Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Северус Снейп:
- В воспитательных целях, после того как обругаешь, человека надо обязательно похвалить. Например: "Руки у вас, конечно, корявые, Поттер. Зато мозги гладкие".

Список фандомов

Гарри Поттер[18462]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12655 авторов
- 26943 фиков
- 8595 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 36 К оглавлениюГлава 38 >>


  Год, какого еще не бывало

   Глава 37. Три волшебника и маггл
        Гарри вместе с Сэл — та обвилась вокруг его шеи — сидел и смотрел, как Драко демонстрирует Дадли разные магические трюки. Дадли был совершенно заворожен и уже явно боялся колдовства куда меньше, чем раньше. Впрочем, Драко пока что и не показывал ничего особенно опасного. Дело началось с левитации перьев и быстро дошло до танцующих на столе Всевкусных драже. Теперь Драко развлекался, выясняя, сколько пар конфет удастся закружить в вальсе одновременно.
        Он даже дал себе труд предупредить Дадли, что драже всевкусные в самом буквальном смысле слова и темно-коричневая конфета может оказаться не шоколадом, а грязью или еще чем похуже.
        Дадли в ответ просто помотал головой и сказал, что сладкое ему все равно нельзя.
        — А ты, Гарри? — спросил он наконец, когда Драко позволил драже упасть на стол. Гарри краем глаза заметил, что одна зеленая конфетка, кажется, даже запыхалась, и чуть не рассмеялся.
        — Я?
        — Ну, какие фокусы ты умеешь делать?
        — Магия — это не просто дурацкие фокусы, Дадли, — вздохнул Гарри. — Помнишь дементоров? Для меня это вопрос выживания.
        — Он имеет в виду, — Драко слегка усмехнулся, между фразами кидая в рот драже, — что он трус. Он умеет делать какие угодно дурацкие фокусы, но признать это — значит согласиться, что придется делать и что-нибудь посерьезнее. Конечно, куда проще сидеть тут и прятаться за спиной у Северуса...
        — Прекрати говорить такое о Гарри! — воскликнул Дадли, вскакивая на ноги. — Он не трус, слышишь?! Что ты, не знаешь, что иногда самое храброе — это ничего не делать?! Гарри мог сто раз меня проклясть, я это заслужил, но у него хватило мужества сдержаться, чтоб его не исключили из школы! А потом, чтоб защитить меня от этих... демонов, или как их там, он колдовал, и его чуть не исключили! И это было храбро!
        — Я не думал, что ты знаешь о моих неприятностях из-за всей этой истории, — пробормотал Гарри, слегка ошарашенный таким яростным выступлением в его защиту.
        — Мне миссис Фигг говорила. Когда я сказал, что ты меня, наверное, все-таки н-не... не л-любишь, потому что не пришел, когда папа умер, и даже не позвонил. Но она сказала, что тебя из-за меня чуть из школы не выгнали! А я-то знал, что ты каждый год только и думал о том, как бы поскорее уехать в свою школу! — выкрикнул Дадли, вытирая глаза. Хлюпнув носом, он снова набросился на Драко, даже шагнул вперед и ткнул слизеринца толстым пальцем в грудь: — Так что не смей называть Гарри трусом! Просто не смей! Он не трус!!!
        Гарри в ужасе вскочил, оттащил Дадли от Драко и встал между ними.
        — Только не проклинай его! — заорал он.
        Одно движение брови Драко, пожалуй, значило больше, чем целая гримаса у других людей.
        — Проклясть твоего кузена? — фыркнул слизеринец. — Когда только от него зависит, удастся ли наложить на это место нормальную защиту? Ты или совсем дурак, если ждешь от меня такого, или правда думаешь, что я порождение зла. В последнем случае, обрати внимание, это означает, что ты считаешь дураком и Северуса, раз он мне доверяет. А уж если ты считаешь его дураком, то и сам безусловно дурак!
        — Не называй Гарри дураком! — крикнул Дадли.
        Гарри в ту же минуту взорвался:
        — Чего ты добиваешься, Драко! Или ты нарочно пытаешься спровоцировать Дадли?!
        — Я пытаюсь спровоцировать тебя, дубина! — огрызнулся Драко и оттолкнул его. — Для чего, по-твоему, Северус оскорбляет своих студентов? Чтобы дать им шанс его опровергнуть!
        От толчка Гарри споткнулся, потом выпрямился и сердито уставился на слизеринца.
        — Думаешь, если ты обозвал меня трусом, да еще перед Дадли, я вдруг возьму и пойму, что могу колдовать?!
        — Я думал, что стоило попробовать, — скривился Драко. — Ну, по крайней мере, мы знаем, почему директор распределил твоего кузена в Хаффлпафф. Воплощенная преданность. Но если б он не бросился тебя защищать, ты бы, может, уже успел меня проклясть!
        — Будто ты дал бы себя вот так взять и проклясть!
        — А вот и дал бы! — крикнул Драко, не отступая ни на шаг.
        — Что, серьезно? — сморгнул Гарри. Казалось, весь мир встал с ног на голову. Черное и белое, война и мир, враги и друзья поменялись местами...
        — Думаю, я уж как-нибудь стерпел бы какое-нибудь ватноножное проклятье, если тебе это помогло бы вернуть уверенность в себе, — заявил Драко, и, похоже, совершенно искренне. — К тому же вряд ли ты бы оставил меня долго мучиться, да еще на глазах у своего кузена. Но Гарри... — он вздохнул. — Ты даже и не вспомнил о магии. Просто прыгнул и встал между нами. Чисто маггловская реакция.
        — А ты меня пихнул, — парировал Гарри. — Это, по-твоему, что за реакция?
        — Весьма сдержанная, — ответил Драко. — Я не стану тебя проклинать, даже если буду в бешенстве. Но то, что ты даже не принимаешь магию в расчет... очень тревожный знак. Ты должен был инстинктивно схватиться за палочку.
        — Все случилось так быстро...
        — А твоя змея? — вопросил Драко, покосившись на шею Гарри, вокруг которой до сих пор обвивалась Сэл, и покачал головой. — Тебе до зарезу нужно было пробуждающее заклятье, но разве тебе пришло в голову хотя бы попытаться применить его самому?
        — Я заранее знал, что не получится, — пробормотал Гарри.
