бы чушь ни печатал на сей счет «Ежедневный пророк».
        — Вы отчасти из-за этого так надо мной измывались? Пытались уравновесить все это дурацкое героепочитание?
        — Нет. Ты приписываешь мне излишний альтруизм. Не следует приукрашивать мое с тобой обращение. Это было скверно с моей стороны. В некотором смысле я так же реагировал на твою общественную репутацию, как и все прочие, только с обратным знаком.
        — Тогда почему вы говорите, что обращались со мной нормально? — Гарри склонил голову набок, стараясь как следует во всем разобраться.
        Снейп потер пальцами друг о друга.
        — Я скорее пытался вынудить директора так поступать, — признал он. — Сам я не в силах был преодолеть свой гнев, чтобы заставить себя сделать это. Но я старался убедить его применять к тебе те же правила и ограничения, которым должны подчиняться все остальные. Первокурсникам нельзя иметь метлы или играть в факультетских командах, но тебе позволили. И плащей-невидимок у других студентов нет. Снова и снова он позволял тебе обходить правила, дабы воспитать в тебе силу характера, необходимую для выполнения пророчества. Хуже того, он ставил перед тобой задачи, которые не должен решать ни один ребенок. Ты понимаешь, что Фоукс мог в любой момент спасти тебя в Тайной комнате? Он ведь и вынес тебя оттуда. Однако директор устроил так, чтобы эта треклятая птица принесла тебе Распределительную шляпу, а тем самым — меч. Ждать, чтобы двенадцатилетний ребенок убил василиска! И, будто этого недостаточно, он желал выяснить, сумеешь ли ты развеять тень Тома Реддла! Тот факт, что это тебе удалось, отнюдь не оправдывает решения подвергнуть тебя очередной опасности. Я не раз говорил с Альбусом об этом.
        — Хотите сказать, что вы ко мне и тогда хорошо относились? — пробормотал Гарри.
        — Нет, — признал Снейп. — Я считал, что ты заносчив, самоуверен и станешь еще невыносимее, если тебя будут воспитывать как будущего спасителя, а не обыкновенного мальчика. Я даже полагал, что это ухудшит дело, ты начнешь пренебрегать советами взрослых и с меньшей вероятностью выполнишь свое предназначение. О тебе как о человеке я тогда вовсе не заботился. И тем не менее, лишь я спорил с Альбусом, требуя, чтобы с тобой обращались нормально.
        Гарри с ужасом почувствовал, как на глаза навертываются слезы, которые он не в состоянии сдержать.
        — Вы были правы, — выдохнул он. — Я и был самоуверен, как вы сказали. Мне все говорили, что нужно заниматься окклюменцией, а я думал, что знаю все лучше всех. Сириус погиб, потому что у меня не хватило ума слушать советов!
        Снейп взял его за оба запястья и крепко сжал. Лишь когда Гарри поднял голову, зельевар заговорил, настойчиво и искренне.
        — Твой крестный погиб, потому что я на занятиях упражнялся в умении унижать, вместо того чтобы учить тебя. Он погиб, потому что Альбус пять лет внушал тебе, что спасать других — твоя задача, и вполне намеренно привил тебе мысль, что ты за это ответственен. Фоукс мог спасти мисс Уизли из Тайной комнаты, Гарри! И во втором задании на Турнире вовсе не обязательно было подвергать опасности близкого человека! Ты так тяжело перенес смерть Диггори лишь потому, что тебя заставили поверить, что ты обязан спасти всех!
        «И Дамблдор мог спасти Сириуса от дементоров сам, — мысленно прибавил Гарри, — а не отправлять на помощь нас с Гермионой. Дамблдор мог бы избавить меня от участия в Тримудром турнире. Каков бы ни был контракт, можно было найти способ. Но я видел, как заблестели его глаза, когда из кубка вылетело мое имя. Он хотел, чтобы я участвовал. Он хотел, чтобы я выполнил эти задания, натренировал рефлексы, развил навыки... и неважно, что без помощи Крауча я бы только терпел поражение за поражением...»
        Многое теперь стало яснее, чем когда-либо прежде. То, что он принимал за поблажки, — метла, волшебный плащ — было всего лишь частью стратегии. Дамблдор растил из него воина, который должен будет сражаться за Добро.
        — И вы думаете, что сможете обращаться со мной как с обычным мальчиком? — поинтересовался Гарри.
        — Я думаю, что ты в этом отношении ставишь передо мной сложную задачу, — парировал Снейп, снова сжал его запястья, потом отпустил и выпрямился. — Ибо с той минуты, когда Волдеморт отметил тебя как равного себе, ты, мягко говоря, перестал быть обычным ребенком. Тем не менее, я также думаю, что только я и осознаю, что ты еще ребенок, Гарри.
