Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

- Профессор Снейп, а что такое: с крыльями, а не летает, с глазами, а не видит, с клювом, а не клюет?
- Дохлая ворона.

Список фандомов

Гарри Поттер[18463]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12657 авторов
- 26948 фиков
- 8603 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 43 К оглавлениюГлава 45 >>


  Nec plus ultra

   Глава 44
Гарри смотрел на Гермиону, которая сидела под старой яблоней, прислонившись к стволу спиной, и размышлял о том, что глаза и голос – это всё, что осталось от неё прежней. Но в то же время эта новая Гермиона после нескольких прошедших с её возвращения дней казалась ему такой же родной и знакомой. В её поведении всегда было много материнского, что было совершенно неестественно для одиннадцатилетней девчонки, здорово раздражало в девчонке пятнадцатилетней и вызывало снисходительную улыбку, когда проскальзывало при общении с девятнадцатилетней девушкой. Но взрослая женщина, прошедшая обе войны с Волдемортом, продолжавшая хоронить друзей, когда для них с Роном уже всё закончилось, имела полное право на этот усталый взгляд, в котором можно было прочитать: "Вы не понимаете". Это действительно было очень сложно понять, гораздо легче – принять, не задумываясь. И он принял, почти без усилий, что Гермионе уже не девятнадцать, а тридцать два, что в глазах её больше боли и скорби, чем было сразу после битвы за Хогвартс, что она сделалась жёстче и резче в движениях и в чертах лица, растеряла тревожность и суетливость, став гораздо молчаливей.

Рону приходилось намного тяжелее.

"Она совсем другая, разве ты не видишь?!" – спросил он Гарри в первый вечер, точнее – уже глубокой ночью, когда потрясённая Молли наконец вернулась в реальность и решительно велела "детям" расходиться по спальням.

"Вижу, – ответил Гарри, погасив свечу, и шмыгнул под одеяло. – Билл тоже стал совсем другим после встречи с Грейбэком, разве нет?"

"Нет! Это другое!" – запальчиво возразил Рон.

"То же самое, – зевнул Гарри, блаженно вытягиваясь во весь рост. – Всё это внешние изменения…"

Рон только фыркнул в ответ, и этот короткий выразительный звук отлично заменил целую речь. Гарри было с чем поспорить и было с чем согласиться, но ужасно хотелось спать, и не было сил ни на то, ни на другое. У них впереди было достаточно времени, чтобы во всём разобраться. Но потом как-то так вышло, что все разговоры свелись к её воспоминаниям о молодых Мародёрах, Лили, родителях Невилла и других членах Ордена Феникса, о самой же Гермионе речь заходила редко. Она лишь вскользь упомянула, что училась на Слизерине, а потом работала в больничном крыле Хогвартса, немножко рассказала о войне, немножко – о жизни в Литтл-Уингинге. Гарри всё больше привязывался к этой новой Гермионе, Рон – всё больше от неё отдалялся, а она сама с каждым днём становилась напряжённее и скованней.

И сейчас, украдкой разглядывая её профиль, Гарри подумал о том, какими они все оказались эгоистами. С первого же дня, как только Гермиона поведала свою историю, обитатели Норы навалились на неё всей толпой, и каждый требовал рассказов об оставленных в прошлом дорогих людях. Исключение составили только Дин, Джордж и Луна, которые наутро отбыли в Лондон, дав торжественное обещание не трепать языками, и Рон, который, хоть и присутствовал при всех разговорах, по крайней мере не наседал на Гермиону с просьбами. Остальные же как с цепи сорвались. Миссис Уизли бомбардировала Гермиону вопросами о своих братьях, Фабиане и Гидеоне – особенно о Фабиане, с которым та, как выяснилось, была очень дружна. Они с Артуром даже вспомнили, как несколько раз Фабз планировал привести на праздники какую-то Джин из Хогвартса, но та так ни разу и не приняла его приглашение. Билл тоже расспрашивал о своём дяде, которого немного помнил. Сестёр Делакур заинтересовало знакомство Гермионы с молодой мадам Помфри. Оказывается их семьи общались, и скандальную историю старшей дочери Дювалей, сбежавшей с магглом без родительского благословения, вспоминали в Лионе до сих пор. Гермиона явно была очень смущена, когда поняла, что, упомянув девичью фамилию школьной медсестры, невольно выдала её тайну, но Флёр с Габриэль поклялись не сплетничать, и она немного успокоилась. Задержавшийся в Норе на пару дней Невилл жадно впитывал воспоминания Гермионы о его родителях. Она рассказывала о доме Кэдоганов в Норфолке, о свадьбе Алисы и Фрэнка, о письмах, которые они писали ей во время учёбы в Академии… Тут обычно вмешивалась Джинни, воспринимавшая несчастный случай с хроноворотом как одно большое приключение. Её интересовало абсолютно всё, но больше всего – война и деятельность Ордена Феникса первого созыва. А ещё она вбила себе в голову, что на Слизерин Гермиона пошла специально, чтобы внедриться в ближний круг Волдеморта, и продолжала развивать эту тему, несмотря на то, что та категорически отрицала что-то подобное.