        — Пока ты будешь «заранее знать», ничего и не получится, Гарри, — настаивал Драко. — Волшебная сила по-прежнему в тебе. Она только и хочет, что вырваться наружу, отсюда и вся эта дикая магия, я думаю. А ты ее подавляешь.
        — Хватит меня анализировать, — велел Гарри, но без особенного пыла. Он очень устал. Устал бороться со своей магией, с Драко, даже со Снейпом. Все от него чего-то хотели и чего-то ждали, а Гарри иногда просто хотелось, чтобы его оставили в покое.
        Но это было, конечно, невозможно. До тех пор, пока Волдеморт не будет повержен, по возможности — окончательно и бесповоротно. А пока Гарри не мог ничего изменить, нравилось ему это или нет.
        — Попроси у Северуса ту книгу, Гарри, — сказал Драко, а потом повернулся к Дадли: — Все в порядке? Ты не злишься? Я не всерьез наговорил все это Гарри. Видишь ли, он недавно был болен, и у него из-за этого проблемы с магией. Я подумал, что если вывести его из себя, это поможет.
        Дадли скривил пухлые губы.
        — Не очень-то это хорошо.
        — А я знаю, — признал Драко. — Садись, я все объясню. Видишь ли, Гарри у нас гриффиндорец, а ты почетный хаффлпаффец. Потом расскажу подробнее. Но я, — и голос его зазвенел от гордости, — я слизеринец...

* * *

        Узнав, что Гарри не ходит на уроки и поэтому Драко должен с ним заниматься, чтобы тот не отстал, Дадли сразу объявил, что не будет им мешать.
        — Может быть, Гарри, — сказал он, разглядывая волшебную колоду карт, — если ты догонишь своих одноклассников, то способность колдовать к тебе вернется. Так что занимайся, а я тут посижу.
        Гарри мог бы возразить — мол, между нудной сухой теорией и настоящим колдовством есть существенная разница. Но не хотел услышать от Драко что-нибудь про «избегание» или «отрицание». В который раз. Так что он пошел и устроился вместе с Драко за обеденным столом, и они принялись подробно разбирать материал о драконах, который Хагрид задал шестому курсу. Время от времени Гарри поглядывал на Дадли. Тот, похоже, пытался раскладывать пасьянс, но непослушные карты явно раздражали его. Одна из «картинок» — не разглядеть было которая, хотя Гарри видел уже намного лучше, — все прыгала и бегала кругами, жалуясь, что ей не нравятся соседи.
        — Гарри! — одернул его Драко. Гарри снова сосредоточился на особенностях спаривания норвежской хвостороги и постепенно перестал слышать карты, которые к тому времени начали бурно препираться.
        Однако он снова отвлекся, когда Дадли вдруг вскрикнул. Решив, что его укусила одна из карт — они иногда вытворяли такое, если упорно класть их туда, где им не нравилось, — Гарри обернулся. И увидел, как Снейп скользящей походкой входит в комнату, а Дадли в ужасе вжимается в край дивана, вытаращив глаза и дрожа всеми своими телесами.
        — Дадли, — спокойно произнес Гарри, подошел к нему и опустился на одно колено. — Дадли, все в порядке. Это просто профессор Снейп. Он здесь живет.
        — О... о... — от страха Дадли не мог выговорить ни слова.
        Гарри стиснул зубы буквально до боли и каким-то чудом сумел положить руку на трясущееся плечо Дадли. Мягко сжал, помня, насколько такой же жест Снейпа успокаивал его самого.
        — Ш-ш-ш, все хорошо. Он мне помог, Дадли. Он спас меня от злых волшебников, когда они хотели меня убить.
        Дадли с трудом показал трясущейся рукой и взвизгнул:
        — Он в-вампир!
        Драко расхохотался, но тут же умолк, когда Снейп оборвал его резким жестом. Не сказав ни слова, зельевар прошел мимо перепуганного гостя и направился к себе в спальню.
        — Ну конечно никакой он не вампир, Дадли, — сказал Гарри. Учитывая, как тот был перепуган, казалось естественным обнять его и погладить по спине. Но, что бы там Гарри ни казалось, сделать это оказалось ужасно трудно. Словно кучу иголок опять повтыкали в него со всех сторон, но он не убрал рук, успокаивая двоюродного брата, и постепенно неприятные ощущения немного отступили. — Он спокойно ходит при дневном свете, мы видели. И ест нормальную еду. И... э-э...
        — Неужели вы не в состоянии вспомнить хотя бы три признака обыкновенного вампира, мистер Поттер? — протянул Снейп у него за спиной. — Полагаю, следующим логичным звеном в доказательстве было бы: «Он не реагирует на распятие».
        — А, ну да, распятие, — пробормотал Гарри, отодвинувшись от кузена. И увидел в руке Снейпа распятие — большое, серебряное, изящной работы. Гарри взял его и передал Дадли. Тот, по-прежнему тараща глаза, выставил крест перед собой, словно в надежде отпугнуть Снейпа. Зельевар стоял неподвижно и глядел на него, не мигая.
        Чуть погодя Дадли протянул крест обратно Гарри. Не переставая ужасно трястись, он выговорил:
        — Г-гарри с-сказал, что тут есть п-призраки...
        Снейп сощурился.
        — Тебе не кажется, Гарри, что некоторых вещей упоминать не стоит?!
        Можно было бы возразить, что о призраках заговорил Драко, а не он, но уж слишком это оказалось бы мелочно.
        — А потом в огне появилось такое жуткое существо, все зеленое и морщинистое, — продолжал Дадли, так крутя руками, словно думал, что в чем-то виноват. — И... и... и я не слышал, как вы вошли, а потом поднял голову, а там вы стояли с таким г-г-г...
        — Грозным видом? — вопросил Снейп. Глаза его сардонически поблескивали, и можно было спорить: таким описанием он доволен. Ну, если не считать теории, что он вампир. — Боюсь, студенты нередко так считают. Но вам нечего опасаться. Заверяю вас, вампиры в Хогвартсе не водятся.
        — П-п-простите.
        — Не за что извиняться. Вполне понятная ошибка, — сообщил Снейп трясущемуся гостю. Потом медленно шагнул вперед и протянул руку: — Меня зовут Северус Снейп.
        Дадли, явно сильно смущенный, встал с дивана и пожал руку зельевара.