        — Вы забываете, что мне уже шестнадцать.
        Снейп с усмешкой помотал головой, и его волосы рассыпались прядями.
        — Только я и осознаю, что неверно ожидать от тебя поступков и поведения условно-взрослого человека, а не подростка, — поправился он.
        — Не только вы, — был вынужден сказать Гарри. — Сириус хотел, чтобы я был просто мальчишкой. Он хотел взять меня к себе, еще на третьем курсе, знаете? Я очень долго винил вас в том, что мне приходится возвращаться к Дурслям, когда я мог бы проводить лето с Сириусом. Я так и не узнал его как следует. А ведь мог бы...
        — Ты все еще винишь меня?
        — Не очень, — честно сознался Гарри. — Я теперь думаю, что Дамблдор все равно бы этого не позволил. Вряд ли у крестного есть какие-то права, он же ведь не законный опекун. Директор все равно заставил бы меня оставаться там, где меня защищают чары. И если по правде, то Петтигрю удрал, а Сириус лишился шанса на оправдание больше из-за того, что Ремус превратился, чем из-за того, что ворвались вы и устроили бучу. Ну допустим, вы бы тогда не пришли? — Гарри пожал плечами. — Луна бы все равно взошла.
        Он глубоко вдохнул.
        — И вообще, мистер и миссис Уизли тоже считают меня ребенком. Ну, или считали бы. У них достаточно своих детей, чтобы распознать еще одного. Я... я их не очень хорошо знаю, — добавил он нервно. — Мог бы, если бы директор отправлял меня к ним на лето или что-то в таком духе... — Он снова пожал плечами. — В общем, этот бзик всех спасать мне очень успешно, как вы выразились, привили. Он никуда не денется, профессор. А это означает, что я и мечтать не могу, чтобы Уизли меня усыновили, даже если б они предложили. Это сделает их мишенями для Волдеморта. — Гарри поперхнулся сухим смешком. — Вы хотя бы уже и так мишень. И у вас хотя бы приличные шансы защититься.
        Он даже не осознавал, что зажмурился, пока ему в руку не сунули что-то холодное. Открыв глаза, он удивленно приподнял брови:
        — Вино? Вы же вроде говорили, что его не стоит принимать вместе с эликсиром.
        Он взял стакан за ножку.
        — Немного тебе не повредит, — пробормотал Снейп. — Пей маленькими глоточками, чтобы смочить горло.
        Гарри послушался.
        — Ой, а вкусно. Легкое такое... и пахнет фруктами.
        Он сделал глоток побольше и улыбнулся.
        — Ты ждал какую-нибудь мерзость?
        — Ну, я пробовал только кулинарный херес тети Петунии. Ужасная дрянь, — объяснил Гарри.
        — А.
        Гарри медленно допил, потом потянулся вбок и поставил бокал на стол Снейпа.
        — Ну ладно. Эта затея с усыновлением... значит, не только ради защитных чар?
        — Я смотрю, ты патологически невнимателен не только на уроках.
        — Простите, — искренне сказал Гарри. После всего, о чем они только что беседовали, вопрос был глупый. — Значит, чары — просто катализатор?
        — Возможно, ты все-таки бываешь внимателен.
        Гарри решил не говорить, что слышал это слово от Драко.
        — Ладно, я понял, вы... ну, заботились обо мне еще до того, как с чарами ничего не вышло. Но вы сами сказали, что не зашли в размышлениях так далеко... в общем, не так, чтобы связаться со мной раз и навсегда. Так о чем вы тогда думали? Вот что я хотел бы знать.
        Губы Снейпа скривились в невеселой улыбке.
        — Я думал о том, что не хочу терять найденное взаимопонимание между нами, Гарри. Более того, я хотел иметь возможность помочь тебе, если будет нужно, и, безусловно, речь не о защитных чарах и даже вообще не о магии. Я хочу быть в состоянии поддержать тебя в обычной жизни. Усыновление, впрочем, не пришло мне в голову, поскольку родительские обязанности находятся за пределами моего жизненного опыта. — Он быстро покосился на Гарри. — Я раздумывал, не предложить ли тебе ученичество после окончания школы.
        — Ученичество? — ахнул Гарри. — В зельеварении?
        Он не выдержал и расхохотался.
        — Нелепая мысль, я знаю, — согласился Снейп с легким смешком. — Ты мог бы быть вполне... компетентен в этой области, при должном усердии и обучении. Но у тебя нет задатков мастера. Это, однако, была наилучшая моя идея до тех пор, пока Дадли не спровоцировал смену парадигмы.
        На этот раз Гарри задал вопрос.
