Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Гостиная Гриффиндора. Вбегает радостный Рон и с порога заявляет: "Ребята, у Кребба и Гойла сотрясение мозга!" Само собой все удивляются.
Гермиона спрашивает: "Что у двоих сразу? Как?"
Рон, радостно: "Да вот, Драко только что с лестницы упал!"

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12701 авторов
- 26942 фиков
- 8623 анекдотов
- 17684 перлов
- 676 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>


  Возвращение в Девоншир

   Глава 2. Чета Баскервилей
Экипаж остановился, а мы ведь ехали всего каких-то пятнадцать минут.

― Что там, Перкинс? ― спросил я, высунувшись из окна.

― Хозяин скачет навстречу, сэр, ― ответил кучер, указывая вперёд кнутовищем.

― Святые небеса, ― пробормотал Холмс. ― Неужели что-то случилось?

Тут нас удивила реакция кучера.

― А и правда! А если случилось? Вдруг хозяин сам за доктором?

Он испуганно слез с козел и засеменил навстречу всаднику.

― Где вас черти носят, Перкинс? ― прозвучал знакомый голос. ― Вы встретили джентльменов?

Мы посчитали правильным тут же выйти из экипажа.

― Сэр Генри, с нами всё в порядке, ― улыбнулся Холмс.

Соскочив на землю, сэр Генри поспешил к нам навстречу.

― Мистер Холмс! Доктор! Джентльмены! ― радостно улыбаясь, он тряс нам руки.

Баскервиль по-прежнему оставался очень непосредственным и сердечным человеком, и выглядел превосходно. Глядя на такой цвет лица и даже румянец, любой, не будучи сыщиком, признал бы в нём деревенского жителя, появись сэр Генри в Лондоне.

― Я уже беспокоился, не случилось ли чего?

― Ну что вы, ― ответил я за обоих. ― Нас немного задержал инспектор Макдональд. Показывал место преступления.

― Инспектор кажется мне толковым малым, ― промолвил сэр Генри и как-то вопросительно посмотрел на моего друга.

― Несомненно, ― улыбнувшись, подтвердил Холмс. ― Это вам не инспектор Лестрейд, а птица совсем иного полёта.

Встреча была несомненно милой, но странное замечание Перкинса не давало мне покоя, а внешность встречавшего нас хозяина давала понять, что услуги доктора ему не нужны и едва ли понадобятся в ближайшее время, разве что лошадь понесёт... Лошадь стояла смирно и не вызывала опасений. Я позволил себе не просто вступить в разговор, но и радикально сменить тему.

― Сэр Генри, ― сказал я, ― я рад увидеть вас снова. Скажите, нуждаетесь ли вы и в моих профессиональных услугах?

Баскервиль удивлённо посмотрел на меня, а Холмс рассмеялся.

― Вас можно поздравить, сэр Генри: вы ведь ждёте прибавления в семействе, ― промолвил мой друг.

Тут я всё понял, в том числе и совсем несложные логические выводы моего друга. Сэру Генри, правда, пришлось объяснять. По крайней мере, намекнуть о направлении мысли.

― И как скоро? ― поинтересовался я уже как врач.

― Недели две осталось, ― ответил баронет. ― Жена уверена, что это будет мальчик.

― Как не вовремя случилась эта трагедия в деревне, ― покачал головой Холмс.

― Ох, не говорите! ― сэр Генри махнул рукой. ― Слава богу, что леди Джулия чувствует себя хорошо и не принимает все наши местные драмы близко к сердцу.

Тут Перкинс выразительно постучал по дереву. Сэр Генри посмотрел на него без всякого осуждения.

― Поощряете местные суеверия? ― улыбнулся я.

― Поживите тут с моё! ― рассмеялся баронет. ― Однако, джентльмены, отправляемся в Баскервиль-холл! Я поскачу вперёд, а вы за мной.

Когда сэр Генри умчался, а мы заняли место в экипаже и двинулись в дальнейший путь, Холмс усмехнулся:

― Он всё такой же жизнерадостный мальчишка!

