Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

ххх: Вот смотрю я на шестиклашек... И эта херня убила василиска?

Список фандомов

Гарри Поттер[18448]
Оригинальные произведения[1226]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[175]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12621 авторов
- 26916 фиков
- 8572 анекдотов
- 17638 перлов
- 656 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>


  Два в одном

   Глава 5
It is the end of all hope

To lose the child, the faith

To end all the innocence

To be someone like me



… Я… умру, да? – тихо спросил Гарри.

~ Не сразу, все гораздо сложнее, – Снейп потер виски. – Я бы мог сказать тебе, что ты умрешь легко, но на этот раз я не хочу скрывать от тебя правды. Ты привык считать, что душа не может умереть. Но это справедливо только для тех, кто УЖЕ мертв. ТВОЕ же тело по-прежнему связано с твоей душой – ты ведь видишь, что оно выглядит и ощущается так же, как и прежде, когда твое сознание еще не было от него отделено. Но та связь, которая образовалась у тебя со мной, не позволяет душе ни окончательно покинуть этот мир, ни вернуться назад. Поэтому, находясь в таком подвешенном состоянии, – ведь мое тело не является для тебя нормальным вместилищем – ты будешь медленно… растворяться. Сначала ты ничего не почувствуешь – все будет как обычно. Но со временем ты начнешь замечать, что все меньше интересуешься внешним миром. Ты не будешь находить радости в том, что обычно делало тебя счастливым, ты перестанешь переживать о горестях. Все сущее станет для тебя блеклым, тусклым, ты перестанешь видеть краски мира. Твоя душа будет по частям растворяться в бесконечности вселенной, пока от нее не останутся разрозненные мельчайшие части, которые уже никогда не смогут собраться вместе.

… И на сколько затянется этот процесс? – Гарри пребывал в полном шоке, поэтому его голос звучал абсолютно спокойно.

~ Стандартный период обращения анэсена – семь месяцев. Но даже если ты протянешь год и нам удастся вернуть остатки твоего «я» в тело, ты будешь скорее живым трупом, нежели человеком. Существом без души.

… Вот как… Словно прошедшим через более адаптированную версию поцелуя Дементора?

~ В целом, так и есть.

… Понятно…

Гарри пытался осмыслить сказанное Снейпом. Он. Умрет. Нет, Поттер не боялся смерти. Он рассматривал ее как очередное приключение. Он мог представить свою смерть от руки Вольдеморта или Упивающихся Смертью, действительно мог. Но чтобы умереть ТАК! Одному. В забвении. Медленно угасать с каждым днем. Имея в собеседниках лишь Снейпа. О, Мерлин, нет!..

… А если повторится тот случай, когда я контролировал ваше тело?

~ Каждый такой случай приводит к большому расходу твоей энергии. Поэтому каждый раз может стать последним.

… О, Мерлин… Профессор, – шок Гарри стремительно переходил в истерику, – но ведь должен же быть какой-то выход. Я не хочу ТАК умирать. Нет, нет, только не так!

~ Гарри, теперь помочь тебе может только чудо. А хоть я и волшебник, но в чудеса не верю.

… Вы лжете! – Гарри уже не мог сдерживать свои эмоции. Все переживания прошедших двух недель рвались наружу и грозили обрушиться на ни в чем неповинного профессора. – Вы столько знаете про этот шар, про его свойства! Так какого черта вы не хотите все исправить?! Или вам доставляет удовольствие наблюдать за моими мучениями?! Вы меня всегда ненавидели – это что, такая извращенная месть?! Ну так считайте себя отмщенным – я готов унизиться и молить о прощении на коленях, только выпустите меня!

~ Это, конечно, очень занимательная идея, но, боюсь, неосуществимая, – Снейп начал раздражаться. – Так что я прошу вас перестать беситься, мистер Поттер.

… Я уже снова мистер Поттер?! А почему, собственно, вы вообще начали называть меня Гарри? Какую цель вы преследовали?

~ Никакую. Я надеялся, что вы уже достаточно взрослый человек, чтобы понять ситуацию. Я снова ошибся на ваш счет. Вы как были глупым невоспитанным мальчишкой, так им и остались.

… Понять?! Понять то, что вы будете медленно пожирать мою душу, а я буду только смотреть на это, с каждым днем теряя себя все больше?! Вам легко говорить о благоразумии, черствый сухарь! Но, так или иначе, это вы будете виноваты в моей смерти! И до последнего мгновения я вам спокойно жить не дам! – Поттера, как говорится, понесло.

~ Заткнитесь, Поттер, – Снейп вскочил с кресла, – вы хоть сами-то понимаете, в чем меня обвиняете?!

… Я-то как раз пониманию. И еще я понимаю, что отгородиться от меня вы не сможете! – Гарри наслаждался представшей перед ним картиной. – Вы будете слышать все, что я буду говорить, весь бред, что я буду нести, утром и вечером, днем и ночью! Если уж мне суждено окончить свою жизнь таким образом благодаря вам, я постараюсь напоследок отравить и ваше существование!

~ Вот здесь вы ошибаетесь, мистер Поттер, – Снейп подошел к шкафчику с зельями и достал с полки один флакон. Что ж, если мальчишка хочет войны – он ее получит. – Знаете ли вы, что это?

… Очередной ваш «точный эксперимент»?

~ Нет, это зелье, применяемое при раздвоении личности. Полностью блокирует другую сущность. Я надеялся, что до этого дело не дойдет, но раз уж вы настаиваете…

… Подождите, что вы собираетесь делать?

~ Я не буду говорить, что мне будет не хватать вашей компании – это не так, – не обращая внимания на слова Гарри продолжал Снейп. – Я не буду говорить, что мне было приятно с вами общаться – это тоже не соответствует действительности. Пожалуй, правдой будет то, что я наконец отдохну от вас. Прощайте, Поттер.

… Нет! Не делайте этого!

Но профессор уже сделал большой глоток зелья.

И поразился тишине, в мгновение ока окутавшей его.

– Забытое ощущение, – пробормотал профессор, садясь обратно в кресло и принимаясь размышлять о своем.

По-видимому, он размышлял о чем-то приятном, поскольку на его губах то и дело играла лукавая улыбка…

***

Размышления же Гарри были намного более тривиальны. Мысли его, все как одна, касались видовой принадлежности профессора Снейпа, его ближних и дальних родственников к тому или иному типу животных. Ни одной цензурной фразы замечено не было.

Но, так как профессор ничего из вышеперечисленного не слышал, то все проклятия Поттера, весьма любопытные сравнения, а также наиболее повторяемая фраза, общий смысл которой, исключая непечатные слова, сводился к: «Это вы во всем виноваты!» лишь сотрясали пустоту.

Хотя гнев все еще клекотал в гриффиндорце, на второй день ему было уже не столь весело. Он по-прежнему видел и слышал все события, происходившие со Снейпом, но невозможность быть услышанным начала навевать тоску.

На третий день парень тихо взвыл: быть сторонним наблюдателем оказалось не так уж и интересно. Снейп вел себя так, словно Поттера совсем не существовало. Но теперь уже идея узнать о таинственном профессоре все не казалась Гарри такой уж гениальной. Уж лучше все было как раньше.

На четвертый день Гарри познал свой истинный страх.

Страх перед Вольдемортом или дементором вполне объясним: первый – гроза всего магического мира, второй – самое отвратительное в этом мире существо. Свой страх перед женщинами Поттер тоже мог объяснить – после того случая на шестом курсе с Джинни Уизли парень старался держаться от них подальше. Но вот чего Гарри никогда не мог себе представить, что он будет бояться одиночества. Как раз наоборот – он бродил по школе ночью, отыскивая укромные уголки, где можно будет днем спрятаться от вездесущих Рона и Гермионы, которые, как ему казалось, сделали целью своей жизни опекать его от каждого шороха. Но, как оказалось, ему не хватает не только их. Сейчас он был бы неимоверно рад даже Вольдеморту, возжелавшему вдруг поговорить с Поттером по душам.

Знать, что тебя никто не только не видит, но и не слышит, быть, по сути дела, никем – вот что страшило Гарри больше всего на свете.