Но переплюнул всех сам Гарри, который был готов часами выспрашивать о родителях, молодых Сириусе и Ремусе и, конечно, о собственном детстве. Почему-то из всего, поведанного Гермионой, больше всего запомнилось, как она незадолго до возвращения в своё время привозила его, почти четырёхлетнего, в Хогвартс. Ему даже показалось, что он начинает что-то смутно вспоминать: длинная лестница, на которой обязательно нужно было сидеть, опустив голову, комната с дверью в маленький каменный дворик, окружённый высокой зелёной стеной из каких-то вьющихся растений, тропинка через залитый солнцем луг и далёкие башни… Гарри уже не понимал, действительно ли эти картинки извлечены из памяти или его воображение просто дорисовало их, опираясь на рассказы Гермионы, но очень дорожил ими. И, даже если считать новую Гермиону совершенно другим человеком, ему она всё равно не могла быть чужой. А он ни разу даже не спросил, как она ощущала себя там и что чувствует сейчас.

– О чём думаешь? – он решительно приземлился в траву напротив неё, по-турецки скрестив ноги.

Гермиона повернулась к нему со странным выражением на лице.

– Правда хочешь знать? – Гарри неуверенно кивнул. – Думаю о том, что Нев теперь меня ненавидит.

– Да у него просто летняя практика! – воскликнул Гарри, шокированный таким заявлением. – Он действительно не мог больше оставаться. С чего ты вообще взяла… с чего ему тебя ненавидеть?!

Ещё один непонятный взгляд, под которым он почувствовал себя очень неуютно.

– Удивлена, что ты сам до сих пор не понял, – произнесла она еле слышно и закрыла лицо ладонями, но тут же решительно вскинула голову. – Гарри, я была в прошлом. Мне никто не стирал память. И я знала, что случится – что будет с Лили и Джеймсом… с Фрэнком и Алисой… И, как видишь, ничего не сделала.

Гарри не сразу нашёл в себе силы заговорить. Гермиона же ждала его реакции, не отводя глаз. Готовая принять любой приговор.

– И Невилл… Невилл из-за этого… Он поэтому так неожиданно уехал? Он так и сказал?!

Она помотала головой.

– Он ничего не сказал. Но он всё понял, я точно знаю. Я видела его лицо, когда… – голос Гермионы прервался.

– Да, такое не просто переварить, – глухо ответил Гарри. – Неудивительно, что он сбежал, не простившись.

– А ты? – отчаянно выкрикнула она, по-прежнему упрямо глядя на него в упор. – Ты тоже теперь хочешь сбежать?

"Хочу. Но не сбегу. Потому что никто не знает, что было бы если… Потому что ты, живая, мне дороже уже похороненного прошлого. Потому что я не могу потерять тебя ещё раз, не могу оттолкнуть. Потому что не хочу перекладывать на тебя вину, которую ты снова пытаешься взвалить на себя целиком – как тогда, когда сломалась моя палочка, и ты смотрела такими же несчастными, виноватыми глазами. Потому что сейчас ты опять напоминаешь мне себя настоящую, опять доказываешь, что твоей истинной сущностью всегда была ответственность. И если ты не вмешалась – значит действительно не могла, как бы ни рвалось от этого сердце…"

– Бедная, – сказал он вслух, беря её за руку. – Как же ты всё это выдержала?