― Да, вы правы: совершенно не изменился.

― Но его любят как хозяина. Перкинс-то, во всяком случае, в нём души не чает. Точнее в обоих супругах.

― Что же там за леди Баскервиль? ― спросил я, не в силах скрыть любопытства.

― Вам лишь бы на леди посмотреть, ― Холмс легонько толкнул меня локтем. ― Между прочим, если мы не закончим расследование за неделю, то, скорее всего, вам придётся принимать роды.

Я мысленно проверил содержимое своего саквояжа; оставив практику, я все равно продолжал возить его с собой. Врач, как и судья, профессия пожизненная, и мало ли где может подкарауливать случай...

― Но лечащий врач миледи ― доктор Мортимер, ― сказал я. ― Врачебная этика и строгие правила медицинского сообщества не позволяют мне предпринимать что-либо и даже консультировать пациентку без его ведома и согласия.

― А если роды начнутся неожиданно? ― Холмс был совершенно безжалостен. ― Пока ещё Мортимер доберётся до Баскервиль-холла.

― Ну разве что, ― пробормотал я, неубеждённый, ― разве что неожиданно... Но я все равно предпочел бы обсудить это с Мортимером как можно скорее.

Когда мы стали спускаться в долину, где стоял Баскервиль-холл, я выглянул в окно экипажа и заметил, что дорогу расширили, колдобины засыпали, а камни по обочинам убрали подальше. Столбы ворот были увиты плющом, а кабаньи головы отреставрированы.

Потом наш экипаж бодро простучал колесами по брусчатке и остановился у гостеприимно распахнутых дверей дома. Наш старый знакомый Бэрримор, все с той же окладистой черной бородой, где прошедшее время и события не оставили ни одного седого волоса, встречал нас у порога. Поздоровавшись и препоручив его заботам наш багаж, мы проследовали за сэром Генри.

Я заметил новые лица: неподалёку от дома садовник возился с клумбой, а в холле наши пальто и шляпы приняла горничная. Сэр Генри обзавёлся полным штатом прислуги, как ещё в первый мой приезд сюда предсказывал Бэрримор.

Сам дом тоже изменился после проведённого ремонта, который прекрасно сохранил старину, лишь подчеркнув её красоту, но добавил современный комфорт в полном соответствии с первоначальными планами Баскервиля. Известные события лишь немного отложили их претворение в жизнь, но настойчивость истинного воспитанника Нового света не позволила сэру Генри отказаться от них.

Вот и наступил момент, когда нам предстояло познакомиться с леди Баскервиль. Хозяйка имения встретила нас в гостиной: она полулежала на кушетке, и виду неё был, хотя и вполне здоровый, но уже утомлённый долгим ожиданием дитя.

― Мой дорогой, ― проворковала она, увидев мужа, ― вы как с победой вернулись и потерянных гостей нашли.

У сэра Генри было такое счастливое выражение лица, когда он подошёл к жене и поцеловал протянутую руку, что я с трудом придал своей улыбке приличествующую сдержанность. Итак, Баскервиль жену явно обожал. А меж тем, на первый-то взгляд, женщина показалась мне совершенно заурядной ― во всяком случае, ни в какое сравнение с Бэрил Стэплтон она не шла. Да, милая шатенка, цвет лица отменный, румянец очаровательный, личико подвижное и улыбчивое, но не более того. Положения своего она совершенно не стеснялась, что было довольно необычно: одна ладонь её уверенно покоилась на животе. И одета леди Баскервиль была своеобразно ― пожалуй, как врач я это одобрил: на ней было то странное, мешкообразное платье, которое пытались всячески пропагандировать прерафаэлиты. Ворот украшало изысканное кружево, но само платье сгодилось бы разве что для беременной. Из-под подола торчали самые кончики домашних туфелек, а рядом примостилась полосатая кошка, привалившись к ногам хозяйки.

