Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Нарцисса Маофрй:
- Три месяца назад пропал мой муж.
- Но почему вы спохватились только сегодня?
- Донимают письмами и вопиллерами любовницы, постоянно волнуются.

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12702 авторов
- 26942 фиков
- 8623 анекдотов
- 17685 перлов
- 677 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 31 К оглавлениюГлава 33 >>


  Консерваторы

   Глава 32. Может, всё не так, как кажется на первый взгляд?
Багрянец неба, порфир облаков, парча бликов на воде — солнце умирало красиво и невыносимо медленно, явно наслаждаясь каждой каплей почерневшей, наполовину поглотившей его воды и никуда не торопясь. Протянувшаяся от горизонта до покачивающегося на волнах парусника золотисто-алая дорожка настойчиво предлагала бросить всё и прогуляться на закат. Не самое плохое предложение. По мнению Гарри, над ним стоило поразмыслить, только потом, позже, когда тугой узел, скрутивший внутренности, чуть ослабнет. Это ведь когда-нибудь произойдёт?

Гарри опустил тяжёлые ресницы: солнце, море, небо тотчас исчезли в болоте поплывших перед глазами буро-зелёных пятен. Но зарыв голову в песок, от мира не отгородишься — он найдёт способ напомнить о себе. Да вот хотя бы звуками музыки и невнятным людским говором, что не в силах заглушить ни скрипы мачт, ни крики чаек, ни хлопки парусов.

Сейчас Гарри хотел только одного: ни о чём не думать, ничего не чувствовать. Не получалось. Сдержаться, не сорваться, не пойти и не разнести всё в клочки и щепки стоило Гарри бешеной борьбы с самим собой. Он приказал себе никуда не ходить — ни шагу, пока гости не убрались с корабля! — и, будто якорь выбросил, вцепился обеими негнущимися руками, буквально впился в перила побелевшими от напряжения пальцами. Он врос, словно мачта, в палубу и переждал рвущий голову с плеч шквал эмоций, справился с ними, победил себя.

Для разговора с... с мужем лишние свидетели ни к чему. Гарри не собирался унижаться перед всеми, публично выясняя отношения. Это было только их дело, личное. Ну и... О третьем он запретил себе думать, пытаясь обуздать дикую, распирающую душу злость. Гарри ещё раз пообещал себе, что с последним лучом солнца, уходящего за горизонт, он сойдёт вот с этого самого места, где блестят осколки втоптанного в палубу хрусталя, найдёт Снейпа и, нет, не сорвётся, не станет орать, — Гарри с ним всего лишь поговорит.

«Постаравшись его не убить», — невесёлая улыбка скривила искусанные губы.

Видение слившейся в объятиях пары вновь всплыло перед внутренним взором, и Гарри заскрежетал зубами. Должен он злиться или не должен, имеет он на это право или нет, Гарри не волновало. Он всего лишь надеялся — не ради себя, ради Снейпа, — что к моменту их разговора успокоится настолько, что желание прибить его пройдёт само собой. А вот Чарли желательно вообще не попадаться ему на глаза в ближайшее время, а лучше — никогда.

Гарри совершенно, абсолютно этого не хотел, но всё равно раз за разом видел большие ладони, сминающие белую ткань свадебной мантии, зарывающиеся в чёрные волосы, притягивающие к себе для долгого и глубокого поцелуя. Гарри на своём опыте знал, что чувствует человек, который целуется с его... со Снейпом, иначе наверняка не испытывал бы такого всепоглощающего бешенства. На лбу выступила испарина. Словно наяву он услышал низкий протяжный вздох.

И даже не сразу понял, что это вовсе не воспоминание, а запыхавшаяся Гермиона.

— Гарри! Слава Богу, я тебя нашла! Пошли скорее!

Гарри даже не повернул головы. Куда бы его сейчас не звали, уйти отсюда, где он не видит и не слышит их обоих, а всё равно едва сдерживает злость, стало бы огромной ошибкой, если не преступлением.