        — Дадли Дурсль, — пробормотал он.
        — Мы очень рады вашему приезду, мистер Дурсль, — мягко ответил Снейп, всем своим видом напоминая Гарри о том, как Хагрид обычно обращался с перепуганными животными.
        Дадли, однако, явно был не в силах это оценить и тут же разрыдался. Не зная, что еще предпринять, Гарри снова обнял кузена. Тот, всхлипывая, выговорил:
        — Мистер Дурсль — это мой п-папа!
        — Ш-ш, Дадли, — прошептал Гарри. — Он ничего такого не имел в виду.
        Дадли завозил кулаками по лицу, словно пытаясь стереть все следы своего горя. «Дурак я», — пробормотал он.
        — Ничего подобного, — сказал Гарри. Оглянувшись, он сообразил, что Снейп и Драко ушли. Наверное, в лабораторию. Тогда он потянул Дадли за собой: — Пойдем, умоешься. А потом я тебя представлю еще раз, ладно?
        — Как я мог подумать, что он вампир! — задохнулся Дадли. — Какой же я дурак!
        — Ничего подобного! — повторил Гарри. — Слушай, у нас когда-то был учитель-оборотень, а еще тут до сих пор преподает один призрак... так что вовсе ты не дурак. — Он намочил салфетку для лица и протянул Дадли. — Это очень, очень странное место. К тому же тебе столько лет рассказывали, что магия ужасная вещь. Понятное дело, что тебе не по себе! И вообще, Снейп тебя напугал. Я бы и сам на твоем месте подумал, что он вампир!
        — Одевается как Дракула, — пробормотал Дадли. — Жуть просто. И лицо у него страшное. Особенно глаза. Так и кажется — сейчас сглазит.
        — Да, а представь, каково это, когда напутаешь что-нибудь в классе и он начинает орать, — пошутил Гарри. — Те еще ощущения. Но я тебе правду сказал. Он спас меня от злого волшебника, который хотел меня убить. И вообще не один раз спасал мне жизнь. Он не сделает тебе ничего плохого, Дадли.
        Но Дадли все равно был слишком напуган, чтобы решиться на разговор со Снейпом. И тогда Гарри сделал единственное, что пришло ему в голову: рассказал кузену одну историю. Про доброго профессора Люпина, с которым Дадли был, конечно, уже знаком, про боггарта в шкафу и профессора Снейпа в старушечьей одежде. Правда, о том, что Люпин и есть вышеупомянутый учитель-оборотень, Гарри говорить не стал. И к концу рассказа Дадли трясся уже не от страха, а от смеха.

* * *

        Накануне, когда компания гриффиндорцев осталась ужинать, Снейп был в полной мере самим собой — иными словами, нисколько не утруждал себя попытками быть любезнее обычного. Впрочем, он, вероятно, счел, что студенты вполне в состоянии иметь с ним дело и так, безо всяких скидок. В каком-то смысле он, пожалуй, сделал им этим своеобразный комплимент, подумал Гарри.
        Однако зельевар явно не собирался аналогичным образом вести себя с Дадли: в его словах не было ни намека на привычные завуалированные оскорбления или мрачный сарказм. Скорее всего, раз Дадли через миг после встречи решил, что Снейп — вампир, да еще и разрыдался, как настоящий хаффлпаффец, зельевар пришел к выводу, что Дадли Дурсль не в силах переносить стресс. И, возможно, был прав, хотя вечер вышел странный. Удивительно было видеть, как Снейп терпеливо и мягко разговаривает с заикающимся гостем-магглом.
        Видно было, что Драко все это невероятно забавляет. Но и он оказался готов подыграть и обращался с Дадли, словно с ребенком много младше себя, хотя на самом деле тот был на год старше. Причем безо всякой снисходительности — он вел себя подчеркнуто доброжелательно и просто. Если ему и было противно сидеть за одним столом с магглом, он никак этого не показывал.
        Когда Гарри доел, Сэл выскользнула из кармана его рубашки и обвилась вокруг руки чуть ниже плеча. Тут уж Драко не сдержал гримасы отвращения. Он даже тарелку отодвинул, забыв о безупречных манерах, и судорожно и шумно сглотнул. Гарри усмехнулся и попросил Сэл сползти вниз по руке к кисти, чтобы поиграть с ней, как привык еще в особняке на площади Гриммо. Змея принялась скользить туда-сюда между его пальцами, обвиваясь вокруг них. Это было приятное, хотя и слегка знобящее ощущение. Драко скривился и отвернулся.
        — Гарри, — упрекнул его Снейп, покачав головой.
        — Зато теперь у Драко и Дадли есть, о чем поговорить, — возразил Гарри. — Они одинаково относятся к змеям.
        Драко резко взглянул на него, словно подозревал в этих словах какой-то скрытый смысл. Очень по-слизерински: во всем искать подвох. Но, к удивлению Гарри, Драко, похоже, не только подумал, что это намек, но и решил к нему прислушаться. Он повернулся к Дадли — тот с опаской косился на змею, но продолжал доедать свою солидную порцию салата.
        — Скажи, Дадли, — любезно начал Драко, — а почему тебе не нравится маленькая питомица Гарри?
        Ой-ой-ой... Не хватало только, чтобы Дадли вывалил кучу разнообразных сведений о Гарри Поттере!
        — Э-э... Дадли вряд ли будет приятно об этом говорить, — поспешно вставил Гарри.
        — Да ничего, — отмахнулся Дадли. — Ты же знаешь, Гарри, что я давно тебя простил.
        Нет, Гарри ничего подобного не знал, но сейчас ему было не до того. Однако не успел он сообразить, каким образом вывернуться, как Дадли принялся рассказывать.
        — Когда-то давно я думал, что змеи — это очень круто. Пока Гарри не натравил на меня огромную змеюку.
        — Да-а? — заинтересованно протянул Драко. — Правда? Расскажи.
        — Был мой день рожденья, и мы поехали в зоопарк. И Гарри там спустил на меня огромного удава, и тот чуть не откусил мне ногу...
        — Да он только зубами клацнул, когда мимо полз, и все! — запротестовал Гарри.
        — Пирс всегда клялся, что видел, как ты с этим удавом разговаривал. Значит, это правда? Это поэтому он на меня напал?