― Дорогой, помогите мне, пожалуйста, ― попросила, ничуть нас не стесняясь, леди Джулия, и Баскервиль подложил ей под спину ещё одну подушку.

Его супруга с улыбкой обратилась к нам:

― Мистер Холмс, доктор Уотсон, господа, очень рада познакомиться с вами. Сэр Генри так много рассказывал о вас и о вашем расследовании.

Мы по очереди склонились к руке хозяйки Бескервиль-холла. Я заметил, что леди Джулия произвела на моего друга приятное впечатление.

― Надеюсь, что последние события не слишком вас взволновали, миледи? ― промолвил он, когда мы, следуя приглашению, расселись вокруг кушетки.

― Не больше, чем любые неприятности у мужа как у здешнего ленд-лорда, ― ответила супруга баронета. ― Я помню старого Уолтона. Не скажу, что он был человек приятный, но, кажется, совершенно безобидный. Не понимаю, кому он перешёл дорогу.

Я посмотрел на Баскервиля, шокированный тем, что миледи в курсе деревенского кошмара.

― Сэр Генри, ― сказал я с укоризной, вполголоса, чтобы не смущать даму своим вмешательством в семейные дела, хотя как врач, несомненно, имел на это право, ― сэр Генри, миледи в её положении необходимо оберегать от печальных и тем более столь... столь вопиющих известий. Надеюсь, вы хотя бы утаили от неё самые кровавые детали?

Баскервиль смущённо потёр пальцем висок и посмотрел на нас обоих, явно не зная, что сказать. Я же потерял на мгновение дар речи, даже не зная, как расценивать это молчание баронета.

Возникшей паузой воспользовался Холмс.

― Миледи, я вижу, что у вас сложилось о покойном определённое мнение. Вы, видимо, имели достаточно возможностей общаться с арендаторами супруга, пока не стали нуждаться в покое и отдыхе?

Первым миледи обратилась ко мне.

― Доктор Уотсон, ― сказала она с очаровательной, хоть и немного усталой улыбкой, ― поверьте, мой супруг окружил меня всеми возможными заботами. Будь его воля, он обернул бы меня ватой и запер в собственной спальне. К счастью, тревоги о первенце не лишили его здравого смысла. Если здоровье позволяет мне по-прежнему принимать участие в делах мужа, то почему мы должны подчиняться каким-то нелепым предрассудкам?

Она довольно благосклонно взглянула на моего друга.

― Мистер Холмс, вы совершенно правы: я хорошо знаю арендаторов мужа. Уолтон произвёл на меня впечатление человека хитрого, себе на уме. Думаю, что он был скуповат, но, возможно, это у него было старческое.

― А почему вы решили, что он был скуповат? ― поинтересовался Холмс.

― Однажды я видела Уолтона после праздничного богослужения. Брюки на нём были трижды подлатаны, а деньги у старика водились и довольно приличные для деревенского жителя. И в церковную кружку он положил каких-то пару пенсов, ― улыбнулась леди Джулия. ― Впрочем, старые люди довольно часто страдают такой вот скупостью.

По её тону и немного натянутой улыбке я заподозрил, что леди Джулия знакома со старческой скаредностью не понаслышке. Впрочем, натянутость длилась буквально пару секунд, я даже не уверен, что это мне не привиделось.

― Вы очень наблюдательны, миледи, ― улыбнулся Холмс.

И тут же деликатно отвёл взгляд в сторону. Причина была налицо: живот миледи под платьем заметно зашевелился. Она тихонько охнула и довольно улыбнулась.

― Просится на свет? ― спросил мой друг.

― Да, он у нас решительный, весь в отца, ― миледи посмотрела на сэра Генри.

― Уверены, что будет мальчик? ― немного удивился я, и не только её словам.

― Мне снилось. Понимаю, что это звучит глупо, но я верю, ― она передвинула ладонь. ― О, пяточка! ― миледи одновременно и рассмеялась и нахмурилась. ― Дорогой, проводите меня наверх, пожалуйста. А вы, господа, вы наверняка устали в дороге. Бэрримор, позаботьтесь о джентльменах.