— Пойдём скорей, тебя уже все обыскались! Пора провожать гостей... Ну что же ты стоишь, Гарри? Пойдём! — Гермиона схватила его за руку и изо всех сил дёрнула, пытаясь оттянуть от парапета, — Гарри, да что это с тобой?!

Неожиданно он получил чувствительный удар в бок.

— Гарри Поттер! Немедленно прекращай корчить из себя статую!

Тишина.

— Гарри, что-то случилось?

Гермиона обняла его за талию, прислонилась головой к плечу, погладила по руке.

— Я могу тебе помочь? Не молчи, поговори со мной, Гарри.

Гарри и сам знал, что ведёт себя по-идиотски. Но внутри булькало бешенство, и ему казалось, что любой поступок, слово, даже мысль могут прорвать истончившуюся плотину терпения, что стоит только открыть рот, и из него нескончаемым потоком польётся поднявшаяся до края ядовитая чернота.

Справиться с иррациональным, глупым страхом Гарри помогла Гермиона. Одно её присутствие, проявленное неподдельное волнение и дружеская забота, и Гарри опомнился: ведь рядом с ним — самый настоящий, искренне любящий его друг, и никакие происки старика, никакие выкрутасы Снейпа не повлияют на их отношения. Гермионе он может доверять. И кто, как ни она, расскажет, что знает, даст дельный совет? Надо с ней поговорить... Ну же, ещё немного усилий, Гарри! Приди же в себя, наконец!

Чего проще — открыть глаза. Но когда на сердце тяжело, даже такая малость может показаться непосильным подвигом.

Следовало начать с чего-то полегче.

— Гермиона... — неуверенно произнёс Гарри.

Странно, но голос даже не дрожал. И Гарри глубоко задышал, хватая ртом солёный воздух, удивляясь своей жажде и вдруг проснувшейся надежде.

До сих пор он старался даже не думать о том, что наговорил ему Малфой. Неверность Снейпа Гарри мог вынести. Ну конечно же он мог это пережить! Да, тяжело, да, больно, но всё равно куда легче, чем представлять себя обманутым магией, влюблённым, сходящим с ума от наколдованной страсти к человеку, который не любит, но остаётся рядом, хотя в действительности хочет быть с другим — и так всегда, всю их проклятую, абсолютно невыносимую жизнь!

«Нет, это невозможно, это неправда, Малфой соврал, — но поверить утешительной выдумке Гарри не мог. — Вдруг он сказал правду?»

Гермиона всё или почти всё знает. Она поможет разобраться.

— Ты знаешь что-нибудь о строптивых невестах? — едва слышно спросил Гарри.

— Ты знаешь, что у тебя текут слёзы? — тихо откликнулась Гермиона.

— Это просто солнце. Я смотрел на него. Долго.

Его ответ не был ложью.

— Хочешь, я их тебе вытру? — прошептала она неуверенно.

Гарри кивнул. Внутри гудела взведённая до предела пружина.

— Строптивые невесты, — напомнил Гарри, почувствовав первое прикосновение платка.

Гермиона сосредоточенно вытирала ему лицо. И ответила, когда Гарри хотел задать вопрос в третий раз.

— Я знаю одну сказку из книги барда Биддля. Ещё в большом справочнике о браке и семье есть описания брачных обрядов. Правда, они неполные, без заклинательной части, — она замолчала, словно пытаясь подобрать слова. — Ты думаешь...

Гарри тотчас прервал её. Он старался не думать — так правильно называлось то, чем он занимался, в день собственной свадьбы забившись в самый дальний угол, спрятавшись от гостей и мужа и, крепко зажмурившись, любуясь на закат.

— Сначала сказку, Гермиона. Пожалуйста.

— Однажды единственная дочь одного чистокровного мага влюбилась в маггла. И вместе со своим избранником пришла к отцу просить благословения на брак. Глава рода был безмерно возмущён недостойным выбором дочери, посмевшей...

— Гермиона, покороче, пожалуйста. Расскажи мне самую суть.

Она вздохнула.