        — Смену парадигмы?
        — Этот термин означает столь кардинальное изменение системы взглядов, что все мироздание начинает выглядеть иначе.
        — А-а... — Гарри вспомнил-таки, что видел это выражение раньше. В книге по космологии, которую ему посоветовала Гермиона. Он одолел всего пару глав и про себя ставил ударение в этом слове на второй слог, но в самой идее вроде бы разобрался. — Так же, как когда астрономы поняли, что мир не плоский, и это изменило все их представления, да?
        — Что мир не плоский? — повторил Снейп и снова усмехнулся. — Да, нечто вроде того.
        — И что же вы так кардинально поменяли?
        — Раньше мне бы никогда не пришла в голову идея тебя усыновить, поскольку я был не в силах вообразить себя родителем. Затем Дадли обратил мое внимание на то, насколько тебе это нужно... и мироздание изменилось, Гарри. Я смог представить себя в этой роли.
        И тогда Гарри наконец по-настоящему понял. Чары действительно были катализатором, только и всего. Интересно, как Драко об этом узнал?
        — Э-э... допустим, мы это сделаем... — Тут он отвлекся: — А нам разрешат?
        — Думаю, что да. У директора есть способы добиться того, чего он хочет.
        — А он этого хочет?
        — Он был весьма поражен, надо признать, — вздохнул Снейп. — Он мало видел нас вместе в последнее время. Больше всего его беспокоит возможность, что я... как он выразился, застращал тебя настолько, что ты согласился. Ты чувствуешь, что тебя принуждают?
        Гарри скрестил лодыжки и задумался.
        — Вы — нет, не очень. Я все думаю про чары и про то, что Волдеморт вряд ли заявится сюда с бухты-барахты, потому что это территория Дамблдора... и все-таки он раз за разом умудряется сюда проникнуть. И Самайн... у меня слов нет, какой это был кошмар. Мне до зарезу нужны эти чары, особенно после...
        — После Самайна?
        — Я хотел сказать, после того, как ко мне вернется магия, — тихо признал Гарри. — Я думаю, Волдеморт решил, что стихийная магия взялась из другого источника: от вас, когда вы меня спасали, или от директора. Я думаю, что пока он считает меня беспомощным, то не станет беспокоиться. Но едва я верну свои силы назад, он узнает. И возьмется опять за мой шрам... будет посылать эти жуткие сны... если меня не будут защищать эти чары, он до меня доберется!
        — То есть ты считаешь, что вынужден согласиться на мое предложение.
        — Да, если тогда чары сработают, — сказал Гарри с горьким сдавленным смешком. — Вот же глупость, да? Я сначала расстроился и почти обиделся, когда решил, что вы хотите меня защитить и только, что вам не нужен я сам. Но едва оказалось, что вам не все равно, получается, что это я не могу представить кого-нибудь моим родителем. Потому что у меня их никогда не было, профессор. Наверное... наверное, мне тоже нужна смена парадигмы.
        — Понимание, что зависеть от кого-то — вполне нормально, — кивнул Снейп. — Что в шестнадцать лет ты еще не взрослый.
        — Да, что-то вроде этого. — Гарри взял свой пустой бокал, чтобы чем-нибудь занять руки. Покрутил ножку в пальцах, стараясь не смотреть на Снейпа. — Простите. Я не хотел быть невежливым. Не очень-то приятно слышать, что я согласен только из-за чар.
        — Приятно было бы, — тихо произнес Снейп таким тоном, словно приносил клятву, — в принципе услышать, что ты согласен. Поскольку остальное... либо сложится, либо нет, но я хотел бы получить шанс попробовать.
        Гарри взял себя в руки и поднял глаза.
        — Будет очень страшно, если я сначала кое-что спрошу?
        — Предусмотрительно, я бы сказал. А именно?
        Теперь, когда пришло время, Гарри не вполне знал, что спрашивать. Уж конечно, ему в жизни не пришло бы в голову готовиться к такому разговору. Он давно решил, что есть вещи, которым не суждено сбыться, еще когда Сириус был в бегах и не мог взять на себя такую ответственность, а никто другой даже никогда и не собирался ее брать. В голове было пусто, а Снейп ждал, и Гарри выпалил первое, что пришло в голову. Впрочем, едва договорив, он понял: это единственное, что вообще было у него на уме.
        — Как вы собираетесь меня наказывать?
        В глазах Снейпа немедленно полыхнул такой гнев, что Гарри чуть было не сказал: «Ладно, неважно», хотя ответ его весьма интересовал.
        — Я не то хотел сказать, — произнес он вместо этого. — То есть, я не имею в виду, что с самого начала собираюсь не слушаться и нарушать правила...