― Чай сервирован в малой гостиной, миледи, ― с привычной предусмотрительностью сообщил дворецкий. ― Господа, ― обратился он к нам, ― прошу за мной.

На покрытом свежей скатертью столе нас ждало обильное угощение, свидетельствовавшее в равной степени о гостеприимстве Баскервилей и мастерстве их кухарки.

Дорога, последующий осмотр места преступления, беседа с инспектором, но по большей части свежий воздух Девоншира, так отличавшийся в выгодную сторону от лондонского смога, ― и я с воодушевлением приветствовал и сэндвичи с копченым лососем, и сконы, насколько я мог разглядеть, с орехами и сухофруктами. Внимание же Холмса, как я и думал, привлекли корзиночки, щедро наполненные девонширским кремом и ягодами.
Невозмутимый Бэрримор осведомился, какой сорт чая предпочтут джентльмены, наполнил наши чашки и, убедившись, что в его услугах более не нуждаются, удалился на расстояние от стола.

― Леди Баскервиль ― очаровательная женщина, ― заметил мой друг.
Это было что-то новое: раньше он не имел привычки по собственному почину признавать какую-либо леди очаровательной.

Холмс добавил уже тише, так, чтобы его слышал только я:

― Сэру Генри повезло. Но думаю, что вы тоже заметили: юность у леди Джулии была непростая.

Я кивнул. С моего места мне хорошо был виден Бэрримор ― невозмутимый, как сфинкс. Казалось, ничто в мире за исключением содержимого наших чашек его не интересует. Я сделал ещё глоток, протянул руку за очередным сэндвичем, и в этот момент дворецкий подошёл и подлил мне чаю. Я сознавал, сколь высокая честь нам оказывается ― более высокой была бы честь получить свой чай из рук хозяйки дома.

― Вы тоже заметили? ― спросил я, одновременно понимая бесполезность вопроса и очевидность ответа. ― Старческая скупость для миледи ― не только плод наблюдений за деревенскими характерами.

Холмс кивнул и посмотрел на дворецкого.

― Бэрримор, помнится: доктор Уотсон писал мне когда-то, что вы заговаривали с сэром Генри о расчёте, если он задумает набирать полный штат прислуги. Вижу, что вы передумали и ничуть об этом не жалеете?

― Да, сэр, ― дворецкий наклонил голову, ― должен сказать, что сэр Генри ― исключительный хозяин и истинный джентльмен. Покойный сэр Чарльз мог бы гордиться своим наследником.

― В сельской местности, наверное, нелегко набрать полноценный штат прислуги, ― заметил Холмс с понимающим видом. ― Или вы искали по объявлениям?

― Конечно, по объявлениям, сэр. Деревенских в доме практически нет, разве что на чёрной работе ― уборка, помощь по кухне, при лошадях да в саду... Правда, вот Перкинс ― местный, но он ещё при сэре Чарльзе начинал тут служить, совсем молодым парнем. ― Бэрримор помолчал немного и добавил: ― Сменил отца. В Баскервиль-холле служат несколько семей ― Бэрриморы, Перкинсы... прежде были и Уолтоны.

― Скажите, Бэрримор, а убитого вы знали?

― Знал, сэр, ещё будучи ребёнком. Уолтоны, как я уже сказал, когда-то тоже служили в Баскервиль-холле. Отец убитого Джефри Уолтона был садовником у сэра Уильяма Баскервиля, отца сэра Чарльза. При нём парк был совсем другим. Сэр Генри хочет опять облагородить его. Почва-то у нас тут не слишком плодородная, так что труда требуется много. Умирая, сэр Уильям оставил своему садовнику коттедж и некоторую сумму денег на обзаведение своим хозяйством. Он жалел, что сыновья его не хотят жить в родовом гнезде, а значит, парк опять окажется в запустении. Ну а Джефри Уолтон наследовал своему отцу. У него получается хорошо работать на земле… Получалось, ― поправился Бэрримор. ― Вот если бы у него были сыновья, то, возможно, они вернулись бы в Баскервиль-холл.