И он уже был готов перегрызть глотку собственной гордости и попросить прощения у Снейпа. В его положении для достижения этого мог быть лишь один способ. Пусть профессор говорил, что каждый удачный случай установления контроля над телом Снейпа может стать для гриффиндорца последним – уж лучше быстро умереть так, чем черт знает сколько времени терпеть это бесконечное одиночество.

***

На пятый день после их ссоры, Северус проснулся в превосходном расположении духа. Впрочем, как и во все остальные четыре дня. «Все-таки этот отдых великолепен, пусть он и не продлится долго. Но это не запрещает мне совмещать приятное с полезным. Но что этот мальчишка так долго молчит?»

Однако на столе лежало опровержение его слов – письмо, написанное почерком Поттера.

«Так, так, наконец-то», подумал Снейп, садясь за стол и принимаясь за чтение написанного.

«Профессор Снейп!

Я пойму, если вы уничтожите это письмо не читая, но все же прошу вас выслушать меня. Я признаю, что был неправ, обвинив вас в сложившейся ситуации. Я искренне прошу у вас прощения, за все те слова, которые наговорил в ваш адрес. Я прошу вас, если это возможно, вернуть мне способность разговаривать с вами, поскольку существовать без этого мне оказалось довольно сложно. Если же вы решите, что этого наказания для меня недостаточно, вспомните, что значит для гриффиндорца признать свою вину перед слизеринцем.

С уважением, Гарри Поттер».

Снейп усмехнулся. Именно на это он и рассчитывал. Профессор взял в руки лежавшее рядом перо и принялся писать ответ.

«Мистер Поттер, меня сложившаяся ситуация вполне устраивает. Однако я не являюсь тем бессердечным мерзавцем, коим вы меня, безусловно, привыкли считать. С целью гармонизировать наши отношения я могу пойти на уступки относительно вас, при условии соблюдения вами ряда требований. А именно:

1. Не надоедать мне и не вмешиваться в мою жизнь.

2. Не использовать мое тело без моего ведома.

3. Я оставляю за собой право игнорировать любые ваши вопросы, если сочту это необходимым.

Если вы согласны с этими пунктами, то я могу вернуть вам возможность выражать свои мысли.

Жду вашего ответа.

С.С.»

Северус положил руку на стол и принялся ждать. Ожидание долго не продлилось. Практически сразу его рука зажила отдельной от тела жизнью и профессор наблюдал за появляющимися строчками:

«С вашими условиями полностью согласен.

Гарри Поттер.»

– Что ж, если вы согласны, не стоит заставлять вас ждать, – с этими словами Северус подошел к шкафчику и вынул оттуда очередной пузырек, содержимое которого тут же выпил.

… Спасибо, профессор.

~ Ох, а я только успел отвыкнуть от звуков вашего голоса.

… Профессор, вы, конечно можете не отвечать, но простите мне мое любопытство: почему от лекарства от раздвоения личности существует противоядие?

~ А вы предпочли бы, чтобы его не существовало? Но я отвечу вам – просто иногда блокируется не та личность.

Снейп был доволен собой – все вышло так, как он и планировал. Поттер испугался до конца своих дней не иметь возможности общаться с живым человеком и согласился на все условия, тем самым полностью развязав профессору руки. Очень вовремя, надо сказать – действие зелья завтра закончилось бы само. А теперь Северус будет лишен радости выслушивать сомнительные комментарии Поттера по любому поводу. И еще можно не опасаться обнаружить себя в дурацком положении из-за вечной способности мальчишки находить неприятности на свою пятую точку.

Северус улыбнулся уголками губ. О, да! Теперь их сосуществование действительно будет гармоничным.

***

***

Первые несколько дней все действительно шло просто великолепно.

Опасаясь повторения инцидента с блокирующим зельем, Поттер четко придерживался оговоренных в контракте условий. Так как комментировать действия Снейпа ему теперь было запрещено, то получалось, что единственной возможностью пообщаться с профессором для гриффиндорца стали те самые уроки, которые он раньше тихо ненавидел.

Да, их занятия продолжались. Директор, после того, как ему сообщили о неудаче с зельем, заявил, что надежда на благополучный исход все же есть, поэтому не стоит вот так сразу бросать обучение Гарри. И теперь Гарри был этому факту несказанно рад. Парень ждал наступления вечера с нетерпением, тем более, что иногда уроки заканчивались пространными разговорами на различные темы. Профессор действительно много знал и, хотя разговорить его было довольно трудно, когда Гарри это удавалось, он наслаждался красноречием обычно замкнутого слизеринца.

Северус же, в свою очередь, с удивлением обнаружил в обычно непоседливом гриффиндорце внимательного слушателя, способного быть серьезным и сосредоточенным, если того требовали обстоятельства. Северус не знал: то ли это было следствием контракта (хотя до конца в беспрекословное послушание Поттера профессор не верил), то ли уже начал действовать механизм поглощения души (хотя для этого прошло еще слишком мало времени), а может, за всем напускным невежеством Поттера скрывался интересный собеседник, способный слушать, и, главное, слышать других. Хотя, если последнее предположение было верным, то Северус был готов лично выразить свое восхищение шпионскими талантами гриффиндорца, так убедительно скрывавшего свой интеллект в течение семи лет.

Так вот – тихо, мирно, без эксцессов – прошло полторы недели. Однако Гарри не оставляли в покое мысли о Малфое-младшем, которому он так неосмотрительно велел прийти после равноденствия. О, да, повод для беспокойства был. Гарри до сих пор ничего не сказал профессору о домогательствах юного слизеринца, хотя случившееся касалось Снейпа прежде всего. Поттер просто не мог начать этот разговор. Единственное, на что хватило его хваленой гриффиндорской смелости – так это на то, чтобы молиться всем известным и неизвестным богам, о том, чтобы Драко Малфой забыл о своем увлечении собственным деканом.

Но у богов тоже бывают праздники – на этот раз гулянка была по поводу удачного вступления в должность одного из богов… кажется, огня… или это был бог света? Впрочем для нашего повествования данная деталь не так уж важна, единственно надо сказать, что горячие просьбы Поттера в этот раз услышаны не были.

***
По прошествии двух недель после равноденствия, когда Поттер почти уверился в том, что Малфой-младший нашел себе другой объект интереса, поздно ночью, во время очередного разговора Гарри и Северуса о различных способах пыток людей, применяемых Вольдемортом (с некоторых пор это была их любимая тема), в дверь осторожно постучали. С недобрым предчувствием – как известно, кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро; а вот после полуночи, как правило с добрыми намерениями в гости никто не приползает – Снейп поплелся открывать дверь.

Его предчувствие оправдалось в полной мере – на пороге кабинета стоял Драко Малфой – черная мантия небрежно наброшена на плечи, а под ней НАСТОЛЬКО прозрачная пижама, что если бы слизеринца в таком виде увидели его поклонницы из числа женской половины населения Хогвартса (прим. беты: подозреваю, что и из мужской тоже…), то немедленно разорвали бы на сувениры. И, похоже, под этим костюмом на парне не было ничего.

Если бы Поттер был сейчас в своем теле, то наверняка напоминал бы представителя семейства членистоногих, особенностью которых были перископические глаза. Однако лицо Снейпа не выражало никаких эмоций, кроме, пожалуй, неудовольствия по поводу отрыва от важных дел. Но, находясь внутри него, Гарри знал, что профессор сейчас находится в глубочайшем шоке. Правда, опыт шпиона закалил личность Снейпа настолько, что справился он с собой довольно быстро.

– Что вам потребовалось здесь в таком виде, мистер Малфой? Вы перепутали мой кабинет с комнатой вашего любовника? – для декана Слизерина не были секретом сексуальные предпочтения своих подопечных.

– Нет, я пришел туда, где меня ждут, – промурлыкал Малфой, призывно глядя Снейпу в глаза. Гарри внутри профессора поморщился, – вы ведь ждали меня, профессор?

– С чего это вы взяли, что я буду вас ждать? – Северус попытался скрыть удивление за маской раздражения.

– С того, что вы сами сказали мне приходить после равноденствия.

«После равноденствия? Что за бред? Только если…» – в последнее время все неприятности, что случались с профессором, имели только одну причину...