И Гермиона позволила привлечь себя в объятье, спрятав мокрое от слёз лицо у него на груди. Гарри неловко гладил её по спине, по волосам, и думал, что по-настоящему она вернулась только теперь – словно треснул невидимый панцирь, заключавший в себе ту Гермиону, что полгода назад шагнула в камин, пообещав быть дома к ужину.


***


Рон в одиночестве наворачивал круги над холмом. Обычно полёты помогали восстановить душевное равновесие, но сейчас он даже не пытался успокоиться. Он чувствовал себя последней сволочью, но ничего не мог поделать с навязчивой мыслью, что эта новая Гермиона, вернувшись, окончательно украла у него девушку, которую он до сих пор любил. От этой мысли было недалеко до сожаления о том, что она вообще выжила, а ощущать себя подлецом, способным на пожелание мучительной смерти своей лучшей подруге, было непривычно и ужасно неприятно. И тем не менее, как он ни старался увидеть что-то знакомое в этой чужой женщине, получалось плохо. Особенно когда она смотрела на Гарри как на потерянного и вновь обретённого сына, а тот зачем-то подыгрывал и даже начал через раз называть её Джин.

"Так что, нашей Гермионы больше нет и не будет? – спросил его Рон, несколько дней наблюдавший всеобщий ажиотаж вокруг гостьи, и сам ужаснулся тому, сколько злобы прозвучало в этом вопросе. – Такое ощущение, что вам она интересна исключительно тем, что была в прошлом…"

"А у меня ощущение, что именно ты не желаешь признавать в ней "нашу Гермиону", – парировал Гарри. – Что же касается прошлого… Отчасти ты прав, мы все перегнули палку. Но представь себе, какой это уникальный шанс – для меня, для Невилла, для твоей мамы – спустя столько лет после потери наших близких встретить человека, который ещё совсем недавно общался с ними, хорошо их знал… Да что я тебе рассказываю, не ты ли всего неделю назад выбирал себе собутыльников только из того соображения, что с ними можно поговорить о ней, живой?"

"Ну и что ты хочешь мне этим доказать? – буркнул Рон. – Что её воспоминания о дяде Фабиане, к примеру, важнее, чем наше общее прошлое, которое для нас закончилось полгода назад, а для неё, поди, уже быльём поросло?"

"А ты бы с ней поговорил, – насмешливо предложил Гарри. – Тогда бы сам убедился, что она помнит, а что нет".

Рон и рад был бы последовать его совету, но чем больше проходило времени, тем всё более невозможным казалось просто подойти к ней и заговорить. Пихнуть, как раньше, плечом, устраиваясь рядом, и спросить: "А здорово тогда Гарри засунул троллю палочку в нос?!" Идиотизм. Ещё тупее было бы напомнить, как они напились перед первым разом. Настолько, что наутро Рон даже не был уверен, было ли у них что-нибудь. Да, это определённо была не та тема, которая бы подошла для первой беседы. "А ты только Гарри и Невилла нянчила? Может, меня тоже немножко?" Тьфу.

Рон заложил широкую петлю над садом, невольно выглядывая её силуэт среди деревьев. Прежняя Гермиона, скорее, сидела бы в доме, уткнувшись носом в очередную книжку. Эта – предпочитала проводить время на улице, как будто стены на неё давили. Она могла часами сидеть неподвижно, с закрытыми глазами, и была при этом мыслями где-то далеко-далеко, в той жизни, о которой они все не имели ни малейшего понятия, несмотря на то, что каждый вечер набрасывались с расспросами. Может быть, ему тоже стоило вместе с остальными не давать ей прохода и продыха, чтобы по крайней мере не сложилось впечатления, что ему всё равно. Может, если бы они привыкли разговаривать – пусть даже о дяде Фабиане, сейчас было бы легче восстановить потерянную ниточку, ведь, Мерлин побери, Гарри прав, это была всё та же их Гермиона, но с каждым днём они всё больше отдалялись друг от друга. Сегодняшний вечер был последним перед её отъездом. Последний шанс.