— Маггла отец запер в темнице. Сопротивляющуюся девушку насильно выдали замуж за первого встречного чистокровного мага. На свадьбе отец благословил её — очевидно, имеется в виду какое-то заклинание — любить мужа всем сердцем и душой до самой смерти, быть во всём послушной и всячески угождать. Не прошло и месяца, как она собственными руками убила маггла, которого когда-то любила. Это стало доказательством истинности её чувств к мужу. Сказка говорит, что с тех пор они жили долго и счастливо и умерли в один день.

Не спешить! Выяснить всё! Потом решать!

— А ритуал? — спросил Гарри настойчиво.

— А ритуал, Гарри, рассказывает о том, как провести такой обряд.

Сердце Гарри ухнуло куда-то вниз.

— И кто-то соглашался принести такие клятвы? — прошипел он зло.

Его ресницы дрогнули, и он с ужасом вгляделся в лицо расстроенной подруги.

— Не может быть, чтобы нашлись те, кто добровольно согласился на это! — выкрикнул он.

— Гарри, — Гермиона сжала его запястье, — они соглашаются. Только, понимаешь, обычно эти клятвы дают одновременно друг другу любящие люди. Так проходят свадьбы по консервативному обряду — они накладывают заклинания, включающие сексуальную магию, и потому семьи так крепки. Артур и Молли, к примеру. У них тоже консервативный брак, и их любовь друг к другу будет вечной. Молли очень расстраивается, что мы с Роном — модернисты. Понимаешь, Гарри, те, кто женится по модернистскому обряду — их общество даже осуждает. Ведь наши чувства магия не поддерживает, любовь может ослабнуть, супруги смогут полюбить других людей, даже разойтись. Говорят: модернистский брак — временный брак.

Мир перевернулся. Гарри почувствовал, как виски сдавливает невидимая рука. Он отвернулся от Гермионы, невидящими глазами уставился вдаль. Проклятое солнце село. Наступила ночь.

— Гарри, ты же не думаешь, что старый Принц так поступил с тобой? Гарри, ну не молчи же! Расскажи мне всё!

Чужим, глухим голосом Гарри потребовал:

— Гермиона, ты поклянёшься мне, что никому ничего не расскажешь. Это касается только меня, Снейпа и деда.

Последнее слово Гарри прошипел. Ненависть, которую он испытывал к старому мерзавцу не имела границ. Его трясло. О да, он прекрасно понимал, что старик, увидев, что между ними всё ещё ничего нет, решил подтолкнуть дело в нужном роду Принцев направлении. Раз уж наследник не торопится затащить несговорчивого мальчишку в постель, то заставить этого самого мальчишку вешаться правнуку на шею — хорошее решение проблемы. Но не живых же людей спаривать, словно животных! Хотя старика такие соображения бы не остановили, в этом Гарри даже не сомневался.

«Сексуальный контакт необходим, но недостаточен для наступления беременности. Чтобы зачатие произошло, партнёр, принимающий семя, должен желать, подчёркиваю, страстно желать, понести ребенка», — вспомнились ему объяснения Снейпа, и, стремясь выяснить всё до конца, он выпалил:

— Это правда, что я могу забеременеть, если захочу?

Гермиона молчала, и Гарри недоумённо посмотрел на неё: почему не отвечает, наверняка же знает!

— Извини, — прошептал он, глядя на румянец, тёмными пятнами выступивший на её щеках. Проклятье! Он не должен был задавать такой интимный вопрос!

— Нет, нет, Гарри, не беспокойся, я отвечу, — затараторила она. — Понимаешь, ты можешь, если будешь этого действительно хотеть. Инстинкт размножения — основной инстинкт, и когда... ну то есть если ваша связь разовьётся, то результатом станет объединение магии. Признаком такого объединения считается состояние, когда внешность партнёра и в меньшей степени его личностные качества идеализируются, другие потенциальные партнёры отторгаются и сексуальная жизнь становится исключительно моногамной. Толчком к началу естественной трансфигурации внутренних органов является желание продолжить род, а сам процесс проходит под действием объединённой магии пары. Кстати, во время беременности магическая сила отца поддерживает развитие плода в той же мере, что и сила матери... э-ээ... то есть мага, носящего ребёнка. Знаешь, это очень интересный, хотя и малоизученный процесс: добровольцев, согласных пройти полное обследование у целителя, а также постоянный мониторинг развития плода, практически нет. Так вот...