~ Поттер!..

… Да, профессор, я вас слушаю.

~ Нет, это я вас слушаю! Почему мне кажется, что вы с этим напрямую связаны?

… Наверное, потому что так и есть.

~ Поттер, что…

… Может, все же пригласите Малфоя войти? Он уже дрожит весь и, думаю, не от желания. Как он не окочурился пока дошел сюда?

~ Если бы он «окочурился», как вы выражаетесь, по дороге, мне, по крайней мере, не пришлось бы расхлебывать ту кашу, которую вы заварили.

… Но зато в этом случае у вас было бы целых два трупа! – веселился Поттер.

– Равноденствие было две недели назад, мистер Малфой. Проходите, – и профессор посторонился, пропуская слизеринца внутрь.

Юный соблазнитель прошел мимо Снейпа. Хмм, на такой прием он рассчитывал. Профессор, что, опять собрался сопротивляться? Нет, на этот раз Драко своего шанса не упустит. Завтра утром он проснется в постели своего декана. Не будь он Малфой.

***

ВАРИАНТ 1 – Это невинный (в смысле более невинный, чем второй) вариант.

Малфой и Снейп сидели в креслах друг напротив друга, при этом профессор не только поддерживал беседу с Драко (прим. беты: да-да, кролики – это не только ценный мех, но и потрясающая скорость размножения…) (причем беседа эта была не о том, о чем все подумали, а о перспективах команды Слизерина выиграть в этом году кубок по квиддичу – а перспективы эти были – Поттера-то, ни слуху, ни духу), но еще и выслушивал объяснения Гарри – довольно невнятные, надо сказать, – по поводу его ночной прогулки в теле профессора.

… Вот так все и произошло, – закончил гриффиндорец свое изложение произошедшего в первую его ночную вылазку в теле декана Слизерина.

– Да, мистер Малфой, я надеюсь, что в отсутствие нашей гриффиндорской знаменитости вы все же удосужитесь поймать снитч.

~ Знаете, Поттер, если бы вы физически были живы, то я не задумываясь убил бы вас за это.

… Боюсь вы не первый, кого посещает это кощунственное, на мой взгляд желание. Только, что теперь об этом говорить? Надо что-то делать. Вы раньше сталкивались с подобной ситуацией?

– Я сделаю все от меня зависящее, сэр.

~ Конечно, Поттер, каждый день к моим комнатам приходят влюбленные студенты.

… Да? А я что-то не заметил.

– Уж постарайтесь. Если Слизерин выиграет этот матч, то Гриффиндор автоматически выбывает из соревнования.

~ Это говорит только о вашей невнимательности.

… Неважно, о чем это говорит. Что мы с Малфоем делать-то будем?

– Профессор, – маленький мерзавец будто услышал последнюю фразу Гарри, – я здесь, в общем-то, не для обсуждения квиддича. Я пришел поговорить о нас.

«Началось!» – в унисон подумали Снейп и Поттер.

~ Мы, Поттер? Вы хотели сказать, что я, как всегда, буду исправлять последствия ваших необдуманных действий?

… Ну, если вы не можете сделать это сами, то предоставьте дело мне.

– О нас?!

~ Вам?!

… Мне. Я заварил все это – мне и разбираться с последствиями.

– Да, сэр, о нас. Я не хочу ходить вокруг да около, поэтому спрошу сразу – вы согласны на мое предложение?

~ Хотите поиграть в героя, Поттер, и испортить все окончательно?

… Нет, я хочу все исправить. У меня есть план. Кроме того, если у меня ничего не выйдет, вы всегда можете применить Обливиэйт или то зелье, что вы давали Люциусу Малфою.

– М-мм…

~ Зевс Всемогущий! Избавь нас от гриффиндорцев, планы строящих!

… Ну, у меня хоть какие-то задумки есть!

– Профессор, ответьте мне.

~ Вы забыли, как губительно для вас контролирование моего тела?

… Да бросьте, профессор, ничего не случится. А даже если случится, то я все равно предпочитаю умереть так, чем безучастно ждать растворения собственной души в «бескрайних просторах Вселенной» (как это по-гриффиндорски: погибнуть героической смертью, спасая учителя от домогательств ученика).

Снейп посмотрел в глаза Малфою, сделал над собой усилие и шагнул в пропасть, меняясь местами с Поттером. Профессору было любопытно, как с задачей по отваживанию Малфоя справится Гарри. И, кроме того, ему было безумно интересно, почему он позволил Поттеру взять контроль за его телом, хотя мог сам справиться с ситуацией за пару минут.

***

– Мистер Малфой, вы понимаете, что вы от меня просите?

– Я не прошу, я предлагаю…

– Вы, понимаете, чем это может обернуться для нас обоих, если кто-нибудь об этом узнает? Вы уже совершеннолетний и будете нести ответственность за этот поступок наравне со мной.

– Никто не узнает, я в этом заинтересован.

– Что ж, в таком случае… не желаете ли выпить, мистер Малфой?

– Да, пожалуй. Только… зовите меня Драко, сэр.

– Хорошо… Драко, – Снейп, то есть Гарри, поднялся с кресла и отправился к шкафу с зельями, рядом с которым профессор хранил алкогольные напитки.

~ Поттер, что ты собираешься делать? Напоить Малфоя до беспамятства? Я мог бы сделать это и сам.

… Сэр, – не обращая внимания на слова Снейпа, Гарри спросил: – Где вы храните сильнейший афродизиак?

~ Зачем тебе для этого понадобилось мое тело? Я бы… ЧТО?!

… Афродизиак, сэр. Самый сильный. И побыстрее.

~ Вторая полка слева, – ошарашено проговорил Снейп. – Зачем тебе возбуждающее средство?

Гарри снял с указанного места пробирку с полупрозрачной жидкостью.

… Без него у меня с Малфоем ничего не получится.

~ Так ты САМ собрался его принять?! Я тебе не позволю использовать мое тело в таких целях! Немедленно верни мне контроль!

… Успокойтесь, сэр, до этого не дойдет. Доверьтесь мне. В моих интересах избежать какого бы то ни было контакта с Малфоем. Блондины не в моем вкусе.

~ Думаешь, меня это успокаивает?!

… Нет? А должно бы. Хотя, – Гарри усмехнулся, – если это все же случится, то как будет считаться – вы были с Малфоем или я?

~ Поттер, если это все же случится, то ты до конца своих дней пробудешь под действием блокирующего зелья. Это я могу тебе обещать.

~ Не сомневаюсь в искренности ваших слов, сэр.

Приготовив коктейль «Мы едем, едем крышей в далекие края» (другой вариант – «Прощай, моя невинность!»), Гарри вернулся к покинутому им ради сей великой цели собеседнику, который сидел в кресле, зябко кутаясь в свою мантию – да уж, такая одежда явно не предназначена для долгих разговоров (она вообще предназначена только для того, чтобы быть снятой)! Тот с недоверием покосился на бокал, который ему предложил профессор, и протянул руку за другим. Поттер усмехнулся:

– Если бы я хотел тебя отравить, я бы сделал это другим способом, – и передал ему тот бокал, к которому Драко так тянуло.

~ А я бы вообще не стал переводить на него яд. Для того, чтобы оказать услугу этому миру и избавить его хотя бы от одного из Малфоев, есть множество гораздо более простых и, безусловно, более дешевых способов.

Снейп, то есть Поттер, сделав несколько глотков, прислонился к стене около камина, пристально наблюдая за изменениями, которые происходили с Малфоем после принятия напитка. А эти изменения были налицо (гм… то есть на лице…): покрасневшие щеки, участившееся дыхание, затуманенные страстью глаза под полуприкрытыми веками – если бы Гарри не считал Малфоя омерзительным, то, вполне возможно, нашел бы в нем некую прелесть.

~ Что меня интересует, так это почему у тебя не проявляются эти же последствия – ведь в твоем стакане столько же афродизиака.

… Я сейчас не в своем теле. А это, как я выяснил, несколько притупляет реакцию организма. У меня уходит слишком много сил, чтобы удерживать контроль и на возбуждение или, скажем, боль уже ничего не остается.