Занятый невесёлыми мыслями, Рон не сразу заметил, что в небо поднялась ещё одна метла. Он обратил на это внимание, лишь когда летун набрал изрядную высоту. И сразу стало понятно, что он явно не справляется с управлением: метла, как припадочная, совершала рывки из стороны в сторону, словно пытаясь сбросить наездника, а затем вошла в штопор и устремилась к земле. Рон с максимально возможной скоростью рванулся наперерез, уверенный, что не успеет.

Он перехватил древко спятившей метлы, когда до столкновения с землёй оставалось каких-нибудь пять ярдов, и она, узнав его уверенную руку, подчинилась, выравнивая полёт параллельно горизонту. Но разгон к этому моменту был такой большой, что от резкого торможения оба наездника свалились с мётел и покатились к подножию холма, переплетаясь руками и ногами. Наконец казавшееся бесконечным падение прекратилось, и Рон едва успел упереть ладонь в землю, чтобы не обрушиться всем весом на Габриэль. Несколько мгновений он, раскрасневшийся и встрёпанный, тяжело дыша, смотрел в её широко распахнутые глаза. Она медленно подняла руку, убирая забившиеся в рот волосы, и в этот момент Рон яростно прошипел:

– Это метла Фреда, идиотка! – и одним прыжком вскочил на ноги.

Подхватив с земли обе метлы, он решительно зашагал прочь, даже не потрудившись удостовериться, что она ничего себе не сломала. Поэтому не увидел, как Габриэль села, подтянув колени к подбородку, и уткнулась в них лицом, пытаясь унять подступающие слёзы злости и обиды.


***


– Тебе обязательно уезжать? – спросила Джинни, пошевелив в костре веткой, отчего в небо взметнулся столп искр. – От лета осталось всего ничего, скоро ребята отправятся на сборы, а у меня просмотр в команду. Может, задержишься ещё на недельку?

– Нет, – Гермиона решительно помотала головой. – Я и так провела дома всего два дня. Пора возвращаться.

Перед родителями ей действительно было ужасно стыдно – прежде всего за то, как мало она вспоминала о них, будучи в прошлом. А ведь один Мерлин знает, что они пережили за те несколько месяцев, что она числилась погибшей. Утешало только одно: оказалось, родители не верили в её смерть, не сомневались, что непременно случится чудо и дочь вернётся. Когда волшебники, лучше представляющие себе действительные возможности магии, уже потеряли надежду и смирились с утратой, двое магглов упорно продолжали ждать. Поэтому радость встречи не была омрачена чересчур сильным потрясением, и Гермиону довольно легко отпустили в Нору – известить своих друзей о том, что она жива.

– А долго тебе ещё прятаться? – подал голос Гарри.

– Прятаться меня никто не заставляет. Но прессе, конечно, лучше пока на глаза не попадать. Сначала Отдел Тайн должен придумать объяснение моему возвращению. Да ещё следствие по делу о пожаре снова возобновили, придётся давать показания, и в аврорате тоже просили раньше времени с журналистами не общаться.

– Правильно! – оживилась Джинни. – Теперь уж эти сволочи за всё заплатят!

– Ты о ком? – озадачено спросила Гермиона.

– Ты же сама рассказывала – про ту дуру, которая бросила на столе палочку, про Гойла…

– Ну и кто из них должен заплатить "за всё"? Гойл уже мёртв, а целительница, дежурившая в тот вечер, сразу после пожара уволилась и уехала во Францию. Так что обвинение предъявлять всё равно некому.

– Они не могут это так оставить! – возмущённо воскликнула Джинни, и Гарри с Роном зашикали на неё с обеих сторон – звонкий голос младшей Уизли, далеко разнёсшийся по ночному саду, был способен перебудить спавших в доме. – Теперь, когда есть свидетель…

– Надо признать, свидетель из меня так себе, – пожала плечами Гермиона. – Я даже не могу вспомнить лицо этой дежурной целительницы. Не говоря уж о палочке. Каким образом можно установить, что именно её использовал Гойл? Если эта Мари, или как её там, сразу не заявила о пропаже палочки, а втихую заказала себе новую, то никто не докажет, что она её вообще теряла. Так что…

– То есть ты тоже считаешь нормальным, что преступница останется на свободе? После всего того, что с тобой было?!