Гарри безмолвно смотрел на сверкающую глазами и активно жестикулирующую Гермиону. Она увлечённо описывала процесс зачатия, протекания беременности и, очевидно, собиралась во всех подробностях проинформировать его о родах и их возможных осложнениях.

Замолчала Гермиона сама.

— Извини, Гарри.

— Значит необходимо объединение магии и желание...

— Да, Гарри, — Гермиона поспешила загладить свою вину, — сильное направленное желание — это определяющий фактор действия объединённой магии. Потому все мужские беременности протекали достаточно стабильно и нормально только в браках, заключённых по консервативному обряду, где эмоциональная составляющая отношений только дополняет уже сформированную связь... Ой! — воскликнула она и зажала рот рукой. — Гарри, ты ведь... Старик ведь... Боже, он же не...

— Он же — да, — прохрипел Гарри. — Он так страстно хочет внуков, так хочет возродить свой проклятый род!

Поведение старика — нет, оно его вовсе не удивляло! Это было так понятно! так просто! так естественно! Больше не требовалось никаких объяснений — молнией ударившее озарение высветило картину произошедшего целиком и полностью, во всех отвратительных, мерзких подробностях.

Гарри замутило. Гортань и грудь сдавило, живот скрутили судороги. Его вырвало.

— Чёрт...

Склонившись над бортом, он вглядывался в бьющие о деревянную обшивку тёмные волны. Горькое отчаяние затопило его целиком.

— Выпей водички, Гарри. Слышишь, вот возьми, выпей воды, — заботливо похлопала его по спине Гермиона и насильно всунула стакан в руку. Половина жидкости тут же пролилась.

Как издалека, до него донёсся её голос:

— Да, Рон, я нашла Гарри. Нет, он пока не может выйти к гостям. А ты иди, иди, скажи: мы сейчас... В общем, Рон, скажи всем, что у Гарри — морская болезнь. А у меня как раз с собой есть зелье. Так что он сейчас его примет, и всё будет в порядке. Провожайте всех без нас. Нет, сейчас Гарри не до этого! Ты не понимаешь, что ли? Ему плохо, Рон! Пойди и объясни, как полагается. И смотри, уверь профессора Снейпа, что сейчас ему сюда идти не надо. Мы сами справимся и придём, как только Гарри станет лучше.

Гарри сделал первый глоток. Но вода, какой бы холодной не была, никак не могла загасить разъедающий внутренности жар. Ещё глоток. И ещё.

Когда Гермиона вернулась к нему, пустой стакан в руке Гарри хрустнул, стекло посыпалось на палубу, смешалось с осколками разбитых бокалов.

Масштабы катастрофы захлестнули воображение Гарри. Пощёчина от что-то втолковывающей ему Гермионы вернула сознание.

— Гарри, успокойся! Успокойся! Дай я посмотрю твою руку! Ты же весь в крови!

Она почистила его раны, залечила их, убрала бурые в сгущавшихся сумерках пятна.

— Тебе кажется, что уже ничего нельзя исправить, что уже ничего не изменить, — прошептала она, вглядываясь в его лицо.

Гарри не казалось — он знал. Малфой не врал. Так и только так объяснялось всё произошедшее: и внезапное выздоровление старика, и сопротивление Снейпа, и сам он, Гарри, упавший на колени перед магически навязанным любовником, символически признав его власть над собой... Как та, из сказки, что поклялась быть во всём послушной и угождать.

Даже те поцелуи — это ведь они прощались, да? Чарли узнал, что Снейп теперь никогда не освободится, что к нему навечно привязан любовными узами другой. А Снейп, что бы там ни говорил Малфой, он ведь заботливый и честный...

«Боже, что я несу? Уже, да? Так быстро — и я уже готов превозносить его честность? А что дальше — начну восхвалять его красоту?»