Говоря это, Бэрримор снова наполнил наши чашки. Холмс посмотрел на корзиночки с кремом и вздохнул, видимо, отказавшись от добавки.

― Значит, Уолтон был... ― мой друг поколебался, подбирая слово, ― близок к семье?

― Уолтоны давно служили семейству Баскервилей, ― ответил Бэрримор, как мне показалось, несколько уклончиво. ― Почти столько же, сколько и наша семья.

― Спасибо, Бэрримор, ― промолвил Холмс.

После чая нам показали наши комнаты, но, прежде чем всё же вздремнуть часок, как мечталось в поезде, мы решили выкурить по сигарете и расположились у меня.

― Занятная вещь, ― сказал я.― Ещё в прошлый раз я обратил внимание, как братьев жизнь раскидала по колониям: старший уехал в Южную Африку, средний ― в Канаду, младший ― в Южную Америку. Как вы думаете, Холмс, сэр Уильям оставил им так мало денег?

― Подозреваю, что оставил самую малость, ― сказал мой друг. ― Согласитесь, для дворянских родов естественно отправлять на службу империи младших сыновей, но чтобы старший покидал метрополию и родовое гнездо... для этого должны быть очень веские причины. Или отсутствие веских причин оставаться...

― Но при этом сэр Уильям довольно щедро облагодетельствовал своего садовника, ― хмыкнул я. ― Думаете, хозяйская причуда?

― Возможно, что суммы, оставленные наследникам, были примерно равны, ― заметил Шерлок. ― Однако того, что с избытком хватит на обустройство коттеджа садовника, едва ли достаточно для содержания поместья... и законным сыновьям пришлось искать дополнительные средства. ― Он поймал мой изумлённый взгляд. ― Да, Уотсон, боюсь, что дело именно в этом. При всей щедрости и расточительности милорд не стал бы так благодетельствовать своего слугу ― даже самого близкого и самого преданного...

― А убийство не может быть как-то связано… ― начал я.

― Уотсон, помилуйте, думаю, что в крови не одной гримпенской семьи найдётся процент и баскервильской. В прошлом столетии, да и в начале нынешнего дворяне не слишком-то были щепетильны в этих вопросах. Главное ― обойтись без огласки. И вспомните легенду: за что пострадал сэр Хьюго? Он хотел обесчестить девицу.

― Э нет! ― улыбнулся я. ― Сэр Хьюго публично пообещал, что он заложит душу дьяволу, если поймает беглянку. И формально он её нагнал. Сэр Хьюго был наказан за богохульство.

Холмс рассмеялся.

― Туше, мой дорогой. Однако давайте отдохнём немного. Сегодня день сугубо светский. Думаю, что за обедом нас ждёт тоже немало любопытного.

― О да! Вторично женатый доктор Мортимер. Странно, что я ни разу не видел его первую жену.

― Возможно, он был несчастен в браке, ― пожал плечами Холмс.

― О первой миссис Мортимер вообще никто не упоминал, ― заметил я. ― Она вела очень замкнутый образ жизни ― не исключено, что из-за болезни. Конечно, такой брак тоже мало кто назвал бы счастливым, но что мы можем знать, мой дорогой?

― Смотря какое заболевание. Доктор всё же взял её в кругосветное путешествие.

Но тут Холмс улыбнулся и встал.

― Мы можем разговаривать очень долго, и у нас не останется времени на отдых.

Наклонившись, он положил мне ладони на плечи, поцеловал в щёку и ушёл к себе.


Поспать мне удалось часа два. Не знаю, правда, удалось ли Холмсу, или он просто сидел у себя в комнате и размышлял над загадкой. Скорее всего ― второе, потому что, когда Холмс пришёл будить меня, отдохнувшим он не выглядел.

― Баскервили зовут нас немного пройтись по парку до обеда, ― сказал он.