– Джинни… – Гермиона не знала, смеяться или плакать от того, каким ребёнком теперь казалась ей лучшая подруга. – Ну какая ещё преступница?! Её можно обвинить в халатности, максимум. И в сокрытии информации от следствия. Но за это уж точно не сажают.

– А что если это была не просто халатность? Что если всё было организовано нарочно, и этой твоей Мари заплатили за то, чтобы она забыла свою палочку без присмотра?

– О не-е-ет, – застонал Рон. – Бескомпромиссная Джинни Уизли утирает нос Визенгамоту и в одиночку разоблачает заговор! – он широко взмахнул руками, изображая в воздухе газетный заголовок. – Скорее кто-нибудь пригласите Риту Скитер, у нас тут сенсация…

– Вот дурак! – Джинни замахнулась на брата крепким кулачком, но Гарри перехватил её руку.

– Та-а-ак, кому-то пора спать, – заявил он, заставляя девушку подняться на ноги. – Пойдём, я провожу тебя.

Они обменялись выразительными взглядами, после чего Джинни, мило улыбнувшись, пожелала Рону и Гермионе спокойной ночи и послушно разрешила себя увести. Наступившее неловкое молчание вдруг было прервано насмешливым фырканьем Рона.

– Старый добрый Гарри со своим дипломатическим талантом, – произнёс он, придвигаясь ближе к огню. – Придётся перестать делать вид, что мы с тобой не знакомы. А то получится, что все его старания были напрасны.

– Может, у него, наоборот, были какие-то личные соображения, – буркнула Гермиона. – И, кстати, я не делала вид, что мы не знакомы.

– Про личные соображения, – Рон потянулся за бутылкой, – я притворюсь, что не услышал. Всё-таки речь о моей сестре. Ещё вина? – она молча кивнула. – Ну хорошо, я вёл себя всё это время как… как…

– Как обычно, – подытожила Гермиона, отсалютовав ему кружкой. – Я всё понимаю, Рон.

– Как обычно. Так что – мир?

– Мир, – вздохнула она, устраиваясь рядом с ним. – Что с тобой поделаешь…

– Ну конечно, ты теперь у нас взрослая тётенька, тебе положено проявлять снисходительность к подрастающему поколению.

– Точно! – она назидательно вскинула указательный палец. – А тебе положено уважать старших.

– Уважать старость, ты хотела сказать? – с невинным видом уточнил Рон и тут же получил подзатыльник. – У-у-у, Грейнджер, а рука всё такая же тяжёлая…

– Я практиковалась. Думаешь, ты единственный несносный подросток, с которым мне пришлось дело иметь?

Она внезапно помрачнела, и Рон тут же почувствовал перемену в настроении и не стал продолжать шутливую перебранку. Вместо этого он разлил остатки вина по кружкам и молча стал ждать, пока Гермиона заговорит сама.

– Мой лучший друг в прошлом тоже был сильно младше меня, – призналась она, наконец решившись на откровенность. – Почти на десять лет. И мне… ужасно больно… – её голос зазвучал совсем слабо, сведённое судорогой горло отказывалось повиноваться, – от того, что мы с ним больше никогда не увидимся. Я ни за что… ни за что не согласилась бы потерять тебя.

– Это тебе не грозит, – серьёзно заверил Рон, обнимая её за плечи. – Вполне возможно, что эта задача вообще невыполнима. Например, мама в детстве пыталась потерять меня раз пять. В Косом переулке, несколько раз на местной ярмарке, ещё на каком-то очередном юбилее тётушки Мюриэль, и на Кингз-Кроссе, когда впервые отправляла в Хогвартс близнецов… И папа тоже пару раз попробовал, в Министерстве. Но всё было бесполезно, как видишь…

Он нёс полнейшую ахинею до тех пор, пока Гермиона невольно не заулыбалась.

– Какой же ты клоун… – она легко чмокнула Рона в щёку.

– Ну а теперь признавайся, на ком ты отрабатывала свою знаменитую затрещину в моё отсутствие?