Но Гарри действительно так думал: как бы там ни было, но Снейп ни разу за всё это время его не обманул, всегда говорил только правду и теперь, очевидно, тоже не отступится от своего слова, исполнит долг до конца.

«Долг... Боже, долг! Он помогает мне, потому что ещё Дамблдору пообещал меня защищать. И теперь, несмотря ни на что, несмотря на свои отношения с... Он со мной только из-за долга».

Понимание обрушилось на Гарри снежной лавиной. Стало ужасно холодно, его начала колотить дрожь.

«Он всегда будет со мной только из-за долга», — подумал Гарри, чувствуя, как ногти впиваются в ладони.

Больше всего на свете ему захотелось вернуться на полдня назад и разорвать старика на кусочки, пока он не успел испоганить им жизнь!

Хроноворота у Гарри не было. Хотя если бы и был — эти события уже никто не в силах отменить.

Всё кончено. Его жизнь кончена.

Гермиона смогла-таки обратить на себя внимание: бить Гарри по щекам быстро вошло у неё в привычку.

— Гарри, пожалуйста, послушай меня. Так бывает. Мир вдруг падает нам на голову и кажется: всё, нет выхода, это тупик.

Её слова едва долетали до него — будто она кричала с другой стороны разверзшейся пропасти. Но Гарри всё же слышал. Или пытался услышать.

— Но это неправда, Гарри, — убеждала она его, не отводя напряжённого взгляда. — Пока мы живы, всё возможно. Из любой ситуации есть выход.

— Да, — Гарри кивнул. Море вокруг казалось тёмной бездной. Этой бесконечной пустоты хватит, чтобы поглотить любую боль.

— Ты не туда смотришь, Гарри. Отступить, сбежать, спрятаться — это не выход. Выход — научиться с этим жить. Да, Гарри, жить! И жить полной жизнью. Сдаться — это признать поражение. А ты никогда не сдавался. Послушай меня! Ничто не кончено, — говорила она уверенно, проникновенно, словно моля, чтобы её услышали. — Ты должен с ним поговорить. Вы обсудите всё очень подробно, как вы видите свою дальнейшую жизнь в этих обстоятельствах, и найдёте компромисс. Вы сможете это пережить. Я в тебя верю. Ты только не отчаивайся.

И Гермиона обняла его, крепко-крепко.

— Посмотри! Сейчас ночь, да? — зашептала она на ухо.

— Да, — эхом откликнулся Гарри, которому казалось, что в нём самом теперь нет ничего, лишь гулкая пустота, звенящая отражениями чужих чувств.

Над головой замерцали первые звёзды — так быстро тьма вступала в свои права.

— Так вот, какая бы ночь ни была тёмная и долгая, завтра, Гарри, встанет солнце. Что бы ни произошло, но с рассветом начнётся новый день. Так и в жизни — не бывает всегда только плохо. Наступит свой срок и для любви, радости, счастья. Дай себе время пережить случившееся. И ты убедишься: в жизни есть место настоящему волшебству.

Гермиона продолжила свои уговоры, полные тепла, уверенности в будущем и надежды на лучшее. Она говорила и говорила. Пока наконец Гарри не почувствовал, что тугой узел, скрученный из обнажённых нервов, расслабился, подарив ему возможность вдохнуть всей грудью.

— И ещё, — сказала она под конец, уже отстранившись и держа его за руку, — я помню, что ты говорил мне о ваших отношениях. Только, когда видишь вас вместе, совершенно невозможно поверить в отсутствие между вами близости и любви. Гарри, ты даже не представляешь, как вы выглядите вдвоём, как светитесь, как смотрите друг на друга.

Он криво ухмыльнулся. В другой компании Снейп тоже смотрелся совсем неплохо. А уж с Чарли так и вовсе... горячо.

— Это всё магия, Гермиона, — Гарри покачал головой.

Он устал. Как же он устал.

— Нет, Гарри, магия не может заставить тебя проявлять заботу и нежность. Желать секса с определённым человеком — ещё не значит любить. А вы выглядите влюблёнными. И потому я прошу: дай вашим отношениям шанс!