        — Гарри, — протянул Драко, — я, право, удивлен. Как нехорошо с твоей стороны.
        — Гарри сделал так, что стекло в террариуме исчезло, и удав сбежал, — поведал Дадли, содрогнувшись. Потом ткнул вилкой в редиску почти сердитым жестом. — Его в тот раз заперли в чулане аж до лета.
        — Заперли в чулане, — повторил Драко, смерив Гарри оценивающим взглядом.
        — Ну да, — продолжал болтать Дадли. — Я тогда думал, что он получил по заслугам. Что так ему и надо, потому как из-за него в доме случались всякие странные вещи, хоть он и знал, что папа с мамой не выносят колдовство. Представляешь, один раз из нашей машины мотор пропал? — Неожиданно вспомнив подробности этого инцидента, Дадли виновато посмотрел на Гарри: — Мне теперь очень стыдно, что я даже и не думал притащить тебе какой-нибудь еды, когда тебя запирали на несколько дней. Ты, наверное, сидел там жутко голодный...
        Гарри почувствовал, что заливается краской.
        — Да ну, ничего, — пробормотал он. — Это все дело прошлое.
        Драко поставил медный кубок с медом на стол. Похоже, он пытался сообразить, что теперь сказать. И, кажется, даже жалел о том, что начал расспрашивать Дадли. Наконец он спросил:
        — Гарри, если ты мог заставить исчезнуть часть машины, то почему не мог сотворить еду у себя в... э-э... в чулане?
        Либо он очень уж умело притворялся, либо Люциус Малфой все-таки рассказал сыну далеко не все из того, что выпытал у дяди Вернона, подумал Гарри.
        — Случайная магия не зря так называется, — заметил он. — И вообще, я не знал тогда, что это моих рук дело. Я же говорил тебе — я даже не знал тогда, что я волшебник!
        Снейп удивленно поднял брови.
        — Когда ты успел Драко столько рассказать?
        — А, это было в письме для Дадли, — рассеянно пробормотал Драко.
        — Я не получал никакого письма, — возразил Дадли, а Гарри в смятении воскликнул: — Драко!
        Драко медленно улыбнулся. В одно душераздирающее мгновение Гарри с ужасом сообразил, что тот вполне в состоянии восстановить сожженное письмо, например с помощью Reconstitutio. Драко знал многие весьма сложные заклинания, благодаря интенсивным дополнительным занятиям каждое лето. «Уж конечно, сыну Люциуса Малфоя все обеспечено по высшему разряду», — подумал Гарри, когда Драко однажды об этом упомянул.
        Вышло, однако, что Драко улыбнулся вовсе не потому, что собирался извлечь и предъявить письмо. Нет, он просто, будучи слизеринцем, просчитывал, как лучше повести себя в сложившейся ситуации.
        — Ах, да, Гарри написал тебе письмо, — протянул Драко. — Точнее, тогда он был совсем слеп и поэтому продиктовал его мне. И я собирался отослать его, но потом оказалось, что я писал исчезающими чернилами! Гарри ужасно рассердился. Даже удивительно, что он не натравил какого-нибудь удава на меня. А потом... потому ему опять стало хуже, и как-то не было времени писать снова, а когда он поправился, мы уже знали, что ты вот-вот приедешь в гости...
        Приходилось признать: вранье было неуклюжее и явное. Хотя мысль о том, что лжец из Драко никудышный, Гарри не слишком нравилась. Да, он и сам сказал как-то в больничном крыле, что Драко врать не умеет, но тогда это были пустые слова. Теперь же было похоже, что так оно и есть, и из этого напрашивались такие выводы, о которых Гарри даже думать не хотел. Нисколечко.
        — А что было в письме? — спросил Дадли. Челюсти его слегка дрожали.
        — Что я тебе очень, очень сочувствую из-за твоего папы, — пробормотал Гарри.
        — Ясно, — промямлил Дадли и несколько раз сморгнул. Похоже, он старался отвлечься и подумать о чем-нибудь еще, так что повернулся к Драко и поинтересовался: — Ну, а почему тебе тоже не нравится Сэл?
        Честно говоря, Гарри не думал, что тот ответит. Ну, в крайнем случае, отмахнется как-нибудь вроде: «Просто не нравится, и все» или «Она противных гриффиндорских цветов, вот почему».
        Но Драко сказал тихо:
        — Один мой родственник тоже натравил на меня змею. Я не мог выучить заклинание, которое их вызывает. Мне было тогда, кажется, лет девять или десять, и мой домашний учитель на меня пожаловался. Мне пришлось стоять под обездвиживающим заклятьем, пока по мне ползала кобра. Знаешь, как говорят: близкое знакомство порождает презрение. В общем, после этого я освоил то заклинание.
        Драко встал. Руки у него слегка тряслись.
        — Прошу прощения, мне придется вас оставить. У меня дела.
        Он ушел в спальню и закрыл за собой дверь; чуть погодя оттуда донеслись звуки льющейся в душе воды.
        Наконец Снейп нарушил молчание.
        — Возможно, тебе не следовало так его дразнить.
        Гарри кивнул, чувствуя себя здорово виноватым, и быстро убрал Сэл в карман.
        — Не только у сирот бывает нелегкое детство, — продолжил его учитель.
        — Да, да, я понял, — ответил Гарри.
        — Понял ли? Люциус не однажды наказывал его таким образом.
        — Да, Люциус обожает бить по больному месту, — пробормотал Гарри, вспоминая иглы. Малфой-старший был отвратительным человеком. Он готов был использовать любую твою слабость, повернуть ее против тебя... и не щадил даже собственного сына. Странно, Гарри ведь всегда считал Драко избалованным... И отчасти был прав, но теперь понимал: это не значит, что у того все безоблачно. — Можно, мы не будем о Люциусе?
        — Разумеется. — Снейп поднялся и привычно сообщил: — Если понадоблюсь, зайдешь ко мне в кабинет.
        Дадли повернулся, глядя ему вслед.
        — Да, он и в самом деле вовсе не похож на вампира. Хотя выглядит, конечно...
        Гарри кивнул и вздохнул, чувствуя, как Сэл шевелится в кармане. Ну откуда ему было знать, что у Драко есть настолько серьезные причины бояться змей?