Конечно, мы присоединились. Леди Баскервиль, мило извинилась, что нам придётся приноравливаться к ней, а она сейчас медлительная, «как черепаха».

― Как поживает тисовая аллея, сэр Генри? ― спросил Холмс, пока мы ещё были в холле.

― Ностальгия, сэр? ― рассмеялся баронет. ― Что же, пойдёмте туда. Мы там довольно часто гуляем, правда, дорогая?

Когда мы вышли из дверей Баскервиль-холла, нашим глазам предстала довольно странная картина, даже гротескная, в какой-то мере. Здоровенный детина поливал клумбу из садовой лейки. Земля была достаточно влажная после дождей, да и всходов пока что не было, а парень старательно шёл по кругу клумбы и лил на разрыхлённые участки.

Миледи рассмеялась.

― Ники! ― тут она стала очень тщательно выговаривать слова, даже немного нараспев. ― Не надо этого делать! Ты молодец, но не надо!

Детина что-то залопотал, сдёрнул с головы кепку и поклонился нам. Совершенно невозможно было понять, что он говорит. Бедняга был слабоумным.

― Да-да! Отнеси её в сарай, ― ответила миледи, которая, видимо, поняла его. ― И помоги Тому в саду, если он даст тебе работу.

Парень подошёл ближе. Он смотрел на миледи с обожанием пса.

― А если нет, то пока отдыхай. Ты молодец, молодец! ― в голосе леди Джулии была искренняя доброжелательность, приправленная долей жалости.

Бедный дурачок что-то промычал, осклабясь, поклонился ещё раз, нацепил кепку и потрусил куда-то вправо. Походка у него была вразвалочку и нетвёрдая.

― Несчастное создание, ― сказал я, ― и, как у многих его собратьев, недостаток сообразительности с лихвой дополняется избытком физической силы?

Мне сразу припомнилось описание инспектора ― раны, нанесённые с нечеловеческой силой, будто в припадке безумия. И я внимательней посмотрел вслед слабоумному Николасу. Может оказаться, что разгадка куда как проста и не содержит никакой мистики: бедный старик всего лишь неудачно ответил или неудачно посмотрел, на собственную беду спровоцировав приступ ярости у безобидного по большей части дурачка.

― Он постоянно живет при замке? ― спросил я сэра Генри, пропустив миледи вперёд. Я не желал, чтобы мои подозрения беспокоили её, пока не нашлось достаточных оснований для обвинения.

Холмс оценил мой манёвр и занял миледи разговором. И, кстати, вскоре мы оказались в печально знаменитой аллее. Гравий шуршал под ногами, по обе стороны высилась почти сплошная стена из старых тисов.

― Да, вы правы, он бедняга, ― ответил баронет. ― Постоянно. Отец этого малого ― алкоголик. Мы еле добились ответа, сколько лет Николасу. Оказалось ― двадцать семь. Удивительно, как много папаша парня пьёт, и при этом никак не отдаст концы. Живуч. Сына он бил, а тот только плакал и терпел побои. Собственно говоря, мы стали свидетелями подобной сцены, когда проезжали с женой мимо их дома. Джулия тогда была на третьем месяце, и я поспешил увезти её домой ― у неё началась истерика, ― а потом вернулся с тремя дюжими арендаторами. Ники у нас получает плату за труд и живёт только здесь. К отцу мы его не пускаем, да парень и не рвётся домой. Он сильный и может выполнять несложную работу, которая не требует особой координации. Не знаю, что вы заподозрили в нём, доктор, но никто не испытывает по отношению к нему страха или вражды. Женщины в поместье, скорее, жалеют его... он по развитию всего лишь большой ребёнок...

До нас долетела фраза из разговора Холмса и миледи. Судя по ней, беседа шла о том же:

― … А бедняжка ничем не мог ответить. Он ведь мухи не обидит, мистер Холмс. Совершенный ребёнок…

― Значит, Ник не ходит в деревню? ― спросил я баронета.