Шанс? Как дать второй шанс тому, кому и первый абсолютно не нужен?

Мрачные мысли так захватили его, что Гарри даже не сразу осознал, что их недолгий путь закончен. Они с Гермионой уже почти дошли до места, где ещё пару часов назад он развлекался среди веселящихся гостей.

— Хочешь, я поговорю с профессором? — чуть неуверенно предложила Гермиона, остановившись и сжав его руку. — Если ты не в силах сейчас с ним говорить, может мне попробовать объяснить ему...

Гарри не потребовалось слов — выражение лица и взгляд сказали всё за него.

— Ты только держи себя в руках, — попросила Гермиона, и, преодолев последние пару ярдов, они вместе вышли на ярко освещённую палубу.

Шумная, весёлая, нарядная толпа исчезла, будто её и не было. Только Уизли оставались здесь, поджидая Гермиону и его самого, чтобы поздравить счастливых молодожёнов ещё раз, на прощание.

— А ты не думаешь, что торопишься? Гарри, может, ты ошибаешься? Может, всё не так, как кажется на первый взгляд? — вдруг заговорила Гермиона, но Гарри её не слышал.

Он лишь взглянул на двоих, что негромко разговаривали, расположившись чуть в стороне от остальных, и всё его благоприобретённое спокойствие улетучилось в никуда.

Отодвинулись на задний план что-то вполголоса втолковывающая ему Гермиона, разразившаяся поздравительной речью, размахивающая руками миссис Уизли, кивающий мистер Уизли, улыбающиеся Денни и Джордж, Билл, Флёр, Перси...

Гарри пытался не видеть порозовевшего, опустившего взгляд Чарли.

Гарри не мог не смотреть на Снейпа.

Сердце сдавило от распирающего грудь бешенства. Нет, оставаться здесь, скалиться, притворяться, что всё хорошо, — выше его сил.

И Гарри сделал то, что мог. Он сбежал.

Стиснув зубы, молча, краем глаза ухватив изумление на лицах, внутрь корабля, кубарем по лестнице вниз, промчаться по коридору, ворваться в собственную каюту, с грохотом захлопнуть дверь. Прислониться к ней спиной, сползти вниз. Там, на полу, в полумраке, одиночестве и тишине, замереть. Глядеть в никуда, безуспешно пытаясь изгнать образы тех двоих. Заставлять себя не вспоминать и всё-таки вспомнить взгляд Чарли, короткое движение его губ, всё отчётливее проступающий румянец, увидеть, словно вживую, медленный поворот головы Снейпа, появление улыбки на его губах — такой понимающей улыбочки, такой снисходительной, такой мерзкой...

...отражающейся в глубине завораживающе прекрасных глаз.

Заклятие старика уже действует!

Гарри хватило одного короткого мгновения, чтобы осознать ужасный факт. Уродливый сальноволосый ублюдок, которым Снейп был и которым должен был оставаться и дальше, исчез, словно его из памяти стёрла невидимая рука, а на освободившемся месте красовался новый, весьма привлекательный образ. Черты его остались неизменными, но вот отношение к ним перевернулось. Холодные глаза приобрели таинственную глубину, огромный нос и высокие скулы — благородство, тонкие губы — чувственность. Блестящие волосы больше не казались сальными, они стали шелковистыми, сияющими в свете горящих факелов, как вороново крыло. А в длинном, худом теле Гарри вдруг увидел изящество и стройность.

Как страшно в одно мгновение сойти с ума и ослепнуть! Как с этим жить дальше?!

Серебряный сервиз на маленьком столике начал подпрыгивать, единственная горящая свеча в бронзовом канделябре сорвалась с места, взмыла под потолок, маленькая скамеечка воспарила над полом, перевернулась вверх тормашками и поплыла по комнате, бестолково шевеля четырьмя нарядными кисточками и тычась в звенящую цепями люстру...

Но Гарри этого не видел. Он сидел на полу, обхватив колени и зажмурив глаза, и раскачивался из стороны в сторону. В голове у него проносились картины будущей семейной жизни, а сердце разрывалось от ужаса, ярости и тоски.