– Вообще-то, на твоём дядюшке, – ответила Гермиона. – Ты, кстати, очень сильно на него похож.

– Но у вас же не такая большая разница в возрасте, – удивился Рон. – Ты говорила, что он был всего на курс тебя младше, разве нет?

– Всё правильно.

– А как же тот "лучший друг на десять лет моложе"?

– О, он не позволял себя так просто лупить, – засмеялась она.

– Ну всё, теперь ты просто обязана рассказать, кто же тот храбрец, что осмелился сопротивляться твоим воспитательным мерам. Иначе я зачахну от любопытства.

– Боюсь, это тебя слишком шокирует, – Гермиона скорчила страшную рожу, чувствуя себя с Роном так легко и свободно, что невозможно было представить, насколько он был далёким и чужим ещё сегодня днём.

– Ничего, я готов, – он преувеличенно-внимательно уставился на неё с демонстративно серьёзным лицом. – Я выдержу. Давай уже, шокируй.

– Снейп, – просто ответила она. – Я дружила с Северусом Снейпом.

Рон надолго замолчал, переваривая информацию.

– Да уж, ты умеешь удивить, – сказал он наконец.

– Я предупреждала, – она пожала плечами. – На самом деле он замечательный. Он всегда поддерживал меня, когда мне было плохо. Позволял увидеть свои слабые места и болевые точки. Мне очень-очень его не хватает… – закончила она почти шёпотом, чувствуя, как снова подступают слёзы. – И я благодарна этой дуре Мари, – Гермиона решительно вскинула голову, – за то, что получила шанс увидеть некоторых людей совсем не такими, какими представляла их себе раньше. Этот опыт был болезненным, и болит до сих пор, но я не жалею. Не жалею, понимаешь?! – она казалась себе натянутой звенящей струной, которая вот-вот лопнет от напряжения.

– Понимаю, – кивнул Рон, притягивая её ближе. – Правда, понимаю. И… ты ведь не только о Снейпе говоришь сейчас?

– Наверное, я и вправду не сильно изменилась, – она шмыгнула носом, – раз ты до сих пор видишь меня насквозь. Да, я много что поняла и много чего пересмотрела. И да – там был ещё один очень важный для меня человек, потеряв которого я всё равно что потеряла себя.

– Он тоже уже умер? – осторожно спросил Рон.

Гермиона только помотала головой, не в силах произнести ни звука. Они долго сидели, бездумно наблюдая за пляской языков костра, чувствуя, как срастается что-то, что, казалось, было разорвано навсегда. Как возвращается тепло и доверие, без которых этот мир был бы совсем не таким, неправильным, ущербным…

– Ты совсем засыпаешь, – Рон слегка шевельнул рукой, которая наверняка уже затекла. – Может, всё-таки сначала выспишься у нас, а уж потом к родителям?

– Нет-нет! – встрепенулась Гермиона, волевым усилием разлепляя ресницы и стряхивая дремоту. – Я обещала маме, что утром буду дома. А вот тебе и вправду давно пора ложиться. У вас же завтра… то есть уже сегодня поездка в Лондон запланирована, так?

– Угу, – без энтузиазма признался он. – Придётся тащиться с девчонками на игру. Любимые Гарпии Джинни устраивают благотворительный матч с какой-то любительской командой. Для Героев Войны, между прочим, почётные места забронированы, вот так-то. Если бы не твоя конспирация, могла бы устроить громкое и красивое возвращение.

– Да ну его, – она широко зевнула. – Повеселитесь без меня пока.

– Какое уж там веселье, – махнул рукой Рон. – Водить за ручку "бедняжку Габи" и следить, чтобы она себе шею не свернула… Слышала, что она сегодня отколола?

– Угу. И кстати, зря ты так на неё налетел. Откуда ей было знать…

– Что, уже успела наябедничать?! – перебил он раздражённо. – А спросить кого-нибудь она не могла, прежде, чем взять из сарая самую норовистую метлу?

– А она, между прочим, в результате подумала, что ты разозлился только потому, что вещи Фреда неприкосновенны. И рыдала полдня.

– Всё-таки вы, девчонки – это… полный кошмар!