~ А потом…

… А потом будет потом. Сейчас перед нами другая задача. Если я не ошибаюсь, то той дозы возбудителя, что я положил, хватило бы на целый полк, – Гарри был спокоен как слон, – здесь и начинается самое интересное…

***

Да, самое интересное уже началось! Тело Драко сотрясала дрожь возбуждения (прим. беты: угу, представляю себе, как его колбасит…), он уже с трудом понимал, где вообще находится. Но цель свою он помнил четко – проснуться в кровати своего декана (прим. беты: заметьте – не переспать с профессором, а провести ночь в его кровати) (прим. авт: это подразумевается, и если вы, мисс, этого до сих пор не поняли, то вас уже ничто не спасет) (ответ беты: да, меня уже ничто не спасет, МИСС, если я бечу ВАШ фик!) (ответ авт. на ответ беты: я не поняла, вы имеете ко мне какие-то претензии?!!) (прим. беты на ответ авт. на ответ беты: перечислить?) (после звуков борьбы авт.: сорри, мы немного отвлеклись… и тут же в одной скобке прим. побитой, но все такой же вредной беты: немного?!). С трудом сфокусировав свой взгляд на Снейпе, слизеринец медленно поднялся и шагнул в объятия предмета (интерьера) своих юношеских грез. Подняв захмелевший взор к глубокому и загадочному взгляду профессора (то есть к честному и, в отличие от Малфоя, трезвому взгляду Поттера), Малфой поднялся на цыпочки, стараясь приблизиться к таким желанным губам. Но уста Снейпа миновали его требовательный рот и, опустившись чуть ниже, замерли напротив его уха.

– Иди вниз. Жди меня там (Гарри старался использовать только самые простые и доступные слова, чтобы те смогли благополучно дойти до сознания пьяненького Малфоя), – дыхание его обжигало, а бархатный голос, казалось, проникал внутрь каждой клеточки тела. Освободившись от объятий, Снейп подвел его к двери. Наверное, в спальню. Руки профессора нежно подтолкнули Драко к проему.

– Иди.

Драко начал спускаться по лестнице. Где-то на задворках его сознания родилась мысль – почему в спальню ведет лестница? Но юный Малфой был слишком поглощен своими ощущениями, чтобы отвлекаться на мысли.

А зря. Это гриффиндорцы привыкли не думать, во всем полагаясь на авось, а для слизеринца подобное отношение к жизни – смерти подобно.

Если бы возбуждение не возобладало над разумом, то Драко мог бы заметить любопытные вещи.

Он мог бы вспомнить, что в спальне должна быть кровать, а не каменный алтарь…

Он мог бы вспомнить, что профессор велел ему ждать внизу, а не наоборот…

Он мог бы вспомнить, что у профессора нет очков и шрама на лбу…

Если бы Драко сейчас не было все равно, КОГО или даже ЧТО он сейчас собирался… ммм… того, то он бы понял, что то тело, которое он сейчас так страстно целовал, просто по определению не могло принадлежать профессору – оно было для этого слишком… неживым.

Если бы он не был так занят своим занятием, то мог бы услышать осторожные шаги.

Если бы чувства Драко не были бы напряжены до предела, то, увидев непонятную вспышку белого света, он бы, скорее всего, удивился, а не упал бы в обморок.

Но все случилось так, как случилось. Никто не в силах изменить капризных желаний судьбы.

***

***

Однажды Колин Криви имел наглость принести на урок зелий фотоаппарат, чтобы сфотографировать Снейпа «на память», профессор, что предсказуемо, тотчас же отобрал его у Криви. «На память». Зельевар даже не думал, что когда-нибудь эта штука может ему пригодиться и запихнул фотоаппарат в недра своего стола чисто машинально. Но сейчас, наблюдая за тем, как Поттер переворачивает вверх дном его (стола) содержимое в поисках этого магглского устройства, Северус задавался риторическим уже вопросом: а не лучше было бы выкинуть его?

~ Поттер. ЗАЧЕМ. ТЫ. ОТПРАВИЛ. МАЛФОЯ. ВНИЗ? Ведь там он найдет ТЕБЯ!

… На это я и рассчитываю. Вернее на то, что с такой дозой афродизиака внутри отличить меня от вас он будет не в состоянии.

~ Это и есть твой гениальный план? Я, конечно, очень ценю то, что ты пожертвовал для меня своим телом, но ведь одного раза Малфою будет недостаточно. В следующий раз ты тоже предложишь ему свое тело вместо моего?

… Я вообще не собираюсь предлагать ему свое тело, – Гарри, наконец, нашел фотоаппарат. – Я как раз собираюсь избавить *нас* от него навсегда.

~ И каким же образом тебе в этом должен помочь фотоаппарат? Собираешься напугать юного Малфоя шаманским танцем с довольно страшненького вида магглской штуковиной до полной импотенции?

… Это, конечно, тоже идея, но лучше мы ее оставим про запас. Подождите немного и сами все увидите, сэр.

Гарри спустился вниз. От открывшейся его взору картины ему сразу захотелось убежать в ванную и провести полчасика в компании белого друга. Малфой, разорвавший на Поттере мантию и рубашку, нависший над ним и с жадностью целующий его грудь – это выглядело… отвратительно.

… Какой ужас!

~ Ты такой противник секса с мужчинами, Поттер?

… Нет, я противник секса с полутрупами.

~ Даже если это твой полутруп?

… Тем более, если это мой полутруп.

Гарри выбрал наиболее удачный ракурс и приготовился сделать серию фотографий, но неожиданное препятствие в виде обморока Малфоя после первой же вспышки помешало воплотить эту идею в жизнь.

… Что за?.. Не знал, что он боится фотографироваться.

~ Оставишь его здесь или потащишь наверх?

… Наверх. Мне хватит и одной фотографии, а здесь он еще может натворить дел, когда очнется.

Гарри осторожно стащил Малфоя со своего тела. Это тело, кстати, еще нужно переодеть. И, желательно, помыть. Схватив Драко за руки, Поттер волоком потащил его по ступеням наверх, где сгрудил кучкой на кресле.

… Вот, осталось только проявить негатив – не волнуйтесь, я умею – и все будет в порядке.

~ Что будет в порядке, Поттер? Как ты собираешься использовать фотографии?

… Так же, как Малфой собирался использовать «изнасилование учеников» - старый добрый шантаж. Представляете себе лицо Люциуса Малфоя, если он увидит это? – параллельно со своими словами Поттер принялся за проявление и создание снимков. В лаборатории профессора зелий было все необходимое (прим. беты: не знала, что Снейп такой заядлый фотограф).

~ Я-то представляю, а вот ты похоже, не очень. Это Драко может нас этим шантажировать! Поттер, ты просто идиот! Если Люциус это увидит, то его сын не будет молчать и как на духу выложит, где эти снимки были сделаны! Тогда вся моя работа пойдет гиппогрифу под хвост! Гениальный план! Хотя, чего еще ждать от гриффиндорца?!

… Успокойтесь, сэр, – эта проникновенная тирада не произвела на Гарри никакого эффекта (не иначе, как иммунитет выработался). – Не хотите, чтобы на фотографиях был я, там будет кто-нибудь другой.

~ Каким образом?

… Продвинутая версия подделки изображений. Изобретение гриффиндорцев. Рыжих гриффиндорцев, если точнее. Передается от старших студентов младшим. Вы будете первым слизеринцем, узнавшим этот способ.

~ Это великая честь для меня, – попытался съязвить Снейп.

… Естественно, сэр, – не понял сарказма Гарри (прим. беты: а чего еще профессор ожидал – гриффиндорцы, а Поттер особенно, вообще простые как яичница, где уж им постигнуть тонкий слизеринский юмор…).

Поттер взял в руки проявленную пленку.

… Делать все надо непосредственно на негативе, иначе смогут распознать подделку.

Достав палочку, Гарри быстро пробормотал какое-то заклинание, которое профессор не расслышал. Он хотел было попросить повторить его, когда понял, ЧТО парень только сейчас сделал.

~ Ты не можешь использовать магию в моем теле!

… Ох, я забыл…

~ Забыл?! Клянусь Мерлином, только вы, Поттер, способны забыть о том, что является для вас смертельно опасным!