        — Ослушание с твоей стороны практически неизбежно, — рявкнул Снейп.
        — Ну, если у вас припадок от одной мысли, что такое может случиться, то вряд ли мы с вами поладим! — огрызнулся Гарри.
        — У меня, как ты выразился, припадок чистейшей ярости от того, что благодаря этим магглам забота и наказание для тебя практически синонимы! Однако я не сержусь, что ты задал такой вопрос, — Снейп постучал кончиками пальцев друг о друга. — Как я собираюсь тебя наказывать? Честно говоря, понятия не имею. Вероятно, теми же методами, которыми пользуюсь на взысканиях. Или... назначу дополнительные задания? Оставлю без сладкого? К чему я точно не обращусь, так это к темной магии, как Люциус, или дурному обращению, как, по-видимому, поступают магглы.
        — Ладно, — согласился Гарри. — А как насчет правил? Какие они будут?
        Снейп уставился на него.
        — В данный момент не имею ни малейшего представления. Полагаю, мы их будем обсуждать по мере необходимости и договариваться.
        — Обсуждать? Договариваться? — Гарри приподнял брови. — Вы серьезно?
        — Я в курсе, что тебе не шесть лет, — заметил Снейп. — Я знаю, Гарри, что у тебя есть свое мнение и свои желания, а также интеллект, вполне способный оценить разные взгляды на предмет. Без сомнения, будут случаи, когда тебе придется принять мою точку зрения на некоторые вещи, даже если ты будешь с ней категорически не согласен. Но по возможности мы будем обсуждать ситуацию.
        Гарри решил, что это его вполне устраивает. Собственно, это было куда лучше, чем он ожидал. Снейп производил впечатление человека авторитарного... хотя, возможно, Гарри просто смешивал его характер и манеру преподавания. В конце концов, во время варки зелий вряд ли уместно обсуждение разногласий, когда один неверный ингредиент может означать фейерверк на весь класс.
        Он попытался придумать еще что-нибудь, о чем можно спросить.
        — Это будет секрет? В смысле, я должен буду все скрывать?
        Снейп, похоже, слегка удивился.
        — Ты сможешь рассказать кому захочешь.
        — И вы тоже, — парировал Гарри и прибавил, увидев, как вздрогнул его учитель: — Я имею в виду, что я согласен. Надо было, наверное, с этого начать.
        — Ты согласен?
        — Согласен.
        Словно не веря своим ушам, Снейп осторожно поинтересовался:
        — У тебя нет больше вопросов?
        — Нет. А у вас?
        Снейп покачал головой, и было непонятно, то ли это ответ, то ли выражение изумления. Судя по всему, зельевар был ошарашен мыслью, что все более или менее улажено. Он постарался скрыть свое замешательство, сотворив второй бокал, но движения палочки на сей раз казались чуть вычурней, чем требовалось. Бутылка так и стояла на столе; Снейп наложил на нее охлаждающие чары, а потом наполнил оба бокала до половины бледно-янтарной жидкостью. Гарри так и не выпустил своего из рук и постарался держать его очень осторожно, опасаясь, что если вино прольется, это будет дурное предзнаменование или нечто еще в таком духе.
        А сейчас Гарри как никогда раньше были нужны хорошие предзнаменования.
        Снейп поднял свой бокал.
        — За будущее, — негромко сказал он, затем чокнулся с Гарри.
        Гарри знал, что надо сказать что-нибудь в ответ, но не мог. Его душило какое-то неведомое чувство: не страх, не слезы... он сам не знал, что это, но хотел, чтобы оно прекратилось. Он сделал большой глоток вина, но это не помогло.
        Чувство никуда не делось: ком в горле, легкая дрожь в пальцах... Гарри изо всех сил старался не обращать внимания. С этим усыновлением ведь все будет хорошо, правда?
        Конечно, ответила разумная часть его сознания. Но за этой мыслью последовали другие. О тете Петунии, которая запирала его в чулане со словами, что большего он не заслуживает. О Ремусе, который исчез неведомо куда, едва Гарри начал немножко в него верить. О Сириусе, который хотел, чтобы на месте Гарри был Джеймс. О Сириусе, который упал за Завесу...
        Не в силах вынести эти мысли, Гарри поднял свои щиты, вызвал в сознании стену огня и спрятался за ней. Что еще сделать, как справиться с ними, он не знал. Но он доверял Снейпу, а посему не стал скрывать, что применяет окклюменцию.
        С минуту Снейп пристально разглядывал его, но ничего не сказал.
        А потом тоже отпил из своего бокала.

просмотреть/оставить комментарии [646]
<< Глава 38 К оглавлениюГлава 40 >>
май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.30 09:53:34
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [354] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.