― Понимаю, к чему вы клоните, доктор. Инспектор тоже задавал нам вопросы о нём ― это вполне естественно. Стоит только посмотреть на него. В тот день, и ещё сутки до того, и после убийства Ник из поместья не отлучался никуда. Это очень легко подтвердить, потому что его помощь бывает нужна и садовнику, и горничным ― перенести что-то тяжёлое. Так что он постоянно на виду у прислуги. Ник вообще не склонен отлучаться за ворота: боится, что отец его домой заберёт.

― Да, очевидное бывает вероятным, но не всегда оказывается истинным, ― вздохнул я. В моей душе разочарование от того, что разгадка ускользнула, боролась с признанием сообразительности инспектора, тоже обратившего внимание на любимца миледи и уже доказавшего его непричастность.

Холмс и миледи о чём-то разговаривали. Мой друг улыбался и смотрел на молодую женщину очень тепло. А я не уставал ему удивляться, если честно. Тут леди Джулия остановилась и оглянулась на нас с сэром Генри.

― Догоняйте, ― улыбнулась она. ― Аллея широкая. Или вы секретничаете?

Она протянула мужу руку.

― Нет, дорогая, ― сэр Генри поспешил к жене, ― мы не секретничаем. Я рассказывал доктору о Нике.

― Какое совпадение, ― улыбнулся Холмс. ― И мы говорили с миледи как раз о нём.

Дальше мы пошли все вместе, и так получилось, что в центре оказались миледи и Холмс.

― А как поживает доктор Мортимер? ― спросил я сэра Генри. ― Мы ведь увидим его сегодня?

― Конечно, ― ответил сэр Генри, ― он навещает миледи по утрам, пока этого вполне достаточно. Сегодня же повод особый. Получив вашу телеграмму, мистер Холмс, я тут же отправил записку доктору. Он очень рад вашему приезду, джентльмены.

― Вы упомянули, что супруга доктора помогает ему в лечебнице, ― промолвил Холмс. ― Раньше таковой в Гримпене, помнится, не было.

― Это наше совместное с Мортимером детище, ― довольно улыбнулся баронет. ― Лечебница не очень большая, но зато члены прихода успели оценить её важность во время последней эпидемии инфлюэнцы.

― У моего коллеги всплеск энергии, ― заметил я.

― Любовь творит чудеса, джентльмены, ― ответил Баскервиль, с нежностью посмотрев на свою жену.

Надо было полагать, что его слова относились и к доктору Мортимеру.

― Элинор кого угодно заразит своей энергией, ― улыбнулась миледи. ― Она такая… такая… ― миледи рассмеялась, ― впрочем, господа, вы сами увидите.

Итак, Баскервили и Мортимеры дружили семьями. Просто идиллия. Тут я заметил, что и у Холмса, и у меня (у сэра Генри-то понятно) в присутствии миледи с губ не сходит улыбка. Я начинал понимать баронета. Его жена определённо вернула его к жизни лучше любого кругосветного путешествия.
Теперь я видел главное её отличие от Бэрил Гарсиа, экзотической красавицы, ранившей когда-то сэра Генри в самое сердце. Сердце леди Джулии наполняли доброта и свет, которых так недоставало Бэрил. Леди Баскервиль принесла мужу счастье, которого, несомненно, заслуживали они оба, ничем не омрачённое счастье.

Холод и сумрак старого Холла, кладбищенские тисы, сырая рама бесплодных болот осветились с её приходом, и, честное слово, лампы Эдисона, это современное чудо, привезённое сюда сэром Генри, обязаны были яркостью именно ей. Глядя на миледи, я думал, что загадка, какой бы она ни оказалась, будет разгадана быстро и не повлечёт новых жертв. Ничто плохое не коснется этого уголка Девоншира. Сэр Генри пережил дьявольский соблазн и предпочёл ему ангела...

просмотреть/оставить комментарии [32]
<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.14 23:59:57
Работа для ведьмы из хорошей семьи [8] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.