… Да успокойтесь вы, профессор, ничего же не произошло.

Хмм… действительно. Поттер не бился в агонии и не падал в обморок. На этот раз пронесло.

… За что люблю магические фотографии – так это за то, что даже одного кадра хватает, чтобы получить всю картину в целом.

Снейп посмотрел, кого Поттер поставил на фотографии вместо себя и поперхнулся.

~ Ты уверен в том, что на фото должен быть именно он?

… Да, лучшей кандидатуры на звание «кошмар Малфоев» не найти. Надеюсь, он простит меня за это.

***

Все было просто ужасно. Тьма, окутавшая Драко непроглядной пеленой, вдруг начала расступаться, и он почувствовал, как чьи-то руки отнюдь не нежно вливают в его горло какую-то несусветную гадость. Он инстинктивно попытался отстраниться, но услышал голос своего профессора зельеварения:

­­− Выпейте это, мистер Малфой, вам сразу станет легче.

Драко заставил себя проглотить зелье. Хм, стало действительно легче. Память медленно возвращалась к Малфою. Вот он заходит в кабинет, вот они со Снейпом разговаривают, потом профессор предложил ему выпить... На этом событии память тормозила и дальше двигаться отказывалась. Хотя смутные ощущения теплого тела под ладонями не оставляли Драко в покое.

− Что со мной случилось?

– Вы упали в обморок, мистер Малфой.

– В обморок? Но почему… – взгляд его наткнулся на стакан. – Вы что-то подсыпали мне в виски!

– Я выпил то же, что и вы, но как видите, в полном порядке. Я не думал, что от такого ничтожного количества выпивки вы сразу захмелеете.

– Я не… Я все время был тут? – Малфою все время казалось, что он упустил какой-то важный факт.

– А вы что подумали? Что я напоил вас, чтобы удовлетворить свои извращенные фантазии?! – бровь Снейпа поползла вверх. – Нет, мистер Малфой, вы мне не нужны ни трезвым, ни пьяным.

– Ах, вот как?! – Драко злобно сощурил глаза. – Значит, вы отказываетесь?!

– А разве я не ясно выражаюсь или вы потеряли способность понимать человеческую речь?

– Что ж, чудесно, – Малфой встал и поправил на себе мантию. – Мой отец будет очень рад это узнать.

– А вот в этом я сомневаюсь, – Снейп прошествовал к своему столу. – Подойдите сюда, мистер Малфой.

– В чем вы сомневаетесь, сэр, – Драко приблизился. – В том, что я выполню обещанное?

– Нет, как раз ваша готовность сдержать слово у меня недоверия не вызывает, хотя понятия чести и честности в кодекс семейства Малфоев не входят, – профессор положил на стол несколько небольших листочков бумаги. – Но, думаю, ваш отец введет в него поправки, после того, как увидит это.

Драко посмотрел на стол, и у него внутри все обмерло – листочки бумаги вблизи оказались фотографиями, на которых был изображен он сам, страстно обнимающий и целующий… Рона Уизли. В течение пяти минут Драко был способен только на то, чтобы открывать и закрывать рот (параллельно борясь с приступами тошноты). В конце концов, он все же справился с собой (и со своим организмом) и поднял яростный взгляд на профессора.

– Это наглая подделка! Вы ничего не сможете доказать. Если начнется расследование…

– Какое еще расследование, мистер Малфой? – Снейп насмешливо смотрел на студента. – Неужели вы думаете, что такие вот мелкие интрижки требуют всестороннего рассмотрения?

– Расследование относительно вашего поведения. Когда Я расскажу в попечительском совете, что вы меня изнасиловали, то…

– …То первое, что они сделают, это проверят вас с помощью сыворотки правды. И что тогда откроется?

Малфой молчал.

– Мне же не придется никуда обращаться – только подкинуть фотографии какому-нибудь сплетнику Хогвартса. В школе среди подростков слухи быстро распространяются. Они обрастают все новыми и новыми подробностями. Они сделают из вас посмешище, мистер Малфой.

Малфой молчал.

– И скоро – очень скоро – доброхотов у нас хватает – эта информация дойдет до вашего отца. Я представляю себе, как он будет расстроен. Люциус – человек традиционных взглядов – узнает, что его сын встречается с парнем. Да с кем! Уизли – бедные магглолюбы, да и к тому же рыжие! Малфои никогда не разбавляли кровь.

Это попахивает отлучением от наследства, мистер Малфой.

Малфой молчал.

– Посмотрите на меня, *Драко*.

Названный с неохотой оторвал взгляд от камней за спиной профессора, которые с упоением рассматривал во время монолога Снейпа, и наткнулся на острый взгляд декана.

– Давайте проверим, мистер Малфой: ваша сенсация против моей. Вот только… – Снейп криво усмехнулся, – помните, что моему имиджу уже вряд ли что-то повредит, а вот насчет вашего я не был бы столь уверен.

Малфой все молчал.

– Ну, что вы молчите, мистер Малфой? Я не накладывал на вас заклятье немоты.

– Я все понял, сэр, – сквозь стиснутые зубы пробормотал Драко. – Что вы хотите за молчание?

– Ничего сверхъестественного. Забудьте о возможности быть со мной. Забудьте об этом вечере, словно его никогда не было. Забудьте о попытках шантажировать меня. Я мог бы использовать Обливиейт, но, – Снейп усмехнулся, – предпочитаю давать людям право выбора.

– Хорошо, сэр, я вас понял. Я постараюсь выиграть этот матч против Гриффиндора. Однако время уже позднее, поэтому мне лучше уйти.

– Конечно, мистер Малфой, идите.

Драко направился к выходу из кабинета. Уже у порога его остановил голос профессора.

– И постарайтесь впредь не разгуливать по школе в такой одежде. Она недостаточно теплая для прогулки по подземельям в это время года (впрочем, как и в любое другое).

Драко вышел и закрыл за собой дверь.

Какой позор! Его щеки пылали – никогда до этого он не попадал в подобную ситуацию. «Ничего, профессор, вы от меня так просто не отделаетесь. Я еще выясню, что тут произошло. Вы все равно будете моим. Не будь я Малфой! (фанатик, ей-богу!)»

***

~ Что ж, Поттер, не думал, что когда-нибудь скажу это, но Малфоя вы проучили неплохо.

… Ну… – Гарри смутился от неожиданной похвалы профессора, – без вас я бы не справился, сэр.

~ Общение со мной идет тебе на пользу, так, Поттер?

… Разумеется. Появляется возможность узнать некоторые очень интересные подробности. Я, например, никогда не думал, что Люциус Малфой – добропорядочный семьянин.

~ Да? И что же позволило тебе решить будто это не так?

… Ну, как же, вечеринки Упивающихся, оргии, пытки и так далее… То, что вы мне рассказывали.

~ Ну-у-у… Это работа. Далеко не всегда работа приносит удовлетворение…

… А вам?

~ Что мне?

… Вам работа нравится?..

~ А как ты думаешь? – Северус затаил дыхание. Потом опомнился: с каких это пор его волнует, что думает о нем несносный гриффиндорец?

…Я думаю, что это не делает вас счастливым, - после некоторого размышления сказал Гарри.

~ Почему ты так решил? Это же часть моего, как ты выразился в беседе с Малфоем, «имиджа». Днем злобный профессор третирует учеников, а по ночам участвует в пытках маглов – причем и то, и другое доставляют ему одинаковое удовольствие. Разве не так обо мне говорят в школе?

… Сейчас я говорю не про мнение ДРУГИХ – сейчас я высказываю СВОЕ мнение. Именно ваш… ммм… метод обучения и натолкнул меня на такую мысль. После собраний Упивающихся Смертью вы приходите на урок вдвое злее обычного. Тогда как если бы вы получали удовольствие от пыток людей, вы, наоборот, должны были быть… я не знаю… более расслабленным, что ли. Да и к тому же, разве вы перешли бы тогда на сторону Дамблдора?

~ С каких это пор гриффиндорцы дружат с логикой, Поттер?

… Ну, наверное, за это я тоже должен благодарить вас, сэр.

~ Поблагодарить еще успеешь. А теперь, будь добр, верни меня в мое тело.