        Дадли доел свой салат, пока Гарри молча сидел и размышлял. Через несколько минут он пошел в спальню. Вода в душе продолжала литься, но он и так не очень-то был готов сейчас разговаривать с Драко. Гарри достал деревянный ящичек, в котором Ремус прислал Сэл, и положил змею туда. Затем унес ящик в гостиную и поставил на стол в углу, где он бы меньше попадался на глаза.

* * *

        К вечеру Драко вроде бы взял себя в руки. Он снова выставлялся перед Дадли, на этот раз — показывал, как трансфигурировать диван в кровать. Восхищенный Дадли жадно ловил каждое слово, отчего движения Драко и заклинания, которыми он пользовался, становились все вычурнее.
        — Теперь, если нам нужен балдахин, — говорил он, — сначала нужно превратить это дерево во что-нибудь более прочное.
        — Дуб? — предложил Дадли, охая и ахая по мере того, как темная древесина приобретала более светлый золотистый оттенок.
        Видя, что они, скорее всего, еще долго будут заняты, Гарри решил, что это удобный случай поговорить со Снейпом наедине. Хотя тот почти каждый вечер обыденным тоном повторял свое приглашение, Гарри ни разу им не воспользовался. Несколько раз ему хотелось это сделать, но сама мысль, что он зайдет и увидит Снейпа за преподавательским столом... бр-р-р! Словно зельевар опять станет его учителем. То есть, конечно, Снейп так и так был его учителем, но все же — не только. Гарри даже слов не мог подобрать, чтобы обозначить их отношения, — или, может быть, намеренно не искал. Даже думать об этом не хотелось — таким уязвимым он себя чувствовал, боясь, что от пристального внимания ощущения исчезнут.
        Но сегодня ему настолько нужно было поговорить, что он поборол это чувство.
        Гарри остановился у открытой двери кабинета и заглянул внутрь. Снейп склонился над пергаментами, чиркая пером и оставляя замечания красными чернилами по мере чтения. Зельевар не замечал его, и Гарри осторожно протянул руку и постучал костяшками пальцев по двери.
        — Заходи, Гарри, — позвал Снейп и рукой махнул в сторону двух стульев, стоявших перед столом. — Похоже, твой кузен начинает привыкать. Он явно чувствует себя лучше, чем можно было предположить.
        Гарри кивнул.
        — Мне теперь кажется, что на самом деле он не так уж боится волшебства. Его к этому приучили, но страх исходит не от него, если так можно сказать.
        — Весьма вероятно, — согласился Снейп.
        Повисла тишина, которую нарушало только потрескивание дров в горящем камине, чье пламя согревало кабинет. Наконец Снейп снова заговорил.
        — Ты хотел чего-то конкретного?
        — Нет... да... — Гарри окончательно сдался, уперся головой в ладони и потер виски. — Можно мне зелье от головной боли?
        — Да, конечно, — сказал Снейп, открыл ящик стола и извлек оттуда маленький флакон. — Выпей все.
        Гарри осушил его, потом полюбопытствовал:
        — У вас и тут в кабинете зелья? Вы с ними не расстаетесь, что ли?
        — Стараюсь, — совершенно серьезно ответил Снейп, а потом позволил себе легкую усмешку, которая смягчила его черты: — Я часто проверяю здесь студенческие работы. Так что приходится держать под рукой как минимум зелье от головной боли и антисплинный бальзам.
        — Что, так плохо? — спросил Гарри.
        — Сам посуди, — Снейп протянул ему лежавшее сверху в стопке эссе какой-то второкурсницы. Гарри не стал вчитываться; ему было все равно, что Холли Хорнбраун пишет о дрожжевых спорах. Интересовали его заметки Снейпа. «Что это, эссе или размышление о хлебе и кексах? — писал его учитель. А еще: — Если вы голодны, сделайте перерыв, прогуляйтесь в Большой зал и лишь затем беритесь за домашнее задание!»
        — Драко говорит, вы оскорбляете студентов, чтобы заставить их лучше заниматься, — заметил Гарри и поднял голову. — Это правда?
        Снейп отложил перо, оперся обеими руками о стол и посмотрел Гарри в глаза.
        — Да некоторой степени. Не могу сказать, что много размышлял об этом, но я еще в начале своей преподавательской карьеры заметил, что умело высказанное оскорбление нередко оказывает благотворный эффект.
        — Но вы же не оскорбляете слизеринцев, — возразил Гарри. — Вы что, не хотите, чтобы они занимались так же хорошо, как все остальные?
        Взгляд Снейпа стал заметно тверже.
        — Безусловно, я не оскорбляю их публично. Существует такая вещь, как верность Дому. Кроме того, слизеринцы негативно реагируют, если их стыдить. Может быть, тебе следует учесть это, имея дело с Драко.
        Гарри не ответил, и зельевар многозначительно зашуршал свитками.
        — Итак, если ты хотел лишь избавиться от головной боли и покритиковать мою манеру преподавания, с этим мы разобрались. Так что, если не возражаешь...
        — У меня не болела голова, — перебил Гарри. — Ну, не настолько, чтобы просить помощи. И я не хотел вас критиковать.
        — Да? — Снейп уставился на него.
        — Да. Я просто... я не знаю. Я хотел поговорить с вами.
        Снейп явно ждал продолжения, но Гарри не знал, что сказать. И, пожалуй, не знал даже, почему пришел сюда. Он знал только, что ему нужно было поговорить — ни о чем конкретно, просто так. Раздираемый противоречивыми желаниями и впечатлениями, соображал он сейчас плохо.
        — Для человека, который хочет поговорить, ты очень много молчишь, — наконец заметил Снейп. Гарри устало кивнул и встал, собираясь уходить, однако Снейп жестом предложил ему снова сесть, а потом мягко спросил: — Я тебя чем-нибудь расстроил?
        Гарри, разглядывавший свои руки, поднял голову.
        — Нет, просто... хотя, может быть, и да. Вы правда сказали профессору Макгонагалл, чтобы она не приводила сюда моих друзей слишком часто?
        — Это казалось разумной мерой, учитывая, как они прежде нередко провоцировали Драко.
        — Это он их провоцирует!
        — Кажется, не Драко пытался проклясть другого студента и накормить его слизняками, — тихо возразил Снейп, слегка постукивая пальцами по столу.
        — Он обзывал Гермиону грязнокровкой!
        — Он хоть раз с Самайна произносил это слово?