– Нет, это у вас, мальчиков, иногда вместо головы бладжер, – парировала Гермиона.

– Почему не квоффл? – слегка обиделся Рон.

– Потому что вызывает желание вдарить битой. И вообще, скажи спасибо, что не снитч.

– Маленький, всегда неизвестно где, и делает ушами "хлоп-хлоп"? – уточнил он. – О да, спасибо. Пускай будет бладжер.

– Рон, прекрати, – сдавленно произнесла Гермиона, ярко представив себе человека со снитчем на плечах. Истерический смех удалось сдержать только тем соображением, что обитатели Норы вряд ли оценили бы подобную шутку в четыре утра. – Это вообще не смешно. Обидел девочку и даже не извинился. Тоже мне, герой!

– А я никогда и не претендовал, – буркнул Рон.

– Ты может и не претендовал. Но Габи всегда считала тебя своим личным спасителем. Ещё с Тремудрого турнира.

– Да брось! Никого я не спасал! – он заметно смутился и даже вскочил на ноги, с крайне озабоченным видом начав подкладывать в костёр новые ветки.

– Это мы с тобой знаем, – продолжила Гермиона, как ни в чём не бывало, наслаждаясь его замешательством. – А для Габи ты с тех пор стал самым настоящим героем. Как Гарри для Джинни после Тайной комнаты.

– То есть ты хочешь сказать… – в ужасе начал Рон. – Да нет, она совсем ещё ребёнок, ты что!!!

– Ну и что ей теперь влюбиться нельзя? – невинно поинтересовалась Гермиона. – В Героя Войны, звезду квиддича, будущего бравого аврора, да и просто отличного парня…

– Заткнись, Грейнджер, – простонал он, хватаясь за голову. – Какой кошмар!

– Никакого кошмара, – беспечно возразила она. – Не понимаю, чем ты недоволен.

– И что же мне теперь делать? – Рон смотрел так жалобно, что Гермиона едва удержалась от смеха. – Что мне с этим делать?! 

– Расслабиться и получать удовольствие, – невозмутимо ответила она. – Она будет обожать тебя на расстоянии, краснеть, бледнеть и печь для тебя фирменное печенье. А потом подрастёт и повырывает твоим квиддичным фанаткам все их белокурые шиньоны…

– Так, стоп! – решительно перебил её Рон. – Я всё понял. Тебе просто не терпится передать меня "в хорошие руки", чтобы дальше строить свою взрослую жизнь.

Лёгкое настроение как ветром сдуло.

– Едва ли из наломанных мною дров теперь удастся что-то построить, – грустно сказала она, поднимаясь с земли. – Светает – мне пора.

– Уже? – он сжал её в крепком объятии. – Не пропадай, ладно? Может быть, поедешь с нами на сборы?

– Мне сначала хотя бы документы получить надо. Да и вообще, с моей учёбой ещё ничего не понятно. Так что вряд ли. Но как только воскресну официально – сразу же приеду вас всех навестить.

– Будем ждать, – пообещал он. – Передавай привет родителям.

Кивнув, Гермиона аппарировала, а Рон, наколдовав на себя чары непромокаемости, улёгся прямо в траву. Первые лучи восходящего солнца позолотили макушки деревьев, качавшиеся у него над головой, где-то недалеко запела первая утренняя птица. Рон почти что начал засыпать, когда негромко стукнула дверь дома, и спустя несколько минут рядом с ним, голова к голове, растянулся Гарри.

– Я слышал хлопок аппарации, – сквозь отчаянную зевоту сообщил он. – Куда она в такую рань?

– Домой. И я понятия не имею, почему именно на рассвете. Мы не ссорились, и я ничем её не обидел, – немного раздражённо добавил он, отвечая на немой вопрос. – Правда, всё в порядке.

– Поговорили?

– Поговорили.

– Ну и хорошо.

А потом они долго лежали, глядя в светлеющее небо. И, уже окончательно погружаясь в сон, Рон ворчливо сказал:

– Твой дурацкий цветок пахнет на всю округу…

просмотреть/оставить комментарии [326]
<< Глава 43 К оглавлениюГлава 45 >>
май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.30 09:53:34
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [354] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.