… Да, сейчас, я еще хотел кое-что сделать. Не возражаете, если я одолжу у вас рубашку?

~ Зачем тебе моя рубашка, Поттер? – недоумевал Снейп, пока Гарри добирался до шкафа.

… А вы видели, во что Малфой превратил мою? Не могу же я оставить себя лежать там в таком виде!

~ А кто тебя там видит, Поттер?

… Я там себя вижу. И мне это не нравится.

Гарри достал с одной из полок черную рубашку и прошествовал вниз. Там он стащил с себя…со своего тела, точнее, остатки мантии и рубашки и принялся это самое тело одевать. Для него этот процесс не был чем-то новым (имеется ввиду, конечно, не то, что он часто занимался переодеванием безвольных тел… особенно своего собственного) – за семнадцать лет к своему телу успеваешь привыкнуть. А вот для Северуса – несомненно был. Он впервые увидел Поттера без одежды (по крайней мере, до пояса) и был удивлен тем, что его волновал вид золотистой кожи гриффиндорца. Он тут же отругал себя за неподобающую взрослому, разумному мужчине реакцию – что он, в самом деле, не видел обнаженных мужчин? Но вот только томление от укоров в свой адрес никуда не делось.

Закончив переодевание, Поттер поправил очки на своем лице. И тут он сделал такое, чего Снейп никак не ожидал увидеть – своими пальцами – пальцами Снейпа! – он откинул волосы со лба лежащего тела, провел ими по залегшей между бровями морщинке, прочертил линию вдоль скулы, коснулся сжатых мучительной судорогой губ… Сейчас лежащий юноша казался таким молодым, чистым и невинным, что Северус невольно ужаснулся – смерть – пусть даже мнимая смерть – сделала Поттера таким, каким в жизни он никогда не был – спокойным и… каким-то неземным. Его кожа словно светилась изнутри.

– Сэр… – Северус вздрогнул. Тон, которым Поттер сказал это слово скорее подходил старику, чем семнадцатилетнему юноше – столько усталости и боли сквозило в нем. – Сэр, я хочу вернуться. Я очень хочу вернуться. Пообещайте мне, что не бросите поисков решения. Пообещайте, что вернете меня назад.

~ Я постараюсь… Гарри… Я постараюсь.

… Спасибо, сэр.

Северус почувствовал, что незримые стены, которыми он был ограничен, расступились, и он снова оказался в своем теле. Все было как раньше. Вот только его рука до сих пор лежала на губах Гарри. И убирать ее оттуда совсем не хотелось. Разве что, для того, чтобы заменить ее своими губами. Профессор уже начал наклоняться, чтобы осуществить эту безусловно заманчивую идею, когда наружу всплыли остатки разума.

~ Поттер!

… Да, сэр? – голос парня звучал глухо, словно из-под воды.

~ Что ты наделали?!

… Я вернул вам ваше тело, а что не так?

~ Что не так?! Афродизиак – вот что не так!

… Вот черт!

~ Поттер, – профессор старался одновременно сдерживать и растущий гнев и растущее возбуждение, – ты понимаешь, что я сейчас продолжу начатое Малфоем?

… Сэр… я не подумал… я просто хотел…

Северус резко выпрямился, закрыв глаза и сжав кулаки до такой степени, что ногти впились в кожу, и медленно направился к лестнице. "Не оборачиваться, главное – не оборачиваться" – словно мантру твердил про себя профессор. Как только он достиг лестницы, то пулей рванул наверх, путаясь в полах мантии. Развив околокосмическую скорость, он вбежал в ванную, где встал под ледяной душ и, все время пока он стоял там (а это без малого два часа), проклинал всех гриффиндорцев с их гениальными планами.

К тому моменту, как профессор, наконец, вылез из душа, он начал понимать, как чувствуют себя продукты в холодильнике. Одевшись в пижаму и прошествовав в спальню, Снейп улегся в кровать, завернувшись в одеяло, как в кокон.

… Ну, – подал голос Поттер, молчавший все время, пока Снейп принимал водные процедуры (говоря объективно, прервать словесные излияния профессора не представлялось возможным в принципе), – по крайней мере, Малфой нас точно больше доставать не будет.

Северус промолчал. Лимит эпитетов, которыми можно было наградить Поттера, он уже исчерпал. Проваливаясь в сон он успел подумать только: "Малфой – слизеринец, что сулит нам в будущем большие неприятности. Он так просто не отступится".

***

***

ВАРИАНТ 2 – Та же ситуация, но другое решение.

Стоило Снейпу закрыть за поздним гостем дверь, как хрупкий на вид слизеринец буквально впечатал профессора в деревянную поверхность. Исключительно шок помешал зельевару оттолкнуть наглеца сразу же и, видимо, шок же позволил ему безучастно наблюдать за губами молодого Малфоя, приближающимися к его собственным. Да-а-а-а… Такого Северус явно не ожидал! И только когда профессор ощутил сбившееся дыхание Драко, словно обжигавшее его кожу, он пришел в себя и судорожно вывернулся из цепких ручонок белокурого дьяволенка, оставив последнего целоваться с дверью.

– Мистер Малфой! Что вы себе позволяете?!

– Разве не за этим меня сегодня пригласили? – Малфой недовольно потирал место соприкосновения его лба с полированным деревом.

***

… Ага, конечно, ты был нужен нам для того, чтобы иметь возможность полюбоваться на твою шишку.

~ Поттер! Будьте так любезны, пояснить мне, непосвященному, что произошло на этот раз! – с кончика языка Снейпа только что яд не капал.

… Ничего особенного, – в свою очередь постарался максимально скосить под дурачка гриффиндорец. – Я просто ходил по Хогвартсу, когда услышал голос Малфоя, потом он меня заметил. Оказалось, что он присылал вам какое-то письмо и собирался шантажировать вас, если вы не согласитесь на что-то. Я понятия не имел, о чем идет речь (ну, тут Гарри явно сильно преувеличил степень своей недогадливости – стоит вспомнить его коварную ухмылку, когда он понял, какими неприятностями обзаведется с его помощью Снейп), думал, возможно, это как-то связано с Вольдемортом, вот я и решил, что лучше предоставить вам разбираться с этим.

~ Знаете, Поттер, я осознаю, что, возможно, ваша психика серьезно пострадает от моего следующего высказывания, и, тем не менее, я готов пойти на эту жертву только чтобы сообщить вам – НЕ ВСЕ НА СВЕТЕ СВЯЗАНО С ВОЛЬДЕМОРТОМ. В том письме были весьма бездарные намеки насчет какого-то заговора, причем скрытый смысл сего "шедевра " был настолько ясен, что мне стало стыдно за свой факультет. Естественно, я не собирался никуда идти. Видимо, теперь я должен сказать спасибо вашему любопытству за подобный… подарочек.

… Ну, я же не думал…

~ Поттер, – устало произнес профессор, – то, что вы НИКОГДА не думаете – уже общеизвестный факт. И на данный момент меня больше интересует – что вы понаобещали Малфою от моего имени?

… Ничего я ему не обещал! Я только сказал…

***

– Я сказал вам приходить только для того, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию.

– А что тут обсуждать? Я люблю вас, профессор, уже с пятого курса. Но я уже совершеннолетний и вы можете не беспокоиться о предосудительности связи учителя и ученика – об этом никто не узнает. Конечно, если вы согласитесь быть со мной.

***

Мысли крутились в голове Северуса с необычайной быстротой. "Что делать?" – вопросил он себя и принялся высчитывать вероятность того или иного исхода опыта в зависимости от предпринятых им действий. Гарри посещали сейчас те же мысли, но он, в отличие от расчетливого слизеринца, молча думать не любил (прим. беты (глубокомысленно): ну да, это как с чтением: тот, кто читает хорошо – делает это про себя, а кто плохо – соответственно вслух…).

… И что мы будем делать? Вы ведь не собираетесь… эээ… вступать в связь с Малфоем, правда ведь?

~ А что вас так пугает? То, что Малфой – юноша?

… Это меня как раз не пугает. Но… это же Малфой! После Вольдеморта – он самая неприятная для меня фигура!