        — Не при мне, — неохотно признал Гарри. — Но дело не только в моих друзьях из Гриффиндора. Вы и Ремуса ко мне не пускаете.
        — Его придушить мало за то, что он с тобой сделал, — ледяным тоном заявил Снейп.
        — Нет, не его, а Люциуса Малфоя! — огрызнулся Гарри. — А вместо этого вы все так устроили, что мне приходится любезничать с его сыном!
        Снейп резко поднялся, и, повинуясь взмаху его палочки, дверь кабинета захлопнулась.
        — Теперь можно говорить открыто, — объявил он. — Опять не задумываешься, что уместно, а что нет, Гарри? Драко в двух шагах отсюда!
        Гарри скривился.
        — Вот почему я теперь не могу с вами поговорить! — выкрикнул он, вскакивая со стула. — Все всегда сводится к тому, что почувствует Драко!
        — Не говори глупостей, — резко сказал Снейп. — Я знаю его всю его жизнь. И как никто понимаю, насколько велико сейчас давление на него. Но меня волнует не только он.
        — Так я и поверил, — пробурчал Гарри.
        Снейп покачал головой.
        — Гарри, ребячество тебя не красит. Я забочусь о вас обоих.
        Гарри снова плюхнулся на стул и уставился на учителя широко распахнутыми глазами.
        Вздохнув, Снейп обошел стол кругом и сел на второй стул напротив Гарри, придвинувшись так близко, что они почти касались коленями.
        — Гарри, не говори, что ты не понимал этого раньше. Неужели ты думаешь, что я часто приглашаю гриффиндорцев жить со мной?
        — Нет, но обстоятельства вас вынудили, — пробормотал Гарри. — И чувство долга, учитывая все, что обо мне наболтала Трелони.
        — Да, пророчество делает твою роль значительной, — ровным тоном согласился Снейп. — Но не из-за него ты важен для меня. Я не о долге думал, когда предложил тебе свой дом.
        — Правда?
        Гарри знал, что напрашиваться на такие откровения нехорошо, но его словно изодрали изнутри — так ему нужно было услышать больше.
        — Я рад тебе помочь, — продолжил Снейп, склонив голову набок и разглядывая его. — Ты, кажется, расстроен тем, что я это признаю.
        Снова повисло молчание. Гарри опять повесил голову и потер виски, хотя благодаря великолепному зелью боль давным-давно исчезла без следа. Снейп глубоко вдохнул, потом осторожно взял Гарри за руки и заставил отнять их от лица.
        — Гарри, говори же. Я ведь так и не знаю, почему ты сегодня пришел ко мне. Ты доверял мне в Самайн — неужели не можешь довериться теперь? В чем дело?
        — Да не знаю я, — простонал Гарри и зажмурился. — Я просто... я хотел видеть вас, и так чтобы Драко не слушал каждое слово.
        — Я тоже этого хотел, — ответил Снейп. — И теперь у нас есть такая возможность. Что тебя беспокоит?
        Гарри только плечами пожал.
        — В таком случае, я скажу, что начинает беспокоить меня, — объявил Снейп, сжал чуть-чуть его руки, а потом отпустил совсем. — То, как ты... расстроился, едва я сказал, что забочусь о тебе.
        И Гарри сообразил, что опять, как и тогда, когда не сразу согласился жить здесь, рискует сильно обидеть Снейпа. А он вовсе не хотел этого, хотя сам толком не понимал, что именно чувствует.
        — Я не расстроился, — попытался объяснить он, взволнованно кусая губы. — Я просто... не верю, что ли. Ой, нет, не вам, — торопливо добавил он. — Я не доверяю взрослым вообще, вот что я имел в виду. То есть, тем, кто предположительно должен обо мне заботиться. Потому что... ну, слишком часто оказывается, что это неправда.
        — К твоим родственникам это, безусловно, относится, — с отвращением сказал Снейп. Потом продолжил задумчиво: — Но Гарри... Блэк любил тебя всей душой, все те годы, которые провел в Азкабане, и потом тоже, до самой своей смерти.
        — Он редко был рядом, — вздохнул Гарри. — Я не виню его, но это все равно так. А с Ремусом все было в каком-то смысле еще хуже. Он же не скрывался и не прятался, не был в бегах. Я думал, что он по-настоящему обо мне заботится, всерьез, не потому что я какой-нибудь там многообещающий студент или сын его лучшего друга. Я думал, он заботится обо мне. Но за целый год, с самого начала этого кошмарного Турнира, я от него и весточки не получил.
        Глаза Снейпа стали еще темнее обычного.
        — Люпин по-настоящему заботится о тебе, невзирая на идиотскую выходку с мороженым.
        Гарри чувствовал, что эти слова дорого дались зельевару.
        — Я знаю. Но на него нельзя положиться так, как... — Он отвернулся и закончил иначе, чем собирался: — Как мне хотелось бы.
        — У тебя никогда не было взрослого, на которого можно было бы положиться, — тихо сказал Снейп. — Или, по крайней мере, ты думаешь, что не было. Директор, знаешь ли, тоже очень о тебе заботится. В прошлом году у него были причины вести себя...
        — В этом все и дело! — неожиданно взорвался Гарри. — На все всегда есть причины! Или ты всего-навсего маленький урод, которого никто любить не станет, или твой крестный сидит в Азкабане, или есть дела Ордена, которые важнее, или у тебя внутри затаился Волдеморт, который может кому-нибудь повредить! И все это значит только одно — я на горьком опыте понял, что ни на кого нельзя положиться!
        Хотя он и не высказал остатки вслух, обоим было очевидно, о чем он подумал.
        Даже на вас.
        Гарри махнул рукой, желая миновать опасный поворот беседы.
        — Неважно. Наверное, я просто так привык полагаться только на себя, что мне не по себе, когда вы все решаете. И... ну, я знаю, что вам не нравится, как я отношусь к Драко, и... и иногда думаю, что рано или поздно у вас лопнет терпение и вы решите, что с вас хватит. Я не говорю, что вы меня выгоните отсюда в Гриффиндорскую башню, раз это небезопасно, но... послушайте, я вовсе не натравливал на Дадли того удава. И я не знал, что видеть Сэл Драко настолько неприятно.
        Понимая, что говорит уже совсем бессвязно, он умолк.