— Я справлюсь, справлюсь, справлюсь... — шептал он, уговаривая себя потерпеть, выдержать и всё-таки дождаться Снейпа!

Недалеко хлопнула дверь. И пружина, до предела взведённая где-то внутри Гарри, высвободилась — распрямилась, разрушая все благоразумные намерения и строгие запреты.

Парящие в воздухе предметы рухнули вниз, напольная ваза с белоснежными розами опрокинулась, свеча, упавшая на мокрый ковёр, погасла...

Но Гарри на весь этот беспорядок было глубоко наплевать. Неловко, рвано двигаясь, он поднялся с пола, одёрнул на себе мантию, попытался пригладить волосы, но они так и остались скрученными в идиотские кудряшки, вздохнул глубоко, напоследок обвёл взглядом разгромленную каюту... и замер.

На кровати в луже лунного света лежала ночная рубашка — заботливо подготовленный эльфами наряд для первой брачной ночи.

«Вы ведь хотите нравиться мужу, не так ли? — как наяву он услышал высокомерно-тягучий голос миссис Малфой. — Все молодожёны в ночь свадьбы надевают наряды из прованских кружев. Это давняя традиция, мистер Поттер. И не вам с ней воевать! Вы должны быть послушны и во всём угождать мужу!»

Угождать, подчиняться, надевать пошлые тряпки...

Гарри зло фыркнул и рванул свадебную мантию за ворот так, что пуговица, украшенная огромным бриллиантом, падающей звездой полетела куда-то вниз, под кровать.

Сейчас, первой ночью его новой жизни в роли страстно влюблённой в мужа-хозяина игрушки, надеть «это» вдруг показалось ему превосходной идеей. Да, это символично, в чём-то даже красиво — пойти разговаривать со Снейпом, одевшись в то, что как нельзя более точно соответствует статусу Гарри в приобретённой семье. Или, скорее, в той семье, что приобрела его самого.

— Проклятый старикашка был бы доволен, — бормотал Гарри, стягивая мантию, ботинки, носки, бельё и надевая облегающую, тонкую, как паутинка, рубашку, которая не скрывала ничего, потому что была предназначена выставлять напоказ, подчёркивать и соблазнять.

Как был, босиком и в кружевной сорочке, Гарри пересёк узкий коридор, остановился, хохотнул зло и забарабанил в дверь кулаком.

Его появление оказалось сюрпризом.

Не слишком приятным, Северус? Ну ничего, потерпишь. Не все «радости» мне одному должны доставаться!

Он гордо прошествовал внутрь, мимо застывшего изваянием Снейпа. На столике стояла початая бутылка огневиски, и Гарри, не раздумывая, подвинул к себе второй бокал, налил до краёв, с чувством произнёс:

— За нашего милого дедушку! — и залпом выпил.

Горло обожгло так, будто дракон дыхнул пламенем. Гарри судорожно закашлялся, на глазах выступили слёзы. Но на сердце легче почему-то не стало, и он поспешил налить ещё. Огневиски отлично прочищало мозги, избавляя душу от всех забот, и Гарри сходу и всецело одобрил прекрасную в этих обстоятельствах мысль: напиться и забыться.

Осуществить эту замечательную идею ему не дали: стакан испарился, стоило поднести его ко рту. Проклятье!

— Что вы здесь делаете, Гарри? Да ещё в таком виде?

— Исполняю волю дедушки, конечно, — Гарри хохотнул. Как ему казалось, весело.

Из горла пить было ещё забавнее. А сражаться за бутылку — такой цирк, что проиграть её разозлённому, тяжело дышащему победителю совсем не жаль.

— Вы уже знаете?

Мрачный голос и хмурое выражение лица Снейпа повеселили Гарри от души.

— Конечно, сэр! — сообщил он, хихикая, и отвесил поклон. — Поздравляю вас! Как вы и хотели — и не отпирайтесь, вы этого хотели! — теперь никакой развод не поможет мне стать самим собой! И больше никаких Поттеров! Теперь я — ваш! Владейте! Пользуйтесь! — пропел Гарри, делая неуклюжий реверанс и шаг к кровати...