~ Малфой?! Я сейчас начну ревновать – всегда считал себя тем человеком, на которого будет направлен ваш гнев в случае победы над Лордом.

… Правда?! А я всегда считал, что вас мало волнует чья-либо, а моя уж особенно, реакция на ваши действия… Но, тем не менее, я могу сказать, что пересмотрел свое мнение о вас за проведенное вместе с вами время.

~ Неужели?! То, что Мальчик-который-выжил не считает меня больше Профессором-который-всех-достал, безусловно, является одним из самых счастливых моментов в моей жизни! Однако я думаю, наш милый обмен любезностями можно перенести на другой раз.

… Что там вопит этот болезный?

Снейп мысленно фыркнул. Какие эпитеты! Хотя для настоящего состояния Малфоя они подходили в полной мере.

***

– А если нет?

– А если нет, то я обо всем расскажу.

– О чем же, мистер Малфой? Мне было бы интересно послушать.

– О, в этом я не сомневаюсь, – в голосе Малфоя появились угрожающие нотки. – Это будет интересно послушать не только вам, но также моему отцу, директору, попечительскому совету… Я, конечно, уже совершеннолетний, но ответственность за изнасилование это не снимает.

– Вам не поверят, мистер Малфой.

– Неужели?! У меня есть свидетели. Скорее уж не поверят вам – Упивающемуся Смертью с сомнительным прошлым. Не мне вам рассказывать, как влиятелен мой отец – он добьется того, чтобы вас выгнали из Хогвартса и больше уже нигде не взяли на работу, по крайней мере – в Англии. Да и потом, – голос Драко изменился – потеплел и приобрел игривые интонации, – почему вы так яростно отказываетесь – я что, слишком уродлив? Или у вас столько поклонников, что для меня не найдется места? Я же не требую беззаветной любви – зачем она мне? Я просто хочу быть с вами…

***

… А может, вырубить его и стереть память?

~ Чувства стереть очень трудно.

… Вы серьезно думаете, что он в вас влюблен?!

~ Я серьезно думаю, что у него навязчивая идея. Нет, нужен иной способ.

… Как насчет запугать его чем-нибудь? Малфой боится боли, холода и своего отца, что можно использовать.

~ Откуда такие сведения Поттер?

… Ну, о враге надо знать как можно больше. Хотя любопытно: как Малфой собрался стать Упивающимся, если он боится боли?

~ Это одна из причин, по которой он пока еще им не стал. Ваши сведения точны. Но откуда они?

… Ну… у меня свои источники…

~ Остается еще выяснить, что вы знаете обо мне.

… Я могу сказать – практически ничего. Вы слишком хорошо скрываете свою жизнь от посторонних глаз.

~ Хм, пожалуй, теперь вы знаете обо мне гораздо больше, чем кто-либо еще. Но вернемся к нашему барану. Люциуса Малфоя я сейчас достать никак не смогу (да и вряд ли он оценит прелесть ситуации), а вот боль и холод… есть у меня одна идея.

***

– Что ж, мистер Малфой, я не могу сказать, что доволен сложившейся ситуацией, но раз вы так прозрачно намекаете…

– Так вы согласны?!

***

… Но почему я?!

~ Потому что вы заварили эту кашу – согласитесь, справедливо будет, позволить вам самому ее расхлебывать.

… Но… я же… это же Малфой!

~ Ну и что? Даже если делать все буду я, от роли зрителя вам никуда не деться – уйти то вы не сможете.

… Но я не знаю как…

~ А как же наши беседы о пытках, применяемых Вольдемортом? Вы, помнится, были очень заинтересованы этим предметом. Теперь от теории вы можете переходить к практике.

… Но, сэр… я же никогда…

~ Так это значит правда, что Золотой мальчик до сих пор девственник? Не волнуйся *Гарри*, я тебе помогу.

… А если у меня ничего не получится? – тоном приговоренного к смерти проговорил Поттер.

~ Если у тебя не получится Малфоя отвадить, тебе придется с ним переспать. Это будет твой первый сексуальный опыт.

… Но, сэр, это же ваше тело!

~ Директор поручил мне тебя обучать. Он же не сказал чему конкретно. Так что для твоего обучения я готов пойти на этот шаг.

И Северус этот шаг сделал. Гарри снова ощутил себя хозяином тела профессора. Стоящим прямо перед Малфоем, который ждал его ответа.

А, была не была!

***

– Я согласен, мистер Малфой, – улыбка, начавшая расплываться на лице слизеринца, быстро исчезла, когда руки профессора отнюдь не нежно схватили его за запястья и подняли их вверх, прижимая к двери. Глаза Малфоя в недоумении расширились, когда лицо Снейп застыло в миллиметре от его собственного, а взгляд профессора буквально пронзил его, не позволяя даже дышать. Как он и представлял, бархатный голос пленил все его чувства. Но только слова, произнесенные этим голосом, были не теми, которые он столько ночей слышал в своих мечтах. – Я согласен. Но только играть мы будем по моим правилам.

В черных глазах зажглись нехорошие огоньки, и Драко уже собрался было прекратить это, когда его губы были смяты в потрясающе жестоком поцелуе.

***

Губы Снейпа терзали уста Малфоя, впивались в него с такой яростью, словно хотели задушить его этим поцелуем. Зубы профессора задевали и ранили чувствительную внутреннюю поверхность губ юного слизеринца. Язык алхимика, змеей скользнув в рот Драко, стремился проникнуть как можно глубже в его глотку. Малфой был настолько потрясен и захвачен обрушившимся на него шквалом ощущений, что поначалу просто безучастно стоял, не пытаясь даже пошевелиться. Однако когда он все же пришел в себя, и уже сам попытался ответить на сводящий с ума поцелуй, Снейп тотчас от него отстранился, заставляя блондина недовольно застонать.

– Кажется, я сказал, что все будет так, как я хочу, разве нет?

– Д-д-да, но…

– Никаких но, мистер Малфой, – профессор оторвал Драко от стены, по-прежнему не отпуская его рук, и провел в середину комнаты. – Ждите здесь. И ни шагу с этого места.

***

Северус был поражен.

Нет, он был просто шокирован (потрясен, в ауте, в астрале, ниже плинтуса – нужное подчеркнуть). Это ли тот невинный гриффиндорец, для которого сегодняшняя ночь, как казалось профессору, должна была стать ночью откровений (прим. беты (трагическим шепотом): мдя-я-я… профессор, вы вырастили чудовище…)?

~ И ты утверждаешь, что ничего не умеешь и для тебя это все впервые?!

… Угу. Я импровизировал.

~ Поттер, у меня возникает более чем резонный в данной ситуации вопрос: почему, собственно, такие… выдающиеся способности к импровизации не нашли себе применения в учебном процессе?! Или ты их используешь только для очередного, простите, очередных – единственное число здесь явно неуместно – нарушений правил и… хм, – тут профессор сменил тон с прокурорского на вкрадчиво-ядовитый, – внеочередных постельно-пыточных забав?

Гарри меж тем с несвойственной ему мудростью проигнорировал вопль души Снейпа и МОЛЧА прошел в спальню профессора, где принялся рыться в его шкафу.

~ Почему ты оставил Малфоя в кабинете, а не повел сюда? Я думаю, он на это надеется.

… Вы меня так проверяете, профессор? Я достаточно хорошо понял, что в пытках главное – к чему-нибудь привязать… ммм… объект. Привязывать его к кровати было бы не самым разумным решением ввиду недостаточной твердости этого вида мебели, – Поттер продолжал рыться в шкафу.

~ Привязывать его к столу в моем кабинете тоже не лучший вариант. Что ты там надеешься найти?

… Нет, не к столу. Ага, нашел!

***

Драко стоял там же, где его оставил Снейп (прим. беты: знаете, я бы тоже, наверно, никуда не двинулась: неизвестно, как Снейп отреагирует на попытку перемещения… в смысле, если так же, как он реагирует на провинности учеников… бр-р-р-р…). Его била легкая дрожь: конечно, он добился того, чего хотел, но вот рад ли он этому? Пока парень не мог ответить на этот вопрос.