        — Ты, кажется, пребываешь в заблуждении, что я едва сношу твое присутствие и жажду от него избавиться, — негромко сказал Снейп. — Возможно, я создал у тебя такое впечатление, сказав, что на твоем переезде сюда настоял Альбус. Однако в действительности это была моя идея. Он отстаивал ее лишь перед Минервой, которая наши планы не одобрила.
        — А чем она недовольна? — был вынужден спросить Гарри.
        — Если не считать опасений, что вы с Драко поубиваете друг друга в первый же день, — начал объяснять Снейп, — а также ее ошибочной уверенности в том, что я по-прежнему не отличаю тебя от Джеймса, ее крайне оскорбило предположение, что Дом Гриффиндор не всегда может позаботиться о своих. Я сказал ей, что Шляпа хотела отправить тебя в Слизерин, — добавил он небрежно.
        Гарри рассмеялся.
        — Ой, нет. Наверное, вот почему она так высокомерно вела себя с Роном и Гермионой. — Однако тут ему в голову пришла еще одна мысль, и улыбаться он перестал. — Вы не думаете, что она сказала об этом моим друзьям?
        Снейп прищурился.
        — Ты этого стыдишься?
        — Нет. Я просто думаю, что они не поймут. — Гарри потряс головой, чтобы собраться с мыслями, и вернулся к предыдущей теме разговора: — Я не знаю, о чем я хотел поговорить, когда пришел. Просто хотел поговорить с вами, и все. Но мне теперь пришло в голову... я не подумал раньше, но, даже хотя тут Драко и вообще, мне тут у вас... ну, не так уж плохо, хотя, честно говоря, уже иногда очень хочется выбраться отсюда хоть ненадолго. Вы не можете придумать что-нибудь, чтобы я мог погулять иногда? Хотя это тоже не то, о чем я хотел поговорить. Я просто хотел сказать, что я очень благодарен вам за все.
        — Опять твой бзик всех благодарить, — задумчиво произнес Снейп. Непохоже было, чтобы он оскорбился, хотя все равно напомнил Гарри: — Я не нуждаюсь в том, чтобы меня благодарили, и не желаю этого.
        — Я знаю, но вы так ко мне относитесь и так заботитесь обо мне...
        — Каким образом? Не запираю тебя в чулане и иногда кормлю? — тихо прорычал Снейп, хотя его гнев явно относился не к Гарри. — О чем только думал Альбус, оставив тебя там расти!
        — Ну, в семье волшебников могло быть не лучше, — Гарри попытался замять тему. — Взять Драко — вон как его отец наказывал.
        Снейп смерил его резким взглядом, словно ожидал сарказма, но, не найдя его, успокоился.
        — В некотором смысле, — сообщил он, — Драко было даже хуже, чем тебе. Твои родственники практически ничего от тебя не ждали, я полагаю, что само по себе ранит, но от него всегда требовали большего, чем от всех остальных. Заклинание Serpensortia изучают в Хогвартсе только на старших курсах, и не без причины, а Драко был вынужден его освоить много раньше, чем приехал сюда. Причина его сильной неприязни к Грейнджер не столько в том, что она магглорожденная...
        — Нет, именно в том! — жарко заспорил Гарри.
        — Гарри, у него есть магглорожденные друзья в Слизерине. Или были, пока не начали бояться за собственную жизнь, если продолжат с ним общение. Но позволь мне закончить. Основная причина его неприязни к Грейнджер в том, что она учится лучше его, превосходя его на каждой контрольной. Каждый триместр Драко возвращается домой только для того, чтобы терпеть поношения, потому что его отметки не лучшие на курсе. Полагаю, Люциус в состоянии долго распространяться о том, какой позор его сыну и наследнику уступать кому-то из семьи магглов, да еще девочке.
        — Быть не может, он наверняка все это выдумал, — не поверил Гарри. — Это полная чушь. Да и откуда Малфою знать, какие отметки у Гермионы?
        — У членов Попечительского совета есть свои привилегии.
        — Все равно не значит, что это правда.
        Снейп сердито посмотрел на него.
        — Драко никогда не умел хорошо лгать. Исчезающие чернила, Гарри? Я не знаю правды насчет всей этой истории с письмом, да и не желаю знать. Но я уверен, что Драко никогда бы не сделал подобной глупости — использовать исчезающие чернила!
        — Угу, — тихо сознался Гарри.
        — Не стану спорить, у Драко есть свои недостатки, — в свою очередь, признал Снейп. — Он провоцировал тебя много лет, а в прошлом году особенно, и многие его проступки можно счесть непростительными. Я не закрываю глаза на его отрицательные черты. Но ты знаешь о нем куда меньше, чем думаешь, Гарри. Он называл мисс Грейнджер грязнокровкой так часто, потому что надеялся, что если она будет волноваться и переживать, то станет хуже учиться.
        — Все равно это гадко.
        — Да, но его ждал гнев волшебника, если он не найдет способ с ней управиться. — Снейп сжал руки в кулаки. — Я не знаю всего, что Люциус мог изобрести в качестве наказания, но сильно сомневаюсь, что та кобра — худшее, что Драко пришлось пережить.
        Гарри медленно выдохнул и взглянул Снейпу в глаза.
        — А хорошо ли, что вы мне все это рассказываете? Это же его тайны. В смысле, если его раздражают в основном оценки Гермионы, почему он не скажет об этом сам?
        — Драко знает, что ты скорее послушаешь меня, чем его, — пожал плечами Снейп. — Он сказал, чтобы я поступал по своему усмотрению.
        — Но почему он так хочет, чтобы я ему доверял?
        — Да, в заносчивости тебя точно не упрекнешь, раз ты задаешь такие вопросы, — вздохнул Снейп. — Он в страшной опасности, Гарри. Его приговорили к смерти, а в кругах, где он вырос, это не шутки. Но он всецело перешел на нашу сторону. Он видит в тебе лидера, возможно, не в буквальном или стратегическом смысле, но...
        — Он как-то сказал, что я «наша основная сила», — вспомнил Гарри.
        — А, да. Полагаю, он в буквальном смысле до смерти боится, что если ты не поверишь в его искренность, его в конечном итоге оставят на растерзание волкам.
        — Будто вы бы это позволили, — фыркнул Гарри.