...на которой — о боже! — лежала точно такая же кружевная хрень.

Гарри поднял голову, вгляделся в раздражённого Снейпа, втолковывающего ему о том, что «не мог он такого хотеть», и упал на широкую кровать, хохоча во всё горло. Было больно, но булькающий в горле смех всё не унимался. Гарри надрывно хохотал, фыркал, хихикал и ржал, извиваясь на постели, пока Снейп не поднял его рывком, обнял за плечи, насильно запрокинул голову — всё, чтобы напоить каким-то мерзким, перчёно-кислым зельем. А потом отпустил, точнее, оттолкнул от себя — и Гарри, раскинув руки, вновь рухнул на мягкую постель, рыдая от колючего смеха...

— Вы успокоились?

Холодный голос разбил тишину и эфемерный, плывущий туманом покой.

— А что? — спросил Гарри тихо, чувствуя, как колотится сердце и кровь шумит в ушах.

— Если успокоились, то прошу вас уйти к себе. Мы поговорим обо всём завтра.

Наверное, Снейп был прав — на свежую голову говорить и проще, и легче, и разумнее. Вот только не дружащая с логикой обида не желала ждать.

— А что, заветы дедушки исполнять не будем? — процедил Гарри зло, поднимаясь на локтях и глядя на прислонившегося к дальней стене Снейпа, его скрещенные на груди руки и ничего не выражающее лицо.

Ответом Гарри не удостоили — лишь смерили тяжёлым взглядом.

Тогда Гарри уточнил, старательно ухмыляясь:

— Что, совсем я вам не нравлюсь, да? Его вы любите, а я — так, досадная неприятность, да?

— Гарри, прошу вас, утром поговорим, а пока идите к себе, сейчас вы не в состоянии воспринимать...

Дослушивать Гарри не стал. Он вскочил с кровати, натянутый как струна, взбешённый каждым событием сегодняшнего дня, но много больше — вот этим демонстративным равнодушием и подчёркнутым спокойствием.

— А если так? — проорал Гарри, едва сознавая, что творит. И рванул рубашку у горла. Другая ткань, возможно, и не позволила бы с собой так обращаться, но эта, казалось, только и ждала, чтоб кто-нибудь её порвал в пылу страстей. Чувства взыграли — и проклятая тряпка разошлась до самого подола, скользнула с плеч и уже на полу скукожилась в нечто, напоминающее носовой платок.

Вместо того чтобы смешаться, смутиться, прикрыться наконец, Гарри, как был — голышом, пошёл прямо на Снейпа.

— Если уж лишили меня всего — имени, чести, будущего — так дайте же мне взамен хоть что-то, чтобы я мог пережить эту ночь!

Гарри смотрел только в приближающиеся чёрные, затягивающие в свою мрачную глубину глаза. Он вздрогнул, когда его голые плечи накрыл гладкий, прохладный шёлк, и покачнулся, когда Снейп притянул его к себе — близко-близко.

— Глупый ребёнок, — услышал измученный, уставший, опустошённый донельзя Гарри, и Снейп поднял его, внезапно обессилевшего, на руки.

Через пару минут мягкая, согретая чарами постель приняла Гарри в свои уютные объятия, а Снейп уселся рядом, держа его за руку, словно малыша.

— Всё будет хорошо. Ты справишься. Для нас ничего не изменилось. Спи, — доносились до Гарри тихие, будто колыбельная, слова.

А он уже уплывал в страну снов, и рядом с ним по туманному лесу шла призрачная лань, указывая дорогу в безопасное место.

Мимолетный поцелуй согрел приоткрытые губы, коснулся лба, но Гарри этого уже почти не сознавал. Он сладко спал, наслаждаясь теплом, исходящим от оберегающего его сон защитника.

просмотреть/оставить комментарии [1217]
<< Глава 31 К оглавлениюГлава 33 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.27 20:07:33
Работа для ведьмы из хорошей семьи [9] (Гарри Поттер)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.