Но вот профессор появился из своей спальни. Он был одет ("А чего ты ожидал, Драко? Стриптиз?") и в руках у него были небольшие полоски шелковой ткани. Подойдя вплотную к Малфою, Снейп, не отрывая глаз от испуганного, но полного предвкушения взгляда слизеринца, провел пальцами по его лицу вверх от подбородка по скуле и, обведя надбровную дугу, легко надавил на веки, принуждая Драко опустить их. Драко подчинился. Пальцы тут же исчезли, а глаза закрыла плотная черная повязка, через которую Малфой при всем желании не смог бы ничего разглядеть.

Драко ощутил легкое колебание воздуха и скорее почувствовал, чем понял, что профессор опустился перед ним на колени.

"Что он собирается делать?.." – картины, возникавшие в распаленном воображении Малфоя, были одна неприличнее другой. Так что, когда Снейп всего лишь снял с него ботинки, Драко был разочарован дальше некуда (ну, с этим фактом, конечно, можно поспорить: вечер-то, как говорится, только начался…).

Прикосновение босых ног к каменным плитам пола (который, к сожалению, не отапливался) вызвало неприятную дрожь в теле Драко, привыкшего к коврам и теплоте. Внезапно Снейп взял его под руку и повел куда-то вниз (прим. беты (хитро подмигивая): но мы-то знаем, что к алтарю…). Вся эта затея нравилась Драко все меньше и меньше. Неизвестность заставляла его нервничать. Он знал, что Снейп не убьет его, но вот причинить вред – вполне сможет. Слишком поздно в его памяти всплыли подробности одной из вечеринок Упивающихся, подслушанные из разговора отца с еще одним из ее непосредственных участников. И теперь, нетвердо шагая по ступеням в железной хватке профессора Зелий, Драко впервые задумался, а не дурака ли он свалял, влюбившись в этого мрачного человека, который, казалось, был совсем не рад свалившемуся к его ногам счастью, под названием "Принц Слизерина".

***

~ Ну и зачем ты порвал мою простыню? – кротко поинтересовался Северус.

… А что еще мне оставались?! Чем мне его связывать прикажите?! Шелковых шнуров для подобных целей вы не держите (что удивительно), а веревки – это слишком грубо. Что же касается его…хмм… одежды, то, пожалуй, ее не хватит даже на носовой платок, не говоря уже о чем-то еще.

~ Для Малфоя сгодились бы и веревки.

… Если вы все так хорошо ориентируетесь в пытках, то почему бы вам самому не заняться, – тут Гарри дал волю чувствам, – этим белобрысым, приставучим, наглым, озабоченным идиотом, чей интеллект и характер давно вгоняет профессоров в черную тоску не хуже, чем его телохранители и, да простит меня Гриффиндор, Невилл?

~ Ну, во-первых, я, Поттер, хоть и Упивающийся Смертью, но не поклонник пыток. Да и садо-мазо тоже не по мне. А во-вторых, не с твоим интеллектом судить об умственных способностях других: хоть я и не могу не отметить явные сдвиги в лучшую сторону после общения со мной (прим. беты (восхищенно): браво, профессор, ТАКОЙ скромности я от вас не ожидала…), но твои… оригинальные… ответы на моих уроках не скоро сотрутся из моей памяти.

…П-фф, ну, учеников вы пытаете здорово, и наши мучения доставляют вам истинное наслаждение, что и доказывает ваше последнее утверждение, разве я не прав?

~ Это разные вещи, Поттер, и я не буду здесь распространяться по этому поводу.

… Конечно, профессор, поговорим потом. Сейчас у меня есть гораздо более важные дела.

***

Драко подтолкнули вперед и он, не рассчитав усилия, неловко взмахнул руками и ударился коленом о какую-то каменную поверхность, на которую тот час же был опрокинут. Снейп завел его руки за голову и связал их там еще одной полоской ткани. После чего повторил процедуру (связывания, а не заведения за голову) с ногами. Поверхность, на которой лежал Драко, не была прямоугольной – его тело изогнулось дугой, следуя форме этого странного… ложа, отчего его мышцы были постоянно напряжены. Кроме того, эта поверхность была невообразимо холодной – он словно находился не в подземелье, а в холодильнике (прим. беты (ехидно): а на мой взгляд эти два… помещения не так уж и различаются). Незадачливый соблазнитель буквально чувствовал кожей движение потоков холодного воздуха. Поэтому когда Малфой почувствовал горячее дыхание Снейпа около своего уха, он невольно вздрогнул от резкого контраста ощущений.

– Жди здесь (ага, и никуда не уходи!). Я скоро вернусь, – прошептал профессор и легонько, но весьма болезненно прикусил мочку его уха, заставив Драко охнуть. Повязку с глаз слизеринца профессор так и не снял.

***

Поттер осторожно поднял свое тело с кушетки, которая стояла тут же, в подземелье, и бесшумно понес наверх. Дойдя до спальни профессора, и положив безвольное тело на кровать, он ненадолго задержался около нее.

… Это становится привычкой: сначала старший Малфой, потом младший. И все время я оказываюсь у вас в постели… – Гарри усмехнулся.

~ Да уж лучше ты, чем кто-либо из Малфоев.

… Ну да, я буду тихо лежать и никому не мешать. Даже пошевелиться не смогу без посторонней помощи.

~ А ты что, и в жизни такой… неактивный?

… Нет, почему же, я… А мы что, про жизнь говорим?!

~ А разве нет?

… Я говорил про свое теперешнее состояние!

~ Хмм… Ну я тоже, конечно. Не о чем беспокоиться Поттер.

Гарри фыркнул, еще раз оглянулся на свое тело и отправился вниз – туда, где он оставил Малфоя. При виде слизеринца, распластанного в неудобной позе на явно не предназначенном для этих целей алтаре (теперь понятно, почему на нем не приносились в жертву девственницы – дизайн подкачал), в душе благородного гриффиндорца начали проявляться темные грани, до сего момента успешно скрываемые. Перед ним лежало недоразумение, отравлявшее ему жизнь на протяжении семи лет. Абсолютно беспомощное недоразумение.

Гарри усмехнулся. Недобро так, гаденько. На его собственном лице такая гримаса смотрелась бы противоестественно, но Снейпу эта ухмылка подходила просто превосходно.

… Знаете, профессор, возможно, я даже смогу получить от этого некоторое удовольствие (на заднем плане титры: Что вы делаете, когда хотите получить удовольствие?).

~ Поттер, что…

… Не время разговоров. Пора приступать к развлечению…


просмотреть/оставить комментарии [54]
<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>
январь 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

декабрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.01.13
Маскарад [7] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.01.19 13:28:22
В \"Дырявом котле\". В семь [1] (Гарри Поттер)


2020.01.18 23:21:20
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:47:25
Туфелька Гермионы [0] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:43:37
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.01.11 22:15:58
Песни полночного ворона (сборник стихов) [3] (Оригинальные произведения)


2020.01.11 21:58:23
Змееглоты [3] ()


2020.01.11 20:10:37
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2020.01.11 01:11:34
Двуликий [42] (Гарри Поттер)


2020.01.09 20:31:20
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.01.08 22:42:55
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.01.07 21:26:25
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.01.07 21:23:20
Дамблдор [4] (Гарри Поттер)


2020.01.07 03:14:32
Волдеморт и все-все-все, или Бредовые драбблы [38] (Гарри Поттер)


2020.01.06 22:03:17
Драбблы [2] (Гарри Поттер)


2020.01.06 22:03:04
Драбблы по Вавилону 5 [3] (Вавилон 5)


2020.01.06 19:16:55
Драбблы, Star Trek [2] (Звездный Путь)


2020.01.06 16:59:07
Драбблы по Аббатству Даунтон [2] (Аббатство Даунтон)


2020.01.02 19:07:18
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2019.12.30 19:22:59
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.12.29 11:44:09
Слишком много Поттеров [42] (Гарри Поттер)


2019.12.21 00:59:19
Мордорские истории [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.12.08 02:07:35
Быть Северусом Снейпом [252] (Гарри Поттер)


2019.12.04 12:55:38
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2019.11.28 21:36:33
Дамбигуд & Волдигуд [3] (Гарри Поттер)


2019.11.28 17:37:03
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.