        — Разумеется нет. Но он слизеринец до мозга костей. Он ждет времени, когда твое влияние на Альбуса превзойдет мое. Честно говоря, я думаю, он уверен, что это произойдет очень скоро.
        — А вы тоже так думаете?
        Снейп мягко рассмеялся.
        — Нет. Драко и вообразить не в силах, насколько вы оба молоды с точки зрения Альбуса. Эта идея совершенно абсурдна. — Он покосился на Гарри. — Гм, теперь я понимаю, почему ты жалуешься. Наш разговор опять свелся к тому, что чувствует Драко. Ты хотел поговорить о чем-нибудь еще?
        Гарри наморщил лоб.
        — Ну, это уже так, пустяк... Но я немного удивлен, что у вас есть распятие.
        — Не вздумай говорить об этом своему кузену, — строго распорядился Снейп, — но время от времени в Запретном лесу видят вампиров. Когда мне приходилось отвечать на зов Темной Метки, я предпочитал принимать меры предосторожности.
        Темная Метка... Гарри скривился. Драко сказал не спрашивать о ней, но ему казалось, что лучше спросить.
        — Он вас по-прежнему зовет? У меня шрам теперь совсем не болит.
        Снейп напрягся, потом откинулся на спинку стула.
        — Думаю, когда твои магические способности придут в норму, шрам начнет вести себя как обычно. Что касается меня, я нашел способ управляться с вызовами. Не беспокойся об этом.
        — Но... — Гарри заколебался. — Вам... вам очень больно?
        — Разве похоже? — Снейп высокомерно взглянул на Гарри сверху вниз.
        — Нет, — признал он.
        — В таком случае, как бы то ни было, я вполне в состоянии разобраться с этим сам, — объявил Снейп. — Тебе шестнадцать, Гарри. Ты и так столько лет брал на себя многое вопреки возрасту. Это — моя ноша. Я не желаю обременять ей тебя.
        — Хорошо, — медленно согласился Гарри. Не потому, что не хотел быть обремененным, но потому, что Снейп явным образом не желал продолжать разговор на эту тему. — Э-э... я еще одно хотел спросить.
        Снейп молча ждал, пока он продолжит.
        — Драко сказал, что у вас есть одна книга, которую мне следует прочитать, — наконец выговорил Гарри.
        — Что-нибудь конкретное?
        Гарри отвел взгляд, и Снейп пробормотал:
        — А, та книга.
        — Он думает, вы нарочно ее оставили, — вдруг выпалил Гарри. — Чтобы он ее прочитал и мог... не знаю, вешать мне всякую лапшу про «отрицание», и «гиперкомпенсацию», и «комплекс вины», и я не знаю что еще. По-моему, он сам не понимает, что говорит, но... вы правда хотели, чтобы он ее прочел?
        — Нет. Я просто устал и как-то вечером отложил ее в сторону, не думая, — покачал головой Снейп. — Когда ты узнаешь Драко поближе, быстро поймешь, что он буквально повсюду видит заговоры и интриги. Последствия его воспитания, я полагаю.
        — А, ну ладно, — сказал Гарри. Об этом он поразмыслит позже. — Ну так что, можно мне взять ее почитать?
        Некоторое время Снейп смотрел на него в упор, затем молча поднялся и достал книгу из ящика стола. Гарри повертел ее в руках, чувствуя себя еще более неуверенно, чем раньше.
        — А вы думаете, я... — он откашлялся. — Ну, вроде как... не в себе? После Самайна?
        — Нет. Эта книга совершенно не об этом, Гарри. Если Драко позволил себе намекнуть...
        — Нет, нет, — признал Гарри. — Он ведет себя так, будто искренне хочет помочь.
        — У меня такое же впечатление. Что касается эффекта, оказанного на тебя Самайном, я бы сказал, что ты превосходно справляешься. — Его губы изогнулись в легкой улыбке. — Впрочем, я помню: ты не ищешь подтекста, в отличие от слизеринцев, и предпочитаешь открытую похвалу. Отрадно было видеть, что ты сумел обнять своего кузена, Гарри. Ты в самом деле молодец.
        — Вы тоже здорово вели себя с Дадли, — пробормотал Гарри. — Он никогда не поверит теперь, что вы кричите на уроках.
        — А я не кричу. Я делаю замечания, — разъяснил Снейп подчеркнуто любезно. — И, должен признать, стараюсь удостовериться, что студентам, не обладающим и толикой таланта к зельеварению, не взбредет в голову поэкспериментировать самостоятельно. Меня волнует прежде всего их собственная безопасность, разумеется.
        — Да, разумеется, — столь же любезно согласился Гарри. — Ладно, профессор, тогда не буду вам больше мешать проверять эссе.
        Снейп встал одновременно с ним и положил ему руку на плечо.
        — Надеюсь, ты знаешь, что всегда можешь прийти и поговорить со мной. Иногда при Драко это бывает неловко, но на дверь моего кабинета наложены постоянные заглушающие чары — они срабатывают, когда дверь закрыта. Здесь мы можем говорить о чем угодно.
        Гарри кивнул и попытался открыть дверь, но сразу понял, что она заперта заклинанием. Памятуя об упреках Драко, он достал палочку и честно попытался использовать магию сам — но в итоге вынужден был обратиться за помощью к Снейпу.
        — Все образуется, Гарри, — утешил его учитель, применяя нужное заклинание.
        В коридоре и гостиной было темно. Гарри осторожно пробрался мимо бахвальски-вычурной кровати с балдахином, которая теперь стояла на месте дивана, в свою спальню. Нашарил в темноте пижаму и нырнул в постель. Он думал, что Дадли уже спит, но тот вдруг прошептал:
        — Это ты, Гарри?
        — Ага.
        — А призраки приходят по ночам? — судя по голосу, Дадли их опасался.
        — Они сюда вообще не приходят, — успокоил его Гарри. — Профессор Снейп очень могущественный волшебник. Все его комнаты защищены заклятиями. Призракам сюда не попасть.
        — Тогда хорошо, что ты живешь здесь, — шепотом ответил Дадли и перевернулся на другой бок.
        «Да, это точно», — подумал Гарри.

просмотреть/оставить комментарии [646]
<< Глава 36 К оглавлениюГлава 38 >>
май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.23 00:46:57
Наши встречи [1] (Неуловимые мстители)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [353] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.28 16:00:26
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.